Читать бесплатно книгу Безумцы - Насибов Александр. Безумцы книга


Читать книгу Безумцы »Насибов Александр »Библиотека книг

   

Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?
   
   

На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.

   

   

Насибов Александр. Книга: Безумцы. Страница 1
Александр НАСИБОВ

БЕЗУМЦЫ

Нет преступлений, которых не совершилии не способны совершить фашисты.Фашизм живуч, фашизм страшенв любом своем проявлении.

СВИДЕТЕЛЬ ШРАЙБЕР:ГРУППЕНФЮРЕР СС ПРОФЕССОР ГЕБГАРДТ ПРОИЗВОДИЛ ОПЕРАЦИИ ЧЕРЕПА РУССКИМ ВОЕННОПЛЕННЫМ И ЗАТЕМ УМЕРЩВЛЯЛ ЛИЦ, ПОДВЕРГШИХСЯ ОПЕРАЦИИ, ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ ИМЕТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ УСТАНОВИТЬ ПАТОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ, ДЕФОРМАЦИЮ КОСТЕЙ…СВИДЕТЕЛЬ ПАХОЛЛЕГ:НЕКОТОРЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ ВЫЗЫВАЛИ У ЛЮДЕЙ ТАКОЕ ДАВЛЕНИЕ В ГОЛОВЕ, ЧТО ОНИ СХОДИЛИ С УМА… В СВОЕМ БЕЗУМИИ ОНИ РАЗРЫВАЛИ СЕБЕ ЛИЦО И ГОЛОВУ НОГТЯМИ…Из материалов Нюрнбергского процессанад главными военными преступниками

ОТ АВТОРА

Тот памятный вечер Кирилл Карцов провел дома. Уже давно стемнело и за окном стихли шумы улицы, а он все сидел у стола. Радио донесло перезвон курантов. В Москве была полночь. Здесь же, на Каспии, истек первый час новых суток…Карпов встал, походил по комнате, вернулся к столу и пододвинул к себе развернутую газету. Это был обычный номер западногерманского “Курир” — восемь полос убористого текста и контрастных фото, оттиснутых на тонкой шелковистой бумаге, несколько страниц рекламы, затем вкладыш с продолжением какого-то романа. Большая статья в правом нижнем углу первой полосы была заключена в черную рамку.Газета была годичной давности, но оказалась у Карцова только теперь, да и то по чистой случайности. Утром он зашел ко мне в редакцию договориться о предстоящих спусках под воду: Карцов не только врач, но и подводный исследователь, и на завтра были назначены погружения в районе затонувшего в древности города.Подводные пловцы работают парами, охраняя друг друга, как это делают в бою истребители. При погружениях я — напарник Карцова. Вот он и заглянул ко мне, чтобы заранее все уточнить.Обложившись газетами, я сидел за составлением обзора. Здесь были издания социалистических стран, номера французской “Монд” и лондонских “Таймс” и “Обсервер”, бюллетени агентств. Разговаривая, я рылся в подшивках, затем отпер шкаф и выволок толстую пачку газет из архива.Тут-то Карцов и увидел “Курир”. Он так и впился глазами в статью в правом нижнем углу первой полосы газеты.Он в совершенстве знает немецкий, но поначалу не сама статья в траурной рамке взволновала его. Фотография, заверстанная в центре статьи, — вот от чего он не мог отвести глаз.— Кто это? — осторожно спросил я.— Абст.Меня как пружиной подбросило. Я схватил подшивку, вгляделся в заголовок статьи с фотографией. Невероятно! Очевидно, в сутолоке дел я просмотрел этот номер газеты.— Некролог, — пробормотал я, опускаясь на стул. — Как же так?..Карцов не ответил. С минуту он сидел неподвижно. Потом встал, направился к двери.— Возьми ее, если хочешь, — сказал я. Он обернулся.— Возьми газету, — подтвердил я, — тебе она нужнее.Он вернулся, сложил “Курир”, сунул себе в карман.Потом Карцов долго бродил по улицам города, больше часа провел на Приморском бульваре. Он сидел у самой кромки воды, привалившись к спинке скамьи, расслабив вытянутые ноги.Как бы ни был он утомлен, стоило ему оказаться у моря — и отступала усталость. Но сейчас он глядел на Каспий и не видел ни бухты, ни горбатого острова на горизонте, ни буксиров и катеров, которые в эту пору во множестве снуют от причала к причалу.А день догорал. Аллею пересекали синие тени. И ветер, который не унимался с утра, теперь притих, будто притомился. Два скутера, вздыбив носы, промчались вдоль каменистого парапета бульвара и унеслись в море. Оглушительный треск форсированных лодочных моторов вернул Карцова к действительности. Поднявшись со скамьи, он зашагал домой.Сейчас он в своем кабинете. И с немецкой газеты на него смотрит Артур Абст.Вот какой некролог напечатан по поводу смерти этого человека.НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ ИЛИ ПРЕСТУПЛЕНИЕ?ГИБЕЛЬ КАПИТЭНА ЦУР ЗЕЕ1 АРТУРА АБСТА.МЫ ОБНАЖАЕМ ГОЛОВЫ ПЕРЕД ПАМЯТЬЮ ГЕРОЯ.ВЕДЕТСЯ СТРОГОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ.Телеграф принес скорбную весть. У восточных берегов Австралии погиб капитэн цур зее в отставке доктор Артур Абст — ветеран войны, кавалер многих орденов и медалей, видный ученый и турист.Полгода назад доктор Абст начал длительное путешествие. Его тридцатитонный тендер2 “Зееволъф” пересек Атлантику и некоторое время крейсировал у берегов США. Ненадолго задержавшись во Флориде, яхта приняла на борт супругу хозяина, которая проводила июль в Майами.Затем “Зееволъф” спустился к югу и прошел Панамский канал. Оказавшись в Тихом океане, он взял курс на Австралию. Гавайи, острова Гилберта и Санта-Крус — таковы этапы этого сложного перехода. Миновав Новые Гебриды, доктор Абст пересек с востока на запад Коралловое море.Он был у цели: перед бушпритом “Зеевольфа” простирался Большой барьерный риф. Начинался прилив, и огромные валы с грохотом дробились о коралловые стены этого величайшего чуда природы.Здесь, у Большого рифа, где неповторимы богатства океанской флоры и фауны, Артур Абст решил совершить несколько спусков под воду.И первый же день стал для него роковым.Ясным солнечным утром доктор Абст надел акваланг и ушел на глубину. Через несколько минут он закончил пробное погружение, и тогда с борта яхты ему подали легкий подводный буксировщик с укрепленной на нем кинокамерой. Опробовав их, пловец нырнул.Солнце поднималось все выше. Супруга доктора фрау Бригита читала на палубе. Единственный матрос яхты сидел неподалеку и дремал. Был штиль. Лишь легкая зыбь колебала поверхность моря. Казалось, ничто не предвещало несчастья.А оно надвигалось.Прошло минут десять, потом еще столько же. Бригитой Абст стало овладевать беспокойство. Минуты бежали, и тревога росла, хотя было известно, что трехбаллонный акваланг Артура Абста позволяет находиться под водой длительное время.Истекло три четверти часа. Фрау Бригита отбросила книгу и приказала матросу принести ей респиратор, чтобы спуститься к доктору.Матрос подал ей маску и ласты, помог надеть баллоны.Но фрау Бригита не покинула яхту, ибо в это мгновение доктор Абст всплыл. Он едва держался на воде и знаками просил о помощи.Матрос кинулся в море, подтянул пострадавшего к яхте.С борта ему помогала фрау Бригита.Когда Артура Абста подняли на палубу, он был без сознания. Фрау Бригита поспешила в каюту за кофеином, матрос же стал делать хозяину искусственное дыхание, ибо предполагалось, что доктор отравился углекислотой, содержавшейся в плохо отфильтрованном воздухе акваланга.Шприц был вынесен. И тут случилось непоправимое. Едва игла коснулась кожи пострадавшего, он судорожно изогнулся, перевалился через низкий планшир и скрылся под водой.Длительные поиски результата не дали — в этом месте, у границы материковой отмели, коралловая стена рифа отвесно уходит на огромную глубину.Так погиб ветеран и герой войны, исследователь и спортсмен доктор Артур Абст.Пучина хранит тайну гибели благородного сына нации.Ведется строгое расследование.Карцов откладывает газету. Артур Абст!.. Сколько же ему было в войну? Что-то около тридцати. Тридцать или немногим больше. Значит, сейчас было бы под пятьдесят?.. Да, на фотографии — человек хорошо сохранившийся, но уже немолодой. У него расчесанные на пробор блестящие темные волосы, высокий лоб, чуть скошенный к темени. Нос, подбородок, овал лица безупречны. Однако все портит отвисшая, будто безвольная, нижняя губа. Даже на снимке видно, какая она вялая и мокрая. А в маленьких зрачках Абста затаилась холодная, расчетливая жестокость.Перед Карцовым встает финал их боя.Зеленый мерцающий сумрак.Кровь, вытекающая из раны в бедре, здесь, на пятнадцатиметровой глубине, тоже зеленоватая.И — Абст, который прекратил сопротивление и погружается…Карпов не раз собирался поведать людям об Абсте. Все пережитое в “1-W-1” — подводном логове Абста — плюс трофейные документы абвера3 и СД4, с которыми ему довелось ознакомиться, — все это создавало картину достаточно полную.Он брался за перо. Но отвлекали дела, казавшиеся более срочными, и записи возвращались в ящик стола. К тому же Карцов был убежден, что до конца рассчитался с Абстом. Оказалось, ошибался: каким-то образом Абст уцелел и умер только недавно.Но, быть может, не стоит ворошить прошлое? Сколько вокруг нового, интересного!..Нет, стоит!К западу от Эльбы определенные круги вовсю превозносят нацистов — и гитлеровских, образца 1933 года, и современных. Ведь объявили же Абста чуть ли не национальным героем!Абст уже никому не причинит зла. Однако у него много единомышленников, которые живы, действуют, рвутся к ядерному оружию, к власти.Надо рассказывать людям о черных делах нацистов, обрушивать на них удар за ударом, пока не исчезнет с лица земли последний приверженец свастики.Эти записи, во многом составленные по воспоминаниям Кирилла Карцова, можно считать нашим ответом на некролог в “Курир”.

Часть первая“1-W-1”ГЛАВА ПЕРВАЯДверь, очень высокая и массивная, с бронзовым щитом вверху, на котором переплелись метровые буквы А и Г — вензель нацистского фюрера, бесшумно поддалась под нажимом руки офицера СС. Не шелохнулись верзилы часовые у входа. В черных мундирах и вороненых стальных шлемах, в ослепительно белых перчатках и с белоснежными подсумками на поясе, они застыли как истуканы, вдавив приклады винтовок в пол между расставленных ногОфицер посторонился, пропуская в кабинет человека. Тот вошел, со стуком свел каблуки, вскинул руку и прокричал приветствие.— Подойдите, — сказал Гитлер, сидевший в противоположном конце кабинетаПечатая шаг, посетитель пересек помещение.— Можете сесть. — Гитлер движением руки показал на кресло, стоявшее поодаль от стола.Человек опустился на краешек кресла. Неподвижный, прямой, он сидел в позе почтительного ожидания, и каждый его мускул был напряжен, готовый мгновенно сработать.Гитлер многое знал о посетителе. В справке, доставленной Герингом, значилось: барон Вернер Магнус Максимилиан фон Браун, возраст 27 лет, место рождения Восточная Пруссия — Вирзиц; его отец — барон Магнус Александр Максимилиан фон Браун, гауптман5 королевской прусской армии в отставке, имперский комиссар в отставке, член правления имперского банка, судья ордена ионитов6; мать — Эмми Милита Цецилия, урожденная фон Квисторп, дочь ротмистра прусской королевской армии, почетного рыцаря ордена ионитов.Столь же имениты были представители ранних поколений этой династии. В справке подчеркивалось: фон Брауны получили баронство в XVII веке и с тех пор поставляют фатерлянду военных, дипломатов, промышленников, финансистов. Вернер фон Браун изменил давней традиции семьи, став инженером и исследователем. Направление его деятельности — двигатели и летательные аппараты, основанные на принципе ракеты.Восстанавливая в памяти все эти сведения, Гитлер с любопытством смотрел на фон Брауна. У инженера было овальное лицо, цепкие глаза.Сейчас они не мигая глядели на хозяина кабинета.— Давно занимаетесь исследованиями? — спросил Гитлер.Ответил Герман Геринг. Он встал из-за картографического стола, где рассматривал бумаги, привычно коснулся пальцем лацкана своего френча из белой замши.— Мой фюрер, — сказал Геринг, — делу, которым вы заинтересовались, инженер фон Браун отдал уже семь лет. Он начинал в лаборатории Рудольфа Небеля.Гитлер понимающе кивнул. Небель! Кто в Германии не знал этого имени! Талантливый инженер Рудольф Небель самозабвенно работал над созданием ракетных двигателей.— Кстати, где сейчас Небель?Геринг брезгливо поджал губы:— Мой фюрер, Вернер фон Браун и не подозревал, что все эти годы работал бок о бок с евреем!— Так Небель — еврей? — воскликнул Гитлер.— Он считался арийцем. Мы все были убеждены в этом. Однако пришло время, и ложь обнаружилась.— Каким образом?— Обычная история, мой фюрер: кто-то подал разоблачительное заявление. А Небель занимался военными исследованиями. В них были заинтересованы вооруженные силы. Разумеется, служба безопасности не могла допустить, чтобы важная работа находилась в ненадежных руках. Словом, началось всестороннее тщательное расследование…— Где же теперь Небель? — повторил свой вопрос Гитлер.— Увы, он мертв! — Геринг вздохнул, поглядел в потолок. — Подвергнутый превентивному заключению в концентрационном лагере, Рудольф Небель сделал попытку бежать и был застрелен бдительным часовым.Во время этого диалога Вернер фон Браун, вскочивший на ноги, как только поднялся Гитлер, стоял навытяжку и не сводил с Гитлера настороженных глаз. Он многое мог бы добавить к информации рейхсминистра Геринга: донос на Небеля был составлен и послан в СД им, фон Брауном.Гитлер прошел к картографическому столу. Геринг кивнул инженеру, и тот поспешил туда же, на ходу вынимая из портфеля бумаги. Вскоре они были разложены на столе, и Геринг приступил к объяснениям.Воспользовавшись минутой, фон Браун оглядел помещение, в котором находился. Все здесь поражало размерами — сам кабинет, похожий на зал, гигантский письменный стол фюрера, гобелен за его креслом во всю стену, трехметровый портрет Фридриха II на другой стене, ковер во весь пол, огромный диван перед массивным камином, огромный глобус в углу. Под стать всему был и стол для карт, над которым сейчас склонились Гитлер и Геринг, — толстенная мраморная доска, слоновьи ноги…Геринг, поминутно трогая врезавшийся в шею тугой крахмальный воротничок сорочки, с увлечением рассказывал об идее фон Брауна.Внезапно Гитлер остановил его.— Но это очень похоже на летающую торпеду, которую предложил Бунзе7, — воскликнул он.Фон Браун покачал головой:— Позволю себе возразить, мой фюрер. Идея Гейнца Бунзе великолепна, но то, что он предлагает, не ракета в полном смысле слова. Наши проекты имеют и другие различия. А главное — мои снаряд возьмет намного больше взрывчатки, будет летать на больших высотах и в несколько раз быстрее, покроет гораздо большее расстояние до цели. Вот здесь, на полях чертежа, сделаны все расчеты, правда предварительные. Вы найдете и сравнения двух систем.

Все книги писателя Насибов Александр. Скачать книгу можно по ссылке

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

   

   

Поиск по сайту
   
   

   

Теги жанров Альтернативная история, Биографии и Мемуары, Боевая Фантастика, Боевики, Военная проза, Детектив, Детская Проза, Детская Фантастика, Детские Остросюжетные, Детское: Прочее, Другое, Иронический Детектив, Историческая Проза, Исторические Любовные Романы, Исторические Приключения, История, Классическая Проза, Классический Детектив, Короткие Любовные Романы, Космическая Фантастика, Криминальный Детектив, Любовные романы, Научная Фантастика, Остросюжетные Любовные Романы, Полицейский Детектив, Приключения: Прочее, Проза, Публицистика, Русская Классика, Сказки, Советская Классика, Современная Проза, Современные Любовные Романы, Социальная фантастика, Триллеры, Ужасы и Мистика, Фэнтези, Юмористическая Проза, Юмористическая фантастика, не указано

Показать все теги

www.libtxt.ru

Читать книгу Безумцы Александра Насибова : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

Александр Ашотович НасибовБезумцы

Часть первая«1-W-1»
Глава первая

Дверь, очень высокая и массивная, с бронзовым щитом вверху, на котором переплелись метровые буквы А и Г – вензель нацистского фюрера, бесшумно поддалась под нажимом руки офицера СС. Не шелохнулись верзилы часовые у входа. В черных мундирах и вороненых стальных шлемах, в ослепительно белых перчатках и с белоснежными подсумками на поясе, они застыли как истуканы, вдавив приклады винтовок в пол между расставленных ног.

Офицер посторонился, пропуская в кабинет человека. Тот вошел, со стуком свел каблуки, вскинул руку и прокричал приветствие.

– Подойдите, – сказал Гитлер, сидевший в противоположном конце кабинета.

Печатая шаг, посетитель пересек помещение.

– Можете сесть. – Гитлер движением руки показал на кресло, стоявшее поодаль от стола.

Человек опустился на краешек кресла. Неподвижный, прямой, он сидел в позе почтительного ожидания, и каждый его мускул был напряжен, готовый мгновенно сработать.

Гитлер многое знал о посетителе. В справке, доставленной Герингом, значилось: барон Вернер Магнус Максимилиан фон Браун, возраст 27 лет, место рождения Восточная Пруссия – Вирзиц; его отец – барон Магнус Александр Максимилиан фон Браун, гауптман1   Гауптман – капитан.

[Закрыть] королевской прусской армии в отставке, имперский комиссар в отставке, член правления имперского банка, судья ордена ионитов2   Орден ионитов – духовный рыцарский орден крестоносцев, основан в XII веке.

[Закрыть]; мать – Эмми Милита

Цецилия, урожденная фон Квисторп, дочь ротмистра прусской королевской армии, почетного рыцаря ордена ионитов.

Столь же имениты были представители ранних поколений этой династии. В справке подчеркивалось: фон Брауны получили баронство в XVII веке и с тех пор поставляют фатерлянду военных, дипломатов, промышленников, финансистов. Вернер фон Браун изменил давней традиции семьи, став инженером и исследователем. Направление его деятельности – двигатели и летательные аппараты, основанные на принципе ракеты.

Восстанавливая в памяти все эти сведения, Гитлер с любопытством смотрел на фон Брауна. У инженера было овальное лицо, цепкие глаза.

Сейчас они не мигая глядели на хозяина кабинета.

– Давно занимаетесь исследованиями? – спросил Гитлер.

Ответил Герман Геринг. Он встал из-за картографического стола, где рассматривал бумаги, привычно коснулся пальцем лацкана своего френча из белой замши.

– Мой фюрер, – сказал Геринг, – делу, которым вы заинтересовались, инженер фон Браун отдал уже семь лет. Он начинал в лаборатории Рудольфа Небеля.

Гитлер понимающе кивнул. Небель! Кто в Германии не знал этого имени! Талантливый инженер Рудольф Небель самозабвенно работал над созданием ракетных двигателей.

– Кстати, где сейчас Небель?

Геринг брезгливо поджал губы:

– Мой фюрер, Вернер фон Браун и не подозревал, что все эти годы работал бок о бок с евреем!

– Так Небель – еврей? – воскликнул Гитлер.

– Он считался арийцем. Мы все были убеждены в этом. Однако пришло время, и ложь обнаружилась.

– Каким образом?

– Обычная история, мой фюрер: кто-то подал разоблачительное заявление. А Небель занимался военными исследованиями. В них были заинтересованы вооруженные силы. Разумеется, служба безопасности не могла допустить, чтобы важная работа находилась в ненадежных руках. Словом, началось всестороннее тщательное расследование…

– Где же теперь Небель? – повторил свой вопрос Гитлер.

– Увы, он мертв! – Геринг вздохнул, поглядел в потолок. – Подвергнутый превентивному заключению в концентрационном лагере, Рудольф Небель сделал попытку бежать и был застрелен бдительным часовым.

Во время этого диалога Вернер фон Браун, вскочивший на ноги, как только поднялся Гитлер, стоял навытяжку и не сводил с Гитлера настороженных глаз. Он многое мог бы добавить к информации рейхсминистра Геринга: донос на Небеля был составлен и послан в СД им, фон Брауном.

Гитлер прошел к картографическому столу. Геринг кивнул инженеру, и тот поспешил туда же, на ходу вынимая из портфеля бумаги. Вскоре они были разложены на столе, и Геринг приступил к объяснениям.

Воспользовавшись минутой, фон Браун оглядел помещение, в котором находился. Все здесь поражало размерами – сам кабинет, похожий на зал, гигантский письменный стол фюрера, гобелен за его креслом во всю стену, трехметровый портрет Фридриха II на другой стене, ковер во весь пол, огромный диван перед массивным камином, огромный глобус в углу. Под стать всему был и стол для карт, над которым сейчас склонились Гитлер и Геринг, – толстенная мраморная доска, слоновьи ноги…

Геринг, поминутно трогая врезавшийся в шею тугой крахмальный воротничок сорочки, с увлечением рассказывал об идее фон Брауна.

Внезапно Гитлер остановил его.

– Но это очень похоже на летающую торпеду, которую предложил Бунзе3   Изобретение инженера Гейнца Бунзе (по другим данным – Пауля Шмидта) представляло собой небольшой самолет с короткими крыльями. Снабженный реактивным двигателем, он выбрасывался в воздух катапультой и при помощи автопилота устремлялся к цели. Снаряд двигался со скоростью 650 километров в час на высоте от 500 до 2500 метров и покрывал до 300 километров. В специальном отсеке он нес 600 килограммов взрывчатки (смесь динитробензола и нитрата аммония в пропорции 1:1). Этими снарядами, получившими название ФАУ-1 (от слова фергельтунг – мщение), нацисты в 1944–1945 годах бомбардировали Англию.

[Закрыть], – воскликнул он.

Фон Браун покачал головой:

– Позволю себе возразить, мой фюрер. Идея Гейнца Бунзе великолепна, но то, что он предлагает, не ракета в полном смысле слова. Наши проекты имеют и другие различия. А главное – мои снаряд возьмет намного больше взрывчатки, будет летать на больших высотах и в несколько раз быстрее, покроет гораздо большее расстояние до цели. Вот здесь, на полях чертежа, сделаны все расчеты, правда предварительные. Вы найдете и сравнения двух систем.

Все трое вновь принялись за чертежи.

Прошло четверть часа. Гитлер поднял голову, привычно скрестил на груди руки, обняв ладонями собственные плечи.

– Конечно, – сказал он, – во всем этом должны разобраться специалисты. Но сама идея мне нравится… Вы говорите, снаряд помчится быстрее звука?

– Да, мой фюрер, он будет молча набрасываться на свою жертву.

– Так атакуют волки, – задумчиво проговорил Гитлер. – Они мчатся беззвучно, как тени… Глупые псы захлебываются от лая. А волки действуют молча.

Он повернулся и пошел к письменному столу. Опустившись в обтянутое красным сафьяном кресло, ласково поглядел на фон Брауна.

– Вы будете техническим руководителем проекта. Создание проектных институтов, лабораторий, исследовательского центра – все это ляжет на вас. Вам же предстоит подбор людей и планирование очередности работ. Я поручу вам строить воздушные торпеды Бунзе и собственные ракеты. Ваш шеф – господин рейхсмаршал Геринг. Он окажет всю необходимую помощь. Вы довольны?

– О, мой фюрер!

– Спешите, фон Браун: события нарастают.

– Я понимаю, мой фюрер…

– Сказав, что события нарастают, я имел в виду следующее. Завтра Чехословакия перестанет существовать как государство. На очереди Польша. За ней – другие… Спешите, фон Браун!

Гитлер смолк. Выпрямившись в кресле, он положил на стол кулаки и замер, устремив взор в пространство. Он уже видел танковые дивизии вермахта, врывающиеся в горящие польские города, германские пикировщики над Осло, Брюсселем, Антверпеном, слышал грохот немецких танков, накапливающихся возле русской границы… Ошалевшие от первых удач нацизма обыватели самозабвенно орут: Führer macht alles ohne Krieg!4   Фюрер все делает без войны!

[Закрыть] Увы, время легких побед подходит к концу. Впереди большая война.

Стрелки бронзовых квадратных часов, стоявших за спиной Гитлера на дубовом секретере, сошлись вверху. Часы стали бить. Начались новые сутки – 15 марта 1939 года.

С последним ударом часов неслышно отворилась дверь. Вошел адъютант – штандартенфюрер5   Штандартенфюрер – чин в СС, соответствует полковнику.

[Закрыть] Брандт.

– Что? – спросил Гитлер.

– Они здесь, мой фюрер.

По знаку Геринга фон Браун собрал бумаги и вышел.

– Как они выглядят? – спросил Гитлер.

Адъютант доложил: прибывшие растеряны, мрачны.

– Здесь ли рейхсминистр фон Риббентроп?

– Да, фюрер, – сказал адъютант. – Он сам доставил их с вокзала.

– Адмирал Канарис?

– И он на месте.

– Хорошо. – Гитлер помедлил. – Впустите их.

Адъютант растворил створки двери и провозгласил:

– Господин президент Эмиль Гаха, господин министр Хвалковский, войдите!

Порог кабинета переступил изможденный старик. За ним, отстав на шаг, двигался пожилой человек с портфелем. Оба были в черных костюмах и черных галстуках. Адъютант не преувеличивал: президент Чехословацкой республики и министр иностранных дел его кабинета выглядели как люди, прибывшие на похороны.

Затем появился Иоахим фон Риббентроп: неслышно скользнул в кабинет, обменялся взглядом с Гитлером и занял место неподалеку от него.

Пока адъютант пододвигал кресла чехословацким представителям, в помещение вошел и адмирал Канарис. Вскинув руку в официальном приветствии и получив в ответ милостивый кивок Гитлера, он уселся близ окна, выходившего в зимний сад.

В дни описываемых событий Фридрих Вильгельм Канарис находился в расцвете сил и в зените своей карьеры. Глава всесильной военной разведки – абвера, которую сведущие люди в Германии считали государством в государстве, он был одним из тех немногих в стране лиц, кого побаивался сам Гиммлер.

От своего отца, дортмундского промышленника, в чьих жилах немецкая кровь была смешана с греческой, он унаследовал хитрость и изворотливость. Доля крови эллинов сказалась на внешности адмирала – невысокого роста, плотный, подвижный, с крупноносым, румяным лицом, он мало походил на немца, но был бы вполне на месте за стойкой кофейни где-нибудь в Салониках или Пирее. Ему исполнилось пятьдесят один год.

Он рано поседел, и свою шевелюру, о которой весьма заботился, называл не иначе как самым ценным фамильным серебром рода Канарисов, восходившего якобы к сановникам Древней Греции.

Сейчас, сидя в своем углу, Канарис с интересом наблюдал за происходящим. Разыгрывался финал драмы, начатой еще полгода назад. Тогда, в сентябрьские дни 1938 года, в летней резиденции Гитлера – Берхтесгадене, в Годесберге и Мюнхене происходили события поистине удивительные. То и дело приземлялись самолеты с опознавательными знаками Англии и Франции. Они доставляли высокопоставленных представителей правительств этих стран и обильную корреспонденцию.

Почта была адресована Гитлеру. К нему же направлялись и посланцы Лондона и Парижа, чтобы уладить конфликт между Германией и Чехословакией. Но Гитлер был непреклонен. Не утруждая себя аргументами, он твердил: западные районы Чехословакии должны быть отторгнуты от этой страны и переданы Германии. В противном случае – война.

Канарис мысленно усмехнулся. Что ж, Гитлер знал, что делает. Уже давно был разорван Версальский договор. Страна не только восстановила военную промышленность, но превратила ее в крупнейшую в Европе, создала сильную армию, флот, авиацию. И тогда фюрер слопал Саарскую область. Затем он ввел войска в демилитаризованную Рейнскую зону.

Далее была молниеносно присоединена Австрия… Все это была проба сил и проверка характера, решимости, воли «хозяев» Европы – Англии и Франции. И расчеты Гитлера оправдались. Правительства обеих стран сделали вид, что не произошло ничего особенного.

Фюрер осмелел. Он действовал в полном соответствии с французской поговоркой, утверждающей, что аппетит приходит во время еды. И по его заданию был разработан дерзкий «план Грюн» – проект захвата Чехословакии. План расчленили на два этапа – так легче было примирить с ним французов и англичан. Фюрер снова победил: полгода назад «большая четверка» – Чемберлен, Даладье, Муссолини и Гитлер продиктовали Чехословакии свое решение: Судетская область передается Германии со всем находящимся там имуществом. Кроме того, Чехословакии предложили удовлетворить территориальные претензии со стороны буржуазных Польши и Венгрии.

В те полные напряжения дни многие из окружения Гитлера опасались, что чехи и словаки возьмутся за оружие. Их страна была связана пактами взаимопомощи с Советским Союзом и Францией, и русское правительство твердо заявило, что готово оказать военную помощь Чехословакии, даже если Франция совершит предательство. Но президент Эдуард Бенеш был настроен капитулянтски и к русским не обратился. Он полагал, что в этом случае в Чехословакии подняли бы голову «левые». А «своих» коммунистов он ненавидел куда сильнее, чем германских нацистов.

Так были отданы Судеты.

Эмигрировавшего за океан Бенеша сменил на посту президента Чехословакии Эмиль Гаха.

И вот пришел и его черед.

Канарис видел: сейчас Гитлер держится иначе, чем в сентябре 1938 года. Он спокоен, полон достоинства, даже корректен. Еще бы!

Чехословакия, у которой отторгнуты районы с крупными военными заводами, перестала существовать западная оборонительная линия и деморализована армия, – это уже другая Чехословакия!..

Разговор начал Гаха6   Диалог Гаха – Гитлер приведен по записям Министерства иностранных дел нацистской Германии.

[Закрыть].

Сидя на краешке кресла, беспомощный, жалкий, он робко заявил, что благодарен Адольфу Гитлеру за приглашение приехать и за встречу с ним, которая, несомненно, будет иметь важное значение для судеб чехов и словаков. Ему известны претензии Германии, он готов обсудить вопрос о некоторых территориальных уступках в пользу великого западного соседа.

Выслушав, Гитлер ответил. Он весьма сожалеет, что вынужден был просить господина Гаху приехать – президент стар, ему уже за семьдесят. Но это необходимо. Эмиль Гаха принесет большую пользу своему народу, ибо…

Здесь Гитлер, сделав паузу, встал с кресла.

– Ибо, – сказал он, – вот-вот иссякнет терпение Германии, и она начнет интервенцию!

Канарис вновь подавил улыбку. Несколько часов назад отряды СС7   СС – охранные отряды, террористические банды гитлеровской партии.

[Закрыть]перешли границу и ворвались в чешские города Моравска Острава и Витковичи. Фактически оккупация началась. О вторжении известно всем, кроме разве Гахи и Хвалковского, которые в это время были на пути в Берлин.

Отправляясь на свидание с германским канцлером, Гаха был готов к самому худшему. И все же слова Гитлера ошеломили его. Задыхаясь, он пытался расстегнуть пуговицы жилета, но руки плохо повиновались.

Его министр иностранных дел дрожащими руками отщелкивал замки портфеля и выкладывал на стол какие-то документы.

А Гитлер был спокоен. Быть может, президент все еще надеется на вмешательство великих держав? Какая чепуха! Лондон и Париж, занятые своими делами, и не думают о Чехословакии. Там равнодушны к ее судьбе.

Доказательства? Их сколько угодно. Впрочем, высокий гость и сам отлично понимает, что дело обстоит именно так. Он, Гитлер, сожалеет о случившемся, ибо верит в честность и прямодушие господина Гахи и господина Хвалковского. Но, увы, не таковы остальные чехи. Поэтому никакие территориальные уступки не устроят Германию. С восточной опасностью следует покончить раз и навсегда. И это будет сделано сегодня же.

– Сегодня! – простонал Гаха.

– Да! Мое слово неизменно, и я уже дал его германскому народу. Моя армия вступит в Чехословакию в шесть часов утра. В это же время имперский воздушный флот займет чешские аэродромы.

Гаха открыл было рот, чтобы ответить, но Гитлер сделал знак Канарису.

Адмирал встал, расправил плечи.

– Я должен информировать господина Гаху и господина Хвалковского, – медленно проговорил он. – Против каждого чехословацкого батальона имеется германская дивизия полного состава. Высокие гости должны уяснить, что сопротивление бессмысленно.

– Сопротивление преступно, – прибавил Гитлер. – Прольется море крови вашего народа, господин президент. Надеюсь, бедствие будет предотвращено.

– Что же нам делать? – прошептал Гаха, поднимаясь на трясущихся ногах.

Герман Геринг, уже давно нетерпеливо ерзавший в кресле, встал, вскинул стиснутые кулаки. Его искаженное злобой лицо было цвета моркови. Казалось, воротничок сорочки вот-вот перережет набрякшую кровью шею.

– Что делать? – прорычал он. – Убираться в отставку, вот что. Ко всем чертям! Вместе со всем вашим правительством!

– А время не ждет, – сказал Гитлер, постукивая ногтем в такт секундной стрелке часов, которая уже начала отсчитывать второй час новых суток.

К президенту приблизился Риббентроп. Элегантный, изящный, полная противоположность грубому Герингу, он раскрыл перед Гахой папку из белой лакированной кожи.

Гаха прочитал:

«Президент чехословацкого государства вручает с полным доверием судьбу чешского народа в руки фюрера германской империи…»

Гаху стала бить дрожь. Риббентроп протянул перо, ободряюще улыбнулся.

И Гаха не выдержал.

Взяв перо, он подписал приговор своему государству и народу.

Глава вторая

В городах Германии толпы фашиствующих молодчиков бесновались вокруг трибун, с которых выкрикивали речи функционеры НСДАП8   НСДАП – официальное название фашистской партии.

[Закрыть]. Повсюду – из окон, с балконов и крыш, с телеграфных столбов и деревьев – свешивались нацистские флаги: длинные полотнища цвета запекшейся крови с белым кругом и черной свастикой посредине. Газеты кричали о новой великой победе гения фюрера: перестала существовать враждебная Чехословакия, вместо нее создан протекторат Бемен унд Мерен9   Бемен унд Мерен – Богемия и Моравия.

[Закрыть]и «свободное» словацкое государство.

Сам фюрер, только что вернувшийся из Праги, принимал многочисленных посетителей в своей берлинской резиденции.

Это было длинное приземистое здание, расположенное к юго-западу от рейхстага и Бранденбургских ворот. Старый друг Гитлера архитектор Альберт Шпеер строил его по высочайшему повелению и денег не жалел. Итальянский мрамор и мелкозернистый гранит Боснии, испанская бронза, ценнейшие сорта дерева из Африки и обеих Америк – все было к его услугам. На строительство согнали лучших каменотесов, резчиков, полировщиков. Глава восточного княжества прислал для кабинета Гитлера огромный ковер. Правители и царьки некоторых других стран, заискивавшие перед Германией, тоже не пожелали остаться в стороне – в Берлин потоком шли картины, скульптуры, экзотические растения…

А здание получилось нелепое. Снаружи оно смахивало на казарму, внутри же казалось обителью разбогатевшего бюргера, где все назойливо лезет в глаза.

Такой была пресловутая новая имперская канцелярия, гордость фюрера.

Сегодня сюда со всех концов города двигались вереницы автомобилей. Они подкатывали к главному подъезду здания, выходившему на Фоссштрассе, и останавливались возле массивного четырехколонного портика с бронзовыми изваяниями по углам. Обе скульптуры изображали обнаженных атлетов. Один – с коротким тевтонским мечом, – по мысли скульптора, олицетворял вермахт; другой держал в руке горящий факел и назывался «партия».

Из машин с индексами ОКВ, ОКХ, ОКМ, ОКЛ10   ОКВ, ОКX, ОКМ, ОКЛ – верховное командование вооруженных сил, главные командования сухопутных войск, военно-морского флота и военной авиации в гитлеровской Германии.

[Закрыть] и с флажками СС вылезали генералы и адмиралы – выбритые до синевы, надушенные, в парадных мундирах, при орденах и парадном оружии. Сопровождаемые адъютантами, они поднимались по ступеням портика, проходили между двух часовых с карабинами на плече и исчезали в здании.

Здесь их встречали офицеры полка личной охраны Гитлера.

Оказавшись в живом коридоре из детин двухметрового роста, в стальных касках, с кинжалами и парабеллумами на поясе, гости – гордые, чопорные военачальники – мгновенно теряли спесь. Они покорно сдавали оружие, ибо с кортиками и тесаками к Гитлеру не пускали, и группами следовали дальше. Миновав приемную и круглый зал, посетители вступали в стометровую мраморную галерею, к центру которой примыкали апартаменты фюрера. Каждую группу сопровождал эскорт эсэсовцев, печатавший шаг по гулкому мраморному полу.

К противоположному углу здания, где был вход для штатских, устремлялись «оппели», «мерседесы» и «хорхи» берлинской знати. Полированные бока машин, ордена мужчин и драгоценности дам – все это сверкало и искрилось в лучах по-летнему яркого солнца.

Гитлер встречал посетителей, стоя в глубине кабинета. Те осторожно входили, почтительно пожимали протянутую им руку и спешили принести свои поздравления. В ответ Гитлер наклонял голову, произносил несколько приличествующих случаю слов и отступал на шаг. Это был знак, по которому адъютанты выпроваживали посетителей, чтобы тотчас впустить новых.

Паломничество к фюреру продолжалось несколько часов. И все это время с Гитлером находился Канарис. Устроившись в дальнем углу кабинета, почти невидимый, он внимательно наблюдал за происходящим.

Несколько дней назад Канарис сопровождал Гитлера в его поездке в столицу нового протектората. На улицах Праги, по которым следовал кортеж канцлера фашистского рейха, царил порядок. Магазины торговали. В скверах играли дети.

Да, с тех пор как они пересекли бывшую границу с Чехословакией, никто ни словом, ни действием не оскорбил оккупантов. Но сколько горечи, гнева, страдания было в глазах людей, толпившихся за шеренгами полицейских!..

Размышления Канариса прервало появление новых посетителей. Это были генерал и дама. Сопровождал их мальчик лет четырнадцати.

Сделав несколько шагов, группа остановилась. Генерал вытянулся и выкрикнул приветствие. Его супруга присела в глубоком книксене. Одновременно она рукой подтолкнула сына. Одетый в форму гитлерюгенд, тот вышел вперед и остановился перед хозяином кабинета.

– Мой фюрер, – сказал мальчик высоким ломким голосом, – я хочу исполнить вам боевую песнь молодых немцев!

Гитлер скрестил на груди руки, оглядел генеральского отпрыска с головы до ног и разрешающе кивнул.

Тот запел:

 Мы – солдаты будущего,Все, кто против нас,Падут от наших кулаков.Фюрер, мы принадлежим вам! 

– Хорошая песня, – сказал Гитлер. – Кто сочинил ее?

– Имперский руководитель гитлерюгенд Бальдур фон Ширах, – отчеканил мальчишка.

– Ты знаешь и другие такие песни?

– О да, мой фюрер.

– Исполни, – сказал Гитлер.

– «Люди, к оружию», – провозгласил юнец.

Гитлер слушал, склонив голову набок. Его лицо стало свирепым, когда прозвучала последняя строфа:

 Германия, проснись!Смерть еврейству!Народ, к оружию!11   Тексты песен подлинные.

[Закрыть]

 

Мальчик умолк. Голенастый, с широкими мягкими коленями, торчащими из-под коротких штанишек, белобрысый и розовощекий, он замер перед Гитлером, не сводя с него восхищенных глаз.

Адъютант, который все это время стоял у двери, подал посетителям знак. Славная семейка покинула кабинет.

На этом прием был закончен.

Гитлер прошел к столу, расслабленно опустился в кресло и закрыл глаза.

– Мой фюрер, – сказал Канарис, – прошу уделить несколько минут.

– Что-нибудь серьезное?

– Полагаю, да.

Канарис приблизился. На стол легла пачка фотографий. Первая изображала человека в резиновом костюме в обтяжку и с дыхательным аппаратом на груди. Широко расставив ноги в литых каучуковых ластах, пловец стоял на берегу моря и глядел в объектив. На следующем фото двое пловцов в таких же костюмах сидели верхом на торпеде, целиком погруженной в воду.

Еще десяток снимков был сделан под водой: пловец в резиновом костюме и с дыхательным прибором буксирует сигарообразный подрывной заряд; тот же человек прикрепляет заряд к килю корабля; двое легких водолазов возятся с разобранной управляемой торпедой – ее кормовая часть лежит на дне, зарядное отделение подвешено к корабельному винту.

Гитлер склонился над снимками.

– Наши? – спросил он, разглядывая фотографии.

– Итальянцы, мой фюрер, – ответил с гордостью Канарис. – Тайна, которую они берегут пуще глаза.

– Торпеды… – Гитлер поднял голову, в раздумье пожевал губами, прищурился. – Вижу, вам они очень нравятся?

– Управляемые торпеды, которые вместе с людьми уходят под воду и движутся к цели, невидимые и неслышные. – Канарис положил руки на стол, подался вперед. – Они легко проникают в тщательно охраняемые базы противника и топят военные корабли, танкеры… Взрывы сотрясают воздух и воду, по морю разливается горящая нефть, пожары охватывают десятки других судов. Повсюду смятение, ужас, смерть!..

Канарис умолк. Он был убежден: вот сейчас в глазах Гитлера вспыхнут огоньки бешенства, рука вдавит кнопку звонка. Вбежавшему адъютанту будет приказано вызвать командующего военно-морским флотом Редера. И тогда на голову незадачливого адмирала, проворонившего важную военную новинку итальянцев, обрушится страшный гнев фюрера.

Что ж, адмирал Канарис не стал бы возражать – Эриха Редера, в короткий срок сделавшего блестящую карьеру в ОКМ, он весьма недолюбливал.

Долго тянулась минута, в продолжение которой Гитлер разглядывал фотографии. Канарис с бьющимся сердцем стоял возле стола, не сводя глаз с фюрера.

– Чепуха, – вдруг сказал Гитлер. – Чепуха, Канарис!

И, собрав снимки, веером отшвырнул их на край стола.

Канарис молчал. Он был ошеломлен.

– Не узнаю вас, – продолжал Гитлер. – Неужели вы полагаете, что эти игрушки помогут нам покорить Польшу, а затем и Россию?

– Мой фюрер, я думал…

– Тогда, быть может, Францию?

– И не Францию, – возразил Канарис. – Я не ее имел в виду.

– Кого же?

– Англию, мой фюрер. Англия – это острова…

Гитлер рассеянно поглядел на разведчика.

– Острова? Разумеется! Но они будут взяты воздушным десантом, или десантом с моря, или задушены блокадой – я не решил еще как. Однако при всех обстоятельствах флот Британии должен оказаться здесь! – Гитлер выставил руки с растопыренными пальцами, медленно сжал их в кулаки. – Я захвачу его, Канарис, а не отправлю на дно, как этого добиваетесь вы. Постарайтесь понять, что без британского флота нам никогда не поставить на колени Америку!.. Что же касается нового могущественного оружия нации, сверхоружия, оружия победы, то оно будет! Я ценю вашу предусмотрительность и энергию, но торпеда, которую мы создадим, это воздушная торпеда, летающая!

Возникла пауза.

Гитлер сидел, постукивая по столу пальцами.

– Америка!.. – прошептал он. – Ее атакуют со всех сторон: немцы, итальянцы, японцы. – Неожиданно он встал, всем корпусом повернулся к собеседнику: – Однако самое важное – Россия. Запомните, адмирал, Россия – это противник номер один!

Снова возникла пауза. Гитлер стоял, глядя в пространство, занятый какими-то своими мыслями.

Вот, словно очнувшись, он показал подбородком на фотографии и почти ласково спросил:

– Ну, а если мой друг Муссолини проведает, что вы шарили у него в карманах? Храни вас боже, господин Канарис. Случись такое – и за вашу жизнь я не дам и пфеннига!

iknigi.net

Читать Безумцы - Насибов Александр Ашотович - Страница 1

Александр НАСИБОВ

БЕЗУМЦЫ

Нет преступлений, которых не совершили и не способны совершить фашисты.

Фашизм живуч, фашизм страшен в любом своем проявлении.

СВИДЕТЕЛЬ ШРАЙБЕР:

ГРУППЕНФЮРЕР СС ПРОФЕССОР ГЕБГАРДТ ПРОИЗВОДИЛ ОПЕРАЦИИ ЧЕРЕПА РУССКИМ ВОЕННОПЛЕННЫМ И ЗАТЕМ УМЕРЩВЛЯЛ ЛИЦ, ПОДВЕРГШИХСЯ ОПЕРАЦИИ, ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ ИМЕТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ УСТАНОВИТЬ ПАТОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ, ДЕФОРМАЦИЮ КОСТЕЙ…

СВИДЕТЕЛЬ ПАХОЛЛЕГ:

НЕКОТОРЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ ВЫЗЫВАЛИ У ЛЮДЕЙ ТАКОЕ ДАВЛЕНИЕ В ГОЛОВЕ, ЧТО ОНИ СХОДИЛИ С УМА… В СВОЕМ БЕЗУМИИ ОНИ РАЗРЫВАЛИ СЕБЕ ЛИЦО И ГОЛОВУ НОГТЯМИ…

Из материалов Нюрнбергского процесса над главными военными преступниками

ОТ АВТОРА

Тот памятный вечер Кирилл Карцов провел дома. Уже давно стемнело и за окном стихли шумы улицы, а он все сидел у стола. Радио донесло перезвон курантов. В Москве была полночь. Здесь же, на Каспии, истек первый час новых суток…

Карпов встал, походил по комнате, вернулся к столу и пододвинул к себе развернутую газету. Это был обычный номер западногерманского “Курир” — восемь полос убористого текста и контрастных фото, оттиснутых на тонкой шелковистой бумаге, несколько страниц рекламы, затем вкладыш с продолжением какого-то романа. Большая статья в правом нижнем углу первой полосы была заключена в черную рамку.

Газета была годичной давности, но оказалась у Карцова только теперь, да и то по чистой случайности. Утром он зашел ко мне в редакцию договориться о предстоящих спусках под воду: Карцов не только врач, но и подводный исследователь, и на завтра были назначены погружения в районе затонувшего в древности города.

Подводные пловцы работают парами, охраняя друг друга, как это делают в бою истребители. При погружениях я — напарник Карцова. Вот он и заглянул ко мне, чтобы заранее все уточнить.

Обложившись газетами, я сидел за составлением обзора. Здесь были издания социалистических стран, номера французской “Монд” и лондонских “Таймс” и “Обсервер”, бюллетени агентств. Разговаривая, я рылся в подшивках, затем отпер шкаф и выволок толстую пачку газет из архива.

Тут-то Карцов и увидел “Курир”. Он так и впился глазами в статью в правом нижнем углу первой полосы газеты.

Он в совершенстве знает немецкий, но поначалу не сама статья в траурной рамке взволновала его. Фотография, заверстанная в центре статьи, — вот от чего он не мог отвести глаз.

— Кто это? — осторожно спросил я.

— Абст.

Меня как пружиной подбросило. Я схватил подшивку, вгляделся в заголовок статьи с фотографией. Невероятно! Очевидно, в сутолоке дел я просмотрел этот номер газеты.

— Некролог, — пробормотал я, опускаясь на стул. — Как же так?..

Карцов не ответил. С минуту он сидел неподвижно. Потом встал, направился к двери.

— Возьми ее, если хочешь, — сказал я. Он обернулся.

— Возьми газету, — подтвердил я, — тебе она нужнее.

Он вернулся, сложил “Курир”, сунул себе в карман.

Потом Карцов долго бродил по улицам города, больше часа провел на Приморском бульваре. Он сидел у самой кромки воды, привалившись к спинке скамьи, расслабив вытянутые ноги.

Как бы ни был он утомлен, стоило ему оказаться у моря — и отступала усталость. Но сейчас он глядел на Каспий и не видел ни бухты, ни горбатого острова на горизонте, ни буксиров и катеров, которые в эту пору во множестве снуют от причала к причалу.

А день догорал. Аллею пересекали синие тени. И ветер, который не унимался с утра, теперь притих, будто притомился. Два скутера, вздыбив носы, промчались вдоль каменистого парапета бульвара и унеслись в море. Оглушительный треск форсированных лодочных моторов вернул Карцова к действительности. Поднявшись со скамьи, он зашагал домой.

Сейчас он в своем кабинете. И с немецкой газеты на него смотрит Артур Абст.

Вот какой некролог напечатан по поводу смерти этого человека.

НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ ИЛИ ПРЕСТУПЛЕНИЕ?

ГИБЕЛЬ КАПИТЭНА ЦУР ЗЕЕ АРТУРА АБСТА.

МЫ ОБНАЖАЕМ ГОЛОВЫ ПЕРЕД ПАМЯТЬЮ ГЕРОЯ.

ВЕДЕТСЯ СТРОГОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ.

Телеграф принес скорбную весть. У восточных берегов Австралии погиб капитэн цур зее в отставке доктор Артур Абст — ветеран войны, кавалер многих орденов и медалей, видный ученый и турист.

Полгода назад доктор Абст начал длительное путешествие. Его тридцатитонный тендер [2] “Зееволъф” пересек Атлантику и некоторое время крейсировал у берегов США. Ненадолго задержавшись во Флориде, яхта приняла на борт супругу хозяина, которая проводила июль в Майами.

Затем “Зееволъф” спустился к югу и прошел Панамский канал. Оказавшись в Тихом океане, он взял курс на Австралию. Гавайи, острова Гилберта и Санта-Крус — таковы этапы этого сложного перехода. Миновав Новые Гебриды, доктор Абст пересек с востока на запад Коралловое море.

Он был у цели: перед бушпритом “Зеевольфа” простирался Большой барьерный риф. Начинался прилив, и огромные валы с грохотом дробились о коралловые стены этого величайшего чуда природы.

Здесь, у Большого рифа, где неповторимы богатства океанской флоры и фауны, Артур Абст решил совершить несколько спусков под воду.

И первый же день стал для него роковым.

Ясным солнечным утром доктор Абст надел акваланг и ушел на глубину. Через несколько минут он закончил пробное погружение, и тогда с борта яхты ему подали легкий подводный буксировщик с укрепленной на нем кинокамерой. Опробовав их, пловец нырнул.

Солнце поднималось все выше. Супруга доктора фрау Бригита читала на палубе. Единственный матрос яхты сидел неподалеку и дремал. Был штиль. Лишь легкая зыбь колебала поверхность моря. Казалось, ничто не предвещало несчастья.

А оно надвигалось.

Прошло минут десять, потом еще столько же. Бригитой Абст стало овладевать беспокойство. Минуты бежали, и тревога росла, хотя было известно, что трехбаллонный акваланг Артура Абста позволяет находиться под водой длительное время.

Истекло три четверти часа. Фрау Бригита отбросила книгу и приказала матросу принести ей респиратор, чтобы спуститься к доктору.

Матрос подал ей маску и ласты, помог надеть баллоны.

Но фрау Бригита не покинула яхту, ибо в это мгновение доктор Абст всплыл. Он едва держался на воде и знаками просил о помощи.

Матрос кинулся в море, подтянул пострадавшего к яхте.

С борта ему помогала фрау Бригита.

Когда Артура Абста подняли на палубу, он был без сознания. Фрау Бригита поспешила в каюту за кофеином, матрос же стал делать хозяину искусственное дыхание, ибо предполагалось, что доктор отравился углекислотой, содержавшейся в плохо отфильтрованном воздухе акваланга.

Шприц был вынесен. И тут случилось непоправимое. Едва игла коснулась кожи пострадавшего, он судорожно изогнулся, перевалился через низкий планшир и скрылся под водой.

Длительные поиски результата не дали — в этом месте, у границы материковой отмели, коралловая стена рифа отвесно уходит на огромную глубину.

Так погиб ветеран и герой войны, исследователь и спортсмен доктор Артур Абст.

Пучина хранит тайну гибели благородного сына нации.

Ведется строгое расследование.

Карцов откладывает газету. Артур Абст!.. Сколько же ему было в войну? Что-то около тридцати. Тридцать или немногим больше. Значит, сейчас было бы под пятьдесят?.. Да, на фотографии — человек хорошо сохранившийся, но уже немолодой. У него расчесанные на пробор блестящие темные волосы, высокий лоб, чуть скошенный к темени. Нос, подбородок, овал лица безупречны. Однако все портит отвисшая, будто безвольная, нижняя губа. Даже на снимке видно, какая она вялая и мокрая. А в маленьких зрачках Абста затаилась холодная, расчетливая жестокость.

online-knigi.com

Электронная книга: Александр Насибов. Безумцы

Александр НасибовБезумцыИздание 1964 года. Сохранность удовлетворительная. Книга основана на подлинных событиях Второй Мировой войны, свидетельствует о военных преступлениях нацистов, в ней использованы архивные материалы… — Детская литература. Москва, (формат: 84x108/32, 256 стр.) Библиотека приключений и научной фантастики Подробнее...1964470бумажная книга
Александр НасибовБезумцыРоман Безумцы повествует о самых мрачных и тайных делах гитлеровских нацистов. В годы Второй мировой-войны секретные службы Германии создали широкую сеть биологических учреждений, где… — Вече, (формат: 84x108/32, 256 стр.) Военные приключения. Собрание сочинений Подробнее...2014197бумажная книга
Александр НасибовБезумцыРоман "Безумцы" повествует о самых мрачных и тайных делах гитлеровских нацистов. В годы второй мировой войны секретные службы Германии создали широкую сеть биологических учреждений, где… — Детская литература. Москва, (формат: 84x108/32, 336 стр.) Библиотека приключений и научной фантастики Подробнее...1986703бумажная книга
Александр НасибовБезумцыРоман " Безумцы" повествует о самых мрачных и тайных делах гитлеровских нацистов. В годы Второй мировой войны секретные службы Германии создали широкую сеть биологических учреждений, где… — Современник, (формат: 84x108/32, 320 стр.) Подробнее...1976220бумажная книга
Александр НасибовБезумцыРоман " Безумцы" повествует о самых мрачных и тайных делах гитлеровских нацистов. В годы Второй мировой войны секретные службы Германии создали широкую сеть биологических учреждений, где… — Современник, (формат: 84x108/32, 320 стр.) Подробнее...1976110бумажная книга
Александр НасибовБезумцыРоман " Безумцы" повествует о самых мрачных и тайных делах гитлеровских нацистов. В годы Второй мировой войны секретные службы Германии создали широкую сеть биологических учреждений, где… — Вече, (формат: 84x108/32, 416 стр.) Военные приключения Подробнее...2006300бумажная книга
Александр НасибовБезумцыРоман «Безумцы» повествует о самых мрачных и тайных делах гитлеровских нацистов. В годы Второй мировой войны секретные службы Германии создали широкую сеть биологических учреждений, где… — ВЕЧЕ, (формат: 84x108/32, 416 стр.) Военные приключения электронная книга Подробнее...1964149электронная книга
Александр НасибовБезумцыРоман "Безумцы" повествует о самых мрачных и тайных делах гитлеровских нацистов. В годы Второй мировой войны секретные службы Германии создали широкую сеть биологических учреждений, где… — Вече, (формат: 84x108/32, 352 стр.) Коллекция "Военных приключений" Подробнее...2015133бумажная книга
Александр НасибовБезумцыОт издателя:Роман"Безумцы"повествует о самых мрачных и тайных делах гитлеровских нацистов. В годы Второй мировой войны секретные службы Германии создали широкую сеть биологических учреждений, где… — (формат: 84x108/32 (130х200 мм), 384стр. стр.) Подробнее...2014133бумажная книга
Александр НасибовБезумцыРоман Безумцы повествует о самых мрачных и тайных делах гитлеровских нацистов. В годы Второй мировой-войны секретные службы Германии создали — Вече, (формат: Твердая бумажная, 228 стр.) Подробнее...2014109бумажная книга
Безумцы — (формат: 84x108/32 (130х205 мм), 800стр. стр.) Подробнее...432бумажная книга
Гофман Э.БезумцыВ это миниатюрное издание вошли произведения : Песочник ; Каменное сердце ; Хайматохарэ — Летний сад, (формат: Твердая бумажная, 228 стр.) Подробнее...2014232бумажная книга
Александр НасибовБезумцы. Атолл "Морская звезда"Роман "Безумцы" повествует о самых мрачных и тайных делах гитлеровских нацистов. В годы Второй мировой войны секретные службы Германии создали широкую сеть биологических учреждений, где… — Вече, (формат: 84x108/32, 800 стр.) Мастера военных приключений Подробнее...2008330бумажная книга
Мо ДайанаБезумцы. Иллюстрированный мир"Безумцы: Иллюстрированный мир"-единственное официальное издание по культовому сериалу Mad Men, выигравшему несколько десятков престижных наград. Это уникальная красочная книга о жизни"… — Альпина Паблишер, (формат: 84x108/32, 336 стр.) Художественная литература Подробнее...2013589бумажная книга
Александр НасибовБезумцы. Атолл"Морская звезда"От издателя:Роман"Безумцы"повествует о самых мрачных и тайных делах гитлеровских нацистов. В годы Второй мировой войны секретные службы Германии создали широкую сеть биологических учреждений, где… — (формат: 84x108/32 (130х205 мм), 800стр. стр.) Мастера военных приключений Подробнее...2008137бумажная книга

dic.academic.ru

С ума сойти: подборка книг о безумцах и тех, кто "немножко не в себе"

stannikem.d3.ru

"Сумасшедшая любовь", "не спеша едущая крыша", "безумные поступки" – все эти выражения, как и расхожая фраза: "Да ты нормальная, вообще?!" – стали для нас привычными и несколько утратившими свой буквальный смысл. Между тем, жизнь показывает, что зарекаться не мешало бы не только от сумы и тюрьмы, но и от безумия. Потому что людьми, которые "немножко не в себе" (или даже совсем не немножко), не только рождаются, но и становятся. Внезапно. Вдруг. От большого ума ли. От сильного ли стресса. Или просто потому что судьба такая…

Представляем вашему вниманию подборку книг о безумцах, шизофрениках, аутистах и других людях с нарушениями психического развития.

Дэниел Киз "Множественные умы Билли Миллигана"

viewy.ru

Анна, 25 лет: "Я работаю в книжном магазине и могу сказать, что эту книгу  у нас спрашивают раза три в неделю, но почему-то давно не переиздают, в отличие от "Цветов для Элджернона" того же автора. Почему – не знаю, сама читала несколько лет назад в одном из старых изданий. Брала почитать строго на два дня, и за два дня и "съела"!

Насколько я знаю, история основана на реальной биографии человека, внутри которого существовали 24 совершенно непохожие личности, и не очень понятно, какая из них настоящая. Это личности разного пола, возраста, с разными способностями и мировоззрением, индивидуальными особенностями характера… Порой одна берет верх, порой другая, и герой тщетно борется хотя бы с теми из них, что опасны.

Эта книга – еще одно такое довольно жесткое напоминание о том, что мы себе не хозяева, и мозг живет своей сложной жизнью, которая в любой момент может пойти по другой дорожке... Или сразу по двадцати. Тут, помимо прочего, поднимается вопрос о том, считать ли преступниками людей, которые в силу всяких генетических заморочек не контролируют свое поведение, или их стоит жалеть и лечить. Я, наверно, именно после этой книги заинтересовалась всяким нон-фикшном про мозг. Очень надеюсь, что ее все же переиздадут".

Цитаты:

"Чтобы управлять судьбой, нужен выдающийся ум. Чтобы осуществлять планы, нужен дурак".

– Вы хотите сказать, что человек психически болен, когда он гневается или подавлен?

 – Именно так.

 – Разве у всех нас не бывает периодов гнева или депрессии?

 – В сущности, все мы психически больны.

Оливер Сакс "Человек, который принял жену за шляпу"

booklya.com.ua

Екатерина, 25 лет: "Оливер Сакс, автор этой книги, – известный британский невролог и нейропсихолог, написавший уже немало бестселлеров, основываясь на своей обширной практике. "Человек, который принял жену за шляпу" – это сборник историй о людях с теми или иными нарушениями психики.

Автор активно продвигает концепцию neurodiversity, "нейроразнообразия", которая лично мне очень нравится. То, что мы привыкли считать отклонениями и умственной отсталостью, оказывается, может быть совершенно новым и принципиально иным способом мышления. Сравнивая различные типы мышления ("численное" мышление, мышление в конкретных образах), автор напоминает, что не стоит судить рыбу по ее способности лазать по деревьям, и предлагает обратить внимание на необычные способности "особенных" людей, а также рассказывает о необычных расстройствах работы мозга, причудливо искажающих картину мира для каждого из пациентов".

Цитаты:

"Аутисты в силу самой природы своего заболевания с трудом поддаются внешним влияниям. Они обречены на изоляцию и, следовательно, на оригинальность. Их способ видения мира, если удается его разглядеть, обычно оказывается врожденным и идет изнутри. Общаясь с ними, я неизменно прихожу к мысли, что они представляют собой некую отдельную расу – странный и оригинальный подвид человечества, каждый представитель которого полностью замкнут на себя".

"Животные тоже страдают различными расстройствами, но только у человека болезнь может превратиться в способ бытия".

"Потеряв ногу или глаз, человек знает об этом; потеряв личность, знать об этом невозможно, поскольку некому осознать потерю".

Владимир Набоков "Защита Лужина"

bookz.ru

Валентина, 32 года: "Ах, как же все-таки часто гениальность соседствует с безумием!..  Сколько было таких примеров в истории и искусстве: взять того же Винсента Ван Гога или Вирджинию Вульф… Набоков в своем романе "Защита Лужина" тоже рассказывает об одном из таких гениальных людей – шахматисте Лужине, страдающем психическим расстройством. И он "не просто забавляется шахматами, он священнодействует".

Мало кто поспорит с тем, что Набоков – непревзойденный мастер слова. Его выпуклый, образный, четко передающий картинку и эмоции язык бесподобен и заставляет беспрестанно восхищаться ажурным кружевом словесных хитросплетений. Но надо отдать должное и композиции романа: сюжет выстроен так, что действия героев заставляют читателей проводить параллели с движением шахматных фигур на доске. Вся жизнь Лужина, одинокого, никем так до конца и не понятого человека, – это шахматы. Каждый ход звучит в его голове музыкой, а если ходов больше нет – партия окончена и рушится весь мир вокруг.

По книге с истинным набоковским мастерством разбросаны важные детали, зацепки, аллюзии, и весь роман при этом как будто поделен на черно-белые квадраты, и сам читатель чувствует себя порой не просто наблюдателем, но и непосредственным участником этой блестящей, разыгранной гроссмейстером Лужиным и гроссмейстером Набоковым шахматной комбинации".

Цитаты:

"Блещи, пока блещется".

"Лужиным он занимался только поскольку это был феномен, – явление странное, несколько уродливое, но обаятельное, как кривые ноги таксы".

"Апельсины", – повторил со вкусом Лужин и вспомнил при этом, как его отец утверждал, что, когда произносишь "лимон", делаешь поневоле длинное лицо, а когда говоришь "апельсин" – широко улыбаешься".

Барбара О`Брайен "Необыкновенное путешествие в безумие и обратно"

livelib.ru

Светлана, 23 года: "Эта книга уникальна, помимо прочего, тем, что это необычный опыт, описанный самой Барбарой, – женщиной, которая побывала "на той стороне", познала на собственном опыте, что такое безумие, и, вылечившись, рассказала об этом в своей книге. Причем сделала она это достаточно талантливо, легко читаемо, и искрометно. Юмор здесь присутствует в больших количествах. А кроме того, еще и очень много интересной информации о психоанализе, шизофрении, психиатрических клиниках середины прошлого века и т.п.

Эта книга для тех, кого всегда интересовало, как и с чего вдруг сходят с ума, и на что это похоже. В описании Барбары то, что с ней произошло, больше похоже не на бред, а на существование в параллельной реальности или в какой-то книге в жанре "фантастика". Иногда, читая, настолько представляешь себе, что читаешь художественную книгу, настолько подсознание Барбары выдумало четкую и обходящуюся без всяких неувязок историю, что приходится напоминать себе: "Стоп, это вообще-то мысли шизофреника!".

В общем, книга очень достойная, увлекательная и познавательная. Рекомендую!"

Цитаты:

"Ясно как день, что сознанию было начертано командовать и руководить, и подсознание ни на минуту не забывает об этом. Дорвавшись до власти, чего оно только не изобретает, чтобы заморочить вам мозги".

"Стоит отметить, что еще до появления научной фантастики шизофреники уже заселили свои миры марсианами, чертями, специалистами по смертоносным излучениям и другими столь же замысловатыми фигурами".

"Гебефреник хихикает и хохочет, ухмыляется и улыбается. А иногда и говорит. Как правило, это невнятное, бессмысленное бормотание. Да и на лице у него не стоит искать смысла. Со своей жуткой клоунской улыбкой он одинаково хихикает, уставившись на стену, на медсестру, на психиатра, на других пациентов. А уж если задать ему вопрос, то веселью нет конца. На первый взгляд, гебефреник озадачивает. Может, такова судьба выведенных из равновесия комиков? Нет, в эту группу входят в основном люди, прожившие убогие, безрадостные, трудные жизни, в которых не было ничего, что могло вызвать хотя бы подобие улыбки. И вдруг я поняла, какой якорь их держит. Хихиканье. Гебефреник укрылся от жизни в незатейливом приятном мире, расхристанном и несобранном, где не надо ни за что отвечать, тревожиться и бороться, потому что заниматься этим сложно и страшно".

Уинстон Грум "Форрест Гамп"

irecommend.ru

Полина, 27 лет: "Дурачок Форрест Гамп – это, как ни удивительно, персонаж, у которого каждому из нас есть чему поучиться. Например, тому, что жизнь полна сюрпризов ("Жизнь – как коробка шоколадных конфет. Никогда не знаешь, что внутри"), или тому, что по ней можно плыть, как по течению, не пытаясь все держать под контролем, предугадывать и строить стратегические планы… Тому, как быть добрым и легким человеком, в чем-то оставаться ребенком, видеть красоту мира и уметь отражать эту красоту своей душой. Тому, что вокруг – множество самых разнообразных шансов, только успевай хватать удачу за хвост. И на самом деле абсолютно любой человек может исполнить свою мечту, даже самую идиотскую. Кроме того, книга радует гротескным сатирическим описанием современной Америки – и за это ей тоже большой такой плюс".

Цитаты:

"В конце концов, я ведь всего лишь идиот, и хотя многие женщины говорят, что замужем за идиотами, они и представить себе не могут, что было бы, если бы их мужья были НАСТОЯЩИМИ идиотами".

"В жизни бывают такие минуты, когда делаешь вовсе не то, что подсказывает здравый смысл".

"Возможно, я идиот. Но, по крайней мере, не придурок".

Марти Леймбах "Дэниел молчит"

Нина, 34 года: "Эта книга грустная и тяжелая: постоянно щемит в груди, и ее по-настоящему больно читать, особенно тем, кто сам уже познал радость материнства и то, как это страшно, когда болеют дети…

Книга повествует о том, через что приходится пройти матери мальчика Дэниела, у которого оказался диагноз "аутизм". Которую оставил наедине с этим горем муж, сбежавший, едва услышав от врачей: "Ваш ребенок ­– аутист, нормальным никогда не будет", и предложивший избавиться от "неудачного" отпрыска, сдав его в какой-нибудь специализированный интернат для таких вот, со странностями, детей.

Мальчик не бедокурит, не разбрасывает игрушки, не устраивает веселый шум-гам, как другие дети. Он постоянно находится в каком-то своем, внутреннем, мире, он молчит и рассматривает солнечные полосы на ковре. От этой постоянной звенящей тишины и молчания впору сойти с ума и матери Дэниела. Но она, надо отдать ей должное, настолько живет верой в чудо, настолько стоит горой за своего сына, не опускает рук и борется за счастье своего ребенка, что остается только преклониться перед нею и другими матерями, столкнувшимися с такой бедой. Перестать невольно сторониться мам с детьми, у которых аутизм и другие нарушения, и не забывать почаще благодарить Боженьку за то, что ваш собственный ребенок здоров: пусть даже он временами громко капризничает, не слушается и приносит двойки из школы…"

Цитаты:

"Впрочем, и мои собственные знакомые – из дородовой группы, например – тоже куда-то испарились. У всех нормальные дети и повседневные хлопоты. Муж допоздна торчит на работе, денег ни на что не хватает, в крайнем случае – у ребенка пробки в ушах. Этим круг их забот и ограничивался. А мне было невыносимо тяжело оставаться с ними на одной волне, задавать до чрезвычайности важные вопросы: где им лучше отдыхалось, почему они покупают продукты в магазине за углом, а не в соседнем, довольны ли новой няней, или новой работой, или новорожденным? С другой стороны, я их тоже напрягала, поскольку я – живой пример того, что ни один из нас не застрахован от беды. На моего малыша никто не смотрел с восхищением, зато их дети в моих глазах были гениями, и все потому, что им удавался ошеломительный, волшебный и стопроцентно обыденный трюк: они росли нормальными детьми".

"Я жила с чувством, что мое сердце – это часы, заведенные дыханьем моих детей, а кровать – наше убежище, где нас никто не тронет".

"Когда рождается ребенок, у тебя возникает убежденность, что если ты умрешь, сердце малыша будет навсегда разбито. Ведь он еще совсем кроха, который и часа не может без тебя прожить, да и кто ему поможет, как не ты, если он, не дай Бог, упадет...

 ...Словом, ты знаешь, – продолжала я, – что если умрешь, то искалечишь ему жизнь. И ты цепляешься за каждую крупицу здоровья, изо всех сил стараешься дожить до конца дня. А назавтра все повторяется. Пусть даже подсознательно, но ты избегаешь ненужного риска. Страхового полиса мало. Сбережения тоже ничего не решают. Ребенку нужна ты, потому что ты знаешь, как подоткнуть ему одеяло, какие он любит сказки, сколько ему почитать на ночь и куда повести в субботу. Ты его любишь, и он любит тебя. И не просто любит! Он – часть тебя, как рука или голова. Он заявляет на тебя права, он считает, что ты принадлежишь ему, как его собственное тело".

lady.tut.by