Агата Кристи «Десять негритят». 10 негритят книга


«Десять негритят» краткое содержание | Kratkoe.com

«Десять негритят» — детективный роман английской писательницы Агаты Кристи

«Десять негритят» краткое содержание

Десять абсолютно незнакомых (кроме одной супружеской пары) друг с другом людей приезжают на Негритянский остров по приглашению мистера и миссис А. Н. Оним (Алек Норман Оним и Анна Нэнси Оним). Онимов на острове нет. В гостиной стоит поднос с десятью фарфоровыми негритятами, а в комнате у каждого из гостей висит детская считалка, напоминающая «Десять зелёных бутылок»:

«Десять негритят»

(классический перевод Беспаловой Л. Г.)

Десять негритят отправились обедать,Один поперхнулся, их осталось девять.

Девять негритят, поев, клевали носом,Один не смог проснуться, их осталось восемь.

Восемь негритят в Девон ушли потом,Один не возвратился, остались всемером.

Семь негритят дрова рубили вместе,Зарубил один себя — и осталось шесть их.

Шесть негритят пошли на пасеку гулять,Одного ужалил шмель, их осталось пять.

Пять негритят судейство учинили,Засудили одного, осталось их четыре.

Четыре негритёнка пошли купаться в море,Один попался на приманку, их осталось трое.

Трое негритят в зверинце оказались,Одного схватил медведь, и вдвоём остались.

Двое негритят легли на солнцепёке,Один сгорел — и вот один, несчастный, одинокий.

Последний негритёнок поглядел устало,Он пошёл повесился, и никого не стало.

Когда гости собираются в гостиной, дворецкий Роджерс, по оставленному ему письменному приказу Онима, включает граммофон. Гости слышат голос, который предъявляет им обвинения в совершённых убийствах.

 — Эдуард Армстронг — доктор с Харли-стрит, оперировал пожилую женщину, Мэри Элизабет Клиис, будучи пьяным, в результате чего она умерла. Был приглашен на работу в качестве врача за солидный гонорар.  — Эмили Брент — пожилая женщина, выгнала из дома молодую служанку, Беатрису Тейлор, узнав, что та забеременела вне брака; девушка утопилась. Получила приглашение написанное неразборчивым почерком, предположила что от старой знакомой.  — Вера Клейторн была няней Сирила Хэмилтона, стоявшего на пути её любовника Хьюго к наследству. Во время купания Вера разрешила мальчику заплыть за скалу — в результате тот попал в течение и утонул. Приехала на остров по предложению миссис Оним, чтобы стать её секретаршей.  — Полицейский Уильям Генри Блор дал ложные показания в суде, что привело к заключению невиновного Ландора на каторге, где тот через год умер. Был прохвостом и всегда уверенным в своих силах.  — Джон Гордон Макартура — старый генерал, во время войны отправил на верную смерть подчинённого, любовника своей жены Артура Ричмонда. Получил приглашение на остров от старых армейских товарищей.  — Филипп Ломбард бросил 20 человек, туземцев восточно-африканского племени в велде, украв всю провизию, оставил их на верную смерть. На остров приехал по предложению Айзека Морриса  — Томас и Этель Роджерс, служа у мисс Брейди, пожилой больной женщины, не дали ей вовремя лекарство; она умерла, оставив Роджерсам небольшое наследство. Вместе со своей женой был нанят мистером Онимом.  — Энтони Марстона — молодой парень, задавил на машине двух детей, Джона и Люси Комбс.  Был приглашен своим другом.  — Лоуренс Джон Уоргрейв —  судья, приговорил к смерти Эдварда Симона.

Судья Уоргрейв замечает, что, если прочитать имя А. Н. Оним слитно, получится АНОНИМ. Гости начинают подозревать дурную шутку.

Лодка, которая привезла гостей, не возвращается, начинается буря и гости застревают на острове. Они начинают умирать один за другим в соответствии с детской считалкой про негритят, статуэтки которых исчезают с каждой смертью.

Первым умирает Марстон — в бокале виски оказался цианистый калий. Роджерс замечает, что один из фарфоровых негритят исчез.

Наутро умирает миссис Роджерс, в её бокал подмешали смертельную дозу снотворного. Судья заявляет, что Оним скорее всего опасный маньяк и убийца. Мужчины обыскивают остров и дом, но никого не обнаруживают. Макартура находят убитым. Уоргрейв заявляет, что убийца среди гостей, поскольку больше никого на острове нет. На период смерти генерала ни у кого не было алиби.

Утром дворецкого Роджерса находят зарубленным. В то же утро умирает Эмили Брент от укола цианистого калия. Мисс Брент укололи шприцем доктора Армстронга. Одновременно исчезает револьвер Ломбарда, который тот привёз с собой.

Вера поднимается к себе в комнату, минуту спустя остальные слышат её крики. Мужчины бросаются в комнату Веры и обнаруживают, что она потеряла сознание, потому что в темноте коснулась подвешенных к потолку водорослей. Вернувшись в зал, они находят судью застреленным, одетым в красную мантию и парик. Ломбард находит револьвер в своем ящике.

Этой же ночью исчезает доктор Армстронг. Теперь оставшиеся уверены, что доктор и есть убийца. Утром они выходят из дома и остаются на скале. Блор возвращается в дом за едой, Вера и Ломбард слышат странный грохот. Они находят Блора убитым — на его голову сбросили мраморные часы в форме медведя. Затем они находят тело Армстронга, выброшенное на берег приливом.

Остаются только Вера и Ломбард. Вера решает, что Ломбард — убийца. Она заполучает его револьвер и убивает Филиппа. Вера возвращается в дом, уверенная, что она в безопасности, заходит в свою комнату и видит петлю и стул. В глубоком шоке от пережитого и увиденного, она поднимается на стул и вешается.

Эпилог

Прибывшая на остров полиция находит 10 трупов. Инспектор Мейн и сэр Томас Лэгг из Скотленд-Ярда пытаются восстановить хронологию событий и разгадать тайну убийств на негритянском острове, в конце концов они приходят в тупик. Они выстраивают версии относительно последних убитых:

  • Армстронг истребил всех, после чего бросился в море, его тело было прибито к берегу приливом. Однако последующие приливы были ниже и было точно установлено что тело находилось в воде 12 часов.
  • Филипп Ломбард обрушил часы на голову Блора, заставил Веру повеситься, вернулся на пляж (там было найдено его тело) и застрелился. Однако револьвер лежал перед комнатой судьи.
  • Уильям Блор застрелил Ломбарда и заставил Веру повеситься, после чего обрушил себе на голову часы. Но никто не выбирал такой способ самоубийства и полицейским известно, что Блор был прохвостом, стремления к справедливости у него не было.
  • Вера Клейторн застрелила Ломбарда, сбросила на голову Блора мраморные часы, а потом повесилась. Но кто-то подобрал опрокинутый ею стул и поставил его у стены.
Признание убийцы

Рыбаки находят бутылку с письмом и передают его в Скотленд-ярд. Автор письма — судья Уоргрейв. Ещё в юности он мечтал об убийствах, но ему мешало стремление к справедливости, из-за чего он и стал юристом. Будучи неизлечимо больным, он решил удовлетворить свою страсть и отобрал десять человек, совершивших убийства, но по каким-то причинам избежавших наказания. Десятым стал преступник Айзек Моррис, через которого Уоргрейв приобрёл остров. Перед поездкой на остров судья отравил Морриса. Находясь на острове, он истребил остальных. Убив мисс Брент, он вступил в заговор с Армстронгом, заявив, что подозревает Ломбарда. Армстронг помог судье инсценировать смерть, после чего убийца ночью выманил его на скалу и сбросил в море. Убедившись, что Вера повесилась, Уоргрейв поднялся к себе и застрелился, привязав револьвер резинкой к двери и к очкам, которые подложил под себя. После выстрела резинка отвязалась от двери и повисла на дужке очков, револьвер упал у порога.

kratkoe.com

Агата Кристи - Десять негритят: описание книги, сюжет, рецензии и отзывы

Десять абсолютно незнакомых (кроме одной супружеской пары) друг с другом людей приезжают на Негритянский остров по приглашению мистера и миссис А. Н. Оним (Алек Норман Оним и Анна Нэнси Оним). Онимов на острове нет. В гостиной стоит поднос с десятью фарфоровыми негритятами, а в комнате у каждого из гостей висит детская считалка. Когда гости собираются в гостиной, дворецкий Роджерс, по оставленному ему письменному приказу Онима, включает граммофон. Гости слышат голос, который предъявляет им обвинения в совершённых убийствах.

- Доктор Армстронг оперировал пожилую женщину, Мэри Элизабет Клиис, будучи пьяным, в результате чего она умерла.

- Эмили Брент выгнала из дома молодую служанку, Беатрису Тейлор, узнав, что та забеременела вне брака; девушка утопилась.

- Вера Клейторн была няней Сирила Хэмилтона, стоявшего на пути её любовника Хьюго к наследству. Во время купания Вера разрешила мальчику заплыть за скалу — в результате тот попал в течение и утонул.

- Полицейский Уильям Генри Блор дал ложные показания в суде, что привело к заключению невиновного Ландора на каторге, где тот через год умер.

- Джон Гордон Макартур во время войны отправил на верную смерть подчинённого, любовника своей жены Артура Ричмонда.

- Филипп Ломбард бросил 20 человек, туземцев восточно-африканского племени в велде, украв всю провизию, оставил их на верную смерть.

- Томас и Этель Роджерс, служа у мисс Брейди, пожилой больной женщины, не дали ей вовремя лекарство; она умерла, оставив Роджерсам небольшое наследство.

- Энтони Марстон задавил на машине двух детей, Джона и Люси Комбс.

- Лоуренс Джон Уоргрейв приговорил к смерти Эдварда Ситона.

Судья Уоргрейв замечает, что, если прочитать имя А. Н. Оним слитно, получится АНОНИМ. Гости начинают подозревать дурную шутку.

Лодка, которая привезла гостей, не возвращается, начинается буря и гости застревают на острове. Они начинают умирать один за другим в соответствии с детской считалкой про негритят, статуэтки которых исчезают с каждой смертью.

Первым умирает Марстон — в бокале виски оказался цианистый калий. Роджерс замечает, что один из фарфоровых негритят исчез.

Наутро умирает миссис Роджерс, в её бокал подмешали смертельную дозу снотворного. Судья заявляет, что Оним скорее всего опасный маньяк и убийца. Мужчины обыскивают остров и дом, но никого не обнаруживают. Макартура находят убитым. Уоргрейв заявляет, что убийца среди гостей, поскольку больше никого на острове нет. На период смерти генерала ни у кого не было алиби.

Утром дворецкого Роджерса находят зарубленным. В то же утро умирает Эмили Брент от укола цианистого калия. Мисс Брент укололи шприцем доктора Армстронга. Одновременно исчезает револьвер Ломбарда, который тот привёз с собой.

Вера поднимается к себе в комнату, минуту спустя остальные слышат её крики. Мужчины бросаются в комнату Веры и обнаруживают, что она потеряла сознание, потому что в темноте коснулась подвешенных к потолку водорослей. Вернувшись в зал, они находят судью застреленным, одетым в красную мантию и парик. Ломбард находит револьвер в своем ящике.

Этой же ночью исчезает доктор Армстронг. Теперь оставшиеся уверены, что доктор и есть убийца. Утром они выходят из дома и остаются на скале. Блор возвращается в дом за едой, Вера и Ломбард слышат странный грохот. Они находят Блора убитым — на его голову сбросили мраморные часы в форме медведя. Затем они находят тело Армстронга, выброшенное на берег приливом.

Остаются только Вера и Ломбард. Вера решает, что Ломбард — убийца. Она заполучает его револьвер и убивает Филиппа. Вера возвращается в дом, уверенная, что она в безопасности, заходит в свою комнату и видит петлю и стул. В глубоком шоке от пережитого и увиденного, она поднимается на стул и вешается.

Прибывшая на остров полиция находит 10 трупов. Инспектор Мейн и сэр Томас Лэгг из Скотленд-Ярда пытаются восстановить хронологию событий и разгадать тайну убийств на негритянском острове, в конце концов они приходят в тупик. Они выстраивают версии относительно последних убитых.

Рыбаки находят бутылку с письмом и передают его в Скотленд-ярд. Автор письма — судья Уоргрейв. Ещё в юности он мечтал об убийствах, но ему мешало стремление к справедливости, из-за чего он и стал юристом. Будучи неизлечимо больным, он решил удовлетворить свою страсть и отобрал десять человек, совершивших убийства, но по каким-то причинам избежавших наказания. Десятым стал преступник Айзек Моррис, через которого Уоргрейв приобрёл остров. Перед поездкой на остров судья отравил Морриса. Находясь на острове, он истребил остальных. Убив мисс Брент, он вступил в заговор с Армстронгом, заявив, что подозревает Ломбарда. Армстронг помог судье инсценировать смерть, после чего убийца ночью выманил его на скалу и сбросил в море. Убедившись, что Вера повесилась, Уоргрейв поднялся к себе и застрелился, привязав револьвер резинкой к двери и к очкам, которые подложил под себя. После выстрела резинка отвязалась от двери и повисла на дужке очков, револьвер упал у порога.

knigopoisk.org

Книга Десять негритят читать онлайн бесплатно, автор Агата Кристи на Fictionbook

Глава 1

1

В углу курительного вагона первого класса судья Уоргрейв – он недавно вышел в отставку – попыхивал сигарой и просматривал отдел политики в «Таймс». Вскоре он отложил газету и выглянул из окна. Поезд проезжал через Сомерсет. Судья подсчитал – ему оставалось еще два часа пути.

Снова и снова он перебрал в уме все, что писалось в газетах о Негритянском острове. Первоначально его приобрел американский миллионер – страстный яхтсмен, который построил на этом островке неподалеку от берегов Девона роскошный дом в современном стиле. Но увы, третья жена миллионера, его недавнее приобретение, не переносила качки, и это вынудило миллионера расстаться и с домом, и с островом. И вот в газетах замелькали объявления о продаже острова в сопровождении весьма красочных описаний. Затем последовало сообщение: остров купил некий мистер Оним. И тут заработала фантазия светских хроникеров. На самом деле Негритянский остров купила голливудская кинозвезда мисс Габриелла Терл! Она хочет провести там спокойно несколько месяцев – вдали от репортеров и рекламной шумихи! «Бизи Би» деликатно намекала: остров будет летней резиденцией королевской семьи. До мистера Мерриуэдера дошли слухи: остров купил молодой лорд Л. – он наконец пал жертвой Купидона и намерен провести на острове медовый месяц. «Джонасу» было доподлинно известно – остров приобрело Адмиралтейство для проведения неких весьма секретных экспериментов!

Поистине Негритянский остров не сходил с газетных полос.

Судья Уоргрейв извлек из кармана письмо. На редкость неразборчивый почерк, но там и сям попадались и четко написанные слова:

«Милый Лоренс... Сто лет ничего о Вас не слышала... непременно приезжайте на Негритянский остров... Очаровательное место... о стольком надо поговорить... старые времена... общаться с природой... греться на солнышке... 12.40 с Паддингтонского вокзала... встречу Вас в Оукбридже...»

И подпись с роскошным росчерком:

«Всегда Ваша Констанция Калмингтон».

Судья Уоргрейв унесся мыслями в прошлое, стараясь припомнить, когда он в последний раз видел леди Констанцию Калмингтон. Лет этак семь, если не все восемь назад. Тогда она уехала в Италию греться на солнышке, общаться с природой и с contadini 1   Крестьянами (ит.).

[Закрыть]. Он слышал, что вслед за этим она перебралась в Сирию, где собиралась греться под еще более жарким солнцем и общаться с природой и бедуинами.

«Купить остров, – думал судья, – окружить себя атмосферой таинственности вполне в характере Констанции Калмингтон». И судья кивнул: он был доволен собой – его логика, как всегда, безупречна... Потом голова судьи упала на грудь – он заснул...

2

Вера Клейторн – она ехала в третьем классе – откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза; кроме нее, в вагоне были еще пять пассажиров. Ужасно жарко сегодня в поезде! Как приятно будет пожить у моря! Нет, ей положительно повезло с этой работой! Когда нанимаешься на лето, вечно приходится возиться с кучей детей – устроиться секретарем почти невозможно. Даже через агентство.

И вдруг она получает письмо:

«Мне Вас рекомендовало агентство «Умелые женщины». Насколько я понимаю, они Вас хорошо знают. Назовите, какое жалованье Вы хотите получить, я заранее на все согласна. Я ожидаю, что Вы приступите к своим обязанностям 8 августа. Поезд отправляется в 12.40 с Паддингтонского вокзала. Вас встретят на станции Оукбридж. Прилагаю пять фунтов на расходы.

Искренне Ваша

Анна Нэнси Оним».

Наверху значился адрес: «Негритянский остров, Стиклхевн. Девон».

Негритянский остров! В последнее время газеты только о нем и писали! Репортеры рассыпали многозначительные намеки, сообщали занятные сплетни и слухи. Правды во всем этом было, по-видимому, мало. Но, во всяком случае, дом этот построил миллионер, и, как говорили, роскошь там была умопомрачительная.

Вера Клейторн, изрядно утомленная недавно закончившимся семестром, думала: «Место учительницы физкультуры в третьеразрядной школе – не бог весть что... Если б только мне удалось получить работу в какой-нибудь приличной школе...» Тут сердце у нее сжалось, и она одернула себя: «Нет, надо считать, мне повезло. Если ты побывала под следствием, на тебе пятно, пусть даже тебя в конце концов и оправдали».

И она вспомнила, что следователь в своем заключении отметил ее присутствие духа и храбрость. Да, следствие прошло хорошо, просто лучшего и желать нельзя. И миссис Хамилтон была так добра к ней... если б только не Хьюго. (Нет, нет, она не будет думать о Хьюго!)

Несмотря на жару, по коже у нее пошли мурашки, она пожалела, что едет к морю. Перед глазами возникла знакомая картина. Сирил плывет к скале, голова его то выныривает на поверхность, то погружается в море... Выныривает и погружается – погружается и выныривает... А она плывет, легко разрезает волны, привычно выбрасывая руки, и знает, слишком хорошо знает, что не успеет доплыть...

Море – теплые голубые волны – долгие часы на жарком песке – и Хьюго – он говорит, что любит ее... Нет, нельзя думать о Хьюго...

Она открыла глаза и недовольно посмотрела на сидящего напротив мужчину. Высокий, дочерна загорелый, светлые глаза довольно близко посажены, жесткая складка дерзкого рта. И подумала: держу пари, он немало путешествовал по свету и немало повидал...

3

Филиппу Ломбарду достаточно было одного взгляда, чтобы составить впечатление о девушке напротив: хорошенькая, но что-то в ней от учительши... Хладнокровная и наверняка умеет за себя постоять – и в любви, и в жизни. А ею, пожалуй, стоило бы заняться...

Он нахмурился. Нет-нет, сейчас не до этого. Дело есть дело. Сейчас надо сосредоточиться на работе.

Интересно, что за работа его ждет? Моррис напустил туману:

– Вам решать, капитан Ломбард: не хотите – не беритесь.

– Вы предлагаете сто гиней? – сказал небрежно Филипп, будто для него сто гиней – сущие пустяки.

Целых сто гиней, когда ему не на что сегодня пообедать. Впрочем, он вряд ли обманул Морриса, насчет денег его не обманешь – не такой он человек: про деньги он знает все.

– И больше вы ничего мне не можете сообщить? – продолжал он так же небрежно.

Мистер Айзек Моррис решительно помотал лысой головенкой:

– Нет, мистер Ломбард, тут я должен поставить точку. Моему клиенту известно, что вы незаменимый человек в опасных переделках. Мне поручили передать вам сто гиней. Взамен вы должны приехать в Стиклхевн, тот, что в Девоне. Ближайшая к нему станция – Оукбридж. Там вас встретят и доставят на машине в Стиклхевн, оттуда переправят на моторке на Негритянский остров. А тут уж вы перейдете в распоряжение моего клиента.

– Надолго? – только и спросил Ломбард.

– Самое большее – на неделю.

Пощипывая усики, капитан Ломбард сказал:

– Вы, надеюсь, понимаете, что за незаконные дела я не берусь?

Произнеся эту фразу, он подозрительно посмотрел на собеседника. Мистер Моррис, хотя его толстые губы тронула улыбка, ответил совершенно серьезно:

– Если вам предложат что-нибудь противозаконное, вы, разумеется, в полном праве отказаться.

И улыбнулся – вот нахал! Улыбнулся так, будто знал, что в прошлом Ломбард вовсе не был таким строгим ревнителем законности.

Ломбард и сам не сдержал усмешки. Конечно, раз или два он чуть было не попался! Но ему все сходило с рук! Он почти ни перед чем не останавливался. Вот именно, что почти ни перед чем. Пожалуй, на Негритянском острове ему не придется скучать...

4

Мисс Брент – она ехала в вагоне для некурящих – сидела прямо, будто палку проглотила: она не привыкла давать себе потачку. Ей было шестьдесят пять, и она не одобряла современной расхлябанности. Ее отец, старый служака полковник, придавал большое значение осанке. Современные молодые люди невероятно распущенны – стоит только посмотреть на их манеры, да и вообще по всему видно...

Сознание своей праведности и непоколебимой твердости помогало мисс Эмили Брент переносить духоту и неудобства поездки в битком набитом вагоне третьего класса.

Нынче все так себя балуют. Зубы рвут только с обезболиванием, от бессонницы глотают разные снотворные, сидят только на мягких креслах или подсунув под спину подушку, а молодые девушки ходят бог знает в чем, не носят корсетов, а летом и вовсе валяются на пляжах полуголые...

Мисс Брент поджала губы. Своим примером она хотела бы показать, как полагается вести себя людям определенного круга... Ей вспомнилось прошлое лето. Нет-нет, в этом году все будет иначе. Негритянский остров... И она вновь мысленно пробежала письмо, которое столько раз перечитывала:

«Дорогая мисс Брент, надеюсь, Вы меня еще помните? Несколько лет назад в августе мы жили в Беллхевнском пансионе, и, как мне казалось, у нас было много общего.

Теперь я открываю собственный пансионат на островке близ берегов Девона. По-моему, он как нельзя лучше подходит для пансиона с добротной кухней, без новомодных затей, – словом, пансион для людей наших с Вами привычек, людей старой школы. Здесь не будет полуголой молодежи и граммофонов за полночь. Я была бы очень рада, если б Вы сочли возможным отдохнуть летом на Негритянском острове, разумеется, совершенно бесплатно, в качестве моей гостьи. Устроит ли Вас август? Скажем, числа с восьмого?

Искренне Ваша А. Н...»

«Но как же ее все-таки зовут? Подпись удивительно неразборчивая. Теперь все подписываются так небрежно», – возмущалась Эмили Брент.

 

Она перебрала в уме людей, с которыми встречалась в Беллхевне. Она провела там два лета подряд. Там жила та симпатичная пожилая женщина – миссис... миссис – как бишь ее фамилия? Ее отец был каноником. И еще там была мисс Олтон или Оден. Нет-нет, ее фамилия была Оньон! Ну конечно же, Оньон!

Негритянский остров! Газеты много писали о Негритянском острове, прежде он будто бы принадлежал не то кинозвезде, не то американскому миллионеру. Конечно, зачастую эти острова продают задешево – остров не всякий захочет купить. Поначалу жизнь на острове кажется романтичной, а стоит там поселиться – и обнаруживается столько неудобств, что не чаешь от него избавиться. «Но как бы там ни было, – думала Эмили Брент, – бесплатный отдых мне обеспечен». Теперь, когда она так стеснена в средствах – ведь дивиденды то и дело не выплачиваются, – не приходится пренебрегать возможностью сэкономить. Жаль только, что она почти ничего не может припомнить об этой миссис, а может быть, и мисс Оньон.

5

Генерал Макартур выглянул из окна. Поезд шел к Эксетеру – там генералу предстояла пересадка. Эти ветки, с их черепашьей скоростью, кого угодно выведут из терпения. А ведь по прямой до Негритянского острова – рукой подать.

Он так и не понял, кто же он все-таки, этот Оним, по-видимому приятель Пройды Леггарда и Джонни Дайера.

«Приедет пара армейских друзей... хотелось бы поговорить о старых временах».

Что ж, он с удовольствием поговорит о старых временах. Последние годы у него было ощущение, будто прежние товарищи стали его сторониться. А все из-за этих гнусных слухов! Подумать только: ведь с тех пор прошло почти тридцать лет! Не иначе как Армитидж проболтался, решил он. Нахальный щенок. Да и что он мог знать? Да ладно, не надо об этом думать. К тому же, скорее всего, ему просто мерещится, – мерещится, что то один, то другой товарищ поглядывает на него косо.

Интересно посмотреть, какой он, этот Негритянский остров. О нем ходит столько сплетен. Похоже, слухи о том, будто его купило Адмиралтейство, военное министерство или военно-воздушные силы, не так уж далеки от истины...

Дом на острове построил Элмер Робсон, молодой американский миллионер. Говорили, ухлопал на него уйму денег. Так что роскошь там поистине королевская...

Эксетер! Еще целый час в поезде! Никакого терпения не хватит. Так хочется побыстрее приехать...

6

Доктор Армстронг вел свой «Моррис» по Солсберийской равнине. Он совсем вымотался... В успехе есть и оборотная сторона. Прошли те времена, когда он сидел в своем роскошном кабинете на Харли-стрит в безупречном костюме, среди самой что ни на есть современной аппаратуры – и ждал, ждал дни напролет, не зная, что впереди – успех или провал...

Он преуспел. Ему повезло! Впрочем, одного везения мало, нужно еще и быть хорошим профессионалом. Он знал свое дело – но и этого недостаточно для успеха. Требовалось еще, чтобы тебе повезло. А ему повезло! Неопределенный диагноз, одна-две благодарные пациентки – состоятельные и с положением в обществе, – и вот уже о нем заговорили: «Вам надо обратиться к Армстронгу, он хотя и молодой, но такой знающий: возьмите Пэм, у кого только она не лечилась – годами, я вам говорю, годами, а Армстронг только взглянул – и понял, что с ней».

И пошло-поехало.

Так доктор Армстронг стал модным врачом. Теперь дни его были расписаны по минутам. У него не оставалось времени на отдых. Вот почему этим августовским утром он радовался, что покидает Лондон и уезжает на несколько дней на остров у берегов Девона. Конечно, это не отдых в полном смысле слова. Письмо было написано в выражениях весьма неопределенных, зато чек, приложенный к письму, был весьма определенным. Гонорар просто неслыханный. У этих Онимов, должно быть, денег куры не клюют. Похоже, мужа беспокоит здоровье жены, и он хочет узнать, как обстоят дела, не потревожив ее. Она ни за что не хочет показаться доктору. А при ее нервах...

Ох уж мне эти нервы! Брови доктора взлетели вверх. Ох уж мне эти женщины и их нервы! Ничего не скажешь, их капризы шли ему на пользу. Половина женщин, которые к нему обращались, ничем не болели, а просто бесились от скуки, но попробуй только заикнись об этом! И в конце концов, разве трудно отыскать то или иное недомогание: у вас (какой-нибудь научный термин подлиннее) несколько не в норме, ничего серьезного, но вам следует подлечиться. Лечение самое несложное...

Ведь в медицине чаще всего лечит вера. А доктор Армстронг знал свое дело, что-что, а обнадежить, успокоить он умел.

К счастью, после того случая (когда же это было – десять, да нет, уже пятнадцать лет назад) он сумел взять себя в руки. Он просто чудом выпутался. Да, тогда он совсем опустился. Но потрясение заставило его собраться с силами. На следующий же день он бросил пить. Ей-ей, просто чудо, что он тогда выпутался...

Его оглушил пронзительный автомобильный гудок – мимо со скоростью километров сто тридцать как минимум промчался огромный «Суперспортс-Далмейн». Доктор Армстронг чуть не врезался в забор. Наверняка один из этих молодых остолопов, которые носятся по дорогам сломя голову. До чего они ему надоели. А ведь он чудом спасся – и на этот раз тоже. Черт бы побрал этого остолопа!

7

Тони Марстон, с ревом проносясь через деревушку Мир, думал: и откуда только берутся эти колымаги? Ползут как черепахи и, что самое противное, обязательно тащатся посреди дороги – нет чтоб посторониться! На наших английских дорогах класс езды не покажешь. Вот во Франции, там другое дело...

Остановиться здесь выпить или ехать дальше? Времени – вагон. Осталось проехать всего каких-нибудь полторы сотни километров. Он, пожалуй, выпьет джину с имбирным лимонадом. Жара просто невыносимая!

А на этом островке наверняка можно будет недурно провести время, если погода не испортится. Интересно, кто они, эти Онимы? Не иначе как выскочки, которым деньги некуда девать. У Рыжика нюх на таких людей. Да и, по правде говоря, что ему, бедняге, остается: своих-то денег у него нет...

Надо надеяться, с выпивкой у них порядок. Хотя с этими выскочками ничего наперед не известно. А жаль, что слухи, будто остров купила Габриелла Терл, не подтвердились. Он бы не прочь повращаться среди кинозвезд. Что ж, надо полагать, какие-то девушки там все же будут...

Он вышел из гостиницы, потянулся, зевнул, посмотрел на безоблачно-голубое небо и сел в «Далмейн».

Отличная фигура, высокий рост, вьющиеся волосы, ярко-голубые глаза на загорелом лице приковывали взгляды молодых женщин.

Он выжал акселератор, мотор взревел, и автомобиль нырнул в узкую улочку. Старики и мальчишки-посыльные поспешно посторонились. Уличная ребятня восхищенно провожала машину глазами.

Антони Марстон продолжал свой триумфальный путь.

8

Мистер Блор ехал поездом с замедленной скоростью из Плимута. Кроме него, в купе был всего один пассажир – старый моряк с мутными от пьянства глазами. Впрочем, сейчас он клевал носом. Мистер Блор аккуратно вносил какие-то записи в блокнот. «Вот они все, голубчики, – бормотал он себе под нос, – Эмили Брент, Вера Клейторн, доктор Армстронг, Антони Марстон, старый судья Уоргрейв, Филипп Ломбард, генерал Макартур, кавалер ордена Святого Михаила и Георгия и ордена «За боевые заслуги», двое слуг – мистер и миссис Роджерс».

Он захлопнул блокнот и положил его в карман. Покосился на моряка, прикорнувшего в углу.

«Набрался будь здоров», – с ходу определил мистер Блор.

И снова методично и основательно перебрал все в уме.

«Работа вроде несложная, – размышлял он. – Думаю, что осечки тут не будет. Вид у меня, по-моему, подходящий».

Он встал, придирчиво поглядел на себя в зеркало. В зеркале отражался человек не слишком выразительной наружности. Серые глаза поставлены довольно близко, маленькие усики. В облике что-то военное. «Могу сойти и за майора, – сказал своему отражению мистер Блор. – Ах ты, черт, забыл, там же будет тот генерал. Он меня сразу выведет на чистую воду. Южная Африка – вот что нужно! Никто из этой компании там не был, а я только что прочел рекламный проспект туристического агентства и смогу поддержать разговор. К счастью, жители колоний занимаются чем угодно. Так что я вполне могу сойти за дельца из Южной Африки».

Негритянский остров. Он как-то был там еще мальчишкой...

...Вонючая скала, засиженная чайками, километрах в двух от берега. Остров назвали так потому, что его очертания напоминают профиль человека с вывороченными губами.

Странная затея – построить дом на таком острове! В плохую погоду там и вовсе жить нельзя. Впрочем, каких только причуд не бывает у миллионеров!

Старик в углу проснулся и сказал:

– На море ничего нельзя знать наперед – ни-че-го!

– Вы совершенно правы, ничего нельзя знать наперед, – поддакнул ему мистер Блор.

Старик икнул раз-другой и жалобно сказал:

– Шторм собирается.

– Да нет, приятель, – сказал Блор. – Погода отличная.

– А я вам говорю, что скоро будет буря, – рассердился старик, – у меня на это нюх.

– Может, вы и правы, – миролюбиво согласился мистер Блор.

Поезд остановился, старик, покачиваясь, поднялся.

– Мне сходить здесь, – сказал он и дернул дверь, но справиться с ней не смог.

Мистер Блор пришел ему на помощь. Старик остановился в двери, торжественно поднял руку, мутные глаза его моргали.

– Блюди себя, молись, – сказал он. – Блюди себя, молись. Судный день грядет 2   Строка из сборника гимнов Шарлотты Эллиот (1789 – 1871).

[Закрыть].

И вывалился на перрон. Растянувшись на перроне, он посмотрел на мистера Блора и торжественно провозгласил:

– Я обращаюсь к вам, молодой человек. Судный день грядет.

«Для него Судный день наверняка нагрянет скорее, чем для меня», – подумал мистер Блор, возвращаясь на свое место. И, как оказалось, ошибся.

Глава 2

1

Перед зданием Оукбриджской станции в нерешительности сгрудилась кучка пассажиров. За ними выстроились носильщики с чемоданами.

Кто-то из носильщиков крикнул:

– Джим!

Из такси вышел шофер.

– Вы не на Негритянский остров собрались? – спросил он.

На его вопрос откликнулись сразу четверо. Удивленные пассажиры исподтишка оглядели друг друга.

– У нас здесь два такси, сэр, – обратился к судье Уоргрейву как к старшему в группе шофер. – Какое-то из них должно ждать поезд из Эксетера – с ним приедет еще один джентльмен. На это уйдет минут пять. Если кто-нибудь из вас согласится подождать, ехать будет удобнее.

Вера Клейторн, помня о своих секретарских обязанностях, сказала непререкаемым тоном, свойственным людям, привыкшим командовать:

– Я остаюсь, – и поглядела на остальных членов группы. Точь-в-точь так же она, должно быть, разбивала девочек на команды.

Мисс Брент чопорно сказала:

– Благодарю вас, – и села в такси.

Таксист почтительно придержал перед ней дверь. Судья Уоргрейв последовал за ней. Капитан Ломбард сказал:

– Я подожду с мисс...

– Клейторн, – сказала Вера.

– А меня зовут Ломбард, Филипп Ломбард.

Носильщики погрузили багаж. Уже в такси судья Уоргрейв, выбрав тему с осмотрительностью старого законника, сказал:

– Отличная погода стоит.

– Прекрасная, – отозвалась мисс Брент.

«В высшей степени достойный старый джентльмен, – думала она. – В приморских пансионах таких обычно не встретишь. По-видимому, у этой миссис или мисс Оньон прекрасные связи...»

– Вы хорошо знаете эти места? – осведомился судья Уоргрейв.

– Я бывала в Корнуолле и в Торки, но в этой части Девона я впервые.

– Я тоже совсем не знаю здешних мест, – сказал судья.

Такси тронулось. Второй таксист сказал:

– Может, вам лучше подождать в машине?

– Нет, спасибо, – решительно отказалась Вера.

Капитан Ломбард улыбнулся:

– На мой вкус, освещенные солнцем стены куда привлекательнее, но, может быть, вам хочется пройти в вокзал?

– Нет-нет. На воздухе очень приятно после вагонной духоты.

– Да, путешествовать в поезде по такой погоде очень утомительно, – отозвался он.

– Надо надеяться, что она продержится, я имею в виду погоду, – вежливо поддержала разговор Вера. – Наше английское лето такое неустойчивое.

– Вы хорошо знаете эти места? – задал капитан Ломбард не отличавшийся особой оригинальностью вопрос.

 

– Нет, раньше я никогда здесь не бывала. – И быстро добавила, твердо решив сразу же поставить все точки над i: – Я до сих пор не познакомилась с моей хозяйкой.

– Хозяйкой?

– Я секретарь миссис Оним.

– Вот как! – Манеры Ломбарда заметно переменились: он заговорил более уверенно, развязно. – А вам это не кажется странным? – спросил он.

Вера рассмеялась:

– Ничего странного тут нет. Секретарь миссис Оним внезапно заболела, она послала телеграмму в агентство с просьбой прислать кого-нибудь взамен – и они рекомендовали меня.

– Вот оно что. А вдруг вы познакомитесь со своей хозяйкой и она вам не понравится?

Вера снова рассмеялась:

– Да ведь я нанимаюсь только на каникулы. Постоянно я работаю в женской школе. К тому же мне не терпится посмотреть на Негритянский остров. О нем столько писали в газетах. Скажите, там действительно так красиво?

– Не знаю. Я там никогда не был, – сказал Ломбард.

– Неужели? Онимы, похоже, от него без ума. А какие они? Расскажите, пожалуйста.

«Дурацкое положение, – думал Ломбард, – интересно, знаком я с ними или нет?»

– У вас по руке ползет оса, – быстро сказал он. – Нет, нет, не двигайтесь. – И сделал вид, будто сгоняет осу. – Ну вот! Улетела.

– Спасибо, мистер Ломбард. Этим летом такое множество ос.

– А все жара. Кстати, вы не знаете, кого мы ждем?

– Понятия не имею.

Послышался гудок приближающегося поезда.

– А вот и наш поезд, – сказал Ломбард.

fictionbook.ru

Читать книгу «Десять негритят» онлайн. booksonline.com.ua

Каждый начинает свое знакомство с классикой по-разному, но рано или поздно все приходят к детективному жанру. При упоминании детективов сразу же на ум приходят Конан Дойль, Агата Кристи, Эдгар По. Однако в этой статье наше внимание будет полностью обращено к самой известной книге Агаты Кристи «Десять негритят» или в современной интерпретации «И никого не стало».

Причиной изменения названия романа стала политкорректность США, все «негритята» в тексте были заменены на «маленьких индейцев».

«Десять негритят» — сюжет

Десять абсолютно не знакомых людей по приглашению мистера и миссис Оним прибывают на таинственный Негритянский остров. Хозяев дома нет, в гостиной они находят десять фарфоровых статуэток, в комнате у каждого постояльца висит детская считалка. Спустя некоторое время все герои один за другим умирают, следуя по словам стишка.

Прибывшие на остров полицейские находят десять трупов и больше не одной живой души. Основная версия следствия — маньяк умышленно заманил людей на остров, после всех убил и скрылся в неизвестном направлении с места преступления.

Сможет ли полиция распутать необыкновенное дело? Кто окажется убийцей? Зачем были убиты все эти люди? Ответы ждут вас на страницах книги, к тому же читать «Десять негритят» можно онлайн перейдя по ссылке.

Все, что нужно знать о книге

«Десять негритят» — это лучший и самый продаваемый роман Агаты Кристи, всего в мире было продано более ста миллионов экземпляров. Несмотря на то что книга была написана в 1939 году, она вполне подходит под современный хороший детектив, когда от малейшего шороха начинает учащенно биться сердце.

Основные элементы:

  • изолированное место действия;
  • необычные способы убийств;
  • страх, что убийца среди нас.

Считалка про десять негритят, ставшая основой сюжета, была известна еще до выхода романа в свет. Так, еще 1909 году в одном из российских журналов был опубликован схожий по содержанию стишок.

«Десять негритят» — отзывы

Книга Агаты Кристи — история «идеального убийства». Она стала основой для множества детективных и психологических сюжетов, где полностью или частично используются элементы данного произведения:

  • убийца находится среди жертв;
  • убийца действует по ходу развития сюжета, оставаясь «за кадром»;
  • убийства происходят по намеченному сценарию.

По своему содержанию произведение отклоняется в сторону мистики или хоррора настолько, сколько это дозволено для классического детектива. Здесь отсутствуют фигуры гениальных сыщиков Шерлока Холмса или Эркюля Пуаро, которые привносят нотку спокойствия, ведь понятно, что в итоге все тайны будут раскрыты, а виновные наказаны.

«Десять негритят» наоборот состоят из полутеней и недомолвок. Даже когда все карты раскрыты, убийца найден и опасность больше никому не угрожает на душе все еще остается небольшое сомнение, что все происходящие события могли быть связаны с потусторонним миром.

booksonline.com.ua

Рецензия на книгу «Десять негритят» Агата Кристи

Десять негритят отправились обедать,Один поперхнулся, их осталось девять.Девять негритят, поев, клевали носом,Один не смог проснуться, их осталось восемь…

Нет-нет, господа, не надо пугаться: я не собираюсь этой рецензией начать обзор всех трудов Агаты Кристи, количество коих исчисляется сотнями. :) Речь пойдёт только об одном классическом романе писательницы, ознакомиться с которым, на мой взгляд, должен каждый (да и сама Кристи считала его своим лучшим творением). Впрочем, я думаю, большинство и так знакомы с ним хотя бы по фильму Станислава Говорухина, в которой снимались Татьяна Друбич и Александр Абдулов. Великолепная экранизация в лучших традициях психологических триллеров вывела сюжет «Десяти негритят» в массы. И мало кто оставался равнодушным после просмотра картины.

Ситуация, от которой у любителей хороших детективов сразу начинает учащённо биться сердце: пустой остров, отрезанный от остального мира; большой таинственный дом со многими комнатами и тёмными коридорами; и десять совершенно незнакомых, непохожих друг на друга людей, которые приезжают в дом по приглашению хозяина Негритянского острова. Здесь их ждут уютная обстановка, вкусная пища, комфортные спальни. Но иллюзия завидного гостеприимства длится недолго. Скоро гости поймут, что оказались в ловушке, выстроенной больным воображением маньяка-убийцы. Капкан захлопнулся в тот момент, когда они ступили на каменистую землю острова. Убежать из острова невозможно, люди погружаются в пучину подозрений, страха и ужаса близкой смерти – и только зловещая детская считалка да фарфоровые фигурки в виде маленьких негритят спокойно ведут отсчёт до финала этой страшной игры…

Роман был издан в 1939 году. Даже не верится, что он написан так давно – кажется, что его вполне мог написать современный автор. Архаичный оттенок стиля почти незаметен, а даже если так, то это легко теряется за увлекательностью чтения. Концептуальные элементы книги – изолированное место действия, изощрённые способы убийств, страхи из разряда «Он среди нас!» – не являлись чем-то новым в момент написания романа. Революционными стали именно отточенные до совершенства элементы триллера: жуткий детский стишок, превратившийся в список смертников, загадочно исчезающие фигурки, а главное, поразительно глубоко и достоверно проработанные психологические портреты персонажей. Всё это вкупе со специфической стилистикой создавало дух мистики и апокалипсиса, царящий над Негритянским островом.

Вообще, «Десять негритят» уклоняется в сторону мистики и даже хоррора так далеко, насколько это вообще возможно в рамках классического детектива. Здесь не расследования Эркюля Пуаро или Шерлока Холмса, где фигуры гениальных сыщиков успокаивают читателя, какая бы чертовщина кругом не происходила: мы-то знаем, что в итоге всё будет высчитано, раскрыто и разжевано нам, непонятливым, лучшим образом. «Десять негритят», наоборот, сплошь состоит из недомолвок и полутеней. Даже когда перевёрнута последняя страница и все тайны острова раскрыты, остаётся ощущение, что далеко не всё, что происходило с персонажами, можно объяснить причинами из мира сего.

Кстати, за рубежом в целях политкорректности все новые издания романа выходят под заголовком «… И никого не стало» (… And Then There Were None), а все упоминания негритят в тексте заменены на маленьких индейцев, даже остров стал именоваться Индейским. Одной из немногих стран, где «Десять негритят» до сих пор выходят под оригинальным названием, является Россия. Мелочь, а приятно. :)

livekniga.ru

Десять негритят (роман) - это... Что такое Десять негритят (роман)?

Десять негритят (англ. Ten Little Niggers) — детективный роман английской писательницы Агаты Кристи, написанный в 1939 году. Из-за политкорректности впоследствии печатался под названием «И никого не стало» (And Then There Were None). Писательница считала этот роман своим лучшим произведением.

Когда роман выпускался под названием «И никого не стало», десять негритят из считалки заменялись на десять маленьких индейцев, также солдатиков. А в одноименной компьютерной игре считалка была про десятерых маленьких морячков.

Сюжет

Десять абсолютно незнакомых друг с другом людей приглашены на Негритянский остров. Хозяином дома на острове является некий мистер Оним, который пригласил каждого по разному поводу. Когда гости прибывают на остров, Онима там нет. В гостиной стоит поднос с десятью фарфоровыми негритятами, а в комнате у каждого из гостей висит детская считалка про них:

Десять негритят отправились обедать, Один поперхнулся, их осталось девять. Девять негритят, поев, клевали носом, Один не смог проснуться, их осталось восемь. Восемь негритят в Девон ушли потом, Один не возвратился, остались всемером. Семь негритят дрова рубили вместе, Зарубил один себя — и осталось шесть их. Шесть негритят пошли на пасеку гулять, Одного ужалил шмель, их осталось пять. Пять негритят судейство учинили, Засудили одного, осталось их четыре. Четыре негритенка пошли купаться в море, Один попался на приманку, их осталось трое. Трое негритят в зверинце оказались, Одного схватил медведь, и вдвоем остались. Двое негритят легли на солнцепеке, Один сгорел — и вот один, несчастный, одинокий. Последний негритенок поглядел устало, Он пошел повесился, и никого не стало.

Когда гости собираются в гостиной, дворецкий, по оставленному ему письменному приказу Онима, включает граммофон. Но вместо музыки гости слышат голос мистера Онима, который предъявляет им всем обвинения. По словам говорящего, каждый приглашённый совершил в прошлом убийство, но не был осуждён (или даже вовсе не привлекался к суду), поскольку не имелось достаточных доказательств его вины.

  • Доктор Армстронг оперировал пожилую женщину, будучи пьяным, в результате чего она умерла.
  • Эмили Брент выгнала из дома молодую служанку, узнав, что та забеременела вне брака; девушка утопилась.
  • Вера Клейторн была няней Сирилла Гамилтона, стоявшего на пути её любовника к наследству. Во время купания Вера разрешила мальчику уплыть далеко от берега и не отреагировала, когда тот тонул.
  • Уилльям Генри Блор дал ложные показания в суде, что привело к казни невиновного.
  • Джон Гордон Макартур во время войны отправил на верную смерть подчинённого, любовника своей жены.
  • Филипп Ломбард бросил 20 человек в джунглях, чтобы выбраться самому; брошенные им люди погибли.
  • Томас и Этель Роджерс, служа у пожилой больной женщины, не дали ей вовремя лекарство; она умерла, оставив Роджерсам наследство.
  • Энтони Марстон задавил на машине двух детей.
  • Лоуренс Уоргрейв приговорил к смерти невиновного.

Судья Уоргрейв замечает, что, если прочитать имя А. Н. Оним слитно, получится АНОНИМ. Гости начинают подозревать дурную шутку.

Лодка, которая привезла гостей, не возвращается, и гости застревают на острове. Положение осложняется, когда гости начинают умирать один за другим в соответствии с детской считалкой про десятерых негритят…

Первым умирает Марстон — он пьет виски, которое оказывается отравленным. Сначала все думают, что Марстон покончил жизнь самоубийством, но вот что странно: когда все отправляются спать, Роджерс замечает, что один из фарфоровых негритят исчез.

Впоследствии негритята исчезают с каждой смертью. Когда на следующее утро доктор Армстронг заявляет, что жена дворецкого Этель Роджерс умерла во сне, гости начинают понимать, что мистер Оним затеял недоброе против гостей.

Остров невелик, его легко обыскать. Ломбард, Блор и доктор Армстронг отправляются на поиски мистера Онима по острову, но ничего не находят. Когда все собираются в гостиной к обеду, обнаруживается отсутствие генерала Макартура. Доктор отправляется позвать его, но находит генерала убитым ударом камня в затылок. Теперь никто не сомневается, что здесь орудует маньяк. Судья заявляет, что убийца среди гостей, поскольку больше никого на острове нет. На период смерти генерала ни у кого не было алиби.

Наутро следующего дня дворецкого Роджерса находят у сарая зарубленным топором. В то же утро умирает Эмили Брент от укола яда. Быстро выясняется, что мисс Брент укололи шприцем доктора Армстронга. Одновременно исчезает револьвер Ломбарда, который тот привез с собой.

Вечером в доме вдруг гаснет свет. Вера поднимается в свою комнату, минуту спустя остальные слышат ее крики. Мужчины бросаются в комнату Веры и обнаруживают, что она потеряла сознание, потому что в темноте коснулась подвешенных к потолку водорослей. Веру приводят в сознание и обнаруживают, что судьи нет. Вернувшись в комнату, они находят судью застреленным. Потом Ломбард находит револьвер в своем ящике.

Этой же ночью исчезает доктор Армстронг. Теперь оставшиеся уверены, что доктор и есть убийца. Утром они выходят из дома и остаются на скале. Блор говорит, что хочет есть и возвращается в дом за едой. Вера и Ломбард, заметив, что Блора давно нет, возвращаются к дому и находят Блора мёртвым — на его голову сбросили мраморные часы в форме медведя. Затем они находят тело Армстронга на пляже — он утонул.

Остаются только Вера и Ломбард. Вера решает, что Ломбард — убийца. Она незаметно заполучает его револьвер и убивает Филиппа. Вера возвращается в дом, уверенная, что она в безопасности, заходит в свою комнату и видит петлю и стул. В глубоком шоке от пережитого и увиденного, она поднимается на стул и вешается…

Кто же убийца?

Эпилог

В эпилоге, через некоторое время после основных событий, на остров прибывает полиция, они обнаруживают 10 трупов. Инспектор Мейн и сэр Томас Лэгг, работники Скотленд-Ярда, пытаются восстановить хронологию событий и разгадать тайну убийств на негритянском острове, в конце концов они приходят в тупик. Они подозревают последних троих:

  • Филлип Ломбард — он мог обрушить груду мрамора на голову Блора, мог заставить Веру повеситься, но не мог вернуться на пляж (где лежало его тело) и выстрелить себе в сердце, потому-что револьвер лежал перед комнатой судьи.
  • Генри Блор — он мог застрелить Ломбарда и заставить Веру повеситься, но не мог вернуться на площадку перед домом и обрушить себе на голову груду мрамора.
  • Вера Клейторн — она вполне могла застрелить Ломбарда (так все и было) и могла сбросить на голову Блора мраморную груду, а потом повеситься. Но здесь есть одна загвоздка: после того, как она повесилась, кто-то подобрал опрокинутый стул и поставил его на место.

Признание убийцы

После эпилога следует сообщение о том, что через несколько месяцев после событий, в полицию была доставлена бутылка с посланием, найденная рыбаком. В послании выясняется, что убийцей был судья Уоргрейв. Он заблаговременно спланировал все это, пригласил людей на остров и убил их.

Судья подговорил доктора Армстронга сымитировать свое убийство, чтобы поймать настоящего Онима. Они так и поступают. Немного времени спустя, Уоргрейв назначает доктору встречу на скале. Когда Армстронг приходит туда, судья сталкивает его со скалы в бурлящие волны.

В конце он застрелился. В своем «покаянии», Уоргрейв признается, что всегда мечтал совершить «идеальное преступление», и это ему удалось. Ему очень хотелось «приговорить» лично людей, которым удалось избежать наказания в реальном суде. К тому же, Уоргрейв был смертельно болен — у него был рак. Свое послание судья решил написать в последний момент, перед самоубийством.

Персонажи

Персонажи представлены по той последовательности, по которой умирали (сверху вниз):

  • Энтони Марстон — молодой парень. Любит гонять на автомобиле.
  • Этель Роджерс — жена Томаса Роджерса, кухарка.
  • Джон Макартур — старый генерал. Он смирился с той мыслью, что умрет. Всегда вспоминал свою покойную жену.
  • Томас Роджерс — дворецкий. Был нанят мистером Онимом со своей женой.
  • Эмили Брент — пожилая женщина. Библейский фанатик; она была уверена, что смерть обойдет ее стороной.
  • Джон Лоуренс Уоргрейв — старый судья. Очень умный и мудрый человек, в определенный момент расследовал убийства на острове.
  • Эдвард Армстронг — доктор с Харли-стрит. Довольно слабовольный человек. Имеет пристрастие к спиртному.
  • Уилльям Генри Блор — инспектор в отставке. Блор был прохвостом и всегда уверенным в своих силах.
  • Филипп Ломбард — занимался грязными делами. На остров приехал по предложению Арчибальда Морриса.
  • Вера Клейторн — молодая девушка, приехала на остров по предложению миссис Оним, чтобы стать ее секретаршей.

Второстепенные герои, имеющие хоть одну реплику:

  • Фред Наракотт — Водитель лодки, привозит гостей на остров.
  • Айзек Моррис — Таинственный адвокат мистера Онима, занимается организацией преступления.
  • Инспектор Мейн — Расследует убийства на острове в самом конце романа.
  • Сэр Томас Легг — Помогает инспектору Мейну.
  • Старый моряк
  • Работник станции

Основные идеи романа

«Десять негритят» не только интересный детектив, но и хороший психологический роман: в нем отлично составлены образы героев.

Возмездие за грехи

Сумасшедший каратель наказывает всех героев за те преступления, которые они совершили. Автор хочет сказать, что за все грехи наступает кара, нельзя остаться безнаказанным после убийства. Возмездие настигнет человека везде и всегда. В книге также есть фраза:

Нет ничего проще убийства, но чувство вины после этого преследует тебя всю жизнь.[1]

Каждый из героев на протяжении всего романа постепенно начинает сознавать свою вину, вспоминать давно совершенное преступление.

Идеальное убийство

Уоргрейв совершает идеальное убийство. Он убивает десятерых человек (до приезда на остров он убил Арчибальда Морриса — свою десятую жертву), и никто из них даже не узнает, кто убийца. Его план исполнен в точности до мелочей и даже самоубийство совершено хитроумнейшим способом.

В эпилоге мы видим, что полиция окончательно заходит в тупик и, если не найденная в море рукопись, то дело так бы и осталось неразгаданным. Уоргрейв также признается почему он написал признание. Чтобы все узнали, какое совершено хитрое преступление, но главнейшим образом потому, что судья романтик и любит все похожее на это.

Цитаты [1]

Раскинувшись на перроне, старый моряк посмотрел на мистера Блора и торжественно возгласил:

— Я обращаюсь к вам, молодой человек. Судный день грядет.

Для него судный день наверняка нагрядет раньше, чем для меня, подумал мистер Блор, возвращаясь на свое место. И, как оказалось, ошибся.

Слова Ломбарда:

— Конец кровавому судье Уоргрейву! Больше ему не выносить смертных приговоров! Не надевать ему черной шапочки! В последний раз он председательствует в суде! Больше ему не отправлять невинных на виселицу! Вот бы посмеялся Ситон, будь он здесь. Да он бы живот со смеху надорвал!

После шторма на остров приплывут люди, но что они найдут здесь — лишь десять трупов и неразрешимую загадку Негритянского острова.

Интересные факты

  • Все действующие лица романа, включая убийцу, умирают.
  • В 2005 году вышла компьютерная игра «Agatha Christie: And Then There Were None» по мотивам романа, известная в России как «Агата Кристи: И никого не стало».
  • Книга приобрела большую известность по всему миру, и ее не раз называли одним из лучших произведений Агаты Кристи
  • Несмотря на то, что название романа было изменено, все же он и по сей день известен под названием «Десять негритят» и во многих странах печатался под этим заглавием.
  • Этот роман является самым продаваемым романом Агаты Кристи: во всем мире продано около ста миллионов экземпляров[2].

Экранизации

Роман экранизировался множество раз. Первой экранизацией стала американская картина «И тогда не осталось никого», снятая в 1945 году Рене Клером. Основным отличием от романа стала концовка, переделанная под хэппи-энд. Последующие римейки фильма (1965, 1974 и 1989), выходивших под названием «Десять маленьких индейцев», использовали ту же самую концовку. Один только советский 2-серийный телефильм «Десять негритят» режиссера Станислава Говорухина (1987) использовал оригинальное название романа и полностью соответствовал сюжетной линии с мрачной концовкой.

Пьеса

Существует пьеса под названием «И никого не стало» 1943 года, написанная Агатой Кристи. Состоит из трех актов. Пьеса ставилась в Лондоне с режиссером Ирен Хентсчел. Также ставилась в театре Бродвей, режиссер — Альберт де Корвилл. Текст пьесы печатается и по сей день.

«Десять негритят» на русском языке

Роман переводился на русский язык не много раз, но печатался на русском языке в отдельной публикации множество раз. В основном печатается перевод с английского Л Беспаловой.

Примечания

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Десять негритят — ТОП КНИГ

Автор: Агата Кристи

Год издания книги: 1939

Роман Агаты Кристи «Десять негритят» не нуждается в представлении. Это одно из самых известных произведений писательницы, которое давно стало классикой детективного жанра. Роман издается практически во всем мире, а его суммарный тираж уже давно перевалил за 100 млн. экземпляров. Роман «10 негритят» Агаты Кристи экранизировался 6 шесть в разных в разных странах, а последняя киноверсия от ВВС вышла в декабре 2015 года. Именно благодаря таким книгам Агата Кристи по сей день входит в топ 100 самых читаемых писателей.

Романа «Десять негритят» краткое содержание

В книге Агаты Кристи «10 негритят» читать можно о том, как 10 совершенно незнакомых друг с другом людей получают приглашение от неких мистера и миссис А. Н. Оним. Приглашение предлагает им посетить негритянский остров и вскоре все 10 человек прибывают на него. Но хозяев дома нет, а в гостиной стоит поднос с 10 фарфоровыми негритятами. В комнате же каждого из гостей висит детская считалочка, согласно которой 10 негритят умирают друг за другом, а последний дабы не оставаться одним вешается. Кроме того, следуя посменным указанием хозяев они включают граммофон. Это устройство по очереди обвиняет каждого в смерти других людей. Все они произошли из-за халатности или целенаправленно, но получается каждый что каждый из здесь присутствующих убийца.

Далее в романе Агаты Кристи «Десять негритят» читать можно о том, как гости решают, что стали жертвой плохой шутки или маньяка. Они решают покинуть остров, но лодка не приходит, а затем и вовсе разражается буря. Сами же гости начинают умирать один за другим. И с каждым убийством фарфоровых статуэток в гостиной становится все меньше. Гости обыскивают весь остров и убеждаются что они одни на нем. Значит убийца среди них.

Прибывшие через несколько дней инспекторы Скотлен-Ярда обнаруживают лишь десять трупов. Они пытаются воссоздать хронологию событий, но у них нечего не получается. В итоге только признание убийцы, которое находят рыбаки в бутылке позволяет раскрыть это дело. Оказывается, первоначально убийца сымитировал свою смерть, а затем застрелился. Причем сделал это настолько искусно, что заподозрить в этом самоубийство было просто невозможно.

Роман «Десять негритят» на сайте Топ книг

Роман Агаты Кристи «10 негритят» скачать настолько популярно, что это позволило ему попасть в наш рейтинг лучших детективных книг. Причем представлен здесь он далеко не первый и не последний раз. Ведь эта книга Агаты Кристи уже давно стала классикой жанра и породила целое направление в детективном направлении.

top-knig.ru