Текст книги "Конец Берик-хана". Басмачи книги


Книги с тегом "басмач" - 14 штук. Главная страница.

КОММЕНТАРИИ 286

Как я украл миллион. Исповедь раскаявшегося кардера.Сергей Александрович Павлович

Отличная книга! На 10 баллов! Очень хорошо раскрыта тема кардерства и, самое главное, ответственности за это дело - тюрьмы. Книга автобиографическая в отличии от "Исповедь кардера", где придуманы сказки-сказочные. Это не лёгкое чтиво и книга не залетит за один вечер. Каждую главу после прочтения осмысливаешь и делаешь выводы. В одной главе Сергей жирует и наслаждается жизнью, а в другой уже мёрзнет в СИЗО. Настолько сильный контраст между сегодняшним коньяком Мартель и завтрашней сечкой в колонии, между сегодняшней дружбой и завтрашним предательством... Книгу обязательно нужно читать (особенно людям, которые хотят выйти на скользкую дорожку, которая идёт в разрез с УК).

Оценил книгу на 10kukaracha   16-10-2018 в 09:13   #285 Магоискин. Том второй (СИ) Astrollet

М-да, ну такое себе чтиво, рояль на рояле, гг просто Демиург, постоянные напоминания о мести за учителя и ничего после этого не делая, обретение 'семьи' только из за того что его накормили кашей. В общем, на 3 балла из 10,читайте только если совсем все перечитали.

Иван   14-10-2018 в 13:45   #283 Осколки (СИ)Сергей Соловьев

Прочитал тут серию "Добро пожаловать во Мрак"... Ну, то могу сказать ?! Отныне ВСЕ книги этого авторства буду сразу же отфильтровывать в мусор.. ибо точно не мое… ну не понимаю, при всех прочих посредственных показателях (язык изложения, сюжет книги, характеры героев и пр.), зачем было ажно три книги высасывать из пальца, столь подробно излагая все ужасы, через которые герои проходят, чтобы в конце разродиться пшиком..

Вообще, изложенная в серии история ГГ напоминает пузырь, который дулся, дулся (характеристики качал, чуть не до уровня бога…) и лопнул. Сразу скажу – в конце все герои умерли, преданные и оставленные друзьями и богами… или оказались в дурке, мир погрузился в безнадегу и помойку, в которую и книгу следом следует отправить… Вот, собственно, я и рассказал весь сюжет на уровне «убийца - дворецкий». Такая маленькая месть с моей стороны автору за бездарно потерянное на прочтение время…

Игорь Мальцев   08-10-2018 в 12:54   #281 Айдол-ян [с иллюстрациями]Андрей Геннадьевич Кощиенко

Понравилось, не совсем для меня интересная субкультура айдолов. Но узнал очень многое о Ю. Корее и даже проникся всем этим Корейским шоубизнесем. Герои и сюжет очень увлекательны. Хочется еще проды или хотя бы что то в таком стиле. Очень не типичное и не обычное "попаданство"

sazonenkov_pm   08-10-2018 в 10:20   #280

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

litvek.com

Басмачи читать онлайн, Алексей Степанович Алферов

Алексей Алферов

БАСМАЧИ

Служил в Ташкенте техником один парень, звали его Юсуф. Был он парень тихий, простоватый, но служил исправно. В то лето проболел Юсуф два месяца лихорадкой, наконец поправился и пришел к себе на службу.

Там ему обрадовались, людей было мало — кто в армии был, а кто на железнодорожной линии.

— Вот, — говорят, — молодец, что пришел. Нам как раз нужно отправить на постройку плотины, на Сыр-Дарью, вагон материалов и провизии. Ты хоть парень смирный, да свой. А дело нехитрое. Мы тебе и документы дадим, и провожатые уже готовы, на станции сидят. Поедешь? — спрашивают.

— Поеду, — говорит Юсуф. — Дело пустяковое.

Сунули ему в руки пачку разных ордеров, мандатов.

Перекинул Юсуф через плечо карабин, к одному боку прицепил наган, к другому ручную гранату, положил в карман документы.

— Прощайте, — говорит. — Сегодня вечером еду.

И не заходя домой, пошел на станцию.

На станции он долго ходил по рельсам, отыскивая свой вагон. Наконец, нашел его далеко в тупике и заглянул в открытую дверь.

Одна половина вагона была занята какими-то ящиками и мешками с мукой.

С другой стороны были нары и загородка, в которой жались с десяток овец.

В вагоне он увидел пятерых человек в военной форме. Видно, это и были провожатые.

Один из них сидел на полу посреди вагона и хлебал что-то из котелка. Другой, стоя на четвереньках возле загородки, бодался с бараном.

Еще двое, обливаясь слезами, выдавливали друг у друга на носах угри. А пятый лежал на нарах и тренькал на балалайке.

«Э-э, да они свойские ребята», — подумал Юсуф, влезая в вагон. — Здорово, товарищи!

— Здорово, — сказали караульщики, не оставляя своих занятий.

— Это вы и есть провожатые? — спросил Юсуф.

Те молча кивнули головами.

— А давно вы здесь сидите?

— Да вот со вчерашнего дня. Как погрузили вагон, так и сидим. Какого-то уполномоченного ждем.

— Все его, халяву, дожидаемся, — поддакнул хлебавший из котелка.

— Я и есть тот уполномоченный, — сказал Юсуф, спокойно усаживаясь на нары.

Вечером к составу, который формировался тут же, на станции, прицепили вагон Юсуфа, и ночью поезд тронулся. Обычно, до места, куда они ехали, было двое суток езды, но теперь поезд шел вот уж третий день, а проехали только треть пути. Подвигались медленно и подолгу стояли на каждой станции.

Часто у паровоза не хватало топлива, и кондуктора заставляли пассажиров пилить на дрова старые шпалы. А то комендант станции задерживал поезд, потому что впереди басмачи разобрали рельсы.[1]

На четвертый день перестали встречаться населенные места и по обеим сторонам дороги залегла жаркая, сухостойная степь.

Станции стояли редко, далеко одна от другой. За весь день проехали только два пролета и остановились на каком-то полустанке. Стояли долго.

Юсуф с товарищами развели тут же, между рельсами, огонь, вскипятили чай и поужинали. А поезд все не двигался, неизвестно почему.

Наконец, вдоль вагонов прошел проводник с фонарем в руках и сказал, что с паровозом неладно, и верно будут стоять всю ночь.

Стали укладываться спать.

Товарищи, как улеглись, сейчас же и захрапели на разные голоса. А Юсуф лежит между ними на нарах, ворочается, никак уснуть не может. В вагоне жара, вонь от овец, духота такая, что виски ломит.

«Дай, — думает Юсуф, — пойду спать на крышу. Все же там прохладнее».

Встал он, снял с гвоздя шинель, вынул из кармана наган, бумажник с документами, сунул все это на нары в изголовье, захватил шинель под руку и тихонько спрыгнул на землю. Хотел Юсуф влезть на свой вагон, да у него вагон простой, товарный, влезть трудно, да и крыша покатая — скатиться можно. А соседний вагон американский, с лесенкой на крышу. Взобрался Юсуф по этой лесенке, разостлал шинель. Попробовал лечь — удобно. С одной стороны перила, с другой труба какая-то — лежишь, как в люльке.

На крыше прохладно, воздух чистый, и со степи ветерок свежий налетает.

А вверху небо темное, темное — чернее степи. И звезды большие, как кружки овечьего сыра.

Юсуф устроился поудобнее, натянул на подбородок полу шинели и в первый раз за свою поездку крепко уснул.

Проснулся он поздно. Солнце уже высоко стояло над степью и было жарко. Открыл Юсуф глаза — видит, случилось с ним что-то странное. Вчера, когда он влезал на крышу, вагон стоял как раз против станции, а теперь торчит перед ним какой-то сарай. Вчера за его вагоном было еще несколько вагонов, а теперь там пусто, и теплушки его — нет. Огляделся вокруг — видит: стоит вагон один, отцепленный, на запасном пути, и поезда нигде не видно.

«Вот так штука, — подумал Юсуф, почесывая затылок. — Это значит, пока я спал, отцепили мой вагон, а другие угнали. Верно басмачи… И чорт меня дернул лезть на эту крышу. Спал бы спокойно в своем вагоне. Теперь придется выкручиваться».

Слез он на землю, накинул на плечи шинель и пошел на станцию.

Станция была маленькая, крашеная изнутри и снаружи серой масляной краской.

Перед нею платформа деревянная, сажень в десять длиною, дальше — стрелки и семафор, а кругом степь, холмы песчаные и нигде ни одного домика.

Вышел на платформу человек в красной шапке, остановился важно возле колокола, куда-то через рельсы смотрит, руки за спиной держит, ключами поигрывает.

Подошел к нему Юсуф, поздоровался, рассказал про свою беду.

— Как же так, — спрашивает начальник, — вы, лежа на крыше, ничего не слыхали? А ну-ка, — говорит, — предъявите ваши документы.

Полез Юсуф в карман — пусто. И тут только он вспомнил, что оставил бумажник возле товарищей на нарах.

Запахнул он шинель.

— Нет, — говорит, — у меня документов. В вагоне забыл.

Нахмурился начальник:

— Ну, вот видите, как вам верить, если у вас и документов нет. Придется ждать следующего поезда. Как-нибудь туда вас устрою.

— Как же мне ждать, — воскликнул Юсуф, — у меня с собой ни денег, ни провизии!

— Ну, уж это ваше дело, — сказал начальник и, повернувшись, ушел к себе в комнату.

Хотел Юсуф спросить, что случилось с его поездом, да не обернулся начальник, захлопнул дверь и запер на ключ.

Целый день просидел Юсуф на станции.

В степи жарко. Тишина. Все неподвижно.

Земля высохла, потрескалась на солнце, кое-где травка чахлая кустиками, и в ней кузнечики стрекочут. Вокруг ни души. Хочется есть Юсуфу, а особенно пить.

В полдень вышел на платформу старик стрелочник. Шел он с ведерком мазута смазывать семафор.

Попросил у него Юсуф напиться.

Оказалось, вода на станции привозная. Доставляют ее поездом за сто верст. Подвел старик Юсуфа к цистерне. Припал он ртом к крану, пьет, вода теплая, мутная, отдает ржавчиной.

После воды еще больше захотелось есть Юсуфу.

— А что, дедушка, — спросил он, — нет ли тут поблизости селения, где можно хлеба достать?

— Селенья-то, как бы сказать, и нет, — отвечал старик, присаживаясь в тени под цистерной. — А есть аул киргизский, большой, хороший аул.

— Где ж на него дорога? — спросил Юсуф.

— Какая в степи дорога, — усмехнулся стрелочник. — Иди все прямо, на вон тот курган, от кургана возьмешь чуть правее, пройдешь верст пяток, будет пригорок, а с него уж и аул видать. А тебе зачем туда нужно? — спросил он.

— Да вот, — сказал Юсуф, — хочу за хлебом сходить.

— Ой, не ходи, малый, убьют! — сказал старик. — Здесь басмачей полно. Понаехали целыми шайками — никому проходу не дают.

— А как же вы живете? — спросил Юсуф.

— Эх, товарищ, — вздохнул старик. — Житье наше горькое, на станции сидим и то трусимся, а вдруг наедут басмачи.

— А не знаешь ты, — спросил Юсуф, — что с поездом моим случилось?

— Да что с поездом, поезд — ничего, обошлось кое-как, починили помаленьку, только люди перепугались. Ну да теперь он уж далеко ушел — наверстает, — сказал старик и заковылял к семафору.

Еще одну ночь провел Юсуф на станции.

Утром встал, есть хочется до рези в животе.

Сходил узнать про новый поезд — сказали ему, что будет не раньше, как дня через два.

«Ну, — думает, — за два дня тут с голоду пропадешь. Надо сходить в аул — продам шинель, достану хлеба, а к вечеру сюда вернусь, поезда ждать. По-киргизски я хорошо знаю, взять с меня нечего. Если и нарвусь на басмачей, авось, нетронут. Да и после налета на поезд они, верно, смотались подальше».

Расспросил он еще раз про дорогу. Выпил воды, подпоясался потуже. Выломал себе из забора жердочку и пошел степью в сторону аула.

Сначала дорога была рыхлая, песчаная, такая, что нога тонет. И только кое-где торчали из земли, как большие картофелины, розовые гранитные валуны. Потом пошли холмы, балочки, с отвесными, источенными ветром краями, в которых гнездились дикие голуби.

Дошел Юсуф до кургана, взошел на вершину. Обернулся — станция далеко позади и внизу осталась, как лишай выросла на степи, и в обе стороны от нее полотно желтыми полосками расходится. От кургана взял он немного правее, как учил стрелочник, и пошел дальше. Скоро и станция пропала из виду.

Утром итти было легко, а как стало припекать, начал Юсуф уставать. Разморило его жарой, в ногах слабость, после станционной ржавой воды мутит. Идет он, жердочкой подпирается, голодную слюну в сторону сплевывает. Прошел верст десяток, перебрался через крутой овраг, выбрался на другую сторону, глядит — вдалеке пригорок, словно кустарником порос. Отошел еще немного — смотрит, движется кустарник. То был внизу, а теперь поднялся до половины пригорка. Догадался Юсуф, что это не кусты, а овцы.

«Ну, — думает, — надо обойти стадо. А то у пастухов собаки злые, почуют чужого человека — разорвут».

Стал о ...

knigogid.ru

Книга: Басмачество

  • БАСМАЧЕСТВО — (от тюркского басмак совершать налет), после Октябрьской революции вооруженное националистическое движение, боровшееся за свержение советской власти в Средней Азии. Численность басмачей постоянно менялась. Отдельные отряды от нескольких десятков… …   Современная энциклопедия

  • Басмачество — (от тюркского басмак совершать налет), после Октябрьской революции вооруженное националистическое движение, боровшееся за свержение советской власти в Средней Азии. Численность басмачей постоянно менялась. Отдельные отряды от нескольких десятков… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • БАСМАЧЕСТВО — (от тюрк. басмак совершать налет) после Октябрьской революции вооруженное движение, направленное против советской власти в Ср. Азии. Основные силы басмачества разгромлены Красной Армией в 1922, отдельные отряды окончательно ликвидированы в 1933 …   Большой Энциклопедический словарь

  • БАСМАЧЕСТВО — БАСМАЧЕСТВО, басмачества, мн. нет, ср. (полит. неол.). Бандитизм, контрреволюционное движение басмачей. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • БАСМАЧЕСТВО — (от тюркского бас мак совершать налёт), вооружённое движение против советской власти в Средней Азии (с 1918). Основные силы Б. разгромлены Красной Армией в 1922, отдельные отряды продолжали действовать до 1933. Источник: Энциклопедия Отечество …   Русская история

  • Басмачество — (от тюрк. басмак совершать налет) после Октябрьской революции вооруженное движение, направленное против советской власти в Ср. Азии. Основные силы басмачества разгромлены Красной Армией в 1922, отдельные отряды окончательно ликвидированы в 1933.… …   Политология. Словарь.

  • Басмачество — Борьба басмачества с советской властью Гражданская война в России Дата  25 января 1918 1942 Место Средняя Азия, Восточный Туркестан …   Википедия

  • басмачество — а; ср. 1. В СССР в 1917 1933 гг.: движение басмачей. ● Басмачество поддерживалось Турцией, Китаем, Афганистаном; характеризовалось массовым террором; основные силы разгромлены в 1922 г., последние отряды в 1933 г. 2. собир. Басмачи. * * *… …   Энциклопедический словарь

  • басмачество —   , а, ср.   Контреволюционное националистическое движение в Средней Азии, проявившееся в форме открытого политического бандитизма против Советской власти в 1917 1926 гг. МАС, т. 1, 64.   ◘ Борьба с басмачеством. ССРЛЯ, т. 1, 359. Басмачество… …   Толковый словарь языка Совдепии

  • басмачество — а; ср. 1) В СССР в 1917 1933 гг.: движение басмачей. Басмачество поддерживалось Турцией, Китаем, Афганистаном; характеризовалось массовым террором; основные силы разгромлены в 1922 г., последние отряды в 1933 г. 2) собир. Басмачи/ …   Словарь многих выражений

  • Басмачество — (от тюрк. басмак нападать, налетать)         вооружённое контрреволюционное националистическое движение в Средней Азии в 1917 26. Являлось формой классовой борьбы феодалов, баев, кулаков, мулл, национальной буржуазии против Советской власти. Их… …   Большая советская энциклопедия

  • dic.academic.ru

    Читать книгу Конец Берик-хана Сергея Наумова : онлайн чтение

    Сергей НаумовКонец Берик-хана

    * * *

    Всю ночь дул тягучий промозглый ветер. Косматые тучи расползались и открывали холодное синее мерцание звезд.

    Инфантьин проснулся первым, неслышными шагами вышел из палатки.

    Рассвет наступал медленно. Небо смутно розовело. Роса прозрачными бусинками лежала на неподвижной листве. Сквозь клочковатый белесый туман вырастали неясные, расплывчатые очертания бесформенных громад, затем в просветах показались остроконечные и плоские вершины гор. Выглянуло солнце. Его лучи жадно выпили росу и засеребрили паутину в папоротнике.

    Инфантьин впервые попал в горы. Все ему здесь было интересно и привлекательно. Гражданскую провоевал он в Первой Конной. Привык к донским степям, к украинской равнине и, хотя родом был архангельский, полюбил коня, службу и долго не раздумывал, когда из Первой Конной выбирали людей на границу.

    В войну Инфантьина миновали пули. Был он ладно скроенный, веселый парень с простым, крепким, будто из камня высеченным лицом.

    Отряд Лукашова уже неделя, как вышел из Пишпека закрывать границу на перевале. Кончалось лето. Дорога была незнакомая. В одном из селений взяли проводника Худой, сморщенный киргиз по имени Кулай вел отряд вдоль ущелий, бесстрастно посасывая трубочку, в которой, казалось, никогда не кончался табак.

    Инфантьин пытался разговорить проводника, но Кулай только прижмуривал глаза и молчал.

    – "Восток", – усмехался Лукашов в усы, наблюдая за попытками пограничника вызвать Кулая на откровенность, – говорить много не любит.

    Командира успокаивала рекомендация стариков аила, которые посоветовали взять в проводники Кулая. И все же чувство настороженности не покидало Лукашова. На ночь он выдвигал далеко вперед секреты, помня о коварстве басмачей.

    Но все было тихо. Неделя в горах прошла без выстрела. Лукашову казалось это странным. В комендатуре его предупредили: возможны столкновения. В урочищах прятались остатки разбитой банды Берик-хана.

    Туман рассеялся, и отряд тронулся в путь. Старая охотничья тропа, густо заросшая высокой травой, часто петляла, огибая громадные валуны.

    У подножия хребта тропа круто повернула вправо. Проводник остановил лошадь и несколько минут разглядывал склон.

    – Здесь, – сказал он.

    Лукашов тоскливо посмотрел на изрытый осыпями крутой склон, потом взглянул на Кулая. Лицо проводника было непроницаемо.

    – Лошади пройдут? – спросил Лукашов.

    – В поводу, – разжал стиснутые губы Кулай.

    – А дальше? Тропа есть?

    Кулай сдержанно кивнул.

    Лукашов медлил.

    На голом склоне отряд виден как на ладони. К тому же тяжелые курджумы с патронами будут затруднять подъем.

    Лукашов сидел в седле, чуть наклонившись широкоплечей сутулой фигурой вперед, и походил на большую сонную птицу. Горы всегда таили для него опасность. Два года он гонялся за басмачами по Сусамырской долине, изучил их повадки и знал, что главный козырь бандитов – внезапность.

    И сейчас склон не нравился ему. Но это был самый короткий путь на перевал. Нужно было закрыть границу. Близкая зима заставит басмачей торопиться. По снегу перевал непроходим. Они, конечно, знают об отряде.

    – Инфантьин! – негромко позвал командир.

    Пограничник тронул коня и подъехал к Лукашову.

    – Вот что, Инфантьин, – еще тише сказал Лукашов, – поднимешься с Кулаем в горы, посмотришь тропу. И все остальное. Заметишь подозрительное – молчи. Доложишь мне. Все. Не стрелять. Ни в коем случае. Действуй.

    Инфантьин слез с лошади и позвал Кулая.

    Проводник расстался с конем неохотно. Он вынул из ковровой сумки длинный жгут веревки, похожий на свернутый аркан, переложил в карман табак, с едва заметной усмешкой взглянул на Лукашова и легко и цепко стал взбираться на склон.

    Солнце поднялось и повисло над вершиной хребта, когда Инфантьин с Кулаем потеряли тропу. Собственно, ее просто не стало. Они вступили в полумрак ущелья и увидели под собой пропасть. Узкая, в три ладони, тропинка тянулась гладкой лентой. Отвесная голая стена нависла над головой. Только в одном месте виднелся выступ. Дожди и ветры взрыли тропу, избороздили ее глубокими трещинами. Казалось, ступи на нее – и вся эта пористая буровато-желтая порода с грохотом обрушится.

    Инфантьин пристально смотрел на проводника. Кулай невозмутимо посасывал трубку. Полуприкрыв глаза, он сидел, поджав ноги под себя, неподвижно, словно изваяние.

    – А как же кони? – спросил Инфантьин. Он достал из кобуры наган. – За такие дела враз к стенке, – зло сказал пограничник и вдруг услышал шорох. Кто-то крался, прячась за выступы скал. Инфантьин отскочил в сторону и прижался к отвесной стене ущелья.

    Кулай из-под полуприкрытых век внимательно следил за ним.

    – Сдавайся!.. – тихим голосом произнес проводник и, распахнув халат, выхватил маузер.

    Они выстрелили одновременно. Инфантьин стрелял от бедра, он не успел вскинуть наган. Кулай повалился лицом вниз, и было непонятно – убит он или ранен.

    Пуля из маузера пробила Инфантьину ногу повыше колена, он присел от боли и чуть было не выронил наган.

    Из-за соседней скалы показались повязанные платками головы басмачей. Инфантьин вскинул руку и трижды выстрелил. Стрелял он хорошо. За скалой кто-то вскрикнул и выругался.

    Нужно было достать маузер. Преодолевая боль в ноге, Инфантьин пополз к лежащему ничком проводнику. Тот был мертв. Пограничник обшарил пояс Кулая и достал коробку с табаком, снял с плеча убитого веревку. Чтобы обезопасить себе обратный путь, ударил из маузера по гребешку скалы и пополз обратно.

    Дорога к отряду была отрезана. Пограничник слышал частые выстрелы со стороны склона. Там шел бой. Инфантьин посмотрел вниз. От темной бездны пахнуло леденящим холодом. Пограничник поборол страх и, повернувшись лицом к стене, чтобы не видеть пропасть, осторожно двинулся вперед. От басмачей его закрывала каменная стена.

    Инфантьин не знал, что его ждет по другую сторону пропасти, но и оставаться в ущелье считал он неразумным. Басмачи атакуют его, когда их станет больше. За скалой пока прятались человека три-четыре.

    Плотно прижимаясь к отвесной стене, Инфантьин медленно продвигался вперед. Так он добрался до поворота. Дальше тропа обрывалась. Острые свежие изломы рассказали, что падающий сверху поток воды разрушил горную породу.

    Пограничник прижался лбом к стене и закрыл глаза. Ныла простреленная нога, сапог разбух от крови.

    В горах гулко раскатывались выстрелы. Дробно такал отрядный "максим". Сколько можно простоять на тропе вот так, уткнувшись лицом в прохладный гранит? Может быть, пойти обратно и принять последний бой? Басмачи расстреляют его. Он на этой тропе, как слезинка на веке.

    Инфантьин вглядывался в противоположный край обрыва, как вдруг заметил сбоку гранитный выступ. Только в третий раз удалось набросить аркан, свернутый кольцом, на шершавый в изломах выступ.

    Стиснув зубы и оттолкнувшись здоровой ногой от края обрыва, Инфантьин прыгнул.

    От жгучей боли в раненой ноге он едва не потерял сознание. Пограничник висел над бездной, крепко сжимая волосяной аркан.

    Инфантьин подтягивался вверх, помогая здоровой ногой. Наконец ухватился за край карниза и перевалился на крохотную площадку. Держась за веревку, поднялся и встал на одну ногу. Струившийся пот разъедал глаза, но Инфантьин боялся сделать лишнее движение. В голове гудело, перед глазами плыли разноцветные круги.

    Оставшийся путь пограничник проделал словно во сне. Подбадривая себя хриплым шепотом, он считал шаги.

    Он выбрался из ущелья и упал в заросли эфедры, густо разросшейся на склоне. Успокоившись, достал бинт и перевязал рану. Пуля пробила мягкую ткань навылет.

    Пограничник срезал крепкую сучковатую палку и прислушался. Стрельба переместилась теперь левее ущелья и стала еще ожесточенней.

    Инфантьин решил взобраться на вершину скалы, под которой ему пришлось бороться за жизнь. С простреленной ногой сделать это оказалось непросто. Тогда он пополз. Ему хотелось быть полезным товарищам.

    С вершины открывалась вся панорама боя. Скалистый гребень, за которым прятались басмачи, отчетливо просматривался с конечной точки вздыбленной горы.

    Инфантьин увидел группу басмачей, бегущих под прикрытием каменного козырька от края обрыва, где пограничник пристрелил Кулая. Огромная, похожая на верблюда, скала нависала над склоном. Басмачи бежали быстро, словно боясь чего-то, и Инфантьин уже подумал, что Лукашов с бойцами поднялся по склону к этой скале, как вдруг заметил тонкую черную змейку на серой поверхности камней.

    "Бикфордов шнур", – догадался пограничник. Замысел басмачей стал ясен. У них был динамит, и они решили сильным взрывом сбросить скалу на позиции отряда. Лавина камней могла решить исход боя. Пограничники вынуждены были бы или оставить позиции и отойти под ураганным огнем, или попасть под камнепад.

    "Только не торопиться, – уговаривал себя Инфантьин. – Спокойно, как на стрельбах. Только в десятку".

    Инфантьин вскинул маузер и прицелился в черный жгут шнура. Выстрелы гулко раскатились над вершиной.

    Пограничник увидел взлетевший вверх кусок черного провода и устало прикрыл глаза.

    Басмачи перенесла огонь на скалу, на вершине которой лежал Инфантьин. Они не знали, что он один, и стреляли, создавая огневой заслон для отхода.

    Инфантьин, не поднимая головы, изредка постреливал из маузера в сторону гребня. Он понимал, как только басмачи поднимутся выше, пули ему не миновать. На голой вершине укрыться негде. Спуститься вниз не было сил.

    "Догадается Лукашов поднять отряд по склону? – думал пограничник. – Сейчас бы в самый раз".

    И как бы в подтверждение его мыслей еще ожесточенней затакал отрядный "максим", и Инфантьин услышал приглушенное "ура".

    Пограничник подполз к краю и поднял голову. Басмачи уходили ущельем, беспорядочно отстреливаясь.

    Инфантьин стрелял на выбор. Он видел, как падали и не поднимались люди в полосатых халатах, и едва сдерживал крик. Только теперь он понял всю выгодность своего положения. Его маузер преграждал басмачам путь к отступлению, он простреливал единственную тропу, ведущую из ущелья в горы.

    Атакующие цепи перехлестнули гребень, и внесенный по склону "максим" ударил басмачам во фланг.

    Человек в белой чалме и черном халате метался по ущелью, пытаясь остановить своих людей. "Берик-хан", – догадался Инфантьин и тщательно прицелился.

    "Лукашов будет ругать, – мелькнула мысль, – надо взять живым".

    Пограничник увидел главаря басмачей близко второй раз, когда кончился бой и Лукашов считал пленных.

    Берик-хан курил английскую сигару и с мрачным любопытством поглядывал на пограничников. Застрелиться он не пожелал, надеясь на снисхождение.

    iknigi.net

    Читать книгу Восточные ордена: ассасины, ваххабиты, басмачи, дервиши Александра Андреева : онлайн чтение

    Текущая страница: 7 (всего у книги 11 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

    февраль – из Байсуна в Восточную Бухару выступил Гиссарский экспедиционный отряд Красной армии, заняли Душанбе;

    февраль – басмачи произвели налет на Наманган и снова ушли в горы на север от города;

    март – эмир бухарский бежал в Афганистан;

    март – в районе реки Сох предпринята операция против шаек Исламкула;

    март – в Ферганской области проведена операция против Кур-Ширмата;

    март – Красная армия заняла город Куляб в Восточной Бухаре;

    апрель – операции против басмачей в районе Уч-Кургана; в районе Булак-Баши в Ферганской области, в районе Кокан-Кишлака; начата операция в Каракумах против шаек Джунаид-хана; сдался в плен крупнейший глава киргизских басмачей старшина рода Утгуз-Угул Джанибек-Казы; операция против басмачей в Исторхане, в Ферганской долине; операция против шаек Кур-Ширмата в районе Горбуа;

    май – восстание в Бухаре; очищение от басмачей Кокандского и Ходжентского районов; операция против Кур-Ширмата в Андижанском уезде; операция против Джунаид-хана в Каракумах закончена разгромом шайки; части Красной армии хорезмского и ашхабадского направлений соединились в песках; восстание в Бухаре ликвидировано; восточно-бухарские басмачи осадили гарнизон Куляба;

    июнь – бой с шайкой Кур-Ширмата в районе Горбуа; налет басмачей на Андижан; налет басмачей на каменноугольные копи Кызыл-Кия; налет басмачей на кишлак Чуст в Наманганском уезде; налет басмачей на Андижан; операция против шаек Кур-Ширмата в Маргеланском уезде; налет Кур-Ширмата на Андижан; операция против басмачей в районе Кызыл-Кия; операция шайки Рахманкула в районе между Андижаном и Чустом;

    июль – бои с басмачами в Хорезме, в районе Куня-Ургенча; налет Кур-Ширмата на Андижан; бой с шайкой Рахманкула в Кокандском уезде; бой с шайкой Исламкула в районе Кара-Булака;

    сентябрь – шайка Рахманкула, перевалив хребет, произвела налет на кишлак Аблык Ташкентского уезда; операции против басмачей в районе Горбуа; басмачами взят Курган-Тюбе; басмачи осадили Душанбе;

    октябрь – операция против шаек Муэддина в районе Кичук-Алая; операция против Кур-Ширмата в районе Горбуа и против Аман-Палвана в Наманганском уезде;

    ноябрь – эскадрон Ферганского полка под командованием Карабая перешел на сторону басмачей; операция против шаек Кур-Ширмата и Исламкула в Кокандском уезде; атака частями Красной армии укреплений басмачей Лшаба в Ферганской долине;

    декабрь – бой с шайками Муэддина под Шахимарданом;

    1922 год, январь – операция против басмаческих шаек Муэддина в районе Фергана – Андижан; налет басмачей на Андижан; из Карачгина вновь прибыл с отрядом в горные районы Ферганской области Кур-Ширмат; басмачи захватили город Пенджикент Самаркандской области; налет басмачей на город Фергану;

    февраль – операция против шайки Юлчи в Кокандском уезде; налет басмачей на Ургут в Самаркандской области; налет шайки Аман-Палвана на Наманган; начата операция против Рахманкула в Наманганском уезде; появление басмачей в районах Кермине и Гиджувана, в Западной Бухаре; налет басмачей на Андижан;

    март – столкновение с одним из отрядов Джунаид-хана в Хорезме; налет басмачей на Самарканд; выступление басмачей в Западной Бухаре; осада Кермине шайкой Муллы Абду-Кахара; попытка налета на Старую Бухару; налет басмачей на Педжикент; образован «Басмаческий фронт» – бухарская группа Туркестанского фронта со штабом в Кагане;

    апрель – налет басмачей на Китаб, в долине Кашкадарьи; бой с шайкой Муллы Абду-Кахара под Гиждуваном; операция против басмачей в низовьях реки Кашкадарья; бой с басмачами под Байсуном; в Хорезме разгромлены и выброшены в пески отряды Джунаид-хана; бои с басмачами в районе Кульбаста в Самаркандской области;

    май – налет басмачей на кишлак Каракуль, западнее Старой Бухары; бои с шайкой Муллы Абду-Кахара в районе кишлака Джандар, налет басмачей на Самарканд, бой с басмачами у перевала Шаургаз в Ташкентском уезде; туркменские басмаческие отряды начали осаду города Керки, после боев рассеяны; туркменская шайка Нияз-Кулиева вытеснена в Афганистан; бой с басмачами у Хатырчи, в Западной Бухаре; бой под Байсуном, бой под Гидждуваном, налет басмачей на Самарканд, разгром шайки Муллы Абду-Кахара в Западной Бухаре;

    июнь – налет басмачей на город Катта-Курган, в Западной Бухаре; бой под Байсуном, басмачи оттеснены к горам; налет басмачей на Самарканд; начата операция в Ферганской долине против шаек Муэддина и Исламкула; разгром басмачей под Байсуном; переход Красной армии в наступление, после боев шайки Муэддина вытеснены в Алайскую долину; бой с басмачами в районе Джума-Базар в Самаркандской области; бой с басмачами в районе Занданы в Западной Бухаре; шайка Нияз-Кулиева совершила налет на пограничный пост Каушут в Туркмении; операция против шаек Рахманкула в Наманганском и Ташкентском уездах;

    июль – басмачи произвели налет на Маргелан; части Красной Армии заняли Курган-Тюбе; закончена операция в Алайских горах, сдался в плен главарь киргизских басмачей Муэддин; бои в Западной Бухаре, басмачи произвели налет на Маргелан; части Красной армии заняли Душанбе, Китаб; бой с шайкой Исламкула в Кокандском уезде»;

    август – Джелалабадский район освобожден от басмачей;

    сентябрь – в районе Куня-Ургенча разгромлена шайка Джунаид-хана; Ревтрибунал в Оше приговорил главаря киргизских басмачей Муэддина и его курбаши к расстрелу;

    ноябрь – в 15 километрах от Исфары бои с шайкой Неламкуча; в районе Ховалинга разгромлена банда Салим-паши и Данияра;

    декабрь – в Коканде приговорен к расстрелу Рахманкул, возглавлявший басмаческие шайки в Наманганском уезде; Х съезд Советов Туркестана обсудил программу полной ликвидации басмачества».

    Басмачи базировались в труднодоступных местах – горах и пустынях. Не выдерживая столкновений с регулярными частями Красной армии, басмачи совершали налеты на небольшие отряды, советские учреждения, промышленные и сельскохозяйственные объекты, железнодорожные станции, склады; потом быстро отходили в горы. Они широко применяли обходы, охваты, окружение, заманивание в труднодоступные места. Басмачи имели налаженную агентурную разведку и осведомительную службу.

    Основными формами вооруженной борьбы Красной армии против басмачей является операция по окружению и прочесыванию местности, преследование летучими и истребительными отрядами. Освобождение уездов, кишлаков проводилось кавалерийскими отрядами Красной армии. Наносились одновременные удары с охватом флангов басмаческих группировок с целью их окружения и уничтожения. После этого стрелковые отряды становились гарнизонами в населенных пунктах.

    Операции по окружению басмаческих отрядов частями Красной армии проводились, как правило, при наличии превосходства в силах и средствах над противником. Внешнее кольцо окружения создавали пехотные подразделения, а внутреннее – кавалерийские полки. Против небольших групп басмачей успешно действовали так называемые рейдирующие отряды. Самым эффективным способом действий была кавалерийская атака, поддерживаемая артиллерийским и пулеметным огнем. Для разведки и связи советские войска использовали самолеты. В разное время борьбой против басмачей руководили выдающиеся большевики М. Фрунзе, В. Куйбышев, Я. Рудзутак, Г. Орджоникидзе, П. Дыбенко, С. Каменев, А. Корк.

    Осенью 1921 года в Бухару, еще не полностью контролируемую Советской властью прибыл бывший военный министр Турции Энвар-паша. Он заявил, что покончит с Советами и Совнаркомами через два месяца. Французский исследователь Ж. Костанье писал об Энвар-паше:

    «Чтобы понять энверовскую эпопею, надо представить себе среду, которая ей благоприятствовала. Рожденный он не забыл происхождения своих предков. Большевистские события дали ему возможность надеяться на близкое освобождение стран турко-татарской расы, подчиненных Москве силой оружия.

    Обещанная автономия, до независимости включительно, наполнила радостью народы Средней Азии, чуждые большевистским концепциям по языку, религии, расе и обычаям».

    В ноябре 1921 года на общем собрании басмаческих курбаши в Бухаре Энвер-паша был объявлен «главнокомандующим всеми освободительными силами в Средней Азии». С отрядом из 15 000 сабель Энвер-паша после трехмесячной осады взял Душанбе. Весной 1922 года в Туркестане развернулись полномасштабные военные действия. Главными причинами усиления басмачества стали очень не популярные меры Советской власти, получившие наименование «военный коммунизм» – продразверстка, полное запрещение частной торговли, закрытие базаров, введение трудовой повинности и объявление мобилизации в Красную армию. Недовольство дехкан вызвали и отмене старого суда, отделение церкви от государства, конфискация земель-вакуров, что рассматривалось как нарушение норм шариата.

    К лету 1922 года армия Энвер-паша захватила большую часть Бухарской Народной Советской республики. В Средней Азии было введено военное положение, из Москвы в Ташкент руководить разгромом Энвер-паши приехал Г. Орджоникидзе. С ним приехал и Я. Петерс, создавший чрезвычайную комиссию по борьбе с басмачеством. Проблемой Туркестана занимался лично И. Сталин, в апреле 1922 года избранный генеральным секретарем ЦК Российской Коммунистической партии (большевиков). Уже в мае 1922 года И. Сталин подготовил программу борьбы с басмачеством в Туркестане. Все советские органы в июне получили эту программу – «О сущности басмаческого движения».

    В июне 1922 года в результате крупномасштабных военных действий армия Энвер-паши была отброшена к Вакшу. В начале августа 1922 года в бою 8-й кавалерийской бригадой Энвер-паша и его заместитель Давлет Накби были убиты. Энвер-пашу заменил Селим-паша, но это не помогло. К осени 1922 года отряды Энвер-паши были рассеяны Красной армией. Тогда же в Кабуле состоялось совещание руководителей басмаческих отрядов, выработавших план операций против Советской власти. Весной 1923 года объединенные отряды Селим-паши и Ибрагим-бека численностью до 6 000 сабель пытались взять Бухару и Душанбе, но были отброшены войсками Туркестанского фронта. На совещание в Ташкент собрались виднейшие большевики Туркестана для обсуждения проблемы полной ликвидации басмачества. Революционный Военный Совет Туркестанского фронта разработал и раздал войскам «Сборник указаний по борьбе с басмачеством».

    «Войсковые приемы борьбы с басмачеством сводятся к оккупации района, охваченного басмачеством, борьбе летучими и истребительными отрядами, прочесывание района и окружение банд противника. Борьба ведется и воздушными средствами.

    Необходимо усиление гражданских аппаратов, находящихся в охваченном басмачеством районе и в усилении карательных органов и мер.

    Политическая работа должна охватить все стороны, на которых базируется басмачество. Систематическая компания должна сломать идеологию масс, охваченного басмачеством района, в нашу сторону. Нажим должен быть произведен по всем сторонам, поддерживающим басмачество, вырывая из-под него все базы и превращая его, этим самым, в уголовный и грабительский элемент.

    В период, когда центр тяжести борьбы лежит на военных мероприятиях, главным будет военное командование, а затем, когда борьбы переходит в стадию чистки района от мелких банд и одиночных бандитов, руководство автоматически переходит к руководителям карательных органов.

    Необходимо отыскать все источники вооружения басмачей, снабжения огнеприпасами, все источники вербовки банд, набора лошадей, продовольствия.

    Важнейшими пунктами оккупации находятся пункты, где находится власть данного района, а также пункты, обеспечивающие работу железных дорог, связи и промышленности. Если басмачи угрожают посевам или водным системам, то в этих случаях должен оккупироваться район. В ходе самой операции должны оккупироваться сами пункты, являющиеся басмаческими гнездами.

    В пунктах центральной власти располагаются гарнизоны. Опираясь на оккупационные части, гражданские власти и органы репрессий проводят свои задачи и мероприятия.

    Как военный прием оккупация – пассивна. Основой активной формы борьбы с басмачеством являются летучие и истребительные отряды. Их следует располагать в разных пунктах участка, чтобы иметь возможность посылать их к местам сбора басмаческих банд. Неоднократные и по времени быстрые и повторные удары должны привести банду к полному разложению. Силы отряда в зависимости от сил басмачей – от взвода до дивизиона. Командир должен быть лихим и находчивым, знать местность и условия борьбы.

    В целях осуществления внезапности к работе летучих отрядов должна быть добавлена работа истребительных отрядов, выполняющих партизанскую работу. Эта работа – ничем не связанное рейдирование, обеспечивающее внезапное и совершенно случайное столкновение истребительных отрядов с бандами. В своих рейдах истребительный отряд должен умело заметать свои следы, дабы местные жители были затруднены ориентировать противника о местонахождении отряда. Наиболее удобным для заметания следов надо признать ночь. Полезны ночлеги в полях, или даже в песках.

    Система совместной работы оккупационных частей, летучих и истребительных отрядов составляет систему военной борьбы с басмачами. На этой системе, как на стержне, должны базироваться все остальные приемы борьбы: политической, карательной и советской.

    Самолеты могут высылаться для бомбометания и пулеметного обстрела по обнаруженным бандитам, так и по произвольному маршруту, рассчитывая, что будет обнаружена случайная банда. Идеалом работы воздушной борьбы надо признать создание условий, при которых банды противника не только бы рассеивались бомбами с аэропланов, но и преследовались.

    Простым прочесыванием района с басмачами задача очищения не достигается. Немедленно по прохождении отрядов в их тылу вновь накапливаются бандиты, которые без труда просачиваются сквозь фронт отрядов. Идти же сплошным фронтом отряды не могут, так как для этого никогда не хватает частей. Этот прием хорош в горной местности, где проходы имеются лишь в определенных местах. На равнине прочесывание лучше всего осуществлять в уступном порядке, когда противник, уклонившись от первых колонн, автоматически попадает под удар сзади идущих. Колоннам полезно следовать на дистанции суточного перехода.

    Операции по окружению басмачей долгое время кончались неудачами. Основной причиной неудачи всегда был прорыв противника из кольца. Окружение с одновременной работой летучих отрядов, работающих в окруженном нами районе, может привести к полной ликвидации врага. Если приходится окружать один кишлак, то эта операция есть простейшая и часто применяется при работе карательных органов.

    Закрепление очищенного от басмачей района производится одновременно с ходом военных действий, согласованной работой гражданских, политических и карательных органов.

    Необходимо обратить внимание всех командиров на сильные стороны басмачества, которые необходимо стремиться парализовать. Это хитрость, большая находчивость, дерзость, чрезвычайная подвижность и неутомимость, знание местных условий и связь с населением, средством связи между шайками.

    Басмачи хитры – надо их перехитрить; басмачи находчивы и дерзки, подвижны и неутомимы – нам надо быть еще более находчивыми, дерзкими и подвижными, устраивать засады, внезапно появляться там, где нас не ожидают. Басмачи хорошо знакомы с местными условиями – и нам надо хорошо их изучить. Басмачи базируются на симпатии населения – надо нам завоевать симпатии. От красных командиров требуется творчество, находчивость и изобретательность, но отнюдь не шаблон.

    Необходимо отметить безуспешность действий наших частей в песках. Басмаческие шайки хорошо это знают и используют все выгоды и преимущества ухода в пески. Необходимо идти за ними по пятам и заставлять их принять бой. Большую помощь здесь должны оказать самолеты.

    На открытой местности, в песках, должно иметь место тактическое оружие. Настигший банду отряд разбивается на группы и атакует банду сразу с нескольких сторон, причем конные части действуют по преимуществу лавой.

    При действиях в горных районах особенно полезны: устройство засад, наблюдение, применение пулеметов».

    Красная армия выдавила басмачей из равнин. Селим-бек вернулся в Афганистан, Ибрагим-бек ушел в горы. В Западной Бухаре красные разгромили отряд Муллы Абду-Кахара, у Андижана взяли курбаши Аман-Павлана, под Самаркандом был разгромлен отряд Саттар-бека, в горах под Наманганом был рассеян отряд Ахмед-бека, под Андижаном разбили Казак-бая, под Кокандом разгромили отряд Ирмата Максуна, в Бухаре взяли курбаши Абду-Кадыра. В Коканде сдался Сабир-Пансат, в Фергане взяли курбаши Абду-Мумин и Баймата, у Карши погиб курбаши Кушчи, у Караганды разбили Нурмата-Минбаши, под Наманганом сдался курбаши Дадабай, под Ферганой сдался Ахмат-хан, под Яны-Курганом сдались курбаши Мирза-Умур, Кичик-Карабай, Убайдулла и Мирза-Али. В Намангане сдался курбаши Байтуман, в Андижане разбили Джума-Пансата, в Алайской долине погиб курбаши Манас, курбаши Мулла Рустам сдался, Нурмата-Минбаши захватили. В Ферганской долине сдались курбаши Мулла Кошты, Ишмат Байбача, Курбан-Али, Атаджан, Мадумар, Баястан, Джурабек, Султан. После переговоров сдались в плен курбаши Исламкул, Кичик-Казак, Исраил, Хамракул, Умар-Али, Юлчи, Нурмат-Минбаши, Бурибай, Хамдам, Юкус, Мулла Раджаб, Мушурбек, Мулла Сабир. 31 октября 1923 года Москва объявила о героических успехах Красной армии.

    К концу 1923 года в Ферганской долине красная армия разгромила самые сильные басмаческие формирования, по официальным данным в начале 1924 года в горах находилось около 3 000 басмачей. Сдавшихся в результате переговоров басмаческие руководители были освобождены, но вскоре вновь арестованы. Частям Красной армии и милиции было запрещено вступать с действующими басмачами в переговоры. Добровольно сдающимся с оружием басмачам была обещана амнистия. Басмачей, захваченных в плен в бою, передавали в Трибунал для суда. К добровольно сдающимся без оружия басмачам амнистия не применялась, пока в каждом конкретном случае не была произведена проверка.

    В конце января 1924 года отряд Джунаид-хана осадил Хиву, но взять её не смог и с трудом вернулся в Афганистан. Тогда же в Фергане сдался последний курбаши Ирмат Максут.

    В конце февраля 1924 года в Хорезме и Каракумах началась военная операция по ликвидации отряда Джунаид-хана. В мае власти объявили о его ликвидации – «у сдавшихся и захваченных басмачей было изъято 10 000 винтовой». В июле 1924 года в Западной Бухаре был убит в бою вдохновитель бухарского басмачества Мулла Абду-Кахар, басмаческие отряды были полностью рассеяны.

    Весной 1925 года отряд Ибрагим-бека ворвался на территорию образованной Таджикской Автономной Советской республики, которая была объявлена на военном положении. Только к лету регулярные части Красной армии оттеснили его к границе. Через год, летом 1926 года, пятитысячный отряд Ибрагим-бека был разбит, а один из крупнейших басмачей с трудом ушел в Афганистан.

    Последняя вспышка активности басмачей произошла весной 1929 года. Пытаясь сорвать проведение коллективизации в Средней Азии, отряд Ибрагим-бека в 500 сабель начал боевые действия в Таджикистане, а отряд Джунаид-хана – в Туркмении. Регулярные части Красной армии после нескольких боев вытеснили басмачей из страны.

    В марте 1930 года пятьсот басмачей Ибрагим-бека попытались ворваться в Таджикистан, были блокированы и рассеяны. Прорваться на афганские базы они не смогли, и в июне 1930 года Ибрагим-бек был взят в плен у кишлака Бульболон.

    После неудачного налета в Туркмению летом 1928 года Джунаид-хан вернулся на свою базу в Персии. Только что там было подавлено туркмено-курдское восстание пролив центральной власти. Персидские туркмены стали массово вступать в отряд Джунаид-хана. Персидские власти попытались его разоружить, но посланные на Джунаид-хана войска были разбиты. Несмотря на победы в феврале 1929 года Джунаид-хан форсированным маршем увел свой отряд последних басмачей в Афганистан. В 1932–1934 годах он пытался еще организовать налеты на Среднюю Азию, но не смог даже прорваться на территорию Советского Союза. Эпоха организованного басмачества кончилась.

    Дервишеские ордена

    В 1722 году в столице Российской империи Санкт-Петербурге по повелению Петра Великого Дмитрий Кантемир издал «Книгу Систима, или Состояние мусульманской религии», рассказывающую о дервишеских орденах. В XVIII веке многие европейские историки занимались исследованием жизни и учения дервишей, – явления в мусульманском мире. В своей работе историки использовали записи и трактаты средневековых европейских путешественников, которые всегда касались в своих описаниях дервишей Аравии, Персии, Индии, Турции и Египта. Дервишей называли мистиками или аскетами, орденом с экзотерическим – доступным непосвященным, и эзотерическим – тайным учением.

    Исследователи сравнивали аскетизм и мистицизм. У аскетов главным является человеческая воля, у мистиков – сердце. Аскет хорошо знает свою человеческую сущность, он хочет постоянного нравственного развития, чтобы достичь идеала, совершенства своей личности. Мистик пламенно желает достичь своего идеала, слиться с ним. Цель мистика – совершенное погружение в свой идеал, вплоть до растворения собственной личности. Аскет использует все средства, которые помогают постоянному развитию его личности, отбрасывая все, что подавляет её. Мистик стремиться уничтожить свое «я». В дервишестве всегда преобладал мистицизм, это явление всеми историками рассматривалось как мистическое.

    Об образовании дервишества по-разному говорят мусульманские ученые, сами дервиши и их враги. Суннитские дервиши утверждают, что они берут свое начало от первого мусульманского халифа Абу-Бекра, правившего в 632–634 году, большинство других – от четвертого халифа Али (656–661). Они считают, что халифы получили право на создание и духовное главенство в дервишеских орденах от пророка Мухаммеда, который получил позволение на учреждение дервишества от Аллаха, через архангела Гавриила.

    Шиитские дервиши считают, что халиф Али, получивший право на духовное главенство от пророка Мухаммеда, разрешил распространять суфийское учение дервишей своим сыновьям Хусейну и Хасану, а также двум ученым – Хусейну эль-Багри и Камилю-ибн-Зейду. Их последователи Абдул Вахид-ибн-Зейд и Хубиби Аджуми считаются основателями дервишеских орденов.

    Мистические взгляды были использованы при создании метафизического учения – суфизма. Суфизм (от араб. суф – грубая шерстяная ткань, власяница аскета, так одевались проповедники) возник в VIII веке. Это учение определяли как «сочетание идеалистической метафизики с аскетической практикой, учение о постепенном приближении через мистическую любовь к познанию Бога». Арабский ученый Ибн-Хальдун писал о делах суфиев: «постоянно предаваться подвигам благочестия, жить единственно для Бога, отрекаться от пышности и суетности мирской, не стремиться к тому, чего ищут обычные люди – к удовольствиям, богатству и почестям, избегать общества, чтобы в уединении предаваться подвигам благочестия». Сами дервишеские авторы писали: «Семена суфийства были посеяны во время Адама, дали зародыш во время Ноя, стали распускаться при Аврааме, а плод их появился при Моисее; созрели же они при Христе, а при Мухаммеде произвели чистое вино». Именно дервиши распространяли суфийские идеи.

    Европейские ученые имеют различные мнения о происхождении дервишей. Одни считают дервишество самостоятельным явлением, независимо возникшим в исламе, связывая это с богатым воображением и в то же время склонностью арабов к созерцательной жизни. Другие европейские историки говорят, что дервишество образовалось под влиянием христианского монашества: «Обыкновенная на Востоке склонность к созерцанию, с одной стороны, и стремление к неутомимому скитальческому образу жизни – с другой, равно как и явление христианских монастырей и аскетов, были настолько сильны, что ввели в ислам против воли его основателя отшельнический институт». Третьи исследователи утверждают, что в дервишеском учении использованы идеи, неоплатонизма, магизма и буддизма.

    С появлением ислама слово «суфи» почти стало синонимом выражения «истинный мусульманин». Суфизмом называли «учение об истечении всех вещей вечного несотворенного света и о соединении с божеством путем созерцательной жизни, равнодушной ко всем внешним формам». В суфийских общинах ученики проходили несколько ступеней. Они выполняли все предписанные исламом обряды, церемонии, очищения и молитвы. После этого они переходили на ступень познания. Ученики изучали священные суфийские книги, углублялись в созерцательные мысли о Боге. На третьей ступени ученики должны были стать совершенно не чувствительными и равнодушными всем житейским интересам, созерцателями истины, стремящимися к слиянию с величием Всевышнего творца. Суфийские общины различались в Аравии и Иране. Оттуда суфийство распространилось по всем мусульманским странам в форме многочисленных дервишеских орденов под разными названиями.

    Суфизм имел сильное влияние на арабскую и персидскую литературу и поэзию. Из него вышли многие мусульманские святые, многие поэты и философы мусульманского мира. Дервишами были некоторые политические и государственные деятели. Дервиши осуществляли и духовно-нравственное руководство. Позднее даже везири и султаны Оттоманской Порты стремились стать членом какого-нибудь дервишеского ордена, формально считаться дервишами.

    В начале дервишество было теоретическим учением, связывавшим религию с философией. Позже оно стало и практическим институтом, «способом жизни, который ведет к истине». Общие религиозно-философские принципы воплощались в устройстве и самом существовании дервишеских орденов».

    Свое учение и сами ордена дервиши называли «тарикатом» – «отречением от мира, путем к Богу». Они стремились решить одну из величайших мировых проблем – проблему о предназначении человека. Слова «суфи», «ишан», «дервиш» означают последователей тариката. «Дервиш» – слово иранского происхождения, означает «порог, двери, глубокое размышление». Дервиш – «человек, просящий милостыню у дверей». «Ишан» – также персидское слово, означающее «верующего в Бога». В Средней Азии так называли дервишей, как людей, живущих в вере и по вере. Слово «суфи» происходит от арабского «суф» – «шерсть», «грубые волосы верблюда», оно означало волосяную одежду, которую носили в начале мусульманства смиренные мистики-мусульмане. Слово «суфи» производят и от арабского слова «саф» – «чистый, незамаранный», душевно чистый. Слово «суфи» возможно происходит и от арабского «соффа» – «скамья» – место около священного камня Каабы, где ревностные последователи пророка Мухаммеда сидели в начале распространения мусульманства. Слово «суфи» производят и от греческого «софос» – «мудрый, любящий истину». Суфи, дервиш – «человек-мудрец, нашедший истину и любящий её», эти слова выражают главную идею дервишества.

    Дервиши говорят, что для Бога дорого одно из главных чувств в человеке – любовь. Дервиши утверждают: «Из-за недостатка слов, способных выразить сущность Божества и Его совершенства, мы должны употреблять такие выражения, которые кажутся самыми близкими к нашим идеям, и говорить об этом в мистическом смысле, но ещё лучше вообще не рассуждать о Божественной сути, так как это вещи неизреченные».

    Дервиши говорят, что никакие человеческие рассуждения не приближают человека к Богу так, как чувство любви. Они утверждают, что перед дервишами, людьми всецело преданными Божественной любви, открывается сущность Божества, сущность всего в природе – но только в особых случаях. Дервиши считают, что «после того, как Бог излил свой дух во вселенную, её свет распространился всюду, и разум засиял в духе человека». Дервишеские проповедники писали: «Вы говорите «море, волны», но вы не думайте, что этими словами означаете различные предметы, потому что море, когда оно бушует, производит волны, и волны, когда они успокаиваются, опять делаются морем; подобным же образом и люди есть волны Божества и после смерти возвращаются в Его лоно».

    Дервиши проповедуют предопределение. Один из суфийских поэтов сказал: «Писатель нашей судьбы – прекрасный писатель, и он никогда не напишет того, что дурно». Дервиши говорят, что зло вошло в мир только вследствие невежества, оно – причина заблуждения и разъединения людей.

    Дервишеские авторы писали: «Коран, как и святые книги Ветхого и Нового Завета делятся на три части – на историческую, биографическую и чисто духовную историческая и биографическая части этих книг могут заключать в себе ошибки, преувеличения, опущения и даже могут быть более или менее изменены время от времени переписчиками. Однако чисто духовное содержание их, свойственное душе человека, всегда существовало неизменным и таким будет оставаться до конца времен».

    Достигать высшего познания и сущности Бога и природы дервиши могут в состоянии экстаза – «состояния между бытием и небытием, между абсолютным отрицанием и реальностью».

    У дервишей есть две главных обязанности: от любого дервиша требуется при бескорыстной любви к Богу уверенность в возможности для души достигнуть состояния небесного блаженства; от него также требуется абсолютная покорность и повиновение духовным учителям. Без выполнения этих условий невозможно достигнуть главной цели суфия.

    Кроме открываемых самими дервишами и исследованных европейскими историками частей своего учения, дервишеские ордена имели ещё и эзотерическое – тайное учение, которое запрещено открывать не посвященным, даже мусульманам. Это учение не записывалось и не печаталось.

    Все дервишеские ордена имели родословные, подтверждающие их происхождение от первых халифов. Каждый шейх дервишеского ордена, обладающий пророческим даром, передавал его своему преемнику, сообщал ему родословную ордена – дервиши называли это передачей тариката.

    В дервишеских орденах существует строгая иерархическая система. Основатели орденов являются представителями первых халифов. Их называют «пирами» – шейхами, старейшинами. Они пользуются почетом и уважением во всех орденах. Действующие главы орденов имеют полную власть в своих собственных орденах, их называют главами шейхов. Звания шейхов могут передаваться по наследству, простой дервиш тоже может стать шейхом, для этого ему нужно прославиться святостью жизни и чудесами.

    Все духовные учителя орденов называются мюршидами – «направляющими на путь истины», духовными наставниками. Это первая степень ордена. На второй степени находятся наибы – «наместники, замещающие место», кандидаты на звание мюршида. Их называют «деде» – «отцами». Третью степень занимают мюриды – «желающие истины», ученики, которым нужны наставники, наибы. В орденах обычно были двенадцать наибов, каждый – с двенадцатью обязанностями.

    iknigi.net

    «Басмач» – читать

    Петр Абрамов

    Собак я держал всегда. Ходил с лайками и гончими на охоту и о других породах вовсе не помышлял… Пока однажды в моё отсутствие посреди ночи в дом не начала ломиться какая-то подгулявшая компания. Возможно, эти граждане просто ошиблись адресом и ничего худого не замышляли, но Татьяна, моя супруга, пережила нешуточный испуг — и за себя, и за детей. Настолько нешуточный, что, подхватив младших, прямо в ночной рубашке бросилась искать спасения у соседей.

    Это заставило меня впервые задуматься о серьёзной охранной собаке.

    Так совпало, что буквально через несколько дней после ночного происшествия я ехал в машине по городу и подвёз голосовавшую на улице девушку. Она тоже оказалась собачницей, мы разговорились, и я поделился своей проблемой.

    — Так, может, возьмёте у меня азиата? — неожиданно предложила попутчица.

    Я даже притормозил.

    — Азиат… это кто?

    Девушка с семьёй жила в рабочем общежитии на краю города. Она попросила меня обождать перед дверью, потом пригласила войти. Войдя, я увидел её у дальней стены комнаты — и рядом с ней здоровенного куцехвостого пса тигрового окраса в наморднике.

    Знать бы мне, что это стояла моя любовь на всю жизнь…

    Между тем прозвучала команда:

    — Фас!..

    И я спиной вперёд вылетел обратно за дверь, вышибленный могучим броском.

    Вот так состоялось моё знакомство с породой.

    Спустя несколько минут Басмач, затаренный в машину, уже ехал вместе с хозяйкой ко мне. Путь через весь Челябинск был неблизкий, и, не теряя времени даром, я принялся расспрашивать девушку о собаке и о том, как правильно себя с ней вести. При этом, поскольку я успел получить некоторое представление об охранных способностях Басмача, меня особенно волновало, как заставить его впустить в дом доброго гостя и, случись что, как «снять» его с человека? Ведь я-то для него ещё не хозяин, не непререкаемый авторитет. Как самому при этом не оказаться покусанным?

    Ответ потряс меня до глубины души:

    — Если уж совсем никак, вы позовите ребёнка, тот его и уберёт.

    Совет показался мне до такой степени диким, что я даже не стал переспрашивать, решив про себя, что всё равно ни за что на свете им не воспользуюсь…

    Приехали ко мне. В доме открыли все двери, чтобы пёс мог подробно ознакомиться с вверенной территорией. Представили ему моё семейство — обрадованных мальчишек и несколько оробевшую супругу. Басмач всех обнюхал, всё изучил — и взял под охрану. А я снова завёл машину и повёз его хозяйку — уже бывшую — обратно в общежитие.

    Мог ли я предполагать, в какую ситуацию попаду по возвращении!

    Открыв входную дверь, я оказался носом к носу со своим новым охранником. И его вид мгновенно заставил меня вспомнить, что для него я пока ещё «никто и звать никак». Басмач не бросился на меня, не залаял, он просто стоял и смотрел, но стоял как-то так, что я замер буквально на одной ноге, понимая: ещё одно движение, и знакомство с его зубами мне обеспечено. Шаг вперёд он расценит как вторжение на охраняемую территорию. Шаг назад будет считаться побегом, и реакция последует соответствующая.

    Пока я соображал, долго ли мне придётся стоять в проёме собственной двери арестантом, из комнаты выглянула Татьяна. Оценила положение дел и… позвала:

    — Антон! Антоша, уведи Басмача…

    У меня в голове успели пронестись ужасные картины, и, рискуя спровоцировать пса, я хотел было заорать: «Антошка, не смей…» — но тут малыш преспокойно вышел в прихожую и, ухватив Басмача за ошейник, столь же спокойно увёл его в комнату. Свирепый пёс пошёл за ним безропотно, словно так тому и следовало быть.

    А я смог наконец выдохнуть, поставить вторую ногу на пол и войти в свой дом…

    …Это теперь я отчётливо понимаю, насколько чудовищно всем нам повезло. Басмач был удивительно адекватной собакой и действительно трепетно относился к маленьким детям. Поэтому всё кончилось хорошо. Тем не менее больше я ни за что не стал бы проводить подобный эксперимент. И другим не советую. Слишком высокой может оказаться цена…

    Мой двор в Челябинске окружал весьма капитальный забор. Это была настоящая стена, сложенная из почти дармового местного камня недорогим трудом заезжих рабочих. Высотой она была около двух метров, и в ней имелась довольно узкая калитка, перекрытая аркой. Эта стена сама по себе представляла неплохой защитный рубеж, но гораздо больше надежды было на Басмача, разгуливавшего по двору.

    Однажды я что-то делал на втором этаже дома и увидел в окно такую картину. Идёт по улице мой младший сынишка-дошкольник и ведёт с собой приятеля примерно такого же возраста. И дети как раз открывают снаружи калитку во двор… где их уже поджидает насторожившийся Басмач.

    И я физически не успеваю подбежать и вмешаться.

    Я был уверен, что Басмач не тронет сынишку, но вот как он поступит с малолетним «нарушителем»?.. Сердце провалилось в желудок…

    Кобель действительно впустил моего сына во двор. А соседского мальчика решил не пускать. Его он выставил обратно на улицу. Надо было видеть, как он это проделал!

    Ни рыка, ни оскала, ни лая. Он повернулся к ребёнку хвостом и, действуя мягкой, пушистой попкой, как толкачом, аккуратненько выпер малыша за калитку…

    Вот и верь после этого тем, кто утверждает, будто собака — это всего лишь инстинкты с рефлексами и более ничего. Сообразил же Басмач, что зрелище «морды его лица» испугает ребёнка, и мигом придумал, как этого избежать! Мало того, действия пса не давали даже отдалённого повода заподозрить его в попытке нападения на человеческое дитя!

    Когда я поведал эту историю своей знакомой, выбиравшей охранную собаку для жизни в семье, она задумалась и сказала:

    — А ведь кавказец в такой ситуации, пожалуй, мог бы чужого ребёнка обидеть…

    Однажды ей довелось видеть, как кобеля-кавказца «снимали» с восьмилетнего мальчика, случайно оказавшегося в пределах его досягаемости.

    Мне ничего не оставалось, кроме как согласиться:

    — Иной кавказец и хозяйского ребёнка недолго думая «наказал» бы.

    У нас в Челябинске регулярно проходили собачьи выставки, и на одной из них я показал Басмача. Эксперт поставил ему «оч. хор.». Я, помнится, возликовал, по незнанию сочтя эту оценку в самом деле высокой. Люди, более сведущие в выставочных делах, разъяснили мне, что к чему… На следующей выставке Басмач удостоился и вовсе «хорька». Тут уже моё самолюбие оказалось задето, и я задался целью получить собаку, способную не только оборонить свой дом от любого врага, но и выиграть выставку сколь угодно высокого ранга.

    Однако это уже совсем другая история…

    Поделиться впечатлениями

    knigosite.org