Хана, Аннабель, Рэйвен, Алекс. Аннабель книга


Аннабель читать онлайн, Оливер Лорен

Лорен Оливер - Аннабель

1 Глава (Сейчас)

Когда я была моложе, все лето шел снег.

Каждый день солнце поднималось в сером небе и скрывалось за его дымкой, по вечерам оно тонуло в оранжевом, как раскалённые угли, пламени.

А хлопья всё падают вниз и вниз. Не холодные, но обжигающие, как ветер приносящий запах гари.

Каждый вечер мои родители усаживали нас, чтобы посмотреть новости. Все картинки были одинаковыми: аккуратно эвакуированные города, закрытые города, благодарные граждане машут из больших окон, блестящие автобусы, которые увозят в новое будущее, жизнь совершенного счастья. Жизнь без боли.

- Видите?, - улыбаясь, говорила мама мне и моей сестре, Кэрол, - Мы живем в величайшей стране на Земле. Видите, как нам повезло?

И всё же пепел продолжает падать вниз. Запах смерти пришел через окно, пролез под дверь, впитался в наши ковры и шторы, и кричал ей ложь.

Возможно ли быть честным в обществе лжецов? Или ты тоже должен постоянно лгать? А если ты лжешь лжецу этот грех с тебя как-то снимается или прощается?

Этого рода вопросы я задаю себе сейчас, в эти тёмные, водянистые часы, когда день и ночь сменяют друг друга. Нет. Не правда. В течении дня приходят охранники, чтобы принести еду и забрать еду, а ночью другие стонут и кричат. Они счастливчики. Они те, кто верит, что звучание голоса может принести какую-то пользу. Остальные из нас научились жить в тишине.

Интересно, что сейчас делает Лина. Мне всегда интересно чем она занимается. И Рэйчел тоже. Они обе мои девочки, мои красивые девочки с большими глазами. Но о Рэйчел я беспокоюсь меньше. Она всегда была твёрже Лины. Более дерзкая, более упрямая, менее чувствительная. Даже как девочка, она пугала меня, жестокая, с огненными глазами, с характером, как у отца.

Но Лина... маленькая, милая Лена, с её клубком темных волос, с раскрасневшимися, пухлыми щечками. Она спасала пауков с тротуара, чтобы спасти им жизнь; тихая, задумчивая Лина, сладко сюсюкается, чтобы разбить сердце. Чтобы разбить мое сердце: моё дикое, не исцелённое, неустойчивое, непонятное сердце. Мне интересно так же ли её передние зубы перекрывают друг друга; так же ли она до сих пор иногда путает слова кренделёк и карандаш; растут ли её тонкие каштановые волосы длинными и прямыми, или они начали виться.

Мне интересно верит ли она в ложь, которую они ей говорят. И я тоже, потому, что теперь я лгунья. Я стала ею по необходимости. Я лгу, когда улыбаюсь и возвращаю пустой поднос.

Я лгу, когда прошу "Книгу Тссс", притворяясь раскаявшейся.

Я лгу просто прибывая здесь, на моей раскладушке, в темноте.

Скоро это закончится. Скоро я сбегу.

И тогда лжи придет конец.

2 Глава (Тогда)

Когда я увидела отца Лины и Рейчел в первый раз, я знала: знала что выйду за него замуж, что буду в него влюблена. Знала что он никогда меня не полюбит, но я об этом не беспокоилась.

Представьте меня: семнадцатилетняя, тощая, напуганная. Одетая в слишком большую, потрепанную джинсовую куртку, которую я купила в дешевом магазине, и в вязаный вручную шарф, который даже близко не был достаточно теплым, чтобы защитить меня от холодного декабрьского ветра, который пришел с Чарльз Ривер, разбрасывая снег по сторонам, забирая у людей все цвета их одежды. Поэтому они шли улицами, белые как привидения, склонив головы.

Это был тот вечер, когда Миша взял меня с собой на встречу с кузеном друга его друга, Ровлзом, который управлял магазином по улице Девятой.

Такие магазины мы называли "темными центрами", которые распространились в течении десяти лет после принятия закона об Исцелении: Мозговые магазины. Некоторые из них кажутся, как минимум, наполовину законными, с комнатами ожиданий, похожими на приемные докторов и столами, чтобы прилечь. В других же, человек с ножом всегда был готовым забрать ваши деньги и оставить вам шрам, который, к счастью, выглядел достаточно правдоподобно.

Магазин Ровлза был именно таким. Низкая подвальная комната, выкрашенная в черный цвет, Бог знает зачем, провисший кожаный диван, небольшой телевизор, откидной деревянный стул, и обогреватель - все бы выглядело довольно мило, если бы не запах крови, несколько ведер и отделенная занавесом область, где он фактически и занимался своей работой.

Помню, меня чуть было не вырвало, настолько я нервничала. Впереди меня была еще пара детей. На диване не было мест, и мне пришлось стоять. Я думала, стены сговорились, я боялась, что они рухнут, похоронив нас там.

Я убежала из дома почти месяц назад. Я экономила и еле наскребла деньги на эту подделку.

В те дни было легче путешествовать. Спустя десять лет лечение было доведено до совершенства, стены по-прежнему устремлялись вверх, а регуляторы были не так строги. Тем не менее, я никогда не была дальше, чем на двадцать миль от дома, и почти всю поездку на автобусе до Бостона я провела, либо прижавшись носом к окну, наблюдая, холодные пятна бедных зимних деревьев и дрожащие пейзажи и сторожевые башни - новые и строящиеся, либо в ванной комнате, нервничая и пытаясь задержать дыхание против резкого запаха мочи.

Последний коммерческий рейс - это то, что я смотрела по телевизору в магазине Ровлза, дожидаясь своей очереди. Новости о том, что экипаж готовит взлетно-посадочную полосу, рев самолета, который шел по полосе, и наконец взлет: нереальный взлет, как у птиц, такой прекрасный и легкий, что хочется заплакать. Я никогда не летала самолетом и теперь уже никогда не смогу. Взлетно-посадочные полосы будут демонтированы, а аэропорты - заброшены. Слишком мало газа, слишком большой риск заражения.

Помню, мое сердце подступило к горлу, и я не могла отвести взгляд от телевизора, от изображения самолета, который на глазах менялся и становился все меньше, пока не превратился в маленькую черную птичку на фоне облаков.

Вот когда они пришли: солдаты, молодые новобранцы, только что из учебного лагеря. Накрахмаленная новая форма, ботинки блестящие, как нефть. Люди пытались бежать через задний выход, и все кричали. Шторы распахнулись, я увидела хлипкий складной стол, покрытый простыней, и девушку, вытянувшуюся на нем, с кровоточащей шеей. Ровлз, должно быть, был на полпути до завершения ее процедуры. Я хотела помочь ей, но на это не было времени.

Задняя дверь распахнулась и я вышла на алею, покрытую льдом, заваленную грязным снегом и мусором. Я упала, порезав себе руку льдом, но продолжала идти. Я знала, что если попадусь - это будет концом - меня вернут родителям, шанс попадание в лабораторию сводился к нулю.

Это был первый год после установления по всей стране Национальной Системы Оценивания. Начался подбор пар. Нормативные советы были повсюду, и маленькие детишки говорили об прохождении эвалуации когда подрастут.

И никто бы не выбрал девчёнку с записью.

Я была на углу Линден и Адамс, когда увидела его. Я столкнулась с ним, на самом деле, увидев его передо мной с вытянутыми руками, кричащего: "— Стой!" Пытаясь увернуться, потеряла равновесие, наткнулась прямо на его руки. Я была настолько близка, что могла видеть снежинки в его ресницах, чувствовать запах влажного шерстяного пальто и средства после бритья, видя где он пропустил немного щетины. Так близко, что шрам на его шее казался мелкой звездочкой.

Я никогда до этого не была так близко к парню.

Солдаты позади меня все еще кричали: "— Стой!" и "— Не дайте ей сбежать!"

Я никогда не забуду как он на меня смотрел - странно, почти забавляясь, будто бы я была странной разновидностью животного в зоопарке.

А потом он позволил мне уйти.

3 Глава (Сейчас)

Шпилька - это все, что у меня осталось. Я чувствую и боль, и умиротворение; она напоминает мне о том, что у меня было и что у меня забрали.

Это и моя ручка. С ее помощью я пишу на стенах мою историю. Снова и снова. Поэтому я не забываю. Поэтому это стало правдой.

Я думаю о руках Конарда, темных волосах Рейчел, о прекрасном ротике Лины, о том, как когда-то, когда она была младенцем, я проникала в ее спальню и держала ее пока она спит. Рейчел никогда не позволяла мне - с рождения, она кричала, толкалась, будила жителей дома и улицу.

Но Лина лежала спокойно и тепло в моих руках, погруженная в свое тайное сновидение.

И она была моей тайной: те ночные часы, то двойное сердцебиение, темнота, наслаждение.

Я пишу об этом всем, и так правда освободит меня.

Моя комната была полна дыр. Дыры были там где камень становился пористым, изъеденный плесенью и влагой.

Дыры, которые мыши делали своими норками. Дыры памяти, где теряются люди и предметы.

В нижней части моего матраса тоже есть дыра.

И в стене за моей спиной, есть еще одна дыра, которая становиться больше день за днем.

На четвертую пятницу каждого месяца, Томас приносит мне смену постельного белья для раскладушки. Прачечный день - мой любимый. Это помогает мне следить за течением времени. И в первые несколько ночей, прежде чем новая постель станет грязной от пота и осадков пыли, которая падает на меня постоянно, как снег, я снова чувствую себя почти человеком. Я могу закрыть глаза, представить себе, что вернулась в мой теплый старый дом, деревья и солнце, запах моющего средства, незаконная тихая песня от древнего проигрывателя.

Ну и конечно же, в прачечный день я получаю сообщения.

Сегодня я проснулась еще до того, как взошло солнце. Моя клетка без окон, и в течении многих лет я не могла отличить ночь от дня, утро ото вечера, бесцветное существование, время без возраста или к ...

knigogid.ru

Книга Аннабель Николаевна, глава Аннабель Николаевна, страница 1 читать онлайн

Аннабель Николаевна

Ничего нового или интересного не ожидал я от обычной командировки в Белоруссию, никак не думал, что результатом её станет длинная аудиозапись на моём мобильнике и воспоминания о женщине, настоящего имени которой, так и не узнал.

Поезд Санкт-Петербург-Кишинёв. Вагоны старого образца, при входе в тамбур рассыпан уголь. Проводница торопливо проверила паспорт и билет, я с трудом протиснулся с сумкой на колесах в коридор, потому что второй проводник, мужчина, заносил в это время в тамбур какие-то ящики. В купе не убрано: мятые газеты, журналы, потрёпанная книга в мягкой обложке.

Моё, нижнее, место - свободно, на втором сидят мужчина и женщина, она блондинка, он - брюнет, оба лет сорока, мои ровесники. Поздоровались.

-Деньги платим в ОАО «Российские железные дороги», а услуги получаем молдавские, - произнесла дама, угадав мои мысли.

Усаживаясь напротив, я подумал, что пара интересная. Лёгкая припухлость век её напоминают Барбару Брыльску в самом известном советском фильме, а тонкие губы и заострённые черты лица - Джоди Фостер.

- Вечно всех критикуешь, - произнес мужчина, - я побежал, - не обижайте жену, - добавил, обратившись ко мне, поцеловал женщину, выскочил из поезда, помахал в окно.

Поезд дёрнулся, начал движение.

«Похоже, едем вдвоём, не повезло, - подумал я. – Ночью наедине с попутчицей не останусь. Придётся попросить проводников переместить меня в другое место, только, пойдут ли навстречу? Оба неприветливые, занятые каким-то бизнесом по перевозке товара из одной страны в другую, неприятная ситуация».

В коридоре послышались голоса, шум. Мужчина-проводник возник в дверях.

- Вот здесь, на верхней полке, поедет этот человек, - распорядился он.

За ним стоял детина, непричёсанный, неряшливо одетый, с громадным рюкзаком. От кого из них несло перегаром, не понял и огорчился. Мы заплатили немалую сумму за билет, именно, в купе, чтобы избежать такого соседства.

- Сээр, - услышал я голос моей соседки, - не соблаговолите ли Вы предъявить билет пассажира, иначе, придётся обратиться к начальнику поезда. Часа два назад я видела в интернете, что верхние места в этом купе свободны, - фразу она произносила медленно и доходчиво для молдаванина.

-Некрасиво говорите, - расстроился проводник, слегка коверкая русские слова, - ай как некрасиво, а ещё из Петербурга, у нас в Молдове люди так не делают, некрасиво, - повторил он, но дверь купе закрыл и пошёл по коридору, разыскивать других жертв для соседства с грязным мешочником.

- Как у вас ловко получилось, - восхитился я, и подумал, что напрасно за неё супруг беспокоился, не пропадёт, - действительно, вы видели в интернете, что места пустые?

- Я вас умоляю, и смотреть-то было некогда. Но не один раз ездила этим поездом с мужем в Витебск к родственникам (сейчас его на работе задержали на неделю), и всегда у нас из четырёхместного купе получается СВ. Если купить две нижних полки, на верхние нет желающих при российской цене на билеты и молдавском качестве услуг, правда, плацкартные вагоны забиты до отказа. Не думаете же вы, что мужик с мешком приобрёл дорогой билет в купе?

- Конечно, нет.

«Витебск, - соображал я, – ехать вместе до 5 утра. Придётся выбирать между ней и мешочниками, которых распределили наглые проводники по другим купе», - решил остаться на своём месте, надеясь, что ничего экстраординарного в предстоящую ночь не произойдёт. Я не женоненавистник, отнюдь. Просто, мой друг не устоял однажды, оказавшись в вагоне СВ на пути в Москву с привлекательной женщиной, и она потом преследовала его, женатого человека, несколько лет. Да, я не святой, но предпочитаю не совершать необдуманных поступков, боюсь, что моя жена не окажется такой же понятливой, как его, да и оправдываться перед детьми не хотелось бы. Женщина, однако, начинала меня интересовать.

Она поднялась с места, принялась собирать разбросанные газеты, журналы в полиэтиленовый пакет. Я взял лежащую рядом книгу, собираясь передать её, прочёл название: «Лолита» и отложил в сторону, грех выбрасывать книгу, тем более, такую.

- Как вы к ней относитесь? – поинтересовался и тут же пожалел, что спросил, на интересном лице появилась гримаса.

«Сейчас услышу очередную мораль или отповедь про смакование душевных мук педофила или распущенность ребёнка», - предположил я.

Она не сказала ни слова, выставила пакет с мусором в коридор, намекая таким образом, что это проводники должны были его убрать.

- А, Вы, конечно, поклонник романа? – вернувшись на своё место, спросила женщина.

- Читал давно. Нахожу его интересным.

- Наверное, какие-то черты Гумберта присутствуют в каждом мужчине? Иначе, книга не имела бы такой успех, - улыбаясь, глядя мне в глаза, произнесла она.

- Дело не в Гумберте, - меня задело сравнение, - я семейный человек, имею жену, дочь и сына, каких-то наклонностей главного героя книги, пока, в себе не наблюдал, но каков язык, слог романа? Книга о любви, действительно, доходящей до безумия…

- О любви, обратите внимание, немолодого господина, но не ребёнка. Девочка, только, поиграла с ним в новую игру.

Мне не понравилось начало беседы, ехать ещё целую ночь в поезде, возбуждая себя разговорами о сильных чувствах. Глупо, что сам это начал. Не хотелось больше спорить, а женщина вышла из купе и вернулась в лёгком спортивном костюме. В этом небольшом временном промежутке, я, на всякий случай, включил диктофон на мобильнике. Он должен стать моим «алиби». Скандалы в доме друга не стёрлись ещё из памяти, как и тревога из-за пустяковой встречи в поезде потерять семью.

- Вы помните, как звали первую любовь Гумберта? – продолжила она дискуссию.

- Аннабелла, кажется, - лениво ответил я, надеясь свернуть с этой темы.

- А фамилия?

litnet.com

Проклятие Аннабель. История реальной куклы Энн Долл

Основным из многочисленных экспонатов, представленных в музее оккультизма Эда и Лоррейн Уоррен является кукла Аннабель, сидящая в стеклянном шкафу, на котором размещена табличка с предупреждением: «Осторожно. Не открывать». Казалось бы, как эта улыбающаяся мордашка может представлять угрозу? Само ее пребывание среди зловещих чучел и черепов кажется нелепым и неправильным, но стоит только узнать историю этой куклы, как мнение о ней может кардинально изменится…

кукла аннабель

Все началось с того дня, когда в 1970 году студентке и начинающей медсестре мама подарила замечательную куколку, купленную на распродаже в магазине ручных поделок. Кукла Аннабель представляла из себя тряпичную, улыбающуюся девочку с большими голубыми глазами и рыжими волосами.

Каждое утро, уходя на работу Донна сажала куклу на постель. Когда она, вместе со своей соседкой по комнате, возвращалась домой, то замечала, что ручки и ножки Энн лежали в другом положении – были разбросаны в стороны или скрещены. Затем соседки начали находить Энн не просто с разным положением рук и ног, а в разных местах квартиры. То она стоит на коленях в кресле прихожей, то сидит на диване в гостиной, хотя уходя, Донна оставляла ее неизменно на кровати спальни. Позже к этим загадочным перемещениям добавилась еще одна, более пугающая странность – девушки начали находить в доме записки. На небольших кусочках шероховатой бумаги корявым детским почерком были выведены различные послания: «Помогите» или «Позвони мне», самое странное из этого было то, что девушки не хранили в доме ни пергамент, ни красные карандаши, с помощью которых были произведены записи.

Как закоренелые реалистки девушки решили, что возможно кто-то проникает к ним в квартиру пока их нет и перемещает куклу, чтобы напугать хозяек, с этой же целью этот человек пишет странные послания. Для поимки злоумышленника девушки применили несколько уловок-ловушек подсмотренных в шпионских фильмах, которые, к сожалению, не дали результата.

Однажды, вернувшись домой, девушки обнаружили на маленькой ручке куклы Аннабель капли крови. Джес и Дона поняли, что вероятно, эти события не просто чья-то шутка и вряд ли какой-либо человек имеет к ним отношение. В дом была приглашена женщина, обладавшая экстрасенсорными способностями. Медиум провела спиритический сеанс, при котором дух Аннабель вышел на контакт. Как оказалось, ранее, на месте шумного квартала был луг, на котором нашли тело девочки Аннабель Хиггинс, умершей при невыясненных обстоятельствах. Дух слезно молил позволить ему остаться в кукле и девушки согласились, даже не предполагая, к каким опасностям это может привести.

проклятие аннабель кукла

Лу, друг девушек, невзлюбивший куклу с самого начала, стал жертвой ее скверного характера. Как-то Лу остался у подруг и разговаривал с Джес о поездке, намечавшейся через пару дней. Вдруг он услышал в спальне шум и, решив, что кто-то забрался к ним в дом, подкрался к двери комнаты. Лу исчез за дверью, а через какое-то время Джес услышала пронзительный крик юноши и метнулась туда откуда он доносился. Навстречу ей выбежал бледный Лу, его трясло от страха, а рубашка на груди была пропитана кровью, при ближайшем рассмотрении выяснилось, что раны на груди были длинными продольными царапинами...

Через нескольких людей, которым девушки рассказали обо всем случившемся с ними за последние несколько месяцев, слухи дошли до известных охотников за приведениями: демонолога Эда и медиума Лоррейн Уоррен. Уоррены изучили материалы дела и вынесли свой неутешительный вердикт, заставивший содрогнуться Джес и Дону. Дух не находился в кукле и не принадлежал умершей на этом месте девочке. В действительности это было злое существо, управлявшее игрушкой и желающее, чтобы девушки, поверив в его безвредность, разрешили ему остаться. Оно четко дало понять, что его намерения зловредны, напав на Лу.

С куклой был проведен обряд экзорцизма, в результате которого стало ясно, что существо управлявшее куклой вовсе не дух, так как духи не могли создавать и планировать такие явления, а следовательно в доме присутствовало нечто демоническое, действовавшее с согласия девушек.

Не смотря на то, что обряд прошел успешно и Джес и Доне больше ничего не угрожало, для успокоения девушек чета Уорренов забрала куклу в свой музей.

аннабель кукла

Теперь кукла Аннабель сидит, немая и обездвиженная в стеклянном шкафу, среди чучел и черепов, прикрываясь табличкой "Осторожно. Не открывать"

 

darkbook.ru

Книга "Хана, Аннабель, Рэйвен, Алекс"

Хана, Аннабель, Рэйвен, АлексДобавить
  • Читаю
  • Хочу прочитать
  • Прочитал

Оцените книгу

Скачать книгу

1443 скачивания

Читать онлайн

О книге "Хана, Аннабель, Рэйвен, Алекс"

Впервые на русском языке!

Долгожданная новинка для всех поклонников трилогии «Делириум»!

Необычное возвращение в мир будущего, где любовь признана опасным заболеванием. Вы узнаете о том, как жили герои трилогии до встречи с Линой.

Специальный бонус издания – история Алекса появится только в печатном издании!

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Хана, Аннабель, Рэйвен, Алекс" Оливер Лорен бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Мнение читателей

Книга "Хана, Аннабель, Рэйвен, Алекс" состоит из четырех рассказов, написанных от первого лица каждого из героев, и очень гармонично дополняет трилогию Лорен Оливер

4/5Швец Ирина

Качество книги как всегда на высоте, и истории рассказаны очень интересно!

4/5Тармышова Алина

Очень понравилась сама трилогия, а эта книга в деталях описала образ каждого персонажа

5/5Mylene82

Я думаю, что все-таки интереснее читать ее после всех трех книг– она дополняет все неясности в интересных и захватывающих событиях

5/5Евстигнеева Наталия

Покупала книгу в подарок, так что не знаю как там с печатью, должно быть все хорошо

5/5Мгламян Роза

Книга не очень интересная по сравнению со всей серией, даже местами скучная

2/5Увяткина Дарья

Конечно сейчас я уже не так злюсь на нее, как когда читала третью книгу

5/5Устюжанина Ирина

"Хана, Аннабель, Рейвен, Алекс" скорее маленькие разноцветные стеклышки, которые, пусть и не играют сюжетообразующей роли, но изумительно гладко вписываются в созданную мозаику

3/5Иванова Ольга

Глубокий сюжет, неожиданная концовка и еще более неожиданная четвертая книга, в которой повествование ведется не от лица Лины

5/5Гребенева Наташа

Было интересно узнать, что же происходило с другими героями, посмотреть на историю под другим углом и понять, что чувствовали другие герои

5/5Кручинина Эльвира

Это четыре независимых друг от друга рассказа, небольших по содержанию, рассказывающие отдельные от повествования истории уже известных героев

5/5Иноземцева Олеся

Отзывы читателей

Подборки книг

Похожие книги

Другие книги автора

Информация обновлена: 27.04.2017

avidreaders.ru

Аннабель: правдивая история "демонической куклы"

Аннабель – расследование Эдда и Лорейн Уоррен

Пришло время поговорить о реальной истории связанной с демонической куклой Аннабель по которой в 2014 г был снят фильм режиссера Джона Леонетти (Annabelle). Сценарий картины основан на реальных событиях, которые происходили вначале 1970-х гг.

Фильм естественно приукрашен в целях захватить публику, но можно сказать смело, что настоящая история из жизни не менее ужасней. Тряпичная кукла, попавшая как украшение в дом двух молодых девушек превратила их жизнь в настоявший ужас. Интересно, что  людьми, которые занимались этим паранормальным случаем были все те же демонологи Эд Уоррен с Лоррейн которые вели расследования в случаях Амитвилля и истории рассказанной в фильме «Заклятье» о семье Перронов. И конечно многих других, например, убийство Сатилло, Энфилдский полтергейст, Привидение дома Смерл.

Эта мистическая история из жизни семейства Гордонов. Про сюжет фильма думаю особо рассказывать не стоит, кто желает, может посмотреть, благо в интернете его можно скачать в свободном доступе.

Начинается фильм Аннабель со сцены двух медсестер снимающих жилье и рассказывающих о своем несчастье. Данная сцена имеет прямое отношения к истории, случившейся в 1970 г. Неброская декоративная игрушка стала для девушек сущим ужасом. Кукла сама изменяла положение, на ней обнаруживали кровь, а рядом записочки странного содержания. Девушки обратились за помощью к демонологам – Эду (1926-2006) и Лорейн Уорренам (род. 1927 г.)

Эд и Лорейн Уоррены 

Вроде… обычная кукла… Аннабель…

В 1970 г девушке Донне мама подарила тряпичную куклу в честь дня рождения. Донна была студенткой окончившей курсы медсестер и работавшей по специальности. Вместе с Донной жила в съемной квартире ее подруга Энджи, так же медсестра. Подаренная для украшения дома кукла метровой высоты, купленной матерью в магазине hand made. Выглядела она вполне позитивно и нечего демонического не содержала: огромные глаза, улыбающийся рот, рыжие волосы, нос красный треугольник ткани. Местом жительства куклы стала кровать Донны, но после нескольких дней она стала замечать, что происходит нечто странное.

Вот как Донна вспоминает о тех событиях: “Каждое утро я садила, ее на застланную постель: руки – по швам, ноги вытянуты. Когда вечером приходили домой, обнаруживали, что ее конечности находились в другом положении. Ну, пример, ноги скрещены, руки сложены на коленях. Спустя дней семь мы стали замечать неладное. Я решила провести эксперимент и специально оставила куклу со скрещенными руками и ногами, что бы посмотреть, что будет, когда мы вернемся. Вечером мы нашли куклу с разведенными руками. Каждый раз кукла меняла свои позиции “.

Как это не кажется странным, но такие странности у девушек не вызывали беспокойства. Потом все еще без имени кукла стала  “путешествовать” по квартире. Энджи вспоминает: “однажды вечером мы обнаружили куклу в кресле у двери стоящей на коленях. Мы попытались ее так посадить, но она все время падала. На следующий раз она сидела на диване, хотя я хорошо помнила, она была в комнате Донны, а дверь была закрыта”.

Следующая сверхъестественная активность проявлялась в виде странных записок исполненных корявым почерком карандашом, типа: «Позвони мне». Почерк был таким как буд – то ее писал ребенок. При этом бумаги и карандаша у девушек в доме не было. Подруги решили, что когда их нет дома в их дом кто – то проникает.

Вход у находчивых девушек пошли уловки. Двери и окна они опечатали, как в фильмах про шпионов, мелкие вещи и половики разложили так, что бы незваный посетитель обязательно их бы сдвинул. Но эксперимент не удался… Сила перемещавшая куклу по квартире явно была внутри помещения…

Приглашение духа

Последние паранормальные явления подкосили девушек и Донна и Энджи начали искать помощи на стороне, так как происходящее далее уже не вписывалось в рамки разумного. На их глазах у растерянных девушек тяжелая статуэтка взлетела в воздух и грохнулась на пол, а потом на кукле нашли кровь… Одна из подруг рассказывает: “Вернувшись, мы нашли на руке куклы кровь и пару капель на теле. Мы очень сильно напугались “.

Через полтора месяца после появления куклы они пригласили к себе медиума и узнали нечто интересное от нее.

Оказалось, до появления зданий, здесь были луга и на этих лугах играла девочка по имени Аннабель Хиггинс семи лет. Именно дух этой погибшей девочки и есть то неспокойное существо, которое тревожит девушек в их квартире. Дух девочки не знал, как обратить на себя внимание и появился у них с надеждой, что бы они ее заметили.  Поэтому дух и передвигал куклу. Аннабель хотела остаться с девушками и “вселиться” в куклу. И девушки разрешили ей.

С этого времени кукла получило имя Аннабель. Позволив духу на спиритическим сеансе поселиться в кукле девушки не предполагали всю серьезность своих действий. А действия физического характера последовали. Неведомая сила атаковала друга девушек Лу.

Статья в газете рассказывающая о паранормальной кукле Аннабель

Парень  с самого начала не невзлюбил куклу, чувствуя, что с ней что то не так, она вызывала у него отвращение и страх, он советовал подругам избавиться от нее. А однажды ночью, когда он ночевал у девушек, во сне, он увидел кошмар и Аннабель, сценарий этого кошмара позже сбылся наяву.

Однажды Лу вместе с Энджи по карте прокладывали будущий маршрут своего туристического пришествия. Неожиданно в комнате Донны послышался шум. Лу подошел к двери, шум прекратился, когда зажгли свет обнаружили, что на полу лежит Аннабель. Следующие события Энджи описывает так:

“Неожиданно Лу завопил и схватился за грудь. Я подбежала к нему, на его рубашке была кровь. Он был напуган так, что его трясло, мы поспешили в гостиную, где я посмотрела его раны, на груди под рубашкой  были царапины от когтей! Было их семь: три поперечных и четыре продольных”.

Последний шанс на спасение

Девушки обратились к знакомому ксендзу Хегану, он, выслушав их, посоветовал обратиться к отцу Куку. Тот переложил встретиться со специалистами по сложным паранормальным случаям – Эду и Лорейн Уорренам.

Проведя расследование Эд вынес свой приговор: “Кукла не одержима. Духи не способны овладевать предметами, им под силу только люди. Дух специально двигал куклу, что бы создалось впечатление, что кукла живая. Зная, что его принимают за дух маленькой Аннабель, он подстраивался под этот образ. Другими словами злой дух просто пользовался вами, так как вы ему открылись, и дали свое согласие и всю свою явную сущность он проявил напав на Лу”.

Настоящая демоническая кукла Аннабель выглядела иначе, чем в кино

В квартире Донны и Энджи в присутствии демонологов отец Кук провел обряд экзорцизма. Благословил собравшихся и помещение. При этом паранормальных явлений не происходило. Куклу Уоррены забрали с собой. Позже экзорцист подтвердил, ни какого духа Аннабель не существовало. Просто девушки не вдаваясь в подробности на сперитическом сеансе призвали опасную, злобную сущность из потустороннего мира.

“Все, что здесь происходило, было делом некого разума – говорит отец Кук. Да и духи не способны создавать явления такой мощности, они для этого слабы. Я считаю это было что – то демоническое”.

Где это произошло неизвестно, Уоррены так и не рассказали, где это случилось, но это было их одно из первых громких дел, позже был случай “беспокойного дома” Перронов в Харрисвилле, история которого была рассказана в “Заклятие”. Но, наибольшую известность и популярность Уорренам принесло расследование случая в Амитивилле во второй половине 1970-х.

Конечно, верить в это или не верить дело каждого, так как тут можно только принять на веру. Говорят, кукла и сегодня таит опасность в себе, именно по этому храниться она в специально запертом стрелянном шкафу с табличкой “не открывать”… в музее демонологов где хранятся вещи связанные с их расследованиями.

Цитаты приведенные в статье немного изменены, но взяты из книги: Brittle G. The Demonologist. The Extraordinary Carreer of Ed and Lorraine Warren. iUniverse, 2002.

Источник: Перевод с польского – В. Гайдучик, Автор: Piotr Cielebias

ufo-com.net

 

plyk.ru

Cкачать книгу Аннабель Лорен Оливер бесплатно без регистрации или читать онлайн

Категории

  • Самомотивация
  • Книги, которые стоит прочитать до 30
  • 8 лучших книг для перезагрузки мозгов
  • а так же...
    • 10 книг в жанре Хоррор (10)
    • 10 книг для влюбленных в горы (10)
    • 10 книг о душевнобольных (10)
    • 10 книг по тайм-менеджменту (10)
    • 10 книг про вампиров и прочую нечисть (10)
    • 10 книг про животных (10)
    • 10 книг про путешествия во времени (10)
    • 10 книг с лучшей экранизацией (9)
    • 10 книг с неожиданным финалом (10)
    • 10 книг, вдохновивших на написание музыки (9)
    • 10 книг, которые должна прочитать каждая девушка (10)
    • 10 книг, которые заставят Вас улыбнуться (9)
    • 10 книг, основанных на реальных событиях (10)
    • 10 книг, от которых хочется жить (10)
    • 10 книг, с которыми классно поваляться на пляже (9)
    • 10 лучших книг-антиутопий (8)
    • 15 книг о Любви (14)
    • 15 книг о необычных детях (15)
    • 15 книг о путешествиях (14)
    • 15 книг про пришельцев (15)
    • 20 книг в жанре фэнтэзи (20)
    • 20 книг-автобиографий (18)
    • 8 книг, после которых не останешься прежним (8)
    Смотреть Все а так же...

Поиск

  • Войти /Регистрация
  • Закладки (0)
  • Аннабель

Жанры

  • Военное дело
    •       Cпецслужбы
    •       Боевые искусства
    •       Военная документалистика
    •       Военная история
    •       Военная техника и вооружение
    •       Военное дело: прочее
    •       О войне
  • Деловая литература
    •       Банковское дело
    •       Бухучет и аудит
    •       Внешняя торговля
    •       Делопроизводство
    •       Корпоративная культура
    •       Личные финансы
    •       Малый бизнес
    •       Маркетинг, PR, реклама
    •       Недвижимость
    •       О бизнесе популярно
    •       Отраслевые издания
    •       Поиск работы, карьера
    •       Управление, подбор персонала
    •       Ценные бумаги, инвестиции
    •       Экономика
  • Детективы и Триллеры
    •       Боевик
    •       Детективная фантастика
    •       Детективы: прочее
    •       Иронический детектив
    •  &nbsp

sanctuarium.ru

Читать онлайн книгу «Аннабель, дорогая» бесплатно — Страница 1

Джоан Вулф

Аннабель, дорогая

Глава 1

«Господи, о Господи! Да он же читает завещание Джералда!»

Казалось, будто мне внезапно нанесли удар по голове. Я посмотрела на адвоката. Он стоял перед собравшимися родственниками. Мои пальцы вдруг судорожно сплелись на коленях.

«Он же читает завещание Джералда», — глубоко потрясенная, вновь подумала я.

И тут только, пожалуй, впервые по-настоящему осознала, что мой муж умер.

Человек, сидевший рядом со мной, спросил низким приглушенным голосом:

— С вами все в порядке, дорогая?

Крепко сжав губы, я кивнула. Дядя Адам ласково коснулся моих сплетенных пальцев и тут же переключил внимание на Мак-Эллистера. Адвокат продолжал монотонно читать сухим бесстрастным голосом:

— «Все мое имущество я завещаю моему сыну, Джайлзу Маркусу Эдуарду Фрэнсису Грэндвилу, а до достижения им двадцати одного года поручаю управлять означенным имуществом названному ниже опекуну на следующих условиях и со следующими целями…»

Поскольку Джайлзу всего четыре года, этот пункт завещания не вызвал у меня особого удивления. Ну что ж, по доверенности, так по доверенности.

Отныне Джайлз — граф Уэстон. Джералд, его отец, скончался. Прерывисто вздохнув, я задержала взгляд на каминной доске красного дерева с великолепной резьбой. На фоне камина узкое, удлиненное лицо мистера Мак-Эллистера выглядело странно.

Завещание пробудило во мне чувства, неожиданные для меня самой. Последние несколько дней я провела словно в кошмарном сне. Когда Джералд умер, дом погрузился в траур, и двадцать четыре часа, пока усопший лежал в большой зале, к гробу подходили соседи и арендаторы. На следующий день сотни местных жителей в траурных одеждах прошествовали за похоронным кортежем от дома к церкви. Во время заупокойной службы Джайлз стоял рядом со мной. Викарий прочел молитву, а затем гроб поместили в склеп, где уже лежали шесть графов Уэстонов. С начала и до конца церемонии я крепко сжимала ручонку сына.

Джайлз помог мне выдержать все это. Ради него я волей-неволей должна была сохранять спокойствие, хотя бы внешнее.

Но сегодня сына нет рядом. За мною не наблюдают сотни глаз. Все взоры устремлены на мистера Мак-Эллистера, читающего завещание Джералда. Глубоко вздохнув, я посмотрела на адвоката и попыталась сосредоточиться.

Между тем Мак-Эллистер читал о правах и обязанностях опекуна:

— «Лицо, назначенное опекуном, имеет право управлять всем имуществом, продать ту или иную его часть конкретному лицу или выставить на публичные торги, сдать в аренду или распорядиться им каким-либо другим образом без разрешения на то суда, а также делать по своему усмотрению вклады — как новые, так и повторные…»

Просто невероятно, что мой сын стал графом Уэстоном.

Что-то вдруг неуловимо изменилось в атмосфере, царившей в комнате. Я услышала слабый шорох: все словно насторожились. Конечно же, мистер Мак-Эллистер вот-вот назовет имя опекуна!

Ощутив драматизм момента, адвокат сделал паузу, оторвал взгляд от завещания и задумчиво обвел глазами людей, сидящих перед ним полукругом.

Нас собралось здесь не так уж много. Рядом со мной расположились дядя Адам и его жена Фанни, а с другой стороны — моя мать. За ней сидели Фрэнсис Патнэм, дядя Джералда, и двоюродный брат мужа Джек Грэндвил. Все члены семьи вернулись сюда прямо с похорон.

Мистер Мак-Эллистер опустил глаза и продолжал читать медленно и отчетливо:

— «Настоящим документом я назначаю моего брата Стивена Энтони Фрэнсиса Грэндвила моим душеприказчиком, а также доверенным лицом и опекуном моего сына Джайлза Маркуса Эдуарда Фрэнсиса».

После этого адвоката никто уже не слушал.

— Просто невероятно! — Восклицание Джека Грэндвила совершенно заглушило монотонный, гнусавый голос адвоката.

Мистер Мак-Эллистер опустил завещание и поверх очков уставился на Джека:

— Уверяю вас, мистер Грэндвил, что граф назначил опекуном именно своего брата Стивена. По его распоряжению завещание составлял я, поэтому не подвергайте сомнению точность моих слов.

— Но ведь Стивен уже пять лет на Ямайке, — холодно и рассудительно заметила мама. — Он не может быть опекуном Джайлза, находясь за полмира от него. Вам придется назначить кого-то другого, мистер Мак-Эллистер. И о чем только думал Джералд, назначая опекуном Стивена?

— Чтобы приступить к исполнению опекунских обязанностей, мистеру Стивену Грэндвилу придется вернуться домой. Я взял на себя смелость известить его письмом о последней воле лорда Уэстона, — ответил адвокат, не подозревая, что подносит фитиль к пороховой бочке.

— Чертовски опрометчиво с вашей стороны, Мак-Эллистер! — вспыхнул Джек. Его красивое лицо побагровело от гнева.

— Кому-то из членов семьи следовало уведомить Стивена о смерти брата. — Моя мать всегда строго придерживалась приличий, но крайне редко выражала солидарность с Джеком. — Такие сообщения должны исходить не от адвоката.

— Я тоже написал Стивену о смерти Джералда, — спокойно вставил дядя Фрэнсис. — Оба письма наверняка доставит на Ямайку первый же корабль.

— А что, если он не захочет вернуться? — спросил Джек. — Ведь за ту старую историю его могут арестовать.

— Вопрос об аресте никогда не возникал, — возразил мистер Мак-Эллистер. — Власти удовлетворились обещанием Стивена покинуть страну.

— Да, ему не было предъявлено никаких обвинений, — поддержал адвоката дядя Адам. — Так что Стивен может вернуться в Англию, если пожелает.

Мать повернулась ко мне.

— А ты, Аннабель, знала о последней воле Джералда?

— Нет. — Я взглянула на адвоката:

— Когда было составлено это завещание, мистер Мак-Эллистер?

— Вскоре после рождения Джайлза, леди Уэстон, — учтиво ответил он и тут же поспешил успокоить меня:

— Мистер Стивен Грэндвил назначен опекуном Джайлза, но позвольте заверить вас: лорд Уэстон всегда хотел, чтобы о сыне заботились именно вы.

Я кивнула.

— Не понимаю, почему Джералд не назначил Адама, — проговорила мама. Я поднялась.

— По-моему, дальнейшее обсуждение не имеет смысла. Джералд назначил опекуном Стивена. Убеждена, составляя завещание, муж не сомневался, что проживет много лет после того, как Джайлз достигнет совершеннолетия. — Мой голос предательски дрогнул. — Пойду наверх, — добавила я.

— Мистер Мак-Эллистер еще не до конца огласил завещание, Аннабель,

— заметила мама.

Я молча вышла из залы.

Собаки, поджидавшие меня в коридоре, как обычно, увязались за мной, и я поднялась с ними на третий этаж, в детскую. Прежде чем зайти туда, я заглянула в учебную комнату сына. Затем зашла в комнату для игр, где и нашла Джайлза и его гувернантку, мисс Юджинию Стедхэм. Сидя за столом, они разбирались в какой-то головоломной карте. В этот день я разрешила сыну вновь приступить к регулярным занятиям, надеясь, что это привычное дело отвлечет его от горя.

— Мама! — Джайлз бросился ко мне. Собаки между тем свернулись клубком на голубом ковре возле холодного камина.

Как приятно было чувствовать, что его личико прижимается к моему животу, а небольшое, но сильное и крепкое тело — к моим ногам. Ласково потрепав сына по голове, я посмотрела на гувернантку:

— Пожалуй, мы с Джайлзом погуляем сегодня Днем, мисс Стедхэм.

Сын отстранился от меня и захлопал в ладоши:

— Мы пойдем гулять, мама? Вот этого-то я и хотел!

— Ты уже пообедал?

Он кивнул, и в его серо-зеленых глазах вспыхнуло предвкушение радости:

— Я съел все, что мне дали.

Мисс Стедхэм поднялась:

— Джайлз обычно не капризничает с едой.

Впервые за этот день я улыбнулась:

— Оденься потеплее, Джайлз. День хоть и солнечный, но довольно холодный.

— Когда вы отправитесь на прогулку, леди Уэстон? — спросила гувернантка.

— Сейчас. — Я взъерошила аккуратно причесанные волосы сына. — Как только будешь готов, приходи ко мне в спальню, Джайлз. Я должна переодеться.

— Хорошо, мама. — Он взглянул на мисс Стедхэм. — Пошли, Джени.

Собаки последовали за мной.

***

Мартовское солнце светило ярко, однако было ветрено и прохладно. Джайлз вприпрыжку бежал рядом со мной. Все утро прокорпев над письмом и счетом, он теперь наслаждался прогулкой и свежим воздухом. Мы вышли из южного подъезда. Собаки опередили нас и теперь резвились, то подбегая к нам, то уносясь вперед. Тропа повела нас вдоль аккуратно разбитых клумб, где только что появились голубые и розовые гиацинты. Рано зацветающие деревья уже покрылись почками.

Неподалеку протекала небольшая речка. Перегнувшись через перила деревянного моста, мы с восхищением смотрели на калужницы и другие цветы, ярко пестревшие в прибрежной траве. Тропа вывела нас к двум огороженным загонам, где выгуливали моих чистокровок . Мы остановились, потрепали лошадей по холкам, а затем поднялись по лесистому склону.

В лес тоже пришла весна. Пели птицы, цвели нарциссы, барвинки и чудесные голубые вероники. Мы отломили несколько веточек ивы-шелюги, чтобы отнести их мисс Стедхэм.

Гуляние доставило мне не меньшую радость, чем сыну. Ведь я провела бесконечно долгую неделю у кровати Джералда, держа мужа за руку и беспомощно прислушиваясь к его дыханию, становившемуся все более тяжелым. Потом были похороны.

Вдохнув полной грудью бодрящий прохладный воздух, я почувствовала, как во мне пробуждается жизнь. «Итак, Стивен возвращается домой», — подумала я, глядя на голубое, почти синее небо, где, словно парусники, плыли высокие белые облака.

— Мама, — спросил Джайлз, — а где сейчас папа?

Я взглянула на разрумянившегося перепачканного сына и опустилась на упавшее дерево, не замечая того, что моя длинная юбка касается влажной земли.

— Папа на небесах, дорогой.

— Но ведь мы вчера погребли его в часовне, — возразил мальчик. — Как же он может быть на небесах?

— На небесах душа папы, — объяснила я. — Когда мы умираем, наши души покидают тела и возвращаются домой, к Богу. Папе больше не нужно его тело, Джайлз, оно осталось в часовне.

— Но я же не хотел, чтобы папа умер. — Мальчик нахмурился.

Я крепко прижала сына к себе. Он всегда был ласковым ребенком, и сейчас его голова покоилась на моей груди.

— Мне не нравится, что он под полом часовни.

Мои глаза наполнились слезами, и, чтобы не разрыдаться, я стиснула зубы.

— Мне тоже это не нравится, Джайлз, но папа тяжело болел, и нам не удалось спасти его.

— Но ты-то не умрешь, мама? — встревожился мальчик.

— Нет, дорогой, не умру. — Я старалась, чтобы ответ прозвучал убедительно.

— Никогда-никогда? — Он откинул голову и посмотрел на меня.

Его щеки горели румянцем, а светлые серо-зеленые глаза выражали затаенный страх.

— Вообще умирают все, Джайлз, но я буду жить еще очень долго. — Заметив сомнение в его взгляде, я добавила:

— Во всяком случае, я постараюсь дожить до того времени, когда ты станешь взрослым и обзаведешься собственными детьми.

Мысль о том, что у него когда-нибудь появятся дети, показалась мальчику совершенно невероятной, но тем не менее успокоила его. Глаза просветлели. Он хотел было отвернуться, но я положила руки ему на плечи и заставила посмотреть прямо мне в лицо.

— Папа оставил завещание, Джайлз. Сегодня утром его прочитал нам мистер Мак-Эллистер.

Мои слова заинтриговали его.

— А что такое завещание?

— Это такой документ… где папа высказал свою волю… на случай, если умрет. Помимо всего прочего, он пожелал, чтобы твой дядя Стивен вернулся домой и управлял за тебя нашим поместьем.

— Дядя Стивен? Но я не знаю его! Ведь он живет где-то очень далеко.

— Последние пять лет Стивен провел на Ямайке, поэтому ты никогда с ним не встречался, но папа попросил, чтобы он вернулся домой и управлял Уэстоном, пока ты не повзрослеешь. Ты ведь теперь граф, дорогой, и, хотя тебе это трудно понять, занял место папы.

Джайлз серьезно посмотрел на меня:

— Я знаю. Джени сказала, что я теперь лорд Уэстон.

— Да, ты лорд Уэстон, — подтвердила я, — но дядя Стивен будет управлять поместьем и фермами, пока тебе не исполнится двадцать один год. Тебя будут называть милордом, но пройдет еще много лет, прежде чем ответственность за Уэстон ляжет на твои плечи.

Джайлз нахмурился:

— Но ведь поместьем и фермами управляет дядя Адам.

Я кивнула:

— Думаю, он будет и дальше это делать.

— Зачем же нам нужен дядя Стивен?

— Папа назначил его твоим опекуном.

Джайлз улавливал мои настроения, как камертон — колебания воздуха. Он окинул меня пытливым взглядом:

— Тебе не нравится дядя Стивен, мама?

Я рассмеялась и, поднявшись, приласкала сына.

— Конечно, нравится. И тебе тоже понравится. С ним весело.

Мы отправились домой.

— А он любит играть? — полюбопытствовал Джайлз.

Я тяжело вздохнула, ощутив головную боль:

— Да, любит. — И тут же воскликнула:

— Посмотри, Джайлз, кажется, я видела кролика.

— Где? — заинтересовался он и, к счастью, сразу забыл о Стивене.

***

Когда минут через сорок я вошла в свой будуар, там меня уже поджидала мать. Считалось, что будуар, примыкавший к нашей общей с Джералдом спальне, мое личное владение, но мне так и не удалось внушить это матери. Поскольку эта комната принадлежала ей все годы, пока она была замужем за отцом Джералда, мать все еще чувствовала себя здесь хозяйкой.

Когда я вошла, она, сидя в обтянутом ситцем кресле перед камином, пила чай.

— Не понимаю, почему ты поменяла всю обстановку в будуаре, — привычно повторила она. — Он был так элегантно обставлен, когда здесь жила я. А теперь все имеет такой заурядный вид, Аннабель. — При этих словах мать наморщила свой поразительно прямой нос, точно почувствовала какой-то неприятный запах. — Цветастый ситец, — презрительно бросила она.

В прежние времена будуар был обтянут желтым шелком, что и в самом деле придавало ему особую элегантность, но я всегда боялась испачкать обшивку, да и собаки терлись о дорогой шелк. Пестрый ситец устраивал меня куда больше.

Зеленые глаза мамы внимательно оглядели меня с головы до ног.

— Аннабель, — неприязненно начала она, — почему ты позволяешь себе появляться в таком неприглядном виде?

— Мы с Джайлзом ходили гулять. — Я села на обитый ситцем диван напротив мамы и, вытянув ноги, посмотрела на свои грязные ботинки. — После всего пережитого нам необходимо было подышать свежим воздухом.

Уважая мое горе, мама воздержалась от замечаний по поводу грязи, моей позы и собак, разлегшихся перед окном на залитом солнцем полу.

— Бедный Джералд, — проговорила она, — и почему только такой молодой и здоровый мужчина умер от обычного воспаления легких?

Она словно упрекала за это Джералда.

— Не знаю, мама, — устало отозвалась я, все сильнее ощущая головную боль. — По словам доктора, такое случается.

— Не должно случаться! — Она отхлебнула чай.

Бросив взгляд на маму, я впервые заметила, что ее светло-золотистые и необыкновенно красивые волосы тронула седина.

— Не возьму в толк, с чего это Джералд назначил опекуном Стивена.

— В ее голосе прозвучало недовольство.

Я вновь уставилась на свои ботинки и постаралась подавить раздражение.

— Стивен — единственный брат мужа. Вполне естественно, что выбор Джералда пал именно на него.

— Чепуха! Джералд и Стивен никогда не были близки.

Пожав плечами, я пробормотала что-то неубедительное о кровном родстве.

После этого мама высказала то, что было у нее на уме:

— А ты никак не повлияла на решение Джералда, Аннабель?

Я посмотрела ей прямо в глаза:

— Нет, мама. Не повлияла.

— Видимо, Джералд рехнулся, — заметила она. — Ну что смыслит Стивен в управлении таким поместьем, как Уэстон?

— Вот уже пять лет он владеет сахарной плантацией на Ямайке, — возразила я, — и приобрел кое-какой опыт, мама.

Она с сожалением взглянула на меня:

— Финансовое положение плантации было столь плачевно, что Стивен уже не мог ничего ухудшить. Иначе отец не отправил бы его на Ямайку.

— Но со слов Джералда я знаю, что Стивен неплохо справился со своей задачей. Ведь плантация не разорилась окончательно, как многие другие на Ямайке. — Я нахмурилась совсем как Джайлз, не понимая, зачем защищаю Стивена. — Так или иначе, не сомневаюсь, что Стивен передаст бразды правления поместьем дяде Адаму, который всегда этим занимался.

— Надеюсь. К сожалению, Стивен сызмала отличался неуравновешенностью. Даже в школу не мог ходить, поскольку вечно затевал там драки.

Я открыла рот — и тут же закрыла его. Нет, не стоит вступаться за Стивена, иначе попаду в ловушку матери.

— Если Стивен вернется, он не должен жить под одной крышей с тобой, — заметила мать. Я озадаченно уставилась на нее.

— Не разыгрывай из себя оскорбленную невинность, — бросила она. — Без компаньонки тебе в этом случае не обойтись.

Мое недоумение сменилось гневом.

— Мама, Джералда только что похоронили, а ты уже заводишь такой разговор.

Мать вздернула подбородок. Она на редкость красива, но в ней нет одухотворенности и внутренней привлекательности.

— Я забочусь о твоей репутации, — пояснила мать.

Кажется, я никогда еще так не злилась на нее.

— Пожалуйста, уйди, мама!

Взглянув на меня, она мудро рассудила, что лучше ретироваться, но, подойдя к двери, обернулась, явно желая, чтобы последнее слово осталось за ней.

— Тебе следовало бы ходить в трауре, Аннабель. — Она плотно затворила за собой дверь, а я осталась наедине со своей головной болью.

Глава 2

Как правило, в марте, по окончании охотничьего сезона, я возвращалась в Лондон к привычной светской жизни. Смерть Джералда изменила все. Теперь меня угнетало одиночество и ощущение беспомощности, поэтому я проводила много времени с Джайлзом, уверяя себя, что сейчас сын очень нуждается во мне, хотя сама нуждалась в нем гораздо больше.

В какой-то мере к нормальной жизни меня вернул визит сэра Мэтью Стэнхоупа, местного сквайра^ распорядителя охоты в графстве Сассекс. Он приехал 29 марта, через два дня после официального завершения охотничьего сезона. Встретились мы с ним в небольшой комнатке за лестницей, превращенной мною несколько лет назад в мой рабочий кабинет. Я угостила его вином, а себе велела принести чай.

— Тут на днях потоптали кустарник Фентона, — сообщил он, расположившись в старом бархатном кресле и одним духом осушив полбокала белого рейнского. — У какого-то чертова болвана, кузена Уотсона, видите ли, понесла лошадь.

Обычно именно мне приходилось улаживать недоразумения с местными фермерами.

— Вот незадача! — воскликнула я. Фентон, один из уэстонских фермеров, очень дорожил своим недавно посаженным кустарником. — Кто-нибудь заверил его, что охотничий клуб восстановит кустарник?

— Я сам ходил к нему, но мне не удалось его успокоить. А жену Фентона ужасает мысль, что ребенка затоптала бы лошадь, окажись он в кустарнике.

Понимая, что миссис Фентон права, я раздраженно поставила чашку на стол:

— Какого дьявола этого малого занесло в кустарник Фентона? Ведь охота проходила по крайней мере за три поля оттуда.

— Так оно и было, Аннабель, так и было. Проклятый дурак скакал на лошади, взятой напрокат, — нервной чистокровке — и не смог удержать ее. Она понесла его прямо в кустарник.

Охваченные возмущением, мы переглянулись. Сэр Мэтью, внешне похожий на средневекового ученого-аскета, типичный сельский джентльмен и превосходный наездник, а уж такими гончими, как у него, гордился бы любой охотничий клуб. Я знаю его лет с восьми.

— Если местные фермеры не будут чувствовать себя в безопасности на своей собственной земле, это повредит репутации охотничьего клуба.

— Верно. — Сэр Мэтью допил вино, снова наполнил бокал и перешел к главной цели своего визита:

— Не согласитесь ли вы потолковать с Фентонами, Аннабель? Убедите их, что эта досадная случайность больше не повторится. — Он откашлялся. — Мне крайне неприятно просить вас об этом сейчас, когда вы в трауре. — Худое суровое лицо сэра Мэтью выразило сострадание. — Но речь идет об уэстонских арендаторах, и если миссис Фентон настроит нежелательным образом других фермерских жен…

— Сассекский охотничий клуб окажется в трудном положении, — закончила я за него.

Мы понимали друг друга. Охота — наша общая страсть. Кстати сказать, свора наших очень дорогих гончих живет в поместье сэра Мэтью

— Стэнхоуп-Мэнор. Стоимость охоты непомерно велика, и, разумеется, сэр Мэтью не мог бы взять расходы на себя. Вот почему наш клуб, как и многие другие, существует на взносы его членов.

Ежегодно каждый член клуба должен внести определенную сумму. Ему позволено приглашать на охоту гостей, которые, конечно, тоже должны платить. На содержание клуба нужны деньги. Однако абсолютно недопустимо, чтобы в охоте участвовали люди, не умеющие управлять лошадьми. Один досадный случай уже произошел в начале охотничьего сезона, в ноябре, когда лошадь одного из гостей лягнула гончую. Я опасалась, что сэра Мэтью хватит апоплексический удар прямо на поле.

Заручившись моим обещанием поговорить с Фентонами, сэр Мэтью сказал:

— Спасибо, дорогая. Могу заверить вас, что я пригрозил Уотсону исключением из клуба, если он еще раз выкинет такую дурацкую штуку.

Я кивнула.

Воцарилось молчание. Неожиданно серые тучи, затянувшие небо в это утро, разошлись, и яркое солнце осветило комнату. Казалось, разом зажгли все лампы.

Кабинет — единственное место в доме, принадлежащее мне одной. Как правило, каждый день я работаю здесь за большим письменным столом, записывая хозяйственные расходы, а также все, что потрачено на охоту.

Я подняла глаза на картину Джорджа Стаббса, висящую напротив письменного стола. Художник изобразил, как на ньюмаркетском ипподроме обучают чистокровок. Эта картина — подарок Джералда на мой двадцать первый день рождения — очень мне нравилась. У меня на глаза навернулись слезы.

— Как вы все это переносите, Аннабель? — спросил сэр Мэтью. — И как поживает юный Джайлз?

Я через силу улыбнулась:

— Стараемся держаться, сэр Мэтью. Удар был слишком неожиданным, и я до сих пор не осознала, что Джералда больше нет с нами.

Он покачал головой:

— Да, совсем молодой человек, полный жизни. Сколько ему было? Двадцать девять?

— Двадцать восемь.

— Ведь Джералд много раз целыми днями охотился под дождем, возвращался домой насквозь промокший — и ничего, даже насморка не было, — заметил сэр Мэтью. — Как же он схватил воспаление легких, и где — в Лондоне?

Я устало потерла глаза.

— Сама не знаю, как это случилось, сэр Мэтью.

— Вы уж простите меня, дорогая, что досаждаю вам нудными разговорами. Но если могу быть чем-нибудь полезен, я всегда к вашим услугам.

— Весьма признательна вам, сэр Мэтью. В тяжелые времена всем нужна поддержка друзей.

Он устремил на меня проницательный взгляд.

— Герцогиня все еще здесь?

Сэр Мэтью спрашивал о моей матери, герцогине Сайе. Через два года после смерти шестого графа Уэстона, отца Джералда, она вступила в третий брак с герцогом Сайе и просто обожала, когда ее называли «ваша светлость».

— Она уезжает сегодня днем, — ответила я.

— Хорошо.

Мы обменялись улыбками, прекрасно понимая друг друга.

— Я слышал от Адама, что Уэстон назначил Стивена опекуном Джайлза.

— Так и есть.

Он одобрительно кивнул.

Стивен однажды спас одну из призовых сук сэра Мэтью от рогов разъяренного быка, что навсегда сделало его героем в глазах баронета.

— Уэстон поступил очень разумно. Адам, конечно, хорошо знает свое дело, но слишком стар, чтобы заботиться о мальчике. — Сэр Мэтью запустил пальцы в свою короткую седеющую шевелюру и доверительно сказал:

— Знаете, Аннабель, я всегда полагал, что слух о том, будто Стивен занимался контрабандной торговлей, не лишен оснований.

— Возможно, — равнодушно отозвалась я, — однако по истечении пяти лет это едва ли имеет значение. А правда ли, что Дерхэм продает своих собак? — спросила я, чтобы сменить тему.

— Они уже проданы, Аннабель, — ответил сэр Мэтью и, сделав паузу, добавил:

— За две тысячи гиней.

— Неужели?

Сэр Мэтью торжественно кивнул, налил себе вина и рассказал все, что знал об этом.

***

На другое утро я решила посетить Фентонов, ферма которых находится неподалеку, и поехала через широкие лужайки уэстонского парка. Перед самым рассветом прошел дождь, и на аллее с деревьев капала вода. Обновленная природа дышала свежестью. Выгнутая шея моей ухоженной каштановой кобылы Феи лоснилась, пружинистый шаг свидетельствовал о силе и здоровье. Такое утро, как это, всегда вселяет радость жизни. Мне не хотелось думать о Джералде. Я слегка пришпорила лошадь, и она помчалась галопом к уэстонской дороге.

Ферма Фентонов выглядела вполне процветающей: два больших амбара, сарай для телег, зернохранилище и свинарник. Общий вид несколько портил лишь сильно потоптанный самшитовый кустарник по правую руку от дома. Сидя в седле, я мысленно рисовала себе картину происшедшего, воображая, как понесшая лошадь продиралась сквозь кусты.

При мысли, что под копытами мог оказаться играющий ребенок, кровь застыла у меня в жилах.

— Миледи! — Миссис Фентон стояла в дверях, вытирая руки о передник.

Улыбнувшись ей, я спешилась, привязала Фею к воротам и вошла во двор.

Сьюзен Фентон, дочь уэстонского фермера-арендатора и жена здешнего фермера, была несколькими годами старше меня. Я последовала за ней на кухню, и она, выразив мне сочувствие по поводу моей утраты, заварила чай. Потом, взяв чайник и чашки, мы перешли в небольшую прохладную гостиную. Сьюзен Фентон, поставив чайник на складной столик, пригласила меня сесть на дубовый стул с мягким бело-голубым сиденьем, украшенным вышивкой.

Оправив длинную юбку моего серого костюма для верховой езды, я сказала:

— Должна извиниться перед вами за то, что произошло с вашим кустарником.

Ее хорошенькое, свежее, как яблоневый цвет, лицо было невозмутимо спокойным.

— Не сомневаюсь, что вы полностью восстановите мой кустарник, миледи. Меня беспокоит другое. Мой Робби часто играет в этом укромном месте. — Она отпила чай. — По крайней мере оно казалось мне укромным.

— Я видела кустарник с дороги. Лошадь проскакала прямо сквозь него?

— Да. Я до смерти напугалась.

Ее страх ничуть не удивлял меня.

— Это был не член нашего клуба, Сьюзен, — заметила я. — Какой-то гость, сущий болван, не справился со своей лошадью.

— Мне безразлично, кто это сделал, миледи, — решительно возразила Сьюзен. — Я знаю, что это уэстонская земля, но Фентон взял ее в аренду, и пусть охотники не приближаются к моему дому.

В этот миг забили старинные часы, и мне пришлось подождать, пока бой стихнет.

— Обычно никто не приближается к домам, Сьюзен, — наконец ответила я. — По словам сэра Мэтью, они охотились за милю отсюда.

— То, что охотникам не положено приближаться сюда, не утешило бы нас, если бы с нашим сыном приключилась беда, — промолвила Сьюзен. — Что ни говорите, миледи, а лошадь все же подскакала к дому и могла убить моего мальчика.

Тут мне, видимо, пора сказать, что у нас со Сьюзен совсем не те отношения, какие обычно связывают жен землевладельца и арендатора. Она знала меня еще в то время, когда я, одинокая несчастная девочка, впервые приехала в Уэстон-Холл. Сьюзен водила меня собирать чернику и учила разбивать огород. Именно она объяснила мне, что такое месячные.

— Конечно, вы правы, — согласилась я и с удовольствием вдохнула восхитительный аромат выпекаемого на кухне хлеба. — Хлеб еще не готов, Сьюзен?

Она знала, как мне нравится ее выпечка.

— Потерпите несколько минут, миледи.

— Я готова терпеть целую вечность, лишь бы отведать вашего хлеба, Сьюзен.

Мои слова явно польстили ей, однако мне все же пришлось вернуться к нашему разговору.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

www.litlib.net