Читать бесплатно книгу Сумерки 3 - Майер Стефани. 3 книга сумерки


Читать книгу Сумерки 3 »Майер Стефани »Библиотека книг

— Тебе лучше не заходить внутрь. — Сказала я. — Это только все осложнит. — Его мысли относительно мирные, — поддразнил Эдвард. Выражение его лица заставило меня задуматься, что я пропустила какую-то шутку. Уголки его рта вздрагивали, борясь с улыбкой. — Увидимся позже, — мрачно пробормотала я. Он улыбнулся и поцеловал меня в лоб. — Я вернусь, когда Чарли будет храпеть. До меня донесся громкий звук включенного телевизора, когда я вошла внутрь. Я рассчитывала прокрасться мимо него незамеченной. — Может ты подойдешь, Белла? — Позвал Чарли, ломая мой план. Мои ноги стали ватными, пока я сделала пять необходимых шагов. — Что такое, пап? — Ты сегодня хорошо провела время? — спросил он. Он выглядел слегка неуравновешенно. Я пыталась найти скрытый смысл в его словах, прежде чем ответила. — Да, — произнесла я нерешительно. — Что ты делала? Я пожала плечами. — Гуляли с Элис и Джаспером. Эдвард обыграл Эллис в шахматы, а потом я играла с Джаспером. Он буквально сравнял меня с землей. Я улыбнулась. Игра Эдварда и Эллис была самой забавной вещью, которую я когда-либо видела. Они сидели неподвижно, уставившись на доску, пока Эллис предвидела ходы, которые сделает Эдвард. А он, читая её мысли, выбирал ходы, которые она сделает в ответ. Они играли в шахматы большей частью в своих умах; я думаю, каждый передвинул по две пешки, когда Эллис неожиданно положила своего короля и сдалась. Игра заняла три минуты. Чарли нажал кнопку выключения звука — нехарактерное действие. — Слушай, есть кое-что, что я хотел тебе сказать. — Он нахмурил брови, чувствуя себя неловко. Я тихо села, ожидая. Он встретил мой пристальный взгляд прежде чем опустить глаза к полу. Больше он ничего не сказал. — Что это, пап? Он вздохнул. — Я не очень хорош в таких разговорах. Даже не знаю с чего начать… Я продолжала ждать. — Ладно, Бэлла. Вот о чём речь. — Он поднялся с дивана и начал ходить туда сюда по комнате, всё время смотря себе под ноги. — Ваши отношения с Эдвардом повидимому довольно серьёзны, и есть некоторые вещи, с которыми тебе следует быть осторожной. Я знаю, ты уже совершеннолетняя, но ты всё ещё юная, Белла, и есть ещё много важных вещей, которые ты должна знать, прежде чем ты… ну, когда ты физически будешь с… — О, пожалуйста, пожалуйста, нет! — взмолилась я, подпрыгнув на обеих ногах. — Пожалуйста, скажи мне, что ты не собираешься завести разговор о сексе, Чарли. Он уставился в пол. — Я твой отец. У меня есть обязанности. Помни, что мне также неловко, как и тебе. — Я не думаю что это возможно с человеческой точки зрения. В любом случае, мама обскакала тебя ещё десять лет назад. Так что можешь не продолжать. — Десять лет назад у тебя не было парня, — пробормотал он неохотно. Я могу сказать, он боролся со своим желанием оставить эту тему. Мы оба стояли, смотря в пол и отвернувшись друг от друга. — Я не думаю, что суть как-то изменилась, — пробормотала я, и моё лицо стало таким же красным, как и его. Это было словно проходить седьмой круг ада; ещё хуже было осознавать, что Эдвард знал, что ждет меня дома. Теперь понятно, почему он выглядел таким самодовольным в машине. — Просто скажи мне, что вы оба ведете себя ответственно. — попросил Чарли, очевидно желая, чтобы в полу открылась дыра, и он смог бы туда провалиться. — Не беспокойся об этом, папа, всё совсем не так. — Не то, чтобы я не доверял тебе, Белла, но я знаю, что ты ничего не хочешь мне рассказывать об этом, и ты знаешь, что я на самом деле ничего не хочу слышать об этом. Я постараюсь быть объективным. Я знаю, что времена изменились. Я неловко рассмеялась. — Может времена и изменились, но Эдвард очень старомодный. Тебе не о чем беспокоиться. Чарли вздохнул. — Да это так, — пробурчал он. — Ух! — простонала я. — Я действительно не хотела, чтоб ты вынуждал меня говорить это вслух, папа. Действительно. Но … Я …девственница, и я не собираюсь в ближайшем будущем менять этот статус. Мы оба сжались, но лицо Чарли разгладилось. Он, кажется, поверил мне. — Могу я теперь идти спать? Пожалуйста. — Через минуту, — сказал он. — О, пожалуйста, папа. Я тебя умоляю. — Неприятная часть закончилась, я обещаю, — уверил он меня. Я мельком взглянула на него, и была рада тому, что он выглядел более спокойным, а его лицо вернуло свой нормальный оттенок. Он плюхнулся обратно на диван, и вздохнул с облегчением от того, что разговор о сексе остался позади. — Что теперь? — Я просто хочу знать как у тебя дела с друзьями. — О. Я думаю хорошо. Я договорилась с Анджелой, что буду помогать ей сегодня с пригласительными на выпускной. Только мы, девочки. — Это хорошо. А как насчёт Джейкоба? Я вздохнула. — Я ещё ничего не решила по этому поводу, папа. — Продолжай пытаться, Белла. Я знаю, ты всё сделаешь правильно. Ты хороший человек. Отлично. Значит если бы я не решила налаживать отношения с Джейкобом, я была бы плохим человеком? Это был удар ниже пояса. — Конечно, конечно, — согласилась я. Автоматический ответ почти заставил меня улыбнуться — это было кое-что, что я переняла у Джейкоба. Я даже произнесла это таким же покровительственным тоном, который он использовал, разговаривая, со своим отцом. Чарли ухмыльнулся и включил звук. Он сполз пониже на подушки, довольный проделанной вечерней работой. Я предположила, что он ещё какое-то время будет смотреть игру. — Спокойной ночи, Белз. — Увидимся утром! — Крикнула я уже с лестницы. Эдвард исчез надолго и он не вернётся пока Чарли не заснёт — вероятно Эдвард на охоте или ещё где-нибудь. Так что я могла не спешить переодеваться для сна. У меня не было настроения проводить время в одиночестве, но я, разумеется, не собиралась спускаться вниз, чтобы провести его с Чарли на случай если он решит обсудить некоторые моменты касательно сексуального образования, которые ещё не успел затронуть; от этой мысли я содрогнулась. Так что благодаря Чарли, я была взвинчена и встревожена. Домашнее задание было сделано, и я не чувсвовала желания читать или слушать музыку. Я решила позвонить Рене и сообщить о своём визите. Но потом поняла, что во Флориде время отличается на три часа, и она должно быть уже спит. Я подумала, что могла бы позвонить Анджеле. Но неожиданно поняла, что не с Анджелой я хочу поговорить. Мне необходимо поговорить… Я уставилась в темноту за окном, закусив губу. Я не знала как долго я стояла так, взвешивая за и против — делая выбор, увидеться ли с моим самым близким другом снова, быть хорошим человеком или же не делать этого, чтоб не заставлять Эдварда сердиться на меня. Наверно, около десяти минут прошло. Достаточно, чтобы решить, что сейчас важнее. Эдвард всего лишь беспокоится о моей безопасности, а я знала, что это не причина для беспокойства. Телефон не поможет; Джейкоб не отвечал на мои звонки с тех пор, как вернулся Эдвард. Кроме того, мне необходимо его увидеть — увидеть его вновь улыбающимся прежней улыбкой. Мне нужно было стереть это ужасное воспоминание его искажённого болью лица для восстановления своего душевного спокойствия. У меня был примерно час времени. Я могла быстро съездить в Ла Пуш и вернуться прежде, чем Эдвард поймёт, что меня нет. К тому же мне интересно будет ли Чарли так волноваться за меня, если Эдварда не будет со мной. Есть только один способ узнать это. Я схватила свою куртку, засунула руки в рукава, пока спускалась по ступенькам. Чарли оторвался от игры, мгновенно став подозрительным. — Ты не будешь против, если я съезжу увидеться с Джейкобом? — спросила я, затаив дыхание. — Я не задержусь надолго. Как только я упомянула имя Джейкоба, лицо Чарли расслабилось и растянулось в улыбке. Он похоже не удивился, что его лекция подействовала так быстро. — Конечно, малыш. Нет проблем. Можешь быть там сколько захочешь. — Спасибо, пап, — сказала я и выскочила на улицу. Как любой беглец, я не могла удержаться, чтобы не оглянутся пару раз назад, пока бежала к машине, но ночь была настолько тёмной, что в этом не было смысла. Мне пришлось на ощупь отыскивать ручку двери. Мои глаза начали привыкать к темноте, только когда я засовывала ключ в зажигание. Я с силой повернула его влево, но вместо того, чтоб завестись, мотор просто щёлкнул. Я попыталась снова, но с тем же результатом. А потом лёгкое движение, которое я заметила боковым зрением, заставило меня подпрыгнуть. — Ай! — Выдохнула я в шоке, когда заметила что не одна в машине. Эдвард сидел очень тихо, неясное светлое пятно в темноте, только его руки шевелились пока он вертел загадочный чёрный предмет. Он смотрел на этот предмет, когда начал говорить. — Элис звонила, — тихо произнес он. Элис! Дьявол. Я забыла учесть её способности в своём плане. Он вероятно попросил её следить за мной. — Она занервничала, когда твоё будущее неожиданно исчезло пять минут назад. Мои глаза, широко раскрытые от неожиданности, стали ещё больше. — Потому что она не может видеть волков, ты знаешь, — объяснял он таким же тихим низким голосом. — Ты забыла это? Когда ты решила связать свою судьбу с ними, ты исчезла тоже. Ты могла не знать этого, я понимаю. Но ты должна была понимать, что это заставит меня слегка… обеспокоиться? Элис увидела, что ты исчезла, и она даже не смогла сказать вернёшься ли ты домой или нет. Твоё будущее пропало, также как и их Мы не знаем, почему так происходит. Какая-то природная защита, с которой они родились. — Он разговаривал сейчас как будто сам с собой, продолжая смотреть на часть мотора моей машины, которую он вращал в руках. — Это не выглядело полностью достоверным, потому как у меня не было никаких проблем с чтением их мыслей. Блэков по крайней мере. Карлайл предположил, что это из-за того, что трансформации управляют их жизнями. Это больше неосознанная реакция, чем принятое решение. Чрезвычайно непредсказуемо, и это меняет всё в них. В это мгновение, когда они переходят из одной формы в другую, она даже не существуют. Будущее не может удержать их… Я слушала его размышления, в гробовом молчании. — Я соберу твою машину, когда нужно будет ехать в школу, в том случае если ты захочешь ехать сама, — заверил он меня через минуту. Сжав губы, я вытащила ключи и резко вылезла из машины. — Закрой окно, если хочешь, чтобы я не приходил сегодня. Я пойму, — прошептал он, прежде чем я хлопнула дверью. Я протопала в дом, хлопнув входной дверью тоже. — Что случилось? — спросил Чарли из кухни. — Машина не заводится, — прорычала я. — Хочешь, чтобы я посмотрел? — Нет. Я попробую утром. — Хочешь воспользоваться моей машиной? Мне нельзя было ездить на его полицейском джипе. Чарли, должно быть, был в отчаянии, так хотел доставить меня в Ла Пуш. Почти в таком же отчании, как и я. — Нет, я устала, — проворчала я. — Спокойной ночи. Я поднялась по лестнице и подошла прямиком к окну. Грубо толкнула металлическую раму — она с грохотом захлопнулась, и стекло задребезжало. Я долго смотрела на дрожащее чёрное стекло, пока оно не замерло. Потом вздохнула, и открыла окно так широко насколько возможно.

Глава 3Мотивы

Солнце полностью скрылось за завесой облаков, так, что сложно было определить село оно или нет. После долгого полёта, в течение которого мы следовали за солнцем на запад, хотя оно казалось совершенно неподвижным в небе, это полностью сбивало с толку, так как время невозможно было определить. Я даже удивилась, когда лес начал заканчиваться и показались первые здания, ведь это означало, что мы уже близко к дому.— Ты была очень тихой, — заметил Эдвард. — Тебе стало плохо в самолёте?— Нет, со мной всё в порядке.— Тебе было грустно уезжать?— Я думаю, это скорее было облегчение, чем грусть.Посмотрев на меня, он поднял одну бровь. Я знала, что это бесполезно и более того, я ненавидела признавать тот факт, что нет никакой необходимости просить его смотреть на дорогу.— В некоторых вопросах Рене гораздо более … восприимчивая, чем Чарли. Это меня беспокоит.Эдвард засмеялся:— У твоей матери очень интересный склад ума. Почти как у ребёнка, но очень проницательный. Она смотрит на вещи не так, как другие люди.Проницательная. Это было хорошее определение для моей мамы, когда она на что-то обращала внимание. В основном она была занята своей собственной жизнью, поэтому мало что замечала. Но в эти выходные она уделила мне достаточно внимания.Фил был занят — бейсбольная команда старшей школы, которую он тренировал, участвовала в соревнованиях — и то, что она осталась один на один со мной и Эдвардом, привлекло все ее внимание к нам. Поэтому, как только закончились обнимания и радостные возгласы от нашей встречи, Рене начала наблюдать. И по мере того, как она наблюдала, ее большие голубые глаза сперва стали выглядеть озадаченными, а потом обеспокоенными.Этим утром мы пошли прогуляться по пляжу. Она хотела показать мне все красоты её нового дома, всё ещё надеясь, я думаю, что солнце сможет выманить меня из Форкса. Она так же хотела поговорить со мной наедине, и это было легко устроить. Эдвард придумал себе срочный доклад, чтобы на протяжении всего дня свободно оставаться дома.Сейчас я вспоминала этот разговор снова…Рене и я прогуливались по набережной, пытаясь оставаться в тени, создаваемой рядом редко посаженных пальм. Хотя было еще совсем рано, но жара уже была удушливой. Воздух был такой тяжелый и влажный, что моим легким приходилось напряженно работать даже для того, чтобы просто вдыхать и выдыхать.

www.libtxt.ru

Читать книгу Сумерки 3 »Майер Стефани »Библиотека книг

   

Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?
   
   

На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.

   

   

Майер Стефани. Книга: Сумерки 3. Страница 1
ЗАТМЕНИЕ

СТЕФАНИ МАЙЕР

СУМЕРКИ #3

Читатели, очарованные «Сумерками» и «Новолунием», наконец, дождались самую ожидаемую из захватывающей саги о любви к вампиру третью книгу С. Майер «Затмение».Сиэтл охвачен чередой таинственных убийств, а обуреваемая жаждой мести вампирша, продолжает поиски Беллы, снова оказавшейся в смертельной опасности. Кроме того, находясь в эпицентре всех этих событий, Белла вынуждена делать выбор между ее любовью к Эдварду и ее дружбой с Джейкобом, зная, что ее решение может послужить толчком к возобновлению давнего противостояния между вампирами и оборотнями. Помимо всего прочего, ей предстоит принять еще одно важное решение: жизнь или смерть, ведь окончание средней школы уже не за горами. Но как сделать правильный выбор?

Моему мужу, Панчо, за твое терпение, любовь, дружбу, юмор, и готовность питаться вне дома. И также моим детям, Гейбу, Сету, и Эли, за то, что позволяют мне, испытывать такую любовь, за которую люди легко согласятся отдать жизнь.

Огонь и лед.Одни твердят, что сгинет мир в огне,Другие — что во льду;И миру — часто думается мне — Погибнуть надо именно в огне.Но если землю смерть двукратно ждёт,То без труда я ненависть найдуИ так скажу: пусть всё разрушит лёд;Он, с пламенем в ряду,Отлично подойдёт.    Роберт Фрост.

Предисловие

Все наши попытки и отговорки были напрасны.С замиранием сердца, я наблюдала, как он готовится защищать меня. Он был сконцентрирован и напряжен до предела, что не оставляло мне ни малейшего повода для сомнений, хотя они численно и превосходили нас. Я знала, что мы не могли рассчитывать на какую-либо помощь со стороны его семьи, которая в этот момент сражалась за свои жизни так же, как ему предстояло сразиться за наши.Узнаю ли я когда-нибудь, чем закончилась та, другая битва? Узнаю ли, кто победил, а кто проиграл? Смогу ли я дожить до этого?Мои шансы были ничтожно малы.Черные глаза, наполненные безумной жаждой моей смерти, следили за каждым его движением, в ожидании того момента, когда мой защитник утратит бдительность. Именно в этот момент я и умру.Где-то, далеко, далеко в холодном лесу, выл волк.

Глава 1Ультиматум

-Белла,--Я не знаю, зачем ты заставляешь Чарли передавать все эти записки Билли, как будто мы с тобой во втором классе, если бы я захотел поговорить с тобой, я бы ответил на--Ты сделала выбор, ясно? Ты не можешь получить и то и другое одновременно, когда--Какую часть из «смертельных врагов» тебе сложнее- -Слушай, я знаю, что был придурком, но другого выхода у меня нет--Мы не можем быть друзьями, если ты все свое время проводишь с этим куском--Мне становится только хуже, когда я слишком много думаю о тебе, поэтому, не пиши мне больше-Да, я тоже скучаю по тебе. Очень. Но это ничего не меняет. Прости.    Джейкоб.Я пробежала пальцами по записке, чувствуя вмятины там, где он так сильно надавил ручкой на бумагу, что та чуть не порвалась. Я могла представить себе его, пишущего это небрежное злое письмо своим неровным почерком, зачеркивая строчку за строчкой, когда слова складывались не так, как ему хотелось, возможно, даже сломавшего ручку своей слишком большой рукой — это бы объяснило происхождение чернильных пятен на бумаге. Я представила, как он отчаянно наморщил лоб и нахмурил брови. Будь я там, то, возможно, не смогла бы удержаться от смеха. «Смотри не заработай кровоизлияние в мозг, Джейкоб, — сказала бы я ему, — «Давай, выкладывай, что там у тебя».Но только не сейчас. Смех был последним, что бы я стала делать сейчас, в который раз перечитывая письмо, которое, кажется, я уже выучила наизусть. Его ответ на мою молящую записку, которую Чарли передал Билли, а он, в свою очередь, Джейку, будто мы были второклассниками, как он точно подметил, не был для меня неожиданным. Я догадывалась о содержании этого письма, еще до того, как распечатала его.Если что и было неожиданным, так это то, насколько каждая перечеркнутая им строка ранила меня — как будто слова в его письме были острыми, словно лезвия. Даже хуже, за каждым из его жестоких слов скрывалась огромная боль, боль Джейкоба, ранящая меня сильнее, чем моя собственная.Пока я обдумывала все это, из кухни начал доноситься запах, который ни с чем не перепутаешь — запах горелого. Наверно, в каком-нибудь другом доме тот факт, что на кухне готовит кто-то, кроме меня, не мог бы послужить поводом для паники, но только не в моем. Засунув измятое письмо в задний карман, я со скоростью звука понеслась вниз, перескакивая через ступеньки. Миска с соусом для спагетти, поставленная Чарли в микроволновку, только начала вращаться, когда я пулей влетела и вытащила ее.— Что я сделал не так? — требовательным голосом поинтересовался Чарли.— Для начала, нужно было снять крышку, пап. Металлическую посуду нельзя ставить в микроволновку. Продолжая говорить, я быстро сняла крышку, отлила половину соуса в тарелку и, поставила ее обратно в печку, установив нужное время, нажала на старт, после чего убрала оставшийся соус в холодильник.Чарли, поджав губы, наблюдал за моими манипуляциями, — правильно ли я приготовил спагетти?Я посмотрела на готовящееся блюдо — источник той вони, что привел меня сюда.— Если попробовать помешать, то, наверно, их еще можно будет спасти, — сказала я мягко. Я нашла ложку и попробовала расковырять слипшиеся в комок макароны, приставшие ко дну кастрюли.Чарли вздохнул.— Ну и что все это значит? — спросила я.Он сложил руки на груди и уставился на ливень за окном.— Не понимаю, о чем ты, — пробурчал он.Я была заинтригована. Чарли готовит? И что за сердитый вид? Ведь Эдварда еще пока не было. Обычно папа вел себя так, только когда появлялся мой бойфренд, чтобы всем своим видом показать то, что ему здесь не рады. Все его усилия были в общем-то напрасны, ведь Эдвард прекрасно знал его мысли и без этого шоу.Слово «бойфренд» заставило меня напряженно прикусить изнутри свои щеки, пока я пыталась разлепить спагетти. Это слово было абсолютно неправильным. Я нуждалась в чем-то более выразительном для определения нашей связи… Но слова, типа «судьба» или «рок» не очень-то подходят для частого упоминания в повседневных разговорах.У Эдварда для меня было свое определение, и это слово являлось источником напряжения, испытываемого мной и заставлявшего меня сжимать зубы, каждый раз, когда я думала об этом.Невеста. Тьфу. При одной только мысли об этом, меня пробирала дрожь.— Я что-то пропустила? С каких это пор ты готовишь ужин? — спросила я у Чарли.Отлипшие от дна кастрюли спагетти подпрыгнули в кипящей воде.— Или, вернее, я хотела сказать, пытаешься готовить? — уточнила я.Чарли пожал плечами.— Нет такого закона, который запрещает мне готовить в моем собственном доме.— Тебе виднее, — с усмешкой сказала я, глядя на значок, прикрепленный к его кожаной куртке.— Ха. Вот именно.Он снял куртку, как будто мой взгляд напомнил ему, что он все еще в ней, и повесил на вешалку. Его кобура с пистолетом лежала на своем месте, поскольку необходимости носить ее постоянно не было вот уже несколько недель. Больше не происходило загадочных исчезновений, способных потревожить жизнь Форкса, маленького городка в штате Вашингтон. Никто больше не видел гигантских волков в вечно-дождливом лесу.Я молча помешивала спагетти, надеясь, что Чарли все же решится поговорить со мной о том, что беспокоило его в последнее время. Моего отца трудно назвать разговорчивым, и его попытка организовать совместный обед со мной, указывала на то, что ему есть, что мне сказать.По привычке я посмотрела на часы — это именно то, что я обычно делаю каждые несколько минут в это время. Оставалось уже меньше получаса.Послеобеденное время было самой тяжелой частью моего дня. С того самого момента, как мой бывший лучший друг (и оборотень), Джейкоб Блейк выложил всю правду о моем тайном увлечении ездой на мотоцикле, тем самым, предав меня, лишь для того, чтобы меня заперли, и я не могла больше беспрепятственно встречаться со своим бойфрендом (и вампиром) Эдвардом Каленом.Теперь Эдварду было позволено видеться со мной только с 7 до 9.30 вечера, и только на территории моего дома под вечно раздраженным, пристальным взглядом Чарли.Это был ужесточенный вариант моего предыдущего наказания, которое я действительно заслужила, прыгнув с утеса в воду, а затем без объяснений исчезнув на три дня.Конечно, мы виделись с Эдвардом в школе, потому что Чарли ничего не мог с этим сделать. И, конечно же, Эдвард почти каждую ночь проводил в моей комнате, но об этом уж Чарли точно не догадывался. Способность Эдварда проникать в дом легко и тихо через мое окно на втором этаже, была почти так же незаменима, как и его способность читать мысли Чарли.И хотя Эдварда не было со мной рядом только после обеда, этого было достаточно, чтобы заставить меня чувствовать себя неспокойно, и как назло время еле тянулось. Однако, до сих пор я безропотно терпела свое наказание, ведь, с одной стороны, я знала, что заслужила это, а с другой стороны, мне не хотелось травмировать папу, сбегая сейчас. Ведь в скором будущем у меня будет более веское основание для побега, то, о котором Чарли не узнает.Папа с ворчанием сел за стол и развернул влажную газету. В течение нескольких последующих секунд, он недовольно цокал языком.— Я не понимаю, папа, зачем ты читаешь все эти новости. Они ведь только выводят тебя из себя.Он проигнорировал меня, ворча прямо в газету. — Вот почему, каждый хочет жить в маленьком городке! Смешно.— Чем на этот раз тебе не угодили большие города?— Сиэтл претендует на звание столицы убийств. Пять нераскрытых убийств за последние две недели. Можешь ли ты представить себе подобную жизнь?— Я думаю, что в Финиксе список убийств гораздо длиннее, папа. Я так уже жила, — и никогда не была ближе к тому, чтобы стать жертвой, чем после перезда в маленький безопасный городок. Более того, я была на очереди сразу в несколько подобных списков … Ложка дрогнула в моей руке, отчего вода в кастрюле пошла рябью.— Ты меня не переубедишь, — сказал Чарли.Я отчаялась спасти обед и занялась сервировкой. Пришлось использовать нож для разделывания мяса, чтобы разделить спагетти на порции для себя и Чарли, в то время, как он наблюдал за мной с робким выражением лица. Чарли полил свою порцию соусом и перемешал. Я без особого энтузиазма последовала его примеру. Какое-то время мы ели в тишине. Чарли до сих пор просматривал новости; поэтому я взяла свою изрядно потрепанную копию «Грозового перевала», и, открыв ее в том месте, где этим утром за завтраком закончила читать, попыталась окунуться в Англию прошлого века, ожидая когда он наконец заговорит.Я как раз успела добраться до той части, где возвращается Хитклифф, когда Чарли откашлялся и кинул газету на пол.— Ты права, — сказал Чарли. — У меня была причина, чтобы затеять это. Он взмахнул липкой вилкой. — Я хотел поговорить с тобой.Я отложила книгу в сторону; возникло ощущение, что комната сжалась до размеров стола. — Ты мог бы просто спросить.Он кивнул, его брови сошлись на переносице. — Да. Я учту это в следующий раз. Я подумал, что если приготовлю для тебя ужин, то это немного смягчит тебя.Я улыбнулась. — Это сработало. Твои кулинарные таланты сделали меня мягкой, как зефир. Что тебе нужно, пап?— Что ж, это по поводу Джейкоба.Я почувствовала, как напряглось мое лицо. — А что с ним? — спросила я сквозь сжатые губы.— Полегче, Белз. Я знаю, что ты все еще расстроена из-за того, что он выдал тебя, но он поступил правильно. Это было ответственно с его стороны.— Ответственно, — повторила я, закатывая глаза. — Хорошо. Так что там с Джейкобом?Я мысленно повторила свой небрежный, почти тривиальный вопрос: «Что с Джейкобом? Что я собиралась с этим делать? Мой бывший лучший друг, который стал теперь… кем? Моим врагом?». Я вся сжалась.Лицо Чарли внезапно стало обеспокоенным. — Не злись на меня, ладно?— Злиться?— Ну, это и насчет Эдварда тоже.Мои глаза сузились.Голос Чарли стал более грубым. — Я позволил ему приходить сюда, не так ли?— Так, — допустила я. — На короткое время. Конечно, ты мог бы позволить и мне выходить из дома время от времени, — в шутку продолжила я. Я знала, что до конца учебного года я под домашним арестом. — В последнее время я вела себя хорошо.— Что ж, это то к чему я веду… И Чарли неожиданно усмехнулся, сверкнув глазами; на секунду он стал на двадцать лет моложе.Я увидела мимолетный проблеск надежды в этой его улыбке, однако все же медленно проговорила — Я смущена, пап. Мы говорим о Джейкобе, об Эдварде или о моём домашнем аресте?Он опять усмехнулся. — Можно сказать, обо всём вместе.— И как все это связано между собой? — осторожно спросила я.— Ладно, — вздохнул он, поднимая руки, будто сдаваясь. — Я думаю, ты заслуживаешь поощрения за хорошее поведение. Для подростка ты на удивление, не плаксивая.Мои брови поднялись вверх от удивления так же, как, впрочем, и мой голос. — Серьезно? Я свободна?С чего бы это? Я была уверена, что пробуду под домашним арестом до самого отъезда. Да и Эдвард ничего такого не слышал в мыслях Чарли… Чарли поднял палец. — Условно.Энтузиазм мигом исчез. — Фантастически, — простонала я.— Белла, это больше просьба, чем требование, понятно? Ты свободна. Но я надеюсь, что ты используешь эту свободу… с умом.— Что это значит?Он снова вздохнул. — Я знаю, что ты предпочитаешь проводить все свое время с Эдвардом.

Все книги писателя Майер Стефани. Скачать книгу можно по ссылке

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

   

   

Поиск по сайту
   
   

   

Теги жанров Альтернативная история, Биографии и Мемуары, Боевая Фантастика, Боевики, Военная проза, Детектив, Детская Проза, Детская Фантастика, Детские Остросюжетные, Детское: Прочее, Другое, Иронический Детектив, Историческая Проза, Исторические Любовные Романы, Исторические Приключения, История, Классическая Проза, Классический Детектив, Короткие Любовные Романы, Космическая Фантастика, Криминальный Детектив, Любовные романы, Научная Фантастика, Остросюжетные Любовные Романы, Полицейский Детектив, Приключения: Прочее, Проза, Публицистика, Русская Классика, Сказки, Советская Классика, Современная Проза, Современные Любовные Романы, Социальная фантастика, Триллеры, Ужасы и Мистика, Фэнтези, Юмористическая Проза, Юмористическая фантастика, не указано

Показать все теги

www.libtxt.ru

Читать книгу Сумерки 3 »Майер Стефани »Библиотека книг

— Ему это нравится? — Если честно… большинству из нас это нравится, — медленно произнес Джейкоб, — У этого есть много преимуществ — скорость, свобода, сила… чувство крепкой семьи… Мы с Сэмом — единственные, кто действительно чувствует сожаление. Только Сэм уже давно прошел через это. Так что, сейчас, нытик — я, — Джейкоб засмеялся над собой. Еще столько всего было, о чем мне хотелось узнать. — Почему вы с Сэмом не такие, как все? Что вообще с ним произошло? В чем его проблема? — вопросы слетали с моих губ, не оставляя времени на ответы, и Джейкоб снова засмеялся. — Это длинная история. — Я же рассказала тебе свою длинную историю. Кроме того, я не особо спешу вернуться, — сказала я и поморщилась, вспомнив о проблемах, ожидающих меня по возращении. Он взглянул на меня, уловив двойной смысл в моих словах. — Он будет зол на тебя? — Да, — призналась я, — Он ненавидит, когда я делаю то, что он считает …рискованным. — Как, например, общение с оборотнями. — Да. Джейкоб пожал плечами. — Тогда не возвращайся. Я буду спать на кушетке. — Это замечательная идея, — проворчала я, — Учитывая, что он может пойти искать меня. Джейкоб застыл на мгновение, потом криво улыбнулся. — Пойдет ли? — Если усомнится в моей безопасности, то — возможно. — Моя идея кажется мне все лучше и лучше. — Пожалуйста, Джейк. Это действительно меня раздражает. — Что именно? — Что вы оба просто готовы поубивать друг друга! — пожаловалась я, — Это сводит меня с ума. Почему вы оба не можете вести себя цивилизованно? — Он действительно готов убить меня? — усмехнулся Джейкоб, не обращая внимания на мой гнев. — Не так, как ты думаешь! — я понимала, что перехожу на крик, — По крайней мере, в отношении этого он может вести себя, как взрослый. Он знает, что, причинив боль тебе, он причинит боль и мне — поэтому он никогда этого не сделает. Тебе же на это совершенно наплевать! — Да, точно, — проворчал Джейкоб, — Я уверен, он абсолютный пацифист. — Ах! — я выдернула руку из его руки и отвернула от себя его голову. Затем, прижав колени к груди и обхватив их руками, кипя от злости, я уставилась на горизонт. Несколько минут Джейкоб молчал. Наконец, он поднялся с земли и сел возле меня, положив руку мне на плечи. Я незамедлительно стряхнула ее. — Прости, — тихо сказал он, — Я попытаюсь следить за своим поведением. Я не ответила. — Ты все еще хочешь послушать историю Сэма? — предложил он. Я пожала плечами. — Как я уже сказал, это долгая история. И очень… странная. В этой новой жизни так много всего странного. У меня не было времени рассказать тебе и половины из этого. А что касается Сэма — что ж, даже не знаю, смогу ли я все правильно объяснить. Несмотря на раздражение, его слова разожгли во мне любопытство. — Я слушаю, — холодно проговорила я. Боковым зрением я увидела его лицо, растянувшееся в улыбке. — У Сэма все прошло намного труднее, чем у остальных. Потому что он был первым, и он был совсем один, не было никого, кто бы объяснил ему, что с ним происходит. Дед Сэма умер задолго до его рождения, а его отца вообще никогда не было рядом. Не было никого, кто смог бы распознать симптомы. Когда он перекинулся в первый раз, то подумал, что сошел с ума. Перекинуться обратно в человека он смог только через две недели, именно столько ему понадобилось, чтобы, наконец, успокоиться и взять себя в руки. — Это случилось еще до того, как ты приехала в Форкс, поэтому ты не сможешь этого вспомнить. Мать Сэма и Леа Клирвотер наняли лесных рейнджеров для его поиска и заявили в полицию. Люди думали, что произошел несчастный случай или что-то вроде этого… — Леа? — удивленно переспросила я. Леа была дочерью Гарри. Услышав ее имя, я почувствовала, как на меня непроизвольно нахлынула печаль. Гарри Клирвотер, старый друг Чарли, умер от сердечного приступа прошлой весной. Его голос изменился, заметно помрачнев: — Да, Леа и Сэм встречались в школе. Они начали встречаться сразу, как только она там появилась. Она чуть не свихнулась, когда он пропал. — Но он и Эмили… — Я дойду и до этого, это тоже часть истории, — медленно вдохнув, сказал он и затем громко выдохнул. Я предположила, что с моей стороны было глупо думать, что Сэм никого не любил до Эмили. В жизни большинство людей по несколько раз влюбляются и расстаются. Просто, представляя Сэма с Эмили, я не могла представить его с кем-то еще. То, как он смотрел на нее… ну, это напоминало мне о том, как иногда на меня смотрит Эдвард. — Сэм вернулся, — продолжил Джейкоб, — Но так никому и не рассказал, где он пропадал все это время. Поползли слухи о том, что он влип в какие-то неприятности. А потом, как-то раз он случайно наткнулся на деда Квила, когда старый Квил Атэра зашел навестить миссис Улей. Сэм пожал ему руку. Старый Квил чуть не обжегся, — тут Джейкоб прервался, чтобы вдоволь посмеяться. — Почему? Джейкоб положил руку на мою щеку и, наклонившись ко мне, развернул к себе мое лицо — теперь его лицо находилось всего лишь в нескольких дюймах от моего. Его ладонь обожгла мою кожу, будто у него была лихорадка. — Ах, точно, — сказала я. Мне было неловко находиться так близко от его лица, чувствуя, как его горячая рука продолжает обжигать мою кожу, — У Сэма повысилась температура тела. Джейкоб снова засмеялся. — Рука Сэма была как из печки. Он был так близок ко мне, что я могла чувствовать его теплое дыхание. Неловко отодвинувшись, я осторожно убрала его руку и освободила свое лицо, при этом, задев его пальцы своими, чтобы не так сильно его обидеть. Он улыбнулся и отклонился от меня, разглядев мои попытки казаться безразличной. — Итак, мистер Атэра отправился прямиком к другим старейшинам, — продолжил Джейкоб, — Они были единственными, кто еще знал и помнил. Мистер Атэра, Билли и Гарри видели, как их деды могли перекидываться. Когда старик Квил рассказал им о Сэме, они тайно встретились с ним и все ему объяснили. Ему стало намного проще, когда он все понял и перестал чувствовать себя одиноким. Они знали, что он будет не единственным, кто подобным образом отреагирует на возвращение Каленов, — он произнес это имя с непроизвольной злобой, — но тогда еще не было никого, кто был бы достаточно взрослым для этого. Поэтому Сэму пришлось ждать, пока мы к нему не присоединимся … — Каллены и понятия не имели, — прошептала я, — Они даже не думали, что оборотни все еще существуют здесь. Они не знали, что их возвращение станет причиной твоего изменения. — Это не отменяет того, что это произошло. — Напомни мне не обращать внимания на твою отрицательную сторону. — Ты считаешь, что я должен быть таким же всепрощающим, как и ты? Мы не можем все поголовно быть святыми и мучениками. — Повзрослей, Джейкоб. — Я бы хотел, — тихо пробормотал он. Я уставилась на него, пытаясь понять смысл его ответа. — Что? Джейкоб ухмыльнулся. — Одна из тех странностей, о которых я упоминал. — Ты… не можешь… вырасти? — нерешительно пробормотала я, — Ты что? Не …стареешь? Это шутка? — Не-а, — сказал он, поджав губы. Я почувствовала, как кровь отхлынула от моего лица. Мои глаза наполнились гневными слезами. Громко клацнув, я плотно стиснула зубы. — Белла? Что я такого сказал? Сжав руки в кулаки, я снова встала на ноги. Меня всю трясло. — Ты. Не. Стареешь, — сквозь зубы процедила я. Джейкоб осторожно потянул меня за руку, пытаясь усадить обратно. — Никто из нас. Да что с тобой? — Я единственная, кто стареет? С каждым мерзким днем я становлюсь старше! — я почти визжала, размахивая руками. Какая-то часть меня осознавала, что я совершенно не думаю о Чарли, но эта рациональная часть была полностью подавлена иррациональной, — Черт! Что же это за мир такой? Где справедливость? — Успокойся, Белла. — Замолчи, Джейкоб. Просто заткнись! Это так не честно! — Неужели ты сейчас, в самом деле, топнула ногой? Я думал, что это только девчонки по телеку такое делают. Я что-то невнятно пробурчала. — Это совсем не так плохо, как тебе кажется. Сядь и я тебе все объясню. — Я постою. Он закатил глаза. — Ладно. Как хочешь. Но, слушай, я тоже постарею… когда-нибудь. — Объясни. Он похлопал по дереву. С минуту я медлила, но затем села; мой гнев ушел так же быстро, как и пришел, и я вполне успокоилась для того, чтобы понять, как глупо я себя вела. — Когда мы научимся полностью контролировать своё перевоплощение… — произнес Джейкоб, — Когда мы перестанем так часто и так надолго перекидываться, мы снова сможем взрослеть. Но это не просто, — он в сомнении потряс головой, — В действительности, на это может уйти очень много времени. Даже Сэм еще не способен на это. Конечно, то, что у нас перед носом обитает целое сборище вампиров, не очень этому способствует. А уж о том, чтобы уйти самим, когда племя нуждается в защите, мы даже и думать не смеем. Но тебя не должно это беспокоить, потому что я уже и так старше тебя, по крайней мере, физически. — О чем это ты толкуешь? — Посмотри на меня, Беллз. Я выгляжу на свои16? Стараясь быть беспристрастной, я с ног до головы оглядела его внушительные размеры. — Я полагаю, не совсем. — Совершенно не выгляжу. Потому что мы достигаем полного взросления всего за несколько месяцев, после того, как активизируются гены оборотня. Это резкий скачок роста, — он скорчил гримасу, — Физически, мне, возможно, 25 или что-то около того. Так что, еще, как минимум, лет семь тебе не стоит переживать, что ты будешь слишком взрослой для меня. Двадцать пять или что-то около того. Эта мысль шокировала меня. Но я помнила тот скачёк роста, помнила, как смотрела на него, и он рос прямо на моих глазах. Я помнила, как он менялся день за днём. Полностью ошеломленная, я затрясла головой. — Ну, так ты хочешь услышать о Сэме или хочешь кричать на меня за то, что совершенно от меня не зависит. Я глубоко вздохнула. — Прости. Возраст — моя больная тема. Меня все это сильно нервирует. Глаза Джейкоба сузились, и он посмотрел так, будто пытался решиться что-то сказать. Поскольку я не хотела разговаривать на темы, травмирующие мою душу — о моих планах на будущее или о договоре, который мог быть нарушен вышеупомянутыми планами. Я подтолкнула его. — Итак, ты сказал, что ему стало легче, когда он, наконец, понял что происходит, и что с ним теперь Билли и Гарри, да еще и мистер Атэра. Кроме того, ты так же упомянул, что у всего этого имеется и приятная сторона… — я немного помедлила. — Почему же тогда Сэм так ИХ ненавидит? Почему хочет, чтобы я ненавидела ИХ? Джейкоб вздохнул. — Это действительно самая сложная часть. — Я профи по сложностям. — Да, я знаю, — усмехнулся он прежде, чем продолжить, — Что ж, ты права. Теперь Сэм знал, что происходит, и все было почти хорошо. В основном, его жизнь наладилась и снова стала, ладно, не совсем нормальной, но лучше, чем до этого, — сказав это, Джейкоб помрачнел и сжался, словно ему предстояло что-то очень болезненное, — Сэм не мог рассказать Леа. Мы не имеем права говорить об этом тем, кому не следует знать. Кроме того, ему было не безопасно находиться рядом с ней, но он продолжал обманывать ее, так же, как и я тебя. Леа была в ярости из-за того, что он не рассказывал ей, что происходит — ни о том, где он был, ни куда уходил по ночам, ни почему он всегда был так измотан, но, несмотря ни на что, они помирились. Они пытались. Они действительно любили друг друга. — Она узнала? Вот, что случилось? Он покачал головой. — Нет, проблема была не в этом. Ее кузина, Эмили Янг, приехала из резервации Мака навестить ее на выходные. Я выдохнула: — Эмили — кузина Леа? — Двоюродная кузина. Тем не менее, они были очень близки. В детстве они были, как родные сестры. — Это…ужасно…Как Сэм мог…? — я отшатнулась, качая головой. — Не осуждай его, пока всего не узнаешь. Рассказывал ли тебе кто-нибудь…Слышала ли ты когда-нибудь об импринтинге? — Импринтинг? — повторила я непонятный термин. — Нет. Что это значит? — Это еще одна из тех странностей, с которыми мы вынуждены мириться. Это происходит не с каждым. Вообще-то, это скорее редкое исключение, чем правило. Сэм к тому времени узнал много историй, историй, которые мы все считали легендами. Он слышал об импринтинге, но никогда и подумать не мог… — Что это? — подгоняла его я. Взгляд Джейкоба устремился к океану. — Сэм действительно любил Леа. Но как только он увидел Эмили, для него это уже больше ничего не значило. Иногда…мы не совсем точно понимаем, почему… таким образом мы находим свою вторую половинку. Он стрельнул на меня глазами и покраснел. — Я имею в виду…половинку своей души. — Каким образом? Любовь с первого взгляда? — улыбнулась я. Джейкоб не улыбался. Его тёмные глаза из-за моей реакции стали осуждающими, — Это что-то гораздо более сильное. Более совершенное. — Прости, ты это серьезно, ведь так? — пробормотала я. — Да, именно так. — Любовь с первого взгляда? Но более сильная? — в моем голосе все еще звучали подозрительные нотки, и он вполне мог их распознать. — Это трудно объяснить. Как бы то ни было, это не имеет значения, — безразлично произнес он, — Ты хотела узнать, что заставило Сэма ненавидеть вампиров, за то, что из-за них он изменился, что заставило его возненавидеть себя самого. Вот, что случилось. Он разбил сердце Леа. Он не сдержал ни единого, данного ей, обещания. Каждый день ему приходится видеть обвинение в ее глазах, и знать, что она права. Он внезапно замолчал, будто сказал что-то, чего не собирался. — Как Эмили с этим справилась? Если она была так близка с Леа…? Сэм и Эмили так правильно смотрелись вместе, словно были двумя, идеально походящими друг к другу кусочками пазла. Только вот… как Эмили сбросила со счетов тот факт, что он принадлежал кому-то другому? Более того, ее сестре. — В начале, она действительно очень злилась. Но трудно устоять, находясь на грани между осуждением и обожанием, — вздохнул Джейкоб, — И тогда, Сэм, наконец, смог все ей рассказать. На свете не существует правил, которые могли бы сдержать тебя, когда ты находишь свою половинку. Тебе известно, как она покалечилась? — Да. В Форксе бытовала версия, что ее растерзал медведь, но я знала секрет. «Оборотни не стабильны», — сказал Эдвард, — «Люди вокруг них подвергаются опасности.» Так что, довольно-таки странно, каким образом им удалось замять это. Сэм был так шокирован, был так себе противен, он так себя ненавидел, за то, что сделал…Он готов был даже броситься под автобус, если бы это помогло облегчить ее страдания. Он мог сделать все, что угодно, даже просто сбежать от того, что сделал. Он был полностью разбит… Затем, каким — то образом, она стала единственной, кто смог его успокоить, и после этого… Джейкоб не закончил свою мысль, и я почувствовала, что дальше история становится слишком личной для того, что бы ею с кем-то делиться. — Бедная Эмили, — прошептала я, — Бедный Сэм. Бедная Леа… — Да, Леа досталось больше в/>Конец ознакомительного фрагмента Полную версию можно скачать по ссылке

www.libtxt.ru

Читать книгу Сумерки 3 »Майер Стефани »Библиотека книг

— Бэлла? — наконец, заговорив, спросила моя мама, переводя взгляд с песка на слегка волнующееся море.— Что такое, мама?Она вздохнула, стараясь не встречаться со мной взглядом.— Я беспокоюсь…— Что случилось? — спросила я, сразу встревожившись. — Что я могу сделать?— Это не из-за меня, — она качнула головой. — Я волнуюсь за тебя…и Эдварда.Произнеся его имя, она, наконец, посмотрела на меня, ее взгляд был извиняющимся.— Ох, — пробормотала я, переводя взгляд на пару обливающихся потом спортсменов, пробегающих мимо нас.— Ваши отношения выглядят серьёзнее, чем я думала, — продолжала она.Я нахмурилась, быстро прокручивая в памяти последние два дня. Мы с Эдвардом едва прикасались друг к другу, по крайней мере, при ней. Я задумалась, Рене что, тоже решила прочитать мне лекцию об ответственности. Я не думала, что это будет так же, как с Чарли. Я никогда не испытывала с мамой неловкости. Кроме того, в последние десять лет я сама время от времени читала ей нотации.— Есть что-то … странное в том, как вы держитесь вместе, — пробормотала она, у нее на лбу, прямо над взволнованными глазами появились продольные морщинки. — То, как он наблюдает за тобой — это так … оберегающее. Как будто, чтобы спасти тебя он готов заслонить тебя собой от пули или ещё чего-нибудь.Я засмеялась, хотя всё ещё не могла встретиться с ней взглядом.— Это что плохо?— Нет, — она нахмурилась, подбирая слова. — Это просто по-другому. Он очень переживает за тебя …и очень заботится о тебе. Я чувствую, что не понимаю ваших отношений. Словно между вами есть какой-то секрет, который я упустила…— Мне кажется ты все это напридумывала себе, мама, — быстро сказала я, пытаясь говорить с лёгкостью в голосе. Живот скрутило судорогой. Я и забыла, как много видит моя мама. Что-то в её простом видении мира пробивалось через все отвлекающие манёвры и било прямо в цель. Раньше это не было проблемой. До сегодняшнего дня у меня не было секрета, который я не могла бы ей рассказать.— Дело не только в нём, — её губы сжались в обычной защитной манере. — Я бы хотела, чтобы ты могла увидеть со стороны, как ты двигаешься, находясь возле него.— Что ты имеешь в виду?— То, как ты двигаешься — ты двигаешься вокруг него, даже не задумываясь об этом. Когда он пошевелится, даже совсем чуть-чуть, ты тут же меняешь свою позицию. Как магнит…или сила притяжения. Ты как … спутник, или ещё что-то. Я никогда не видела ничего похожего.Она поджала губы и опустила глаза.— Только не говори мне, — поддразнила я, — что ты снова увлекаешься чтением мистики? Или на этот раз это научная фантастика?Рене слегка покраснела.— Это не относится к делу.— Нашла что-нибудь интересное?— Ну, есть одна — но это не имеет значения. Мы говорим сейчас о тебе.— Тебе нужно перейти на романы, мама. Ты же знаешь, как ты себя накручиваешь.Уголки ее губ приподнялись.— Я что была глупой, да?Пол секунды я не могла ответить. Рене была так легко управляема. Иногда это было так удобно, потому что далеко не все её идеи были осуществимы. Но мне было обидно обнаружить то, что ей так быстро удалось докопаться до сути сложившейся ситуации, даже не смотря на изложенную мной упрощенную версию происходящего между нами, и особенно то, что она была чертовски права на этот раз.Она посмотрела на меня, я старалась контролировать выражение своего лица.— Не глупая, просто ты — мама.Она засмеялась и обвела вокруг себя грандиозным жестом, показывая на голубую воду и песок.— И неужели всего этого недостаточно, чтобы заставить тебя переехать к своей глупенькой мамочке?Я вытерла свой лоб драматичным жестом, а потом притворилась, что выжимаю волосы.— Ты привыкнешь к влажности, — пообещала она.— Ты тоже можешь привыкнуть к дождю, — предложила я ей.Она игриво толкнула меня локтем, а потом, когда мы возвращались к её машине, взяла меня за руку.Если не брать в расчет её волнений, относительно меня, она казалась счастливой. Довольной. Она всё ещё смотрела на Фила влюблёнными глазами, и это утешало. Несомненно, её жизнь была полноценной и полностью удовлетворяла ее. Несомненно, даже сейчас, она не скучает по мне слишком сильно…Ледяные пальцы Эдварда погладили меня по щеке. Я посмотрела на него, моргая, возвращаясь к реальности. Он наклонился и поцеловал меня в лоб.— Мы дома, спящая красавица. Время просыпаться.Мы уже остановились возле дома Чарли. Свет на крыльце был включен, а полицейский джип был припаркован на подъездной дорожке. Я осмотрела дом, заметив, как подёргивается штора в окне гостиной, отбрасывая полосу жёлтого света на тёмный газон.Я вздохнула. Конечно, Чарли ждал, чтоб сделать мне выговор.Эдвард наверно думал о том же, потому что, когда он подошел открыть для меня дверь, его лицо было застывшим, а глаза отрешенными.— На сколько плохо? — спросила я.— Чарли не собирается ругаться, — пообещал Эдвард, в его голосе не было и намёка на шутку. — Он скучает по тебе.Мои глаза сузились в сомнении. Если в этом было дело, то почему Эдвард был напряжен, как перед битвой?Моя сумка была маленькой, но он настоял на том, чтобы занести её в дом. Чарли держал дверь открытой для нас.— Добро пожаловать домой дети! — выпалил Чарли, как будто действительно это имел в виду. — Как Джексонвиль?— Влажный. И людный.— Так Рене тебя не уговорила на университет Флориды?— Она пыталась. Но я предпочитаю пить воду, а не дышать ею.Глаза Чарли неохотно переместились на Эдварда.— Ты хорошо провёл время?— Да, — ответил Эдвард спокойным тоном. — Рене была очень гостеприимна.— Это…хм, хорошо. Я рад, что ты хорошо провел время, — Чарли отвернулся от Эдварда и притянул меня, неожиданно обняв.— Впечатляюще, — прошептала я ему в ухо.Он разразился смехом.— Я действительно скучал по тебе, Белз. Когда тебя нет, еда здесь паскудная.— Я займусь этим, — сказала я, когда он меня отпустил.— А ты не позвонишь сначала Джейкобу? Он доставал меня звонками каждые пять минут ещё с шести утра. Я обещал ему, что ты позвонишь даже раньше, чем распакуешь вещи.Мне не нужно было смотреть на Эдварда, чтобы почувствовать, что он всё ещё неподвижен и слишком холоден рядом со мной. Значит, это было причиной его напряжения.— Джейкоб хочет поговорить со мной?— Очень сильно, я бы сказал. Но он не сказал мне о чём, просто сказал, что это важно.Телефон зазвонил, пронзительно и требовательно.— Это снова он, могу поставить свою следующую зарплату, — пробурчал Чарли.— Я возьму, — сказала я, поспешив на кухню.Эдвард последовал за мной, когда Чарли ушёл в гостиную.Я схватила телефон на середине звонка, и развернулась таким образом, что оказалась лицом к стене.— Алло?— Ты вернулась, — сказал Джейкоб.Его привычный хрипловатый голос пронзил меня волной тоски. Тысяча спутанных вместе воспоминаний закружилась у меня в голове: скалистый пляж, усыпанный прибрежными деревьями, гараж сделанный из пластмассового навеса, тёплая содовая в бумажном стакане, маленькая комнатка с одним чересчур маленьким потрёпанным диванчиком. Смешинка, затаившаяся в его глубоко посаженных чёрных глазах, лихорадочный жар его большой ладони, держащей мою, вспышка его белых зубов на фоне тёмной кожи, его лицо, озарявшееся широкой улыбкой, которая всегда была чем-то, вроде ключика к секретной дверце, куда могли войти только родственные души.Я почувствовала, что-то вроде ностальгии, тоски по месту и человеку, который приютил меня в мою самую тёмную ночь.Я проглотила комок в горле.— Да, — ответила я.— Почему ты не позвонила мне? — потребовал ответа Джейкоб.Его сердитый тон немедленно привёл меня в чувство.— Потому, что я нахожусь дома всего четыре секунды, и твой звонок прервал Чарли, когда он рассказывал мне, что ты звонил.— Ой. Извини.— Конечно. А теперь скажи мне, зачем ты докучаешь Чарли?— Мне нужно было поговорить с тобой.— Да, об этом я уже догадалась. Я слушаю.Произошла небольшая пауза.— Ты завтра собираешься идти в школу?Я нахмурилась, не в состоянии понять смысла его вопроса.— Конечно, иду. С чего это мне не идти?— Я не знаю. Просто интересуюсь.Снова пауза.— Так о чём ты хотел поговорить, Джейк?Он колебался.— Не о чём конкретно, я думаю. Я…хотел услышать твой голос.— Да, я поняла. Я очень рада, что ты позвонил мне, Джейк. Я… — но я не знала, что можно ещё сказать. Я бы хотела сказать, что сейчас приеду к нему в Ла Пуш. Но сказать этого я не могла.— Мне нужно уходить, — внезапно сказал он.— Что?— Я скоро свяжусь с тобой, — пробормотал он.— Но Джейк…Он уже повесил трубку. Я с недоверием слушала гудки.— Это было коротко, — пробормотала я.— Всё в порядке? — спросил Эдвард. Его голос был тихим и заботливым.Я медленно повернулась лицом к нему. Выражение его лица было абсолютно спокойным — невозможно было понять о чем он думает.— Я не знаю. Мне интересно, о чём все это было, — я не могла понять из-за чего Джейкоб целый день доставал Чарли. Неужели только для того, чтоб спросить собираюсь ли я в школу. И если он хотел слышать мой голос, почему так быстро положил трубку?— Твои предположения, вероятно, лучше моих — намёк на улыбку затаился в уголках его рта.— Ммм, — пробурчала я.Это была правда. Я знала Джейка вдоль и поперек. Не должно быть так сложно — разобраться в его мотивах.С мыслями, витавшими далеко отсюда— приблизительно в пятнадцати милях по дороге в Ла Пуш — я начала прочёсывать холодильник, собирая необходимые продукты для ужина Чарли. Эдвард облокотился на столешницу, и я была уверена, что он наблюдает за моим лицом, но я слишком увлеклась своими мыслями, чтобы волноваться о том, что он там увидит.Тема со школой казалась разгадкой. Это был единственный настоящий вопрос, который он мне задал. И ему нужно было получить ответ на что-то, иначе он не приставал бы к Чарли так настойчиво.И почему моё посещение школы имеет значение для него? Хотя …Я попыталась мыслить логически. Итак, если я не пойду завтра в школу, какая в этом будет проблема, если смотреть со стороны Джейкоба? Чарли устроит мне небольшой скандал из-за того, что я пропустила целый день в школе, в то время как на носу экзамены, но я заверю его, что один день не сильно повлияет на мою учёбу. Джейка это вряд ли волнует.Мой мозг отказывался находить какие-либо блестящие идеи. Может, я как-то ненароком пропустила очень важную часть информации.Что могло измениться за последние три дня, что такого важного для Джейкоба должно было случиться, чтобы он прервал свой долгий отказ от общения со мной, который он воплощал, не отвечая на мои звонки и полностью меня игнорируя? Что произошло за эти три дня?Я замерла посреди кухни. Пакет с замороженными гамбургерами в моих руках выскользнул из одеревенелых пальцев. До меня не сразу дошло, что должен был раздаться глухой звук удара об пол.Эдвард поймал его и бросил на стол. Его руки уже обняли меня, а его губы оказались возле моего уха.— Что случилось?Я ошеломлённо встряхнула головой.Три дня могли изменить всё.Задумывалась ли я, насколько для меня был невозможен университет? До какой степени я не смогу находиться где-нибудь возле людей, после того как я пройду болезненное трёхдневное изменение, которое сделает меня бессмертной и даст возможность провести вечность с Эдвардом? Изменение, которое навсегда сделает меня пленницей моей собственно жажды…Чарли говорил Билли, что я исчезла на три дня? Сделал ли Билли соответствующие выводы? Спрашивал ли меня Джейкоб, осталась ли я человеком? Чтобы убедиться, что соглашение с оборотнями не нарушено, и что никто из Калленов не посмел укусить человека…укусить, не убить…?Но неужели он мог подумать, что я смогу вернуться домой к Чарли, если дело в этом?Эдвард встряхнул меня.— Бэлла? — спросил он, теперь обеспокоено.— Я думаю…я думаю, он проверял, — пробормотала я. — Проверял, чтобы убедиться. Что я человек, я имею в виду.Эдвард замер, и тихое шипение донеслось мне в ухо.— Нам придётся уехать, — прошептала я, — заранее. Чтобы не нарушить договор. И мы никогда не сможем сюда вернуться.Его руки прижали меня крепче.— Я знаю.— Гм! — громко прокашлялся позади нас Чарли.Я подскочила, а потом высвободилась из рук Эдварда и покраснела. Эдвард отступил к столу. Его взгляд был непроницаемым. Я смогла заметить беспокойство и гнев в его глазах.— Если ты не хочешь готовить ужин, я могу заказать пиццу, — намекнул Чарли.— Нет, всё нормально, я уже начала.— Хорошо, — сказал Чарли. Он облокотился на дверной проём, скрестив руки.Я вздохнула и приступила к работе, пытаясь игнорировать своих зрителей.— Если я попрошу тебя сделать кое-что, ты доверишься мне? — своим мягким голосом спросил Эдвард.Мы уже почти подъехали к школе. Эдвард был расслаблен и шутил всего минуту назад, а сейчас неожиданно его руки крепко сжали руль, суставы напряглись в попытке не разорвать его на куски.Я посмотрела на его встревоженное лицо — его глаза смотрели в даль, как будто он слушал голоса на расстоянии.Мой пульс участился в ответ на его напряжение, но я осторожно ответила.— Смотря что.Мы заехали на школьную парковку.— Я боялся, что ты так скажешь.— Что ты хочешь, чтоб я сделала, Эдвард?— Я хочу, чтобы ты осталась в машине, — заговорил он, заезжая на своё обычное место на парковке и выключая двигатель. — Я хочу, чтобы ты подождала здесь, пока я не вернусь за тобой.

www.libtxt.ru

Читать книгу Сумерки 3 »Майер Стефани »Библиотека книг

— Ой! — сказал он. — Извини, — и снова сомкнул губы. Его реакцию было легче прочесть, когда я дошла до Волтари. Он сцепил зубы, кожа на его руках покрылась мурашками, затрепетали ноздри. Я не стала вдаваться в подробности, а только рассказала ему, что Эдвард вытащил нас из этой опасной ситуации, не упоминания ни об обещании, которое мы дали, ни об ожидающем нас визите. Джейкобу не стоит знать о моих кошмарах. — Теперь ты знаешь всю историю, — заключила я. — Так что теперь твоя очередь рассказывать. Что произошло, пока я была у мамы в эти выходные? Я знала, что Джейкоб расскажет мне больше подробностей, чем Эдвард. Он не боялся напугать меня. Мгновенно оживившись, Джейкоб наклонился вперед. — Ну, Эмбри, Квил и я патрулировали территорию в субботу вечером, все как обычно, вдруг, откуда ни возьмись — бам! — Он развел руками, изображая взрыв. — Вот оно — свежий след, менее чем пятнадцатиминутной давности. Сэм хотел, чтобы мы его дождались, но я не знал, что ты уехала, и не знал, следят ли за тобой твои кровососы. Так что, мы на полной скорости рванули следом за ней, но она пересекла границу до того, как мы успели схватить ее. Мы рассредоточились по линии границы, в надежде, что она вернется и пересечет ее снова. Это было так досадно, скажу я тебе. Мы слишком далеко ушли к югу. Каллены загнали ее назад на нашу сторону в нескольких милях севернее нас. Если бы мы знали, где ждать, это могло бы стать великолепной засадой. Он потряс головой, состроив гримасу. — А вот, по-настоящему, рискованным это стало тогда, когда Сэм и другие настигли ее раньше нас, но она танцевала прямо вдоль лини границы, а весь вампирский выводок был прям там же, только на другой стороне. Здоровяк, как там его зовут … — Эммет. — Да, он. Он ринулся на нее, но эта рыжая оказалась проворней! Он пролетел прямо перед ней и чуть не врезался в Пола. Так что Пол … ну, ты знаешь Пола. — Да. — Он потерял контроль. Не могу сказать, что я виню его — кровосос- здоровяк был прямо над ним. Он бросился — эй, не смотри на меня так. Вампир был на нашей земле. Я постаралась изменить выражение своего лица, чтобы он смог продолжить. От напряжения мои ногти впились в ладони, не смотря даже на то, что я знала — все закончилось хорошо. — В любом случае, Пол промахнулся, и здоровяк вернулся на свою сторону. Но в конце, э-э, ну, э, блондинка… Выражение его лица было комичной смесью отвращения и невольного восхищения, когда он пытался подобрать слова, что бы описать сестру Эдварда. — Розали. — Не важно. Она действительно собралась пересечь границу, поэтому Сэм и я прикрыли Пола. Затем их вожак и другой блондин… — Карлайл и Джаспер. Он посмотрел на меня рассержено. — Ты же знаешь, что мне это безразлично. Короче, Карлайл поговорил с Сэмом, стараясь снять напряжение. Потом случилось что-то странное, потому что все как-то действительно быстро успокоились. Это был тот, другой, о ком ты мне говорила, пудривший нам мозги. Но, даже понимая, что он делает, мы не могли не успокоиться. — Да, я знаю, что при этом ощущаешь. — Реально раздражающе, вот как это ощущается. Только впоследствии ты не можешь больше оставаться раздраженным. — он яростно потряс головой. — Таким образом, Сэм и главный вампир согласились, что приоритетной целью все-таки является Виктория, и мы снова погнались за ней. Карлайл указал нам направление, так что мы могли тщательно проследить ее передвижение, но затем она достигла скал на севере Макай, там, где линия границы на несколько миль огибает берег. Она снова полезла в воду. Здоровяк и другой, спокойный, хотели получить разрешение пересечь границу, чтобы последовать за ней, но мы, конечно, сказали — нет. — Хорошо. Я имею в виду, вы вели себя глупо, но я рада, что все так закончилось. Эммет никогда не был осторожным. Он мог пострадать. Джейкоб фыркнул. — Так что же тогда твой вампир тебе рассказал, что мы атаковали без всякой причины, и его абсолютно невинные родственнички… — Нет, — перебила я. — Эдвард рассказал мне ту же историю, но не в таких подробностях. — Ха, — выдохнул Джейкоб и наклонился поднять один из множества валяющихся у него под ногами камней. С обычной ловкостью он кинул его на добрую сотню метров в сторону бухты. — Я думаю, она вернется. У нас еще будет шанс поймать ее. Я вздрогнула, конечно, она вернется. Расскажет ли мне об этом Эдвард в следующий раз? Я не была уверена. Мне нужно внимательней следить за Элис, чтоб не упустить из виду признаки, указывающие на то, что подобное может повториться. По-моему, Джейкоб не заметил моей реакции. Он, поджав свои пухлые губы, с задумчивым видом уставился на волны. — О чем ты думаешь? — спросила я после длительного молчания. — Думаю о том, что ты мне рассказала. О том, как предсказательница увидела тебя прыгающей с утеса, и решила, что ты хочешь покончить с собой, и как это все вышло из-под контроля… Ты понимаешь, что если бы тогда ты дождалась меня, как мы и планировали, тогда у кров … у Элис не было бы возможности увидеть, как ты прыгаешь? Ничего бы не изменилось. Мы бы, возможно, сидели сейчас в гараже, как в любую другую субботу. Не было бы никаких вампиров в Форксе, и мы с тобой… — он прервался, глубоко задумавшись. То, как он это сказал, привело меня в замешательство, как будто было бы лучше, если бы в Форксе вообще не было вампиров. Мое сердце екнуло, представив эту удручающую картину. — Эдвард бы вернулся в любом случае. — Ты в этом уверена? — спросил он, при упоминании имени Эдварда снова начиная заводиться. — Быть в разлуке … Ни одному из нас это не пошло на пользу. Он начал, было, что-то говорить, что-то злобное, судя по выражению его лица, но, задержав дыхание, остановил себя и начал снова. — Тебе известно, что Сэм зол на тебя? — На меня? — я на секунду растерялась. — Ах, да, понимаю. Он думает, что они бы остались в стороне, если бы меня здесь не было. — Нет, дело не в этом. — Тогда в чем у него проблема? Джейкоб снова наклонился за камнем. Он все вертел и вертел его в своих пальцах; пока он говорил, немного понизив голос, его глаза были прикованы к этому черному камню: — Когда Сэм увидел … что с тобой было, ну, тогда, вначале, когда Билли рассказал им, как Чарли беспокоится о том, что тебе не становится лучше, и сравнил с тем, что было потом, когда ты собралась прыгнуть с утеса… Я скорчила гримасу. Неужели мне никогда не позволят забыть об этом. Глаза Джейкоба сверкнули. — Он думал ты единственный человек на земле, у кого такие же причины ненавидеть Калленов, как и у него. Сэм чувствует себя, словно его … предали из-за того, что ты впустила их обратно в свою жизнь, как будто они и не причиняли тебе никакой боли. Я ни на секунду не поверила в то, что Сэм был единственным, кто так себя чувствует. И, разозлившись на них обоих, сказала язвительным голосом: — Ты можешь сказать Сэму, чтоб он шел, куда подальше… — Взгляни на это, — перебил меня Джейкоб, указывая на орла, с невероятной высоты пикировавшего к поверхности океана. Он остановился в последнюю минуту, лишь на мгновение, коснувшись когтями поверхности воды. Затем он улетел прочь, а в его когтях трепыхалась здоровенная рыбина. — Ты видишь это повсюду, — сказал Джейкоб отчужденным голосом. — У природы свои неизменные законы — есть охотник, и есть добыча, бесконечный круговорот жизни и смерти. Я не поняла смысла его лекции о природе, подумав, что он просто пытается сменить тему. Но затем он взглянул вниз на меня, в его глазах светились искорки черного юмора. — И ты пока еще ни разу не видела, чтобы рыба пыталась поцеловать орла. И никогда этого не увидишь. Он усмехнулся. Я усмехнулась ему в ответ, хотя во рту все еще оставался горький привкус. — Может, рыба и пыталась, — предположила я. — Трудно понять, о чем думает рыба. Знаешь ли, орлы очень привлекательные птицы. — В этом все дело? — его голос вдруг стал резким. — В привлекательности? — Не будь дураком, Джейкоб. — Тогда это деньги? — не унимался он. — Чудесно, — пробурчала я, вставая с дерева. — Рада, что ты обо мне такого мнения. Я развернулась и пошла прочь. — Ну же, не сходи с ума. — Оказавшись прямо за моей спиной, он схватил мое запястье и развернул меня. — Я серьезно! Я пытаюсь понять, но натыкаюсь на глухую стену. Его брови сердито сошлись на переносице, а глаза потемнели. — Я люблю его. Не потому что он красивый или богатый! — я выкрикнула эти слова Джейкобу в лицо. — Я бы выбрала его, даже если бы он не был и на половину таким, какой он есть. Даже пропасть между нами показалась бы мелочью. Потому что он самый любящий и бескорыстный, чудесный и честный из всех, кого я когда-либо встречала. Конечно, я люблю его! Неужели это так трудно понять? — Это невозможно понять. — Тогда, пожалуйста, просвети меня, Джейкоб, — сказала я с сарказмом. — Каков должен быть повод для того, чтобы кто-то, кого-то полюбил? Вероятно, я, пока, все делаю не правильно. — Я думаю, что для начала правильней всего было бы, чтобы этот кто-то, принадлежал к особям твоего вида. Обычно это срабатывает. — Ну, это просто чушь! — прошипела я. — Тогда остается только Майк Ньютон. Джейкоб отступил назад и закусил губу. Я увидела, как мои слова ранили его, но я слишком сильно разозлилась, чтобы об этом думать. Он отпустил мое запястье и, сложив руки на груди, отвернулся к океану. — Я — человек, — еле слышно прошептал он. — Ты не такой человек, как Майк, — грубо продолжила я. — Ты по-прежнему считаешь, что это имеет большое значение? — Это не одно и тоже. — Джейкоб не отрывал взгляда от серых волн. — Я не выбирал этого. Я недоверчиво усмехнулась. — Ты думаешь, Эдвард выбирал? Он так же, как и ты не знал, что с ним происходит. Он не подписывался под этим. Джейкоб еле заметным быстрым движением покачал головой. — Знаешь, Джейкоб, ты ужасный ханжа — учитывая, что ты еще и оборотень. — Это не одно и тоже, — повторил Джейкоб, посмотрев на меня. — Я не понимаю почему. Ты бы мог проявить немного больше понимания в отношении Калленов. Ты же даже не представляешь, какие они хорошие изнутри, Джейкоб. Он нахмурился еще сильнее. — Они не должны существовать. Их существование противоестественно. Я долго смотрела на него, в недоумении подняв вверх бровь. Прошло какое-то время, прежде чем он заметил. — Что? — Говоря о противоестественности …, - намекнула я. — Белла, — сказал он тихим изменившимся голосом. Повзрослевшим. Я вдруг поняла, что его голос звучит гораздо старше, чем мой — как у отца или учителя. — То, кем я являюсь, родилось вместе со мной. Это часть меня, моей семьи, всех нас, как одного племени — по этой причине мы еще здесь. Кроме того, — он посмотрел на меня, его глаза были непроницаемы, — я все еще человек. Он поднял мою руку и прижал к своей теплой груди. Через его футболку, я могла чувствовать равномерное биение сердца под своей ладонью. — Нормальные люди не могут перекидывать мотоциклы через себя, как это делаешь ты. Он слегка улыбнулся. — Нормальные люди убегают от монстров, Белла. И я никогда не утверждал, что я нормальный. Просто человек. Долго злиться на Джейкоба было невозможно. Убрав руку с его груди, я начала улыбаться. — Для меня ты выглядишь достаточно человечным, — сказала я. — В данный момент. — Я чувствую себя человеком. Он смотрел сквозь меня, его мысли витали где-то далеко отсюда. Его нижняя губа дрогнула, и он закусил ее. — О, Джейк, — прошептала я, беря его за руку. Вот почему я была здесь. Вот почему я могла стерпеть все, что меня ожидало по возвращении назад. Потому что, несмотря на весь сарказм и злость, Джейкобу было больно. Сейчас, это ясно читалось в его глазах. Я не знала, как помочь ему. Но я знала, что должна была попробовать. Это было больше, чем просто мой долг ему, его боль была так же и моей болью. Джейкоб стал частью меня, и этого было не изменить

Глава 5Мистическая связь

— Как ты, Джейк? Чарли сказал, что тебе было тяжело … неужели не становится лучше?Он сжал мою руку.— Все не так плохо, — сказал он, не глядя мне в глаза.Он медленно побрел назад к дереву, разглядывая цветную гальку, и потянул меня за собой. Я снова уселась на наше дерево, но он опустился на мокрую каменистую землю рядом со мной. Я решила, что он это сделал для того, чтобы было легче спрятать лицо. Он так и продолжал держать меня за руку.Я первой решила нарушить тишину:— Так много времени прошло с тех пор, как я была здесь. Я, наверно, много чего интересного пропустила. Как Сэм с Эмили? И Эмбри? А Квил…Я прервалась на полуслове, вспомнив, что для Джейкоба его друг Квил был больной темой.— Ах, Квил, — вздохнул Джейкоб.Что ж, наверно, это все-таки случилось — Квил присоединился к стае.— Прости, — пробормотала я.К моему удивлению, Джейкоб фыркнул.— Только не говори ему этого.— Что ты имеешь в виду?— Квилу не нужна жалость. Все как раз наоборот — он ликует. Он в полном восторге.Я не увидела в этом никакого смысла. Все остальные волки были так удручены тем, что их друг вынужден разделить их судьбу.— Что?Джейкоб задрал голову и посмотрел на меня. А потом, закатив глаза, улыбнулся.— Квил считает, что это самая крутая вещь, которая могла с ним произойти. Отчасти, из-за того, что он, наконец-то, в курсе того, что происходит. И рад, что снова обрел своих друзей — ему нравится быть частью «толпы», — Джейкоб снова фыркнул, — Не стоит удивляться. Это так на него похоже.

www.libtxt.ru

Читать книгу Сумерки 3 »Майер Стефани »Библиотека книг

— Я также провожу время с Элис, — заметила я. У сестры Эдварда не было никаких установленных часов для посещения; она могла приходить и уходить, когда захочет. Чарли был, словно пластилин в ее умелых руках.— Это правда, — сказал он. — Но у тебя есть и другие друзья помимо Калленов, Белла. По крайней мере были.Мы долго смотрели друг на друга.— Когда ты в последний раз разговаривала с Анжелой Вебер? — бросил он мне.— В пятницу за ланчем, — немедленно ответила я.До возвращения Эдварда мои школьные друзья разделились на две группы. Мне нравилось думать об этих группах, как о хорошей и плохой. Так же использовалась и такая формулировка, как «наша» и «их». Хорошими ребятами были Анжела, ее постоянный парень, Бен Ченей и Майк Ньютон; эти трое очень великодушно простили меня за то время после ухода Эдварда, когда я была не в себе. Лорен Мэлори была лидером плохой группировки, и все остальные, включая мою первую в Форксе подругу Джессику Стэнли, казалось, соглашались с ее анти-Белловской программой.После возвращения Эдварда граница, разделяющая обе стороны, стала еще более заметной.Возвращение Эдварда стоило мне дружбы Майка Ньютона, но Анжела была непоколебимо лояльна, и Бен следовал ее примеру. Несмотря на естественную антипатию, которую Калены вызывали у большинства людей, Анжела покорно сидела рядом с Элис каждый день за ланчем. После нескольких недель, проведенных в ее компании, казалось, что Анжеле там даже стало комфортно. Трудно было не попасть под очарование Каленов, пообщавшись с ними хоть однажды.— Вне школы? — спросил Чарли, снова привлекая мое внимание.— Я не виделась ни с кем вне школы, папа. Я была в заключении, помнишь? И у Анжелы тоже есть бойфренд. Она всегда с Беном. Если я действительно свободна, — добавила я полным скептицизма голосом, — возможно, мы могли бы встречаться парами.— Хорошо. Но тогда… — он колебался. — Вы с Джейком имели обыкновение гулять вместе, а теперь — …Я прервала его.— Ты можешь, наконец, перейти к сути, папа? Каково твое условие — точнее?— Я не думаю, что ты должна забросить всех своих друзей из-за своего бойфренда, Белла, — сказал он строгим голосом. — Это не хорошо, и я думаю, что твоя жизнь стала бы более уравновешенной, если бы ты впустила в нее и других людей тоже. То, что произошло в прошлом сентябре…Я вздрогнула.— Ладно, — сказал он, защищаясь. — Если бы тогда у тебя, помимо Эдварда Калена была и другая, своя жизнь, то, возможно, все было бы не так ужасно, как то, что с тобой случилось.— Все было бы точно также, — пробормотала я.— Может быть, а может, и нет.— В чём суть? — напомнила я ему.— Используй свою новую свободу, чтобы встречаться и с другими своими друзьями тоже. Постарайся сбалансировать это.Я медленно кивнула головой. — Баланс это хорошо. Записывать ли мне встречи с друзьями на определённое время?Он скорчил недовольную гримасу, но тряхнул головой. — Я не хочу ничего усложнять. Просто не забывай своих друзей…Это была именно та дилемма, с которой я уже итак боролась. Мои друзья. Люди, с которыми для их же безопасности, я не должна буду больше встречаться после окончания школы.Так как же лучше поступить? Проводить с ними время, пока я еще могу? Или начать отделяться сейчас, расставаясь с ними постепенно? Я испугалась при мысли о том, что придется выбрать второй вариант.— … особенно Джейкоба, — добавил Чарли прежде, чем я успела придумать о чем-нибудь еще.Эта дилемма была намного сложнее первой. Потребовалось время, чтобы найти подходящие слова. — С Джейкобом могут возникнуть… трудности.— Блэйки для нас, практически, как семья, Белла, — снова сказал он по-отечески строго. — И Джейкоб был тебе очень, очень хорошим другом.— Я знаю.— Неужели ты совсем по нему не скучаешь? — расстроено спросил Чарли.Внезапно я почувствовала, как мое горло сдавило. Мне пришлось дважды откашляться, прежде чем ответить. — Да, мне не хватает его, — сказала я, всё ещё с опущенной вниз головой, — я очень скучаю по нему.— Тогда в чем трудность?Это была не та история, о которой можно спокойно разговаривать. В понимании нормальных людей это противоречило всем правилам, я имею в виду обычных людей, таких как я и Чарли, узнать о тайном мире, полном мифических монстров, скрыто существующих вокруг нас. Я знала все об этом мире, и из-за этого находилась в постоянной опасности. И я не собираюсь подвергать Чарли этой опасности.— С Джейкобом есть… конфликтная ситуация, — медленно произнесла я.— Я имела в виду конфликт по поводу дружбы. Кажется, Джейку не всегда будет достаточно просто дружбы, — я придумала это оправдание, исходя из некоторых деталей, которые были на самом деле, но были столь незначительны, в сравнении с тем фактом, что стая оборотней Джейкоба люто ненавидела семью вампира Эдварда, ну и меня за компанию, поскольку я твердо намеревалась присоединиться к этой семье. Просто эту проблему нельзя решить с ним при помощи переписки, а на мои звонки он отвечать не станет. Но то, что я планирую лично встретиться с оборотнем, ни коим образом не вызовет восторга у вампиров.— Разве Эдвард не за здоровую конкуренцию? Теперь голос Чарли был полон сарказма.Я смерила его мрачным взглядом.— Нет никакой конкуренции.— Ты задеваешь чувства Джейка, избегая его таким образом. Он скорее предпочтет быть просто друзьями, чем вообще никем.О, так теперь я его избегаю?— Я почти уверена, что Джейк вообще не хочет, чтобы мы были друзьями, — слова обожгли мне рот, — Почему ты вообще заговорил об этом?Теперь Чарли выглядел смущенным. — Возможно, эту тему сегодня затронул Билли…— Вы с Билли сплетничаете, как старые бабки, — пожаловалась я, злобно тыкая вилкой остывшие спагетти на моей тарелке.— Билли беспокоится за Джейкоба, — сказал Чарли. — Из-за того, что Джейкобу сейчас очень тяжело… Он подавлен.Я вздрогнула, но сдержала навернувшиеся на глаза слезы.— И потом, проводя с Джейкобом время, ты всегда выглядела такой счастливой, — вздохнул Чарли.— Я счастлива сейчас, — отчаянно прорычала я сквозь зубы.Контраст между моими словами и тоном полностью разрядил напряженную атмосферу. У Чарли вырвался смех, и я присоединилась к нему.— Ладно, ладно, — согласилась я. — Баланс.— И Джейкоб, — настаивал он.— Я постараюсь.— Отлично. Найди баланс, Белла. И, ах, да, тут для тебя кое-какая почта, — сказал Чарли, закрывая тему, даже не пытаясь быть деликатным, — Она возле плиты.Я даже не пошевелилась, все мои мысли сводились к имени Джейкоба. Скорее всего, это было какое-то старое письмо. Я только вчера получила конверт от моей мамы, и больше ничего не ждала.Отодвинув стул, Чарли поднялся из-за стола. Он отнес свою тарелку к раковине, но прежде чем включить воду, дабы ополоснуть ее, он немного помедлил и бросил мне толстый конверт. Письмо пролетело через весь стол и врезалось в мой локоть.— Ай, спасибо, — пробормотала я, озадаченная его настойчивостью.После чего увидела адрес отправителя — письмо было из Университета Юго-восточной Аляски. — Так быстро. Я думала, что и здесь пропустила крайний срок подачи заявления.Чарли усмехнулся.Я щелкнула по конверту и бросила на него пристальный взгляд. — Оно открыто.— Я был любопытен.— Я потрясена, Шериф. Это же федеральное преступление.— О, просто прочти его.Я вынула письмо и сложенное пополам расписание курсов.— Поздравляю, — сказал он прежде, чем я смогла что-либо прочитать. — Твое первое зачисление.— Спасибо, пап.— Мы должны поговорить об обучении. У меня есть немного отложенных денег…— Эй, эй, ничего подобного. Я не прикоснусь к твоим сбережениям, папа. У меня есть собственные сбережения на колледж, — что было далеко от действительности — отложенных денег едва ли хватило бы даже для начала.Чарли нахмурился. — Некоторые из этих мест довольно дорогие, Беллз. Я хочу помочь. Ты не должна ехать на Аляску только потому, что там дешевле.Этот колледж вовсе не был дешевле. Но зато он был достаточно далеко, и в Джуно в среднем, триста двадцать один день в году был пасмурным и дождливым. Первое вполне устраивало меня, а второе Эдварда.— Я вполне потяну это. Кроме того, у них есть много вариантов оказания финансовой поддержки. Я смогу легко получить ссуду, — я надеялась, что мой блеф не был слишком уж очевиден. Я не имела ни малейшего представления по данному вопросу.— Таким образом…, - начал Чарли, а затем сжал губы и отвел взгляд.— Таки образом, что?— Ничего. Я только… — он нахмурился. — Я только интересуюсь, какие… планы у Эдварда на следующий год?— Оу.— Ну, так что?Три быстрых стука в дверь спасли меня от ответа. Чарли закатил глаза и я подскочила.— Иду! — воскликнула я, в то время как Чарли бормотал что-то, вроде «Убирайся отсюда». Я проигнорировала его слова и поспешила впустить Эдварда.Со смехотворным нетерпением, рванув на себя дверь, я увидела его — мое собственное чудо, стоящее на пороге.Время так и не смогло сделать меня менее восприимчивой к совершенству его лица, и я была уверена, что никогда не смогу привыкнуть к его красоте до такой степени, чтобы считать ее чем-то обыкновенным. Мои глаза пробежались по его бледному, мраморно-белому лицу: твердый квадрат его челюсти, более мягкая линия его пухлых губ, сейчас изогнутых в улыбке, прямая линия носа, острый угол скул, гладкий мраморный лоб, частично скрытый спутанными, потемневшими от дождя бронзовыми волосами….Его глаза я оставила напоследок, зная, что когда я загляну в них, то, вероятно, потеряю ход своих мыслей. Они были большими, выразительными, согревающими теплом жидкого золота, обрамленные пушистыми черными ресницами. Каждый раз, глядя в его глаза, я чувствовала что-то невероятное, как будто мои кости становятся мягкими, как пластилин. А еще я чувствовала легкое головокружение, но это, возможно было результатом того, что я забывала дышать. Снова.Это было лицо, ради которого любой манекенщик мира продал бы душу. Конечно, это и должно было быть запрашиваемой ценой: одна душа.Нет. Я в это не верила. Я чувствовала себя виноватой уже за то, что допустила подобную мысль и радовалась, очень радовалась тому, что была единственным человеком, чьи мысли оставались для Эдварда тайной.Я дотронулась до его руки и вздохнула, почувствовав, как его холодные пальцы переплетаются с моими. Его прикосновение принесло странное ощущение облегчения — как если бы у меня что-то болело, и эта боль внезапно прекратилась.— Эй, — я слегка улыбнулась из-за своего несоответствующего моим ощущениям приветствия.Он поднял наши переплетенные пальцы, чтобы прикоснуться к моей щеке тыльной стороной своей ладони. — Как прошел день?— Медленно.— Для меня тоже.Он поднес мое запястье к своему лицу, наши пальцы все еще были переплетены. Закрыв глаза, он скользнул вдоль моей кожи носом, и мягко улыбнулся, так и не открыв глаза. Наслаждаясь ароматом и одновременно борясь с искушением, как он однажды выразился.Я знала, что для него аромат моей крови гораздо слаще, крови любого другого человека на земле. Моя кровь для него была так же желанна, как для алкоголика вино в сравнении с водой, ее запах причинял ему реальную боль, порождая в его горле невыносимую, обжигающую жажду. Но, кажется, теперь, это уже не смущало его так сильно, как было когда-то. Я лишь смутно могла представить, каких титанических усилий стоил ему этот простой жест.Мне стало грустно оттого, что ему приходилось делать такие усилия над собой. Утешало только одно — я знала, что не буду причиной его мук слишком долго.Я услышала, как приближается Чарли, намеренно топая ногами, таким способом, выражая свое неудовольствие приходом нашего гостя.Глаза Эдварда мгновенно открылись, и он быстро опустил наши руки, все еще держа пальцы сплетенными между собой.— Добрый вечер, Чарли, — Эдвард всегда был безупречно вежлив, хотя Чарли и не заслуживал этого.Чарли остановился, что-то пробубнив ему в ответ, и скрестил руки на груди. В последние время он проникся идеей родительского наблюдения.— Я принес ещё бланки заявлений, — заявил Эдвард, демонстрируя полный конверт. На его мизинец, словно кольцо, был намотан целый рулон почтовых марок.Я застонала. Неужели еще остались какие-то колледжи, в которые он до сих пор не заставил меня написать? И как ему еще удается находить все эти открытые лазейки? Ведь в этом году уже было слишком поздно.Он улыбнулся, будто смог прочитать мои мысли; должно быть, они слишком явно отражались на моем лице.— Еще осталось несколько открытых крайних сроков. И несколько мест, желающих сделать исключение.Я лишь примерно могла представить причины, стоящие за этими исключениями. И размер долларовых вливаний.Эдвард рассмеялся над выражением моего лица.— Ну, ты готова? — спросил он, отодвигая меня к кухонному столу.Чарли раздраженно следовал сзади, хотя он едва ли мог пожаловаться на то, чем мы собирались сегодня заняться.Я быстро убрала со стола все лишнее, пока Эдвард раскладывал пугающую стопку бланков. Когда я перекладывала на стойку Грозовой Перевал, Эдвард поднял одну бровь. Я знала, о чем он подумал, но Чарли прервал его прежде, чем он успел прокомментировать это.— Кстати, говоря о заявлениях в колледж, Эдвард, — спросил Чарли еще более угрюмым тоном, т. к. он по возможности старался избегать обращаться к Эдварду напрямую, но когда ему все же приходилось, это еще больше ухудшало его, и без того, плохое настроение. — Мы с Беллой только что обсуждали следующий год. Ты уже решил, где будешь учиться?

www.libtxt.ru

Читать книгу Сумерки 3 »Майер Стефани »Библиотека книг

— Но… почему?И тогда я увидела его. Его, возвышающегося над всеми другими студентами, было бы трудно не заметить, даже если бы он не облокотился на свой чёрный мотоцикл, нелегально припаркованный на подъездной дорожке.— О.Лицо Джейкоба было спокойной маской, которую я отлично знала. Это было выражение лица, которое он использовал, когда хотел держать свои эмоции под контролем, держать себя под контролем. Это делало его похожим на Сэма, самого старшего оборотня, вожака их Квилетской стаи. Но Джейкоб никогда не мог владеть этим в полной мере, так, как это в совершенстве, получалось у Сэма. Я и забыла, как сильно его лицо волновало меня. Хотя я знала Сэма довольно хорошо, до того, как вернулись Калены, он мне нравился, но я никак не могла избавиться от негодования каждый раз, когда Джейкоб копировал выражение лица Сэма. Это было лицо незнакомца. Надевая эту маску, он переставал быть моим Джейкобом.— Вчера вечером ты сделала неправильное умозаключение, — проворчал Эдвард. — Он спрашивал про школу, потому что знал, что я буду там же, где и ты. Он искал безопасное место, чтобы поговорить со мной. Место, где имеются свидетели.Значит, я вчера не правильно поняла мотивы Джейкоба. Отсутствие информации, вот в чём проблема. Информации, объясняющей, почему вдруг Джейкоб захотел поговорить с Эдвардом.— Я не останусь в машине, — сказала я.Эдвард громко простонал.— Конечно же нет. Что ж, пошли, покончим с этим.Лицо Джейкоба окаменело, когда мы подошли к нему, держась за руки.Я заметила и другие лица, лица моих одноклассников. Я видела, как расширялись их глаза, когда они смотрели на Джейкоба с его ростом двести четыре сантиметра и телосложением нехарактерным для подростка шестнадцати с половиной лет. Я видела, как их глаза остановились на его обтягивающей чёрной футболке с коротким рукавом, хотя день был не по сезону холодным, на рваных, покрытых масляными пятнами джинсах и блестящем чёрном мотоцикле, на который он облокотился. Их взгляды не задерживались на его лице, что-то в его выражении заставляло их быстро отводить глаза. И я заметила, как вокруг него образовалось много свободного места, словно круг, границу которого никто не осмеливался пересечь.Я с удивлением поняла, что Джейкоб казался опасным для них. Как странно.Эдвард остановился в двух шагах от Джейкоба, и я могу сказать, что ему было некомфортно от того, что я оказалась так близко к оборотню. Он отвел свою руку немного за спину, таким образом, наполовину закрывая меня собой.— Ты мог позвонить нам, — сказал Эдвард металлическим голосом.— Извини, — ответил Джейкоб, и его лицо искривилось усмешкой. — У меня нет никаких кровопийц в списке быстрого набора номера.— Ты, конечно же, мог бы найти меня и у Беллы дома.Челюсть Джейкоба сжалась, и он, так и не ответив, сдвинул брови.— Вряд ли это подходящее место, Джейкоб. Мы можем обговорить это позже?— Конечно, конечно. Я заеду в твой склеп после школы, — фыркнул Джейкоб. — Почему не сейчас?Эдвард многозначительно посмотрел по сторонам, его глаза задерживались на свидетелях, которые едва находились вне зоны слышимости. Несколько людей задержались на тротуаре, их глаза горели в ожидании.Как будто они надеялись, что драка может нарушить скуку ещё одного утра понедельника. Я видела, как, направляясь в класс, Тайлер Кроули толкнул Остина Маркса, и они оба притормозили.— Я уже знаю, о чем ты пришел сказать, — напомнил Эдвард Джейкобу таким тихим голосом, что я сама с трудом расслышала. — Сообщение доставлено. Можешь думать, что мы уже предупреждены.На одну секунду Эдвард повернулся, чтобы посмотреть на меня обеспокоенными глазами.— Предупреждены? — непонятливо спросила я. — О чём вы говорите?— Ты не сказал ей? — спросил Джейкоб, его глаза недоверчиво расширились. — Ты что боишься, что она примет нашу сторону?— Пожалуйста, прекрати это, Джейкоб, — сказал Эдвард ровным голосом.— Почему? — с вызовом спросил Джейкоб.Я нахмурилась в недоумении.— Чего я не знаю? Эдвард?Эдвард просто посмотрел на Джейкоба, словно он меня не слышал.— Джейк?Джейкоб удивлённо посмотрел на меня.— Он не сказал тебе, что его большой…брат пересёк границу в субботу ночью? — спросил он, его голос был полон сарказма. Потом его глаза переместились на Эдварда. — Пол имел полное право…— Это была нейтральная территория— прошипел Эдвард.— Не была!Джейкоб заметно рассердился. Его руки дрожали. Он потряс головой и сделал глубокий вдох.— Эммет и Пол? — прошептала я.Пол был самым неуравновешенным членом стаи. Он был единственным, кто потерял контроль в тот день в лесу — воспоминание о рычащем сером волке неожиданно четко возникло перед моими глазами.— Что случилось? Они подрались? — из-за паники мой голос стал почти писклявым. — Почему? Пол пострадал?— Никто не дрался, — тихо, только для меня сказал Эдвард. — Никто не пострадал. Не беспокойся.Джейкоб смотрел на нас скептически.— Ты ничего ей не рассказал, правда же? Поэтому ты увёз её? Так она не знает что…— Уходи сейчас же, — Эдвард прервал его на середине предложения, и его лицо неожиданно стало устрашающим, действительно устрашающим. На секунду он стал выглядеть, как…как вампир. Демонстрируя свою ненависть, он со злостью впился взглядом в Джейкоба.Джейкоб поднял брови и замер.— Почему ты не сказал ей?В полной тишине они долго буравили друг друга взглядом. Ещё больше учеников собралось позади Тайлера и Остина. Я увидела Майка рядом с Бэном, Майк держал одну руку на плече Бэна, как будто пытался удержать его.В этой мёртвой тишине всё неожиданно стало на свои места, сработала моя интуиция.Что-то, что Эдвард не хочет, чтобы я знала.Что-то, что Джейкоб не будет скрывать от меня.Что-то, что заставило Калленов и оборотней находиться вместе в лесу, двигаясь в опасной близости друг от друга.Что-то, что заставило Эдварда настаивать на моем отъезде и перелете через всю страну.Что-то, о чём Элис было видение на прошлой неделе — видение, о котором Эдвард солгал мне.Что-то, чего я ожидала в любом случае. Кое-что, что должно было произойти снова, и как бы сильно я не мечтала, чтобы этого не случилось, это никогда не закончится, не так ли?Я начала задыхаться, воздух просачивался через мои губы, но я не могла остановиться. Мне казалось, словно школа дрожит, как будто произошло землетрясение, но я знала, что это моя собственная дрожь вызывает такие ощущения.— Она вернулась за мной, — сдавленно сказала я.Виктория не собирается сдаваться, пока я не умру. Она будет продолжать тем же способом — ложная атака и побег, ложная атака и побег — до тех пор, пока не найдёт лазейку и не просочится сквозь моих защитников.Может мне повезёт. Может Волтари придут за мной раньше — по крайней мере, они убьют меня быстрее.Эдвард крепче притянул меня к себе, поворачиваясь таким образом, чтобы все ещё находиться между мной и Джейкобом, и погладил моё лицо заботливыми руками.— Всё хорошо, — шептал он мне. — Всё хорошо. Я никогда не позволю ей подобраться близко к тебе, всё хорошо.Потом он пристально посмотрел на Джейкоба.— Разве это не ответ на твой вопрос, псина?— А ты не думаешь, что Бэлла имеет право знать? — с вызовом спросил Джейкоб. — Это её жизнь.Эдвард продолжал говорить тихо, даже Тайлер, стоявший очень близко, не способен был расслышать.— Почему она должна быть напугана, когда опасность ей не грозит?— Лучше быть напуганной, чем обманутой.Я постаралась собраться, но мои глаза слезились. Я видела это, как только закрывала глаза, я видела лицо Виктории, её губы, растягивающиеся и обнажающие зубы, её красноватые глаза, светящиеся жаждой мести. Она винит Эдварда в гибели своего любовника — Джеймса. Она не остановится, пока его любовь не будет отобрана и у него тоже.Эдвард вытер слёзы с моих щек своими пальцами.— Ты действительно думаешь, что делать ей больно — это лучше, чем защищать её? — проворчал он.— Она сильнее, чем ты думаешь, — сказал Джейкоб. — Она переживала и худшее.Неожиданно, выражение лица Джейкоба переменилось, он пристально смотрел на Эдварда, со странным, изучающим выражением. Его глаза прищурились, как будто он решал в голове сложную математическую задачу.Я почувствовала, как Эдвард сжался. Я подняла голову, чтобы посмотреть на него, его лицо было искажено, и это могла быть только боль. За одну жуткую секунду, я вспомнила тот день в Италии, в страшной комнате башни Волтари, где Джейн мучила Эдварда своим ужасным даром, сжигая его своими мыслями…Это воспоминание вытолкнуло меня из приближающейся истерики и заставило прийти в себя. Потому, что я лучше позволю Виктории сто раз убить меня, чем смотреть, как Эдвард снова страдает таким образом.— Это забавно, — сказал Джейкоб, смеясь, наблюдая за лицом Эдварда.Эдвард вздрогнул, но успокоился с небольшим напряжением. Он не мог полностью спрятать муку в своих глазах.Расширенными глазами я быстро взглянула сначала на искаженное лицо Эдварда, потом на усмешку Джейкоба.— Что ты с ним делаешь? — потребовала я ответа.— Ничего страшного, Бэла, — тихо сказал мне Эдвард. — У Джейкоба просто хорошая память, вот и всё.Джейкоб усмехнулся, и Эдвард вздрогнул снова.— Прекрати это! Что бы ты не делал!— Конечно, если ты хочешь, — Джейкоб пожал плечами. — Если ему не нравятся вещи, которые я помню, то он сам в этом виноват.Я пронзительно посмотрела на него, и он улыбнулся в ответ шаловливо, как ребёнок, которого поймали, когда он делает что-то, чего нельзя делать, и знает, что его не накажут.— Директор уже идёт к нам, чтоб разогнать бездельников, столпившихся на территории школы, — прошептал мне Эдвард, — Пошли на английский, Бэлла, ты не приглашен.— Слишком заботливый, правда же? — сказал Джейкоб, обращаясь лишь ко мне. — Маленькие неприятности делают жизнь забавной. Дай угадаю, тебе не разрешено развлекаться, да?Эдвард сердито на него посмотрел, его губы начали открываться, показывая зубы.— Заткнись, Джейк, — сказала я.Джейкоб засмеялся.— Это звучит как нет. Эй, если ты когда-нибудь захочешь снова жить, ты можешь прийти ко мне. Твой мотоцикл всё ещё у меня в гараже.Эта новость отвлекла меня.— Ты же должен был продать его. Ты обещал Чарли, что так и сделаешь. Если бы я не просила от лица Джейкоба, после всего, ведь он провел недели, трудясь над обоими мотоциклами, и он заслужил что-то вроде платы, Чарли выкинул бы мой мотоцикл, как мусор в контейнер, а потом подпалил бы его.— Да конечно. Будто я собирался сделать это. Он принадлежит тебе, не мне. В любом случае, я придержу его, пока ты не захочешь его вернуть.Тонкий намёк на улыбку, которую я помнила, появился в уголках его губ.— Джейк…Он наклонился вперёд, его лицо теперь стало серьёзным, горький сарказм прошел.— Я думаю, что я мог ошибаться раньше, ты знаешь, по поводу того, что мы не можем теперь быть друзьями. Может, мы попробуем справиться с этим на моей стороне границы. Приходи увидеться со мной.Я отчётливо чувствовала Эдварда, его руки всё ещё обнимали меня, он стоял в защитной позе, без эмоций, как камень. Я бросила взгляд на его лицо — оно было спокойное и терпеливое.— Я, э, не уверена насчёт этого, Джейк.Джейкоб полностью отступил от своего враждебного настроения. Это было похоже на то, как будто он забыл, что Эдвард здесь, или, по крайней мере, решил действовать таким способом.— Я скучаю по тебе каждый день, Бэлла. Без тебя все совсем не так.— Я знаю, и мне жаль, Джейк, я просто…Он встряхнул головой, и вздохнул.— Это не имеет значения, правда? Думаю, я переживу это. Кому нужны друзья? — он скривился. Слабой попыткой напустить браваду Джейкоб пытался скрыть боль.Страдание Джейкоба всегда вызывало у меня желание защитить его. Это не было рационально — Джейкоб вряд ли нуждался в какой-либо физической защите, которую я могла предложить. Но мои руки, накрытые руками Эдварда, тянулись к нему. Обнять его большого и тёплого в молчаливом обещании поддержки и утешения.Защищающие руки Эдварда сдерживали меня.— Хорошо, все по классам, — раздался позади нас строгий голос. — А ну проходите, мистер Кроули.— Езжай в школу, Джейк, — прошептала я взволнованно, узнав голос директора. Джейкоб ходил в Квилетскую школу, но у него могли быть неприятности из-за того, что он вторгся на чужую территорию или ещё что-то в этом роде.Эдвард освободил меня, взяв только мою руку, и потянул, опять заслоняя собой.Мистер Грин протолкался сквозь зрителей, его брови сползли вниз к переносице, как зловещие штормовые облака, нависнув над его маленькими глазками.— Я серьёзно, — он был грозен. — Когда я снова повернусь, оставлю после уроков всех, кто ещё будет стоять здесь.Все собравшиеся растворились, ещё до того, как он закончил фразу.— Ах, мистер Каллен. У нас здесь проблемы?— Абсолютно нет, мистер Грин. Мы уже шли в класс.— Отлично. Мне кажется, я не узнаю вашего друга, — мистер Грин посмотрел на Джейкоба. — Ты наш новый студент?Глаза мистера Грина внимательно рассматривали Джейкоба, и мне кажется, он пришел к такому же самому выводу, что сделали другие — опасный. Доставит неприятности.— Неа, — ответил Джейкоб, слегка ухмыляясь своими широкими губами.— Тогда я предлагаю вам покинуть школьную территорию, молодой человек, прежде, чем я вызову полицию.Маленькая ухмылка Джейкоба, превратилась в огромную самодовольную улыбку, и я знаю, он наверно представил себе, как появляется Чарли, чтобы арестовать его. Эта улыбка была слишком горькая, слишком фальшивая, чтобы удовлетворить меня. Это была не та улыбка, которую я ожидала увидеть.

www.libtxt.ru