Серия: Бессмертные с приходом темноты - 22 книг. Бессмертные книги


Книги про бессмертных список лучших

Есть ли у вечной жизни преимущества, или уже через пару-тройку сотен лет неизбежно захочется застрелиться, ибо все надоело? Каково это — не умирать никогда? Об этом вам расскажут книги про бессмертных. Загляните в реальность тех, кто может попробовать все в этой жизни — времени на это у них точно хватит. Посмотрите на мир глазами бессмертных — свидетелей течения истории, наблюдавших смену веков…Юлия Набокова «VIP значит вампир»Побывать в этом месте, мечтает каждый вампир. Ведь здесь собраны все удовольствия. Ежедневные вечеринки до рассвета, нескончаемое количество крови, интриги и страсти зреют на каждой шагу. Но и здесь существуют свои запреты – людям вход строго запрещён, нарушители караются смертью.

Леонид Кудрявцев «Бессмертные»Многие люди мечтают о бессмертие, воспринимая данный чудесный дар как великую награду. Но так ли это все безобидно на самом деле? Ведь ни кто не задумывался о том, что может произойти на самом деле, если вдруг жители хоть одной страну вдруг одновременно обретут вечную жизнь.

Андрей Плеханов «Бессмертный мятежник»Демид Коробов жил своей привычной жизнью, которая его полностью устраивала. Но однажды судьба решила внести свои коррективы, полностью изменив его существование. Теперь он одержим старинным духом, цель которого постоянно бороться с темными силами.

Всеволод Глуховцев, Эдуард Байков «Битва бессмертных»Человечество на грани вымирания, причиной тому стал неудачный эксперимент, который привел к необратимым последствиям. Появились неизвестные существа, которые мечтают разрушить планету. Однако найдутся те, кто ценой собственной жизни бросит им вызов. К чему же приведет эта война?

Елена Белова «Вампир… ботаник?»Люди всегда боялись вампиров, поэтому с легкостью согласились на условие периодически поставлять им жертв. В этот раз учесть стать ей выпала Насте, однако девушка совершено, не согласна с таким решениям. За свою жизнь она готова бороться до последнего, причем всеми возможными путями.

Юлия Набокова «Вампир высшего класса»Прагу с легкостью можно отнести к самым романтичным и красивым городам. Но вот мало кому известно, что такого же мнения придерживаются и вампиры. Для них это место настоящая мечта. Ведь только здесь существует своя невидимая людям, ночная жизнь, полная интриг и незабываемых встреч.

Лиза Джейн Смит «Дневники вампира. Темный альянс»Однажды привычная жизнь Елена меняется до неузнаваемости. Все это происходит с появлением нового ученика, который оказывается настоящим вампиром. Он откроет для девушки другую реальность. Теперь ей предстоит узнать свой родной город совершенно с другой стороны.

Стелла Геммел «Город»Это место не имеет название, просто город, полный страха и боли. Вот уже много лет им правит злобный и коварный Ареон, привыкший к войнам и смерти. Жители устали жить в такой обстановке, но и изменить ничего не могут. Однако найдутся те, кто попытается спасти несчастных, бросив вызов злу.

Алексей Пехов, Елена Бычкова, Наталья Турчанинова «Кровные братья»Их жизнь исчисляется бессмертием, они рождены, чтоб приносить боль и страдания. Еще с древних времен люди поклонялись данным персонажам, словно богам. Но время шло, а они оставались неизменными. И существуют до сих пор – два кровных брата, в мыслях у которых лишь ненависть и расправа.

Бекка Фитцпатрик «Забвение»С Ноной Грей совершенно недавно произошло странное событие – девушка забыла последние пол года из своей жизни. Постепенно все приходит в норму, но странные ведения с неземными существами не покидают ее. Что же случилось с ней на самом деле, и может кто-то специально заставил девушку стереть недавнее прошлое?

Сергей Игнатьев «Снежный вампир»Ничего не предвещало беды, но однажды это спокойствие было нарушено. На улицах Москвы появился незарегистрированный вампир, который устроил собственную охоту. Остановить его направили представителей двух организаций. Казалось все шло по плану, но внезапно в операцию вмешалась третья сторона.

Екатерина Неволина «Поцелуи бессмертных (сборник)»Все волшебные существа поражают своей красотой и добротой. Но что представляют они на самом деле? Так ли благородны и милы сказочные персонажи, что если это всего лишь красочная маска, скрывающая их истину. Совсем скоро появится реальный шанс, узнать всю правду.

Юлия Набокова «Скандал в вампирском семействе»Представителей их клана всегда боялись и уважали, казалось, ничего не сможет разрушить данный авторитет. Однако одно событие пошатнуло всю их репутацию – дочь Лиза влюбилась в человека. Что теперь подумают окружающие? Родителям необходимо как можно скорее что-то предпринять, пока любимое чадо не натворило глупостей.

Владислав Кетат «Стать бессмертным»Что может быть общего у этих двух людей? Один молодой и красивый, только начинает свой жизненный путь, а второй уже прожил весьма много и даже готов уйти. Сама судьба сводит их в одном волшебном городе, в котором с ними случается что-то нереальное. Теперь два чужих человека, становятся буквально одним целым.

Нина Васина «Удавка для бессмертных»Ева Курганова всегда была одной из лучших в своей деле. Но совсем недавно в отделе стали происходит странные вещи – погибают сотрудники. С каждым днем обстановка накаляется все сильнее. Теперь и ее собственная жизнь в страшной опасности. Но девушка не из трусливых, она дойдет до желаемой цели.

Виктор Пелевин «Ампир «В»»Он вынужден начать жизнь, словно с чистого листа. Ведь теперь он не такой как все, недавно юноша стал вампиром. Но так ли легко быть сверхчеловеком и полностью пересмотреть привычное мировоззрение? Чтоб выжить в новом образе, ему придется еще многому научиться.

Бекка Фитцпатрик «О чем молчат ангелы»Кто бы мог подумать, что тихую и скромную Нору может привлечь таинственный Панчу. Этот парень появился в классе совсем недавно, но уже успел навсегда поселиться в сердце у школьницы. Связываясь с ним, девочка даже не представляет, что принесет ей эта необычная дружба.

Анна Денисова «Ангел и Демон»Жизнь Киры, словно сплошная черная полоса, которой нет конца. Сначала умерла ее мать, затем муж, а вскоре из жизни ушел и отец. Теперь она совсем одна, отчаяние сломило женщину. Неизвестно к чему бы это привело, если бы не Алекс. Он не только спас подругу, но и показал ей совершенно другую реальность.

Сара Дж. Маас «Королевство шипов и роз»Сама того не понимая Фейра на охоте совершенно случайно убивает преображенного фэйра. За этот поступок девушка обязана понести наказание и переселиться за стену. Здесь вдали от своих близких ей предстоит узнать много новых открытий, узнать о страшном проклятии и возможно даже попытаться его разрушить.

Джулия Плек «Древние. Возвышение»Самое дорогое в жизни – это семья. И какими бы не были ее представители необходимо все равно держаться всем вместе. Они древние вампиры, которые дали клятву быть едиными, но с веками это делать становилось все сложнее. Клаус, Ребекка, Элайджи несмотря ни на что все же стараются сдерживать свое обещание.

23

knigki-pro.ru

Серия: Бессмертные с приходом темноты

Лахлан Макрив, предводитель таинственного клана шотландских горцев, служащих Луне, долго ждал, когда найдет, наконец, ту единственную, что предназначена ему древним пророчеством.

Он искал, верил и надеялся.

Однако... Полная аннотация

Наоми Ларесс, знаменитая балерина прошлого столетия стала фантомом в ночь своего убийства. Наделённая потусторонними силами, но невидимая для живущих, она обречена существовать в своём любимом доме, пугая нарушителей границ, — пока не сталкивается с... Полная аннотация

Давным-давно, в 1700-ых, Николай Рос был еще человеком, безжалостным полководцем, теперь же, он генерал повстанческой армии вампиров. Единственная, кто может его оживить — это его Невеста, та самая женщина, предначертанная ему судьбой. Как... Полная аннотация

Бауэн Макрив, лучший воин таинственного клана шотландских горцев, служащих Луне, потерял невесту, и сердце его было похоронено вместе с ней. Отныне, считал Бауэн, в жизни его не будет любви, а ложе навеки останется одиноким.Шли годы, а воин... Полная аннотация

Ужасающий король ада…

В юности Абиссиану «Сиану» Инфернасу разбила сердце вероломная красавица фея, которая умерла прежде, чем он сумел отомстить. Тысячелетие спустя проклятие превращает его в демона-монстра… и возрождает... Полная аннотация

ОПАСНЫЙ ДЕМОН, ПЕРЕД КОТОРЫМ ОНА НЕ В СИЛАХ УСТОЯТЬ…Мальком Слэйн: терзаемый кошмарами своего прошлого и раздираемый на части жаждой крови, он доведен до предела зеленоглазой красоткой, находящейся под его охраной.СВОДЯЩАЯ С... Полная аннотация

   ОПАСНЫЙ ДЕМОН, ПЕРЕД КОТОРЫМ ОНА НЕ В СИЛАХ УСТОЯТЬ…

Мальком Слэйн: терзаемый кошмарами своего прошлого и раздираемый на части жаждой крови, он доведен до предела зеленоглазой красоткой, находящейся под его охраной.

 ... Полная аннотация

ВСЕ БОЯТСЯ ЛОТЭРА - ВРАГА ДРЕВНИХ: Им движет неутолимая жажда отмщения. И ради мести самый безжалостный из падших вампиров плетёт заговоры, чтобы захватить трон Орды. Жажда крови и внутренние муки доводят его до грани безумия… но однажды он... Полная аннотация

Много веков назад у воина Себастьяна Роута отняли право на смерть, обрекли его на вечную жизнь и вечное одиночество. Много веков он ждал того, кто сумеет наконец оборвать его бессмысленное существование.

Однако неожиданно, сам того не... Полная аннотация

ЧУДОВИЩЕ В МУКАХУильям Макрив думал, что похоронил призраков своей юности. Но когда зверская пытка воскрешает ту древнюю агонию и уничтожает его инстинкт оборотня, гордый шотландец жаждет забвения в смерти. До тех пор, пока не находит её... Полная аннотация

ОН ПОКЛЯЛСЯ, ЧТО ВЕРНЕТСЯ К НЕЙ...Убитый прежде, чем успел обвенчаться с Реджин Лучезарной, яростный берсеркер Эйдан Свирепый веками продолжает искать свою возлюбленную. Вновь и вновь он возвращается к жизни, каждый раз в новом человеческом обличие,... Полная аннотация

Способен ли свирепый оборотень покорить красавицу валькирию и стать любовью всей ее жизни?ОПАСНАЯ КРАСОТАЛюсия Лучница: так же загадочна, как и прекрасна, она хранит тайны грозящие уничтожить ее саму — и всех тех, кого она... Полная аннотация

 Мёрдок Росне остановится перед требованиями Даниэлы, Ледяной Девы – Валькирии, которая заставила его сердце биться впервые за 300 лет. Но Дани - фея льда, и, кроме родственников, никто не может прикоснуться к ее ледяной коже, не причиняя сильной... Полная аннотация

Аннотация (не официальная)Где-то глубоко под Парижем в катакомбах, прикованный цепями к стене, ждет своего смертного часа предводитель Ликанов — Лаклейн Макрив. Ждет смерти, которая не наступит, так как его бессмертие оказывает ему плохую... Полная аннотация

Эта захватывающая история от кассового автора «New York Times» Кресли Коул о короле-демоне, которого одна чародейка заманила для своих распутных целей; но события поворачиваются неожиданным образом: они меняются ролями, и колдунья оказывается... Полная аннотация

Эта захватывающая история от кассового автора «New York Times» Кресли Коул о короле-демоне, которого заманила одна чародейка для своих распутных целей; но события поворачиваются неожиданным образом: они меняются ролями, и колдунья оказывается... Полная аннотация

Подкидыш, выросший в мире людей…

Выросшая сиротой, Джозефина не знала кто или что она… только то, что она «плохая», изгой со странной силой. Её младший брат Таддеус был настолько же идеальным, насколько она неправильной;... Полная аннотация

Бесстрашный воин Кейдеон Воуд проклят, и проклятия не избыть, пока в руках его не окажется Холли Эшвин – женщина, связанная с ним высшими силами.Но однажды он все-таки ее нашел. Холли оказалась невероятно хороша собой, и ее красота поразила... Полная аннотация

Вечная одержимость…В детстве Тронос, лорд Скай Холла, был влюблён в Ланте — вредную девочку-чародейку, заставившую его усомниться во всех принципах клана Врекенеров. Но оказавшись в эпицентре войны между их кланами, они стали заклятыми... Полная аннотация

ВЕЧНАЯ ОДЕРЖИМОСТЬ… В детстве Тронос, лорд Скай Холла, был влюблён в Ланте — вредную девочку-чародейку, заставившую его усомниться во всех принципах клана Врекенеров. Но оказавшись в эпицентре войны между их кланами, они стали заклятыми врагами. За... Полная аннотация

litvek.com

Бессмертные читать онлайн - Сборник

Райчел Мид, Ф. К. и Кристин Каст, Рейчел Кейн и другие

Бессмертные

Филис Кристин Каст

ПРЕДИСЛОВИЕ

Итак… и какого же черта вас, подростков, так тянет к вампирам? Ну хорошо, у меня есть кое-какие соображения на этот счет. Как и для любого зрелого, рассудительного человека старше тридцати, да еще и родителя, для меня естественно полагать, что их очарование как-то связано с… неужели с сексом? Признаюсь, что впервые прочла «Интервью с вампиром» сразу после его выхода в свет. Я не стану называть год, чтобы не пугать вас своим преклонным возрастом, но замечу, что мне тогда было шестнадцать и меня определенно увлекла и раздразнила неприкрытая сексуальность вампиров Энн Райс.

Но, пустившись в это путешествие по переулку Памяти, я поняла, что придется выдать не только свой возраст. Если быть честной с собой и с вами, я должна добавить, что причины привлекательности вампиров куда сложнее обыкновенного вожделения, ее нельзя объяснить лишь буйством гормонов и торжеством простейших инстинктов.

Я проглотила книжку Энн Райс а затем перешла к «Дракуле» Брэма Стокера и восхитительным «Хроникам Сен-Жермена» Челси Куинн Ярбро не только потому, что они эротичны, — это было бы слишком явным упрощением. В подростковом возрасте я увлеклась вампирами, поскольку отождествляла себя с ними.

Вот теперь мои взрослые читатели качают головами.

«Каст куда-то занесло… опять», — думают они.

Конечно, это звучит дико. Как может подросток семидесятых годов — или, к примеру, начала двадцать первого века — «отождествлять себя» с вампирами? Следите за моей мыслью. Будучи подростком, я где-то в душе понимала вампиров, поскольку в глубине своего переполненного гормонами существа верила, что тоже бессмертна. Это естественная уверенность, идущая рука об руку с юношескими прыщами и уроками вождения, подростковыми страхами и школьными баллами, и, пока я не вернулась к этому в воспоминаниях, я и не осознавала, почему на самом деле стремилась проглотить все легенды о вампирах, какие только могла найти.

Задумайтесь об этом. Вампиры очаровывают не тем, что кусают нас и питаются нашей кровью. Ведь само по себе это не кажется привлекательным, даже в исполнении томного задумчивого красавца или пылкой девы. Но добавьте сюда способность жить практически вечно, застыть в потоке времени и никогда не стариться, — и это уже совершенно меняет дело. Вампиры восстают против времени и побеждают! Подростки это улавливают. Ведь сам смысл их существования в том, чтобы восставать против власти времени — выражается ли эта власть в появлении морщин, или в попытках родителей воспитывать отпрысков, или в грозящей всякому смерти. В этом все дело — по крайней мере, в значительной степени.

Надеюсь, теперь вы киваете и усмехаетесь.

«Каст никуда не занесло. Она стара, ясное дело, но ее не заносит. Пока», — думаете вы.

Разве удивительно, что Баффи произвела такой фурор? Ведь она олицетворяет саму суть подросткового бытия. Все, что касается Баффи и ее команды, — сплошное очарование. С одной стороны, для них конец света может случиться в любой день. С другой — Баффи кажется неуязвимой, и этому не мешает даже ее гибель, причем дважды! И в кого она влюбляется? В вампиров, конечно же. Да, Баффи гуляет и со смертными парнями, не желая признавать, что у нее никогда не выйдет ничего путного с обычными ребятами ее возраста (и вида). Ангел и Спайк стары и должны бы считаться чудовищами, но вместо этого Баффи чувствует в них родственные души и влюбляется в них. Почему — я имею в виду, помимо того, что они оба такие красавцы? Будучи вампирами, они символизируют все, что Баффи как подросток считает неотъемлемой частью себя: возможность жить бесконечно, не теряя очарования юности. И это работает! Спайк и Ангел вместе с Баффи привлекают и зрительниц, и вне зависимости от того, пятнадцать нам или пятьдесят, мы тоже хотим быть с ними — чтобы разделить всю прелесть достижимого бессмертия и вечной любви.

В этом направлении я веду игру и в собственном вампирском цикле для юношества «Дом ночи», который пишу в соавторстве со своей дочерью Кристин. В наших книгах героиня-подросток Зои Редберд сменяет жизни и миры — отказываясь от человеческого существования, чтобы вступить в мир вампиров, где она пройдет Превращение во взрослого вампира или умрет. Во время Превращения Зои изо всех сил пытается сохранить отношения со своим молодым человеком. Она не готова полностью принять магию, страстность и вечность вампиров, но в то же время ее неумолимо притягивает очарование этой расы, лучше всего представленной персонажами Эриком Найтом и Джеймсом Старком, в которых она видит олицетворение вечности. В более поздних книгах цикла появляется еще и таинственный падший ангел Калона — он действительно бессмертен в прямом смысле слова, — это и пугает, и привлекает Зои со все большей силой. А заодно с ней и читателей цикла.

Думаю, в легендах о вампирах есть кое-что еще, близкое именно подросткам, — страх, идущий рука об руку с обещанием вечности. Он похож на тот сладкий ужас, который вы испытываете, впервые задумываясь об уходе из дома. Вы хотите этого, предвкушаете и мечтаете об этом, но вас останавливает пугающая мысль, что стоит это сделать — и ничто уже не будет прежним. Однако даже сам этот страх волнует и зачаровывает. Вампиры несут на себе отпечаток того же волнения. Конечно, все мы можем преодолевать собственную нерешительность и тянуться к бессмертию, но, возможно, только подростки действительно готовы его принять, поскольку будущее для них пока туманно, зато жива вера в то, что вечность достижима, юность способна покорить смерть, а любовь побеждает возраст и безразличие.

Ведь разве не в этом суть юности? Всем нам в молодости кажется, будто мы бессмертны. Подростки уже достаточно повзрослели для того, чтобы ощущать грядущую зрелость и свободу, которую она дает, но в то же время еще достаточно юны для веры, что сумеют сохранить себя и не превратятся в копию родителей (страшная для них перспектива).

Именно это делают вампиры, и за это мы в них влюбляемся. Независимо от того, в какую именно легенду мы погружаемся, живем ли в мире Лестата, Эдварда и Беллы, Ангела и Баффи или даже моей Зои Редберд, — все очаровывающие нас бессмертные пытаются сохранить собственную личность и найти любовь, которая не угаснет на протяжении их долгих жизней. Они увлекают нас за собой, и, возможно, это путешествие кажется наиболее реальным именно тем из нас, кто все еще юн.

Следуйте за мной, ну же. Давайте вновь окунемся в царство бессмертных. Я ошеломлена разнообразием и яркостью историй, созданных чудесными авторами этого сборника. Всегда приятно навестить Морганвилль Рейчел Кейн. Снова приносит радость уже знакомое волшебство Танит Ли. Я улыбнулась миру Кристин Каст, где вампиры были созданы древними фуриями, как гордая мать — и как довольный читатель. Финал истории Клаудии Грэй о временах до войны Севера и Юга привел меня в восторг. В «Призрачной любви» Синтии Лейтич Смит меня приятно удивили повороты сюжета. От «Голубой луны» Райчел Мид у меня перехватило дыхание. Постапокалиптическое видение Нэнси Холдер подарило мне дикое, пугающее ощущение погони, а вампирическая сирена Рейчел Винсент приятно дополнила наше собрание легенд.

Я приглашаю вас присоединиться ко мне в путешествии по чудесным историям, собранным на этих страницах. Мы вместе будем зачарованы обаянием вампиров и тем самым — пусть временно — обретем частицу бессмертия.

Синтия Лейтич Смит

ПРИЗРАЧНАЯ ЛЮБОВЬ

По пути на работу я прохожу мимо обветшалого белого дома, где жил в детстве. Теперь его окна заколочены, дверь тоже. Полагаю, здание выставят на аукцион и, скорее всего, продадут по дешевке. Никто не стремится покупать жилье в городе Спирит, штат Техас.

Год за годом выпускники средней школы собирают вещи и уезжают: один или два — в колледж, остальные — на работу в большие города. А раз в две недели толпа собирается в похоронном бюро выразить свои соболезнования кому-то из стариков. Обслуживание смерти — самое доходное дело в городе.

Кажется, что каждый из нас либо умирает, либо уезжает. Но я никуда не собираюсь. Спирит — мой дом. Этот маленький кусочек мира важен для меня, и это говорит о многом.

— Коди! — окликает сзади звонкий женский голосок.

Не обращаю внимания — я никогда не был особенно разговорчивым.

— Коди Страйкер! — окликают меня опять. Это юная дочь новоизбранного мэра — того самого, который собирается превратить пустующие магазинчики на первых этажах в антикварные лавки, а заброшенные дома — в гостиницы «номер плюс завтрак» и предложить Спириту новое будущее. По крайней мере, так он утверждает. — Подожди, — просит она. — Мне нужно с тобой поговорить.

Я останавливаюсь, оборачиваюсь. Я сказал, никто сюда не переезжает? Стоящая передо мной девица — исключение из этого правила. Прошлой осенью Джинни Огастин и ее родня прибыли в Спирит после того, как банк забрал в счет долга их дом в Вудлендсе.

Обычно новичку приходится прожить в городе не меньше года, прежде чем он сможет баллотироваться на подобную должность, но никто другой на нее не претендовал, городской совет подписал отказ, и мистер Огастин прошел как единственный кандидат.

Девичья ладонь ложится на мой рукав; я мрачно гляжу на нее, и Джинни отдергивает руку.

— Я полагаю, мы прежде не встречались. Я…

— Я знаю, кто ты, — бурчу я, двигаюсь дальше и, искоса глянув на нее, спрашиваю: — Чего ты хочешь?

Она ошеломленно моргает, и меня слегка покалывает чувство вины.

— Что ж, — снова начинает Джинни, — кое-кто, видно, встал не с той ноги. Суть вот в чем: я собираюсь заняться продажей билетов для тебя. Круто? В смысле, билетов в кино, — добавляет она, так и не дождавшись от меня ответа. — На фильмы. Понимаешь, о чем я?

Я понимаю. Сегодня, в восемь вечера, впервые за пятьдесят с лишним лет вновь откроется кинотеатр «Старая любовь». Чтобы заплатить за него первый взнос, я после смерти дядюшки Дина продал треть его скота, древнее ружье и лодку. За все это я выручил сущие гроши, но и «Старая любовь» стоила недорого.

Мне спокойнее от того, что у меня есть место, где я могу проводить ночи, и цель — помимо утоления собственной жажды. И лишний предмет для размышлений — кроме той ночи, когда я в последний раз сцепился со своим дядюшкой.

Я иду дальше, — Джинни не отстает, но я пытаюсь не обращать внимания.

В свои шестнадцать она довольно симпатичная, среднего роста и с хорошей фигурой. Зубы у нее ровные и жемчужно-белые, длинные медово-золотистые волосы обрамляют дружелюбное личико. В сочетании с тесной зеленовато-голубой футболкой, на которой стразами выложено слово «нахалка», и выцветшими джинсами, обрезанными выше колена, это придает ей такой вид, будто она родилась и выросла в Спирите, — настоящей девчонки из захолустного городка.

Когда мы добираемся до кинотеатра, она настойчиво обходит здание следом за мной. С показной скромностью облокачивается на дверь, пока я выуживаю ключи из кармана джинсов.

— Важный вечер, — замечает она. — Волнуешься?

— Нет, — лгу я, отпирая засов, и уже из-за порога добавляю: — И не нанимаю работников.

— Правда? — переспрашивает Джинни и просовывает в дверную щель ногу, обутую в сандалию. — Ты имеешь в виду, что намерен управлять проектором, готовить попкорн, пополнять товары на стойке, пробивать чеки на еду и напитки, пылесосить ковер, добавлять туалетную бумагу и разбираться с… что там делают администраторы — со всей этой бумажной волокитой и счетами — и все сам? Подумай об этом, ковбой. Как ты собираешься продавать билеты и управляться с баром в одно и то же время?

Мне не хочется ее поощрять, но и злить тоже не хочется. В настоящее время мне не нужны лишние осложнения. Но лучше бы она просто ушла.

— Я не собираюсь продавать напитки и закуску.

— Как же, это ведь твоя прибыль! Сколько ты там назначил — три бакса за сеанс? Я знаю, люди в этих краях прижимистые, но ты вообще представляешь, во сколько тебе обойдется, скажем, одно электричество? На дворе лето. Это Техас. Подумай: одни кондиционеры чего стоят.

Честно говоря, этого я не учел. Не то чтобы я получил степень по деловому администрированию или чему-то в этом роде — все мое образование ограничивается средней школой. Закончил я ее пару недель назад, а до того каждое лето подстригал газоны, но кинотеатр станет моим первым настоящим делом, не связанным с работой на ранчо. Может, я слишком высоко замахнулся?

— Вдобавок, — продолжает Джинни, — страховка, налоги, а еще, возможно, тебе придется давать рекламу для привлечения приезжих. Основатели Спирита сыграли заметную роль на заре республики, а исторический туризм становится…

Все правильно, она же дочь политика.

— Достаточно. Заходи, — предлагаю я, открывая дверь шире, хотя и знаю, что еще пожалею об этом. — Поговорим.

Пока мы идем по служебному коридору, Джинни молчит. Тут, внутри, жарко и душно.

Интересно, что ей известно о трагической истории здания, о его давнишней славе — и известно ли хоть что-нибудь? О том, как в тысяча девятьсот пятьдесят девятом году в здешней кладовке нашли мертвую девочку-подростка по имени Соня Митчелл. Еще одна девушка, Кэтрин — не помню фамилии, возможно, Фогель, — вообще исчезла бесследно. Как и Джинни, она незадолго до этого приехала в город, и ее тела так потом и не обнаружили. Обе девочки работали в кинотеатре. И — опять же как Джинни — им обеим было по шестнадцать лет.

Все в округе слышали эту историю. Время от времени здесь пытались устраивать вечеринки, но все они кончались тем, что участники разбегались, истошно вопя о привидениях.

Нет смысла отрицать, что в этом кинотеатре таится нечто зловещее. За последнюю неделю я многажды видел букву «С», нарисованную в пыли, и снова и снова стирал ее. Я мог бы поклясться, что раз или два слышал негромкий голос, идущий откуда-то изнутри здания. Заманчивый, мелодичный, женский… Он преследовал меня даже во сне.

Выйдя вместе с Джинни в вестибюль, я, несмотря на жару, не стал включать кондиционер.

Вместо этого я осмотрел свои новые владения, пытаясь представить, какими увидят их сегодняшние посетители. Это величественное помещение с огромной старинной хрустальной люстрой, построенное еще в те времена, когда хлопок был нашим королем. Золотые с багряным обои поблекли, кроваво-красный ковер обветшал, как и алая обивка кресел в зале — и в партере, и на балконах, — но здесь по-прежнему царит романтическая атмосфера и слышится шепот прошлого.

Кроме того, он нравился маме. Всякий раз, когда мы проходили мимо, она говорила, что «Старая любовь» — это призрак былой славы Спирита, напоминание о том, кем мы некогда были и можем стать снова.

— Ты умеешь управляться с кассой? — спрашиваю я Джинни, показывая на аппарат.

Она уже забавляется с ним. У меня есть только один, установленный на билетной стойке. Это старая модель, которую я заказал на аукционе Bay.

— Хмм, — тянет Джинни, окидывая взглядом вестибюль, и вдруг светлеет лицом. — Знаю! Мы можем разложить сладости и попкорн на прилавке, повесить ценники и поставить коробку с прорезью для денег — полагаясь на людскую честность. Как в библиотеке поступают со штрафами за просроченные книги.

В большинстве мест это бы не сработало. Но в Спирите все пройдет как надо.

— У меня в конторе есть какие-то коробки, — сообщаю я, поневоле признавая ценность этой идеи, и, чуть помолчав, добавляю: — В любом случае, почему ты так хочешь эту работу?

— Деньги лишними не будут, — пожимает плечами Джинни.

Что ж, для меня тоже. Имея в перспективе вечную жизнь, поневоле озаботишься долгоиграющим финансовым планом. И, насколько я понимаю по озабоченности Джинни, других мест работы, до которых можно было бы добираться пешком, в округе нет. Держу пари, она привыкла ездить на крутой машине — которую, опять же готов поспорить, изъяли за долги.

Невольно прикидываю, не стоит ли за ее стремлением сюда что-то еще. Я и сам неплохо выгляжу, и дело не в излишней самоуверенности. От отца, кем бы он ни был, я унаследовал блестящие черные волосы, резкие черты лица и смуглую кожу, на фоне которой особенно ярко блестят голубые глаза, доставшиеся мне от матери. К тому же работа на ранчо дядюшки Дина сделала меня жилистым и крепким.

За пределами Спирита девчонки обычно заигрывают со мной — но я бы сказал, что умею им отвечать.

С другой стороны, местные меня жалеют и сочувствуют: я лишился матери в возрасте всего десяти лет. К тому же они знали, что за человек дядюшка Дин, и в последующие годы им не раз приходилось замечать у меня синяки. Долгое время я верил, что рано или поздно кто-нибудь — священник, учитель, школьная медсестра — донесет на него в службы социального обеспечения, но этого так и не произошло. Полагаю, большинство людей боялось дядюшку Дина не меньше, чем я сам.

Джинни смотрит на меня со странной понимающей улыбкой, и я вдруг осознаю, что она ждет моего решения. С одной стороны, она может оказаться полезной, это факт. С другой стороны — есть ли у нее парень? Так или иначе, мне придется проводить немало времени рядом с этой девицей, существом из плоти и крови, а это чревато лишними сложностями. Плоть — это проблема. Кровь — это проблема. И еще не поймешь, что хуже.

— Ладно, — говорю я. — Ты принята на работу.

От разговора нас отвлекает дребезжание люстры.

— Сквозит, — замечает Джинни, оглядываясь вокруг. — Но откуда бы?

Она задает слишком много вопросов.

— Я включил кондиционер.

Это ложь.

Мы смехотворно долго торгуемся, но в конце концов я соглашаюсь накинуть десять центов сверх минимальной заработной платы и отсылаю Джинни домой, чтобы она переоделась в строгую белую блузку, черные брюки и туфли и вернулась через пару часов.

Отпирая дверь в свою тесную контору, я без восторга осознаю, что мне, возможно, придется нанять еще одного работника. Кого-то из местных. И поспокойнее.

Передо мной стоит задача в течение ближайших лет добиться взаимопонимания с жителями Спирита. Может, они и не знают, что я такое, но со временем выяснят. Если план мэра Огастина по «оживлению» городской жизни, вопреки вероятию, вдруг сработает, мне предстоит общаться со многими поколениями горожан. И нужно убедить их, что я ничуть не более опасен, чем Эдвин Лабардж, коллекционирующий стеклянные шарики с фигурками внутри, или Бетти Мюллер, имеющая привычку разговаривать со своим покойным мужем, или мисс Жозефина и мисс Абигайль, уже лет тридцать живущие как «соседки по комнате». Мне понадобятся люди для прикрытия, — чтобы посетители, приезжающие из соседних городков, не заметили, что юный владелец кинотеатра, похоже, не стареет вовсе.

В конторе я включаю лампу потолочного вентилятора и принимаюсь копаться в старых газетах и коробках, отыскивая подходящий денежный ящик для прилавка.

На глаза мне попадается заголовок передовицы пожелтевшего номера газеты «Часовой Спирита» от 13 июня 1959 года. «Город скорбит о дочери; пропала еще одна девушка», — гласит он.

Я поднимаю его, изучаю черно-белое изображение — ямочки на щеках и смеющиеся глаза Сони. Обвожу пальцем контур прически вокруг ее милого личика. Шестнадцать навсегда.

knizhnik.org

Книга Бессмертный читать онлайн Трейси Слэттон

Трейси Слэттон. Бессмертный

 

ГЛАВА 1

 

Имя мое — Лука, и я умираю. Воистину всяк человек в свой час умирает, уходят в небытие города, угасают царства, блистательные цивилизации развеиваются без следа, как чад догоревшей свечи. Но я был не таков, отмеченный милостью или проклятием Бога, который посмеялся надо мной. В последние сто восемьдесят лет прожитой жизни меня звали Лука Бастардо — Лука-безродный, бастард. Но хотя я не ведал своего рода и племени, зато знал, что я — человек, неподвластный закону смерти. В этом не было моей заслуги: жизнь моя текла как придется в блестящем городе Флоренция, стоящем на вольно струящейся реке Арно. Великий Леонардо да Винчи однажды сказал мне, что прихотливой природе вздумалось однажды на потеху себе сотворить меня вечно молодым и посмотреть на боренье моего духа, рвущегося из тесной бренной оболочки назад к своему истоку. Я не обладаю блистательным умом великого мастера, но со всей скромностью смею сказать, что жизнь моя позабавила Создателя. И если бы не рука инквизитора, вознамерившаяся довершить Его дело, я и впредь был бы еще пригоден для жизни.

Но теперь ожоги и переломанные кости, гниющая от гангрены левая нога и смрадный запах тухлятины говорят о том, что дни мои сочтены. Пускай уж быть тому, чего не миновать. Я не собираюсь кичиться, перечисляя, какие знаменитости ходили у меня в приятелях, к каким красавицам я прикасался, в каких битвах сражался, какие видел чудеса, какую встретил неповторимую любовь. Все это тоже правда, все это было в моей жизни, наряду с богатством и голодом, болезнями и войнами, победами и поражениями, волшебством и пророчествами. Но не ради этого замыслил я свою повесть. Цель ее совершенно иная.

Я прожил так долго, что мне, недостойному, дано было исполнение самых несбыточных желаний. Мне, как и всякому человеку, выпадала возможность выбора. Иногда я выбирал правильное решение, иногда делал ужасные ошибки, иногда на меня обрушивались жестокие удары судьбы, ввергая меня в узилище, и тогда мне в неволе должно было отстаивать свободу моего духа. Сквозь все мучения и триумфы я пронес цель своего существования, достигнув того, в чем прославленный Фичино видел задачу любви: «Союз с прекрасным, соединяющий вечное с бренной жизнью». Не стану утверждать, что достиг этого благодаря высшей мудрости. Просто я, пускай даже бессознательно, проживал каждое мгновение во всей его полноте. Лишь исчерпывающая полнота знаменует свершенность. И я готов предстать перед судом. Я готов предложить мою повесть тем, чья душа жаждет познать мировую душу. За без малого двухвековую жизнь немудрено понять, что в ней важно и в чем заключается истинная ценность земного существования, — ибо, внимая голосу смеющегося Бога, ты начинаешь различать, где в этой музыке кончается ирония и начинается песнь.

 

Мне неведомо, откуда я появился на свет. Я будто проснулся на улицах Флоренции в 1330 году уже девятилетним мальчиком. По сравнению с другими детьми я был мелковат — наверное, от постоянного недоедания, — зато был смышлен и проворен по жестокой необходимости. В те дни я ночевал на улице в нишах домов и под мостами, а днем подбирал оброненные сольдо. Я клянчил милостыню у богатых дам, обшаривал карманы прилично одетых мужчин. В дождливые дни расстилал у подъезда тяжелые ковры для знатных особ, приезжавших в каретах. Я опорожнял в Арно ночные горшки и чистил щетки для конюхов и трубочистов. Я взбирался на высокие крыши и чинил терракотовую черепицу. Я служил на побегушках у коробейника, знавшего мою исполнительность и расторопность. Однажды я прислуживал священнику, пел «Аве Мария» и длинные куски латинской мессы, потому что был переимчив, как обезьянка, и, раз услышав, мог повторить все что угодно; это так забавляло священника, что он расщедрился на милостыню. Я даже позволял старичкам затаскивать меня под мост и, стиснув зубы, терпел, пока они меня трогали, жадными руками ощупывали мои лицо, шею, спину и зад.

knijky.ru

Книга Бессмертный читать онлайн Дмитрий Мансуров

Дмитрий Мансуров. Бессмертный

Кащей бессмертный - 2

 

ПРОЛОГ

 

Тысячи лет назад на главной в то время планете Империи парамиров началась Колдовская война. Причиной раздора оказалось фантастическое открытие одного ученого, постепенно сведшее с ума большую часть населения.

Сам ученый, выбрав удобный момент, сумел ускользнуть из рук колдунов, и они объявили награду за его поимку. А он, используя для переброски в парамиры свой собственный карманный переместитель – единственный в своем роде, поскольку остальные переместители являлись стационарными и могли уместиться исключительно в кузове большого грузовика, но никак не в кармане рубашки, – повсюду находил и уничтожал свое изобретение – прибор «Феникс». Колдуны пытались его поймать, но он был неуловим. Однажды, к великой радости своих врагов, Странник бесследно исчез. Правда, великая радость сменилась не менее великим горем, когда обнаружилось, что он сумел уничтожить все копии своего величайшего изобретения, оставив колдунов у разбитого корыта.

И тогда обезумевшие от горя колдуны навеки прокляли его настоящее имя и стали именовать по названию созданного им карманного переместителя – Странник.

В отсутствие постоянного раздражителя Колдовская война постепенно сошла на нет, но ее последствия оказались настолько разрушительными, что новые поколения колдунов во всех парамирах напрочь утратили былые знания и долгие сотни лет жили простой, второбытно‑общинной жизнью, скрашенной остатками былых заклинаний.

Спустя три тысячелетия, когда от Колдовской войны остались одни невнятные воспоминания, новые поколения колдунов заново открывали удаленные парамиры, поражаясь тому, что во многих из них существует схожая и страшная легенда о некоем Страннике, самом злобном существе, ради собственного удовольствия безжалостно уничтожившем миллионы людей. Легенды утверждали, что он коварно подарил колдунам Яблоко Раздора, а потом украл у них их знания и сокровища; что он переходил из мира в мир сам по себе; что, будучи убит, неизменно возвращался к жизни, то есть был бессмертен, а в редких случаях мог спасти себя самого, появляясь одновременно в нескольких местах. Финал у легенд был одинаков: Странник исчез в закрытом для переброски парамире, чтобы однажды вернуться и снова уничтожить колдовскую цивилизацию.

Созданный колдунами Специальный отдел безопасности, основной задачей которого стало управление Союзом парамиров и предотвращение всякого рода неприятностей, угрожающих стабильности установленного порядка, занялся этой странной историей и, к своему ужасу, убедился, что нечто похожее действительно происходило в покрытых мраком временах: межпространственный поисковый зонд нашел планету, на которую невозможно было переброситься. Точно выяснилось, что в тот мир есть древний переход, но где он находится, колдуны не знали. Для его поисков, а также для восстановления древних материалов, в столичный мир канувшей в лету Империи перебросилась группа ученых. Их глазам предстало грустное зрелище: планета практически обезлюдела, повсюду встречались оставшиеся от Колдовской войны химеры, и остатки людей вели с ними пожизненную войну. Колдуны построили приличный город‑крепость неподалеку от разрушенной столицы, разрешили местным в нем поселиться и даже самостоятельно выбрать себе правителя, взамен намереваясь получить остатки их колдовских знаний, легенд и прочего фольклора. Многолетние поиски перехода не давали результатов: он был закрыт от посторонних глаз древнейшим заклинанием невидимости. Современное колдовство было слабее старинного и не могло ему противостоять.

Тем не менее поиски не прекращались. Шансов на их удачное завершение было крайне мало, но все‑таки они были. В качестве поисковика в городе оставался один (иногда два‑три) колдун, являвшийся по совместительству тайным повелителем города. В его обязанности входил также сбор и поиск информации об Империи.

knijky.ru

Читать онлайн книгу «Бессмертный» бесплатно — Страница 1

Бессмертный

Николай Слимпер

© Николай Слимпер, 2017

ISBN 978-5-4490-0693-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

Не верьте, когда говорят, что бессмертие – это скучно. Я прочитал буквально десятки, сотни тонн книг, и в большинстве из них, где обитают бессмертные персонажи, есть слова о том, как же все-таки тяжко жить вечно. Им скучно, рутинно, они повидали жизнь со всех ракурсов, им надоело само существование, и поэтому они рьяно ищут способ умереть или просто стать смертными, дабы в конце концов спокойно окончить свои дни в мягкой постельке с счастливой улыбкой на лице.

Но все это полная чушь! Даже ища способ отправиться на тот свет, они продолжают жить полной жизнью: работают, общаются с друзьями и коллегами, платят по счетам и даже влюбляются, и это вместо того, чтобы все свое бесконечное время тратить на поиски вакцины от приторной для них жизни.

Способов умереть сотни, даже для бессмертного. Прыгнуть в действующий вулкан; утопиться на дне Марианской впадины, заранее обвешав себя чем-нибудь тяжелым и напичкав организм китовой дозой убийственного наркотика; искупаться в чане с карборановой кислотой; в конце концов, похитить космический корабль и направить его на звезду или в черную дыру! Если бессмертный ничего из этого не испробовал, то ни черта он не стремится умереть, а просто пытается вызвать к себе какое-то непонятное сочувствие, как безработный, который жалуется на отсутствие денег, но даже не делает вида, что ищет работу.

Либо бессмертный слишком бессмертный, чтобы на него подействовало что-то из вышеперечисленного. Как я, например.

Меня зовут Амарталис де Восаф, и я настолько бессмертен, насколько это вообще возможно в нашем мире. Не то чтобы Амарталис де Восаф мое настоящее имея, но мне нравится, как оно звучит, хотя мало кто меня так называет. Да и мало кто знает меня под этим именем, в основном меня зовут разными прозвищами, часто довольно обидными, но чаще меня никто не зовет, я сам прихожу, а еще чаще меня приводят силой, но об этом позже.

Родился я настолько давно и так далеко от тех мест, где нынче пребываю, что даже не уверен, что та вонючая планета до сих пор крутится вокруг еще более смрадной звезды, не способной никого согреть. Та планета, когда я там был в последний раз, утопала в грязи. И когда я попал на другую, где над пропастью бескультурья возвышалась цивилизация, я даже боялся дышать, не желая замарать тамошний воздух своим смрадом. Правда, в конечном итоге, это оказался какой-то верхний город, где живет элита, а все остальные пребывают на самом дне. В прямом смысле. VIP-города были построены высоко над землей, а то, что происходило под ними, никого особо не волновало. В общем, все было как в плохом фильме или сериале, только эти люди-на-дне не были совсем уж оборванцами, а вели вполне приемлемый образ жизни и даже имели свой малый бизнес. Пока я случайно не уничтожил один из городов… А нечего было делать опоры верхнего города в стилистике костяшек домино! Я всего лишь немного задел автоматной очередью какие-то газовые баллоны. Опора в падении задела другую, третью, и так по круг. Все, что находилось наверху, рухнуло вниз. Так-то город был уничтожен не весь, а лишь по краю, но из-за этого все дороги и мосты, ведущие в него и из него, оказались уничтожены. Город остался изолированным, а строить все заново апатичным богатеям, – которыми стали и некогда строители городов, разбогатевшие на своем бизнесе, – было попросту невмоготу. Так и стоит некогда процветающий город нынче под управлением людей-на-дне, бо́льшая часть которых теперь «на дне» лишь фигурально.

В общем, пока я жил на своей родной помойной планете, ставшей еще более грязной и вонючей, если быть откровенным, не без моего участия, то пережил столько, что всего и не упомнишь, да и вспоминать не особо хочется.

На той планете бессмертие воспринималось как что-то настолько неправильное и противоестественное, что попытаться убить человека, обладающего этой способностью, было более чем почетно. Поэтому я пережил все, что только мог придумать крохотный мозг обитающих там существ, считавших себя разумными, но все равно чересчур суеверных. В этом плане остальная Вселенная не далеко ушла вперед.

Была на той планете и в то время такая веселая забава, как охота на ведьм. Люди находили самую красивую девушку в каком-либо селении, после чего для галочки пытали ее всевозможными способами. Во-первых, выбивали из нее признание в колдовстве, а во-вторых, придавали ей подходящий для ведьмы облик, чтобыу остальных не возникало сомнений. Ну а затем следовало традиционное сожжение нечестивой на костре. Хотя поистине нечестивой «ведьма» становилась после того, как ее искренне и от всей души «выпытывали» все палачи по кругу, но об этом обычно умалчивалось.

Свирепствовала тогда чума, погубившая людей больше, чем тогда вообще знали такое число. И мой скромный городок беда не обошла стороной, выкосив его почти подчистую, а меня вот не тронула. Родители, друзья, знакомые – все в конечном итоге оказались в одной из множества больших горящих куч. Те, кто выжил, перебрались в соседний городок, до которого «черная смерть» еще не добралась, но с приходом новых поселенцев, которых не удосужились как следует проверить на наличие необычных на коже образований, второй город разделил судьбу с первым. А я опять ни при чем. Тут-то ко мне и стали присматриваться. Кто и как показал на меня пальцем, мол, «смотрите, этот парень уже из второго мертвого города выбирается как ни в чем не бывало», я не знаю. Раз кто-то это понял, значит, он и сам пережил эпидемию, но присматриваться начали именно ко мне. И несомненно, будь я противоположного пола, меня бы давно уже сожгли на костре или утопили с камнем на шее. Но ко мне пока только присматривались.

А схватили меня через несколько дней после того, как я уже перебрался в третий город, где чума только начала разрастаться, словно опухоль. Слухи о том, что какой-то парень брезгует особой защитой от заразы и не брезгует иметь дело с зажаренными, быстро разнеслись по округе, из-за чего те, кто присматривался, решили действовать. Схватили, заковали в цепи и заперли в глубокой и сырой темнице, где, кстати, было полно крысоподобных. А они еще удивлялись, отчего это у них чумных так много.

Когда меня приковали к колесу и в первый раз опустили под воду вверх ногами, мне даже понравилось, – освежает, но потом это поднадоело: начала кружиться голова и тошнить, начал задыхаться, да еще и веревки болезненно натирали руки и ноги, впиваясь в кожу до крови. После водных процедур меня без слов вернули в казематы. Дальше все развивалось быстро: допрос о причастности к дьяволу, очередное колесование (уже было не так страшно и больно), новый допрос со сдавливанием лодыжек чем-то дурацким на вид, потом снова вопросы (которые звучали как утверждения) и спать. Раннее пробуждение от удара под дых ногой, выход на «сцену», привязывание к деревянному столбу в куче хвороста, гул толпы, запах горящих кожи и волос, темнота… Ранее пробуждение, выход, привязывание, гул толпы, запах, темнота… Пробуждение. Выход. Привязывание. Гула нет – ропот. Вонь. Темнота… Надоело.

Почему они решили, что если с первого раза не вышло, то выйдет со второго, пятого, двадцатого, – я не знаю. Я сбился со счета, сколько раз меня сжигали, прежде чем решили избавиться по-другому. Решали долго, но в конечном итоге привязали к шее камень и бросили в озеро. Я, естественно, не выплыл. На том и порешили. Разошлись, оставив меня под толщей воды. Правда, ненадолго. Через некоторое время я очнулся как ни в чем не бывало. Развязав чутко связанные руки и ноги, снял с шеи хомут и, чувствуя себя как рыба в воде, я под водой переплыл на другой берег, подальше от мучителей.

Так и начались мои странствия, которые продлились целую неделю… Меня опять поймали, хоть и другие люди и всего лишь за воровство, но я таки опять очутился в кандалах и на стуле с шипами, так как оказался единственным выжившим заключенным – остальных поглотила чума. После чего меня не раз казнили, иногда я даже удачно притворялся успешно казненным, после чего сбегал, но меня опять где-нибудь ловили и снова по кругу. Потом мне надоело, и я ушел на восток, где, по слухам, почти никого и никогда не сжигали. Там моя жизнь и сделал крутой оборот, хотя не совсем тот, на который я рассчитывал. Я участвовал в сражениях, защищал и освобождал города, все больше узнавал о своей силе. Поднаторел. А после некоторых сложившихся обстоятельств, я попал в космос, и Вселенная открыла мне… Ну, в общем, ничего она мне такого не открыла, я просто стал наемником, так как больше ничего не умел, кроме как воровать и избегать ловушек. Хотя последнее совсем не мой конек.

Странная штука – память. Помню, как пытали, как казнили, помню даже запах тех дыр, в которых меня держали, а вот название своей же планеты не помню, как и название городка, в котором родился и жил до эпидемии. Запомнил лишь самое плохое, в котором отчасти и сам был виноват. Потому даже и не стремлюсь вернуться обратно к родным пенатам.

Глава 1

– …и тут как рванет! Меня аж через стену в другое здание выкинуло! А знаешь, что потом? Знаешь?

– Опоры начали падать одна за другой, – безучастным голосом сказал бармен, протирая и без того чистую стойку.

– Опоры начали падать одна за другой! Не, ну ты прикинь!

– Да слышали мы уже эту байку десять раз, – громко сказал бородач, сидящий от меня через два стула, отмахнувшись.

– Слышали? Ну, тогда я вам другую расскажу! Бреду… Или брожу? Как правильно? А, не важно. Шагаю я, значит, по пустыне. На многие мили вокруг никого и ничего! Правильно пустыню пустыней назвали, а не каким-нибудь… ну, не знаю, как-нибудь по-другому, в общем. Иду, никого не трогаю, если не считать перекати-поле, на которые я очень люблю падать. Вот в кайф мне и все! Так вот, иду, башкой мотаю в поискать пресловутого куста, а тут смотрю – дымок на горизонте…

– И эту мы тоже слышали! – вскипел бородач. – Хватит трындеть, достал уже всех.

– Да это ты достал меня прерывать постоянно! Только ты и возмущаешься, а другим, может, нравится!

Несогласный гул пробежался по залу.

– Да ну вас всех! Пойду отолью, – и я встал, и пошел отливать. Ведь я держу слово. И не успел я в кабинке спустить штаны до колен (ниже не рекомендуется, ибо запачкаешь брюки так, что только выбрасывать), как в соседней кабинке раздался гундосый голос:

– Это ты Болванчик? – спросил он.

– Мало кто меня так называет, – заговорщически ответил я в такт вопрошающему.

– Что у тебя с голосом? – тут же оживился туалетный собеседник.

– А у тебя что?

– Я такой от природы.

– А я такой от погоды.

Помолчали.

– Ты что хотел-то? – наконец подал я голос. – Автограф взять, что ли? Так у меня из холста только туалетная бумага – мало, кстати, – а про писчие принадлежности я и не говорю.

– Да кому нужен твой автограф? – возмутился он. Теперь его голос не напоминал заговорщический.

– Ну не скажи… – поднял я указательный палец, хоть он этого и не видел, после чего о чем-то задумался.

– Эмм… а продолжение будет?

– Какое продолжение? А что тебе еще нужно, кроме автографа? – удивился я. – Я, если что, только по существам женского пола!

– При чем здесь автограф? Что ты несешь?!

– Я? А что я? Ты первый начал.

Туалетный собеседник буквально зарычал, словно дикий зверь. Хотя в туалете подобные звуки не редки.

– Боже мой! Мне, конечно, рассказывали, что ты больной на голову, но чтобы настолько!

– Кто больной? Я больной?! – наиграно возмутился я. – А кто устраивает допросы в туалете? Я сюда, конечно, пришел дела делать, но немного другого характера!

– Ладно, ладно, успокойся! Я все понял, – быстро заговорил не имеющий понятия о сарказме Человек в соседней кабинке. – Я и правда не подумал, просто мне было необходимо переговорить с тобой без лишних свидетелей, и я посчитал, что туалет – лучший вариант.

– Апчхи! – раздался чих в кабинке уже слева от меня.

– Мужик, блин, ты сколько там уже сидишь?! – воскликнул я. – Ты что такой тихий?

– Я люблю тишину, – ответил тихий и меланхоличный голос.

– Боже, куда я попал? Клуб анонимных туалетных собеседников? Эй, ты, который поболтливей, ты еще тут?

– Да, да!

– Жди меня на выходе (или входе?) у бара. Я тут… решу дела и сразу же выйду.

– Ладно, – ответил мужик и вышел из туалета.

– А ты, любитель тишины, больше так не делай.

– Хорошо, – послышался такой же тихий и меланхоличный голос.

Не первый раз мне предлагают работу в необычных местах, обычно удаленных от большого скопления людей, было и в туалете, только тогда мы заранее планировали подобную встречу и все оставались в штанах, да и проверяли, нет ли лишних ушей.

Это был молодой парень (я даже усмехнулся – для меня все молодые, дети, можно сказать) в темно-синем пальто ниже колен, низко натянутой шляпе с большими полями, черных перчатках и в черных же туфлях. Конспиратор хренов, еще бы газету перед собой развернул. Я тут же рассмеялся в голос, когда представил, что он так и сидел на унитазе: в пальто и шляпе. Отсмеявшись, спросил:

– Ты так и сидел в кабинке?

– Ну, да, – ответил тот без тени улыбки. Я заржал еще сильнее, даже схватился за столб, чтобы не упасть. Проходящие мимо подозрительно косились на наш странный дуэт, а «шпион» чуть ли не утонул в своей одежде, оставив торчать наружу один свой странный нос из ворота под тенью широкой шляпы.

Наконец, как только я отсмеялся во второй раз, мы с ним прошли по улице пару кварталов, свернули в переулок, прошли еще немного и уткнулись в небольшой деревянный домик с распашными дверьми в стиле «мы, типа, в вестерне», только большими, полноценными, и вошли в питейное заведение.

Не даром я назвал его нос странным. Он оказался не человеком, как я думал, а виросусом. Эта раса полностью покрыта волосами с ног до головы, не исключая и лица. Их не очень любят, в основном из-за блох и других мелких тварей, часто обитающих в их шевелюре, хотя это стереотип, поэтому он и нарядился так, ибо его могли даже и не пустить в тот бар.

– Не боись, здесь можешь не скрываться, – сказал я.

Этот бар был более злачный, чем предыдущий, и обслуживали здесь любую шантрапу, если те при деньгах.

– Да, я знаю, – сказал виросус, снимая пальто и шляпу и вешая их на напольную вешалку. – Я здесь уже бывал как-то раз.

Бар назывался «Ураганный Вэш». Баром он считался лишь из-за присутствия здесь грязной стойки, которую не протирали, наверно, лет десять. Под ногами хрустело битое стекло и обглоданные кости. Под некоторыми столами валялись упитые вусмерть граждане, громко похрапывая, словно играя одним лишь им знакомый мотив. Это место славилось заключением всевозможных сделок, от банального убийства любовника жены до слияния мультимиллиардных компаний. И было здесь столько темных личностей, что меня даже удивило, как небрежно волосатый оставил пальто на вешалке. Видимо, попросту нечего красть, подумал я.

Мы уселись в дальнем темном углу кабака. Несмотря на то, что все вокруг всегда утопало в грязи, столы, кресла, стулья, а где даже и диваны, всегда были удивительно чисты, отполированные задницами, локтями и кружками с пивом. Я начал разговор первым:

– Чо-как? – кивнул я собеседнику.

– В смысле?

– Да ты задрал уже! Нельзя же быть таким тормозом. Что ты от меня хотел-то так рьяно, что даже в туалет за мной поперся?

– Я не поперся, – сказал волосатый, – я там был с самого начала.

– Еще лучше – вздохнул я.

– То есть теперь я виноват?

– Нет-нет, что вы, я же уже признал свою ошибку, – примирительно поднял руки собеседник, при этом почему-то перейдя на «вы». – Не подумал.

Я привык иметь дело с самыми различными отморозками, начиная от тех, у кого высшее образование по астрофизике, и заканчивая самыми низами общества, которые левую руку от правой ноги не всегда отличают. Над последними я всегда издевательски подшучивал. Те, кто все же это в конце концов осознавал, пытались отстоять свою позицию кулаками, что, само собой, у них никогда не выходило.

– Ладно, черт с ним. Тебя как зовут-то? – спросил я.

– Лайонел, – ответил виросус и протянул мне руку. Или лапу. У всех было свое мнение на этот счет.

– Очень приятно, конечно, но руку я тебе жать не буду. Неприятные воспоминания, знаешь ли.

– Понимаю, – ответил тот и убрал руку обратно под стол.

«Что значит „понимаю“? Он знает о той моей „неудачной“ встречи с другим виросусом? Не должен».

– Так что тебе надо?

– Меня… меня послал мой босс. Я… то есть он предлагает вам работу…

– Какая неожиданность, – съязвил я. Было в этом виросусе что-то настораживающее. Он казался куда умнее, чем пытается казаться. Не первую сотню лет на свете живу. Будь он таким идиотом, каким себя выставляет, он бы сразу подошел ко мне в том баре, а не стал бы сидеть в туалете, зная, что после пива я обязательно туда загляну. Да и не видел я, как он вообще в бар заходил. Даже если представить, что я увлекся рассказами и выпивкой, потому и не заметил его, все же есть у меня сомнения, что поспрашивай я посетителей, кто-то сможет сказать, что видел его. Хотя, возможно, я просто паранойю за зря. И все же есть в нем что-то отталкивающее, помимо моей нелюбви к его расе.

– У меня есть все необходимые бумаги. В них подробно описано задание и сумма за выполнение.

«Только идиот станет переносить подобную информацию на бумагу», – подумал я.

Лайонел встал, залез во внутренний карман своего пальто и достал оттуда небольшую папку. «Все же он идиот, да, потому что профи достаточно и пары секунд, чтобы забраться в карман и незаметно спереть все, что там лежит. Или он просто хочет, чтобы я считал его таковым».

– Вот, – протянул он мне папку.

Я первым делом внимательно осмотрел бар, не наблюдает ли кто за нами, но все были заняты своими делами. После чего я вынул из папки бумаги – контракт. Быстро пробежав по основным пунктам, я даже улыбнулся. Дело было стоящее, да и оплата неплохая. Подозрительно неплохая.

– Мне нравится. Пожалуй, я возьмусь.

– Это очень хорошо, – обрадовался Лайонел и протянул мне ручку.

– Это еще что?

– Ручка. – «А то я не догадался». – Чтобы подписать контракт.

– Запомни мальчик, – снова усмехнулся я, – я никогда ничего не подписываю.

– Но… босс сказал, чтобы вы подписали. Я первый раз на таком серьезном деле, он мне доверил…

Из-за волосатого лица было трудно разглядеть его эмоции, но интонация говорила о том, что он и правда волнуется, хотя сильнее, чем нужно. Либо его босс и правда так страшен, либо этот Лайонел переигрывает.

– Я все понимаю, но подписывать ничего не буду. Тут уж извини.

– А как же контракт? Нам нужны… э-э, гарантии…

Не удержавшись, я рассмеялся.

– Ты такой забавный и странный. Вам нужны гарантии чего? Что я выполню задание? Так это в моих интересах. Это мне нужны гарантии, что написанное в контракте будет исполнено, если я выполню все условия. А вам-то что надо? Если у меня не выйдет, вы просто мне не заплатите и все.

– Но мы все же даем вам аванс…

– Парень, ты же новичок в этом деле? Так такого хрена ты приперся, заранее не узнав обо мне все? Я тебе не хухры-мухры, мелочь пузатая, – я почему-то начал заводиться, – а один из лучших наемников во всех известных галактиках. Ко мне такие личности обращаются, что одно их упоминание грозит немедленной расправой, а тут приходит какая-то сопля, не давая мне нормально сходить по большому, да еще и какие-то предъявы кидает. Мне не нужно ничего подписывать, чтобы начать выполнять заказ, а выполнив его, забрать свою награду, ибо обмануть меня у вас все равно не получится, спроси у взрослых, малявка.

У меня такое бывает, когда речь идет о делах. Просто начинаю беситься и все. Я, наконец, замолчал. Лайонел смотрел на меня, вытаращив глаза, потом сказал:

– Я… я все понял… Простите. Вот. – Он достал конверт из кармана штанов. Все же не так он глуп, подумал я, раз додумался положить деньги не в пальто, хотя, возможно, это подсказал ему сделать босс.

– Что это? – зачем-то спросил я, зная ответ.

– Аванс. На расходы и все такое. Бумаги я тоже оставляю. Там… там есть способы связи с нами, так что, если… то есть когда выполните работу, свяжитесь с нами. Вот… Ладно, я пойду, – договорил он, оделся и быстро вышел из бара, даже не оглянувшись.

У меня остались смешанные чувства от этой встречи. Что-то темнит этого волосатик. Ой, как темнит. Но я не я, если не стану выполнять данную мне работу. Она выглядит опасной и, наверняка, является еще опасней, чем кажется. Ну и что? В худшем случае я умру. Хах. Все-таки надо было спросить, кто его босс.

Вернувшись домой, то есть в номер, который я снимал в не самой лучшей гостинице, я еще раз оглядел бумаги. Сказать, что дело стоило свеч, значит, ничего не сказать. Весь план был расписан чуть ли не поминутно. Все, что мне оставалось, это добыть недостающие детали, а с остальным мог бы справиться и ребенок, если, конечно, у него в комнате, помимо мягких игрушек, хранится целый арсенал оружия, приборов слежки и другой различной дребедени на все случаи преступной жизни. У меня хранится.

Город, в котором я нынче находился, славился своей преступностью. Если ты гуляешь по улице ночью, то либо ты бесстрашный и/или влиятельный преступник, либо глупый коп, либо будущая жертва, что не отрицает нахождение в первой или второй группе. Город настолько плохо контролировался властями, что тут были даже специальные гостиницы для лиц, занимающихся не самыми честными делами. Говоря о том, что мой номер не в самой лучшей гостинице, я имел ввиду вообще, в городе, а так, среди преступных синдикатов, этот постоялый двор считался одним из самых высококлассных. Решетки на окнах с бронированными стеклами, крепкие металлические двери с биометрическими замками, для открытия которых необходимы отпечаток пальца и аутентификация по радужной оболочке глаза постояльца. Даже танк не сможет пробиться в такое здание, что было проверено много лет назад, когда преступность только начала захлестывать город. Здание не раз было укреплено снаружи, на крыше были установлены крупнокалиберные пулеметы, а куча камер глядела во все стороны даже за сотни метров от строения, дабы враг не подкрался незамеченным. Преступные шишки просто обожали это место.

В моем распоряжении находилось очень много оружия и снаряжения, но кое-что мне все же надо было добыть. Для начала мне необходима легенда, чтобы проникнуть на место моего задания. Есть у меня один знакомый, способный достать любые документы, так что это не проблема. Вообще, по плану я должен стать официантом, но я решил, что это слишком скучно, поэтому я стану пассажиром. Богатым и самоуверенным пассажиром. У меня будет бизнес по… ну не знаю, пусть я буду строить и оснащать всем необходимым такие гостиницы, как эта. А что, бизнес, на самом деле, не плохой. Владельцы тратят целое состояние, чтобы оснастить свои форпосты последними новшествами по защите от вторжения нежелательных лиц. В общем, самым сложным было пронести на судно оборудование, чтобы его не обнаружили.

Первый этап задания заключается в проникновении на борт космического корабля под названием «Infortissimo». Эта махина была более двух километров в длину и около двух сотен метров в ширину, а вмещает семьдесят тысяч пассажиров, не считая работников. Целый город на… не на колесах, конечно, но на реакторах антимассы. Корабль бороздит просторы вселенной уже более ста пятидесяти лет, я даже одно время присутствовал на строительстве лет этак сто шестьдесят пять назад, он тогда был сконструирован где-то наполовину. Каждую часть корабля строили отдельно и на специальных грузовых космолетах доставляли в открытый космос, где уже собирали полноценное пассажирское судно.

Корабль окружен прозрачным барьером, не позволяющим космическому холоду и радиации проникнуть внутрь, а также создающим искусственную атмосферу, из-за чего палуба была, можно так сказать, под открытым небом. Даже мелкий космический мусор попросту отлетает от невидимой сферы, а вот если к кораблю направится по-настоящему крупный объект, его сбивают еще на подлете к барьеру пучками уплотненного света. За космический мусор принимается абсолютно все, что летит в сторону круизного судна и не имеет допуска, поэтому единственный способ попасть на борт – купить билет (место бронируется на десятилетия вперед), после чего прибыть на место старта небольшого шаттла, который доставляет туристов на «Infortissimo». А еще можно стать нанятым служащим, вроде уборщика или официанта, но, как я уже говорил, для меня это слишком скучно.

Корабль был поистине огромен. Чем ближе транспортный модуль подлетал к нему, тем больше нарастало давящее чувство, что он вот-вот упадет и подомнет под собой любого, кому не посчастливится находиться у него на пути. Но тьма вокруг напоминала, что это открытый космос, и что тут ничего не может взять и упасть, и все же… Только пристыковавшись к этому великану и пройдя вглубь, гнетущее чувство ушло, сменившись восхищением, восторгом, экзальтацией, в конце концов. Если бы мне завязали глаза, привезли на этот корабль (если его так можно назвать) и сняли повязку, я мог и за недели не догадаться, что нахожусь в космосе.

Выйдя из небольшого, но облагороженного коридора, туристы попадали в рай. Прямо посреди огромного зала, выстой точно более сотни метров, размещался, а лучше даже сказать – возвышался абсолютно ненормальный фонтан: на высоте метров двадцати буквально плавала огромная круглая«капля» воды, из которой вниз лился самый настоящий дождь. При этом точки излияния воды постоянно менялись, плавно перетекая с места на место, а иногда и вовсе на долю секунды исчезали, тут же появляясь вновь, создавая в воздухе различные картины. Все это обильно подсвечивалось не яркой, но разномастной цветомузыкой, наполняя эти картины краской. Высоко под потолком висела громадная длинная люстра, словно сотканная из бриллиантов пауком-художником, которая не доставала до фонтана метров пятнадцать, словно между ними был заключен договор о территории и личном пространстве. На люстре было множество подсвечников, причем они тянулись на всем ее протяжении, увеличиваясь в количестве пропорционально к низу, из-за чего вся конструкция напоминала огромную блестящую украшенную елку. Светила люстра (если вообще светила), крайне тускло, будто задействовано было не более пяти процентов от полной мощности светильников, но это практически не было заметно, так как белизна и прозрачность конструкции отражали от себя всякий окружающий ее свет, заставляя люстру блестеть, словно она вся и есть свет.

Сам зал уходил далеко вперед, как и балконы-этажи, с которых, вероятно, открывался еще более потрясающий вид. Но… что-то было не так. Чего-то не хватало.

– Позволите вашу накидку? – Ко мне подошел елейного вида молодой служка в черном смокинге. А ведь я мог быть на его месте, ну или где-то рядом.

На корабль все летели в различных накидках: то ли владельцы лайнера не хотели, чтобы гости запачкали свои костюмы, то ли боялись, что те замерзнут, а потому, по прилету, все могли скинуть накидки и наконец похвастаться видом своего дорогого костюмчика и выставить на показ свои миллиарды. Я не был исключением.

И вот я гордо скинул накидку в руки челяди и тут же уловил на себе недоумевающие взгляды. Мне хватило буквально секунды, чтобы понять свою глупость. Я, наконец, понял, что было не так. Белые. Все вокруг были белые. То есть в белых костюмах, а я, разрази меня гром, был в черном как смоль костюме-тройке. Как и швейцары, окружающие меня, хотя у них и не было жилета, как у меня, а только рубашка, но кто будет вглядываться, во что одета прислуга? Я был на чертовом Sensation White для буржуев, которых должен был незаметно, тайно и не привлекая внимание грабануть. И что же я сделал в первую очередь? А в первую очередь я стал центром внимания для тысяч глаз и камер. «Молодец, – похлопал я себе в душе. – Мо-ло-ДЕЦ». Дело слегка осложнилось.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

www.litlib.net