Текст книги "Русские богатыри (сборник)". Богатыри русские книга


Русские богатыри читать онлайн, Автор неизвестен

Annotation

Книга о былинных и сказочных русских богатырях – славных защитниках родной земли – в прозаическом пересказе для детей замечательной писательницы и собирательницы фольклора Ирины Карнауховой.

Ирина Карнаухова

ПО ДОРОГАМ – К СКАЗКЕ

БЫЛИНЫ

Вступление

Вольга Всеславьевич

Микула Селянинович

Святогор-богатырь

Алёша Попович и Тугарин Змеевич

Про Добрыню Никитича и Змея Горыныча

Добрыня Никитич в отъезде

Как Илья из Мурома богатырём стал

Первый бой Ильи Муромца

Илья Муромец и Соловей-разбойник

Как Илья от Святогора меч получил

Илья избавляет Царьград от Идолища

На заставе богатырской

Три поездки Ильи Муромца

Как Илья поссорился с князем Владимиром

Илья Муромец и Калин-царь

Про Василису Микулишну

Соловей Будимирович

Садко в подводном царстве

Как Михайло Казаринов от татарского плена девушку спас

Старик Данило и молодой Михайло

О князе Романе и двух королевичах

ГЕРОИЧЕСКИЕ СКАЗКИ

Бой на Калиновом мосту

Никита Кожемяка

Марья-краса – долгая коса и Ванюшка

Медведко, Усыня, Горыня и Дубыня

Ненаглядная Красота

Золотые руки[1]

Медное, серебряное и золотое царства

Богатырь Фёдор Тугарин и Марья Моревна

Скорый гонец

notes

1

ПО ДОРОГАМ – К СКАЗКЕ

Дорогие читатели! Я начну свой рассказ о писательнице Ирине Валериановне Карнауховой как сказку.

Жила-была девочка. Звали её Ирина. Жила она с мамой и папой в древнем былинном городе Киеве. Стоит этот город на высоких холмах, на берегу широкого, многоводного Днепра.

Осенью киевские каштаны на набережной протягивают прохожим свои тяжёлые ветки, словно приглашают: «Сорви, испеки, попробуй!» И ребята до ночи пекут на кострах золотисто-коричневые плоды, разрывающиеся в огне, как хлопушки. А весной город глядит как сквозь розовую пену – это яблоневые и вишнёвые сады цветут.

Сказочно красив этот старинный в золотых куполах город: и зимой в снежной лёгкой и непрочной шубке; и летом, когда в светлом Днепре, как в зеркале, отражаются маковки его соборов; и поздней осенью – в золоте и охре медвяных ручьёв листопада.

Осенью 1914 года, когда Ирине исполнилось двенадцать лет, встретилась она с необыкновенным человеком. Он словно угадал, какая судьба выпадет на долю Ирины, кем она станет, когда вырастет.

И девочка, когда выросла, вспомнила и записала рассказ об этой удивительной встрече.

«Шёл октябрь 1914 года. Я любила этот месяц, потому что в октябре был день моего рождения, а кому не нравится этот день в двенадцать лет?

И вот я пошла в театр. На дневной спектакль. Первый раз в жизни – одна, без взрослых! Это было как-то особенно интересно и празднично. В зрительном зале прохладно и сумрачно, ещё не горела большая люстра, и не верилось, что за стеной светит солнце и кружатся осенние золотые листья.

Сидела я в ложе. Не помню, какая тогда шла пьеса, мне было не до неё: я с нетерпением ждала антракта. Дело в том, что у меня с собой была книга и она увлекла меня больше, чем спектакль. Книгу подарила мне мама утром, я начала её просматривать в трамвае, увлеклась и теперь уже не могла думать ни о чём другом. Темноту во время спектакля воспринимала как досадную помеху.

Как только закрыли занавес и снова вспыхнул свет, я схватилась за книгу. Чья-то тень упала на страницу. Я подняла глаза.

Высокий человек, лицо которого показалось мне знакомым, перегнулся через барьер и заглядывал в мою книгу.

Я отодвинулась: почему-то всегда неприятно, когда заглядывают в книгу, которую читаешь.

Он отвёл глаза, улыбнулся и спросил:

– Что вы с таким увлечением читаете, девочка?

– Горького, «Детство», – буркнула я не очень вежливо.

– И вам нравится? Вам интересно?

– Очень. Не мешайте, пожалуйста, скоро опять свет потушат.

– Не буду, не буду.

Он встал и вышел из ложи.

Уже поднимался занавес, когда он снова сел рядом. Нагнувшись, он спросил шёпотом, как будто у нас уже была общая тайна:

– Всё ещё интересно?

Читать было уже нельзя, и я ответила менее сурово:

– Да.

– А какое место вы читаете?

– К деду приехали… Там Сашка…

На нас зашикали, заворчали, пришлось замолчать.

В следующем антракте произошёл конфуз. Я читала: «Дед бросил меня на лавку, разбив мне лицо…» Я читала дальше, а слёзы уже давно собрались в глазах. Сдерживая всхлипывания, я читала, как мать бегала вокруг лавки и хрипела: «Папаша… Отдайте!..»

Тут я не выдержала, громко потянула носом, и слёзы закапали на открытую страницу. Я старалась закрыться книгой. Но странный мой сосед привстал, взял книгу из моих рук, взглянул на мокрое от слёз лицо и вдруг крепко обнял меня за плечи, притянул к себе.

– Не надо плакать, девочка, – сказал он очень мягко, – всё вышло гораздо лучше, чем можно было ожидать. Гораздо лучше… Алёша вырос, стал писателем… И говорят, даже известным, – вдруг усмехнулся он.

После спектакля он проводил меня домой, и мы разговаривали. Я рассказывала, что сегодня мой день рождения и мама подарила мне эту книжку. А мой спутник тоже говорил о книгах и советовал мне читать побольше.

– Только не в театре, – улыбнулся он. – В театре надо смотреть и слушать.

Мы шли моим любимым парком и любовались осенним тёмно-синим Днепром. А мой спутник вспоминал Волгу и говорил о реке, как о родном человеке.

Расстались мы у дверей моего дома. Кто он был, я так и не узнала. Прошёл ровно год. Опять настал день моего рождения. Вдруг позвонил почтальон и подал мне заказную бандероль из Петрограда. На бандероли круглым, чуть приплюснутым почерком был написан мой адрес и – «Госпоже Ире». Уголок снизу очерчен кривой линией, и за ней подпись и обратный адрес: «От А. Пешкова. Кронверский, 23».

В посылке были две книги: «Сказки» и «Лето» и ещё записка, всё тем же почерком:

В день рождения – Ире. Эти книги веселее прочитанной Вами раньше. Над ними Вы не будете плакать. И мне почему-то кажется, что Вы будете писать, когда вырастете. И, может быть, сказки? Ведь у них почти всегда счастливый конец. Пусть будет так.

Максим Горький

Эта встреча стала началом длинной дороги в творчество. Но вы, конечно, знаете: чтобы кем-то стать, нужно многим интересоваться, много читать, учиться, работать… И всё делать увлечённо!

Ирина училась, окончила киевскую гимназию, потом решила учиться библиотечному делу. Книги она очень любила, была отличницей – вот и командировали Ирину в Москву на курсы библиотекарей Главполитпросвета в распоряжение Надежды Константиновны Крупской. В характеристике, выданной Ирине Карнауховой, значилось: «…заведовала библиотекой санатория «Детский Городок» и показала себя не только знающим и добросовестным работником библиотечного дела, но и прекрасным рассказчиком – особенно ей удаются сказки…»

«Знающему работнику» было тогда восемнадцать лет.

О первой встрече с Надеждой Константиновной сохранилась подробная запись в «Дневнике инструктора», который аккуратно вела Ирина.

«Мы (с подругой) шли за комендантом Васей, опустив головы, испуганные барабанной дробью, вылетающей из-под наших деревянных сандалий.

Другой обуви не было. Не хватало ни хлеба, ни соли, а о сахаре и мечтать было нельзя, ведь страна вставала из разрухи… Но мы хотели учиться и очень смущались, что предстанем перед Крупской в таком непрезентабельном виде.

– Здесь, – сказал комендант и оглядел нас строго. Заправил гимнастёрку, снял кепку и постучал.

Мы испуганно замерли.

– Войдите, – раздался негромкий голос.

Опустив головы, мы переступили порог. Сандалии, как кастаньеты, отщёлкали наши шаги.

– Что это? – спросил тот же голос, и явная смешинка в нём сразу ободрила нас.

Я бросила быстрый взгляд на Надежду Константиновну. Она стояла у окна. Среднего роста, сутулая, худая. На ней было лёгкое, видавшее виды пальто из серой чесучи и белая полотняная панама. Близорукие глаза, прищурившись, глядели на наши ноги.

– О, какие… гречанки к нам приехали, – сказала Надежда Константиновна, сдерживая улыбку. И она посмотрела нам в глаза: – Озорные, умные, такие нам и нужны, ведь мы будем работать с детьми, учить их любить книгу… Да что это я! Вас же покормить и помыть надо – сами ещё дети! Вася! Мигом – талоны в столовую и в баню, а потом проводи в общежитие этих… Психей.

И мы поняли, что прозвище «Психеи» (они ходили в Греции в деревянных сандалиях) останется за нами надолго…

И закружила нас московская жизнь, заполненная до краёв учёбой. Если читал лекцию Луначарский, то мы пробивались на эту лекцию. А если из Петрограда в Москву приезжал на одно выступление наш любимый ...

knigogid.ru

Читать книгу Русские Богатыри

Былины в пересказе для детей И. В. Карнауховой

Введение

На высоких холмах стоит Киев-город.

В старину опоясывал его земляной вал, окружали рвы.

С зелёных холмов киевских далеко было видно. Видны были пригороды и многолюдные сёла, тучные земли пахотные, синяя лента Днепра, золотые пески на левом берегу, сосновые рощи…

Пахали под Киевом землю пахари. По берегам реки строили умелые корабельщики лёгкие ладьи, долбили челны дубовые. В лугах и по заводям пасли пастухи круторогий скот.

За пригородами и сёлами тянулись леса дремучие. Бродили по ним охотники, добывали медведей, волков, туров – быков рогатых, и мелкого зверя видимо-невидимо.

А за лесами раскинулись степи без конца и края. Шло из этих степей на Русь много горюшка: Налетали из них на русские сёла кочевники – жгли и грабили, уводили русских людей в полон.

Чтобы беречь от них землю русскую, разбросались по краю степи заставы богатырские, маленькие крепости. Оберегали они путь на Киев, защищали от врагов, от чужих людей.

А по степям без устали разъезжали богатыри на могучих конях, зорко всматривались в даль, не видать ли вражеских костров, не слыхать ли топота чужих коней.

Дни и месяцы, годы, десятилетия оберегал землю родную Илья Муромец, ни дома себе не построил, ни семьи не завел. И Добрыня, и Алёша, и Дунай Иванович – всё в степи да в чистом поле правили службу воинскую. Изредка собирались они к князю Владимиру на двор – отдохнуть, попировать, гусляров послушать, друг о друге узнать.

Коль тревожно время, нужны богатыри-воины, с честью встречает их Владимир-князь с княгиней Апраксией. Для них печи топятся, в гридне – гостиной горнице – для них столы ломятся от пирогов, калачей, жареных лебедей, от вина, браги, мёду сладкого. Для них на лавках барсовы шкуры лежат, медвежьи на стенах развешаны.

Но есть у князя Владимира и погреба глубокие, и замки железные, и клети каменные. Чуть что не по нём, не вспомнит князь о ратных подвигах, не посмотрит на честь богатырскую…

Зато в чёрных избах по всей Руси простой народ богатырей любит, славит и чествует. Ржаным хлебом с ним делится, в красный угол сажает и поёт песни про славные подвиги – о том, как берегут, защищают богатыри родную Русь!

Слава, слава и в наши дни богатырям-защитникам Родины!

Высока высота поднебесная, Глубока глубина океан-моря, Широко раздолье по всей земле. Глубоки омуты Днепровские, Высоки горы Сорочинские, Темны леса Брянские, Черны грязи Смоленские, Быстры-светлы реки русские. А и сильные, могучие богатыри на славной Руси!

Вольга Всеславьевич

Закатилось красное солнышко за горы высокие, рассыпались по небу частые звёздочки, родился в ту пору на матушке-Руси молодой богатырь – Вольга Всеславьевич. Запеленала его мать в красные пелёнки, завязала золотыми поясами, положила в резную колыбель, стала над ним песни петь.

Только час проспал Вольга, проснулся, потянулся – лопнули золотые пояса, разорвались красные пелёнки, у резной колыбели днище выпало. А Вольга на ноги стал, да и говорит матери:

– Сударыня матушка, не пеленай ты меня, не свивай ты меня, а одень меня в латы крепкие, в шлем позолоченный да дай мне в правую руку палицу, да чтобы весом была палица в сто пудов.

Испугалась мать, а Вольга растёт не по дням, не по часам, а по минуточкам.

Вот подрос Вольга до пяти годов. Другие ребята в такие годы только в чурочки играют, а Вольга научился уже грамоте – писать и считать и книги читать. Как исполнилось ему шесть лет, пошёл он по земле гулять. От его шагов земля заколебалась. Услыхали звери и птицы его богатырскую поступь, испугались, попрятались. Туры-олени в горы убежали, соболя-куницы в норы залегли, мелкие звери в чащу забились, спрятались рыбы в глубокие места.

Стал Вольга Всеславьевич обучаться всяким хитростям.

Научился он соколом по небу летать, научился серым волком обёртываться, оленем по горам скакать.

Вот исполнилось Вольге пятнадцать лет. Стал он собирать себе товарищей. Набрал дружину в двадцать девять человек, – сам Вольга в дружине тридцатый. Всем молодцам по пятнадцати лет, все могучие богатыри. У них кони быстрые, стрелы меткие, мечи острые.

Собрал свою дружину Вольга и поехал с ней в чистое поле, в широкую степь. Не скрипят за ними возы с поклажей, не везут за ними ни постелей пуховых, ни одеял меховых, не бегут за ними слуги, стольники, поварники…

Для них периной – сухая земля, подушкой – седло черкасское, еды в степи, в лесах много-был бы стрел запас да кремень и огниво.

Вот раскинули молодцы в степи стан, развели костры, накормили коней. Посылает Вольга младших дружинников в дремучие леса:

– Берите вы сети шелковые, ставьте их в тёмном лесу по самой земле и ловите куниц, лисиц, чёрных соболей, будем дружине шубы запасать.

Разбрелись дружинники по лесам. Ждёт их Вольга день, ждёт другой, третий день к вечеру клонится. Тут приехали дружинники невеселы: о корни ноги сбили, о колючки платье оборвали, а вернулись в стан с пустыми руками. Не попалась им в сети ни одна зверушка.

Рассмеялся Вольга:

– Эх вы, охотнички! Возвращайтесь в лес, становитесь к сетям да смотрите, молодцы, в оба.

Ударился Вольга оземь, обернулся серым волком, побежал в леса. Выгнал он зверя из нор, дупел, из валежника, погнал в сети и лисиц, и куниц, и соболей. Он и мелким зверьком не побрезговал, наловил к ужину серых заюшек.

Воротились дружинники с богатой добычей.

Накормил-напоил дружину Вольга, да ещё и обул, одел. Носят дружинники дорогие шубы соболиные, на перемену у них есть и шубы барсовые. Не нахвалятся Вольгой, не налюбуются.

Вот время идёт да идёт, посылает Вольга средних дружинников:

– Наставьте вы силков в лесу на высоких дубах, наловите гусей, лебедей, серых уточек.

Рассыпались богатыри по лесу, наставили силков, думали с богатой добычей домой прийти, а не поймали даже серого воробья.

Вернулись они в стан невеселы, ниже плеч буйны головы повесили. От Вольги глаза прячут, отворачиваются. А Вольга над ними посмеивается:

– Что без добычи вернулись, охотнички? Ну ладно, будет вам чем попировать. Идите к силкам да смотрите зорко.

Ударился Вольга оземь, взлетел белым соколом, поднялся высоко под самое облако, грянул вниз на всякую птицу поднебесную. Бьёт он гусей, лебедей, серых уточек, только пух от них летит, словно снегом землю кроет. Кого сам не побил, того в силки загнал.

Воротилися богатыри в стан с богатой добычей. Развели костры, напекли дичины, запивают дичину ключевой водой, Вольгу похваливают.

Много ли, мало ли времени прошло, посылает снова Вольга своих дружинников:

– Стройте вы лодки дубовые, вейте невода шелковые, поплавки берите кленовые, выезжайте вы в синее море, ловите сёмгу, белугу, севрюжину.

Ловили дружинники десять дней, а не поймали и мелкого ёршика. Обернулся Вольга зубастой щукой, нырнул в море, выгнал рыбу из глубоких ям, загнал в невода шелковые. Привезли молодцы полные лодки и сёмги, и белуги, и усатых сомов.

Гуляют дружинники по чистому полю, ведут богатырские игры. стрелы мечут, на конях скачут, силой богатырской меряются…

Вдруг услышал Вольга, что турецкий царь Салтан Бекетович на Русь войной собирается.

Разгорелось его молодецкое сердце, созвал он дружинников и говорит:

– Полно вам бока пролёживать, полно силу нагуливать, пришла пора послужить родной земле, защитить Русь от Салтана Бекетовича. Кто из вас в турецкий стан проберётся, Салтановы помыслы узнает?

Молчат молодцы, друг за друга прячутся: старший-за среднего. средний – за младшего, а младший и рот закрыл.

Рассердился Вольга:

– Видно, надо мне самому идти!

Обернулся он туром – золотые рога. Первый раз скакнул – версту проскочил, второй раз скакнул – только его и видели.

Доскакал Вольга до турецкого царства, обернулся серым воробушком, сел на окно к царю Салтану и слушает. А Салтан по горнице похаживает, узорчатой плёткой пощёлкивает и говорит своей жене Азвяковне:

– Я задумал идти войной на Русь. Завоюю девять городов, сам сяду князем в Киеве, девять городов раздам девяти сыновьям, тебе подарю соболий шушун.

А царица Азвяковна невесело глядит:

– Ах, царь Салтан, нынче мне плохой сон виделся: будто бился в поле чёрный ворон с белым соколом. Белый сокол чёрного ворона закогтил, перья на ветер выпустил.

Белый сокол-это русский богатырь Вольга Всеславьевич, чёрный ворон – ты, Салтан Бекетович. Не ходи ты на Русь. Не взять тебе девяти городов, не княжить в Киеве.

Рассердился царь Салтан, ударил царицу плёткою:

– Не боюсь я русских богатырей, буду я княжить в Киеве. Тут Вольга слетел вниз воробушком, обернулся горностаюшкой. У него тело узкое, зубы острые.

Побежал горностай по царскому двору, пробрался в глубокие подвалы царские. Там у луков тугих тетиву пооткусывал, у стрел древки перегрыз, сабли повыщербил, палицы дугой согнул.

Вылез горностаи из подвала, обернулся серым волком, побежал на царские конюшни – всех турецких коней загрыз, задушил.

Выбрался Вольга из царского двора, обернулся ясным соколом, полетел в чистое поле к своей дружине, разбудил богатырей:

– Эй, дружина моя храбрая, не время теперь спать, пора вставать! Собирайтесь в поход к Золотой Орде, к Салтану Бекетовичу!

Подошли они к Золотой Орде, а кругом Орды – стена каменная высокая. Ворота в стене железные, крюки-засовы медные, у ворот караулы бессонные – не перелететь, не перейти, ворот не выломать.

Запечалились богатыри, задумались: "Как одолеть стену высокую ворота железные?"

Молодой Вольга догадался: обернулся малой мошкой, всех молодцов обернул мурашками, и пролезли мурашки под ворота ми. А на той стороне стали воинами.

Ударили они на Салтанову силу, словно гром с небес. А у турецкого войска сабли затуплены, мечи повыщерблены. Тут турецкое войско на убег пошло.

Прошли русские богатыри по Золотой Орде, всю Салтанову силу кончили.

Сам Салтан Бёкетович в свой дворец убежал, железные двери закрыл, медные засовы задвинул.

Как ударил в дверь ногой Вольга, все запоры-болты вылетели. железные двери лопнули.

Зашёл в горницу Вольга, ухватил Салтана за руки:

– Не бывать тебе, Салтан, на Руси, не жечь, не палить русские города, не сидеть князем в Киеве.

Ударил его Вольга о каменный пол и расшиб Салтана до смерти.

– Не хвались. Орда, своей силой, не иди войной на Русь-матушку!

Микула Селянинович

Ранним утром, ранним солнышком собрался Вольга брать данных подати с городов торговых Гурчевца да Ореховца.

Села дружина на добрых коней, на каурых жеребчиков и в путь отправилась. Выехали молодцы в чистое поле, в широкое раздолье и услышали в поле пахаря. Пашет пахарь, посвистывает, лемехи по камешкам почиркивают. Будто пахарь где-то рядышком соху ведёт.

Едут молодцы к пахарю, едут день до вечера, а не могут до него доскакать.

Слышно, как пахарь посвистывает, слышно, как сошка поскрипывает, как лемешки почиркивают, а самого пахаря и глазом не видать.

Едут молодцы другой день до вечера, так же всё пахарь посвистывает, сошенька поскрипывает, лемешки почиркивают, а пахаря нет как нет.

Третий день идёт к вечеру, тут только молодцы до пахаря доехали. Пашет пахарь, понукивает, на кобылку свою погукивает. Борозды кладёт как рвы глубокие, из земли дубы вывёртывает, камни-валуны в сторону отбрасывает. Только кудри у пахаря качаются, шёлком по плечам рассыпаются.

А кобылка у пахаря немудрая, а соха у него кленовая, гужи шелковые. Подивился на него Вольга, поклонился учтиво:

– Здравствуй, добрый человек, в поле трудничек!

– Здоров будь, Вольга Всеславьевич! Куда путь держишь?

– Еду в города Гурчевец да Ореховец – собирать с торговых людей дани-подати.

– Эх, Вольга Всеславьевич, в тех городах живут всё разбойники, дерут шкуру с бедного пахаря, собирают за проезд по дорогам пошлины. Я поехал туда соли купить, закупил соли три мешка, каждый мешок сто пудов, положил на кобылку серую и домой к себе направился. Окружили меня люди торговые, стали брать с меня подорожные денежки. Чем я больше даю, тем им больше хочется. Рассердился я, разгневался, заплатил им шелковою плёткою. Ну, который стоял, тот сидит, а который сидел, тот лежит.

Удивился Вольга, поклонился пахарю:

– Ай же ты, славный пахарь, могучий богатырь, поезжай ты со мной за товарища.

– Что ж, поеду, Вольга Всеславьевич, надо им наказ дать – других мужиков не обижать.

Снял пахарь с сохи гужи шелковые, распряг кобылку серую, сел на неё верхом и в путь отправился.

Проскакали молодцы полпути. Говорит пахарь Вольге Всеславьевичу:

– Ох, неладное дело мы сделали, в борозде соху оставили. Ты пошли молодцов-дружинников, чтобы сошку из борозды выдернули, землю бы с неё вытряхнули, положили бы соху под ракитовый куст.

Послал Вольга трёх дружинников.

Вертят сошку они и так и сяк, а не могут сошку от земли поднять.

Послал Вольга десять витязей. Вертят сошку они в двадцать рук, а не могут с места содрать.

Тут поехал Вольга со всей дружиной. Тридцать человек без еди ного облепили сошку со всех сторон, понатужились, по колена в землю ушли, а сошку и на волос не сдвинули.

Слез с кобылки тут пахарь сам, взялся за сошку одной рукой. из земли её выдернул, из лемешков землю вытряхнул. Лемехи травой вычистил.

Дело сделали и поехали богатыри дальше путём-дорогою.

Вот подъехали они под Гурчевец да Ореховец. А там люди торговые хитрые как увидели пахаря, подсекли брёвна дубовые на мосту через речку Ореховец.

Чуть взошла дружина на мост, подломились брёвна дубовые, стали молодцы в реке тонуть, стала гибнуть дружина храбрая, стали кони, люди на дно идти.

Рассердились Вольга с Микулой, разгневались, хлестнули своих добрых коней, в один скок реку перепрыгнули. Соскочили на тот бережок, да и начали злодеев чествовать.

Пахарь плетью бьёт, приговаривает:

– Эх вы, жадные люди торговые! Мужики города хлебом кормят, мёдом поят, а вы соли им жалеете!

Вольга палицей жалует за дружинников, за богатырских коней. Стали люди гурчевецкие каяться:

– Вы простите нас за злодейство, за хитрости. Берите с нас дани-подати, и пускай едут пахари за солью, никто с них гроша не потребует.

Взял Вольга с них дани-подати за двенадцать лет, и поехали богатыри домой.

Спрашивает пахаря Вольга Всеславьевич:

– Ты скажи мне, русский богатырь, как зовуг тебя, величают по отчеству?

– Поезжай ко мне, Вольга Всеславьевич, на мои крестьянский двор, так узнаешь, как меня люди чествуют.

Подъехали богатыри к полю. Вытащил пахарь сошеньку, распахал широкое полюшко, засеял золотым зерном…Ещё заря горит, а у пахаря поле колосом шумит. Тёмная ночь идёт – пахарь хлеб жнёт. Утром вымолотил, к полудню вывеял, к обеду муки намолол, пироги завёл. К вечеру созвал народ на почестей пир.

Стали люди пироги есть, брагу пить да пахаря похваливать:

Ай спасибо тебе, Микула Селянинович!

Святогор-богатырь

Высоки на Руси Святые горы, глубоки их ущелья, страшны пропасти; Не растут там ни берёзка, ни дуб, ни сосна, ни зелёная трава. Там и волк не пробежит, орёл не пролетит, – муравью и тому поживиться на голых скалах нечем.

Только богатырь Святогор разъезжает между утёсов на своём могучем коне. Через пропасти конь перескакивает, через ущелья перепрыгивает, с горы на гору переступает.

Ездит старый по Святым горам.

Тут колеблется мать сыра земля,

Осыпаются камни в пропасти,

Выливаются быстры реченьки.

Ростом богатырь Святогор выше тёмного леса, головой облака подпирает, скачет по горам – горы под ним шатаются, в реку заедет – вся вода из реки выплеснется.

Ездит он сутки, другие, третьи,- остановится, раскинет шатёр – ляжет, выспится, и снова по горам его конь бредёт.

Скучно Святогору-богатырю, тоскливо старому: в горах не с кем слова перемолвить, не с кем силой помериться.

Поехать бы ему на Русь, погулять бы с другими богатырями, побиться с врагами, растрясти бы силу, да вот беда: не держит его земля, только каменные утёсы святогорские под его тяжестью не рушатся, не падают, только их хребты не трещат под копытами его коня богатырского.

Тяжко Святогору от своей силы, носит он ее как трудное бремя. Рад бы половину силы отдать, да некому. Рад бы самый тяжкий труд справить, да труда по плечу не находится. За что рукой ни возьмётся – всё в крошки рассыплется, в блин расплющится.

Стал бы он леса корчевать, да для него леса – что луговая трава Стал бы он горы ворочать, да это никому не надобно…

Так и ездит он один по Святым горам, голову от тоски ниже гнёт…

– Эх, найти бы мне земную тягу, я бы в небо кольцо вбил, привязал к кольцу цепь железную; притянул бы небо к земле, повернул бы землю краем вверх, небо с землёй смешал – поистратил бы немного силушки!

Да где её – тягу – найти!

Едет раз Святогор по долине между утёсов, и вдруг-впереди живой человек идёт!

Идёт невзрачный мужичок, лаптями притоптывает, на плече несёт перемётную суму.

Обрадовался Святогор: будет с кем словом перемолвиться, – стал мужичка догонять.

Тот идёт себе, не спешит, а Святогоров конь во всю силу скачет, да догнать мужика не может. Идёт мужичок, не торопится, сумочку с плеча на плечо перебрас

www.bookol.ru

Читать книгу Былины о богатырях земли русской Сборника : онлайн чтение

Былины о богатырях земли русской

© Текст, А. Н. Нечаев, насл., 2018

© ООО Издательство «Родничок», 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *
Илья Муромец
Болезнь и исцеление Ильи Муромца

Возле города Мурома в пригородном селе Карачарове у крестьянина Ивана Тимофеевича да у жены его Ефросиньи Поликарповны родился долгожданный сын. Немолодые родители рады-радёхоньки. Собрали на крестины гостей со всех волостей, раздёрнули столы и завели угощенье – почестен пир. Назвали сына Ильёй. Илья, сын Иванович.

Растёт Илья не по дням, а по часам, будто тесто на опаре1   Опара – тесто в квашне, заправленное дрожжами или закваской.

[Закрыть] подымается.

Глядят на сына престарелые родители, радуются, беды-невзгоды не чувствуют. А беда нежданно-негаданно к ним пришла. Отнялись у Ильи ноги резвые, и парень-крепыш ходить перестал. Сиднем в избе сидит. Горюют родители, печалятся, на убогого сына глядят, слезами обливаются. Да чего станешь делать? Ни колдуны-ведуны, ни знахари недуга излечить не могут. Так год минул и другой прошёл. Время быстро идёт, как река течёт. Тридцать лет да ещё три года недвижимо Илья в избе просидел.

В весеннюю пору ушли спозаранку родители пал палить2   Пал палить – сжигать срубленные деревья.

[Закрыть], пенья-коренья корчевать, землю под новую пашню готовить, а Илья на лавке дубовой сидит, дом сторожит, как и раньше.

Вдруг: стук-бряк. Что такое? Выглянул во двор, а там три старика – калики перехожие3   Калики перехожие – странники.

[Закрыть] стоят, клюками в стену по стукивают:

– Притомились мы в пути-дороге, и жажда нас томит, а люди сказывали, есть у вас в погребе брага пенная, холодная. Принеси-ка, Илеюшка, той бра ги нам жажду утолить да и сам на здоровье испей!

– Есть у нас брага в погребе, да сходить-то некому. Недужный я, недвижимый. Резвы ноги меня не слушают, и я сиднем сижу тридцать три года, – отвечает Илья.

– А ты встань, Илья, не раздумывай, – калики говорят.

Сторожко Илья приподнялся на ноги и диву дался: ноги его слушаются. Шаг шагнул и другой шагнул… А потом схватил ендову4   Ендова – широкий сосуд с отливом (открытым носком) для кваса, пива, вина.

[Закрыть] полуведёрную и скорым-скоро нацедил в погребе браги. Вынес ендову на крыльцо и сам себе не верит: «Неужто я, как все люди, стал ногами владеть?»

Пригубили калики перехожие из той ендовы и говорят:

– А теперь, Илеюшка, сам испей!

Испил Илья браги и почувствовал, как сила в нём наливается.

– Пей, молодец, ещё, – говорят ему странники.

Приложился к ендове Илья другой раз. Спрашивают калики перехожие:

– Чуешь ли, Илья, перемену в себе?

– Чую я в себе силу несметную, – отвечает Илья. – Такая во мне теперь сила-могучесть, что, коли был бы столб крепко вбитый, ухватился бы за него и перевернул бы землю-матушку. Вот какой силой налился я!

Глянули калики друг на друга и промолвили:

– Испей, Илеюшка, третий раз!

Выпил Илья браги третий глоток.

Спрашивают странники:

– Чуешь ли какую перемену в себе?

– Чую, силушки у меня стало впо лови нуш ку! – отвечал Илья Иванович.

– Коли не убавилось бы у тебя силы, – говорят странники, – не смогла бы тебя носить мать сыра земля. А и той силы, что есть, достанет с тебя. Станешь ты самым могучим богатырём на Руси, и в бою тебе смерть не писана. Купи у первого, кого завтра встретишь на торжище, косматенького неражего5   Неражий – здесь: невидный.

[Закрыть] жеребёночка, и будет у тебя верный богатырский конь. Припаси по своей силе снаряженье богатырское и служи народу русскому верой и правдой.

Попрощались с Ильёй калики перехожие и скрылись, будто их и не было.

А Илья поспешает родителей порадовать. По рассказам знал, где работают. Старики пал спалили да и притомилися, легли отдохнуть. Сын будить, тревожить отца с матерью не стал. Все пенья-коренья сам повыворотил да в сторону перетаскал, землю разрыхлил, хоть сейчас паши да сей. Пробудились Иван с Ефросиньей и глазам не верят. «В одночасье наш пал от кореньев, от пеньев очистился, стал гладкий, ровный, хоть яйцо кати. А нам бы той работы на неделю стало!» И пуще того удивились, когда сына Илью увидели: стоит перед ними добрый молодец, улыбается. Статный, дородный, светло-радостный. Смеются и плачут мать с отцом.

– Вот-то радость нам, утешение! Поправился наш ясен сокол Илеюшка! Теперь есть кому нашу старость призреть!

Рассказал Илья Иванович про исцеление, низко родителям поклонился и вымолвил:

– Благословите, батюшка с матушкой, меня богатырскую службу нести! Поеду я в стольный Киев-град, а потом на заставу богатырскую нашу землю оборонять.

Услышали старики такую речь, опечалились, пригорюнились. А потом сказал Иван Тимофеевич:

– Не судьба, видно, нам глядеть на тебя да радоваться, коли выбрал ты себе долю воина, а не крестьянскую. Нелегко нам расставаться с тобой, да делать нечего. На хорошие дела, на службу народу верную мы с матерью даём тебе благословение, чтоб служил, не кривил душой!

На другое утро раным-рано купил Илья жеребёнка, недолетка косматого, и принялся его выхаживать. Припас все доспехи богатырские, всю тяжёлую работу по хозяйству переделал.

А неражий косматый жеребёночек той порой вырос, стал могучим богатырским конём.

Оседлал Илья добра коня, снарядился сам в доспехи богатырские, распростился с отцом, с матерью и уехал из родного села Карачарова.

Илья и Соловей-разбойник

Раным-рано выехал Илья из Мурома, и хотелось ему к обеду попасть в стольный Киев-град. Его резвый конь поскакивает чуть пониже облака ходячего, повыше лесу стоячего. И скорым-скоро подъехал богатырь ко городу Чернигову. А под Черниговом стоит вражья сила несметная. Ни пешему проходу, ни конному проезду нет. Вражьи полчища ко крепостным стенам подбираются, помышляют Чернигов полонить-разорить. Подъехал Илья к несметной рати и принялся бить насильников-захватчиков, как траву косить. И мечом, и копьём, и тяжёлой палицей6   Палица – боевая дубина.

[Закрыть], а конь богатырский топчет врагов. И вскорости прибил, притоптал ту силу вражью, великую.

Отворялись ворота в крепостной стене, выходили черниговцы, богатырю низко кланялись и звали его воеводой в Чернигов-град.

– За честь вам, мужики-черниговцы, спасибо, да не с руки мне воеводой сидеть в Чернигове, – отвечал Илья Муромец. – Тороплюсь я в стольный7   Стольный град – главный город в княжестве, в государстве.

[Закрыть] Киевград. Укажите мне дорогу прямоезжую!

– Избавитель ты наш, славный русский богатырь, заросла, замуравела прямоезжая дорога в Киев-град. Окольным путём теперь ходят пешие и ездят конные. Возле Чёрной Грязи, у реки Смородинки, поселился Соловей-разбойник, Одихмантьев сын. Сидит разбойник на двенадцати дубах. Свищет злодей по-соловьему, кричит по-звериному, и от посвиста соловьего да от крика звериного трава-мурава пожухла вся, лазоревые цветы осыпаются, тёмные леса к земле клонятся, а люди замертво лежат! Не езди той дорогой, славный богатырь!

Не послушал Илья черниговцев, поехал дорогой прямоезжею. Подъезжает он к речке Смородинке да ко Грязи Чёрной. Приметил его Соловей-разбойник и стал свистать по-соловьему, закричал по-звериному, зашипел злодей по-змеиному. Пожухла трава, цветы осыпались, деревья к земле приклонились, конь под Ильёй спотыкаться стал.

Рассердился богатырь, замахнулся на коня плёткой шелко вой.

– Что ты, волчья сыть8   Сыть – еда, корм.

[Закрыть], травяной мешок, спотыкаться стал? Не слыхал, видно, посвисту соловьего, шипу змеиного да крику звериного?

Сам схватил тугой лук разрывчатый и стрелял в Соловья-разбойника, поранил правый глаз да руку правую чудовища, и упал злодей на землю. Приторочил богатырь разбойника к седельной луке и повёз Соловья по чисту полю мимо логова соловьего. Увидали сыновья да дочери, как везут отца, привязана к седельной луке, схватили мечи да рогатины, побежали Соловья-разбойника выручать. А Илья их разметал, раскидал и, не мешкая, стал свой путь продолжать.

Приехал Илья в стольный Киев-град, на широкий двор княжеский. А славный князь Владимир Красно Солнышко с князьями подколенными9   Подколенный – подначальный, подчинённый.

[Закрыть], с боярами почётными да с богатырями могучими только что садились за обеденный стол.

Илья поставил коня посреди двора, сам вошёл в палату столовую. Он крест клал по-писаному, поклонился на четыре стороны по-учёному, а самому князю великому во особицу.

Стал князь Владимир выспрашивать:

– Ты откуда, добрый молодец, как тебя по имени зовут, величают по отчеству?

– Я из города Мурома, из пригородного села Карачарова, Илья Муромец.

– Давно ли, добрый молодец, выехал из Мурома?

– Рано утром выехал из Мурома, – отвечал Илья, – хотел было к обедне поспеть в Киев-град, да в дороге, в пути призамешкался. А ехал я дорогой прямоезжею мимо города Чернигова, мимо речки Смородинки да Чёрной Грязи.

Насупился князь, нахмурился, глянул недобро:

– Ты, мужик-деревенщина, в глаза над нами насмехаешься! Под Черниговом стоит вражья рать – сила несметная, и ни пешему, ни конному там ни проходу, ни проезду нет. А от Чернигова до Киева прямоезжая дорога давно заросла, замуравела. Возле речки Смородинки да Чёрной Грязи сидит на двенадцати дубах разбойник Соловей, Одихмантьев сын, и не пропускает ни пешего, ни конного. Там и птице-соколу не пролететь!

Отвечает на те слова Илья Муромец:

– Под Черниговом вражье войско всё побито-повоёвано лежит, а Соловей-разбойник на твоём дворе пораненный, к седлу притороченный.

Из-за стола князь Владимир выскочил, накинул кунью шубу на одно плечо, шапку соболью на одно ушко, выбежал на красное крыльцо, увидел Соловья-разбойника, к седельной луке притороченного:

– Засвищи-ка, Соловей, по-соловьему, закричи-ка, собака, по-звериному, зашипи, разбойник, по-змеиному!

– Не ты меня, князь, полонил, победил. Победил, полонил меня Илья Муромец. И никого, кроме него, я не послушаюсь.

– Прикажи, Илья Муромец, – говорит князь Владимир, – засвистать, закричать, зашипеть Соловью!

Приказал Илья Муромец:

– Засвищи-ка, Соловей, во полсвисту соловьего, закричи во полкрика звериного, зашипи во полшипа змеиного!

– От раны кровавой, – Соловей говорит, – мой рот пересох. Ты вели налить мне чару зелена вина, не малую чару – в полтора ведра, и тогда я потешу князя Владимира.

Поднесли Соловью-разбойнику чару зелена вина. Принимал злодей чару одной рукой, выпивал чару за единый дух. После того засвистал в полный свист по-соловьему, закричал в полный крик по-звериному, зашипел в полный шип по-змеиному. Тут маковки на теремах покривилися, а околенки10   Околенки – оконная рама, оконный переплёт.

[Закрыть] в теремах рассыпались, все люди, кто был на дворе, замертво лежат. Владимир-князь стольно-киевский куньей шубой укрывается да окарачь11   Окарачь – на четвереньках.

[Закрыть] ползёт

Рассердился Илья Муромец. Он садился на добра коня, вывез Соловья-разбойника во чисто поле:

– Полно тебе людей губить! – И отрубил Соловью буйну голову.

Столько Соловей-разбойник и на свете жил. На том сказ о нём и окончился.

Илья Муромец и Идолище поганое

Уехал как-то раз Илья Муромец далеко от Киева в чисто поле, в широкое раздолье. Настрелял там гусей, лебедей да серых уточек. Повстречался ему в пути старчище Иванище – калика перехожий. Спрашивает Илья:

– Давно ли ты из Киева?

– Недавно я был в Киеве. Там беду бедует князь Владимир со Апраксией. Богатырей в городе не случилось, и приехал Идолище поганое. Ростом как сенная копна, глазищи как чашищи, в плечах косая сажень12   В плечах косая сажень – широкие плечи.

[Закрыть]. Развалясь сидит в княжеских палатах, угощается, на князя с княгиней покрикивает: «То подай, это принеси!» И оборонить их некому.

– Ох ты, старчище Иванище, – говорит Илья Муромец, – ведь ты дороднее да сильнее меня, только смелости да ухватки нет у тебя! Ты снимай платье каличье, поменяемся на время мы одёжею.

Наряжался Илья в платье каличье, пришёл в Киев на княжий двор и вскричал громким голосом:

– Подай, князь, милостыньку калике перехожему!

– Чего горлопанишь, нищехлибина13   Нищехлибина – презрительное обращение к нищему.

[Закрыть]?! Зайди в столовую горницу. Мне охота с тобой перемолвиться! – закричал в окно Идолище поганое.

Вошёл богатырь в горницу, стал у притолоки. Князь и княгиня не узнали его. А Идолище, развалясь, за столом сидит, усмехается:

– Видал ли ты, калика, богатыря Илюшку Муромца? Он ростом, дородством каков? Помногу ли ест и пьёт?

– Ростом, дородством Илья Муромец совсем как я. Хлеба ест он по калачику в день. Зелена вина, пива стоялого выпивает по чарочке в день, тем и сыт бывает.

– Какой же он богатырь? – засмеялся Идолище, ощерился. – Вот я богатырь – зараз съедаю жареного быка трёхлетка, по бочке зелена вина выпиваю. Встречу Илейку, русского богатыря, на ладонь его положу, другой – прихлопну, и останется от него грязь да вода!

iknigi.net

Читать книгу Русские богатыри (сборник) Галина Карнаухова : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Ирина КарнауховаРусские богатыри. Былины. Героические сказки

© Издательство «Детская литература». Оформление серии, 2003

© И. Карнаухова. Пересказ. Наследники.

© Г. Карнаухова. Состав. Пердисловие, 2003

© В. Бритвин. Иллюстрации, 2003

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес

ПО ДОРОГАМ – К СКАЗКЕ

Дорогие читатели! Я начну свой рассказ о писательнице Ирине Валериановне Карнауховой как сказку.

Жила-была девочка. Звали её Ирина. Жила она с мамой и папой в древнем былинном городе Киеве. Стоит этот город на высоких холмах, на берегу широкого, многоводного Днепра.

Осенью киевские каштаны на набережной протягивают прохожим свои тяжёлые ветки, словно приглашают: «Сорви, испеки, попробуй!» И ребята до ночи пекут на кострах золотисто-коричневые плоды, разрывающиеся в огне, как хлопушки. А весной город глядит как сквозь розовую пену – это яблоневые и вишнёвые сады цветут.

Сказочно красив этот старинный в золотых куполах город: и зимой в снежной лёгкой и непрочной шубке; и летом, когда в светлом Днепре, как в зеркале, отражаются маковки его соборов; и поздней осенью – в золоте и охре медвяных ручьёв листопада.

Осенью 1914 года, когда Ирине исполнилось двенадцать лет, встретилась она с необыкновенным человеком. Он словно угадал, какая судьба выпадет на долю Ирины, кем она станет, когда вырастет.

И девочка, когда выросла, вспомнила и записала рассказ об этой удивительной встрече.

«Шёл октябрь 1914 года. Я любила этот месяц, потому что в октябре был день моего рождения, а кому не нравится этот день в двенадцать лет?

И вот я пошла в театр. На дневной спектакль. Первый раз в жизни – одна, без взрослых! Это было как-то особенно интересно и празднично. В зрительном зале прохладно и сумрачно, ещё не горела большая люстра, и не верилось, что за стеной светит солнце и кружатся осенние золотые листья.

Сидела я в ложе. Не помню, какая тогда шла пьеса, мне было не до неё: я с нетерпением ждала антракта. Дело в том, что у меня с собой была книга и она увлекла меня больше, чем спектакль. Книгу подарила мне мама утром, я начала её просматривать в трамвае, увлеклась и теперь уже не могла думать ни о чём другом. Темноту во время спектакля воспринимала как досадную помеху.

Как только закрыли занавес и снова вспыхнул свет, я схватилась за книгу. Чья-то тень упала на страницу. Я подняла глаза.

Высокий человек, лицо которого показалось мне знакомым, перегнулся через барьер и заглядывал в мою книгу.

Я отодвинулась: почему-то всегда неприятно, когда заглядывают в книгу, которую читаешь.

Он отвёл глаза, улыбнулся и спросил:

– Что вы с таким увлечением читаете, девочка?

– Горького, «Детство», – буркнула я не очень вежливо.

– И вам нравится? Вам интересно?

– Очень. Не мешайте, пожалуйста, скоро опять свет потушат.

– Не буду, не буду.

Он встал и вышел из ложи.

Уже поднимался занавес, когда он снова сел рядом. Нагнувшись, он спросил шёпотом, как будто у нас уже была общая тайна:

– Всё ещё интересно?

Читать было уже нельзя, и я ответила менее сурово:

– Да.

– А какое место вы читаете?

– К деду приехали… Там Сашка…

На нас зашикали, заворчали, пришлось замолчать.

В следующем антракте произошёл конфуз. Я читала: «Дед бросил меня на лавку, разбив мне лицо…» Я читала дальше, а слёзы уже давно собрались в глазах. Сдерживая всхлипывания, я читала, как мать бегала вокруг лавки и хрипела: «Папаша… Отдайте!..»

Тут я не выдержала, громко потянула носом, и слёзы закапали на открытую страницу. Я старалась закрыться книгой. Но странный мой сосед привстал, взял книгу из моих рук, взглянул на мокрое от слёз лицо и вдруг крепко обнял меня за плечи, притянул к себе.

– Не надо плакать, девочка, – сказал он очень мягко, – всё вышло гораздо лучше, чем можно было ожидать. Гораздо лучше… Алёша вырос, стал писателем… И говорят, даже известным, – вдруг усмехнулся он.

После спектакля он проводил меня домой, и мы разговаривали. Я рассказывала, что сегодня мой день рождения и мама подарила мне эту книжку. А мой спутник тоже говорил о книгах и советовал мне читать побольше.

– Только не в театре, – улыбнулся он. – В театре надо смотреть и слушать.

Мы шли моим любимым парком и любовались осенним тёмно-синим Днепром. А мой спутник вспоминал Волгу и говорил о реке, как о родном человеке.

Расстались мы у дверей моего дома. Кто он был, я так и не узнала. Прошёл ровно год. Опять настал день моего рождения. Вдруг позвонил почтальон и подал мне заказную бандероль из Петрограда. На бандероли круглым, чуть приплюснутым почерком был написан мой адрес и – «Госпоже Ире». Уголок снизу очерчен кривой линией, и за ней подпись и обратный адрес: «От А. Пешкова. Кронверский, 23».

В посылке были две книги: «Сказки» и «Лето» и ещё записка, всё тем же почерком:

В день рождения – Ире. Эти книги веселее прочитанной Вами раньше. Над ними Вы не будете плакать. И мне почему-то кажется, что Вы будете писать, когда вырастете. И, может быть, сказки? Ведь у них почти всегда счастливый конец. Пусть будет так.

Максим Горький

Эта встреча стала началом длинной дороги в творчество. Но вы, конечно, знаете: чтобы кем-то стать, нужно многим интересоваться, много читать, учиться, работать… И всё делать увлечённо!

Ирина училась, окончила киевскую гимназию, потом решила учиться библиотечному делу. Книги она очень любила, была отличницей – вот и командировали Ирину в Москву на курсы библиотекарей Главполитпросвета в распоряжение Надежды Константиновны Крупской. В характеристике, выданной Ирине Карнауховой, значилось: «…заведовала библиотекой санатория «Детский Городок» и показала себя не только знающим и добросовестным работником библиотечного дела, но и прекрасным рассказчиком – особенно ей удаются сказки…»

«Знающему работнику» было тогда восемнадцать лет.

О первой встрече с Надеждой Константиновной сохранилась подробная запись в «Дневнике инструктора», который аккуратно вела Ирина.

«Мы (с подругой) шли за комендантом Васей, опустив головы, испуганные барабанной дробью, вылетающей из-под наших деревянных сандалий.

Другой обуви не было. Не хватало ни хлеба, ни соли, а о сахаре и мечтать было нельзя, ведь страна вставала из разрухи… Но мы хотели учиться и очень смущались, что предстанем перед Крупской в таком непрезентабельном виде.

– Здесь, – сказал комендант и оглядел нас строго. Заправил гимнастёрку, снял кепку и постучал.

Мы испуганно замерли.

– Войдите, – раздался негромкий голос.

Опустив головы, мы переступили порог. Сандалии, как кастаньеты, отщёлкали наши шаги.

– Что это? – спросил тот же голос, и явная смешинка в нём сразу ободрила нас.

Я бросила быстрый взгляд на Надежду Константиновну. Она стояла у окна. Среднего роста, сутулая, худая. На ней было лёгкое, видавшее виды пальто из серой чесучи и белая полотняная панама. Близорукие глаза, прищурившись, глядели на наши ноги.

– О, какие… гречанки к нам приехали, – сказала Надежда Константиновна, сдерживая улыбку. И она посмотрела нам в глаза: – Озорные, умные, такие нам и нужны, ведь мы будем работать с детьми, учить их любить книгу… Да что это я! Вас же покормить и помыть надо – сами ещё дети! Вася! Мигом – талоны в столовую и в баню, а потом проводи в общежитие этих… Психей.

И мы поняли, что прозвище «Психеи» (они ходили в Греции в деревянных сандалиях) останется за нами надолго…

И закружила нас московская жизнь, заполненная до краёв учёбой. Если читал лекцию Луначарский, то мы пробивались на эту лекцию. А если из Петрограда в Москву приезжал на одно выступление наш любимый поэт Блок, то последнюю драгоценную горсть соли, присланную из Киева мамой, я меняла на рынке на ветку сирени, и мы подносили её поэту.

Как это прекрасно, когда твоя молодость совпадает с молодостью твоей страны и когда тебе встречаются такие учителя, как Надежда Константиновна Крупская!..»

Шло время. Долго ли, коротко ли, как говорится в сказках, поступила Ирина в Институт истории искусств в Ленинграде. Стала студенткой фольклорного отделения и увлеклась «дитячьей сказкой».

В это время Ирина писала в дневнике: «Поэтическое народное слово учит сызмальства ребёнка прекрасному родному языку, вот почему я сразу выбираю сказку! Верно угадал во мне сказочную душу Алексей Максимович, я буду собирать сказки…»

Передо мной листочки пожелтевшей от времени бумаги с круглыми печатями – это мандаты и командировочные удостоверения.

«Дано Ирине Валериановне Карнауховой, сотруднику фольклорной экспедиции, следующей по маршруту: Кемь, Сорока, Сумской Посад, Лапно, Нюхча, Выгозеро, Повенец, Медвежья Гора… для изучения народного творчества. Просьба ко всем советским, партийным и общественным организациям оказывать тов. Карнауховой всемерное содействие в её работе и получении продовольствия, помещения для жилья и транспорта для передвижения…» 1927 год.

«.. Для изучения фольклора рыбацких колхозов и народного творчества Карелии направить Ирину Карнаухову в экспедицию с фольклорным отрядом сроком на полгода». 1930 год.

«…Карнаухову И. В. направить для участия в Северной экспедиции в Архангельскую губернию в качестве научного сотрудника по сбору и исследованию крестьянского искусства, особенно с к а з к и, преимущественно по реке Пинеге и её притокам». 1932 год.

Таких удостоверений и мандатов сохранилось у меня более десятка – они скупым языком делового документа рассказывают о трудных путешествиях на Север.

Вы спросите, читатели, как это – «собирать сказки»? Ведь не растут же они на земле, как грибы и ягоды? Не растут, верно. Учёные-фольклористы отправляются за песней, былиной, сказкой, частушкой в далёкие экспедиции – едут в глухие края на поиски живого самоцветного народного слова, чтобы записать, сохранить, изучить.

И надо ещё суметь упросить, уговорить, «разговорить на сказку». «Это ведь не так уж просто: вдруг незнакомому человеку «сказку показать», – вспоминала о таких «сборах сказки» Ирина Валериановна.

Представьте, читатель, быстрые холодные реки с порогами, на которых в щепки разбиваются плоскодонные лодки. Представьте себе чум, покрытый оленьими шкурами, – жилище ненцев-кочевников. В центре чума – очаг. Покачивается подвешенная на коромысле под потолком люлька с младенцем, у огня на шкурах ползают малыши постарше, а бабушка в меховых унтах и жилетке, расшитой цветной тесьмой, рассказывает сказки… Вечер дли-инный… Неторопливо вьётся сказка, прищёлкивает, прицокивает языком бабушка, закипает над очагом растаявший в котелке снег…

Много сказок и песен услышала и записала Ирина Валериановна на Севере. Сложились они в книжку «Сказки и предания Северного края».

Другая книжка для ребят – «Кружево на мачте» – родилась из рассказа поморки, с которой встретилась Ирина Валериановна в маленьком северном селе на берегу Белого моря.

«Вдруг посреди беседы нашей, – вспоминала писательница, – встала хозяйка и показала мне диковинной красоты кружевную ленту. Развернула – будто пена морская сверкает, будто Марья Моревна в горницу вошла…

– Это кружево, – говорит хозяйка, – меня от смерти неминучей в море спасло. В погожее утро девчонкой отправилась я за рыбой. Мы ведь тут все рыбачим. И вдруг налетел ветер, поднялся шторм. Ну, думаю, пропаду… Не увидят рыбаки мою лодку с берега, как им знак подать? И вот что я надумала: прилажу-ка кружевную ленту на мачту (я её всегда с собой в море брала. Там и плела, как выдавалась минута свободная).

Заплескалось по тёмному грозному небу моё кружево, а я в лодке жду последнего своего часа – конца неминучего.

Заметили с берега рыбаки: что за диво? Кружево по небу летит – сигнал подаёт. Может, в беде кто? Помощь требуется?! Спустили они в штормовую волну лодки – у нас, у поморов, закон: друг за дружку держись!..

Послушала я хозяйку да и написала книжку о ненецкой девочке Ленке-кружевнице и о мальчике Харри – погонщике оленей. Так вышли в свет мои северные повести «Ой-хо!» и «Кружево на мачте».

Но и в эти годы я не забывала о сказке. О сказке, которая рассказывается – с к а з ы в а е т с я, значит, живёт в устах, голосе рассказчика. И решила я сама попробовать «сказки сказывать», я ведь их столько наслушалась, столько записала!..»

Так родилась «бабушка Арина» – образ сказочницы из северной деревни, собирающей вокруг себя «ребятушек», чтоб сказку рассказать.

Голос Ирины Валериановны Карнауховой в образе бабушки Арины прозвучал впервые по Ленинградскому радио в 1936 году:

Здравствуйте, ребятушки, здравствуйте, голубятушки! Это я, бабушка Арина, к вам в гости пришла, сказку с присказкой принесла. Сказки мои старинные, we короткие, we длинные. Про дуб высокий, про Верлиоку, про гусей-лебедей, про диковинных зверей. А ты сядь в уголок, возьми в руки пирожок, помалкивай – кушай, нашу сказку слушай…

Так начинались передачи сказочницы бабушки Арины по радио. И так писательница Ирина Карнаухова начала новую книжку «Сказки бабушки Арины», – она сложилась постепенно из сказок, присказок и загадок радиопередачи. Получилась яркая «сказочная энциклопедия» для малышей.

Вскоре на радио посыпались письма: слушатели приглашали бабушку Арину на праздники в детский сад, в библиотеку.

И бабушка Арина решила попробовать – приняла приглашение и вышла к маленьким зрителям на эстраду. Это было сложно, ведь в те годы Ирина Валериановна была молода и совсем не походила на старушку. Но тут пригодились наблюдения, ведь стольких сказителей слушала она в экспедициях! Она надевала привезённый из Архангельской губернии старинный, шитый серебряной тесьмой сарафан до пят, белую холщовую рубашку, накидывала яркий домотканый платок на плечи, а другой маленький платочек, «по моде» северных поморских сказительниц, повязывала венчиком на голове; несколько морщинок гримом – и вот уже певуче полилась, появилась сказка.

Сказки для «живого показа» отбирала бабушка Арина особенно тщательно, пересматривала десятки вариантов, выбирала самые поэтичные. «Сказочник должен… чувствовать музыку слова, поэтичность формы…» – записала Ирина Валериановна в мае 1941 года.

А 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Ирина Валериановна сначала пошла работать санитаркой в военный госпиталь в Ленинграде. Потом эвакуировалась с детским лагерем-интернатом Литературного фонда Союза писателей «в должности воспитателя» – «общей мамы», как её там называли. Взяли в этот интернат и меня.

Нас было 360 детей, мал мала меньше. Ясельных несли на руках. Я помню нескончаемую дорогу – сначала поезд, потом пароход по Волге и Каме, потом телеги сквозь густой чёрный лес… Нас эвакуировали в маленькую деревню Чёрная среди дремучих лесов на Урале.

Здесь Ирина Валериановна работала воспитательницей, преподавала в младших классах школы, выезжала выступать вместе с бригадами актёров и писателей в госпитали Перми, Краснокамска, Свердловска.

По документам и личным воспоминаниям о годах войны написаны «Повесть о дружных» и «Наши собственные». Это книги о детях, которых «обожгла война», как пишет Карнаухова. В этих книгах она говорит с читателями о самом главном, и уже не через образ бабушки Арины, а от своего имени, из своего времени.

«Я обращаюсь к тебе, читатель, прямо к тебе: ты всегда ведёшь себя правильно? Ты понимаешь, что надо брать на себя то, что трудно сделать другому, а тебе легко? Бери в свои сильные молодые руки всё, что трудно сделать другим: маме, бабушке, младшей сестрёнке. Ведь с дома, с твоей семьи, и начинается любовь…

А потом ширится круг – вы учитесь любить и защищать друга. А потом ещё шире – вы становитесь солдатами, все мы солдаты в этой жизни…

Мы любим Родину, мы защищаем её в беде. Мы не отдадим её врагу. Так несли службу верную и герои сказок и былин: Иван – крестьянский сын, Никита Кожемяка, Илья Муромец…»

Этим обращением писательница как бы сомкнула прошлое и настоящее: и солдаты Великой Отечественной, и былинные богатыри, и герои народных сказок – все они боролись с недругом, защищали малых и слабых, освобождали родную землю.

Совсем не случайно пересказала Ирина Валериановна для детей русские былины. Нет, не изменила она своей привязанности к сказке. Былина хоть и не сказка, а всё же у них много общего. Ведь бок о бок сражались Илья Муромец и Иван – крестьянский сын, Добрыня и Никита Кожемяка, Алёша Попович и Иван-царевич, защищая Русскую землю и её народ от врагов.

Книга «Русские богатыри» стала, пожалуй, главной книгой И. Карнауховой. Вот она перед тобой, читатель. Остаётся только пожелать доброго пути в книжку, и я хочу сделать это словами самой Ирины Валериановны Карнауховой:

Итак, в путь! Вам предстоит путешествие в книгу сказок и былин, а это очень увлекательное и полезное путешествие… Ну-ка, дай мне руку, читатель, дай мне руку, и пойдём знакомиться с нашими героями… Путь предстоит не близкий. Потому хорошенько осмотри свои сандалии – у них всегда отрываются пряжки в дальних походах…

Всё в порядке? Итак, вперёд, будь внимателен, читатель!

А я буду ждать тебя!

Напиши мне, как прошло твоё путешествие в сказку, трудной ли была дорога в былину?..

Напиши… Я буду ждать…

БЫЛИНЫ

А и сильные, могучие

богатыри на славной Руси!

Не скакать врагам

по нашей земле!

Не топтать их коням

землю Русскую!

Не затмить им солнце

наше красное!

Век стоит Русь —

не шатается!

И века простоит —

не шелохнется!

Вступление

На высоких холмах стоит Киев-город. В старину опоясывал его земляной вал, окружали рвы. С зелёных холмов киевских далеко было видно. Видны были пригороды и многолюдные сёла, тучные земли пахотные, синяя лента Днепра, золотые пески на левом берегу, сосновые рощи…

Пахали под Киевом землю пахари. По берегам реки строили умелые корабельщики лёгкие ладьи, долбили челны дубовые. В лугах и по за́водям пасли пастухи круторогий скот.

За пригородами и сёлами тянулись леса дремучие. Бродили по ним охотники, добывали медведей, волков, туров – быков рогатых – и мелкого зверя видимо-невидимо.

А за лесами раскинулись степи без конца и края. Шло из этих степей на Русь много горюшка. Налетали из них на русские сёла кочевники – жгли и грабили, уводили русских людей в полон.

Чтоб беречь от них землю Русскую, разбросались по краю степи заставы богатырские, маленькие крепости.

Оберегали они путь на Киев, защищали от врагов, от чужих людей.

А по степям без устали разъезжали богатыри на могучих конях, зорко всматривались в даль, не видать ли вражеских костров, не слыхать ли топота чужих коней.

Дни и месяцы, годы, десятилетия оберегал землю родную Илья Муромец, ни дома себе не построил, ни семьи не завёл. И Добрыня, и Алёша, и Дунай Иванович – всё в степи да в чистом поле правили службу воинскую.

Изредка собирались они к князю Владимиру на двор – отдохнуть, попировать, гусляров послушать, друг о друге узнать.

Коль тревожно время, нужны богатыри-воины, с честью встречает их Владимир-князь с княгиней Апраксией. Для них печи топятся, в гридне – гостиной горнице – для них столы ломятся от пирогов, калачей, жареных лебедей, от вина, браги, мёду сладкого. Для них на лавках барсовы шкуры лежат, медвежьи на стенах развешаны.

Но есть у князя Владимира и погреба глубокие, и замки железные, и клети каменные. Чуть что не по нём, не вспомнит князь о ратных подвигах, не посмотрит на честь богатырскую…

Зато в чёрных избах по всей Руси простой народ богатырей любит, славит и чествует. Ржаным хлебом с ними делится, в красный угол сажает и поёт песни про славные подвиги – о том, как берегут, защищают богатыри родную Русь!

Слава, слава и в наши дни богатырям – защитникам Родины!

 Высока высота поднебесная,Глубока глубина океан-моря,Широко раздолье по всей земле.Глубоки омуты Днепровские,Высоки горы Сорочинские,Темны леса Брянские,Черны грязи Смоленские,Быстры-светлы реки русские. 

А и сильные, могучие богатыри на славной Руси!

Вольга Всеславьевич

Закатилось красное солнышко за горы высокие, рассыпались по небу частые звёздочки, родился в ту пору на матушке-Руси молодой богатырь – Вольга Всеславьевич.

Запеленала его мать в красные пелёнки, завязала золотыми поясами, положила в резную колыбель, стала над ним песни петь. Только час проспал Вольга, проснулся, потянулся – лопнули золотые пояса, разорвались красные пелёнки, у резной колыбели днище выпало.

А Вольга на ноги стал да и говорит матери:

– Сударыня-матушка, не пеленай ты меня, не свивай ты меня, а одень меня в латы крепкие, в шлем позолоченный да дай мне в правую руку па́лицу, да чтобы весом была палица в сто пудов.

Испугалась мать, а Вольга растёт не по дням, не по часам, а по минуточкам.

Вот подрос Вольга до пяти годов. Другие ребята в такие годы только в чурочки играют, а Вольга научился уже грамоте – писать и считать и книги читать. Как исполнилось ему шесть лет, пошёл он по земле гулять. От его шагов земля заколебалась. Услыхали звери и птицы его богатырскую поступь, испугались, попрятались. Туры-олени в горы убежали, соболя-куницы в норы залегли, мелкие звери в чащу забились, спрятались рыбы в глубокие места.

Стал Вольга Всеславьевич обучаться всяким хитростям.

Научился он соколом по небу летать, научился серым волком обёртываться, оленем по горам скакать.

Вот исполнилось Вольге пятнадцать лет. Стал он собирать себе товарищей. Набрал дружину в двадцать девять человек, – сам Вольга в дружине тридцатый. Всем молодцам по пятнадцати лет, все могучие богатыри. У них кони быстрые, стрелы меткие, мечи острые.

Собрал свою дружину Вольга и поехал с ней в чистое поле, в широкую степь.

Не скрипят за ними возы с поклажей, не везут за ними ни постелей пуховых, ни одеял меховых, не бегут за ними слуги, стольники, поварники…

Для них периной – сухая земля, подушкой – седло черкасское, еды в степи, в лесах много – был бы стрел запас да кремень и огниво.

Вот раскинули молодцы в степи стан, развели костры, накормили коней. Посылает Вольга младших дружинников в дремучие леса:

– Берите вы сети шелко́вые, ставьте их в тёмном лесу по самой земле и ловите куниц, лисиц, чёрных соболей, будем дружине шубы запасать.

Разбрелись дружинники по лесам. Ждёт их Вольта день, ждёт другой, третий день к вечеру клонится. Тут приехали дружинники невеселы: о корни ноги сбили, о колючки платье оборвали, а вернулись в стан с пустыми руками. Не попалась им в сети ни одна зверушка.

Рассмеялся Вольта:

– Эх вы, охотнички! Возвращайтесь в лес, становитесь к сетям да смотрите, молодцы, в оба.

Ударился Вольта оземь, обернулся серым волком, побежал в леса. Выгнал он зверя из нор, дупел, из валежника, погнал в сети и лисиц, и куниц, и соболей. Он и мелким зверьком не побрезговал, наловил к ужину серых заюшек.

Воротились дружинники с богатой добычей.

Накормил-напоил дружину Вольта да ещё и обул, одел. Носят дружинники дорогие шубы соболиные, на перемену у них есть и шубы барсовые. Не нахвалятся Вольтой, не налюбуются.

Вот время идёт да идёт, посылает Вольта средних дружинников:

– Наставьте вы силков в лесу на высоких дубах, наловите гусей, лебедей, серых уточек.

Рассыпались богатыри по лесу, наставили силков, думали с богатой добычей домой прийти, а не поймали даже серого воробья.

Вернулись они в стан невеселы, ниже плеч буйны головы повесили. От Вольги глаза прячут, отворачиваются.

А Вольта над ними посмеивается:

– Что без добычи вернулись, охотнички? Ну ладно, будет вам чем попировать. Идите к силкам да смотрите зорко.

Ударился Вольта оземь, взлетел белым соколом, поднялся высоко под самое облако, глянул вниз на всякую птицу поднебесную. Бьёт он гусей, лебедей, серых уточек: только пух от них летит, словно снегом землю кроет. Кого сам не побил, того в силки загнал.

Вороти лися богатыри в стан с богатой добычей. Развели костры, напекли дичины, запивают дичину ключевой водой, Вольгу похваливают.

Много ли, мало ли времени прошло, посылает снова Вольга своих дружинников:

– Стройте вы лодки дубовые, вейте невода шелко́вые, поплавки берите кленовые, выезжайте вы в синее море, ловите сёмгу, белугу, севрюжину.

Ловили дружинники десять дней, а не поймали и мелкого ёршика.

Обернулся Вольга зубастой щукой, нырнул в море, выгнал рыбу из глубоких ям, загнал в невода шелко́вые.

Привезли молодцы полные лодки и сёмги, и белуги, и усатых сомов.

Гуляют дружинники по чистому полю, ведут богатырские игры, стрелы мечут, на конях скачут, силой богатырской меряются…

Вдруг услышал Вольга, что турецкий царь Салтан Бекетович на Русь войной собирается.

Разгорелось его молодецкое сердце, созвал он дружинников и говорит:

– Полно вам бока пролёживать, полно силу нагуливать, пришла пора послужить родной земле, защитить Русь от Салтана Бекетовича. Кто из вас в турецкий стан проберётся, Салтановы помыслы узнает?

Молчат молодцы, друг за друга прячутся: старший – за среднего, средний – за младшего, а младший и рот закрыл.

Рассердился Вольга:

– Видно, надо мне самому идти!

Обернулся он туром – золотые рога. Первый раз скакнул – версту проскочил, второй раз скакнул – только его и видели.

Доскакал Вольга до турецкого царства, обернулся серым воробышком, сел на окно к царю Салтану и слушает. А Салтан по горнице похаживает, узорчатой плёткой пощёлкивает и говорит своей жене Азвяковне:

– Я задумал идти войной на Русь. Завоюю девять городов, сам сяду князем в Киеве, девять городов раздам девяти сыновьям, тебе подарю соболий шушун.

А царица Азвяковна невесело глядит.

– А́х, царь Салтан, нынче мне плохой сон виделся: будто бился в поле чёрный ворон с белым соколом. Белый сокол чёрного ворона закогтил, перья на ветер выпустил. Белый сокол – это русский богатырь Вольга Всеславьевич, чёрный ворон – ты, Салтан Бекетович. Не ходи ты на Русь. Не взять тебе девяти городов, не княжить в Киеве.

Рассердился царь Салтан, ударил царицу плёткою:

– Не боюсь я русских богатырей, буду я княжить в Киеве.

Тут Вольга слетел вниз воробушком, обернулся горностаюшкой. У него тело узкое, зубы острые.

Побежал горностай по царскому двору, пробрался в глубокие подвалы царские. Там у луков тугих тетиву пооткусывал, у стрел древки перегрыз, сабли повыщербил, па́лицы дугой согнул.

Вылез горностай из подвала, обернулся серым волком, побежал на царские конюшни – всех турецких коней загрыз, задушил.

Выбрался Вольга из царского двора, обернулся ясным соколом, полетел в чистое поле к своей дружине, разбудил богатырей:

– Эй, дружина моя храбрая, не время теперь спать, пора вставать! Собирайтесь в поход к Золотой Орде, к Салтану Бекетовичу!

Подошли они к Золотой Орде, а кругом Орды – стена каменная, высокая. Ворота в стене железные, крюки-засовы медные, у ворот караулы бессонные – не перелететь, не перейти, ворот не выломать.

Запечалились богатыри, задумались: «Как одолеть стену высокую, ворота железные?»

Молодой Вольга догадался: обернулся малой мошкой, всех молодцов обернул мурашками, и пролезли мурашки под воротами. А на той стороне стали воинами.

Ударили они на Салтанову силу, словно гром с небес. А у турецкого войска сабли затуплены, мечи повыщерблены. Тут турецкое войско на убег пошло.

Прошли русские богатыри по Золотой Орде, всю Салтанову силу кончили.

Сам Салтан Бекетович в свой дворец убежал, железные двери закрыл, медные засовы задвинул.

Как ударил в дверь ногой Вольга, все запоры-болты вылетели, железные двери лопнули.

Зашёл в горницу Вольга, ухватил Салтана за руки:

– Не бывать тебе, Салтан, на Руси, не жечь, не палить русские города, не сидеть князем в Киеве.

Ударил его Вольга о каменный пол и расшиб Салтана до смерти.

– Не хвались, Орда, своей силой, не иди войной на Русь-матушку!

iknigi.net

Книга: Русские богатыри

Русские богатыриСказания и легенды о богатырях в Древней Руси, об их жизни и дружбе, подвигах и походах, о битвах с врагами и славных победах. Впервые в одной книге собраны сказания обо всех богатырях, и показан их… — Эксмо, (формат: 70x90/16, 128 стр.) Золотые сказки для детей Подробнее...2015752бумажная книга
Русские богатыриСказания и легенды о богатырях в Древней Руси, об их жизни и дружбе, подвигах и походах, о битвах с врагами и славных победах. Впервые в одной книге собраны сказания обо всех богатырях, и показан их… — Эксмо, (формат: 70x90/16, 128 стр.) Золотые сказки для детей Подробнее...2017635бумажная книга
Русские богатыриЖизнь, подвиги, дружба, битвы и походы… История и легенды сплелись во всех повествованиях о героических событиях и доблести богатырей в Древней Руси. Впервые в одной книге - все богатыри - старшие… — Эксмо, (формат: 84x108/16, 280 стр.) Подробнее...2014513бумажная книга
Кондрашова Л. (ред.)Русские богатыриЖизнь, подвиги, дружба, битвы и походы… История и легенды сплелись во всех повествованиях о героических событиях и доблести богатырей в Древней Руси. Впервые в одной книге— все богатыри— страршие… — Эксмо, (формат: Твердая бумажная, 280 стр.) Подробнее...2015564бумажная книга
Русские богатыриВ книге собраны былины о русских богатырях - Илье Муромце, Добрыне Никитиче, Алёше Поповиче и других — Калининградское книжное издательство, (формат: 84x108/32, 192 стр.) Заветные страницы Подробнее...1994200бумажная книга
О.И. РоговаРусские богатыриЭта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания 1912 года (издательство "СПб. А. Ф. Девриен" ) — ЁЁ Медиа, (формат: 84x108/32, 192 стр.) - Подробнее...19121474бумажная книга
Русские богатыриБогатырями в народе с незапамятных времён называли защитников родной земли. Об их подвигах слагали былины - удивительные песни-сказания, которые передавались из уст в уста, от поколения к поколению — Искатель, (формат: 84x108/32, 192 стр.) Школьная библиотека Подробнее...2014104бумажная книга
Русские богатыриИсторические памятники - предания, сказания, летописи - это те остатки, по которым мы знакомимся с былою судьбой, они нам рисуют русский народ в его раннем возрасте, они нам дают понятия о том, каков… — ОлмаМедиаГрупп/Просвещение, (формат: 84x108/32, 192 стр.) Подарочные издания. Сказки и мифы Подробнее...2017933бумажная книга
Русские богатыриКнига о былинных и сказочных русских богатырях - славных защитниках родной земли - в прозаическом пересказе для детей замечательной писательницы и собирательницыфольклора Ирины Карнауховой. Для… — Детская литература, (формат: 84x108/32, 240 стр.) Школьная библиотека Подробнее...2014121бумажная книга
Русские богатыриВ этой прекрасно иллюстрированной книге собраны былины о русских богатырях в пересказе для детей И. В. Корнауховой. Для младшего школьного возраста — ПетроПресс, (формат: 70x90/16, 128 стр.) Подробнее...1994400бумажная книга
Кондрашова Л., ред.Русские богатыриЖизнь, подвиги, дружба, битвы и походы… История и легенды сплелись во всех повествованиях о героических событиях и доблести богатырей в Древней Руси. Книга издается по первоисточнику конца XIX века — Эксмо, (формат: 263.00mm x 205.00mm x 27.00mm, 280 стр.) Подробнее...2015643бумажная книга
Игорь БеличенкоРусские богатыриИсторические памятники – предания, сказания, летописи – это те остатки, по которым мы знакомимся с былою судьбой, они нам рисуют русский народ в его раннем возрасте, они нам дают понятия о том, каков… — Эксмо, (формат: 84x108/16, 280 стр.) электронная книга Подробнее...2015249электронная книга
Кузьмин В.В.Русские богатыриИсторические памятники — предания, сказания, летописи — это те остатки, по которым мы знакомимся с былою судьбой, они нам рисуют русский народ в его раннем возрасте, они нам дают понятия о том, каков… — ОЛМА Медиа Групп, (формат: 84x108/16, 280 стр.) Сказки и мифы народов мира Подробнее...2017862бумажная книга
Русские богатыриВашему вниманию предлагается книга о былинных и сказочных русских богатырях - славных защитниках родной земли - в прозаическом пересказе ля детей замечательной писательницы и собирательницы фольклора… — Детская литература, (формат: Твердая глянцевая, 240 стр.) Подробнее...2017206бумажная книга
Русские богатыриКнига об Илье Муромце, Алеше Поповиче, Добрыне Никитиче и других былинных и сказочных русских богатырях - славных защитниках родной земли. Издание иллюстрировано — (формат: Твердая глянцевая, 240 стр.) Подробнее...212бумажная книга

dic.academic.ru

Книга: Русские богатыри

Русские богатыриСказания и легенды о богатырях в Древней Руси, об их жизни и дружбе, подвигах и походах, о битвах с врагами и славных победах. Впервые в одной книге собраны сказания обо всех богатырях, и показан их… — Эксмо, (формат: 70x90/16, 128 стр.) Золотые сказки для детей Подробнее...2015752бумажная книга
Русские богатыриСказания и легенды о богатырях в Древней Руси, об их жизни и дружбе, подвигах и походах, о битвах с врагами и славных победах. Впервые в одной книге собраны сказания обо всех богатырях, и показан их… — Эксмо, (формат: 70x90/16, 128 стр.) Золотые сказки для детей Подробнее...2017635бумажная книга
Русские богатыриЖизнь, подвиги, дружба, битвы и походы… История и легенды сплелись во всех повествованиях о героических событиях и доблести богатырей в Древней Руси. Впервые в одной книге - все богатыри - старшие… — Эксмо, (формат: 84x108/16, 280 стр.) Подробнее...2014513бумажная книга
Кондрашова Л. (ред.)Русские богатыриЖизнь, подвиги, дружба, битвы и походы… История и легенды сплелись во всех повествованиях о героических событиях и доблести богатырей в Древней Руси. Впервые в одной книге— все богатыри— страршие… — Эксмо, (формат: Твердая бумажная, 280 стр.) Подробнее...2015564бумажная книга
Русские богатыриВ книге собраны былины о русских богатырях - Илье Муромце, Добрыне Никитиче, Алёше Поповиче и других — Калининградское книжное издательство, (формат: 84x108/32, 192 стр.) Заветные страницы Подробнее...1994200бумажная книга
О.И. РоговаРусские богатыриЭта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания 1912 года (издательство "СПб. А. Ф. Девриен" ) — ЁЁ Медиа, (формат: 84x108/32, 192 стр.) - Подробнее...19121474бумажная книга
Русские богатыриБогатырями в народе с незапамятных времён называли защитников родной земли. Об их подвигах слагали былины - удивительные песни-сказания, которые передавались из уст в уста, от поколения к поколению — Искатель, (формат: 84x108/32, 192 стр.) Школьная библиотека Подробнее...2014104бумажная книга
Русские богатыриИсторические памятники - предания, сказания, летописи - это те остатки, по которым мы знакомимся с былою судьбой, они нам рисуют русский народ в его раннем возрасте, они нам дают понятия о том, каков… — ОлмаМедиаГрупп/Просвещение, (формат: 84x108/32, 192 стр.) Подарочные издания. Сказки и мифы Подробнее...2017933бумажная книга
Русские богатыриКнига о былинных и сказочных русских богатырях - славных защитниках родной земли - в прозаическом пересказе для детей замечательной писательницы и собирательницыфольклора Ирины Карнауховой. Для… — Детская литература, (формат: 84x108/32, 240 стр.) Школьная библиотека Подробнее...2014121бумажная книга
Русские богатыриВ этой прекрасно иллюстрированной книге собраны былины о русских богатырях в пересказе для детей И. В. Корнауховой. Для младшего школьного возраста — ПетроПресс, (формат: 70x90/16, 128 стр.) Подробнее...1994400бумажная книга
Кондрашова Л., ред.Русские богатыриЖизнь, подвиги, дружба, битвы и походы… История и легенды сплелись во всех повествованиях о героических событиях и доблести богатырей в Древней Руси. Книга издается по первоисточнику конца XIX века — Эксмо, (формат: 263.00mm x 205.00mm x 27.00mm, 280 стр.) Подробнее...2015643бумажная книга
Игорь БеличенкоРусские богатыриИсторические памятники – предания, сказания, летописи – это те остатки, по которым мы знакомимся с былою судьбой, они нам рисуют русский народ в его раннем возрасте, они нам дают понятия о том, каков… — Эксмо, (формат: 84x108/16, 280 стр.) электронная книга Подробнее...2015249электронная книга
Кузьмин В.В.Русские богатыриИсторические памятники — предания, сказания, летописи — это те остатки, по которым мы знакомимся с былою судьбой, они нам рисуют русский народ в его раннем возрасте, они нам дают понятия о том, каков… — ОЛМА Медиа Групп, (формат: 84x108/16, 280 стр.) Сказки и мифы народов мира Подробнее...2017862бумажная книга
Русские богатыриВашему вниманию предлагается книга о былинных и сказочных русских богатырях - славных защитниках родной земли - в прозаическом пересказе ля детей замечательной писательницы и собирательницы фольклора… — Детская литература, (формат: Твердая глянцевая, 240 стр.) Подробнее...2017206бумажная книга
Русские богатыриКнига об Илье Муромце, Алеше Поповиче, Добрыне Никитиче и других былинных и сказочных русских богатырях - славных защитниках родной земли. Издание иллюстрировано — (формат: Твердая глянцевая, 240 стр.) Подробнее...212бумажная книга

dic.academic.ru

Книга: Русские богатыри

Русские богатыриСказания и легенды о богатырях в Древней Руси, об их жизни и дружбе, подвигах и походах, о битвах с врагами и славных победах. Впервые в одной книге собраны сказания обо всех богатырях, и показан их… — Эксмо, (формат: 70x90/16, 128 стр.) Золотые сказки для детей Подробнее...2015752бумажная книга
Русские богатыриСказания и легенды о богатырях в Древней Руси, об их жизни и дружбе, подвигах и походах, о битвах с врагами и славных победах. Впервые в одной книге собраны сказания обо всех богатырях, и показан их… — Эксмо, (формат: 70x90/16, 128 стр.) Золотые сказки для детей Подробнее...2017635бумажная книга
Русские богатыриЖизнь, подвиги, дружба, битвы и походы… История и легенды сплелись во всех повествованиях о героических событиях и доблести богатырей в Древней Руси. Впервые в одной книге - все богатыри - старшие… — Эксмо, (формат: 84x108/16, 280 стр.) Подробнее...2014513бумажная книга
Кондрашова Л. (ред.)Русские богатыриЖизнь, подвиги, дружба, битвы и походы… История и легенды сплелись во всех повествованиях о героических событиях и доблести богатырей в Древней Руси. Впервые в одной книге— все богатыри— страршие… — Эксмо, (формат: Твердая бумажная, 280 стр.) Подробнее...2015564бумажная книга
Русские богатыриВ книге собраны былины о русских богатырях - Илье Муромце, Добрыне Никитиче, Алёше Поповиче и других — Калининградское книжное издательство, (формат: 84x108/32, 192 стр.) Заветные страницы Подробнее...1994200бумажная книга
О.И. РоговаРусские богатыриЭта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания 1912 года (издательство "СПб. А. Ф. Девриен" ) — ЁЁ Медиа, (формат: 84x108/32, 192 стр.) - Подробнее...19121474бумажная книга
Русские богатыриБогатырями в народе с незапамятных времён называли защитников родной земли. Об их подвигах слагали былины - удивительные песни-сказания, которые передавались из уст в уста, от поколения к поколению — Искатель, (формат: 84x108/32, 192 стр.) Школьная библиотека Подробнее...2014104бумажная книга
Русские богатыриИсторические памятники - предания, сказания, летописи - это те остатки, по которым мы знакомимся с былою судьбой, они нам рисуют русский народ в его раннем возрасте, они нам дают понятия о том, каков… — ОлмаМедиаГрупп/Просвещение, (формат: 84x108/32, 192 стр.) Подарочные издания. Сказки и мифы Подробнее...2017933бумажная книга
Русские богатыриКнига о былинных и сказочных русских богатырях - славных защитниках родной земли - в прозаическом пересказе для детей замечательной писательницы и собирательницыфольклора Ирины Карнауховой. Для… — Детская литература, (формат: 84x108/32, 240 стр.) Школьная библиотека Подробнее...2014121бумажная книга
Русские богатыриВ этой прекрасно иллюстрированной книге собраны былины о русских богатырях в пересказе для детей И. В. Корнауховой. Для младшего школьного возраста — ПетроПресс, (формат: 70x90/16, 128 стр.) Подробнее...1994400бумажная книга
Кондрашова Л., ред.Русские богатыриЖизнь, подвиги, дружба, битвы и походы… История и легенды сплелись во всех повествованиях о героических событиях и доблести богатырей в Древней Руси. Книга издается по первоисточнику конца XIX века — Эксмо, (формат: 263.00mm x 205.00mm x 27.00mm, 280 стр.) Подробнее...2015643бумажная книга
Игорь БеличенкоРусские богатыриИсторические памятники – предания, сказания, летописи – это те остатки, по которым мы знакомимся с былою судьбой, они нам рисуют русский народ в его раннем возрасте, они нам дают понятия о том, каков… — Эксмо, (формат: 84x108/16, 280 стр.) электронная книга Подробнее...2015249электронная книга
Кузьмин В.В.Русские богатыриИсторические памятники — предания, сказания, летописи — это те остатки, по которым мы знакомимся с былою судьбой, они нам рисуют русский народ в его раннем возрасте, они нам дают понятия о том, каков… — ОЛМА Медиа Групп, (формат: 84x108/16, 280 стр.) Сказки и мифы народов мира Подробнее...2017862бумажная книга
Русские богатыриВашему вниманию предлагается книга о былинных и сказочных русских богатырях - славных защитниках родной земли - в прозаическом пересказе ля детей замечательной писательницы и собирательницы фольклора… — Детская литература, (формат: Твердая глянцевая, 240 стр.) Подробнее...2017206бумажная книга
Русские богатыриКнига об Илье Муромце, Алеше Поповиче, Добрыне Никитиче и других былинных и сказочных русских богатырях - славных защитниках родной земли. Издание иллюстрировано — (формат: Твердая глянцевая, 240 стр.) Подробнее...212бумажная книга

dic.academic.ru