Что почитать на праздниках. Бигга книга


Bigga Книга | Об авторе

Маленькая жизньХанья Янагихара

(совместно с А. Борисенко и В. Сонькиным)

Роман Ханьи Янагихары «Маленькая жизнь» — своего рода читательское зеркало. Худшую службу, которую, наверное, можно сослужить этому роману – попытаться свести его к какой-то одной теме. Например, готовиться к прочтению романа, думая о том, что это роман о переживании травматического опыта, о борьбе с болезнью или о сексуальном насилии. Совершенная гениальность этого романа заключается как раз в том, что «Маленькая жизнь» для каждого читателя становится маленькой жизнью. Его личной. И каждый новый читатель в этом романе прочитывает для себя что-то очень личное и очень свое – для кого-то это роман об искусстве, для кого-то – об отношениях детей и родителей, для кого-то – о любви, для кого-то – о выживании в большом городе, о памяти, о взрослении, о дружбе, которая сильнее смерти. И это такой редкий подарок, который писатель вообще может сделать читателю – дать ему такое зеркало для души, куда можно будет несколько вечеров неотрывно смотреться.

 

ИзгоиС. Э. Хинтон

Это роман, написанный подростком – для подростков. Написанный искренне, на выдохе и от души. Роман, который после того, как его прочитывают впервые – в десять, одиннадцать или двенадцать лет, – оставляет по себе воспоминания и чувства, которых уже никогда не будет, если прочесть роман в каком-то отчетливо взрослом, отчетливо серьезном состоянии. Конечно, поскольку автору романа было всего 15–16 лет, когда она его писала, не стоит ждать от книги какой-то исключительной литературной отточенности. Но некоторую незрелость и наивность выражений с лихвой окупает удивительно искреннее чувство, которым пронизан весь роман, чувство, благодаря которому Хинтон и пробилась к сердцам своих невзрослых читателей – желание не столько написать книгу, сколько выплеснуть подростковую ярость и ужас взросления, через которые нам всем рано или поздно приходится пройти.

Маленький другДонна Тартт

Гарриет растет в довольно многолюдной семье, которую навеки разломала и раскидала огромнейшая трагедия – смерть ребенка. Семья и до этого была склонна к мифологизации окружающего мира, бесконечные тетки, дядьки, бабки и двоюродные кузены словно бы так и застыли в девятнадцатом веке, в постапокалиптическом мире, случившемся после того, как их победили янки – янки с резкими голосами и дурными манерами. Несмотря на то, что действие происходит в середине семидесятых годов двадцатого века, порой в романе наступает отчетливое ощущение несгибаемого века девятнадцатого: оттуда пахнет ветивером, которым прокладывали белье в сундуках, стоят на каминных полках потемневшие фотоснимки, все, включая детей, прекрасно помнит, что за натюрморт рисовала тетушка Либби, когда в начале века училась в академии художеств для приличных девиц, и все-все-все беспрестанно об этом разговаривают. Стоит чему-то случиться, как старшие Кливы, будто пауки, ухватывают информацию и цепко оплетают ее дымкой воспоминаний, превращая ее в симпатичные временные кокончики: завтра для них не существует, потому что они всегда живут в идеальном, золотом, пахнущем ветивером вчерашнем дне.

ЩеголДонна Тартт

Тринадцатилетний Тео Декер остается полусиротой после теракта в музее, где он навеки застывает между до и после, между окончательно умерших натюрмортов и вполне бывших живыми частей человеческих тел. Его мать, идеально прекрасная женщина, с первых же страниц упорхнет в ноосферу, густо населенную викторианскими матерями-ангелами, которые с течением литературного времени хоть и перестали глядеть на своих детей с медальонов через завесу проливаемых теми слез, но, как и, допустим, Лили Поттер для мальчика Гарри, не превратились от этого в нечто менее золотистое и покойное, оставшись для них олицетворением навеки утраченной версии детства. Оглушенный взрывом, пылью, переломанной надвое жизнью и разговором с умирающим стариком, которого он еще минуту назад видел целым и не на слишком причудливо согнутых ногах, Тео выбирается из музея по темным дымным проходам с картиной в руках, маленькой почти картонкой, покрытой сполохами пушистого желтого и палевого — работой голландского мастера Кареля Фабрициуса «Щегол» (1654), которая потом всю жизнь будет волочиться за ним неизбывным чувством вины.

Скрижали судьбыСебастьян Барри

Пересказать историю Розанны не представляется возможным, потому что с самых первых страниц с ней начинает происходить судьба всей Ирландии: бесконечные войны и дележка самоидентификации, похожей на одеяло из сказки: или голову прикроем, или ноги обрубим. Розанна растет на кладбище, ловит с отцом крыс, работает официанткой в кафе, играет на пианино джаз — и шестьдесят лет проводит в дурдоме в трезвом уме и иногда твердой памяти. С ней случилось в общем-то всё, но с самых первых страниц она говорит, как неверно, как неправильно с ее стороны было думать, что кто-то кроме нее является автором и творцом ее жизни. О несчастьях она говорит без жалостливого воя, счастливые минуты гордо протягивает читателю, повторяя, что надо им вести учет, пока тебя не накрыло ирландией лет этак на сорок.

Гордость и предубеждение & зомбиДжейн Остен & Сет Грэм-Смит

Оригинальный текст «Гордости и предубеждения» был сохранен Грэмом-Смитом на восемьдесят процентов и лишь оставшиеся двадцать были спрыснуты кровищей и разлетающимися мозгами. Надо признать, что Грэм-Смит подошел к телу с маникюрными ножницами. Аппликации и прочий зомби-пэтчворк были нанесены тексту Джейн аккуратно, хоть и с долей здорового литературного садизма.

biggakniga.ru

Bigga Книга | contemporary fiction

Семинар о современной британской литературе в музее-усадьбе «Ясная Поляна»

Posted 27.07.2018 by BiggaKniga

День первый Здесь всюду яблоки и березки, красный кирпич и запах прошлого в фойе ДК, где вместо программы какого-нибудь съезда внезапно совсем 2018 год, ожившее окно браузера с выходом в Британию и мягкими взрывами бритиш инглиша с ощутимыми «приступами», задержками дыхания, в которых каждый лингвист угадает зачатки того, что в русской терминологии прозаично называется «толчком»,… Read more »

Длинный список The Man Booker Prize 2016: кого читать

Posted 30.07.2016 by BiggaKniga

Ну что, на первый взгляд, длинный список англоязычного Букера кажется вялым и скучноватым. Ожидаемого мяса нет. Премия обошла вниманием и Джулиана Барнса,и Энни Пру, и Энн Пэтчетт, и Макьюэна, и Фоера, и Дона Делилло, и еще многих авторов, которые до сентября успели выставить на книжный рынок какие-то заведомые хиты. Из тяжелой артиллерии в списке остались… Read more »

Летнее чтение

Posted 25.06.2016 by BiggaKniga

Понимаете, у меня есть мечта. Как и в любой полнокровной мечте, в этой — нет ничего особенного. Ну, то есть, она не о завоевании мира, например (блин, а что делают люди, когда завоевывают мир, вот интересно? Садятся такие, переводят дух и — ееее, на «Почте России» можно без очереди пройти!), а куда проще. Я хочу… Read more »

Выходит русский перевод The Magicians Льва Гроссмана

Posted 31.03.2016 by BiggaKniga

Уж не знаю, что случилось, но отечественное книгоиздание, видимо, догрызло свои семь железных хлебов, сносило семь пар железных сапог и занялось, наконец, делом. В мае на русском выходит первый том гроссмановских «Волшебников» — славнейшего кроссовера по мотивам книжного шкафа писателя. Сразу вам скажу, что я не самый большой любитель этой трилогии — началось все, как… Read more »

Почему роман Джоджо Мойес «До встречи с тобой» стал таким популярным

Posted 13.03.2016 by BiggaKniga

Я тоже прочла книгу Джоджо Мойес Me Before You. Чем я лучше половины земного шара? Отсюда у меня есть два пути — или сморщить лицо до интеллигентного состояния и сказать, что это, мол, дешевое развлечение и вообще вчерашний пончик, присыпанной розовой буржуазной пыльцой быстрого насыщения, или нет. Так вот, или нет — потому что книга… Read more »

The Noise of Time by Julian Barnes

Posted 05.02.2016 by BiggaKniga

Краткое содержание: история о том, как превратить маленького человека в мелкого Всякий раз, когда нерусскоязычный автор пишет роман о России, внутренне невольно подбираешься. Если автор хороший и любимый, а посреди романа вдруг забродит одинокая балалайка, на которой играет Фома «ЛШТШФУМ» Киняев, всегда делается как-то до ужаса неловко: ну вроде как ты человеку руку протягиваешь, а… Read more »

Fates and Furies by Lauren Groff

Posted 22.01.2016 by BiggaKniga

Краткое содержание: муж и жена — одна на-на-на О романе Fates and Furies даже толком и не знаешь, что сказать. Впрочем, нет, даже не так. О романе Fates and Furies толком не знаешь, что сказать, потому что все, что можно было в принципе сказать об этом романе, уже давно, всеми и по множеству раз сказано… Read more »

О чем на самом деле роман Донны Тартт «Маленький друг»

Posted 03.12.2015 by BiggaKniga

Хорошим книгам редко везет с аннотациями, и чем лучше книга, тем сложнее отформатировать саму ее суть так, чтобы она влезла в положенные 5-7 строчек, с порога понравилась читателю и при этом не превратилась в стандартно-рвотное каково. («Эта книга о любви, о жизни и о том, каково это…» — примерно так лет пять-шесть назад начинался каждый… Read more »

The Ecliptic by Benjamin Wood

Posted 01.12.2015 by BiggaKniga

Первая книжка Вуда — The Bellwether Revivals —  была, скажем честно, настолько восторженным и прилежным оммажем «Тайной истории», что походила на фанфик. Судите сами: задротоватый юноша вдруг попадает в круг прекрасной молодежи, похожей на греческую скульптурную группу, где в роли мрамора выступают всевозможные таланты, чистая кожа, поднавязшая в зубах идеальная, но слегка не идеальная красота,… Read more »

biggakniga.ru

Bigga Книга | English lit

Семинар о современной британской литературе в музее-усадьбе «Ясная Поляна»

Posted 27.07.2018 by BiggaKniga

День первый Здесь всюду яблоки и березки, красный кирпич и запах прошлого в фойе ДК, где вместо программы какого-нибудь съезда внезапно совсем 2018 год, ожившее окно браузера с выходом в Британию и мягкими взрывами бритиш инглиша с ощутимыми «приступами», задержками дыхания, в которых каждый лингвист угадает зачатки того, что в русской терминологии прозаично называется «толчком»,… Read more »

Harry Potter & The Cursed Child, a new play by Jack Thorne and John Tiffany (based on an original story by J.K.Rowling)

Posted 14.08.2016 by BiggaKniga

Недавно писательница Джоанн Харрис написала у себя в блоге едковатый такой пост о том, как взрослые натурально украли «Гарри Поттера». У детей украли. Поначалу, пишет Харрис, вселенная Гарри Поттера не слишком-то выглядывала из-под стола, это было место чистой и беспримесной детской радости, ну, знаете там — зона, где можно улыбаться всем сердцем без ироничной оглядки… Read more »

Длинный список The Man Booker Prize 2016: кого читать

Posted 30.07.2016 by BiggaKniga

Ну что, на первый взгляд, длинный список англоязычного Букера кажется вялым и скучноватым. Ожидаемого мяса нет. Премия обошла вниманием и Джулиана Барнса,и Энни Пру, и Энн Пэтчетт, и Макьюэна, и Фоера, и Дона Делилло, и еще многих авторов, которые до сентября успели выставить на книжный рынок какие-то заведомые хиты. Из тяжелой артиллерии в списке остались… Read more »

Летнее чтение

Posted 25.06.2016 by BiggaKniga

Понимаете, у меня есть мечта. Как и в любой полнокровной мечте, в этой — нет ничего особенного. Ну, то есть, она не о завоевании мира, например (блин, а что делают люди, когда завоевывают мир, вот интересно? Садятся такие, переводят дух и — ееее, на «Почте России» можно без очереди пройти!), а куда проще. Я хочу… Read more »

Почему роман Джоджо Мойес «До встречи с тобой» стал таким популярным

Posted 13.03.2016 by BiggaKniga

Я тоже прочла книгу Джоджо Мойес Me Before You. Чем я лучше половины земного шара? Отсюда у меня есть два пути — или сморщить лицо до интеллигентного состояния и сказать, что это, мол, дешевое развлечение и вообще вчерашний пончик, присыпанной розовой буржуазной пыльцой быстрого насыщения, или нет. Так вот, или нет — потому что книга… Read more »

Cold Comfort Farm Стеллы Гиббонс перевели на русский

Posted 12.12.2015 by BiggaKniga

Меж тем в мире переводной литературы случилось весьма важное событие, у которого, как водится, есть все шансы остаться незамеченным. На русском языке наконец-то вышла самая лучшая книжка, написанная не Донной Тартт. Шучу, конечно, но если и есть в моем сердце какая-то книга, к которой я отношусь почти с такой же огромной нежностью и любовью, как… Read more »

The Ecliptic by Benjamin Wood

Posted 01.12.2015 by BiggaKniga

Первая книжка Вуда — The Bellwether Revivals —  была, скажем честно, настолько восторженным и прилежным оммажем «Тайной истории», что походила на фанфик. Судите сами: задротоватый юноша вдруг попадает в круг прекрасной молодежи, похожей на греческую скульптурную группу, где в роли мрамора выступают всевозможные таланты, чистая кожа, поднавязшая в зубах идеальная, но слегка не идеальная красота,… Read more »

biggakniga.ru

Bigga Книга | American lit

Длинный список The Man Booker Prize 2016: кого читать

Posted 30.07.2016 by BiggaKniga

Ну что, на первый взгляд, длинный список англоязычного Букера кажется вялым и скучноватым. Ожидаемого мяса нет. Премия обошла вниманием и Джулиана Барнса,и Энни Пру, и Энн Пэтчетт, и Макьюэна, и Фоера, и Дона Делилло, и еще многих авторов, которые до сентября успели выставить на книжный рынок какие-то заведомые хиты. Из тяжелой артиллерии в списке остались… Read more »

Летнее чтение

Posted 25.06.2016 by BiggaKniga

Понимаете, у меня есть мечта. Как и в любой полнокровной мечте, в этой — нет ничего особенного. Ну, то есть, она не о завоевании мира, например (блин, а что делают люди, когда завоевывают мир, вот интересно? Садятся такие, переводят дух и — ееее, на «Почте России» можно без очереди пройти!), а куда проще. Я хочу… Read more »

Книжные разочарования

Posted 24.05.2016 by BiggaKniga

Я очень редко пишу о книгах, которые мне не понравились. С одной стороны, честно, не хочу тратить на это время — есть куча хороших книг, о которых как-то надо успеть рассказать, зачем же сотрясать воздух из-за того, что не принесло тебе особенного удовольствия. Оно и так, почитай, кактус сожрал, так еще и потом зачем-то на… Read more »

Выходит русский перевод The Magicians Льва Гроссмана

Posted 31.03.2016 by BiggaKniga

Уж не знаю, что случилось, но отечественное книгоиздание, видимо, догрызло свои семь железных хлебов, сносило семь пар железных сапог и занялось, наконец, делом. В мае на русском выходит первый том гроссмановских «Волшебников» — славнейшего кроссовера по мотивам книжного шкафа писателя. Сразу вам скажу, что я не самый большой любитель этой трилогии — началось все, как… Read more »

Fates and Furies by Lauren Groff

Posted 22.01.2016 by BiggaKniga

Краткое содержание: муж и жена — одна на-на-на О романе Fates and Furies даже толком и не знаешь, что сказать. Впрочем, нет, даже не так. О романе Fates and Furies толком не знаешь, что сказать, потому что все, что можно было в принципе сказать об этом романе, уже давно, всеми и по множеству раз сказано… Read more »

О чем на самом деле роман Донны Тартт «Маленький друг»

Posted 03.12.2015 by BiggaKniga

Хорошим книгам редко везет с аннотациями, и чем лучше книга, тем сложнее отформатировать саму ее суть так, чтобы она влезла в положенные 5-7 строчек, с порога понравилась читателю и при этом не превратилась в стандартно-рвотное каково. («Эта книга о любви, о жизни и о том, каково это…» — примерно так лет пять-шесть назад начинался каждый… Read more »

biggakniga.ru

Bigga Книга | Длинный список The Man Booker Prize 2016: кого читать

Ну что, на первый взгляд, длинный список англоязычного Букера кажется вялым и скучноватым. Ожидаемого мяса нет. Премия обошла вниманием и Джулиана Барнса,и Энни Пру, и Энн Пэтчетт, и Макьюэна, и Фоера, и Дона Делилло, и еще многих авторов, которые до сентября успели выставить на книжный рынок какие-то заведомые хиты. Из тяжелой артиллерии в списке остались вечный Кутзее да во всех смыслах положительная Элизабет Страут. Плюс — в список вошел не менее обязательный Paul Beatty c нашумевшим в Штатах романом The Sellout (National Book Critics Circle Award for Fiction 2015) о чернокожем чуваке из города Диккенс с приличными шутками по поводу расизма.Однако, если в список вглядеться повнимательнее, то логика судей становится очень понятной. В этот раз в список вошли романы, которым нужен своеобразный пинок в жизнь. Это вполне интересные с виду книжки, которые все можно поделить на три, скажем, грубых категории. Первая — для живых читателей (книжки с кровью и сюжетом). Вторая — странные книжки, где однако есть такой могучий проблеск таланта, что книгу надо пиарить как можно активнее, потому что талант талантом, а ощутимая странность — товар все равно не самый ходовой. И третья — положенные романы (парочка больших писателей, несколько writers of colour, все очень чинно). Особо стоит отметить, что, похоже, сходит на нет общественная тяга к толстым романам, из всех номинантов — только один роман больше 500 страниц ( Serious Sweet by A.L. Kennedy), остальные по большей части не дотягивают и до 300.

Теперь посмотрим, что у нас есть для изучения в этом году:

A.L. Kennedy (UK) — Serious Sweet (Jonathan Cape) — вот, тот самый единственный толстый роман. Автор — шотландка, книги у нее всегда несколько мрачноватые, с выкрученной не в ту сторону реальностью, герои которых копаются или в себе, или в окружающем мире. Нынешний роман, впрочем, внезапно кажется даже интересным, наверное, потому что он про бухгалтершу и госслужащего немодного возраста 40+++. У них все не очень хорошо, но тут они встречаются.

Deborah Levy (UK) — Hot Milk (Hamish Hamilton) — роман из категории странных. Антрополог София пытается понять, от какой такой загадочной болезни страдает ее мать, и не обострение ли это дурного характера. Вместе с матерью она едет куда-то на побережье Испании за консультацией к специалисту, откуда начинаются символизм и исследование женской сексуальности.

Graeme Macrae Burnet (UK) — His Bloody Project (Contraband) — для живых читателей. Это, чтобы вы знали, детектив прямо настоящий. True crime, но все равно, роман Бернета — единственный представитель прямо развлекательной беллетристики в списке. Подросток Родерик Макрэй в 1869 году убивает троих человек, because he can. Пользуясь случаем, советую всем прекрасный нон-фикшен Джудит Флэндерс The Invention of Murder. В нем Флэндерс несколько суховато и заунывно, но достаточно подробно и убедительно рассказывает о том, как жадный публичный интерес к таким вот кровавым делам и последующим судебным процессам фактически сформировал парадигму британского детектива. (Становится понятно, почему вообще так много было в популярной детективной прозе слуг-убийц и подозрительных жен, в общем страшно рекомендую.)

David Means (US) — Hystopia (Faber & Faber) — кислотный Стивен Кинг, скажем так. Кеннеди не убили, хотя пытались много раз, из Вьетнама возвращаются ветераны, которым старательно лечат мозг, а тех, кто не лечится всячески догоняет специальный отсек ФБР по соблюдению ментальной гигиены. Вроде и глубоко, а вроде и квадратно.

Ian McGuire (UK) — The North Water (Scribner UK) — ну вот, вот, о чем я и говорила. В Британии меж тем повсеместно наступает литературный курс на литературу о холоде. Вот что бывает, если долго повторять, что зима близко. Йоркширское китобойное судно, гарпунщики, Арктика, вечная мерзлота, много вонючих мужиков и страшная месть. Иными словами, очень увлекательно.

Wyl Menmuir (UK) -The Many (Salt) — о трендах см. выше, а вообще, хорошо, если наши издатели уже присмотрелись к книжке The Loney Эндрю Майкла Херли, которая и вытащила со дна вот этот вот слегка приподугасший интерес к какой-то дикой во всех смыслах английской традиционности. Не той, которая про чайные сервизики, даунтон-эбби и про то, что хорошие манеры нужны, чтоб скрывать ненависть к соседям. А той, которая с отчетливым ощущением северности, страшных сказок, заброшенных рыбацких деревень и суеверий, которые резко оживают, когда пропадает вай-фай.

Ottessa Moshfegh (US) — Eileen (Jonathan Cape) — очень много об этом романе говорили в прошлом году, в частности из-за того, насколько новой для недавнего курса литературы у автора вышла героиня. Эйлин — довольно живой и омерзительный человек, и об этом примерно весь роман, но пишут, что не оторваться — видимо, как от выдавливания прыщей.

Virginia Reeves (US) — Work Like Any Other (Scribner UK) — мужик сидит в тюрьме и вспоминает, за что его сюда посадили. Выясняется, что за дело, но легче от этого не становится.

David Szalay (Canada-UK) — All That Man Is (Jonathan Cape) — роман из девяти рассказов о Европе и людях, которые в ней живут и что-то там познают, но, в основном, то жизнь, то себя. Какой-то «Облачный атлас», издание 2-е, расширенное и дополненное.

Madeleine Thien (Canada) — Do Not Say We Have Nothing (Granta Books) — что-то интересное. Во-первых, про большую китайскую семью, во-вторых, на фоне политических событий в Китае двадцатого века. Вроде замени на наши реалии и выйдут обязательные три поколения женщин в московской коммуналке, а тут пока еще не надоело. С другой стороны, китайская англоязычная проза бывает подчас просто ошеломительной, например, есть такая американско-китайская писательница Июнь Ли, которая натурально написала китайскую «Тайную историю» — и от этой книги просто нельзя оторваться вообще никак.

Поделиться ссылкой:

biggakniga.ru

Bigga Книга | Что почитать на праздниках

Сначала я хотела составить какой-нибудь список, но затем решила, что списков везде и всюду уже так много, что скоро как в «Алисе» мы все от списков будем писаться. Поэтому просто, скажем так, в нумерованном режиме, но не совсем структурно и красиво я быстренько вам сейчас расскажу — во-первых, о том, что вышло у нас и заслуживает простого человеческого внимания, а во-вторых, о книжках, которые просто очень хорошие и прочесть которые на длинных выходных как раз не помешает.

I. Вышли по-русски третий детектив Роулинг-Гэлбрейта о Корморане Страйке и второй роман о Тоддах и Шоукроссах Кейт Аткинсон. Если русское название первой книги еще вполне себе симпатичное — «На службе зла» вместо Career of Evil нормально вписывается в рассказ о том, как Страйк разбирается с до сих пор не рванувшей отношенческой бомбой из своего армейского прошлого, то название «Боги среди людей», конечно, оставляет желание крикнуть: «Прикройте ей лицо фейспалмом».

Возможно, это только мой пунктик, но я лично терпеть не могу, когда в издательстве (переводчик, кстати, напоминаю, к переводу названий почти никогда не имеет ни малейшего отношения) кто-то решает, что вот исходное название, оно очень некрасивое, некоммерческое и не-не-не, а мы пришьем роману новые ножки и ничего, что они будут вообще, скажем, от другого жанра и от другой истории. Роман Кейт Аткинсон называется «Павший бог/Рухнувшее божество» — и это очень такое правильное, концентрированное описание того, что происходит в романе, потому что он весь о том, как бывший летчик буквально падает с неба на землю — в обычную жизнь — и должен приучаться ее выносить, потому что это тоже есть храбрость. Кроме того, это цитата из Эмерсона, которая приводится в самом начале книги, но это, как мы видим, никого не останавливает. Эмерсон пишет об утрате человеком невинности, Аткинсон пишет об утрате человеком неба и, как и многие английские писатели, об утрате человеком прежней, золотой Англии, об утрате детства. Павший бог — он один, этот Икар — каждый человек, каждый из нас, мы все валяемся на земле с ожогами на спине от расплавленных крыльев и учимся ходить по земле. А с таким названием роман приобретает сладковатый душок подросткового романа: некоторые люди не такие как все, а некоторые и вовсе нетаковее других.Но, даже несмотря на название, роман обязательно стоит прочесть — и это та книга, которую надобно дочитать до конца, даже если вам буквально до самых последних страниц кажется, что это как-то все слишком ровненько и без дрожи. Гениальность Аткинсон в том, что она через весь роман тянет-тянет-тянет из твоей души ниточки и вывязывает из них ткань романа, а потом — в самом конце — она вдруг за них дергает, там прекрасно соркестрированный финал — и у тебя вываливается сердце из груди. В общем, это надо пережить, обязательно читайте.

Третий роман о Корморане Страйке — это очень хороший, очень честный детектив. Моим любимым по-прежнему остается «Шелкопряд», но и этот тоже весьма хорош, особенно если вы, например, настроились хорошенько так сесть на даче с книжечкой и выключить мозг но не до конца. Роулинг делает хорошее, почти забытое дело, которого мы не видели, наверное, со времен «Секретных материалов» — она, с одной стороны, соблюдает все правила хорошего детектива (читатель получает все подсказки, любовная интрига не должна мешать детективной), а с другой стороны, она так умело вывязывает что-то интересненькое вокруг Страйка и Робин, что нам не остается ничего, кроме как ждать следующей, следующей книжки — и черт с ними, с отрубленными ногами в холодильнике, главное, что там будет дальше с главными героями. Что до содержания — это роман с маньяком и расчлененкой, не слишком кровавой, но и не слишком няшечной, Роулинг здесь не детский писатель, но, впрочем, и не до такой степени.

II. Теперь о совсем развлекательном. Прочла недавно вышедший у нас роман Рени Найт Disclaimer («Все совпадения случайны»), у нас его торговали в одной серии вместе с «Девушкой в поезде», но это, знаете, как — вот в девяностых мы покупали собрание сочинений Дюма, а к нему в нагрузку давали книгу «Как обустроить приусадебный участок», и вот «Дисклеймер» — он немножко из этой серии. У героини есть в прошлом секрет, а потом она получает книгу, где этот страшный ее секрет описан, ну у нее начинается нервяк, припадки, а тут и жизнь рушится. С одной стороны, если вам хочется такого бездумно-увлекательного чтива, то «Дисклеймер» — самое то. Там все события развиваются очень быстро, динамика вообще хорошая и, раз открыв книжку, закрыть ее можно только в конце. Но, с другой стороны, вся она — как хипстер — составлена из сюжетных одежек предыдущего времени, здесь нет ни одного нового приема, зато куча старых (смена перспективы, ненадежный рассказчик, переключение POV, умолчание, брачный сюжет и приветы из прошлого). В общем, дорогие друзья, это рамен из пенопластового лоточка — очень клево, но нажористо, в основном, из-за химикалий.

Если нужно что-то тоже адреналиновое, но почестнее и повыше классом, то это, конечно, Стивен Кинг. Наверное, я одна такая последняя, кто открыл для себя Кинга, но я его как-то вообще не читала, а тут вдруг у себя расчитала. «Под куполом» я читала так, что думала сердце из груди выскочит — там такой классический Кинг с проблемами маленького городка, который вдруг накрыло непроницаемым куполом и все эти проблемы взяли и уродливо заострились, потому что это вообще такой благодатный сюжет. У меня одно время в голове сидела такая четкая идея для книги, как коллектив, в котором друг друга все ненавидят вдруг заваливает в офисе землетрясением — ну или какая-то, в общем, ядерная война начинается и их отрезает от всего живого — и они понимают, что всё, им живыми не выйти, и просто начинают друг друга мочить, вот с кровищей, мозгами по стенами, с фонтанами скопившейся ненависти. «Под куполом» — книжка примерно об этом, что случается с людьми, когда они понимают, что выхода нет. Конечно, роман такой, немножко картонненький, злодеи там очень злодейские, но и сам купол действует как своего рода увеличительное стекло, поэтому такой нагрев и раздувание персонажей вполне укладываются в рамки.

Из развлекательного еще могу посоветовать роман Стюарта Макбрайда Cold Granite («Холодный гранит»), но сразу предупреждаю, что там кровь, мозги, отрезанное всё и детские трупики. При этом роман такой, дико шотландский — там вечно идет дождь, а если не дождь, то снег, а если не снег, то гололед и в него кто-нибудь вмерз глазом. Но это один из самых увлекательных детективов, которые я читала за последнее время: там серьезно отвалявшийся в больнице полицейский выходит на работу (между прочим, в Абердине, который выглядит как брат-близнец Петербурга, только трехголовый), а там его ждет дело об убийстве детей. Несмотря на то, что роман как стихи Крученых полон кишочков (в какой-то момент полицейским придется разгребать три сарая с разложившимися трупами животных), сам детектив выстроен удивительно правильно: от зацепки к зацепке все идет четко, читателю выдают все ключи буквально под нос, но заметить их все равно удается только к концу книги, тут отличный ритм расследования, с отводом глаз у Макбрайда тоже все отлично, в общем, если вы уже позавтракали, то очень рекомендую — вместо обеда.

III. Теперь милые книжки. С начала года я прочла несколько таких, и они меня очень спасли — особенно, когда чувствуешь, что тебя самого как героя Макбрайда жизнь вот-вот догонит, возьмет за ухо и прибьет к наличнику, то хватаешься за любые спасательные круги, даже если они перегружены милотой и в другое время у тебя от них все не то, что слипнется, а, я бы даже сказала, засахарится.

Во-первых, Excellent Women Барбары Пим («Замечательные женщины» в русском переводе, по-моему) — тут с сахаром все нормально, потому что это ядовитый английский роман в духе так и не подобревшей Джейн Остен. Героиня романа, Милдред Латбери, не замужем и это почему-то дает всем остальным право считать, что у нее есть куча времени, чтобы решать их проблемы. Милдред решает их огромными вливаниями чая в близких, мытьем чужой посуды и здравым смыслом, который, похоже, и благополучно хранит ее от замужества. Это несложная, усмешливая послевоенная книжка о женщинах, которые не сдались на милость брака и на которых по-прежнему держится весь мир. Она полна каких-то навсегда ушедших деталей, которые мы, тем более, знаем только по романам — церковные распродажи, проблемы незамужних священников, собрания антропологического общества и выживание приличных дочерей священника в Лондоне.

Во-вторых, это Люси Мод Монтгомери и ее Anne of Green Gables, которая у нас почему-то переведена Аней, в общем, тут случилась какая-то очередная аленка в чудесатии. Сама книжка, конечно, полна сахара образца двадцатого века, с изюминками из бедных сироток, которых все внезапно любят, а они немного не такие как все, но скоро приучаются жить в коллективе и радостно любят всех, кроме самой противной девчонки, которая на все это не ведется. Книжка про Энн из «Зеленых мезонинов» — она, такая очень милая, очень славная, этакий сборник нравоучительных историй о том, как приобрести друзей и стать расторопной, услужливой помощницей взрослым, но есть в ней какая-то внутренняя магия детского чтения. То ли все дело в том, что там роскошные и очень искренние описания природы, такой, какой она бывает только в детстве — когда все волшебное, и снег уж так настоящий снег, а зелень самая зеленая, а грязь — самая восхитительно грязная. То ли все дело в том, что иногда душа просит сказки и чтобы все уже у героев было нормально, чтобы внутренне, животом знать, что купят крошке Энн это платье с пышными рукавами, что возьмут ее на пикник, что оттает в конце концов Марилла. А, может быть, все дело как раз в том, что там статус чуда приобретают самые обычные вещи — цветущие яблони, мороженое, книга, побежать через луг к подруге, вообще — иметь настоящую подругу, и какое-то яростное, живое ощущение движения вперед, бега и юности.

Ну и в-третьих, это книжка про кроликов. Я, если честно никогда не думала, что буду с таким волнением когда-нибудь следить за приключениями кроликов, но это потому, что я раньше не читала Watership Down Ричарда Адамса (переводов на русский есть несколько, я, увы, не могу сказать, какой из них лучше, но вроде бы, чем свежее, тем полнее хотя бы). Так вот, это действительно книжка о кроликах. Кролики сбегают из своего места обитания, организовывают себе новое, ищут себе жен и рассказывают сказки. И это, друзья мои, дико увлекательно. Я не знаю, как Ричард Адамс устроил всю эту магию, но она работает. Здесь нет дебильного сюсюканья. Здесь за каждого кролика болеешь. Здесь есть кролик-провидец, кролик-качок, кролик-шутник и кролик, который нужен нам всем, потому что он знает, куда идти и несет за это ответственность. Здесь есть какие-то невероятные кроличьи сказки — не совсем детские и достаточно неуютные, чтобы можно было приятно поежиться. Но, самое главное, здесь есть чудо сотворения мира с нуля — когда из хаоса и непонимания вдруг рождается порядок, равновесие и история и зачастую вот это ровно то, что и нужно, чтобы удержаться в мире вне книги.

Поделиться ссылкой:

biggakniga.ru

Bigga Книга | Харпер Ли и Умберто Эко

Есть, как мне кажется, некоторая изощренная симметрия в том, как от нас — от простых, массовых зрителей, слушателей и читателей — уходят важные нам люди. Сначала, парой, ушли Боуи и Рикман, сделавшие для визуальной культуры чуть больше чем всё. Теперь же — опять же парой — ушли Нелл Харпер Ли и профессор Умберто Эко, люди, которые (о, я даже не знаю, как выразиться так, чтобы это прозвучало по возможности уместно) которые сделали для культуры, для нас — всё.По идее, ничего слишком удивительного, излишне трагического и даже, простите, особенно страшного нет в том, что умерли два человека преклонного возраста, проживших прекрасные жизни, проживших эти жизни так, как им хотелось, что в нынешнем мире редкая редкость. Но когда эти два человека — писатели, то обычный маленький читатель, вроде меня, чувствует в этот момент горьчайший прилив какой-то вселенской несправедливости, что-то вроде — «о нет, моя книга умерла».

Это, разумеется, довольно глупое и иррациональное чувство, однако мне кажется стыдиться этого чувства не стоит, потому что — что же еще остается делать маленьким обычным читателям, у которых никогда в жизни не было шанса познакомиться с живыми, настоящими, человеческими версиями Эко и Ли и которым пришлось долго и взволнованно жать руки их литературным воплощениям, их книгам. Чувство такое, что когда ты только смутно помнишь, что за твоей любимой историей стоит реальный человек — потому что этот человек всегда выглядит как газетное фото или чужое воспоминание — он неожиданно размывается до размеров книги, сливается с историей/нарративом, который в определенный момент твоей жизни стал для тебя на миллиметрик, но больше жизни, и вот тогда, и вот тогда, когда он умирает, ты вдруг понимаешь, что книга закончилась, что это и была та самая настоящая последняя глава и конец, и теперь все: рыхлые куски твоей индивидуальной истории гулко стучат в переплет. Это как будто бы их книги для нас заканчиваются не на слове «конец», а ровно на тот моменте, когда мы понимаем, что они не бессмертны.

Я прочла «Имя Розы» в двадцать и эта книга сделала меня взрослой, потому что Профессор, не церемонясь, вписал в мой любимый детективный жанр приблизительно полмира и показал, что это можно делать просто и понятно, без нарочитого академического снобизма (но с приятным, строго внутренним смешком). Я прочла To Kill a Mockingbird и эта книга вернула меня в детство, к радостям простого, золотого, понятного чтения и тому, оставшемуся где-то там же второму «полмиру», в котором ты точно знал, как надо поступить правильно, чтобы не было стыдно за себя как человека. Beauty is terror, разумеется, потому что нельзя было самую капельку не испугаться их огромного таланта миропостроения, который все это время сосуществовал рядом с нами, но в то же время, красота их книг — это еще и непередаваемое восхищение перед тем, как ты с размаху оказывался в средневековом монастыре, в зимних днях, в средних веках, в библиотеках и голове потерявшего память букиниста, в красно-пыльной Алабаме, в коротких штанишках, в…, в…, в…

И красота эта настолько удивительна, что я оставляю за собой право не ставить точку

Поделиться ссылкой:

biggakniga.ru