Как создать собственную авторскую книгу. Авторская книга


АВТОРСКАЯ КНИГА КАК ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РАРИТЕТ НОНКОНФОРМИЗМА — Статьи — ARTUKRAINE

Николай Скиба об авангардной художественной практике создания авторских книг, феномене самиздата и о современных украинских художниках, которые создают работы в формате artist's books.

Феномен авторской книги (artist's books, книги художников) имеет почти двухсотлетнюю родословную. Возникновение и оформление этого феномена связывают с именем Уильяма Блейка, британского художника и поэта, который одним из первых в эпоху промышленной революции и превращения книгоиздания в индустрию, поставил перед собой задачу найти достичь максимального соответствия между текстом, изображением и форматом книги. Художником двигало убеждение, что «каждый человек имеет свое собственное видение мира, ощущение ценности и структуру убеждений»[1]. Считается, что современные эксперименты с авторской книгой в значительной степени инспирированы концептами и постулатами Стефана Малларме, который рассматривал процесс макетирования книги, как расширение письма, где каждая фраза занимает только ей присущее место в архитектонике страницы и всего издания. На становление авторской книги заметно повлиял авангард. В это время художники экспериментируют не только и не столько с визуальным, текстуальным, но и с конструктивным видом книги.

Авторская книга как художественный феномен, несмотря на свое перманентное выскальзывание из-под интерпретационных рамок, успела институализироваться, обрасти историей и комментариями. Скажем, британский The Centre for Artists' Books на основе своей роскошной коллекции - ежегодно пополняемой из многих стран мира - и детального архива, создал не менее респектабельную и изысканную экспозицию. В Лодзи (Польша) еще в середине 1990-х в открыт Музей авторской книги, есть несколько специализированных сайтов, в Чехии изысканная коллекция авторской книги собрана в Моравской галерее в Брно, в России в прошлом году состоялся уже четвертый подряд международный фестиваль «Книги художников» на базе Центрального дома художника.

Но какое отношение имеет авторская книга к самиздату, кроме разве что герметизма, присущего обоим явлениям.Авторская книга близка такому феномену, как самиздат, но по сути это отличные  друг от друга социальные и исторические феномены. Распространение самиздата было нелегальным и подсудным делом, работа в жанре авторской книги потенциально респектабельной и престижной - если, конечно, художник диверсифицирует свои творческие риски. Самиздат трагически серьезен, аrtist's books может себе позволить быть постмодерно игривой. Самиздат - политично и социально ангажированное явление, авторская книга - это синоним творческой свободы, эмансипации индивидуальности и самодостаточности художника.

Основной массив самиздатовских, преимущественно публицистических текстов, рукописей, тиражируемых подручными техническими средствами, далеко не всегда можно назвать книгами, учитывая формальную структуру. Впрочем, и авторскую книгу, где творческой воли (произволу) подчинено все: текст (или его отсутствие), формат, физическая форма, способ распространения - трудно спутать с художественным альбомом или с любым другим художественным / искусствоведческим полиграфическим изданием. Основополагающим здесь является принцип свободы творческого самовыражения и свободы выражения социальной позиции.

Этот ряд антиномий можно продолжать дальше, однако, совместить оба явления в одном контексте меня провоцирует герметизм каждого из этих явлений - в силу чего и первое и второе обречено на дискурсийную энтропию - и надежда на эффект смысловой реверберации. Следовательно, предлагается не историографический, а культурологический метод исследования, где значат не столько линейные причинно-следственные, как семантические связи и расширение сети значений (чем, в конечном итоге и есть культура).

Учитывая же, что единственное пока отечественное издание (каталог выставки Книжный обед 07/08), посвященное исследованию авторской книги, издается почти самиздатовским способом – за личный счет художника Павла Макова при минимальной институциональной поддержке, - сравнение упомянутого феномена с самиздатом оказывается не такой уж большой натяжкой .

Оловянный ветеран. Из книги Павла Макова «UtopiA. Хроники 1992 - 2005»

На украинских просторах явление авторской книги в более-менее очерченном виде зафигурировало только после уже упомянутого «Книжного обеда 07/08 - публичной презентации коллекции из 42-х книг направления artist's books, состоявшейся в феврале 2008 года в Центре современного искусства при НаУКМА, по инициативе Алевтины Кахидзе и Екатерины Свиргуненко и при поддержке Павла Макова. Сейчас авторской книгой последовательно занимаются только в арт-центре Павла Гудимова «Я галерея». Кстати, подобный, почти андеграундный статус авторской книги в Украине на фоне мирового движения artist's books бриколажем отсылает к ключевому тезису об альтернативности по отношению к господствующим доктринам (оставляем пока за скобками содержание самих доктрин), как общую черту обоих явлений.

Распространяя машинописные перепечатки «Интернационализма или русификации» Ивана Дзюбы, «Собор в лесах» Евгения Сверстюка, «Украинский вестник» украинские диссиденты подвешивали нарративы и ментальные стереотипы, созданные советской идеологической машиной. Однако идеологемы или квазиидеологичные эвфемизмы типа «перестройка государства», «подъем национального духа» присущи не только тоталитарным или авторитарным (в сугубо политическом смысле этого слова) режимам. Общество потребления производит свои доктрины, которые в итоге распространяются и на образ жизни и на образ мыслей. Или не немышления. Потому как путем традиционной рефлексии мозг не успевает справиться с мерцанием информации, которая течением проходит через мозг реципиента. Здесь на смену рефлексии приходит «клик». Кликнул, «загрузил», воспользовался, удалил или заархивировал - освободил место для новых файлов.

В такой системе художнику предлагается несколько удобных функциональных ниш: облагораживать и стимулировать процесс потребления через дизайн, стиль, создание имиджа; прибегать к интеллектуальным провокациям, впрыскивать в пресыщенный потреблением общественный организм гормоны адреналина.

Николай Ридный, Анна Кривенцова. «Анатомия терпения. Дневник»

 И в первом и во втором искусство является фоном тусовок, кулисами, а не сценой, телевизионной заставкой, информационной перебивкой между сообщениями о биржевых котировках и прогнозом погоды. Выход за пределы этих отношений становится своего рода «художественным диссидентством». Если в тоталитарных идеологоцентричних системах художники условно делились на официальных, неофициальных и вполне андеграундных, то в системе тотального потребления художники уже делятся на светских (тусовочных, медийных) и «несветских», немедийных. Конечно, оппозиция тут в большей степени семантической и границы между обеими категориями являются прозрачными и неформализованными, однако эти границы, хотя бы на уровне психологических стереотипов, существуют.

Алевтина Кахидзе, рисунок для пригласительного и для плаката проекта  "Книжный обед". 2007

Художников, которые реализуют себя в области авторской книги, отличает подчеркнутая несуетливость, недоверие к pr-технологиям, а также склонность к неспешной и технологически кропотливой работе - некоторые проекты растянуты во времени на десятилетия.Например, польский художник Анджей Марьян Бартчак (Andrzej Marian Bartczak) на протяжении тридцати лет создавал серии авторских книг, - в разнообразных техниках: традиционной печатной книги, монотипии, гравюры станковой картины, бумажного коллажа, каолиновых пластов, в форме пространственных объектов - но неизменно посвященных любимым поэтам и литератераторам, любимым еще в студенческие годы.[2]Требования «художников книги» высоки не только к собственным творческим опытам, но и к аудитории. Например, о белорусского художнике Владимире Макаркове критики пишут, что его произведения «предназначены для читателя-зрителя, который следом за автором увлекся бы созданием своего рода универсального метаязыка, вне всяких конкретных временных и культурных ограничений».[3]

Интерьер квартиры Митасова. Из книги Павла Макова «UtopiA. Хроники 1992 - 2005»

Апелляция к универсальным кодам (одной из краеугольных универсалий, бесспорно, является книга) в семантическом плане прочитывается как тест на способность существования художественного текста, вне системы тотальной диструбуции и промоутирования. В системе artist's books по словам американской исследовательницы Анджелы Лоренц (Angela Lorenz) конечный продукт отражает художественное видение (точку зрения) одного человека, «без ограничений, навязанных маркетингом или даже цензурой».

Если для европейских и американских художников стремление избежать «ограничений, навязанных маркетингом» было связано прежде всего с поиском новых, экспериментальных, а потому «неформатных» способов сочетания текста и изображений, то художники, работавшие при «совке», должны были защищать свое право на содержание и темы. В таком разрезе авторская книга была приемлемой формой для альтернативного искусства: ведь она позволяла максимально оперативно разворачивать и сворачивать квартирные выставки. К такому формату принадлежал рукописный "домашний" альбом Эрика Булатова, канцелярские карточки Льва Рубинштейна, «заметки на манжетах» Генриха Сапгира, "хроники Митьков".

Нота бене: не лишним будет отметить, что явление внецензурного распространения текстов возникло именно в художественной среде. Термин «самвидав», или «самиздат» - в русском варианте (в котором, он, кстати, как и слова «спутник» и «перестройка» без перевода вошел в английский и другие языки) связывают с именем московского поэта Николая Глазкова, который в 1930-50-х годах собственноручно на машинке печатал сборники поэтических и прозаических произведений, подписывая титульные страницы новообразованиями типа «самсебяиздат», «САМСЕБЯИЗДАТ», «Сам-себя-издат» или «сам-себя-издат», иронизируя таким образом над штампом Госиздата.

Олена Полященко"Літаючи по колу(А) "2002

Украинский «самиздат», конечно, не был копией с русского самиздата. Как считает Олесь Обертас, этот термин получил распространение после того как Иван Багряный 1929 году издал отдельной книгой поэму «Ave Maria», отметив на титульном листе вместо привычного места издания «САМ».Кроме того – идеологическое (в смысле политической борьбы) сопротивление коммунистической системе и утверждение взамен национального сознания не было единственной и исключительной функцией и целью украинского самиздата 1960-х - 80-х. Да и остро радикальными большинство текстов, циркулировавших в системе самиздата, вряд ли можно считать. В частности Василий Лисовой, анализируя украинское диссидентское движение второй половины ХХ века, отмечает: «некоторые из диссидентов совершенно искренне придерживались позиции "социализма с человеческим лицом". Идеологические тексты, в которых ставилась цель выхода Украины из состава СССР и создание независимого украинского государства, как правило, были предназначены для конспиративного распространения среди узкого круга лиц». Основной же массив текстов опирался на пафос общечеловеческих ценностей и неотъемлемых прав и свобод человека.

Именно пафос утверждения свободы убеждений вдохновлял свое время и Уильяма Блейка. В частности, в работе No Natural Religion (1788) он писал: "Всякое утверждение единого мнения в мире, Космосе, или духовной жизни искривляет оригинальность и разнообразие человеческого опыта".[4] Следовательно, речь идет об отстаивании права на собственное видение мира, иначе говоря - свободу убеждений и свободу в выборе средств для выражения этих убеждений.

В этом смысле интересно эстетическое измерение украинского самиздата, представленное альманахом «Сундук» и другими подобными изданиями. Нервом этого процесса было утверждение право на свободу творческого самовыражения. Кстати, именно в таком аспекте самиздат продолжал существовать со второй половины 1980-х, когда оппозиционная публицистика вышла из подполья и превратилась в мейнстрим газетных полос «перестройки». Так, 1988 году создается журнал «Кафедра», первая, как считают исследователи, попытка создать чисто художественное издание, которое объединяло львовское, киевскуое и харьковское украиноязычные сообщества.[5] Впоследствии возникли житомирские «Житний рынок» и «Да», Черновицкие «Гром» и «Золотая долина» и другие. А когда в начале 1991-го братья Капрановы выпустили в Москве украиноязычный журнал фантастики «Братья» (первое число получилось с несколько эпатажным изображением астронавта с трезубцем на груди), а во Львове Юрий Издрык начал редактировать и издавать «Четверг», рамки собственно самиздата и авторской книги стали прозрачными, как границы стран Шенгенской зоны.

 В постсоветском обществе глобальные тренды доктрины потребления образуют причудливую смесь с аппетитами крупного бизнеса с претензиями «большой» политики, соответственно – нонконформистская традиция (в определенных видоизменениях - разумеется) здесь сохраняет актуальность и поныне.

Оловянный дневник №6. Из книги Павла Макова «UtopiA. Хроники 1992 - 2005»

Примечателен в этом смысле метод создания «нулевого топоса», овладение «местом, которого нет», последовательно применяемый Павлом Маковым в серии авторских книг, объединенных проектом «UtopiA. Хроники 1992 - 2005». С одной стороны это очень частный, субъективный взгляд на вещи, эстетская «игра в бисер», не имеющая никакого отношения к социально-политическим реалиям. С другой - уже в самом наименовании проекта, в обыгрывании «домена» UA, обозначающего государство «Украина» в системе международной логистики, кроется геополитическая концепция. Полемика относительно Украины как «места, которого нет на карте», в ландшафте мировых отношений. -Опровержение этого тезиса путем предоставления документальных доказательств. Даже если это «доказательство» в виде осады оловянными солдатиками Пентагона или карта движения «оловянного десанта» по маршруту «Харьков - Пентагон».[6]

Оловянный дневник №6. Из книги Павла Макова «UtopiA. Хроники 1992 - 2005»

Речь идет о семантике. Карты - географическая / топографическая / политическая отсылают к процессу документирования, универсальной и неоспоримой системе координат. Отсчет Утопии начинаются с точного хронотопа: «Харьков, август 1992, вид Лопанского моста и улицы Свердлова с Университетской горки». Далее автор осуществляет последовательное картографирование этой территории, тщательно нанося на карты результаты всех ментально-археологических «раскопок». Путем географических открытий и исторических фактов, он поражает эпичностью, увлекательной и виртуозной игрой с палимпсестами повседневности.

Интерьер квартиры Митасова. Из книги Павла Макова «UtopiA. Хроники 1992 - 2005»

Опыты с частной топографией осуществляет и Алевтина Кахидзе в авторском проекте «Ждановка». На первый взгляд - это полноценная книга с «нормальными» обложкой, текстом, иллюстрациями, издана полиграфическим способом тиражом 1000 экземпляров и которая для чистоты эксперимента даже продается (и весьма успешно) на книжных раскладках Донетчины. Однако на практике такое классическое соотношение визуальных и текстовых образов «канонизирует» самую сердцевину этого проекта: маргинальность и имиджи постсоветскости противопоставляются фасадности и туристическому глянцу. Предметом и инструментом исследования является трактовка населенного пункта как места и города, где разворачиваются персональные истории. И где-то в подтексте - это протест против беспросветности большинства из этих историй.Еще один антиглянцевий урбанистический проект из представленных на «Книжном обеде» - это URBAN NOMADS Оксаны Брюховецкой. К вообще-то не новой теме фотофиксации задворков и заброшенности большого города здесь добавляется еще и форма: альбом - сумка. Таким образом, тема экзистенциальной беспризорности художника в большом городе получает концептуальную завершенность.

Алевтина Кахидзе. Ждановка. 2006

Так, сквозь призму унивесалий Книги авторские книги художников, и здесь представляются альтернативой (как в свое время самиздатские рукописи) устоявшейся, традиционной системе распространения определенных общественных и культурных сообщений.Если дальше «пошевелить» концепт альтернативности, то, по сути, вырисовываются две отличные парадигмы диссидентства. Если в одном случае это голос, поданный от имени и во имя великого мифического сообщества, голос трибунный, направленный на достижение социально-политических целей, то в последнем случае этот голос одинок, и очень часто - направлен в пустоту, это голос растерянный и потерянный в многоголосии малых истин и правд. Одновременно это голос, в котором слышится онтологический оптимизм, ведь он доказывает, что существует жизнь после истории. ... доказательство того, что история – это свиток, который разворачивается и сворачивается как небосвод в руках ангела на фреске с Кирилловской церкви.

Однако, как не был сплошь диссидентским и зааганжованным на правах человека исторический самиздат, так же не есть рафинированно эстетскими и произведения современной авторской книги.

Анатолий Белов. "Самая порнографичная книга в мире". 2008 (плакат)

Нефильтрованный поток «подсознания», ничем не ограниченной и несдерживаемой свободы в определении случайного, грубого, грубо телесного, асоциального, которым восхищались литераторы начала 90-х, сейчас отзывается в визуальных жестах сторонников течения арт-брют или шансон-арт в визуальном искусстве, для которых свойственно снятие иерархии материалов и тем, имитация любительства, форм инфантильной изобразительности. Представители упомянутого течения в украинском соntemporary art - Станислав Волязловский, Анатолий Белов, Сергея Попов - достаточно активно пользуются форматом artist's book, вынося на «страницы» своих авторских книг сюжеты и образы, которые не предоставляются для публикации в «приличных изданиях». «Презентационный материал не для продажи» - предупреждает Анатолий Белов потенциальных партнеров, которые изъявят готовность к приобщиться к «выходу в свет» «Наиболее порнографической книги в мире».[7] «Не продается. Частная собственность» - категорически аннотирует Станислав Волязловский свой проект «Калобик - 1 » (Golden Hit мирового фольклора в авторской переработке).

Станислав Волязловский. Калобик-1

Зато другие авторы, Тамара Злобина и Елена Милосердина обыграли возможность использования формата artist's book для социальной рекламы идей феминизма. Их проект «Феминизм is ...» ориентирован на «Новую украинскую Женщину - которая ценит себя, добивается успеха, покупает алмазы, управляет бизнесом, заботится о любимых, изменяет мир».[8] Итак, видим, что авторская книга вполне предоставляется не только для маргиналов и маргиналий, но и для художественного серфинга по мейнстриму. Обратную сторону феминизма, похоже, призван продемонстрировать проект Ярославы-Марии Хоменко «Мойся», аннотированный как «ванное чтиво», «супержурнал для супертёток», выполненный в подчеркнуто небрежной манере письма от руки и «быстрых» зарисовок. Что ж: каждый художник имеет право на протест или антипротест - громкий, эпатажный, или молчаливый, рафинированный, как у Анны Звягинцевой в проекте «Пустая книга». Тетрадь с 210 пронумерованными страницами белой офисной бумаги А5-го формата представляют идею книги, как «вещи, объективная реальность которой не зависит от информационного наполнения, и одновременно как фетиша, окруженного определенной общественной мифологией».[9] Как отмечает Екатерина Загорская во вступительном слове к каталогу Книжный обед 07/08: «книга может иметь любой вид, форму и содержание. И самый принципиальный тезис состоит в том, что книга не только может быть, скажем, протестом, но и протест может быть книгой».[10]

Zumka& Merosedina. "Феминизм is". 2007

Однако, как по мне, то в упомянутой книжной трапезе не менее смакуют проекты, которые ускользают из-под оппозиций социальности-маргинальности, цензурности-нецензурщины, гламурности-эпатажности, красивого-уродливого и т.д. (хотя в этом, подозреваю, кроется суть, актуальность и пафос современного феномена авторской книги) и сосредоточены на создании и визуализации частных историй, частного пространства в нашествии публичности. Авторская книга в такой трактовке является принципиально индивидуалистической, не массовой (и альтернативой массовости), и тем интереснее следить за такими попытками, как в проекте «Сестра» Юлии Толмачевой, где авторская самость не манифестируется до визуального крика, а звучит деликатным приглашением «в чужую жизнь», затем «происходит незаметный переход от созерцания в роли постороннего к роли тайного соучастника».[11] Именно в таком аспекте феномен авторской книги (пока еще в виде слабых сигналов) эмблематизует процесс все более заметной эмансипации личности от Системы и тотальной стандартизации, как продукта этой системы.

Алевтина Кахидзе, рисунок для пригласительного и для плаката проекта  "Книжный обед". 2007

[1] Johanna Drucker, The Century of Artists' Books. - New York: Granary 1990, - P. 23

[3] http://nasledie-rus.ru/podshivka/7118.php

[4] Цитируется по: Johanna Drucker, The Century of Artists' Books - New York: Granary 1995 -  p. 23

[5] См. Ксенія Харченко. Час «нового самвидаву». - http://www.zerkalo-nedeli.com/ie/show/488/46032/

[6] Маков П. Utopia. Хроники 1992 – 2005, Харків.: Дух і Літера – С. 180

[7] Книжковий обід. – К.: Інститут духовних цінностей, Центр сучасного мистецтва (за підтримки Павла Макова), 2008. – С.11

[8] Там же. – С.29

[9] Там же. – С.27

[10] Там же. – С. 5

[11] Там же. – С. 43

artukraine.com.ua

Как создать собственную авторскую книгу – Ярмарка Мастеров

Многие пишут стихи, некоторые сочиняют мистические, юмористические, фантастические рассказы.

авторская книга

Я думаю немало среди нас сочинителей романов, повестей, любовных и приключенческих историй.

Народ в России талантливый, но часто эти таланты глубоко зарыты, скрыты и никому не известны.

уникальное издание

А реализация в виде книги уже написанного произведения чаще всего в простой причине — сложно врезаться в редакционно — маркетинговую структуру издательств с их неповоротливым организмом и долгим отбором.

hand made

Даже если мы отправили рукопись в издательство, не факт, что ее рассмотрят, а если дадут рецензию наконец, то не факт, что положительную.

книга своими руками

Но даже если книгу издадут(!) то в обыкновенном переплете и скорее всего вообще без иллюстраций.

Неизвестно сможете ли вы повлиять на выбор художника, дизайнера и верстальщика вашей книги.

В лучшем случае вам разрешат посмотреть на дизайн обложки до выхода книги.

подарочная книга

Есть другой вариант — найти много денег и издать книгу за свой счет.

Но в этом случае непонятно, кто будет ее продавать, где и в каких масштабах. Всем известно, что книги неизвестных авторов подолгу лежат на дальних полках магазинов и захламляют склады.

иллюстрации

переплет

Продать большой тираж очень сложно, нужна или мощная удача, бурная реклама, либо попадание в тренд.

Про гениальность, талант и умение элементарно писать я не говорю — это само собой разумеется.

уникальный переплет

Многие задумываются о том, как воплотить свою мечту в виде красивой авторской книги.

Может небольшим тиражом, или вообще в одном уникальном экземпляре.

уникальный подарок

Вот это самое интересное: придумать необычную конструкцию, нетрадиционный размер или редкий вид переплета. Уникальную дизайнерскую бумагу, кожаный переплет, ляссе или каптал.

А может быть липорелло, плиссе или даже Pop Up.

Сколько существует видов переплета, вариантов креативного подхода к оформлению и конструкции книги.

эксклюзивное издание

Найти знакомого художника и заказать ему иллюстрации к вашему произведению. А еще лучше нарисовать самому.

Не умеете рисовать? Вспомните слова художника Павла Филонова, который советовал "рисовать свое неумение".

Получается у всех, главное не бояться сделать первый шаг, а дальше пойдет, поедет...

Но если уж совсем некогда или неохота, тогда закажите профессионалу, который сделает для вас дизайн, разработает стиль и оформление.

Возможно, это будет дорого и долго, но если уж затевать "роман с эксклюзивом", нужно понимать и принимать правила игры.

При удачном стечении обстоятельств он же напечатает небольшой тираж.

Не гонитесь за большим тиражом. Может сделать 10 штук и раздарить своим близким? Или 100 для друзей и знакомых.

А может 1000... стоп! Весь тираж придется продавать, а это отдельная песня.

Самое приятное — это один уникальный экземпляр, но какой! Чтобы остался детям и внукам!

Чтобы был настолько эксклюзивен, чтобы занимал основную полку в доме, а может украшал чью-нибудь библиотеку или коллекцию.

Но "изыски и понты" в издательском деле не всегда обоснованы.

Это очень дорого и характерно для "весомой" классики и академических изданий.

Это характерно для музеев и частных коллекций.

Можно пойти путем "книги художника". Необычно, художественно и по-хулигански изысканно.

Задумать раскладную книгу в стиле Pop Up:

Или уж совсем миниатюрное издание, которое можно использовать, как брелок или украшение:

А внутри сборник стихов, заморочек или премудростей.

Для того, кто уже что-то написал, остается только издать и не обязательно массовым тиражом.

Например, книгу для записи снов.

Вариантов много, а "своя книга" должна быть одна.

www.livemaster.ru

Авторская книга

   

 

 

Мои книги

 

Книга художника

 

Авторская книга имеет давние традиции. В начало ХХ столетия   художники  обратили свое внимание на книгу как художественный объект. Круг художников  журнала «Мир искусства», а затем русские футуристы создавали оригинально оформленные издания, где присутствовал синтез текста и изображения. Новый подъем  авторской книги начался  с появлением «самиздата» в 1970-е годы. Постепенно  авторская книга разделилась на высоко художественную малотиражную книгу, напечатанную  на специально подобранной дорогой бумаге с прекрасными иллюстрациями и уникальным переплетом и книгу –арт-объект, выполненные в единственном экземпляре, вручную, где текст, часто рукописный стал носить не информативный, а скорее декоративный характер, а порой и вовсе отсутствовал. Настолько популярная теперь мысль, что жизнь есть прочитываемый текст на страницах божественной книги может быть рассмотрена и с другой стороны – любой объект, любой материал может быть воспринят в контексте книги, прочитан и соответственно преподнесен.

Создавая свои книги, я стараюсь, чтобы каждая была самостоятельным исключительным арт-объектом, продумываю все- от шрифта до футляр.

 

 

 

 

 

  Выставки, на которых они былы показаны::

2001 - « Воспоминания о прошлом лете» - персональная выставка, Париж 2002 – «« Воспоминания о прошлом лете», персональная выставка, Киев 2003 – «Встреча трех поэтов», галерея «Борей», СПб 2004 – «БИН2004»,- вторая Биеннале графики в Санкт-Петербурге, Манеж, СПб 2006 – «Когда бумагу делают художники», выставка работ педагога и студентов ИДПИ, Ботанический музей, программа «Бумажный проект: Art-paper» при поддержке Благотворительного фонда В.Потанина и Ассоциации менеджеров культуры. 2006 – «БИН2006», - вторая Биеннале графики в Санкт-Петербурге, Манеж, СПб 2007 – «Жизнь в радужном свете», выставка работ преподавателей и студентов кафедры художественного текстиля ИДПИ в г. Пскове 2008 – «Жизнь в радужном свете»,выставка работ преподавателей и студентов кафедры художественного текстиля ИДПИ в выставочном зале Московского района, СПб

2009 - «Следы жизни» - персональная выставка в Ботаническом музее РАН, Санкт-Петербург 2009 - «II Международная выставка каллиграфии», Москва 2009 -«Бумажный культурный слой», арт-проект при поддержке Комитета по культуре Санкт-Петербурга
2010 - "Экологически чистое искусство" - Кронштадский международный экологический фестиваль искусств "Экофест"

2010-2011 - «Artists Books и не только» - персональная выставка в центральном выставочном зале Московского района, Санкт-Петербург

2011 -KANSAINVALISIA AJATUKSIA» -«Международные идеи», Финляндия
2011 - "Гении и щедевры" - Спб
2011 - «“Artists Books”» -международная выставка, Торремолинос, Испания
2011-«The 3rd Sheffield International Artist’s Book Prize» - международная выставка «книги художника» , Шеффелд, Англия
2011- 7-я Московская международная выставка-ярмарка «Книга Художника», ЦДЛ, Москва

2012– «Книга художника» - международная выставка юных, молодых и зрелых художников в Российской национальной библиотеке.

2012 – «“Artists BooksII - III”» -международная выставка, Виррат, Хельсинки, Финляндия.

2012 – «Вино и сны искусства» - Дизайн-клуб, Москва

2012 - «Књига - уметнички објекат - пројекат број 2» ( BOOK ART OBJECT 2)  - международная выставка в Cербской национальной библиотеке, Белград

2013 – «Logbuoks-Lokikirioja-Loogbocker» - международная выставка книги художников. Финляндия,  Порво

 

 

iablotchki.narod.ru

Авторская книга - лучший вариант

Galeria in Folio
Татьяна Ушанова

На востоке, когда человеку хотят пожелать совершенствования, преображения, говорят: «Жить тебе в эпоху перемен». Эпоха перемен – сложное и интереснейшее время. Старое уходит, а новое только нарождается. Оно несет не одни лишь проблемы и трудности, но и огромные возможности движения вперед. Надо только почувствовать, увидеть их, дать им прорасти и развиться.

Нынешнее поколение художников детской книги формируется в сложных, порой экстремальных условиях. С мэтрами детской иллюстрации читатели и библиотекари в общем-то хорошо знакомы. Книги Л.Владимирского, М.Митурича, Л.Токмакова, В.Чижикова и других известных художников издавались в советские времена миллионными тиражами. А вот молодых, начинающих иллюстраторов российские читатели знают пока мало.

Сегодня у нас в гостях – одна из ярких представительниц молодого поколения художников детской книги Дарья Герасимова. Она не только рисует, но и пишет стихи, занимается научно-исследовательской работой. В начале 2001 года защитила диссертацию в Московском государственном художественно-промышленном университете имени С.Г.Строганова на тему, касающуюся детской авторской книги, и стала кандидатом искусствоведения.

– Даша, как вы стали художницей и почему?

– Рисовать мне нравилось с детства. Мы с сестрой выдумывали самодельные книжки с картинками. Поэтому, когда встал вопрос, куда поступать после школы, я сразу решила – в Московский полиграфический институт. Но с первого раза не поступила и начала работать в издательстве «Миф», выпускавшем сказки.

Мне было 16 лет. Я принесла в «Миф» свои работы, в том числе иллюстрации к японским сказкам. Но оказалось, что такую книгу они уже выпустили, и мне дали иллюстрировать турецкие, а потом вьетнамские и индонезийские сказки.

В тот год на ХТОППе снова появилось вечернее отделение, на которое я и поступила. Считала, что для иллюстратора гораздо полезнее учиться и работать одновременно.

Затем в издательстве «Знание» сделала несколько книг: китайские сказки, сборник европейских сказок. Но книжки эти, к сожалению, не вышли: грянул кризис. Затем в издательстве Теософского общества «Сфера» оформляла книги Е.П.Блаватской, Чарльза Вильямса.

– Почему вы так много работали над иностранными сказками? Ведь родились и выросли в России, живете здесь...

– Это чистая случайность. Первыми мне дали иллюстрировать турецкие сказки. Потом предложили вьетнамские. Сказали: «Ты знаешь Восток».

– Именно Восток?

– Мне действительно нравятся Китай, Индия, Япония, искусство и культура этих стран, их философия. Внутренне близки понятия буддизма: переселение душ, карма...

– С какими издательствами вы работали после окончания института?

– Я сделала несколько книг в «Дрофе», но, по-моему, их до сих пор не выпустили. А жаль. Книги задумывались как учебники по литературе для 2–3-го классов гуманитарных школ. Там были тексты из «Илиады» и «Одиссеи», «Рамаяны» и «Махабхараты», адаптированные для детей.

Потом я проиллюстрировала большую книгу «Сказки братьев Гримм» в издательстве «Nota Bene», трехтомник «Сказки народов мира» и «Французские сказки» в издательстве «Олма-пресс». Оформляла небольшие издания для Дома детской книги: сборник моих стихов «Крокодиловая роща», книжки Бонифация и Андрея Анпилова.

– В какой технике выполнены иллюстрации к этим книгам?

– В основном это черно-белая графика. Она мне ближе, чем работа с цветом. И потом, в графике заказчик больше доверяет вкусу художника. Кроме того, раньше, не подстраиваясь под вкусы рынка, было трудно работать над цветными иллюстрациями.

Исключением стала работа над «Французскими сказками», выполненными в цвете. Это был тот редкий случай, когда я делала иллюстрации так, как я их вижу. Меня не просили сделать у зверей глазки побольше, хвостики попушистее. У художественного редактора этой книги Сергея Астраханцева было редкое для издателя желание и умение раскрыть индивидуальность художника. Параллельно я работала над книгой Сергея Георгиева «Пузявочки».

– Насколько я знаю, эта книга вышла уже в вашем издательстве «Скрипторий».

– Да. Устав от ситуации на рынке, при которой издатели навязывают художнику свои требования, мы с мужем решили организовать собственное издательство. Ведь художник практически бесправен. Даже если книгу иллюстрирует мастер, ему нередко приходится сталкиваться с «чудесами» нашего книгоиздания. Например, издатель без ведома художника может изменить формат книги, не согласовать с ним шрифт, взять плохую бумагу...

«Пузявочки» стала первой детской цветной книгой, вышедшей в нашем издательстве. Мы можем гордиться: в 2002 году она стала номинантом конкурса «Книга года». А в этом году вошла в число изданий, представляющих нашу страну на выставке детских книг в Братиславе.

– Кроме работы в книге вы сотрудничаете в разных детских журналах. Чем привлекает вас эта работа?

– Верно. Как художник я сотрудничаю с журналами уже лет 5–6. В первую очередь хочу назвать «Мурзилку» – наш самый старый и заслуженный журнал. Там работают замечательные люди! В последнее время делаю иллюстрации и для двух новых изданий: чёрно-белого альманаха «Колобок и два жирафа» и цветного журнала «Кукумбер».

Если в «Мурзилке» требуется классическое, добротное рисование, то в новых журналах редакторы приветствуют использование необычных техник, типа аппликации или монотипии. Работа в журнале интересна тем, что можно экспериментировать, пробовать различные приемы иллюстрирования. Приобретаешь неоценимый опыт, который особенно необходим, когда после журнала вновь обращаешься к книжной иллюстрации.

– Какие новые для себя виды изобразительной техники вы используете?

– Мне нравится аппликация. Она изначально предполагает стройность, строгость и точность композиции. Но, пока рисунок не закреплен, все можно передвигать, попробовать вырезать и приложить по-новому. Иными словами, это очень живая техника. Но одновременно и более сложная для индивидуальности художника, так как в ней, на мой взгляд, сложно найти что-то свое.

 

– Какое иллюстрирование вам больше нравится, прямо по тексту – буквальное или какое-то другое?

– Иногда нужны иллюстрации буквальные. Если, скажем, делаешь книжку про животных для малышей. Здесь, безусловно, важно, чтобы ребенок точно знал, как выглядит та или иная зверушка. А бывает, иллюстрируешь стихи. Их практически невозможно нарисовать напрямую. И тогда художник должен придумать некий образ, который был бы созвучен образу стихотворения, расширить текст.

Я считаю, что совершенно адекватно проиллюстрировать художественное произведение невозможно, потому что все равно художник пропускает через себя образы писателя и видит их по своему. Идеальный вариант, это когда человек и пишет, и рисует сам, – это так называемая авторская книга. Она становится сейчас в мире весьма популярной.

Например, английского художника Квентина Блэйка наградили медалью Андерсена. А он сам и пишет, и рисует. Из немецких художников этой чести удостоилась Биннет Шредер. она тоже пишет и рисует сама...

– Вы тоже сами пишете стихи и оформляете книги. Кто в вас идет первый, когда работаете над книгой, поэт или художник?

– Сказать, что первое, а что второе, невозможно. Просто образ фиксируется двумя способами: письменным и зрительным. Я даже считаю не совсем корректным разделять эти составные части единого процесса.

– Ваша диссертация посвящена авторской книге. А есть такие книги в России?

– Да, безусловно, но это, к сожалению, довольно редкое явление. Можно вспомнить замечательные книги Е.Чарушина, В.Сутеева, Т.Мавриной, Г.Юдина...

– А чем, на ваш взгляд, должен руководствоваться художник, выбирая текст для иллюстрирования?

– Наверное, он должен выбирать произведения, близкие ему по духу, чтобы меньше возникало противоречий между мышлением художника и писателя. Не случайно ведь Н.Устинов, например, любит иллюстрировать одни тексты, В.Чижиков – другие, Н.Гольц – третьи.

Сама я обычно выбираю текст, который близок и интересен мне. Например, с «Пузявочками» было именно так. Здесь возникло своего рода соавторство иллюстратора с писателем, потому что зрительно Сергей Георгиев не представлял себе своих героев. В книге – 20 рассказов о 20 существах: Пузявочке, Кузявочке, Тузявочке и так далее, в названии меняется лишь первая буква. Это 20 разных героев, 20 разных характеров. И было интересно придумывать их, показать ребенку, как выглядят эти смешные существа. Дети ведь любят придумывать игры и своих собственных героев.

– Иллюстрируя книгу, вы стремитесь развить ребенка, чему-то его научить? Играете с ребенком?

– Да, но это не явная игра и тем более не заигрывание. В «Пузявочках» своего рода игра – следы зверушек, «бегущие» по каждой странице. Кроме того, в ней есть простор для фантазии учителей и родителей. Ведь ребенку можно предложить придумать своих зверушек на все согласные буквы русского алфавита.

– Значит, художник может привносить что-то свое в книгу?

– Безусловно, может и, безусловно, должен. Очень часто художник раскрывает текст писателя юмористически или по принципу комикса. В одном случае важнее придумать смешной образ героя, в другом – отобразить динамику действия. Просто все зависит от материала. Здесь как раз нельзя ни в коем случае на чем-то одном «зацикливаться». И хорошо, что есть разные возможности иллюстрирования.

– Даша, как у вас происходит работа с книгой, которую вы собираетесь иллюстрировать?

– Сначала я ее долго читаю, потом продумываю макет, конструкцию, композицию каждого разворота. Выбираю шрифт. Решаю, как разместить иллюстрации, текст. Мне нравится, когда художник продумывает книгу как единое целое, а не делает некий набор иллюстраций. Ведь книга вообще – это очень сложный предмет. Она обладает многими пространствами.

– Какими, например?

– Во-первых, книга – это предмет, живущий в пространстве комнаты, дома. Во-вторых, содержащийся в книге текст погружает читателя в некое воображаемое пространство. В-третьих, сложной структурой обладает книжный разворот. Шрифт двухмерен, а иллюстрация имеет уже некую иллюзорную трехмерность. Об этом много писали П.Флоренский и В.Фаворский.

– Даша, а как вы оцениваете современное состояние детской книжной иллюстрации?

– Современной детской книге, на мой взгляд, очень не хватает хороших художников, которые были прежде. И издателей, обладающих хорошим вкусом. К сожалению, за последние 10 лет наша массовая книга стала очень однотипной, и это – политика издательств.

– Что значит однотипной?

– Исчезла индивидуальность. Работы одного художника мало отличаются от работ другого. И беда здесь не столько в комиксности, мультяшности персонажей, сколько в однотипных требованиях издателей: побольше глазки, покудрявее девочку, поярче ей платье и так далее.

Безусловно, и сегодня в России появляются прекрасно иллюстрированные детские книги. Но их ничтожно мало. Это всего лишь капля в море детской литературы. Капля яркая, но пока ещё очень маленькая. Кроме того, во многих современных книгах нет ни продуманного макета, ни какой-то четкой внутренней композиции.

На западе художники, даже при скрупулезной прорисованности деталей иллюстрации (как в прекрасных книгах Биннет Шредер, Йорга Миллера и Йорга Штайнера, Барбары Коннет), обязательно продумывают совершенно четкий, цельный макет, и книгу интересно смотреть. Каждая индивидуальна, нестандартна.

– Что вы вкладываете в понятие «нестандартная книга»?

– Во-первых, нестандартная книга свободнее в изобразительном ряде. Когда я делала обложку к «Пузявочкам», один знакомый спросил: «А ты не боишься выпускать детскую книжку, где синяя земля?» Я отвечаю: «Нет, потому что это красиво: синяя земля, желтый фон». Он долго смотрел, потом сказал: «Действительно, красиво». И, судя по тому, что книгу заметили, я оказалась права.

На западе же художники и издатели не боятся делать книгу с синей, красной или фиолетовой землей, потому что больше знакомы, в отличие от наших, с детской психологией. Ребенок спокойно рисует синюю, красную землю, не задумываясь, что у него что-то не так.

Если у нас достаточно стандартные техники рисования – акварель, акварель с гуашью, то там книги очень разнообразны по техникам. Это акриловые краски, монотипия, аппликация, живопись маслом с процарапыванием, приклейками и так далее. У нас нет такого разнообразия во многом из-за более низкого уровня полиграфии. Стандартные американские и европейские книжки напечатаны на мелованной бумаге, позволяющей адекватно передать любую технику. Книг для детей дошкольного и младшего школьного возраста, напечатанных офсетным способом, там просто не выпускают.

У нас выпускают, и много. Когда я делала «Французские сказки» в «Олма-пресс», была идея использовать тонированную бумагу. Но издательство попросило не делать этого, ссылаясь на технологии печати. Увы, к сожалению, в некоторых случаях производство диктует свои условия.

– Даша, чему, на ваш взгляд, нужно учить художников-иллюстраторов?

– Мне кажется, прежде всего надо научить будущих художников-иллюстраторов самостоятельному мышлению, максимально раскрывать их индивидуальность. А потом уже учить их конструировать книгу, грамотно создавать ее макет. Чтобы иллюстратор мог не только придумать что-то новое, но и донести до читателя свою идею.

Но сегодня детской книгой хотят заниматься немногие студенты. Это невыгодно по сравнению с дизайном, скажем, буклетов или журналов. И преподаватели в институте ничего не могут тут поделать. Ведь выпускникам нужно на что-то жить. А те немногие, кто действительно пытается заниматься именно иллюстрацией, вынуждены бороться со вкусом современных издателей.

– Даша, а на Запад вы работать не хотите? Не пробовали?

– Может быть, это выглядит глупо, но пока мне интереснее что-то сделать здесь. Хоть как-то попробовать переломить ситуацию. Работать на Запад проще и выгоднее, но ведь и в России есть дети, которым нужны хорошо иллюстрированные книги.

Многие говорят, что изменить что-то в нашей стране нереально, невозможно. Я думаю, все реально и возможно, если этим заниматься, вкладывать все свои силы. Здесь, в России, все сложнее, чем на западе, но и интереснее. Мы живем в эпоху новых возможностей. Конечно, таким монополистом в области книгоиздания как «Росмэн» или «Дрофа», стать трудно, но какую-то свою нишу, даже небольшое новое издательство, как у нас, можно найти.

– Что вы планируете издать в своем «Скриптории» для детей в ближайшее время?

– После «Пузявочек» должна выйти в свет цветная книжка моих стихов с моим же оформлением. Мы задумали цветную серию под названием «Калейдоскоп детства», так как была идея использовать тонированную бумагу, как-то ее «обыграть». Книги небольшие: 48 или 56 полос, с хорошей полиграфией, приближенной к западным образцам, но доступные читателю.

 

– Создавая свое издательство, вы ставили перед собой какие-то цели? Какие идеи и замыслы хотели бы воплотить в нем?

– Мне бы хотелось попытаться возродить традицию классической русской иллюстрированной книги. Попробовать возродить эстетику книги, подход к ней не просто как к набору иллюстраций, а как к единому произведению искусства. Очень важно, чтобы детская книга была хорошо оформлена и грамотно сделана, ведь именно детские книги формируют вкус ребенка, его дальнейшие пристрастия.

Одна хорошо изданная книга может сильно повлиять на многое и многих. Возьмите воспоминания известных людей начала ХХ века. Они с большой теплотой вспоминают «Азбуку» с иллюстрациями Бенуа, хотя когда она вышла в свет, критика назвала ее слишком эстетским изданием. В 20–30-е годы активно издавались действительно красивые, замечательные книжки о природе, производстве. Можно сколько угодно ругать коммунистическую партию, правительство, но факт остается фактом: страна вкладывала в книгоиздание для детей огромные деньги, хотя было много и других проблем. Задачу свою эти книги выполнили. Сформировали новый тип человека.

Время перемен – непростой период, таящий в себе как трудности, так и большие возможности. Надо только не бояться идти вперед, совершать ошибки, падать, подниматься, снова искать новое, живое и жизнеспособное. Как бы ни развивалось телевидение, компьютеры, книга как предмет, как любимая игрушка и первая познавательная забава малышей останется. Потребность в ней будет всегда.

 

Список книг, проиллюстрированных Дарьей Герасимовой:

Султанша из подземелья: Турецкие сказки. М.: Миф, 1992.

Девушка-орхидея: Вьетнамские сказки. М.: Миф, 1992.

Принц-чародей: Индонезийские сказки. М.: Миф, 1992 (не издана).

Китайские сказки. М.: Знание. 1993 (не издана).

Привидение из Эллен-Пот: Европейские сказки. М.: Наука и человечество, 1993 (не издана).

Вартаньян Э. История с географией. М.: Просвещение, Калан, 1995.

Блаватская Е. Жемчужины Востока. Ежедневник. М.: Сфера, 1996.

Вильямс Ч. Война в небесах. М.: Сфера, 1996.

Вильямс Ч. Иные миры. М.: Сфера, 1996.

Стрельцова Л., Тамарченко Н. Литература. 3-й класс. 1-я часть. Гуманитарные школы. Рамаяна, Махабхарата. М.: Дрофа, 1997 (не издана).

Стрельцова Л., Тамарченко Н. Литература. 3-й класс. 2-я часть. Гуманитарные школы. Илиада. М.: Дрофа, 1997 (не издана).

Герасимова Д. Крокодиловая роща. М.: ДДК, 1999.

Сказки братьев Гримм. М.: Nota Bene, 2000.

Бонифаций и Герман Лукомников. Стих нашел. М.: ДДК, 2000.

Лаврентьева Е. Поход за чудесами. М.: Олма-пресс, 2000 (не издана).

Барбовар – зеленая борода: Французские сказки / в сборнике «Сказки со всего света» М.: Олма-пресс, 2001.

Сказки народов мира. В 3 т. М.: Олма-пресс, 2001.

Георгиев С. Пузявочки. М.: Скрипторий, 2002.

Анпилов А. Подозрительное затишье. М.: ДДК, 2002.

Герасимова Д. Крокодиловая роща. М. Скрипторий, 2003.

Лунин В. Про Шушуню и Шишимору. М. Скрипторий, 2003.

 

________________

Наша справка

Дарья Сергеевна Герасимова родилась в 1974 году в Москве. После окончания художественной школы работала в издательстве «Миф», занималась в мастерской художника Владимира Киреева. Окончила вечернее отделение факультета художественно-технического оформления печатной продукции (ХТОПП) Московского государственного университета печати. Одновременно работала в издательствах «Знание», «Сфера», «Дрофа», «Nota Bene» и других.

Статья подготовлена при поддержке интернет магазина «Sport-Gold.ru». Если вы решились поддерживать себя в спортивной форме, да и просто снимать напряжение после работы, то хорошим решением станет покупка спортивного тренажера. На сайте, расположенном по адресу www.Sport-Gold.Ru, вы сможете, не отходя от экрана монитора, приобрести боксерский манекен по выгодной цене. В интернет магазине «Sport-Gold.ru» работают только высококвалифицированные специалисты с большим стажем работы.

lib.1september.ru

Авторская книга - Ярмарка Мастеров

Найдено 26 тем с этим ключевым словом
Сортировать по: 

Дате

   

Популярности

По привычке я делю подарки на те, что могу выдумать и смастерить сам, и приобретаемые в готовом виде. Книга, не сдающая позиции своей неоспоримой ценности среди людей моего поколения и более старших, обычно относится к разряду покупаемых подарков, она, будучи уникальным результатом авторских идей, ...

Здравствуйте дорогие подписчики и гости моего магазинчика! Увидела свет книга со стихами Марты Белкиной с моими иллюстрациями. Аннотация к книге : Коты бывают самые разные. А гланое, удивительные! В какие только они не попадают истории вместе со своими друзьями! Книгу уже можно купить в магазинах. ...

Здравствуйте мои дорогие друзья! Есть книги, которые создавались специально для женщины, ради женщины и в помощь ей. Я хочу представить вам несколько таких книг, все  они есть в моем магазине. Это старые издания книг о рукоделии и кулинарии. Конечно, все сейчас можно найти в интернете, но обладание ...

Ура, ура, ура! Наконец-то сбылось! Друзья, совсем недавно свет увидела моя книга по технике пэчворк без иглы! Интересна она будет, в первую очередь, рукодельницам, дизайнерам, ну и просто любопытным личностям, которые находятся в поиске нового хобби для себя... Приобрести книгу можно в книжных ...

в феврале этого года наконец издалась моя книга и уже в продаже. работа над книгой велась почти 4 года назад , потом 3 года редактировалась и издавалась. ну очень долго  и много времени ушло на это событие. Настолько, что я уже перестала ждать. книга в продаже во многих магазинах. скоро появится и у ...

Это обложка войлок + полимерная глина

Хочу поделиться идеями и мыслями по поводу необычного переплета авторских книг. На примере недавно изданной книги "Секретный Лексикон" на этот раз в цветном варианте (раньше был черно-белый, графический вариант этой книги) Теперь я покрасил все иллюстрации и буквы. Получилась совсем другая ...

Книги бывают разные, простые и художественные, изысканные и примитивные, красиво оформленные и совсем уж без картинок. Всё зависит от темы, целевой аудитории и конечно от стоимости.  Я сделал еще серию книг: Первая в этой серии - треугольная книга "Запретный сонник Агафона". Издано и ...

Уважаемые посетители моего магазинчика! Представляю вашему вниманию серию подарочных записных книжек "Сумерки". http://www.livemaster.ru/item/7922311-kantselyarskie-tovary-zapisnaya-knizhka-zimnyaya http://www.livemaster.ru/item/7910441-kantselyarskie-tovary-zapisnaya-knizhka-tainstvennyj ...

Всем здравствуйте! Свершилось, вышла моя книга "Композиция, как она есть. Путь от идеи до ее воплощения в декоративно-прикладном искусстве". Автор В. Колесьянкин. Ура! По вопросу приобретения книги обращайтесь.

www.livemaster.ru

Авторская книга | Издательство Валентина Ковалева

На заре нашей цивилизации место человека в обществе определяли только материальные ценности и деньги. Есть у тебя дом и мешок с золотом – ты успешен. В то время в городах проживало несколько тысяч населения, поэтому такого человека автоматически знали все: о нем говорили с уважением, у него учились, к нему обращались за советом и помощью.

Увы! Сегодня для того, чтобы быть успешным, мало построить хороший дом и иметь счет в банке. В крупных городах живут миллионы людей, в стране – десятки и сотни миллионов.

Как заявить о себе? Как добиться того, чтобы о тебе узнали и заговорили?

Многие политики, бизнесмены, деятели культуры, шоу-бизнеса прибегают к помощи профессионалов, чтобы раскрутить свое имя, свой бренд, потому что известность приносит все больше дивидендов:✔ люди хотят учиться только у тех, чье имя на слуху,✔ прийти и работать в команде с теми, кто уже достиг успеха и громко заявил о себе.И такой подход работает не только у политиков или звезд шоу-бизнеса – не менее важна раскрутка для создания своего успешного бизнеса.Как раскрутить себя, СВОЙ БРЕНД, свое имя?

Один из самых простых способов – выпустить свою книгу, а еще лучше – серию авторских книг о себе, своих методах работы, о компании или ее продуктах.Многие топ-лидеры сетевых компаний давно поняли, что собственная книга – лучшее продвижение своего бизнеса на просторах СНГ.

Так, топ-лидер сетевой компании Валентина Козлова в свои 75 лет в течение года выпустила одну за другой 3 мотивационные книги о сотрудничестве со своей компанией! И все они мгновенно разошлись, сыграв свою роль в дальнейшем карьерном росте Валентины Константиновны, которая за этот год вышла на новый, более высокий уровень в компании.

Лидер одной из МЛМ-компаний, врач-онколог Ольга Сова как-то честно призналась, что много раз пыталась сама написать книгу – и не получалось. То времени нет, то непонятно, что и как надо делать.

Еще один топ-лидер сетевой компании, тоже врач, Мадина Ибрагимова говорила, что за полтора десятка лет в МЛМ она создала многотысячную команду, достигла высоких рангов в компании, но книг, конечно, никогда не писала. Материала накопилось много, она понимала, что он необходим людям, но с чего начать – даже не представляла.

Как им это удалось? Возможно ли такое в принципе?

Получится ли запустить такой проект человеку, который готов делиться практическим опытом, однако писательскими талантами не отличается?Может быть, вы давно мечтали написать свою книгу, но не знаете, с чего начать? Посмотрите книги и имена тех лидеров, которые уже прошли этот путь с нами.

Давайте вспомним героя повести «Собачье сердце» профессора Преображенского, который любил говорить: «Я все успеваю, потому что занимаюсь только своим делом: лечу больных!»

Так давайте заниматься тем, что мы УМЕЕМ ДЕЛАТЬ ЛУЧШЕ ВСЕГО: в опере пусть поют, врачи пусть лечат, бизнесмены пусть строят бизнес, а те, кто умеет писать – пусть пишут! Это их дело, и профессионалы напишут вместе с вами книгу намного быстрее и проще!

Польза от хорошо написанной книги огромна!

  • О вас узнают тысячи незнакомых прежде людей, ваша фамилия в компании будет у всех на слуху, с вами будут знакомиться, просить совета, брать автографы.

Та же Мадина Ибрагимова рассказывала, что вскоре после выхода книги она по делам приехала в Москву, и ее попросили прочитать 2 лекции в офисе компании, причем получилось так, что сегодня она приехала, а назавтра уже назначили ее выступления. Тем не менее, залы были полные, те, кто не поместились, стояли на лестнице, в вестибюле, надеясь хоть немного с ней пообщаться. У подавляющего большинства в руках были книги этого лидера, и за два дня лекций были проданы еще более 1000 экземпляров!

  • В каком-то смысле книги заменяют лидера, его присутствие в самых отдаленных уголках страны, их передают от человека к человеку и получают точную, неискаженную информацию о продукции и бизнесе из первых рук.
  • По таким книгам лидеры проводят эффективные школы, организуют результативное обучение.
  • И одно из главных преимуществ собственной книги – это то, что новые бизнес-партнеры начинают сразу же понимать систему оздоровления, омоложения или систему построения бизнеса в компании. Мелкие вопросы отпадают, потому что ответы на них люди получают из Вашей книги.
  • И еще один важный нюанс: все авторы в один голос говорят, что своя книга – это не только отличный бизнес-инструмент, но и материально выгодный проект!

Для роста Вашей команды! Для быстрого развития Ваших партнеров! Для легкости дублицирования Ваших действий в структурах!  Для усиления личного бренда!

Предлагаем стать автором книги, в которой будут изложены Ваши идеи, методики, полученные благодаря Вашему бесценному практическому опыту. Издательство Валентина Ковалева готово подключиться к такому проекту.

Посмотрите, насколько просто создать полезный инструмент для своей команды вместе с нами

  1. Главная особенность сотрудничества – мы предлагаем Вам издание книги «под ключ» - от работы с текстом до помощи в реализации Вашей книги.
  2. Вы не вкладываете свое время в написание книги, а сохраняете его на отдых или работу со структурой.
  3. Многие авторы нашего Издательства стали более востребованы как мотиваторы в своих структурах, и в сетевой индустрии в целом.
  4. Издательство защищает авторские права лидера с присвоением книге номера ISBN.
  5. Внимательное отношение к каждому лидеру – это кредо сотрудников Центра и Издательства Валентина Ковалева.
  6. Редакторы могут писать текст в унисон с Вами, работая по скайпу или телефону, создавая резонанс Ваших задач для партнеров.
  7. Центр Валентина Ковалева может предложить помощь в реализации Вашей книги на корпоративном мероприятии.

Вывод: собственная книга, созданная с Издательством Валентина Ковалева, – это МЕГА польза и выгода!

Кто сказал, что написание авторской книги трудоемкий процесс?

Давайте посмотрим, как происходит процесс создания книги:1. Мы созваниваемся с Вами и определяем вместе тему, цели, размер, план, содержание, идею книги, а также сроки и тираж.2. Вы можете предоставить материалы, если они есть, или наговаривать основное содержание на диктофон, согласно утвержденному плану книги.3. Редактор пишет текст, согласовывая с Вами все нюансы и ключевые моменты. Примерный срок написания 15 - 60 дней (решается индивидуально)4. Дизайнер высылает на утверждение варианты дизайна (обложки, типовой страницы, разделителей и другие композиционные идеи книги).5. Собранный материал готовят к печати верстальщики и дизайнеры: они подбирают шрифты и заголовки, обрабатывают фотографии, если они есть, подыскивают иллюстрации и распределяют весь материал по страницам, а корректор трижды вычитывает тексты в процессе работы.6. Макет тоже согласовывается с Вами, и книга отправляется в типографию.7. Отпечатанная книга любым удобным способом отправляется автору.

Очень хотим быть полезными Вам и Вашей команде!Мы рекомендуем совместить издание книги с ближайшим массово - мотивационным мероприятием Компании или структуры, где большая часть тиража будет сразу же реализована.Принимайте решение о создании авторской книги вместе с Издательством Центра Валентина Ковалева, чтобы воплотить свою мечту о написании собственной книги как можно быстрее!Создайте эффективный инструмент для усиления Вашего бизнеса и влияния!

i-kovalev.com

Издание книг или как издать свою книгу

Для издания книги в издательстве "Авторская книга" автору достаточно иметь рукопись или макет книги в формате word. 

  6 причин издать книгу в издательстве:

1. В течение 3-х минут Вы узнаете стоимость издания книги

2.  Достаточно иметь макет книги в формате  word

3. Вы выбираете материалы, бумагу, вид переплёта и тираж книги

4. Вы правообладатель изданных книг

5. Вы назначаете цену реализации своей книги

6. Бесплатно храним книг на складе типографии

 Узнайте стоимость издания книги, сообщив следующие параметры:

 1) формат издания

 2) объём

 3) красочность

 4) тип бумаги

 5) тираж

 7) наличие/отсутствие графиков, формул, диаграмм, таблиц

 8) наличие иллюстраций

 9) нужна ли ретушь иллюстраций

 10) вид переплёта ( твёрдый переплёт 7,7БЦ, интегральный переплёт, КБС, ШКС)

   Присвоим все  библиографические индексы ISBN , УДК, ББК и разошлём обязательные 16 экземпляров в книжную палату. 

 Из чего складываются цены на издание и печать книги:

Цены на издательские услуги:  складываются из стоимости верстки , корректуры и редактуры текста. Цены на  верстку зависят от объёма обрабатываемого текста, наличия или отсутствия графиков, формул, таблиц и диаграмм. Стоимость обработки иллюстраций, дизайн книги и обложки оцениваются дополнительно.

Цены на печать книги:  зависят от объема, формата книги, тиража, красочности текста, вида  и плотности бумаги.

Вид перелёта: Цена зависит от материала (балакрон,  бумвинил, тканевый материал),  вид переплета (7БЦ, интегральный перплёт, КБС, ШКС)  дополнительной отделки и  оформления книги (тиснение, ламинирование, нанесение УФ-лака  и др. )

Остались вопросы ? Пишите, звоните, ответим на вопросы по изданию и печати книг.

               

www.avtorbook.ru