НЕОПОЗНАННАЯ СУЩНОСТЬ ИМАМА АЛИ — Муртаза Мутахари (книга — скачать). Али книга


Али и Нино. читать онлайн

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Север, юг и запад Европы окружены морями. Северный Ледовитый океан, Средиземное море и Атлантический океан составляют естественные границы этого континента. Восточная граница Европы проходит по территории Российской империи. Она спускается по Уральским горам, делит надвое Каспийское море и далее проходит через Закавказье. И тут наука еще не сказала своего окончательного слова. Некоторые ученые относят к Европе и южные склоны Кавказских гор, другие же считают, что эта территория не может считаться Европой, особенно если учесть культурное развитие населяющих ее народов. Дети мои! От вас самих будет зависеть, причислят ли наш город к прогрессивной Европе или же отсталой Азии.И профессор, облаченный в шитый золотом мундир преподавателей русских гимназий, довольно улыбнулся.У сорока учеников третьего класса Бакинской русской императорской гуманитарной гимназии перехватило дыхание перед бездной науки и грузом ответственности, павшей на наши плечи.Какое-то время мы все молчали. Мы — это тридцать мусульман, четыре армянина, два поляка, три сектанта и один русский. Тут с последней парты поднял руку Мухаммед Гейдар.— Простите, господин профессор, но мы хотели бы остаться в Азии.Класс грохнул. Мухаммед Гейдар уже второй год отсиживал в третьем классе, и, пока Баку относился к Азии, существовала вероятность, что он не продвинется в учебе и на третий год, потому что согласно указу министерства в азиатских областях Российской империи учащиеся из числа местного населения могли учиться в одном и том же классе, сколько им заблагорассудится.Профессор Санин озабоченно потер лоб.— Вот как! Значит, вы, Мухаммед Гейдар, хотите остаться в Азии? Ну-ка, выйдите к доске. А можете ли вы обосновать свое желание?Мухаммед Гейдар стоял пунцово-красный, не в силах произнести ни слова. Он разинул рот, морщил лоб и бессмысленно таращил туповатые глаза. Немусульманская часть класса наслаждалась ситуацией. Надо было спасать положение, и поэтому я поднял руку и заявил, что тоже хочу остаться в Азии.— Али хан Ширваншир! И вы?! Ну ладно, выходите!Профессор Санин, проклиная в душе злую судьбу, забросившую его на берега Каспия, нервно откашлялся и тихо, с надеждой, спросил:— А вы можете обосновать свое желание?— Да. Я очень хорошо чувствую себя в Азии.— Так, так. А вы когда-нибудь были в истинно дикой азиатской стране, скажем, в Иране?— Да, прошлым летом.— Так! А видели ли вы там величайшие достижения европейской культуры, ну, хотя бы автомобиль?— Да, и причем самый большой. На тридцать человек, а может, и больше. Они ездят не в самом городе, а курсируют между городами.— Вы говорите об автобусах, их используют потому, что не хватает железных дорог. Это — признак отсталости. Садитесь, Ширваншир!Теперь наступила очередь торжествовать мусульманской части класса. Я шел к своей парте, сопровождаемый одобрительными взглядами.Профессор Санин растерянно молчал. В его задачу входило воспитать своих учеников настоящими европейцами.— А кто из вас был, например, в Берлине? — спросил он вдруг.Но этот день для профессора явно выдался неудачным: сектант Майков поднял руку и сообщил, что, еще совсем маленьким, был в Берлине, но сейчас он ничего, кроме духоты вокзала, жуткого грохота метро да еще заботливо приготовленного для него мамой бутерброда с ветчиной, не помнит.Мы, тридцать мусульман, сочли себя оскорбленными до глубины души его сообщением. А Сеид Мустафа даже попросил разрешения выйти в коридор, потому что его затошнило при одном лишь упоминании о свинине. Таким образом, раз и навсегда закончилась дискуссия о местоположении Баку.Прозвенел звонок. Профессор Санин с огромным облегчением покинул класс, и мы, все сорок человек, гурьбой выбежали за ним. Это была большая перемена, и каждый мог выбирать на вкус любое из трех развлечений: выбежать во двор и затеять драку с учениками соседней реальной гимназии из-за того, что у них золотые пуговицы на мундирах и золотые кокарды, в то время как наши пуговицы и кокарды были серебряными; либо громко говорить друг с другом по-азербайджански, потому что русские этого языка не понимали, к тому же в гимназии во время занятий говорить на азербайджанском языке было запрещено; и, наконец, можно было пойти в расположенную напротив женскую гимназию святой царицы Тамары. Я выбрал третий вариант.Лицеистки в голубых, цвета мечты форменных платьях и белых фартуках степенно прогуливались по саду. Среди них была и моя двоюродная сестра Айше. Она гуляла под руку с самой красивой в мире девочкой Нино Кипиани. Увидев меня, Айше помахала рукой, Я подошел к ним и стал рассказывать о сражении, состоявшемся на уроке географии.— Али хан, ты дурак, — сказала, наморщив носик, самая красивая в мире девочка. — Слава Богу, что мы в Европе. Будь мы в Азии, мне давно следовало бы надеть чадру, и ты бы никогда не увидел моего лица.Я был разбит наголову. Спорное географическое положение Баку, действительно подарило мне благосклонность самых красивых в мире глаз.Расстроенный, я решил не идти на остальные уроки и отправился бродить по улицам, разглядывая верблюдов, а потом долго стоял у моря, печально размышлял о Европе, Азии и прекрасных глазах Нино Кипиани.Вдруг передо мной возник какой-то жуткого вида нищий. Я бросил ему монету. Он тут же схватил, мою руку, намереваясь поцеловать ее. Я испуганно отдернул руку. А потом, полный раскаяния за проявленное бессердечие, битых два часа искал исчезнувшего нищего, чтобы позволить ему поцеловать мне руку. Мне все казалось, что я обидел его отказом, и угрызения совести не давали мне покоя. Впрочем, найти нищего мне так и не удалось.С тех пор прошло пять лет.Много всякого произошло за эти годы. В нашу гимназию пришел новый директор, который больше всего на свете любил схватить кого-нибудь из нас за ворот и несколько раз сильно тряхнуть. Бить гимназистов запрещалось.В эти же пять лет преподаватель шариата подробно объяснил нам, сколь велика милость Аллаха, давшего нам возможность явиться на свет мусульманами. К нам в класс пришли ещё двое армян и один русский. Зато двое мусульман ушли из гимназии: один из них в шестнадцать лет женился, а второго во время летних каникул зарезали в кровавой поножовщине.Я же, Али хан Ширваншир, трижды съездил в Дагестан, дважды — в Тифлис, однажды был в Кисловодске и раз гостил у одного из своих дядей в Иране.И еще я как-то чуть было не остался на второй год из-за того, что не смог отличить герундиум от герундивума[1]. Отец тогда пошел в мечеть, поговорил с муллой, который авторитетно объяснил ему, что латынь — это вообще сплошное недоразумение. Удовлетворенный подобным объяснением, отец надел все свои турецкие, русские и иранские ордена, явился к директору гимназии и подарил гимназии какой-то физический прибор. С тех пор я уже беспрепятственно переходил из класса в класс.За эти годы стена гимназии украсилась новым объявлением, которое запрещало появляться в гимназии с заряженным пистолетом.И, наконец, в эти пять лет в городе появилась телефонная сеть, открылись два новых кинотеатра, а Нино Кипиани по-прежнему оставалась самой красивой в мире девушкой.Но скоро все должно было закончиться: до экзаменов оставалась всего неделя, я сидел в своей комнате и думал о том, как глупо учить латынь, живя на берегах Каспия.Моя комната была самой лучшей во всем нашем двухэтажном доме. По стенам висели великолепные бухарские, исфаганские и кешанданские ковры. Поразительные по тонкости исполнения узоры на коврах изображали сады и озера, леса и реки такими, как их представляла мастерица. Человек, в этом деле несведущий, ничего особенного здесь не увидит, а для знатока — эта картина полна пленительного очарования.Где-то далеко в степях женщины кочевых племен выискивают растения, из которых делают краску, секрет приготовления которой хранится столетиями и передается из поколения в поколение. На создание истинного произведения искусства мастерица должна потратить никак не меньше десяти лет. Так возникает ковер со сценами охоты или рыцарского поединка, шедевр, полный символов и намеков, понятных лишь посвященным, украшенный строкой Фирдоуси или мудрым изречением Саади.Ковров было много, отчего комната казалась темной. Кроме ковров, в моей комнате были низкий диван, инкрустированный перламутром столик, множество мягких подушек и валяющиеся среди всего этого великолепия совершенно ненужные книги, учебники европейских наук — химии, латыни, физики, тригонометрии — глупостей, придуманных варварами, чтобы скрыть свое варварство.Я захлопнул книгу и вышел из комнаты. Прошел по узкой веранде, поднялся на плоскую крышу и взглянул на мир, расстилающийся у моих ног: мощные крепостные стены Ичери шехер, развалины дворца с сохранившимися на камнях арабскими надписями, узкие улочки, по которым медленно шли верблюды. А вот возвышается круглая, массивная Девичья башня. У ее подножья суетятся проводники. Чуть поодаль, за Девичьей башней, распростерлось море свинцовое, непостижимое Каспийское море. Вдалеке вдоль берега тянулась степь — мрачные скалы, пески и колючки — прекраснейший в мире пейзаж, спокойный и непоколебимый.Я неподвижно сидел на крыше. Какое мне дело до чужих городов, чужих крыш и чужих пейзажей? Я любил это ровное море, любил степь и лежащий у моих ног древний город. Суетливые, шумные люди, которые приезжали сюда в поисках нефти, обогащались, но уезжали, потому что не любили этой степи.Слуга принес чай. Я сидел на крыше, пил чай и думал о выпускных экзаменах. Экзамены я сдам, в этом не было никаких сомнений. Да и провались я на экзаменах — мир не рухнул бы. Просто в этом случае крестьяне в нашем поместье говорили бы, что я так люблю ученье, что не хочу расставаться с гимназией.Впрочем, меня и в самом деле огорчало, что я заканчиваю гимназию. У нас были красивые, изящные мундиры с серебряными пуговицами, погонами и кокардой. В партикулярном платье я чувствовал себя не так свободно. Впрочем, мне и не придется долго носить его — всего лишь месяц, а потом я уеду в Москву учиться в Институте восточных языков имени Лазаревича. Я сам пришел к такому решению. И буду учиться гораздо лучше русских, потому что с детства знаю то, чему им предстоит еще долго учиться. И, кроме того, у студентов института имени Лазаревича были самые красивые мундиры: красные пиджаки с шитыми золотом воротниками, тонкий позолоченный кинжал и даже мягкие перчатки, которые им разрешалось носить в конце недели. Человек должен носить форму, иначе русские его уважать не будут, если же я не добьюсь уважения русских, Нино не выйдет за меня замуж. А я должен жениться на Нино, несмотря на то, что она христианка. Грузинки — самые красивые женщины в мире. Я даже знал, что стану делать, если она откажет мне. Возьму с собой несколько отчаянных ребят, переброшу Нино на спину быстроногого коня, пересеку иранскую границу и увезу Нино в Тегеран. Тогда ей придется согласиться, потому что другого выхода у нее не будет!Да, отсюда, с крыши нашего бакинского дома, жизнь казалась легкой и прекрасной.Наш слуга Керим тронул меня за плечо.— Пора!Я поднялся. Действительно пора. На горизонте за Наргеном уже показался корабль. Если верить телеграмме, которую принес христианин-телеграфист, на этом корабле должны были приплыть мой дядя, три его жены и слуги. Мне предстояло встретить их. Я торопливо сбежал по ступенькам, сел в подъехавший фаэтон и отправился в шумный порт.Дядя был человеком знаменитым. Милостью Насреддин шаха он был удостоен почетного звания «Ассад-ад Довле» — Лев империи, и обращаться к нему можно было только так. У дяди, как я уже говорил, было три жены, множество слуг, дворец в Тегеране и большое поместье в Мазандаране.В Баку он ехал из-за младшей жены, Зейнаб. Ей было восемнадцать, и дядя любил ее больше остальных. Но, увы, Зейнаб была бесплодна, а дядя хотел ребенка именно от нее. Он уже возил Зейнаб в Хамадан. Там, в пустыне стоит высеченный из красного камня магический Лев, который, по поверью, обладает целебным взглядом. Когда-то эту фигуру высекли по приказу древних царей, имена которых давно забыты. Много веков женщины приходят к этой статуе припадают губами к его могущественному члену и надеются на то, что это принесет им счастье материнства. Но даже лев не помог Зейнаб. Не помогли ей ни молитвы, ни заклинания кербалайских дервишей, ни колдовство мешхедских мудрецов, ни ворожба тегеранских старух.И вот дядя привез Зейнаб в Баку, чтобы с помощью западных врачей добиться успеха там, где оказались бессильны мудрецы Востока. Бедный дядя! Он был вынужден везти с собой и двух других, уже старых и нежеланных жен. Этого требовал обычай: «ты можешь иметь одну, две, три или четыре жены, если только будешь относиться к ним одинаково».«Одинаково относиться» значило — предлагать всем одно и то же, например, поездку в Баку.Согласно обычаям, я не имел права общаться с ними. Женщины располагаются в ендеруне — внутренних комнатах дома. Воспитанный человек о чужих женах не говорит, не расспрашивает и не передает им привета. Женщины живут в тени мужчин, даже если мужчины только в тени этих женщин чувствуют себя хорошо. Я считаю это верным и разумным правилом. У нас говорят: «У женщины ума, как у курицы перьев». Надо приглядывать за теми, у кого не хватает ума, они могут причинить много несчастья и себе, и близким. Очень, на мой взгляд, разумно.Небольшой пароходик причалил к причалу. Волосатые, широкоплечие матросы перекинули трап. Пассажиры заторопились на берег: русские, армяне, евреи — они так спешили ступить на землю, как будто боялись провести, на корабле лишнюю минуту. Дяди пока не было. Он вообще был противником всякой спешки. «Торопливость — привилегия Дьявола» — говорил он. Поэтому худая фигура Льва империи появилась на палубе лишь после того, как на берег сошел последний пассажир.Дядя был одет в абу на шелковой подкладке, на голове — небольшая черная меховая шапочка, густая борода и ногти выкрашены хной в знак поклонения имаму Гусейну, который тысячу лет назад проливал кровь во имя истинной веры. Маленькие глаза дяди смотрели на мир устало. За ним суетливо следовали три фигуры, с ног до головы укутанные в чадру, — его жены. Далее шли евнухи — один с лицом ученого, второй — худой, напоминающий ящерицу. Третий был необычайно мал ростом, но весь его вид свидетельствовал, что он необыкновенно горд тем, что ему доверено оберегать честь Его Превосходительства.Дядя медленно спустился по трапу. Я обнял его и почтительно поцеловал в левое плечо, хотя на улице этого можно было бы не делать. В сторону жен я даже не взглянул. Мы сели в фаэтон, жены и слуги разместились в следующем за нами крытом экипаже. Картина была столь внушительной, что я велел извозчику свернуть с дороги и везти нас по бульвару: пусть весь город знает, как богат мой дядя.Я увидел Нино, она стояла на бульваре и с улыбкой смотрела на меня.Дядя с достоинством поглаживал бороду.— Ну, какие новости в городе? — спросил он.Я хорошо знал свое дело. Рассказывая о новостях, следовало начинать с незначительных мелочей и лишь потом постепенно переходить к главному.— Ничего особенного, — ответил я. — На прошлой неделе Дадаш бек убил Ахундзаде, который осмелился появиться в городе после того, как восемь лет назад похитил жену Дадаш бека. На следующий же день Дадаш бек убил его. Сейчас полиция разыскивает его, но не найдет, хотя весь город знает, что он скрывается в Мардакянах. Умные люди говорят, что Дадаш бек поступил правильно.Дядя одобрительно кивнул.— Какие еще новости?— Да, русские нашли в Биби-Эйбате много нефти. Нобель привез в город громадную немецкую машину. Говорят, он собирается засыпать часть моря и искать там нефть.Дядя очень удивился.— О Аллах, о Аллах! — озабоченно проговорил он и поджал губы.— Дома у нас все в порядке, и, с позволения Аллаха, я на следующей неделе заканчиваю учебу.Так я болтал всю дорогу, а старик внимательно слушал меня. И уже около самого дома я опустил глаза и словно бы между прочим обронил:— В город приехал знаменитый врач из России. Он, говорят, очень хороший врач. Посмотрит человеку в лицо и сразу может определить его прошлое, настоящее, а потом расскажет и будущее.Ни единый мускул не дрогнул на скучающем лице дяди. Он лишь равнодушно поинтересовался фамилией врача, и я понял, что попал в самую точку.Ибо это всё называют у нас «хорошим поведением и благородным воспитанием».

readme.club

Страница 12 Али и Нино. читать онлайн

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Степь — ворота в таинственный и непостижимый мир. Мой конь мчится, оставляя за собой облако пыли. Подо мной мягкое, словно набитое пухом, казацкое седло. Терские казаки спят, подложив эти седла под голову, и даже стоят на них. Все свое, имущество — каравай хлеба, бутылку вина, украденные в кабардинских селах золотые монеты — казаки возят в мешках, притороченных к седлу. Но мой мешок пуст.Степной ветер свистит в ушах. Конь уносит меня в вечность этих серых песков. Мягкая кабардинская епанча защищает меня от ветра. Воины и разбойники придумали епанчу специально для походов и грабежей. Ее в один миг можно превратить и в палатку, в нее можно и завернуть награбленное добро. А как легко с ее помощью похищать девушек — закутанные в епанчу, они сидят тихо, как птички в клетке.Я скачу к воротам Боз Гурд, стоящим недалеко от Баку, прямо в степи еще с незапамятных времен. Это две скалы, возвышающиеся посреди бескрайнего океана песка. Древние предания рассказывают, что праматерь тюркских народов Боз Гурд провела османцев через этот каменный проход к зеленым анатолийским лугам.У этих скал в полнолуние собираются шакалы и степные волки и, задрав к небу морды, воют, как собаки, чующие покойника. Быть может, в Луне они видят покойника. Поразительно в собаках это чутье на смерть. Они начинают выть, когда человек еще жив, словно предчувствуют, что смертный час его близок. А ведь собаки одной породы с волками, которых Энвер паша привел на Кавказ. Как и мы, подданные Российской империи…Я несся по бескрайней степи. Рядом, не отставая от меня, скакал отец. Он сидел в седле, низко склонившись к самой гриве коня, и походил на мифических кентавров.— Сафар хан! — хрипло крикнул я. — Сафар хан, мне надо поговорить с тобой.По имени я называл отца только в исключительных случаях.— Говори на скаку, сынок. Когда всадник сливается с конем, и говорить легче.Не издевается ли отец надо мной? Я стал немилосердно хлестать коня плеткой. Отец удивленно поднял брови, легким движением послал своего коня вперед. Мы снова оказались рядом.— Слушаю, сынок, что ты хотел сказать?В его голосе мне послышалась насмешка.— Я хочу жениться, Сафар хан.Наступило долгое молчание. Только ветер бил в лицо и свистел в ушах.— Я построю тебе дом на берегу моря, — ответил, наконец, Сафар хан. Я приглядел одно замечательное местечко. А летом будешь жить в Мардакяне. Первенца назовем Ибрагимом, в честь прадеда. Если захочешь, подарю тебе и автомобиль. Впрочем, это бесполезная игрушка. У нас нет для него дорог. Лучше построим конюшню.Он замолчал. Мы уже миновали ворота Боз Гурд и скакали теперь к морю, в направлении поселка Баилов.— Мне поискать тебе невесту или ты уже присмотрел себе кого-нибудь? — голос отца звучал словно издали. — Нынешние молодые люди сами находят себе невест.— Я хочу жениться на Нино Кипиани.Ни единый мускул не дрогнул на лице отца. Его правая рука по-прежнему сжимала поводья.— На Нино Кипиани, — повторил он. — У Нино Кипиани узкие бедра. Хотя, по-моему, у всех грузинок узкие бедра, но, несмотря на это, они рожают здоровых детей.— Отец! — возмущенно воскликнул я.Отец с улыбкой посмотрел на меня.— Ты еще очень молод, Али хан. Для девушек хорошая фигура важнее знания языков, — сказал он и с абсолютным равнодушием спросил: — Когда ты хочешь жениться?— Осенью, когда Нино окончит лицей.— Отлично! Значит, ребенок родится в будущем году, в мае. Май счастливый месяц.— Но, отец!Казалось, отец издевается надо мной. Ведь я женюсь на Нино не из-за стройности ее талии или знания языков. Я женюсь, потому что люблю ее.Отец снова улыбнулся. Потом натянул поводья и сказал:— Степь пустынна. Давай где-нибудь остановимся и перекусим. Я проголодался. Вот прямо здесь и отдохнем немного.Мы соскочили с коней. Отец достал из мешка хлеб и сыр. Отломив половину хлеба, он протянул его мне, но я не был голоден. Полулежа на песке, отец неторопливо ел, задумчиво глядя вдаль. Вдруг лицо его стало серьезным.— Ты очень правильно делаешь, что женишься. Я женился трижды, но мои жены мерли, как осенние мухи. И вот теперь, как ты знаешь, я холост. Но если женишься ты, может быть, женюсь и я. Твоя Нино — христианка. Не позволяй ей приносить в твой дом чужую веру. Пусть ходит по воскресеньям в церковь, но священников чтобы в доме не было. Женщины — сосуд очень хрупкий, это надо помнить. Не бей ее, когда она будет беременна. Но не забывай, что хозяин в доме — ты, а она должна быть лишь твоей тенью. Ты знаешь — мусульманам разрешается держать четырех жен одновременно. Но будет лучше, если ты удовлетворишься одной. Конечно, если Нино окажется бесплодной, тогда — другое дело. Не изменяй жене. Она имеет право на каждую каплю твоего семени. Прелюбодей проклят во веки веков. Будь с ней терпелив. Женщины, как дети, только хитрее и злее. Это очень важно помнить. Делай ей много подарков, но если она что-нибудь посоветует, обязательно поступи наоборот.— Но, отец, я же люблю ее!— Вообще-то муж не должен любить свою жену, — проговорил отец, качая головой. — Мужчина должен любить родину, любить войну. Некоторые любят красивые ковры, редкое оружие. Конечно, бывают случаи, когда мужчина любит женщину. Ты и сам знаешь о любви Меджнуна к Лейли, читал газели Хафиза. Он ведь всю жизнь писал о любви. Впрочем, знающие люди говорят, что Хафиз не спал ни с одной женщиной. А Меджнун был самым обычным сумасшедшим. Поверь мне: мужчина должен оберегать женщину, а не любить ее. Таково повеление Аллаха.Отец умолк. Я тоже молчал. Может быть, он прав. Не любовь должна быть для мужчины главным. Отцу лучше знать об этом.Он неожиданно прервал молчание и засмеялся.— Ладно, завтра я пойду к князю Кипиани и обсужу с ним этот вопрос. Или мир настолько изменился, что теперь молодые люди сами ходят свататься?— Я сам поговорю с Кипиани, — поспешно сказал я.Мы снова сели на коней и поскакали к Баилову. Скоро показался уродливый темный лес нефтяных вышек. Биби-Эйбат — район Баку, где находятся нефтяные промыслы. Его воздух пропитан смрадом нефти. У фонтанирующих скважин стояли рабочие с черными от нефти руками. Она стекала с их пальцев и капала на землю. Со стороны баиловской тюрьмы раздались выстрелы.— Кого-то расстреляли? — крикнул я.Но нет, в этот день в баиловской тюрьме никого не расстреливали. Выстрелы доносились из казарм бакинского гарнизона. Там солдат обучали военному делу.— Хочешь навестить друзей? — спросил отец.Я утвердительно кивнул, и мы направили коней к учебному плацу казарм. Ильяс бек и Мухаммед Гейдар проводили занятия в своих ротах. По их лицам ручьем струился пот.— Напра-во! Нале-во!Мухаммед Гейдар выглядел ужасно серьезным. Ильяс бек же напоминал покорную чужой воле марионетку. Они подошли к нам, поздоровались.— Ну как, нравится вам военная служба? — спросил я. Ильяс бек промолчал.— Как бы там ни было, — это получше гимназии, — хмуро сказал Мухаммед Гейдар.— У нас сейчас новый полковой командир, — сообщил Ильяс бек. Шушинец, князь Меликов.— Меликов? Не тот ли это Меликов, владелец знаменитого гнедого?— Он самый. Легенды об этом коне ходят по всему гарнизону.Мы помолчали. На плацу лежал толстый слой песка. Ильяс бек тоскливо посмотрел в сторону ворот. В его глазах была зависть.— Ты, кажется, завидуешь Али хану? — сказал отец, положив руки ему на плечи. — Не завидуй. Он, кажется, намерен расстаться со своей свободой.Ильяс бек рассмеялся:— И верно, ведь ты собираешься жениться на Нино, не так ли?— Самое время, — оживился Мухаммед Гейдар, — довольно бездельничать. Теперь ты узнаешь, почем фунт лиха. — В голосе его слышалось злорадство, но слова звучали слишком наивно.Что могли знать о жизни Мухаммед Гейдар и его жена, не высовывающая носа из-под чадры?Я попрощался с ними, и мы с отцом вернулись домой. Азиатские дома бывают прохладны. По ночам ты словно окунаешься в свежесть родниковой воды. А днем кажется, что попал в холодную баню. Я лежал на диване, когда зазвонил телефон.— Умираю от жары и математики, Али хан, — услышал я голос Нино. Приди же, помоги мне.А через десять минут Нино уже протягивала мне свои тонкие ручки. Нежные пальчики были в чернилах. Я расцеловал каждое чернильное пятнышко.— Нино, я говорил с отцом. Он согласен.Нино трепетала и смеялась, застенчиво поглядывая в сторону комнаты. Лицо ее разрумянилось. Она вплотную приблизилась ко мне и прошептала:— Я боюсь, Али хан, очень боюсь!— Чего ты боишься? Неужели экзаменов?— Нет, — сказала она и отвернулась, устремив взгляд на море, а потом в притворном ужасе схватилась за голову:— Ах, Али хан из города Икс в город Игрек едет поезд со скоростью пятьдесят километров в час…Словно гора свалилась с плеч, и я, счастливый, уткнулся в ее тетради.

readme.club

НЕОПОЗНАННАЯ СУЩНОСТЬ ИМАМА АЛИ (книга

Муртаза Мутахари«НЕОПОЗНАННАЯ СУЩНОСТЬ ИМАМА АЛИ»Год издания: 2009

 

Эта книга включает в себя ряд лекций известного мусульманского мыслителя и ученого Муртазы Мутаххари (1919 – 1979), посвященных Имаму Али. В первой части книги предметом обсуждения становится привлекательность Имама Али, во второй – его отталкивающая сила. Издание рассчитано на широкий круг читателей, интересующихся духовной культурой исламского мира.

Скачать книгу [download id=»13″]

Поделитесь с друзьями, вам не трудно а другим может быть полезно.

Поделиться ссылкой:

Навигация по записям

ahlalbayt.by

Али ибн Абу `Талиб (диск + книга) – Садра

Описание

 Книга «ʻАли ибн Абу Талиб» посвящена подробному описанию жизни такой выдающейся исторической личности, как имам ʻАли (а) — предводителю правоверных и четвертому халифу после смерти Пророка ислама (с). Автор, опираясь на достоверные хадисы и исторические предания, прослеживает весь жизненный путь этого исключительно преданного религии и делу Пророка человека от момента его рождения, принятия ислама и вплоть до его мученической гибели. Многочисленные военные заслуги и высокие нравственные качества имама ʻАли, его отвага, мудрость, справедливость, красноречие снискали ему великую славу и оставили в истории яркий след.

Книга предназначена для широкого круга читателей.

Издание подготовлено при поддержке Фонда исследований исламской культуры.

Содержание:

ПРЕДИСЛОВИЕ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ‘АЛИ ПРИ ЖИЗНИ ПРОРОКА (С)1 — РОЖДЕНИЕ И РОДОСЛОВНАЯ2 -РАННЕЕ ВОСПИТАНИЕ ЕГО СВЕТЛОСТИ3 — ИМАМ ‘АЛИ В ПЕРИОД НАЧАЛА  ПРОРОЧЕСКОЙ миссии ПРОРОКА (С)4 — РОЛЬ ИМАМА ‘АЛИ В ПЕРЕСЕЛЕНИИ5 — BOEННЫЕ ЗАСЛУГИ ИМАМА ‘АЛИ6 -ПРАВО ‘АЛИ НА ИМАМАТ

ЧАСТЬ ВТОРАЯПОСЛЕ КОНЧИНЫ ПРОРОКА (С)1 — КОНЧИНА ПРОРОК* ИСЛАМА (С)2 — СОБЫТИЕ В САКИФЕ3 — ПОТРЕБНОСТЬ ХАЛИФОВ В СОВЕТАХ ИМАМА ‘.АЛИ

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ИМАМА ‘АЛИ1 — ПРИЧИНЫ УБИЙСТВА ‘УСМАНА2 — ИЗБРАНИЕ ИМАМА ‘АЛИ ХАЛИФОМ3 — СРАЖЕНИЕ «ДЖАМАЛЬ»4 — СИФФИНСЖАЯ БИТВА5 — АРБИТРАЖ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ6 — СРАЖЕНИЕ В НАХРАВАНЕ7 — МУЧЕНИЧЕСКАЯ ГИБЕЛЬ ИМАМА ‘АЛИ

ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯЛИЧНОСТЬ И МОРАЛЬНЫЕ КАЧЕСТВАИМАМА ‘АЛИ1 — ЧТО ТАКОЕ ЛИЧНОСТЬ?

2 — ВЕРА И БОГОСЛУЖЕНИЕ ИМАМА АЛИ

3 — ЗНАНИЯ И МУДРОСТЬ ИМАМА АЛИ4 — ХРАБРОСТЬ И ВЕЛИЧИЕ ИМАМА ‘АЛИ5 — ВЫДЕРЖКА И ТЕРПЕНИЕ ИМАМА АЛИ6 — ВЕЛИКОДУШИЕ И САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ ИМАМА ‘АЛИ7 — КРАСНОРЕЧИЕ ИМАМА «АЛИ8 — ПИЩА И ОДЕЖДА ИМАМА ‘АЛИ9 — СПРАВЕДЛИВОСТЬ И ПРАВДОЛЮБИЕ ИМАМА ‘АЛИ10 — ЧУВСТВА ИМАМА ‘.АЛИ

ЧАСТЬ ПЯТАЯ1 -ДЕТИ ИМАМА ‘АЛИ2 — СПОДВИЖНИКИ ИМАМА ‘АЛИ

ЧАСТЬ ШЕСТАЯИЗ ВЫСКАЗЫВАНИЙ ИМАМА ‘АЛИ1 — ИЗ КНИГИ «НАХДЖ АЛ-БАЛАГА»2 — ИЗ КНИГИ «ГУРАР АЛ-ХИКАМ»3 — ИЗ СТИХОТВОРЕНИЙ ИМАМА ‘АЛИ

ИСТОЧНИКИ

 

 

Купить в лабиринте

sadrabook.ru

Издательство Иностранка и Издательство КоЛибри

Отдельные проекты (Издательство «КоЛибри») Дэвид Ремник

Перевод c английского Сергей Тихонович Шульженко

ISBN: 978-5-389-00234-0Формат: 140х210Переплет512 стр.

Купить в «Читай-город»Купить на Ozon.ru

Автор этой книги — влиятельный политический журналист, главный редактор журнала «Нью-Йоркер». Поэтому он не просто подробно и со знанием дела описывает хуки и джебы, которыми Мохаммед Али прокладывал себе дорогу к чемпионскому званию, но и рисует широкую картину той Америки 60-х, о которой мы мало что знаем. Америки, которую не только сотрясал рок-н-ролл и повергло в состояние шока убийство Кеннеди, но и раздирали острейшие расовые проблемы — борьба негров за гражданские права, подъем радикального движения черных мусульман. А начавшаяся война во Вьетнаме еще больше осложнила ситуацию. Обаятельный и невыносимый, наивный и циничный, несокрушимый и очень ранимый Кассиус Клей — Мохаммед Али предстает как воплощение этих противоречий, а его карьера — как высшая ступень развития профессионального бокса, его кульминация — и начало заката.

Фрагмент из книги

Кассиус Клей вышел на ринг в Майами-Бич в коротком белом халате с надписью «Lip» , вышитой на спине. Он был снова прекрасен. Быстрый, гибкий, двадцатидвухлетний. Но он боялся, в первый и последний раз в жизни. На ринге было тесно от бывших и несостоявшихся чемпионов, тренеров и помощников. Клей не обращал на них внимания. Он начал подпрыгивать на носках, сначала без настроения, как участник танцевального марафона между десятью вечера и полуночью, но потом стал двигаться быстрее, с бóльшим воодушевлением. Через несколько минут, осторожно перебравшись через канаты, на ринге появился Сонни Листон, чемпион мира в тяжелом весе. Он ступил на него осторожно, словно садился в каноэ. На нем был халат с капюшоном. В его глазах не было тревоги, они были пусты, – мертвые глаза человека, который никогда не получал поблажек от жизни и не давал поблажек другим. Он едва ли был намерен давать поблажку Кассиусу Клею.

дальше...

Рецензии

2008-09-26

Ринг и полумесяц Коммерсантъ Weekend

Имя Дэвида Ремника — нынешнего главреда Нью-Йоркера, автора пулицероносной книги «Могила Ленина: Последние дни советской империи», материалы для которой он собирал, работая корреспондентом газеты Вашингтон Пост в Москве на рубеже восьмидесятых-девяностых— и так было известно в России даже и не в узких кругах. Недавно оно стало известно в кругах совсем широких — ссылка на статью Ремника, в которой он рассказывал о том, как премьер-министр Путин отчитал главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» Венедиктова за освещение российской политики в Грузии, несколько дней держалась в топе самых обсуждаемых тем в интернете. Если эта шумиха послужила рекламой книги Ремника, которая примерно в это же время появилась в магазинах, то это хорошо, потому что ремниковский «Мухаммед Али» — пример ловко написанного, изобилующего интересными фактами и мыслями нон-фикшн, который не смогли испортить ни безликий перевод, ни странно переиначенное название. читать дальше...

2008-09-26

Дэвид Ремник «Мухаммед Али. Американская мечта короля ринга» Ведомости

«Шустрый и смешной паренек из Луисвилла, штат Кентукки», пишет автор о заглавном герое, «зарабатывал на жизнь кулаками, но, достигнув зрелости, стал символом не только храбрости, но и любви, порядочности и даже мудрости». читать дальше...

2008-09-01

Первая перчатка РБК daily

В издательстве «Колибри» вышла книга Дэвида Ремника «Мухаммед Али: американская мечта короля ринга». Ее автор — известный публицист, главный редактор журнала The New Yorker. И неудивительно, что книга его получилась, несмотря на название, не только и не столько про великого боксера Кассиуса Клея, принявшего ислам и взявшего себе мусульманское имя. На пятистах страницах колотят друг друга на ринге знаменитые черные чемпионы, друзья Нормана Мейлера и Малькольма Икса, и под их свистящие удары неумолимо меняется Америка 60-х. читать дальше...

2008-09-01

Мухаммед Али. Американская мечта короля ринга Time Out

Дэвид Ремник — совсем не спортивный журналист. Он политолог, лауреат Пулицеровской премии (за книгу о развале Советского Союза, между прочим) и главный редактор журнала «Нью-Йоркер». читать дальше...

Книги серии:

 

www.inostrankabooks.ru

Читать онлайн электронную книгу Али-Баба и сорок разбойников - Али-Баба и сорок разбойников бесплатно и без регистрации!

Когда-то, очень давно, в одном персидском городе жили два брата – Касим и Али-Баба. Когда умер их отец, они поделили деньги, которые после него остались.

Касим стал торговать на рынке дорогими тканями и шелковыми платками. Он умел расхваливать свой товар и зазывать покупателей, и в его лавке всегда толпилось много народу. Касим все больше и больше богател и, когда накопил много денег, женился на дочери главного судьи, которую звали Фатима.

А Али-Баба не умел торговать и наживать деньги, и женат он был на бедной девушке по имени Зейнаб. Они быстро истратили почти все, что у них было, и однажды Зейнаб сказала:

– Слушай, Али-Баба, нам скоро будет нечего есть. Надо тебе что-нибудь придумать, а то мы умрем с голоду.

– Хорошо, – ответил Али-Баба, – я подумаю, что нам делать.

Он вышел в сад, сел под дерево и стал думать. Долго думал Али-Баба и наконец придумал. Он взял оставшиеся деньги, пошел на рынок и купил двух ослов, топор и веревку.

А на следующее утро он отправился за город, на высокую гору, поросшую густым лесом, и целый день рубил дрова. Вечером Али-Баба связал дрова в вязанки, нагрузил ими своих ослов и вернулся в город. Он продал дрова на рынке и купил хлеба, мяса и зелени. С тех пор Али-Баба каждое утро уезжал на гору и до самого вечера рубил дрова, а потом продавал их на рынке и покупал хлеб и мясо для себя и для Зейнаб.

И вот однажды он стоял под высоким деревом, собираясь его срубить, и вдруг заметил, что на дороге поднялась пыль до самого неба. А когда пыль рассеялась, Али-Баба увидел, что прямо на него мчится отряд всадников, одетых в панцири и кольчуги; к седлам были привязаны копья, а на поясах сверкали длинные острые мечи. Впереди скакал на высокой белой лошади одноглазый человек с черной бородой.

Али-Баба очень испугался. Он быстро влез на вершину дерева и спрятался в его ветвях. А всадники подъехали к тому месту, где он только что стоял, и сошли на землю. Каждый из них снял с седла тяжелый мешок и взвалил его себе на плечи; потом они стали в ряд, ожидая, что прикажет Одноглазый – их атаман.

«Что это за люди и что у них в мешках? – подумал Али-Баба. – Наверное, это воры и разбойники».

Он пересчитал людей, и оказалось, что их ровно сорок человек, не считая атамана. Атаман встал впереди своих людей и повел их к высокой скале, в которой была маленькая дверь из стали; она так заросла травой и колючками, что ее почти не было видно.

Атаман остановился перед дверью и громко крикнул:

– Симсим, открой дверь!

И вдруг дверь в скале распахнулась, атаман вошел, а за ним вошли его люди, и дверь опять захлопнулась за ними.

«Вот чудо! – подумал Али-Баба. – Ведь симсим-то – это простое растение. Я знаю, что из его семян выжимают масло, но я не знал, что оно может открывать двери!» Али-Бабе очень хотелось посмотреть поближе на волшебную дверь, но он так боялся разбойников, что не осмелился слезть с дерева. Прошло немного времени, и вдруг дверь снова распахнулась и сорок разбойников вышли с пустыми мешками. Как и прежде, одноглазый атаман шел впереди. Разбойники привязали к седлам пустые мешки, вскочили на коней и ускакали. Тогда Али-Баба, который уже устал сидеть скорчившись на дереве, быстро спустился на землю и подбежал к скале.

«А что будет, если я тоже скажу: „Симсим, открой дверь!“? – подумал он. – Откроется дверь или нет? Попробую!» Он набрался храбрости, вдохнул побольше воздуху и во весь голос крикнул:

– Симсим, открой дверь!

И тотчас же дверь распахнулась перед ним и открылся вход в большую пещеру.

Али-Баба вошел в пещеру, и, как только он переступил порог, дверь снова захлопнулась за ним. Али-Бабе стало немного страшно: а вдруг дверь больше не откроется и ему нельзя будет выйти? Но он все же пошел вперед, с удивлением осматриваясь по сторонам.

Он увидел, что находится в большой комнате и у стен стоит множество столиков, уставленных золотыми блюдами под серебряными крышками. Али-Баба почувствовал вкусный запах кушаний и вспомнил, что с утра ничего не ел. Он подошел к одному столику, снял крышки с блюд, и у него потекли слюнки: на блюдах лежали все кушанья, каких только можно пожелать: жареные куры, рисовый пилав, блинчики с вареньем, халва, яблоки и еще много других вкусных вещей.

Али-Баба схватил курицу и мигом обглодал ее. Потом принялся за пилав, а покончив с ним, отломил халвы, но уже не мог съесть ни кусочка – до того он был сыт. Отдохнув немного, он осмотрелся и увидал вход в другую комнату. Али-Баба вошел туда и зажмурил глаза. Комната вся сверкала и блестела – так много было в ней золота и драгоценностей. Золотые динары и серебряные дирхемы грудами лежали прямо на земле, словно камни на морском берегу. Драгоценная посуда – кубки, подносы, блюда, украшенные золотыми каменьями, – стояла по всем углам. Кипы шелка и тканей – китайских, индийских, сирийских, египетских – лежали посреди комнаты; по стенам висели острые мечи и длинные копья, которых хватило бы на целое войско. У Али-Бабы разбежались глаза, и он не знал, за что ему взяться: то примерит красный шелковый халат, то схватит золотой поднос и смотрится в него, как в зеркало, то наберет в пригоршню золотых монет и пересыпает их. Наконец он немного успокоился и сказал себе: «Эти деньги и драгоценности, наверное, награблены, и сложили их сюда разбойники, которые только что здесь были. Эти богатства не принадлежат им, и, если я возьму себе немножко золота, в этом не будет ничего дурного. Ведь его здесь столько, что не счесть».

Али-Баба подоткнул полы халата и, встав на колени, стал подбирать золото. Он нашел в пещере два пустых мешка, наполнил их динарами, притащил к двери и крикнул:

– Симсим, открой дверь!

Дверь тотчас же распахнулась. Али-Баба вышел из пещеры, и дверь захлопнулась за ним. Колючие кусты и ветви переплелись и скрыли ее от глаз. Ослы Али-Бабы паслись на лужайке. Али-Баба взвалил на них мешки с золотом, прикрыл их сверху дровами и поехал домой. Когда он вернулся, уже была ночь и встревоженная Зейнаб ждала его у ворот. – Что ты делал в лесу так долго? – спросила она. – Я думала, что тебя растерзали волки или гиены. Отчего ты привез дрова домой, а не продал их? – Сейчас все узнаешь, Зейнаб, – сказал Али-Баба. – Помоги-ка мне внести в дом эти мешки и не шуми, чтоб нас не услышали соседи. Зейнаб молча взвалила один из мешков себе на спину, и они с Али-Бабой вошли в дом. Зейнаб плотно прикрыла за собой дверь, зажгла светильник и развязала мешок.

Увидя золото, она побледнела от страха и крикнула:

– Что ты наделал, Али-Баба? Кого ты ограбил?

– Не тревожься, Зейнаб, – сказал Али-Баба. – Я никого не ограбил и сейчас расскажу тебе, что со мною сегодня случилось.

Он рассказал ей про разбойников и пещеру и, окончив свой рассказ, сказал:

– Смотри, Зейнаб, спрячь это золото и не говори о нем никому. Люди подумают, что мы и вправду кого-нибудь ограбили, и донесут на нас султану, и тогда он отнимет у нас все золото и посадит нас в подземелье. Давай выкопаем яму и спрячем в ней золото.

Они вышли в сад, выкопали при свете луны яму, сложили все золото, а потом опять забросали яму землей.

Покончив с этим делом, Али-Баба лег спать. Зейнаб тоже легла, но еще долго ворочалась с боку на бок и думала: «Сколько же золота привез Али-Баба? Как только рассветет, я пересчитаю все монетки, до последней!» На следующее утро, когда Али-Баба, как всегда, уехал на гору, Зейнаб побежала к яме, раскопала ее и принялась пересчитывать динары. Но их было так много, что Зейнаб не могла сосчитать. Она не очень хорошо считала и все время сбивалась. Наконец это ей надоело, и она сказала себе: «Лучше я возьму меру и перемеряю золото. Вот только меры у меня нет. Придется попросить у Фатимы».

А Касим с Фатимой жили в соседнем доме. Зейнаб сейчас же побежала к ним. Вошла в сени и сказала Фатиме:

– Сделай милость, одолжи мне ненадолго меру. Я сегодня же верну ее тебе.

– Хорошо, – ответила Фатима, – но моя мера у соседки. Сейчас я схожу за ней и дам ее тебе. Подожди здесь, в сенях. У тебя ноги грязные, а я только что постлала чистые циновки.

Все это Фатима выдумала. И мерка, которой меряли крупу, висела на своем месте – в кухне, над очагом, – и циновок она не меняла уже дней десять. На самом деле ей просто очень хотелось узнать, для чего Зейнаб вдруг понадобилась мерка, – ведь Фатима хорошо знала, что в доме у Али-Бабы давно уже нет никакой крупы. А спрашивать Зейнаб она не желала: пусть Зейнаб не воображает, что Фатима интересуется ее делами. И она придумала способ узнать не спрашивая. Она вымазала дно мерки медом, а потом вынесла ее Зейнаб и сказала:

– На, возьми. Только смотри не забудь возвратить ее в целости и не позже чем к закату солнца. Мне самой нужно мерять чечевицу.

– Спасибо тебе, Фатима, – сказала Зейнаб и побежала домой.

Она выгребла из ямы все золото и начала торопливо его мерять, все время оглядываясь по сторонам.

Золота оказалось десять мер и еще полмеры.

Зейнаб вернула мерку Фатиме и ушла, поклонившись ей до земли. Фатима сейчас же схватила мерку и заглянула в нее. И вдруг она увидела: ко дну мерки прилип какой-то маленький светлый кружочек. Это был новенький золотой динар.

Фатима не верила своим глазам. Она повертела монету между пальцами и даже попробовала ее на зуб – не фальшивая ли? Но динар был самый настоящий, из чистого золота.

– Так вот какая это крупа! – закричала Фатима. – Они такие богачи, что Зейнаб даже меряет золото мерой. Наверное, они кого-нибудь ограбили, а сами притворяются бедняками. Скорее бы Касим вернулся из лавки! Я непременно все расскажу ему. Пусть пойдет к Али-Бабе и пригрозит ему хорошенько. Али-Баба, наверное, поделится с ним.

Фатима весь день просидела у ворот, ожидая Касима. Когда стало смеркаться, Касим вернулся из лавки, и Фатима, не дав ему даже снять тюрбан, закричала:

– Слушай, Касим, какая у меня новость! Твой брат Али-Баба прикидывается бедняком, а он, оказывается, богаче нас с тобой!

– Что ты выдумала! – рассердился Касим. – Богаче меня нет никого на нашей улице да и во всем квартале. Недаром меня выбрали старшиной рынка.

– Ты мне не веришь! – обиделась Фатима. – Ну так скажи: как ты считаешь деньги, когда подсчитываешь по вечерам выручку?

– Обыкновенно считаю, – ответил Касим. – Складываю в кучи динары и дирхемы и пересчитываю. А как насчитаю сотню, загибаю палец, чтобы не ошибиться. Да что ты такие глупости спрашиваешь?

– Нет, не глупости! – закричала Фатима. – Ты вот считаешь динары на десятки и сотни, а Зейнаб, жена твоего брата, считает мерами. Вот что она оставила в моей мерке!

И Фатима показала ему динар, который прилип ко дну мерки.

Касим осмотрел его со всех сторон и сказал:

– Пусть меня не зовут Касимом, если я не допытаюсь, откуда у Али-Бабы взялись деньги. Хитростью или силой, но я отберу их у него!

И он сейчас же отправился к своему брату.

Али-Баба только что вернулся с горы и отдыхал на каменной скамье перед домом. Он очень обрадовался Касиму и сказал:

– Добро пожаловать, Касим! Ты не часто бываешь у меня. Что привело ко мне тебя сегодня, да еще в такой поздний час?

– Добрый вечер, брат мой, – важно сказал Касим. – Меня привела к тебе большая обида.

– Обида? – удивился Али-Баба. – Чем же мог я, бедный дровосек, обидеть старшину рынка?

– Ты теперь богаче меня, – сказал Касим. – Ты меряешь золото мерами. Вот что моя жена нашла на дне мерки, которую она дала твоей жене Зейнаб. Не обманывай меня: я все знаю! Почему ты скрыл от меня, что разбогател? Наверное, ты кого-нибудь ограбил?

Али-Баба понял, что Касим проведал его тайну, и решил во всем признаться.

– О брат мой, – сказал он, – я вовсе не хотел тебя обманывать! Я только потому ничего тебе не рассказал, что боялся воров и разбойников, которые могут тебя убить.

И он рассказал Касиму про пещеру и про разбойников. Потом протянул брату руку и сказал:

– О брат мой, мы с тобой оба сыновья одного отца и одной матери. Давай же делить пополам все, что я привезу из пещеры. Я знаю, как туда войти и как уберечься от разбойников. Возьми себе половину денег и сокровищ – этого хватит тебе на всю жизнь.

– Не хочу половину, хочу все деньги! – закричал Касим и оттолкнул руку Али-Бабы. – Говори скорее, как войти в пещеру, а если не скажешь, я донесу на тебя султану, и он велит отрубить тебе голову!

– Зачем ты грозишь мне султаном! – сказал Али-Баба. – Поезжай, если хочешь, в пещеру, но только тебе все равно не увезти все деньги и сокровища. Даже если бы ты целый год возил из пещеры золото и серебро, не отдыхая ни днем ни ночью, – и тогда ты не увез бы и половины того, что там есть.

Он рассказал Касиму, как найти пещеру, и велел ему хорошо запомнить слова: «Симсим, открой дверь!»

– Не забуду, – сказал Касим. – Симсим… симсим… Это, кажется, растение вроде конопли. Буду помнить.

На следующее утро Касим оседлал десять мулов, взвалил на каждого мула по два больших сундука и отправился в лес. Он пустил своих мулов пастись на опушке леса, отыскал дверь в скале и, встав перед нею, закричал изо всех сил:

– Эй, симсим, открой дверь!

Дверь распахнулась, Касим вошел, и дверь снова захлопнулась за ним. Касим увидел пещеру, полную сокровищ, и совсем потерял голову от радости. Он заплясал на месте, потом бросился вперед и стал хватать все, что попадалось под руку: охапки дорогих тканей, куски золота, кувшины и блюда, потом бросал их и срывал со стен золотые мечи и щиты, хватал пригоршнями деньги и совал их за пазуху. Так он метался по пещере целый час, но никак не мог забрать всего того, что там было. Наконец он подумал: «У меня времени много. Буду выносить отсюда мешок за мешком, пока не нагружу всех мулов, а потом приеду еще раз. Я буду ездить сюда каждый день, пока не заберу все, до последней монетки!» Он схватил мешок с деньгами и поволок его к двери. Дверь была заперта.

Касим хотел произнести волшебные слова, которые открывали дверь, но вдруг оказалось, что он позабыл их. Он помнил только, что надо сказать название какого-то растения.

И он крикнул:

– Горох, открой дверь!

Но дверь не открылась. Касим испугался. Он подумал и крикнул опять:

– Пшеница, открой дверь!

Дверь и не шевельнулась. Касим от страха уже ничего не мог вспомнить и выкрикивал названия всех растений, какие знал.

– Овес, открой дверь!

– Конопля, открой дверь!

– Ячмень, открой дверь!

Но дверь не открывалась.

Касим понял, что ему больше никогда не выбраться из пещеры. Он сел на мешок с золотом и заплакал.

В это время разбойники ограбили богатых купцов, отобрали у них много золота и дорогих товаров. Они решили все это спрятать в пещере. Подъезжая к лесу, атаман заметил на опушке мулов, которые мирно щипали траву.

– Что это за мулы? – сказал атаман. – К их седлам привязаны сундуки. Наверно, кто-нибудь разузнал про нашу пещеру и хочет нас ограбить!

Он приказал разбойникам не шуметь и, подойдя к двери, тихо произнес:

– Симсим, открой дверь!

Дверь отворилась, и разбойники увидели Касима, который старался спрятаться за мешок с деньгами. Атаман бросился вперед, взмахнул саблей и отрубил Касиму голову.

Разбойники оставили тело Касима в пещере, а сами переловили мулов и, погнав их перед собой, ускакали.

А Фатима весь день просидела у окна – все ждала, когда покажутся мулы с сундуками, полными золота. Но время проходило, а Касима все не было. Фатима прождала день, прождала ночь, а утром с плачем прибежала к Али-Бабе.

Али-Баба сказал:

– Не тревожься, Фатима. Я сейчас сам поеду на гору и узнаю, что случилось с Касимом.

Он тотчас же сел на осла и поехал в лес, прямо к пещере. И как только вошел в пещеру – увидел, что его брат лежит мертвый на мешках с деньгами.

Али-Баба вынес тело Касима из пещеры, положил его в мешок и, печальный, поехал домой. «Вот до чего довела Касима жадность! – думал Али-Баба. – Если бы он согласился разделить со мной деньги и не захотел забрать себе все, он и сейчас был бы жив».

Али-Баба устроил Касиму пышные похороны, но никому не сказал, как погиб его брат. Фатима говорила всем, кто провожал Касима на кладбище, что ее мужа растерзали в лесу дикие звери.

Когда Касима похоронили, Али-Баба сказал Фатиме:

– Знаешь что, Фатима, продай мне твой дом, и будем жить вместе. Тогда и мне не придется строить новый дом, и тебе не так страшно будет жить одной. Хорошо?

– О Али-Баба, – сказала Фатима, – мой дом – твой дом, и все, что у меня есть, принадлежит тебе. Позволь только мне жить с вами – больше мне ничего не нужно.

– Ну вот и хорошо, – сказал Али-Баба, и они с Зейнаб и Фатимой зажили вместе.

Али-Баба еще несколько раз ездил в пещеру и вывез оттуда много золота, драгоценных одежд, ковров и посуды.

Каждый день у него на кухне готовилась пища не только для него самого, Зейнаб и Фатимы, но и для всех его бедных соседей, которым нечего было есть. А когда соседи благодарили его, он говорил:

– Приходите и завтра и приводите с собой всех бедняков. А благодарить не за что. Я угощаю вас на деньги моего брата Касима, которого съели на горе волки. Он ведь был человек богатый.

Скоро все бедняки и нищие стали приходить к дому Али-Бабы к обеду и ужину, и жители города очень его полюбили.

Вот что было с Али-Бабой, Зейнаб и Фатимой.

Что же касается разбойников, то они через несколько дней опять приехали к пещере и увидели, что тело их врага исчезло, а мешки с деньгами разбросаны по земле.

– В нашу пещеру опять кто-то заходил! – вскричал атаман. – Недавно я убил одного врага, но, оказывается, их несколько. Пусть не буду я Хасан Одноглазый, если я не убью всякого, кто хочет поживиться нашей добычей! Храбрые разбойники, найдется ли среди вас смельчак, который не побоится отправиться в город и разыскать нашего обидчика? Пусть не берется за это дело трус или слабый. Только хитрый и ловкий может исполнить его.

– О атаман, – сказал один из разбойников, – никто, кроме меня, не пойдет в город и не выследит нашего врага. Недаром зовут меня Ахмед Сорвиголова. А если я не найду его, делай со мной что хочешь.

– Хорошо, Ахмед, – сказал атаман. – Даю тебе один день сроку. Если ты найдешь нашего врага, я назначу тебя своим помощником, а если не найдешь – лучше не возвращайся: я отрублю тебе голову.

– Будь спокоен, атаман, не пройдет дня, как ты узнаешь, где найти своего врага, – сказал Ахмед. – Ждите меня сегодня к вечеру здесь, в лесу.

Он сбросил с себя разбойничье платье, надел синий шелковый халат, красные сафьяновые сапоги и тюбетейку и пошел в город. Было раннее утро. Рынок был еще пуст, и все лавки были закрыты. Только старый башмачник сидел под своим навесом и, разложив инструменты, ждал заказчиков.

Ахмед Сорвиголова подошел к нему и, поклонившись, сказал:

– Доброе утро, дядюшка! Как ты рано вышел на работу! Если бы я не увидел тебя, мне пришлось бы еще долго ждать, пока откроется рынок.

– А что тебе нужно? – спросил старый башмачник, которого звали Мустафа.

– Я чужой в вашем городе, – ответил Ахмед. – Только сегодня ночью я пришел сюда и ждал до рассвета, пока открыли городские ворота. В этом городе жил мой брат, богатый купец. Я пришел к нему из далеких стран, чтобы повидать его, и, подходя к городу, услышал, что его нашли в лесу мертвым. Теперь я не знаю, как отыскать его родных, чтобы поплакать о нем вместе с ними.

– Ты говоришь, твой брат был богатый купец? – спросил башмачник. – В нашем городе недавно хоронили одного купца, и я был на похоронах. Жена купца говорила, что его растерзали волки, но я слышал от одного человека, что это неправда и что этого купца на самом деле младший брат нашел в лесу убитым, без головы, и тайком привез домой в мешке.

Ахмед Сорвиголова очень обрадовался. Он понял, что этот богатый купец и есть тот человек, которого убил атаман в пещере. – Ты можешь меня провести к его дому? – спросил Ахмед башмачника.

– Могу, – ответил башмачник. – Но только как же мне быть с работой? Вдруг кто-нибудь придет на рынок и захочет заказать мне туфли, а меня не будет на месте?

– Вот тебе динар, – сказал Ахмед. – Возьми его за убытки, а когда ты покажешь мне дом моего брата, я дам тебе еще динар.

– Спасибо тебе за твою щедрость! – воскликнул обрадованный Мустафа. – Чтобы заработать этот динар, мне нужно целый месяц ставить на туфлях заплатки. Пойдем!

И башмачник привел Ахмеда к дому, где жил Касим.

– Вот дом, где жил убитый купец. Здесь поселился теперь его брат, – сказал Мустафа.

«Его-то мне и надо!» – подумал Ахмед. Он дал Мустафе динар, и Мустафа ушел, кланяясь и благодаря.

Все дома в этом городе были обнесены высокими стенами, так что на улицу выходили только ворота. Запомнить незнакомый дом было нелегко. «Надо отметить этот дом, чтобы потом узнать его», – решил Ахмед.

Он вытащил из кармана кусок мела и поставил на воротах дома крестик.

А потом пошел обратно.

«Теперь я запомню этот дом и приведу к нему завтра моих товарищей…

Быть мне помощником атамана!» – радовался он. Только что Ахмед успел уйти, как из дома вышла служанка Али-Бабы по имени Марджана, девушка умная и храбрая. Она собралась идти на рынок за хлебом и мясом к обеду. Закрывая калитку, она обернулась и вдруг увидела на воротах крестик, нарисованный мелом.

«Кто это вздумал пачкать наши ворота? – подумала она. – Наверное, уличные мальчишки… Нет, крест слишком высоко. Его нарисовал взрослый человек, и этот человек задумал против нас злое дело. Он хочет запомнить наш дом, чтобы нас убить или ограбить. Надо мне сбить его с толку». Марджана вернулась домой, вынесла кусок мела, поставила кресты на всех соседних домах и ушла по своим делам.

А разбойник прибежал в пещеру и крикнул:

– Слушай, атаман! Слушайте все! Я нашел дом нашего врага и отметил его крестом. Завтра я вам покажу его.

– Молодец, Ахмед Сорвиголова! – сказал атаман. – Завтра к утру будьте все готовы. Мы спрячем под халаты острые ножи и пойдем с Ахмедом к дому нашего врага.

– Слушаем и повинуемся тебе, атаман, – сказали разбойники, и все стали поздравлять Ахмеда с удачей.

А Ахмед Сорвиголова ходил гордый и говорил:

– Вот увидите, я буду помощником атамана!

Он всю ночь не спал, дожидаясь утра, и, как только рассвело, вскочил и разбудил разбойников. Они надели широкие бухарские халаты, белые чалмы и туфли с загнутыми носками, спрятали под халаты ножи и пошли в город. И все, кто их видел, говорили:

– Это бухарцы. Они пришли в наш город и осматривают его.

Впереди всех шли Ахмед с атаманом. Долго водил Ахмед своих товарищей по городу и наконец отыскал нужную улицу.

– Смотрите, – сказал он, – вот этот дом. Видите, на воротах крест. – А вот еще крест, – сказал другой разбойник. – В каком же доме живет наш враг?

– Да вон и на том доме крест! И на этом! И здесь крест! Да тут на всех домах кресты! – закричали вдруг остальные разбойники.

Атаман рассердился и сказал:

– Что это значит? Кто-то перехитрил тебя, Ахмед! Ты не выполнил поручение, и не придется тебе больше с нами разбойничать. Я сам отрублю тебе голову!

И когда они вернулись в лес, жестокий атаман отрубил голову Ахмеду. А потом сказал:

– Кто еще возьмется отыскать дом нашего врага? У кого хватит храбрости? Пусть не пробует это сделать ленивый или слабый!

– Позволь мне попытаться, о атаман! – сказал один из разбойников, Мухаммед Плешивый. – Я человек старый, и меня так легко не проведешь. А если я не выполню поручение – казни меня так же, как ты казнил Ахмеда.

– Иди, Мухаммед, – сказал атаман. – Буду тебя ждать до завтрашнего вечера. Но смотри: если ты не найдешь и не покажешь мне дом нашего врага, тебе не будет пощады.

На следующее утро Мухаммед Плешивый отправился в город. Ахмед рассказывал разбойникам про Мустафу, и Мухаммед пошел прямо на рынок, к старому башмачнику. Он повел с ним такой же разговор, как и Ахмед, и пообещал ему два динара, если Мустафа покажет ему дом убитого купца. И Мустафа, обрадованный, довел его до самых ворот. «Придется и мне как-нибудь отметить дом», – подумал Мухаммед. Он взял кусок кирпича, валявшийся на дороге, и нарисовал на воротах маленький крестик в правом верхнем углу.

«Здесь его никто не увидит, кроме меня, – подумал он. – Побегу скорее за атаманом и приведу его сюда».

И он быстро пошел обратно к своим товарищам.

А Марджана как раз возвращалась с рынка. Увидев, что от ворот их дома крадучись отошел какой-то человек и побежал по дороге, она сообразила, что тут что-то неладно. Марджана подошла к воротам, внимательно осмотрела их и увидела в правом верхнем углу маленький красный крестик. «Так вот, значит, кто ставит кресты на наших воротах! – подумала Марджана. – Подожди же, я тебя перехитрю».

Она подняла с земли кусок кирпича и поставила такие же кресты на воротах всех домов их улицы.

– Ну-ка, попробуй теперь найти наш дом! – воскликнула она. – Тебе это так же не удастся, как вчера.

А Мухаммед Плешивый всю дорогу бежал не останавливаясь и наконец вошел в пещеру, еле переводя дух.

– Идемте скорее! – крикнул он. – Я так отметил этот дом, что уж теперь нашему врагу не уйти. Собирайтесь же скорее, не мешкайте! Разбойники завернулись в плащи и пошли вслед за Мухаммедом. Они очень торопились, чтобы дойти до города засветло, и пришли туда перед самым закатом солнца. Найдя знакомую улицу, Мухаммед Плешивый подвел атамана к самым большим и красивым воротам и указал ему пальцем на маленький красный крестик в правом верхнем углу ворот.

– Видишь, – сказал он, – вот моя отметка.

– А это чья? – спросил один из разбойников, который остановился у соседних ворот. – Тут тоже нарисован крестик.

– Какой крестик? – закричал Мухаммед.

– Красный, – ответил разбойник. – И на тех воротах точно такой же. И напротив тоже. Пока ты показывал атаману свой крестик, я осмотрел все соседние ворота.

– Что же, Мухаммед, – сказал атаман, – и тебя, значит, перехитрили?

Хоть ты и хороший разбойник, а слова не сдержал. Пощады тебе не будет!

И Мухаммед погиб так же, как и Ахмед. И стало в шайке атамана не сорок, а тридцать восемь разбойников.

«Надо мне самому взяться за это трудное дело, – подумал атаман. – Мои люди хорошо сражаются, воруют и грабят, но они не годятся для хитростей и обмана».

И вот на следующее утро Хасан Одноглазый, атаман разбойников, вошел в город сам. Торговля на рынке была в полном разгаре. Он нашел Мустафу-башмачника и, присев рядом с ним, сказал:

– О дядюшка, почему ты такой печальный? Работы, что ли, мало?

– Работы у меня уже давно нет, – ответил башмачник. – Я бы, наверно, умер с голоду, если бы судьба не послала мне помощь. Позавчера рано утром пришел ко мне один щедрый человек и рассказал, что он ищет родных своего брата. А я знал, где дом его брата, и показал ему дорогу, и чужеземец подарил мне целых два динара. Вчера ко мне пришел другой чужеземец и опять спросил меня, не знаю ли я его брата, который недавно умер. Я привел его к тому же самому дому и опять получил два динара. А сегодня вот уже полдень, но никто ко мне не пришел. Видно, у покойника нет больше братьев.

Услышав слова Мустафы, атаман горько заплакал и сказал:

– Какое счастье, что я встретил тебя! Я третий брат этого убитого. Я пришел из далекой страны и только вчера узнал, что моего старшего брата убили. Нас было пятеро братьев, и мы все жили в разных странах, и вот теперь мы сошлись в вашем городе, но только для того, чтобы найти нашего брата мертвым. Отведи же меня к его дому, и я дам тебе столько же денег, сколько дали мои братья.

– Хорошо! – радостно сказал старик. – А больше у него нет братьев?

– Нет, – ответил атаман, тяжело вздыхая. – Нас было пятеро, а теперь стало только четверо.

– Жалко, что вас так мало! – сказал старый Мустафа и тоже вздохнул. – Идем.

Он привел атамана к дому Касима, получил свою плату и ушел. А атаман сосчитал и хорошо запомнил, сколько ворот от угла улицы до этого дома, так что ему не нужно было отмечать ворота. Потом он вернулся к своим товарищам и сказал:

– О разбойники, я придумал одну хитрость! Если она удастся, мы убьем нашего врага и отберем все богатства, которые он увез из пещеры. Слушайте же меня и исполняйте все, что я прикажу.

И он велел одному из разбойников пойти в город и купить двадцать сильных мулов и сорок кувшинов для масла.

А когда разбойники привели мулов, нагруженных кувшинами, атаман приказал разбойникам влезть в кувшины. Он сам прикрыл кувшины пальмовыми листьями и обвязал травой, а сверху проткнул дырочки для воздуха, чтобы люди не задохнулись. А в оставшиеся два кувшина налил оливкового масла и вымазал им остальные кувшины, чтобы люди думали, что во всех кувшинах налито масло.

Сам атаман надел платье богатого купца и погнал мулов в город. Наступал вечер, уже темнело. Атаман направился к дому Касима и увидел, что у ворот сидит веселый и приветливый человек. Это был Али-Баба. Атаман подошел к нему и низко поклонился, коснувшись рукой земли.

– Добрый вечер, почтенный купец! – сказал он. – Я чужеземец, из далекой страны. Я привез запас дорогого масла и надеялся продать его в вашем городе. Но мои мулы устали от долгого пути и шли медленно. Когда я вошел в город, уже наступил вечер и все лавки закрылись. Я обошел весь город, чтобы найти ночлег, но никто не хотел пустить к себе чужеземца. И вот я прошел мимо тебя и увидел, что ты человек приветливый и радушный. Не позволишь ли ты мне провести у тебя одну ночь? Я сложу свои кувшины на дворе, а завтра рано утром увезу их на рынок и продам. А потом я уеду обратно в мою страну и буду всем рассказывать о твоей доброте.

– Входи, чужеземец, – сказал Али-Баба. – У меня места много. Расседлай мулов и задай им корму, а потом мы будем ужинать… Эй, Марджана, посади собак на цепь, чтобы они не искусали нашего гостя!

– Благодарю тебя, о почтенный купец! – сказал атаман разбойников. – Пусть исполнятся твои желания, как ты исполнил мою просьбу. Он ввел своих мулов во двор и разгрузил их у стены дома, осторожно снимая кувшины, чтобы не ушибить разбойников. А потом нагнулся к кувшинам и прошептал:

– Сидите тихо и не двигайтесь. Ночью я выйду к вам и сам поведу вас в дом.

И разбойники шепотом ответили из кувшинов:

– Слушаем и повинуемся, атаман!

Атаман вошел в дом и поднялся в комнату, где уже был приготовлен столик для ужина. Али-Баба ждал его, сидя на низенькой скамейке, покрытой ковром. Увидев гостя, он крикнул Марджане:

– Эй, Марджана, прикажи зажарить курицу и приготовить побольше блинчиков с медом! Я хочу, чтобы мой гость был доволен нашим угощением. – Слушаю и повинуюсь, – сказала Марджана. – Я приготовлю все это сама, своими руками.

Она побежала на кухню, живо замесила тесто и только что собралась печь блинчики, как вдруг увидела, что масло все вышло и жарить не на чем.

– Вот беда! – закричала Марджана. – Как же теперь быть? Уже ночь, масла нигде не купишь. И у соседей не достанешь, все давно спят. Вот беда!

Вдруг она хлопнула себя по лбу и сказала:

– Глупая я! Говорю, что нет масла, а здесь, под окном, стоят сорок кувшинов с маслом. Я возьму немного у нашего гостя, а завтра чуть свет куплю масла на рынке и долью кувшин.

Она зажгла светильник и вышла во двор. Ночь была темная, пасмурная.

Все было тихо, только мулы у колодца фыркали и звенели уздечками.

Марджана высоко подняла светильник над головой и подошла к кувшинам. И как раз случилось так, что ближайший кувшин был с маслом. Марджана открыла его и стала переливать масло в котел.

А разбойникам уже очень надоело сидеть в кувшинах скрючившись. У них так болели кости, что они не могли больше терпеть. Услышав шаги Марджаны, они подумали, что это атаман пришел за ними, и один из них тихо сказал:

– Наконец-то ты пришел, атаман! Скорее позволь нам выйти из этих проклятых кувшинов и дай расправиться с хозяином этого дома, нашим врагом.

Марджана, услышав голос из кувшина, чуть не упала от страха и выронила светильник. Но она была умная и храбрая девушка и сразу поняла, что торговец маслом – злодей и разбойник, а в кувшинах сидят его люди и что Али-Бабе грозит страшная смерть.

Она подошла к тому кувшину, из которого послышался голос, и шепнула:

– Скоро придет пора. Молчи, а то тебя услышат собаки. Их на ночь спустили с цепи.

Потом она подошла к другому кувшину и спросила:

– Кто тут?

– Я, Хасан, – ответил голос из кувшина.

– Будь готов, Хасан, скоро я освобожу тебя.

Так она обошла все кувшины и узнала, что в тридцати восьми кувшинах сидят разбойники и только в два кувшина налито масло. Марджана схватила котел с маслом, побежала на кухню и нагрела масло на огне так, что оно закипело. Потом вышла во двор и плеснула кипящим маслом в кувшин, где сидел разбойник. Тот не успел и крикнуть – сразу умер. Покончив с одним врагом, Марджана принялась за других. Она кипятила масло на огне и обливала им разбойников, пока не убила всех. А затем она взяла сковородку и нажарила много румяных блинчиков, красиво уложила их на серебряное блюдо, облила маслом и понесла наверх, в комнату, где сидели Али-Баба и его гость.

Али-Баба не переставал угощать атамана разбойников, и скоро тот так наелся, что еле мог двигаться. Он лежал на подушках, сложив руки на животе, и тяжело дышал. Али-Баба увидел, что гость сыт, и захотел повеселить его. Он крикнул Марджане:

– Эй, Марджана, спляши для нашего гостя самую лучшую из твоих плясок!

– Слушаю и повинуюсь, господин, – ответила Марджана с поклоном. – Позволь мне только пойти и взять покрывало, потому что я буду плясать с покрывалом.

– Иди и возвращайся, – сказал Али-Баба.

Марджана убежала к себе в комнату, завернулась в вышитое покрывало и спрятала под ним острый кинжал. А потом она возвратилась и стала плясать. Али-Баба и атаман разбойников смотрели на нее и качали головами от удовольствия.

И вот Марджана посреди танца стала все ближе и ближе подходить к атаману. И вдруг она, как кошка, прыгнула на него и, взмахнув кинжалом, вонзила его в сердце разбойника. Разбойник громко вскрикнул и умер. Али-Баба остолбенел от ужаса. Он подумал, что Марджана сошла с ума.

– Горе мне! – закричал он. – Что ты наделала, безумная? В моем доме убит чужеземец! Стыд и позор на мою голову!

Марджана опустилась на колени и сказала:

– Выслушай меня, господин, а потом делай со мной что хочешь. Если я виновата, убей меня, как я убила его.

И она рассказала Али-Бабе, как она узнала о разбойниках и как погубила их всех.

Али-Баба сразу понял, что это те самые разбойники, которые приезжали к пещере и убили Касима.

Он поднял Марджану с колен и громко закричал:

– Вставай, Зейнаб, и разбуди Фатиму! Нам грозила страшная смерть, а эта смелая и умная девушка спасла всех нас!

Зейнаб и Фатима сейчас же прибежали и крепко обняли Марджану, а Али-Баба сказал:

– Ты не будешь больше служанкой, Марджана. С этого дня ты будешь жить вместе с нами, как наша родная сестра.

И с этих пор они жили спокойно и счастливо, пока не пришла к ним смерть.

librebook.me