Книга "Безрассудство" автора Квик Аманда - Скачать бесплатно, читать онлайн. Безрассудство книга


Книга "Безрассудство" автора Квик Аманда

 
 

Безрассудство

Автор: Квик Аманда Жанр: Исторические любовные романы Язык: русский Год: 2003 Страниц: 73 ISBN: 5-17-010860-5 Город: Москва Переводчик: Сумм Л. Б. Добавил: Admin 20 Сен 12 Проверил: Admin 20 Сен 12 Формат:  FB2 (352 Kb)  EPUB (448 Kb)  MOBI (1684 Kb)  

Рейтинг: 5.0/5 (Всего голосов: 1)

Аннотация

Прекрасная Феба Лейтон, с детства погруженная в романтический мир рыцарских романов, мечтала встретить того единственного, кто станет для нее рыцарем без страха и упрека, — и однажды обрела его в загадочном и безрассудно отважном Габриэле Баннере, графе Уальде. Их любовь, неистовая и безрассудная, предрешенная самим небом, вспыхнула подобно пожару, — и никакая опасность, никакая угроза не в силах были погасить это обжигающее пламя…

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Квик Аманда

Похожие книги

Комментарии к книге "Безрассудство"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Книга "Безрассудство" автора Кренц Джейн Энн

 
 

Безрассудство

Автор: Кренц Джейн Энн Жанр: Исторические любовные романы Язык: русский ISBN: 5-17-010860-5 Переводчик: Любовь Борисовна Сумм Добавил: Admin 31 Мар 12 Проверил: Admin 31 Мар 12 Формат:  FB2 (253 Kb)  RTF (255 Kb)  TXT (262 Kb)  HTML (303 Kb)  EPUB (498 Kb)  MOBI (882 Kb)  JAR (269 Kb)  JAD (0 Kb)  

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Прекрасная Феба Лейтон, с детства погруженная в романтический мир рыцарских романов, мечтала встретить того единственного, кто станет для нее рыцарем без страха и упрека, — и однажды обрела его в загадочном и безрассудно отважном Габриэле Баннере, графе Уальде. Их любовь, неистовая и безрассудная, предрешенная самим небом, вспыхнула подобно пожару, — и никакая опасность, никакая угроза не в силах были погасить это обжигающее пламя…

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Кренц Джейн Энн

Похожие книги

Комментарии к книге "Безрассудство"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Читать книгу Безрассудство Линна Эриксона : онлайн чтение

Линн ЭриксонБезрассудство

Пролог

– Выпьете что-нибудь? – Сенатор сделал жест в сторону бара.

– От бокала вина, пожалуй, не откажусь.

Сара Джеймисон слегка волновалась. Еще бы, ее заметил человек, которым она давно восхищалась. Общественный деятель нового типа, неожиданно вырвавшийся на политическую сцену подобно вихрю. Выдвинулся на пост президента, оттеснив в сторону неуклюжих вашингтонских консерваторов. Возник буквально у них под носом. Те и глазом моргнуть не успели.

Сенатор направился к бару, достал из небольшого холодильника бутылку вина. Сара задумчиво смотрела на его широкую спину, обтянутую изящным смокингом.

– Как насчет белого?

– Замечательно. – Она оглядела гостиную, застланную великолепным безворсовым ковром пастельного оттенка. – У вас красиво.

– «Браун пэлас» – отличный отель. Мне самому здесь очень нравится. – Он протянул ей бокал. – Прошу вас.

Роста сенатор был среднего, крепко сбит. Шатен, волосы густые, вьющиеся. Саре неожиданно вспомнилась расхожая байка о том, что со времен Эйзенхауэра ни один лысый ни разу не победил на президентских выборах. И еще, он очень обаятельно улыбался.

Она взяла бокал и пригубила вино.

– Присядем. – Он показал на шикарную софу в викторианском стиле. – Расскажите мне о себе.

– О себе? Господи, да мне и рассказывать-то особенно нечего. Я бы с удовольствием послушала вас. Где, по вашему мнению, я могла бы работать наиболее эффективно? Впрочем, президентская кампания – такое важное дело, что я согласна выполнять любые поручения. Вплоть до того, чтобы дежурить у телефона, рассылать почту, быть курьером.

– Конечно, конечно. Такие добровольцы, как вы, – наш самый ценный капитал. Я не знаю точно, что наметили именно для вас руководители моего избирательного штаба, но не сомневаюсь, это будет что-то более серьезное, чем работа курьером. – Сенатор сделал глоток вина и подался вперед. – Но сегодня я пригласил вас не для того, чтобы говорить о политике и президентской кампании. Поверьте, мне это изрядно осточертело. Взять хотя бы сегодняшний день. – Он нахмурился. – В обычной жизни я за месяц не съедаю столько жареной курятины, сколько сейчас за неделю. Каждый день несколько мероприятий, причем большей частью с едой и возлияниями.

– Могу вообразить.

– Если бы вы знали, как хочется расслабиться. Президентская кампания – это же, в сущности, пытка. Порой я даже начинаю сомневаться, правильно ли сделал, что позволил себе ввязаться в эту канитель. – Сенатор энергично тряхнул головой, как бы освобождаясь от напряжения.

– Сенатор Тейлор, – начала она.

– Пожалуйста, зовите меня просто Скотт.

– Скотт, – повторила Сара, как бы пробуя на вкус это имя. – Так вот, Скотт, я хочу, чтобы вы знали: участвовать в вашей президентской кампании для меня большая честь. Я никогда не занималась политикой, но...

– Не продолжайте, не надо, – Он умоляюще поднял руку. – Знаете, почему здесь нет моей жены? Почему я живу в отеле, хотя мой дом всего лишь в нескольких милях отсюда?

Почему это он вдруг заговорил о жене?

– Но я действительно...

– Потому что, во-первых, ей это все совершенно безразлично. Она не желает лицемерить, притворно улыбаться (это ее слова), пожимать руки неприятным людям и все такое прочее.

Сара слушала, внимательно разглядывая свои колени.

– Впрочем, роль первой леди ей, похоже, нравится, и Хедер (мою жену зовут Хедер) совсем не прочь поселиться в Белом доме.

Сара глотнула еще вина, пытаясь справиться с нарастающей тревогой. Когда кандидат в президенты США сенатор Скотт Тейлор предложил зайти к нему в отель, она с радостью согласилась, полагая, что он хочет обсудить ее дальнейшую работу в денверском штабе избирательной кампании. Но сейчас все складывалось не так, ну совершенно не так.

– А во-вторых, и это главное, – проникновенным, доверительным тоном произнес он, – у нас практически нет семьи. Так, одна видимость. Боже! – Тейлор картинно встрепенулся. – Почему я вам это рассказываю? Ведь если мои слова станут известны прессе, выборы наверняка будут проиграны.

– Мне можно доверять.

– Честно говоря, я в этом не сомневаюсь. Но знаете, в моем положении приходится соблюдать осторожность. Стоит произнести какое-то одно, всего лишь одно не то слово, и...

– Понятно. Но поверьте мне, Скотт, тайны я хранить умею.

Он внимательно посмотрел на Сару проницательными голубыми глазами, затем надолго приложился к своему бокалу. Оторвавшись наконец, снова бросил в ее сторону оценивающий взгляд и приоткрыл рот, чтобы что-то сказать, но в этот момент пронзительно зазвонил телефон.

– Будь оно все проклято, – пробормотал он. – Извините. – А затем через секунду в трубку: – Слушаю, Тейлор. – И замолчал, с хмурым видом слушая собеседника на противоположном конце линии.

Сара воспользовалась паузой, лихорадочно подыскивая предлог, чтобы уйти. Самое простое – свидание с приятелем. Нет, наверное, лучше – встреча с подругой. А может быть, просто сослаться на усталость, на то, что завтра рано утром надо быть в штаб-квартире избирательной кампании? Она одернула серебристый свитер, а затем и короткую темную юбку, безуспешно пытаясь прикрыть колени.

– Что, прямо сейчас? – раздраженно проговорил Скотт в трубку. – Я очень устал и уже почти лег спать. Что? Не понял. Ну, ладно, ладно. Но только очень быстро.

Он положил трубку и повернулся к Саре:

– Прошу извинить, но ко мне неожиданно нагрянули гости. Причем довольно важные. Настаивают на встрече. Это займет немного времени, думаю, всего несколько минут.

– О, Скотт, мне, наверное, лучше уйти. Признаться, я очень устала, и...

– Нет-нет, ни в коем случае. И вообще – если они увидят, как вы выходите из моего номера, эта новость завтра же будет на первых полосах газет. Пройдите в спальню и подождите, пока все уйдут. Затем мы обсудим вашу работу в штабе избирательной кампании. Хорошо?

– Но...

– Уверяю вас, всего две минуты. Проходите вон туда...

В дверь негромко постучали. Тейлор пошел открывать, а Саре ничего не оставалось, как схватить пальто, сумку и с бокалом в руке быстро скрыться в темной спальне, оставив дверь неплотно прикрытой.

«Господи, что за идиотская ситуация! Подумать только, я прячусь в спальне сенатора Тейлора. Расскажешь кому-нибудь – не поверят!»

Она неподвижно застыла у стены рядом с дверью, боясь присесть на кровать или пройти в ванную комнату. Не дай Бог, гости Скотта что-нибудь заподозрят. Разумеется, ничего не было и быть не могло, но разве кому-нибудь докажешь? Сейчас любая мелочь могла серьезно повредить его репутации.

Интересно, то, что он говорил о своей жене, правда или просто вешал лапшу на уши, изображая «мужа, которого в семье не понимают»? Должно быть, все-таки лапша. История старая как мир.

Сара грустно усмехнулась. Когда она познакомилась с сенатором Тейлором несколько недель назад, на одном из предвыборных мероприятий, и получила приглашение работать в его избирательном штабе, ей и в голову не пришло, что Скотт Тейлор такой шустрый. Теперь было ясно, что силу своего обаяния (а он в самом деле очень обаятельный) кандидат в президенты использовал не только в политических целях. Мог, например, завлечь к себе в спальню молоденьких девушек... А также не очень молоденьких, подумала Сара.

Она прислушалась к негромкому разговору в соседней комнате. Довольно долго говорил Скотт, затем ему начал возражать собеседник. Сара посмотрела в щелку и увидела черный смокинг Скотта, вернее, его плечо (сенатор стоял к ней спиной), напротив – гость. Человек с длинным лицом, седой. Лицо знакомое. Очень знакомое. «Где же я его видела? На фотографии в газете? В каком-то журнале? Или по телевизору? Да, должно быть, по телевизору в одной из политических программ. Типичная „говорящая голова“».

Гость продолжал что-то доказывать. Почти шепотом. До нее доносилось только неясное бормотание. Скотт даже не предложил ему сесть – видимо, чтобы тот не задерживался. Сара начала терять терпение. Очень хотелось сменить позу, но она боялась, что ее могут услышать. Вдруг начали жать туфли на высоком каблуке.

Картина в вертикальной дверной прорези изменилась. Плечо Скотта исчезло. Вместо него возникла спина третьего участника спектакля. Худощавый, в твидовом пиджаке, с редкими каштановыми волосами. Затем он исчез, и снова появилось длинное лицо. То, которое казалось Саре знакомым. Человек явно был раздражен. Брови сдвинуты, щеки необыкновенно бледные.

– Послушай, ты, кретин. – Длиннолицый повысил голос. – Придется играть по нашим правилам.

– По вашим правилам? – отозвался Скотт. В голосе сенатора звучало презрение. – Да что ты говоришь? Если меня выберут, я установлю другие правила. Можешь не сомневаться. И не смей мне угрожать.

«Кто же этот человек?» Сара не могла вспомнить точно, но уже знала наверняка – кто-то из высоких правительственных чиновников. Через полминуты она точно вспомнила – да, совсем недавно по телевизору он с важным видом вещал что-то официальное. Наконец в памяти всплыла и фамилия, которая ее поразила. Этот человек был очень важной шишкой и определенно прибыл издалека. Стало быть, столь поздний визит для него очень важен.

– Понимаю, – произнес Тейлор. – Ты неплохо устроился и хотел бы сохранить эту милую, непыльную работенку. Верно? Так вот, если меня выберут, я подыщу на эту должность более расторопного человека. А перед этим устрою серьезную финансовую проверку вашего ведомства. Понимаешь, американским налогоплательщикам надоело оплачивать вашу халтуру, все бесчисленные проколы. Вьетнам, Лаос, Панама, Ирак, Босния, Россия, черт побери! Должно же это когда-нибудь кончиться!

– Именно этого я и боялся, – сказал правительственный чиновник с едва сдерживаемой яростью. Его спутник не проронил ни слова.

Сара начала понимать, что попала в настоящий переплет. Этого разговора ей ни в коем случае слышать не следовало. Да она и не хотела знать ничего такого. Ничего. Черт возьми, две обещанные Скоттом минуты давным-давно истекли.

– Боялся, говоришь? – Сенатор усмехнулся. – Правильно. Ты и должен бояться. А теперь убирайтесь отсюда.

Перед глазами Сары, приникшей к щели, промелькнули по очереди черный смокинг, серый костюм и твидовый пиджак. Гости уходили. Она почувствовала огромное облегчение. Слава Богу, закончилось. Вот, оказывается, как выглядят большие политики. Совсем не так, как по телевизору.

«Может быть, я напрасно сюда полезла? – впервые подумала она. – Недаром говорят, политика – грязное дело».

– Увидимся в Вашингтоне, – донесся насмешливый голос Скотта.

Визитеры, вероятно, уже стояли у двери. Но через секунду их фигуры вновь мелькнули перед ее глазами. Как в детском калейдоскопе.

– А вот в этом я сильно сомневаюсь, – негромко проронил длиннолицый, затем перед ее глазами возникла спина в твидовом пиджаке, которая заполнила собой всю щель. Тут же она услышала подряд два негромких зловещих хлопка, и каждый нерв в ее теле подпрыгнул.

Что это такое? Что?

Судя по звуку, на пол упало что-то тяжелое. Что?.. Тело? Тихо заговорили. Затем шаги, чуть слышные, однако решительные. Человек приближался к спальне... Во рту у Сары пересохло, все тело обмякло, будто лишилось костей. Она медленно сползла по стене вниз.

Дверь отворилась, впустив в спальню конус света. Зажатая между дверью и стеной, почти лежа на полу, сжавшись в комок, Сара наблюдала, как свет скользнул по изящному туалетному столику с мраморной крышкой, зеркалу, кружевной отделке постельного покрывала, медному абажуру настольной лампы, который подмигнул ей с ночного столика. Ее сердце застучало так громко, что человек в твидовом пиджаке наверняка должен был это услышать.

– Здесь никого, – сказал он, не оборачиваясь.

– Ладно, идем, – заключил длиннолицый. – Просто надо было удостовериться, что он не спрятал там какую-нибудь из своих девок. Ты же знаешь, что это за фрукт.

Сара крепко зажмурилась. Отчаянно хотелось сжаться в комок. Рука так стиснула ремешок сумки, что онемела. На колени из бокала пролилось вино, она отчетливо ощущала кислый запах. Этот тип в твидовом пиджаке обязательно должен учуять.

Но тот уже пятясь выходил из спальни. Сара определила это по едва слышному шороху подошв, потому что продолжала сидеть зажмурившись, не шевелясь, почти не дыша, как ребенок, который думает, что так его никто не сможет увидеть.

По шуму в гостиной было ясно, что «гости» открывают ящики и сбрасывают на пол диванные подушки. На пол полетела настольная лампа, с мелодичным звоном раскололся абажур из стекла Тиффани. Похоже, они что-то искали. Потом Сара услышала приглушенные голоса. Однако говорили так тихо, что не удалось разобрать ни единого слова. Наконец входная дверь открылась и закрылась с аккуратным слабым щелчком.

Парализованная страхом Сара продолжала сидеть, съежившись, у стены. Казалось, мир вообще перестал существовать. Если бы она повернула голову направо, то увидела бы на ночном столике светящийся циферблат часов, которые флегматично отщелкивали минуты, а если бы смогла бросить взгляд в противоположную сторону, то рассмотрела бы в дверную щель руку мужчины, вытянутую на ковре, с нелепо скрюченными пальцами. Через некоторое время она все же рискнула туда взглянуть – и тут же отвела глаза.

Время двигалось какими-то конвульсивными рывками. Во всяком случае, так его ощущала Сара. Прошел час, другой. Она понимала, что когда-нибудь придется отсюда уйти. От этого никуда не денешься. Но вначале необходимо было заставить себя хотя бы встать, заставить собственное тело подчиняться командам мозга, заставить себя начать снова думать, чувствовать. «Беги! – кричало все ее существо. – Что ты медлишь? – Но пламя ужаса сжигало все проблески проявления воли. Она не находила в себе сил шевельнуться. Казалось, стоит только шелохнуться, как... – Что – как? Возможно, они ждут меня в коридоре...» Разумеется, это был бред, но ей казалось – стоит выйти, и она столкнется с убийцами лицом к лицу, В ушах снова и снова звучали два хлопка, а затем отчетливый глухой стук падающего тела. Мертвого тела. О Боже, Боже...

Когда Сара наконец собрала в кулак волю и решилась сдвинуться с места, часы показывали два сорок три. Процесс выпрямления тела длился мучительно долго. На ковер со слабым звоном упал бокал. Она сжалась от страха и затаила дыхание. Потом встала, напряженно оперлась спиной о стену, встряхнулась. В ушах гулко стучал пульс, пальцы, как клешни, сжимали пальто и сумку. Однако сознание продолжало работать. Во всяком случае, Сара наклонилась, подняла бокал и положила в сумку.

Сделала шаг, другой, тихо открыла дверь спальни и выскользнула в гостиную. Завороженно уставилась на распростертое на полу тело. Сенатор Тейлор лежал лицом вниз. Одна рука подмята под себя, другая вытянута вперед. Широкая спина, элегантный черный смокинг. Рядом с головой застывшая темная лужица. Сара отвернулась и, хватая ртом воздух, быстро двинулась к двери, чтобы все это поскорее осталось позади. Раздраженные голоса, выстрелы-хлопки, темное пятно на ковре...

Двигаясь как сомнамбула, она открыла дверь и осторожно закрыла ее за собой. Коридор, как и положено в эту пору, был погружен в полумрак и пуст. Справа тускло поблескивали знаменитые перила центральной лестницы отеля «Браун пэлас» из кованого железа, за ними угадывался просторный портик.

Сара глубоко вздохнула, выпрямила спину, стараясь выглядеть по возможности как обычно. Застучала каблуками по широкой мраморной лестнице – три пролета вниз, миновала элегантный пустой вестибюль и наконец вырвалась в прохладу октябрьской ночи.

Свернув за угол, Сара Джеймисон что есть сил припустила прочь.

Глава 1

Джейк Савиль сидел, вытянув ноги, в своем любимом кресле (единственная ценная вещь, доставшаяся ему после развода) и угрюмо смотрел в окно, выходившее на одну из центральных улиц Денвера.

Двухкомнатная квартира, которую он снимал, выглядела, мягко говоря, непритязательно. Даром что в центре. Ну и пусть. Сейчас, наедине с самим собой, он мог позволить себе расслабиться. На людях приходилось следить за выражением лица и всем прочим – Джейк терпеть не мог, когда его жалели, – а дома-то чего прикидываться?..

Мысли устало побрели по знакомой, давно проторенной дорожке, за последние восемнадцать месяцев основательно истоптанной, – к началу конца, то есть к той злосчастной ночи, когда кто-то всадил в голову кандидата в президенты Скотта Тейлора две пули.

Джейк пошевелился в кресле, ладонью потер двухдневную щетину – сегодня утром что-то лень было побриться – и повернул голову. За окном угасал великолепный мартовский день. Солнце приготовилось опуститься прямо за снежные вершины Скалистых гор.

«Где-то там остался кусочек моей души. Так хотя бы взгляну, полюбуюсь. Ну и что из того, что это только небольшой кусочек, видный в просвет между двумя многоэтажными домами? Все равно это мой кусочек».

На выцветшем ковре недалеко от ножки кресла валялся теннисный мяч, изжеванный лабрадором по кличке Персик. Джейк поднял мячик и, продолжая вглядываться в сияющие вершины Континентального раздела1   Воображаемая географическая линия, разграничивающая бассейны различных океанов. В Северной Америке Континентальный раздел проходит по Скалистым горам. – Здесь и далее примеч. пер.

[Закрыть], принялся лениво катать по колену. За самой высокой вершиной как раз и находится Вейл2   Вейл – один из самых популярных и крупных горнолыжных курортов США.

[Закрыть]. Он вспомнил, как здорово было на лыжной базе Бэк-Боулз. Как податливо расступался под его лыжами девственный рассыпчатый снег, пьянящий как сухое шампанское. Наверняка там и сейчас замечательно.

Они очень любили это место, он и его жена Шейн. Оба юристы, работа напряженная, так что свободный уик-энд выкроить удавалось далеко не всегда. Но когда это случалось, Савиль кидали лыжи и все прочее в новенький, с иголочки «рейндж-ровер», на заднее сиденье прыгал крупный золотистый Лабрадор, и они втроем отправлялись в свой кондоминиум в Вейле.

Но это все в прошлом. Теперь кондоминиум продан, деньги и имущество поделено. Шейн оставила себе дом в Денвере, машину и собаку. Впрочем, владелец дома, в котором Джейк поселился после развода, запрещал жильцам держать собак и прочих животных. Так что Джейк брал иногда Персика на выходные, но тайком, чтобы никто не видел. Только это вовсе не означало, что дом фешенебельный. Да, в центре, это верно. В Денвере это место называется «нижним центром» – самый что ни на есть центр, но квартира, как уже было сказано, посредственная. И зачем Джейк здесь поселился, он и сам не знал. Наверное, от отчаяния.

Стараясь не смотреть в сторону письменного стола, заваленного пачками ожидавших его внимания юридических рефератов, Джейк швырнул теннисный мяч в противоположный конец захламленной комнаты.

От прежнего энтузиазма, с которым он занимался юриспруденцией, не осталось и следа. Джейк ощущал себя воздушным шариком, из которого выпустили воздух. Конечно, он был признателен нескольким старым приятелям-адвокатам, которые, узнав, что его лишили лицензии, систематически подбрасывали кое-какую рутинную работенку. Он ее, конечно, выполнял, но чисто формально, без души. Ради денег. К тому же он до сих пор не мог понять, какое из унижений тяжелее – то, что ему давали поденную работу из жалости (практически как милостыню нищему), или то, что его так несправедливо лишили права на юридическую практику.

Должно быть, Джейк задремал, потому что его разбудил негромкий стук в дверь. В комнате уже висел золотистый сумрак. Джейк потянулся, встал, устало пробежал рукой по волосам.

«Черт побери, на столе куча незаконченной работы, а ты позволяешь себе вздремнуть. Кстати, сонливость – верный признак депрессии».

Распахнув дверь и увидев на пороге Дэвида Кармайкла, Джейк побледнел.

– Говори сразу, – прошептал он. – Не тяни.

Его друг, полицейский, устало улыбнулся.

– Нет-нет, не беспокойся, с Ниной все в порядке. – Он быстро прошагал мимо Джейка к холодильнику, достал оттуда банку пива и откупорил.

Опершись плечом о дверной косяк, Джейк молча взирал на приятеля. Точно таким же взглядом в свое время он оценивал кандидатов в состав суда присяжных.

Дэвид был, как и Джейк, высокий, где-то метр девяносто, но гораздо легче и не такой спортивный. Савиль, несмотря ни на что, продолжал поддерживать форму, заставляя себя каждое утро совершать трехкилометровую пробежку. Как и Джейк, Дэвид в свои сорок по-прежнему оставался привлекательным мужчиной, хотя в отличие от друга волос на его голове явно недоставало.

У его жены, Нины, был рак, и это, естественно, наложило отпечаток на внешность и характер Дэвида.

Болезнь жены ощущалась в осанке мужчины, в том, какими опущенными были его худые плечи, в походке. Черт возьми, ужасно тяжело, когда на твоих глазах гибнет любимая жена, а ты ничего не в состоянии сделать. Только наблюдать.

Джейк последовал его примеру и достал из холодильника банку пива.

– И все-таки, как прошла операция? Успешно?

– Сам не пойму. С одной стороны, новых метастаз не обнаружено. Это большой плюс. А с другой – у Нины плохая реакция на анестезию, она все еще в реанимации.

Дэвид отпихнул подушки, уселся на кровать и принялся за пиво. Джейк занял место напротив, на стуле.

– Но что говорят врачи? Я имею в виду...

– Да-да, лечащий врач сказал, что через несколько дней она оправится.

– А рак?

– Говорят, что в данный момент там вроде бы все чисто.

– В данный момент? – Джейк насупился. – И как это понимать?

– Понимай как хочешь.

– Боже мой, Дэвид, ты же детектив, работаешь в отделе по расследованию убийств. Неужели тебя нужно учить, как задавать вопросы?

Губы Дэвида снова скривились в усталой улыбке:

– Если честно, то вопросов я не задаю, потому что не хочу знать ответы.

– Хм. – Джейк помолчал. – Хочешь, я заберу Шона и Ники с хоккейной тренировки и накормлю ужином?

– Не стоит тебе с ними возиться, Джейк.

– Почему?

– У тебя и своих хлопот хватает.

– Господи, какие у меня хлопоты! Ты так замучился с Ниной. Давай я заберу детей.

– Но...

– Во сколько они заканчивают?

– В семь – семь пятнадцать.

– Поведу их в пиццерию, и мы славно поужинаем. А потом, если хочешь, я могу отвезти их повидаться с мамой.

Дэвид поразмышлял несколько секунд и мотнул головой:

– Лучше не надо. Возможно, Нина еще будет в реанимации, и к тому же она сейчас выглядит, хм... не лучшим образом. Понимаешь?

– Понимаю, – проронил Джейк.

Он бросил взгляд на Дэвида и глотнул пива. Кармайкл был ему почти братом. В общем, их связывала, как говорится, настоящая мужская дружба. А сблизились они в период расследования убийства Тейлора. Дэвид был одним из детективов, работавших над этим делом, а Джейк – заместителем окружного прокурора, осуществлявшим надзор за расследованием.

Большинство копов, участвовавших в расследовании, косились на Джейка. Все знали, что сенатор был его зятем, мужем сестры. Кое-кто в полиции считал, что по этой причине Савиль должен был отказаться от участия в этом деле.

Единственным, кто его тогда безоговорочно поддержал, был Дэвид. Он, как и Джейк, считал убийство политическим – слишком много Тейлор нажил в Вашингтоне врагов, – однако высокое начальство в Денвере, от окружного прокурора до мэра, придерживалось версии, что причина убийства бытовая. Элементарное ограбление. В их интересах было поскорее закрыть дело – громкий скандал вредил репутации Денвера, туристскому бизнесу и многому другому.

И пусть версия ограбления не была подтверждена серьезными уликами, это не имело ровно никакого значения. На месте преступления был найден фрагмент металлической мочалки. Криминалистам хорошо известно, что этот предмет можно использовать не только для чистки кастрюль, но и в качестве глушителя. Обыкновенному грабителю такое вряд ли могло прийти в голову. Но все усилия Джейка трактовать эту улику в пользу версии покушения оказались тщетными. Руководство удовлетворилось простейшим объяснением: кусочек мочалки обронил кто-то из обслуживающего персонала. Вот так. Джейк настоятельно указывал еще на одно обстоятельство – две пули, выпущенные в голову Скотта Тейлора, были калибра девять миллиметров. Специалисту не нужно объяснять, что для грабителя такое оружие является слишком экстравагантным.

В прошлом году, спустя пять месяцев после убийства сенатора, дело было заморожено, как нераскрытое по причине отсутствия улик. Тогда Джейк уговорил Дэвида помочь ему продолжить расследование втайне. Полицейский согласился и помогал чем мог, несмотря на болезнь жены, большую загруженность официальными расследованиями и вопреки приказу непосредственного начальника, капитана Барри Дисото.

Так они стали друзьями.

Дэвид допил пиво и поднялся.

– Пожалуй, я вернусь в больницу. – Он метко швырнул пустую банку в переполненную мусорную корзину в другом конце комнаты. – Тебе бы здесь немного прибраться, дружище. – Он кивнул в направлении кухни. – Было бы совсем неплохо.

– А, ерунда. – Джейк махнул рукой. – У меня тут убирает одна женщина, но на этой неделе что-то не пришла. – Он проводил друга до двери. – Поцелуй Нину за меня и не беспокойся о мальчиках. Я приведу их домой, усажу за уроки, а сам до твоего прихода буду смотреть телевизор.

Дэвид вздохнул:

– Спасибо. С тех пор, как слегла Нина, ты так много мне помогаешь.

– А как же иначе, дружище. – Джейк пожал плечами. – Мы и должны помогать друг другу, когда трудно. Верно?

– Верно, – устало отозвался Дэвид и закрыл за собой дверь.

* * *

Как здорово, когда есть чем заняться. Забрать мальчиков с катка, накормить, развлечься вместе с детьми компьютерными играми – все это превосходно отвлекает от мучительных размышлений, от дальнейшего погружения в депрессию. Да что там говорить, ребята – это замечательно. Ему очень хотелось детей. И женился Джейк, когда ему уже было за тридцать, по существу, только ради этого. Конечно, ему надоела холостая жизнь, казалось, что он влюблен, – Шейн действительно была очень хороша собой и к тому же прекрасный адвокат, – но главной целью брака (в этом он не признавался ни единой душе) для него были дети. Разумеется, мальчики – он мечтал о том, что с раннего детства приучит их к спорту, они будут вместе ходить на родео, смотреть, как ковбои объезжают диких лошадей, да мало ли что можно делать с мальчиками... Впрочем, дочки – это тоже было бы совсем даже неплохо. Ему очень нравились девочки. Может быть, он понимал их не так хорошо, как мальчиков, но вообще-то девочки тоже отлично.

Брак дал трещину за несколько месяцев до гибели зятя, когда Шейн объявила, что не намерена заводить детей.

Для Джейка это явилось настоящим ударом, но жена была непреклонна. Началом конца было именно решение Шейн – так он полагал, – а не тот факт, что его лишили лицензии на юридическую практику.

Ложась в полночь в постель, Джейк продолжал размышлять о своей поломанной жизни и разрушенном браке. Он до сих пор не мог в этом до конца разобраться. Хотя дураком не был. Одержимым? Пожалуй, да. Ригористом? Возможно. Но уж никак не глупцом. И все же пропустил момент, когда подкралась беда.

Ведь Дэвид предупреждал: «Ты бы поубавил прыти, дружище. Ей-богу, до добра это не доведет. Я нутром чувствую. Болтают, что ты восстановил против себя очень опасных людей, обладающих реальной властью. А убийство Тейлора, можешь мне поверить, все равно останется нераскрытым».

Он повторял это десятки раз, но Джейк не слушал. Какие еще опасные люди? Совершено политическое убийство, и убийца до сих пор гуляет на свободе. Вот что по-настоящему опасно. Перед его мысленным взором возникал убийца с гнусной улыбкой, и эта улыбка буквально сводила его с ума.

Теперь, лежа в темноте, закинув руки за голову, Джейк вновь перебирал в памяти события последних месяцев. Как получилось, что он не почувствовал приближения опасности? Непостижимо. Буквально за несколько дней он, Джейк Савиль, из уважаемого юриста превратился в отщепенца. А произошло вот что: женщина, присяжный заседатель, с которой они вместе работали по одному из дел, неожиданно выступила с заявлением, что в период судебного разбирательства имела с ним интимную связь. Административный совет ассоциации юристов штата Колорадо собрался на экстренное совещание и, не утруждая себя рассмотрением доказательств, практически единогласно лишил Джейка лицензии на адвокатскую практику. По существу, лишил профессии.

Джейк повернулся, взбил подушку и попытался думать о чем-нибудь другом. Не получилось. Коварные мысли продолжали копошиться в темных уголках его сознания.

«Как же я мог так дешево купиться? Потерпеть фиаско во всем: в личной жизни, в работе, в расследовании убийства Тейлора...

Как же я допустил, чтобы меня так сильно уделали? Стало быть, все, что составляло смысл моего существования, тоже было фальшивым, если я проявил непростительную тупость в таких важных вещах?»

Джейк больше не понимал, кто он и зачем живет. Собственно, теперь это было безразлично – жизнь вытекла из него, как горючее из дырявого бака. Он чувствовал себя персонажем одного старого фантастического фильма, который неожиданно начал сжиматься, чтобы в конце концов исчезнуть без следа.

Так недолго и в дурдом угодить. Веселенькая перспектива.

* * *

Что значит, когда телефон звонит в квартире глубокой ночью? Для Джейка только одно: очередные неприятности. В последний раз его среди ночи проинформировали о том, что он лишен права на юридическую практику. Чудовищный по сути звонок. Как будто звонивший, руководствуясь «лучшими побуждениями», не мог подождать до утра.

И главное, стоило только заснуть...

Джейк сел и несколько секунд приходил в себя, соображая, кто бы это мог быть. Собственно, выбор был невелик. Либо Шейн – сообщить, что Персик потерялся или попал под машину, либо его сестра Хедер... Но скорее всего это был Дэвид с ужасным известием о Нине.

Сердце оглушительно стучало.

Джейк снял трубку и замер. На дисплее цифровых часов светились цифры 1:06.

Это был не Дэвид. И не Шейн, и не Хедер.

– Джейк Савиль? – осведомился незнакомый мужской голос.

– Да, – произнес Джейк после продолжительной паузы. – А кто, собственно...

Его перебили:

– В тот вечер в номере отеля «Браун пэлас» была женщина.

– Послушайте, – начал Джейк, – кто вы...

Его снова прервали:

– Она свидетельница. Свидетельница убийства сенатора Скотта Тейлора.

И в трубке зазвучали короткие гудки.

Джейк отнял ее от уха и некоторое время тупо рассматривал, как будто впервые увидел. В отеле? В номере Скотта? Женщина?

– Свидетельница, – выдохнул он. – Неужели там была женщина, которая все видела?

Наконец Джейк положил трубку и перевел дух. В груди теснило. Он испытывал одновременно острое раздражение и необыкновенный душевный подъем. Свидетельница? Возможно ли это?

Привыкнуть к подобному известию, осознать его было непросто. Джейк вскочил с постели и в темноте прошелся по комнате.

Скотт Тейлор, муж его сестры, был кандидатом в президенты, который впервые за тридцать лет обещал действительно существенные перемены в стране. Он клялся осушить вашингтонские болота, реформировать финансы и вообще произвести капитальный ремонт системы. И Джейк вместе с миллионами граждан США заразился его страстными идеями, поверил, что такой политик сможет изменить страну к лучшему. И что греха таить, он, конечно, строил по поводу президентства Тейлора далеко идущие планы. Надеялся получить должность в Белом доме. Возможно, так оно и случилось бы. Правда, существовало одно маленькое «но»: Скотт был бабником. Причем не каким-нибудь, а настоящим, из тех, кто не пропускает ни одной юбки.

iknigi.net

Читать книгу Безрассудство Джейн Энн Кренц : онлайн чтение

Джейн Энн Кренц

Безрассудство

Глава 1

Освещенный луной, он был поистине великолепен.

Словно облаченный в серебряное сияние, струившееся на поляну, Габриэль Баннер, граф Уальд, казался ожившей легендой, таинственной и грозной.

Феба Лейтон заставила свою кобылу остановиться у кромки леса и, затаив дыхание, глядела, как Уальд направляет коня в ее сторону. Крепко сжимая поводья, она пыталась унять дрожь в руках. Не время терять самообладание, если уж она вышла на поиски приключений!

Фебе Лейтон нужен был странствующий рыцарь, а их выбор нынче, если хорошенько поразмыслить, не так уж велик. Из всех ее знакомых только Уальд обладал всеми необходимыми качествами, но нужно было убедить его принять ее предложение.

Несколько недель она обдумывала свой план. До сих пор граф, предпочитавший затворничество и уединение, стойко противостоял всем ее нарочито загадочным письмам. В отчаянии она сменила тактику. Чтобы выманить графа из его пещеры, Феба расставила ловушку с поистине замечательной приманкой, на которую он не мог не соблазниться.

И она добилась своего – в эту ночь, на безлюдной дорожке, в сельской глуши Сассекса, наконец состоится их свидание.

Уальд не знал ее имени: свои письма она подписывала не иначе как «Дама-под-вуалью». Ей не очень нравились такие уловки, но она не смогла придумать ничего другого. Если бы Уальд в самом начале догадался, кто пишет эти письма, он, несомненно, сразу отказался бы ей помогать. Она надеялась, что ей удастся сначала убедить его принять участие в ее поисках, а потом уж открыть свое имя. Феба верила: узнав обо всем, он простит ей вынужденную таинственность.

Уальд не помнил ее.

Они не встречались вот уже восемь лет, хотя и были знакомы. Тогда ей – шестнадцатилетней девочке – он казался живой легендой. В ее восторженных глазах ему недоставало только меча и сияющих доспехов.

Хотя сама Феба отчетливо помнила их последнюю встречу, она знала: Габриэль, посещая их дом, не обращал на нее тогда никакого внимания. Он был слишком озабочен планом романтического побега с ее сестрой Мередит.

Видя его приближение, Феба сгорала от любопытства и нетерпения. К сожалению, бледный лунный свет и вуаль, прикрывавшая ее лицо, мешали разглядеть, насколько изменился ее рыцарь.

Сначала она обратила внимание на то, что с годами он стал как-то крупнее. Выше, стройнее – и жестче. Его плечи под плащом с капюшоном казались невероятно широкими. Плотно прилегающие бриджи обрисовывали сильные мускулистые линии бедер. Изогнутые поля шляпы отбрасывали непроницаемую, зловещую тень, которая скрывала его лицо.

На какой-то миг Фебе показалось, что ее поджидает не тот, кто ей нужен. Возможно, она договорилась о встрече с настоящим злодеем, разбойником, грабителем или еще похуже. Она беспокойно заерзала в седле. Если с ней что-нибудь случится этой ночью, убитые горем родные найдут успокоение в памятнике с подходящей случаю надписью. Лучше всего: «Вот к чему ведет безрассудство!» Судя по словам ее постоянно обеспокоенных родственников, Феба сама все время искала неприятностей на свою голову. И как бы сегодняшняя неприятность не оказалась последней…

– Полагаю, вы и есть таинственная Дама-под-вуалью? – холодно осведомился граф.

Феба испытала неизъяснимое облегчение, мгновенно узнав его. Она не могла ошибиться, хотя восемь лет не слышала этот глубокий, твердый голос. Она лишь удивилась, ощутив легкую дрожь предвкушения встречи, и тут же нахмурилась, недовольная собой.

– Добрый вечер, милорд, – произнесла она. Габриэль придержал своего вороного жеребца в нескольких футах от нее.

– Я получил ваше последнее письмо, мадам. Оно вызвало во мне еще более сильное раздражение, чем все предыдущие.

Феба проглотила комок в горле, понимая, что Габриэль отнюдь не в лучшем расположении духа.

– Я только хотела пробудить ваше любопытство, сэр.

– Я испытываю глубокое отвращение к подобным уловкам.

– Понимаю… – Сердце у нее упало. «Глубокое отвращение к подобным уловкам».

Неожиданно она задалась вопросом, а не окажется ли попытка обратиться за помощью к Уальду серьезной ошибкой. Хорошо еще, что она проявила достаточную осмотрительность и явилась на ночное свидание под вуалью. Безусловно, ей лучше сохранить инкогнито на случай, если их ночное предприятие не принесет желанного результата.

– Как бы там ни было, я благодарна вам за то, что вы приняли мое предложение.

– Любопытство в конце концов одолело меня. – Габриэль слабо улыбнулся в лунном свете, но в изгибе его губ не было и намека на сердечность, а его холодный пристальный взгляд ничего не выражал. – Вы у меня как бельмо на глазу в течение последних двух месяцев, мадам. Надо полагать, вы прекрасно осведомлены об этом факте.

– Прошу меня простить, – взволнованно ответила Феба. – Все дело в том, что я уже почти отчаялась. С вами ведь не так-то легко встретиться, милорд. Вы не отвечали на мои письма, вы не показываетесь в обществе, мне оставался только один способ привлечь ваше внимание.

– Иначе говоря, вы совершенно сознательно решили рассердить меня до такой степени, чтобы я не выдержал и согласился на эту встречу.

Феба тяжело вздохнула:

– Выходит, что так.

– Довольно опасное занятие – дразнить меня, моя таинственная Дама-под-вуалью.

Она уже и сама поняла это, но отступать было поздно. Слишком далеко она зашла в своем безрассудном ночном приключении, чтобы теперь остановиться. Она все-таки леди, которая отправилась на поиски приключений, и должна проявить твердость.

– Неужели, милорд? – Она старалась говорить прохладно и чуть насмешливо. – Дело в том, что вы не оставили мне выбора. Но ничего страшного, я даже уверена, что в конце концов, выслушав меня, вы будете рады, что согласились встретиться со мной, и уверена, простите мне эту маленькую хитрость.

– Если вы пригласили меня только для того, чтобы похвастаться вашей последней победой, то предупреждаю: я не привык проигрывать.

– Моей победой… – Она заморгала (хорошо, что лицо скрыто вуалью), потом поняла, что он имеет в виду приманку, с помощью которой она вытянула его сюда нынешней ночью. – Ах да, книга. Сознайтесь, милорд, вам так же, как и мне, не терпится увидеть манускрипт. Вы же не устояли перед приглашением взглянуть на него, несмотря на то что я уже купила это сокровище.

Габриэль рукой в перчатке потрепал по загривку своего жеребца.

– Похоже, мы оба интересуемся средневековыми рукописями.

– Совершенно верно. Я вижу, вы сердитесь, что мне первой удалось разыскать «Рыцаря и колдуна»и выяснить, что книга продается. Но ведь вы достаточно великодушны и признаете, что я преуспела в своих поисках. В конце концов, рукопись все это время была здесь, в Сассексе, прямо у вас под носом.

Габриэль склонил голову в знак признания ее искусства:

– Да, вам опять повезло. За последние несколько недель вы уже в третий раз опередили меня. Можно поинтересоваться, почему вы просто не взяли рукопись и не унесли домой, как было с двумя предыдущими?

– Я ведь уже объяснила в письмах: мне необходимо было увидеться с вами, сэр… – Поколебавшись немного, Феба неожиданно призналась:

– И потом, если честно, я решила, что лучше проявить благоразумие и взять с собой этой ночью кавалера.

– Вот как.

– Я поняла, что мистер Нэш чересчур уж странный человек, даже для коллекционера книг, – продолжала Феба, – а когда он поставил такие необычные условия относительно времени, в которое он готов передать мне рукопись, я по-настоящему забеспокоилась. Не очень-то приятно совершать сделки в полночь.

– Похоже, Наш больше чем просто забавный чудак, – согласился с ней Габриэль.

– Он уверяет, что ведет ночной образ жизни, словно летучая мышь. Он написал мне, что его дом подчиняется иному распорядку, чем все человечество: он спит, когда другие бодрствуют, и работает, когда все спят. Очень странно, не так ли?

– Думаю, ему нетрудно было бы вести светскую жизнь, – сухо ответил ей Габриэль. – Наше общество бодрствует ночью, а днем отсыпается. Тем не менее вы, вероятно, были правы, опасаясь встречи с таким человеком в полночь и наедине.

Феба улыбнулась:

– Я рада, что вы одобряете мое намерение взять с собой кавалера.

– О да, я одобряю вас, но, признаться, меня весьма удивляет, что вы тревожитесь по этому поводу, – произнес Габриэль, с точностью фехтовальщика нанося прямо в цель скользящий удар клинком. – До сих пор вы не выказывали ни малейшей склонности к осмотрительности и благоразумию.

Феба покраснела, уловив сарказм в его словах.

– Тот, кто вступает на путь поиска приключений, должен быть смелым, милорд.

– Значит, вы считаете себя вступившей на путь приключений?

– Да, милорд, да.

– Понятно. Но если уж об этом зашла речь, считаю своим долгом предупредить вас: сегодня ночью я намерен заняться своими собственными поисками.

Холодок дурного предчувствия охватил Фебу.

– Да, милорд? И что же это за поиски?

– Не только перспектива оценить манускрипт Нэша, прежде чем вы завладеете им, привела меня сюда, моя Дама-под-вуалью.

– В самом деле, милорд? – Возможно, тайный замысел все-таки сработал, подумала Феба. Кажется, она действительно возбудила в нем любопытство, на что очень рассчитывала. – Значит, вам интересно то, что я собираюсь рассказать?

– Не совсем так. Я весьма заинтересован в знакомстве с моим новым конкурентом. Я рассчитывал на личную встречу с соперником. – Габриэль вновь холодно глянул на нее. – Я не имею чести знать, мадам, кто вы такая, вы слишком долго испытывали мое терпение. Я считаю, что пора прекратить эти игры.

И вновь тревога омрачила воскресший дух Фебы. Она, оказывается, по-прежнему далека от успешного завершения своего поиска.

– Думаю, наши интересы еще не раз столкнутся… Как вы верно заметили, мы стремимся приобрести одни и те же книги и рукописи.

Кожаное седло негромко скрипнуло: Габриэль заставил своего жеребца сделать навстречу к ней еще несколько шагов.

– Надо полагать, те маленькие победы, которые вам удалось одержать в последнее время, доставили вам радость, моя Дама-под-вуалью?

– Еще бы! – Она улыбнулась, пытаясь преодолеть неунимающуюся нервную дрожь. – Я вполне довольна своими недавними приобретениями. Они стали превосходным украшением моей библиотеки.

– Понимаю!.. – Последовала продолжительная пауза. – А вы не думаете, что есть определенная доля безрассудства в решении пригласить меня этой ночью в свидетели вашего очередного успеха?

«Это куда более безрассудно, чем он может себе вообразить», – печально подумала Феба.

– Если подумать, то вы, милорд, один из немногих людей во всей Англии, кто может оценить по достоинству мое приобретение.

– Я непременно оценю его по достоинству. Можете не сомневаться, я очень высоко оценю его. Но именно в этом кроется опасность для вас.

Пальцы Фебы, по-прежнему безотчетно сжимавшие поводья, слегка задрожали.

– Опасность?

– А что, если я силой отниму у вас рукопись, после того как вы заберете ее у мистера Нэша? – спросил Габриэль с убийственной нежностью.

Феба оцепенела от неожиданной угрозы. Она никак не предполагала такого поворота событий. В конце концов, Уальд все-таки граф.

– Не говорите глупостей! Вы же джентльмен. Вы не позволите себе ничего подобного.

– Таинственные дамы под вуалью, которые идут на все уловки, чтобы лишить достойных джентльменов вроде меня давно желанной добычи, должны быть готовы к тому, что у достойных джентльменов наконец лопнет терпение. – Теперь в голосе Габриэля явственно звучала сталь. – Если манускрипт Нэша действительно относится к легенде четырнадцатого века о рыцарях «Круглого стола», как он утверждает, мне он необходим, мадам. Назовите вашу цену.

Воздух между ними, казалось, потрескивал от напряжения. Отвага Фебы быстро иссякла. Единственное, на что она оставалась способной, – устоять против соблазна немедленно развернуть кобылку и помчаться галопом назад, под защиту усадьбы Амесбэри, где она остановилась. Она задавалась вопросом: неужели и средневековые рыцари были так же чертовски несговорчивы?

– Я не уверена, что вы согласитесь заплатить мою цену, сэр, – прошептала Феба.

– Назовите ее – и тогда посмотрим.

Феба облизнула пересохшие губы.

– Дело в том, что я не собираюсь продавать рукопись.

– Вы в этом вполне уверены? – Габриэль заставил жеребца сделать еще один шаг. Огромное животное вскинуло голову и тяжело зафыркало, пытаясь потеснить со своего пути кобылку Фебы.

– Вполне уверена, – поспешила ответить Феба. Она сделала паузу, чтобы усилить эффект. – Но я могла бы подарить ее вам, милорд.

– Подарить ее мне! – Габриэль, несомненно, был поражен ее заявлением. – О чем, черт побери, вы говорите?

– Я объясню позже, милорд. – Феба потрепала по загривку свою лошадь, пытаясь ее успокоить. – Простите, но скоро пробьет полночь. Через несколько минут я должна быть в доме Нэша. Вы едете со мной или нет?

– Я готов к безукоризненному исполнению своих обязанностей вашего кавалера предстоящей ночью, – мрачно произнес Габриэль. – Слишком поздно пытаться избавиться от меня.

– Хорошо, в таком случае приступим к делу. – Феба направила лошадь на залитую лунным светом дорожку. – Дом мистера Нэша недалеко отсюда, судя по указаниям, которые я получила от него в последнем письме.

– Что ж, не стоит заставлять его ждать. – Габриэль развернул своего коня вслед за ней.

Холеный жеребец легко попал в шаг и пошел бок о бок с лошадкой Фебы. «Хотела бы я знать, неужели моя кобылка нервничает так же, как я», – подумала Феба. Габриэль и его конь выглядели огромными и грозными в лунном свете.

– А теперь, раз уж мы встретились с вами, таинственная Дама-под-вуалью, позвольте задать вам несколько вопросов, – сказал Габриэль.

Феба искоса глянула на него.

– Странно это слышать, после того как вы в течение двух месяцев пренебрегали моими письмами. У меня сложилось впечатление, что я не пробудила в вас ни малейшего интереса.

– Вы чертовски хорошо осведомлены о том, что меня сегодня интересует. Признайтесь, вы и впредь намереваетесь домогаться каждой малоизвестной средневековой книги, которую я был бы счастлив приобрести?

– Возможно. Как вы уже заметили, мы явно проявляем пристрастие к одним и тем же рукописям.

– Такое пристрастие грозит стать слишком дорогим для нас обоих. Как только пройдет слух, что за каждый старинный том, который попадет в свет, готовы соперничать два претендента, цены мгновенно подскочат.

– Да уж, представляю, – Феба намеренно говорила легко и небрежно, – но я могу себе это позволить. Я получаю более чем щедрое содержание.

Габриэль бросил на нее испытующий взгляд.

– И ваш муж не возражает против столь разорительного увлечения?

– С вашего позволения, сэр, у меня нет мужа, и я вовсе не стремлюсь им обзавестись. Насколько мне известно, мужья обычно стремятся ограничить склонности своих жен к авантюрам.

– Несомненно, вряд ли кто-либо из мужей одобрил бы такое сумасбродство, каким вы занимаетесь сегодня ночью, – пробормотал Габриэль. – Ни один мужчина в здравом рассудке не позволил бы жене слоняться за городом в одиночку в такой час!

«Нил позволил бы мне поступить так», – печально подумала Феба. Но ее светловолосый Ланселот погиб, и она отправилась на поиски его убийцы. Феба отогнала нахлынувшие воспоминания и то чувство вины, которое она всегда испытывала, думая о Ниле Бакстере.

Из-за нее он отправился в Южные моря искать счастья, из-за нее он был там убит пиратом.

– Я ведь не одна, сэр, – напомнила она Габриэлю, стараясь сохранить непринужденный тон. – Со мной отважный странствующий рыцарь. Я чувствую себя в полной безопасности.

– Если не ошибаюсь, вы говорите обо мне.

– Ну конечно.

– Тогда вы должны помнить, что странствующих рыцарей нужно как следует вознаграждать за их услуги? – спросил ее Габриэль. – В средние века леди обязана была оценить подвиги рыцаря, наградив его своей благосклонностью. Скажите, мадам, готовы ли вы уплатить мне за сегодняшний подвиг?

Феба широко раскрыла глаза. Его слова неожиданно потрясли ее. Не хочет же он сказать, что она должна отплатить ему благосклонностью… в интимном смысле? Даже если он стал отшельником и не считает делом чести следовать правилам, принятым в свете, все равно она не могла поверить себе, что натура Габриэля, которого она знала, настолько изменилась.

Благородный рыцарь, решившийся когда-то спасти ее сестру от нежеланного брака, был великодушен и отважен. По ее мнению, мнению шестнадцатилетней девочки, он мог занять достойное место за «Круглым столом». Нет-нет, он не посмеет так вопиюще не по-рыцарски поступить с женщиной.

Или… Она, должно быть, просто не поняла его. Он хотел ее поддразнить.

– Напомните мне, милорд, и вы получите за нынешний подвиг кусочек ленточки или другую безделушку, – откликнулась Феба. Она сама не знала, прозвучали ли ее слова достаточно уверенно. Ей скоро будет двадцать пять, но это вовсе не свидетельствовало о том, что она накопила некоторый опыт по части общения с невоспитанными джентльменами. Младшая дочь графа Кларингтона всегда находилась под надежной защитой. Иногда она даже жалела об этом.

– Не думаю, что кусочка ленточки будет достаточно, – задумчиво сказал Габриэль. Терпение Фебы лопнуло.

– Прекрасно, но вы все равно ничего не получите, так что лучше не злите меня, милорд. – Тут, к своему облегчению, она увидела освещенное окно. – Это должен быть дом мистера Нэша.

Она вгляделась в маленький обветшалый домик, освещенный лунным сиянием. Даже ночью было видно, как неухожено, запущенно это жилье. Сломанная калитка преграждала путь в заросший сорняками сад. В единственном освещенном окне не хватало стекла, крышу давно пора было перебрать.

– Похоже, продажа рукописей занятие невыгодное. – Габриэль, дернув поводья, резко остановил коня и легко соскочил наземь.

– Он редко продает свои книги. Из его писем я поняла, что за этими стенами скрывается огромная библиотека, но он весьма неохотно расстается со своими книгами. – Феба тоже остановила свою кобылку. – Он согласился продать «Рыцаря и колдуна» только потому, что ему срочно понадобились деньги на приобретение тома, который он счел более важным, чем фривольный средневековый роман.

– Но что может быть важнее фривольного романа? – Габриэль слегка усмехнулся и вдруг крепко обхватил Фебу за талию.

У нее перехватило дыхание, когда Габриэль без видимых усилий поднял ее из седла. Он не сразу опустил ее на землю, а держал перед собой на весу так, что ее ножки в ботиночках беспомощно болтались в дюйме от земли. Он впервые притронулся к ней, впервые оказался так близко. Больше всего Феба испугалась самой себя, своей реакции. Она чувствовала, что задыхается.

Она неожиданно поняла, что ее волновал этот запах… Описать его было невозможно, в нем смешались запахи кожаного седла, конской шерсти и мускусный запах мужчины. Она поняла, что никогда не забудет этот миг.

Почувствовав силу его рук, она испугалась. Как мала она перед ним, как легка. Первое впечатление не обмануло ее – он действительно стал гораздо крупнее, чем в юности.

Восемь лет назад Феба восхищалась человеком, претендовавшим на роль спасителя ее сестры, со всем пылом невинной романтической девочки.

Этой ночью она поразилась открытию, что сама могла бы без ума влюбиться в него – влюбиться, как взрослая женщина во взрослого мужчину. Ничего подобного она в жизни своей не испытывала ни к одному мужчине, даже к Нилу. Никогда не переживала этого внезапного, потрясающего откровения.

«Видимо, у меня просто разыгралось воображение», – попыталась она успокоить себя. Лунный свет, волнение… Сколько раз родные советовали ей обуздывать свою фантазию.

Габриэль осторожно поставил ее на ноги. Смущенная ошеломляющим впечатлением, произведенным его объятиями, Феба забыла опереться на правую ногу, прежде чем перенести вес тела на левую. Она пошатнулась и схватила Габриэля за руку, чтобы удержать равновесие.

– Я напугал вас, прекрасная леди? – приподнял брови Габриэль.

– Нет, конечно же, нет. – Феба выпустила его руку и поспешно расправила складки своей амазонки.

Она решительно направилась к сломанной калитке. Все равно не удастся скрыть, что она слегка прихрамывает. Сама она давно уже привыкла к своей хромоте, но другим это всегда бросается в глаза.

– Вы подвернули ногу, когда я вас отпустил? – На этот раз в голосе Габриэля прозвучала неподдельная тревога. – Прошу прощения, мадам. Обопритесь на мою руку.

– Со мной все в порядке, – нетерпеливо ответила Феба. – Я всегда прихрамываю на левую ногу: результат несчастного случая – я попала под карету.

– Вот как, – тихо отозвался Габриэль.

«Не смутит ли его моя хромота?»– подумала Феба. Обычно мужчин это отталкивало. Мало кто захочет пригласить хромоножку на вальс. До сих пор она не волновалась по этому поводу, смирившись. Но сейчас ей стало больно при мысли, что Габриэль, как и другие мужчины, требует от женщины совершенства.

– Я кажусь несколько взволнованной, – осевшим от волнения голосом заметила Феба, – но только потому, что я вас почти не знаю.

– Так уж и не знаете? – насмешливо удивился Габриэль. – Вы уводите у меня из-под носа уже третью рукопись. Судя по всему, вы прекрасно изучили меня.

– Я ничего не уводила, милорд. – Феба ухватилась за край своей шляпки и быстро опустила второй слой темной вуали. Внутри дома одного слоя дымчатой сетки может оказаться недостаточно, чтобы скрыть ее лицо. – Мы с вами соперники, но не враги.

– Согласитесь, в подобных делах это не большая разница. Я вас предупредил, мадам. Сегодня вы явно испытываете судьбу, ибо зашли слишком далеко.

Феба поспешно постучала в дверь.

– Не беспокойтесь, Уальд! У вас еще будут шансы выиграть нашу игру.

– Разумеется. – Взгляд Габриэля, казалось, проникал сквозь двойную завесу вуали. В это время по ту сторону двери послышались шаги. – В будущем я постараюсь доставить вам больше хлопот, чем доставил до сих пор, мадам.

– Я вполне удовлетворена, как все это время справлялась с ними, – ответила Феба, когда щелкнул замок.

«Спорить с Уальдом все равно что тащить перед тигром кусок свежего мяса. Опасное занятие, если не сказать больше. Но я должна все время поддерживать его любопытство», – напомнила она себе. Если он потеряет интерес к этой истории, то тут же растворится в ночи. И опять остается лишь вздохнуть с сожалением, что на свете так мало настоящих рыцарей. Выбирать особенно не из кого.

– До сих пор вам доставались одни победы, мадам, – заметил Габриэль. – И только потому, что вы побеждали, вы были довольны собой. Но теперь все изменится.

iknigi.net

Читать книгу Безрассудство »Уилбер Джил »Библиотека книг

   

Опрос посетителей
Что Вы делаете на сайте?
   
   

На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.

   

   

Уилбер Джил. Книга: Безрассудство. Страница 1
БЕЗРАССУДСТВО

Джил УИЛБЕР

Анонс

Газетчики провозгласили его королем автоспорта, они же обвинили его в гибели человека, не имея на то веских оснований. И, что самое ужасное, он сам поверил, что виновен. А посему бросил спорт, решив похоронить себя вдали от любопытных глаз и вездесущих репортеров.Так бы, возможно, и провел он остаток своей жизни, если бы, по воле случая, ему не удалось спасти.., журналистку.

Глава 1

Очаровательный полуторалетний малыш полз на четвереньках, с громкие сопением толкая перед собой яркий пластмассовый автомобиль, в котором сидел плюшевый заяц, еще совсем недавно белый и пушистый. Желтые колеса путались в подстриженной траве ухоженного газона, мохнатый зверек того и гляди мог вывалиться наружу.За стараниями малыша с живейшим интересом наблюдали два ротвейлера, сидевшие бок о бок на мощенной камнем площадке перед домом.Неожиданно раздался негодующий возглас, и одна из собак, почуяв неладное, сорвалась с места, спеша на помощь. Случилось то, что и должно было случиться, - наехав на кочку, автомобиль перевернулся, и теперь из-под кузова торчали только два пушистых уха.Сидевшая в тени дерева молодая женщина поспешно вскочила, чуть не смахнув со стола стопку машинописных страниц. Фраза на листе бумаги, вставленном в каретку пишущей машинки, так и осталась неоконченной. Но оказалось, что ей не к кому мчаться на выручку. Отпихивая одной ручонкой не в мере усердного, повизгивающего пса, малыш с завидным упорством старался собственными силами ликвидировать последствия аварии и для начала вытаскивал за уши пострадавшего.Женщина перевела взгляд и неожиданно заметила еще одного свидетеля “дорожно-транспортного происшествия”. Осторожно, чтобы не привлечь внимания сына, Ралф Хойт снимал на кинопленку своего первенца.А ведь почти три года назад именно с автомобильной аварии началось то, что теперь Кейт Хойт - тогда еще Сондерс - считала волшебной сказкой, воплотившейся в действительность.

***

У Кейт едва хватило времени подумать, что еще рано подсчитывать свои шансы, когда окружающий ее мир внезапно рухнул: огромный серый джип вылетел с боковой улицы ей наперерез. Раздался скрежет металла о металл, и женщину подбросило внутри машины, словно игральную кость. Она ударилась головой о крышу, затем о приборный щиток и руль, но все-таки ремень безопасности выдержал. Хотя на миг показалось, что он вот-вот разрежет ее пополам. Осколки стекла посыпались дождем, впиваясь в кожу и волосы.В наступившей тишине, лишенной времени, Кейт ясно сознавала только две вещи: что она каким-то чудом не ранена, хотя и замурована в искореженном автомобиле, и что она чувствует запах бензина.И все из-за того, что какой-то кретин.., идиот... Кейт тщетно пыталась найти подходящее определение для человека, который даже не посмотрел по сторонам, прежде чем выехать на шоссе. Сквозь покрытое паутиной трещин лобовое стекло она видела, как вокруг искалеченных машин собирается толпа. Несмотря на то что Кейт Рыла разъярена до предела, она все же надеялась, что больше никто не пострадал. Работая журналисткой на телевидении, она достаточно насмотрелась на автокатастрофы, чтобы не желать никому попасть в такой переплет.Вид толпы заставил ее встревожиться и еще по одной причине. Она по-прежнему чувствовала запах бензина. Нужно было выбраться отсюда и крикнуть зевакам, чтобы отошли подальше, пока машину не разнесло взрывом.Но это было проще сказать, чем сделать. Дверцу с ее стороны заклинило, и, хотя Кейт навалилась на нее всем телом, усилия не дали никакого результата. Тогда она придвинулась вплотную к лобовому стеклу и крикнула:- Помогите мне выбраться!Невероятно, но этот человек оказался рядом с ней через какую-то долю секунды и рванул дверцу, чуть не сорвав ее с петель. Как только та открылась, он отстегнул ремень Кейт.- Вы ранены? Можете двигаться? Она кивнула:- Кажется, отделалась синяками. Ничего серьезного.Он облегченно вздохнул, затем предложил:- Положите руку мне на плечо. Я помогу вам выбраться.Да, подумала Кейт, это и впрямь будет лучше всего. Оставаться в машине было явно небезопасно. Застонав от напряжения, она обхватила мужчину за плечи и неосознанно отметила, какая у него мощная мускулатура.Очень осторожно незнакомец поднял ее и перенес на траву, подальше от разбитой машины. Удивительно, но его действия побудили зевак отойти от места аварии.Вдалеке послышалось завывание сирен, постепенно становившееся все ближе. Это напомнило Кейт о том, что оставаться здесь все еще рискованно. Она попыталась подняться, но незнакомец остановил ее, мягко дотронувшись до плеча.- Лучше вам не вставать. У вас может быть шок.- Со мной все в порядке. - Но когда Кейт сделала еще одну попытку встать, ноги подкосились и она рухнула обратно на траву. - Хотя, впрочем...Мужчина опустился на землю рядом с ней.- Ну, теперь убедились?- Что с другим водителем?- Скоро выяснится. Кажется, кроме вас, никто не пострадал. Это просто чудо. Надо же было ему так вылететь на шоссе!- Мне ничего не оставалась, как врезаться в него, - возбужденно заговорила Кейт и тут же пришла в ярость, почувствовав, что ее глаза наполнились слезами. Она крепко зажмурилась. - Я ощущаю себя полной идиоткой.- А что, у знаменитостей не бывает нормальных человеческих чувств? Кейт удивленно раскрыла глаза:- Вы меня знаете?Легкая усмешка промелькнула на его лице, которое было скорее грубоватым, чем красивым, но в своей привлекательности сочетало и то и другое. Глаза, что смотрели на нее со скрытым восхищением, были самого глубокого синего цвета, который она когда-либо видела.- Все время смотреть вашу информационную передачу и не узнать Кейт Сондерс? Меня зовут Ралф.- Привет, Ралф. - Она покосилась на свои кровоподтеки и разодранную одежду, невольно сознавая, насколько приятно, что он ее узнал. И еще, как бы ей хотелось, чтобы они встретились при других обстоятельствах. - Между прочим, у некоторых знаменитостей нет даже приличной комнаты на студии.Ралф провел пальцами по своей густой черной шевелюре, и она заметила на его висках серебряные нити. Седина казалась натуральной, хотя совершенно не вязалась с возрастом мужчины. Кейт была бы очень удивлена, если бы оказалось, что ему больше тридцати.- Авария случилась не по вашей вине, - твердо сказал он.- Но автомобиль - собственность телекомпании. Они...Конец фразы заглушил грохот, похожий на гул поезда, мчащегося через туннель. Кейт задохнулась от изумления, когда Ралф распростерся на земле, заслонив ее от взрыва, что в конце концов разнес автомобиль. Сгусток пламени промелькнул в воздухе, и их опалило жаром. Однако рев огненного дракона потонул в криках и воплях убегающих в панике людей. Кейт инстинктивно вцепилась в Ралфа, уткнувшись лицом ему в плечо.- Все в порядке. Я с вами.К ней вновь вернулось ощущение безвременья, но она инстинктивно чувствовала, что может верить его словам. Он не допустит, чтобы с ней случилось что-то плохое.Пронзительный вой сирен раздался совсем рядом, и прибывшие полицейские и работники спасательных служб окружили горящий автомобиль. Им понадобилось всего несколько минут, чтобы обуздать пламя. Машина превратилась в груду тлеющих обломков, над которыми лениво плавали в воздухе ленты желтого едкого дыма.Ралф помог Кейт приподняться и сесть. Он был бледен, но держал себя в руках. Его рубашку покрывали пятна копоти. Однако в ответ на участливый взгляд Кейт он лишь пожал плечами:- Ничего страшного. Главное, что с вами все в порядке.- Еще раз спасибо, - с искренней признательностью сказала она.Он усмехнулся одним уголком рта, и эта усмешка вызвала у Кейт странное ощущение.- Рад был помочь. Теперь вы конечно же помчитесь обратно в студию с горячей новостью!Он наверняка пытается хоть немного развеять пережитый мною ужас, подумала Кейт, бросая мимолетный взгляд на все еще дымящиеся останки автомобиля.- Но не горячее этой. Мы как раз возвращались после съемок репортажа об охране окружающей среды в заповеднике, что в ста милях отсюда.- A-a-а...знаю это место... Я живу недалеко. - Ралф нахмурился:- Как вы теперь доберетесь до дому?Кейт протестующе замахала руками:- Я не поеду домой до тех пор, пока не сделаю студийную запись. К счастью, никто из съемочной группы, что ехала следом за мной, не пострадал. Когда закончим, кто-нибудь меня отвезет.Показалось ли ей или Ралф в самом деле вздохнул с облегчением, узнав, что она не собирается сразу ехать домой? Эта мысль внушила ей смутную тревогу. Однако Кейт тут же забыла о ней, увидев, что оператор Том Мастер-сон направляется к ней. Внезапно она почувствовала головокружение, но усилием воли преодолела его. Рука автоматически потянулась к растрепавшейся прическе.Ралф пристально смотрел на человека с камерой. Затем оглянулся на толпу, которая теперь уже обступала их со всех сторон.- Хотите, чтобы вас сняли в таком виде? - резко спросил он, обращаясь к Кейт.Женщина отрицательно покачала головой. Ее белокурые локоны спутались, на лице осела копоть, одежда была порванной и грязной.- Думаю, что вполне могла бы без этого обойтись.- И я тоже, - сказал Ралф. - Похоже, есть только один способ.- Что... - Она не успела договорить, когда почувствовала прикосновение его губ к своим. Ей оставалось только подчиниться, потому что любое сопротивление было бесполезным - все равно что бороться с навалившейся на тебя каменной плитой.- Что вы делаете? - пролепетала она, с трудом переводя дыхание.- Пытаюсь привести вас в чувство. Это нечто вроде искусственного дыхания.Очередной поцелуй закрыл ей рот, и Кейт поняла, что продолжать разговор будет довольно затруднительно. К тому же она была совершенно выбита из колеи: человек, который целовал ее сейчас, и без того уже достаточно подействовал на ее чувства. При других обстоятельствах она получила бы истинное наслаждение от его поцелуев, но сейчас обстановка явно к этому не располагала.- Догадываюсь, что вы не хотите попасть в объектив, но так ли уж обязательно то, что вы сейчас делаете? - спросила она, как только получила такую возможность.- А у вас есть идея получше?Мягкое дуновение его дыхания и ощущение теплоты его губ, казалось, предельно обострили ее восприятие. Кейт закрыла глаза, но это было ошибкой, потому что таким образом она еще больше сосредоточилась на своих переживаниях и на том магическом воздействии, которое человек по имени Ралф оказывал на нее.Почувствовав, что мужчина ослабил хватку, Кейт осторожно приоткрыла глаза и попыталась сказать по возможности безразличным тоном:- Вы думаете таким манером заставить Тома отказаться от съемки? Скорее уж наоборот.- По правде говоря, я об этом чуть не забыл. Но, видите ли, искусственное дыхание слишком долгая процедура, чтобы стать подходящим сюжетом для вечерних новостей.- Будем надеяться, - вздохнула Кейт.- В любом случае наших лиц не будет видно. Так что успокойтесь. Ваша репутация ничуть не пострадала.Так же, как и ваше инкогнито, подумала Кейт. Ну что ж, этот человек вытащил ее из разбитой машины и скорее всего спас ей жизнь. Если он не хочет огласки, не стоит настаивать. Она и без того достаточно многим ему обязана.- Когда ваш оператор увидел мои старания, то, кажется, решил, что вам нужна помощь реаниматоров. Возможно, вам действительно стоит показаться врачу. Вроде ничего не сломано, но ваш румянец слишком яркий, и дышите вы с трудом.Кейт едва удержалась от того, чтобы не расхохотаться. Симптомы, о которых говорил Ралф, появились только после того, как он начал “приводить ее в чувство”. Что же с ней происходит? Может, это последствия шока?- Вероятно, вы правы, - согласилась Кейт и опять закрыла глаза, пытаясь справиться со своими ощущениями.Когда она открыла их снова, то увидела склонившуюся над ней женщину в белом халате. Ралф исчез.- Тот человек, что был со мной... Вы видели, куда он пошел? - запинаясь, спросила Кейт, неожиданно почувствовав странную пустоту в душе.Женщина нахмурилась:- Вы о вашем приятеле с камерой? Он там, вместе с остальными.Может быть, Ралф ей приснился? Казалось почти невероятным, что абсолютно незнакомый человек мог произвести на нее столь сильное впечатление за считанные минуты. Что он такого сделал? Просто позаботился о ней.., и еще поцеловал, совершенно без всяких чувств, под видом первой помощи.Дрожь прошла по ее телу, и врач озабоченно спросила:- Вас знобит?- Со мной все в порядке, правда, - сказала Кейт чуть ли не в двадцатый раз за последнее время.Но ей пришлось повторять это до тех пор, пока Том и остальные члены съемочной группы не поддались на ее уговоры вернуться на студию.- Ты действительно уверена, что все нормально? - в последний раз спросили ее.- Врач меня осмотрела, и у меня ничего не повреждено, - настаивала Кейт. Да, ничего, кроме чувств. Иначе из-за чего ей так не терпится вновь встретиться с человеком, которого она раньше даже ни разу не видела. Что-то побуждало ее к этому, несмотря на то что затея казалась почти безнадежной.- Я приеду, как только разберусь с одной проблемой, - сказала она.

***

Кейт сидела в офисе своей подруги, пытаясь собраться с мыслями. Если кто-то и мог помочь ей разгадать тайну, так только Тэсс Маринер, профессиональный фотограф. Тэсс была обладательницей самого обширного фотоархива на всем побережье и всегда снабжала приятельницу ценной информацией.- И ты даже не знаешь, куда он мог деться? Что ж, будем надеяться, что по крайней мере он живет в Австралии, - заметила Тэсс, взглянув на Кейт поверх чашки с кофе, когда та закончила рассказ о своем приключении.Кейт вздохнула:- Да я о нем вообще ничего не знаю. Но я должна найти его и отблагодарить. Ведь он спас мне жизнь.

Все книги писателя Уилбер Джил. Скачать книгу можно по ссылке

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

   

   

Поиск по сайту
   
   

   

Теги жанров Альтернативная история, Биографии и Мемуары, Боевая Фантастика, Боевики, Военная проза, Детектив, Детская Проза, Детская Фантастика, Детские Остросюжетные, Детское: Прочее, Другое, Иронический Детектив, Историческая Проза, Исторические Любовные Романы, Исторические Приключения, История, Классическая Проза, Классический Детектив, Короткие Любовные Романы, Космическая Фантастика, Криминальный Детектив, Любовные романы, Научная Фантастика, Остросюжетные Любовные Романы, Полицейский Детектив, Приключения: Прочее, Проза, Публицистика, Русская Классика, Сказки, Советская Классика, Современная Проза, Современные Любовные Романы, Социальная фантастика, Триллеры, Ужасы и Мистика, Фэнтези, Юмористическая Проза, Юмористическая фантастика, не указано

Показать все теги

www.libtxt.ru