Итоги национальной премии “Большая книга 2017”. Большая книга 2017


Финалисты "Большой книги - 2017"

Главная книжная премия страны «Большая книга» опубликовала короткий список финалистов двенадцатого сезона. Из 34 произведений российских писателей «длинного списка» совет экспертов выбрал десять. Среди финалистов – работы как именитых авторов, так и новых, пока неизвестных широкому кругу читателей.

Напомним, на получение «Большой книги» первоначально претендовали авторы 203 книг и рукописей из многих регионов России, а также 7 стран мира.

Подводя итоги, председатель совета экспертов Михаил Бутов отметил: «В этом сезоне многие писатели переосмыслили привычные в российской литературе темы и представили их совершенно по-разному. Мы видим становление новой традиции российской большой книги». Литературный критик, член совета экспертов «Большой книги» Дмитрий Самойлов подчеркнул: «В этом году список финалистов представляет не только русскую литературу, но русскую жизнь вообще».

Далее чтением текстов и выбором тройки победителей займется жюри премии - Литературная академия, в составе которой более ста представителей общественности: писателей, журналистов, критиков, литературоведов, предпринимателей, издателей, продюсеров, общественных деятелей. Имена трех финалистов премии будут объявлены на торжественной церемонии в конце года.

Кроме того, в июне на онлайн-ресурсах читательского сервиса ReadRate.com и электронной библиотеки Bookmate начнется традиционное народное голосование за финалистов премии «Большая книга».

Михаил Гиголашвили «Тайный год»

Михаил Гиголашвили - прозаик и филолог, автор романов «Иудея», «Толмач», «Чёртово колесо», «Захват Московии»

«Тайный год» - роман об одном из самых таинственных периодов русской истории, когда Иван Грозный оставил престол и затворился на год в Александровой слободе. Это не традиционный «костюмный» роман, скорее - психодрама с элементами фантасмагории. Детальное описание двух недель из жизни Ивана IV нужно автору, чтобы изнутри понять природу власти - вне особенностей конкретной исторической эпохи - и ответить на вопрос: почему фигура грозного царя вновь так актуальна в XXI веке?

Местонахождение: центральная библиотека.

Лев Данилкин «Ленин. Пантократор солнечных пылинок»

Как известно, лучший рецепт написания исторического произведения состоит в том, чтобы «все знать и все забыть», и Лев Данилкин свято следует этой рекомендации. Гений, отец мировой революции, великий злодей, тиран, фанатик и убийца - все эти характеристики исключены из поля авторского внимания. Ленин для него - прикольный (да-да, именно так!) исторический и человеческий феномен, фигура большого масштаба, не предполагающая однозначной оценки.

Для организации огромного материала, собранного за годы работы над книгой, Данилкин использует не хронологический принцип, а географический: биография Ленина описана у автора по местам, где Владимиру Ильичу довелось жить, учиться (или учить), скрываться, править или пребывать в ссылке. Начиная с Симбирска автор пускается вслед за героем в головокружительную одиссею – Шушенское, Самара, Швейцария, подмосковное Костино…

Шамиль Идиатуллин «Город Брежнев»

Тринадцатилетний Артур живет в лучшей в мире стране СССР и лучшем в мире городе Брежневе. Живет полной жизнью счастливого советского подростка: зевает на уроках и пионерских сборах, поет под гитару в подъезде, мечтает научиться запрещенному каратэ и очень не хочет ехать в надоевший пионерлагерь. Но именно в пионерлагере Артур исполнит мечту, встретит первую любовь и первого наставника. Эта встреча навсегда изменит жизнь Артура, его родителей, друзей и всего лучшего в мире города лучшей в мире страны, которая незаметно для всех и для себя уже хрустнула и начала рассыпаться на куски…

Автор, по собственному признанию, долго ждал, когда кто-нибудь напишет книгу о советском детстве на переломном этапе: «про андроповское закручивание гаек, талоны на масло, перефотканные конверты западных пластинок, первую любовь, бритые головы, нунчаки в рукаве…». А потом понял, что ждать можно бесконечно, – и написал книгу сам.

Местонахождение: библиотека имени Л. А. Гладиной.

Игорь Малышев «Номах»

Трудно сказать, почему писатель Игорь Малышев, сказочник и фантаст, не просто обратился к теме гражданской войны в нашей стране, но и героем своей повести избрал Номаха - образ батьки Махно, придуманный ещё Сергеем Есениным в «Стране негодяев». Видимо, носится в воздухе современной России неистребимый дух свободы и анархии, без которого и жизнь - не жизнь, и смерть - не смерть. И многим, очень многим хочется вдохнуть в себя этот пьянящий дух, которым, кажется, полной грудью дышал «вечный революционер» из Гуляйполя, умерший не от пули и не от шашки в украинских степях, а от туберкулёза в Париже...

Роман опубликован в журнале «Новый мир» 2017 № 1 (журнал можно взять в центральной библиотеке).

Виктор Пелевин «Лампа Мафусаила, или крайняя битва чекистов с масонами»

Как известно, сложное международное положение нашей страны объясняется острым конфликтом российского руководства с мировым масонством. Но мало кому понятны корни этого противостояния, его финансовая подоплека и оккультный смысл.

Гибридный роман В. Пелевина срывает покровы молчания с этой тайны, попутно разъясняя в простой и доступной форме главные вопросы мировой политики, экономики, культуры и антропогенеза. В центре повествования - три поколения дворянской семьи Можайских, служащие Отчизне в XIX, XX и XI веках.

Местонахождение: центральная библиотека.

Андрей Рубанов «Патриот»

Главный герой романа «Патриот» Сергей Знаев - эксцентричный бизнесмен, в прошлом успешный банкир, ныне - банкрот. Его сегодняшняя реальность - долги, ссоры со старыми друзьями, воспоминания…

Вместо того, чтобы всерьез озаботиться своей судьбой, Знаев «предается занятиям столь же разнообразным, сколь необязательным: он горстями ест психотропные таблетки, запивая их алкоголем, влюбляется в молодую художницу, пытается выстроить отношения с внезапно обретенным 16-летним сыном (плодом случайной связи)…, убегает от прокуратуры, ссорится с другом юности, гоняет по столице на мотоцикле, но главное - любой ценой увиливает от необходимости что-либо решать»…

Алексей Сальников «Петровы в гриппе и вокруг него»

Петровы - это автослесарь, рисующий фантастические комиксы, его жена-библиотекарь, страдающая от неспособности к эмпатии, и их флегматичный сын, увлеченный мобильными играми. Действие романа начинается во время предновогодней эпидемии гриппа. Петровы, как и все вокруг, один за другим подхватывают вирус. Они пытаются ходить на работу и в школу, покупать продукты, готовиться к празднику, лечиться, а параллельно - понять, как дошли до такой жизни. Но в скучный быт просачиваются странные события, которые уходят корнями в далекое прошлое…

Сергей Самсонов «Соколиный рубеж»

Роман С. Самсонова рассказывает историю соперничества двух воздушных летчиков-виртуозов: немецкого аса Германа фон Борха (он же - Тюльпан, по раскраске своего «Мессершмитта») и сталинского сокола Григория Зворыгина. Они отличаются и похожи, как черный и белый короли на огромной шахматной доске, они окружены множеством фигур - но делают свои ходы в строгой очередности. Исход битвы в воздухе нам в целом известен, - но автор поворачивает дело так, что личное поражение одного оказывается трудно отличить от личной победы другого. И наоборот.

Алексей Слаповский «Неизвестность»

Книга «Неизвестность» носит подзаголовок «роман века» - события охватывают ровно сто лет 1917-2017. Это история одного рода - в дневниках, письмах, документах, рассказах и диалогах. Причудливы судьбы героев: крестьянин, герой Первой мировой и Гражданской войн, угодил в жернова НКВД; его сын хотел стать летчиком и танкистом, но пошел на службу в этот самый НКВД; внук-художник мечтал о чистом творчестве, но его поглотил рекламный бизнес, а его юная дочь обучает житейской мудрости свою бабушку, бывшую горячую комсомолку.

«Каждое поколение начинает жить словно заново, получая в наследство то единственное, что у нас постоянно, - череду перемен с непредсказуемым результатом». Алексей Слаповский

Сергей Шаргунов «Катаев. Погоня за вечной весной»

В книге представлена первая подробная биография выдающегося прозаика и поэта Валентина Петровича Катаева (1897-1986), лишенная идеологической предвзятости. Немногие знают, что писатель происходил из старинного священнического рода, среди его близких родственников были архиепископы - новомученики. Герой Соцтруда Катаев был в свое время белым офицером, учеником Бунина, сидел в расстрельном подвале Одесской губчека…

Писателю Сергею Шаргунову, опиравшемуся на воспоминания, архивные документы, мемуарную и биографическую литературу, удалось воссоздать непростую, отчасти таинственную, тесно сплетенную с литературным творчеством жизнь Валентина Катаева - сложного и противоречивого человека, глубоко вовлеченного в исторические события ХХ века.

 

www.apatitylibr.ru

Литературные премии 2017: списки главных книг года

Сегодня Лейла Будаева подводит литературные итоги уходящего года: рассказывает о пяти главных книжных премиях современности и делится списком романов-победителей и произведений, вошедших в шорт-листы.  Можно уже сейчас составлять список для чтения в следующем году!

 Букеровская премия

Основана в 1969, но до 2014 на неё могли претендовать только писатели из Великобритании, Ирландии и государств Британского Содружества. Сейчас на премию могут выдвинуть роман из любой страны — главное, чтобы он был написан на английском языке.

Лауреатом этого года стал «Линкольн в бардо» американца Джорджа Сондерса. Действие книги происходит в течение одного вечера и затрагивает реальное событие — гибель 11-летнего Уильяма, сына президента США Авраама Линкольна в феврале 1862. Мальчик попадает в бардо — некое промежуточное состояние, описанное в буддизме, как интервал между смертью и разделением ума и тела. По словам Сондерса, обитатели бардо «изуродованы желаниями, которые они не осуществили, пока были живы». Желая выбраться из этой ловушки, Уильям пытается общаться с отцом.

В шорт-лист премии также вошли:

«4 3 2 1», Пол Остер (США) — действие романа разворачивается во второй половине ХХ века и повествует о четырех версиях жизни мальчика по имени Арчибальд Фергюсон, развивающихся параллельно друг другу. Каждая из них по-своему говорит о его учёбе, взрослении и отношениях.

«История волков», Эмили Фридлунд (США) — дебютный роман известной новеллистки, повествующий о четырнадцатилетней девочке Мэделин. Она живет с родителями в глуши на севере Миннесоты, остро ощущая одиночество и оторванность от мира.

«Выход на Запад», Мохсин Хамид (Пакистан) — роман затрагивает темы эмиграции и проблемы беженцев. В основе сюжета лежит история молодой пары, Саида и Нади, оказавшихся в центре гражданской войны в неназванной стране.

«Элмет», Фиона Мозли (Великобритания) — ещё один дебютный роман в шорт-листе премии. Брат и сестра Дэниел и Кэти живут с отцом в деревушке Элмет: гуляют по вересковым пустошам, разводят скот, искренне заботятся друг о друге. Идиллия продолжается до тех пор, пока семье не начинают угрожать…

«Осень», Али Смит (Великобритания) — 101-летний Дэниел оканчивает свои дни в доме престарелых, где его регулярно навещает 30-летняя Элизабет.  Между ними, несмотря на колоссальную разницу в возрасте, сложились по-настоящему теплые отношения. Действие романа разворачивается осенью 2016 — после выхода Соединённого королевства из Европейского союза и, по выражению членов жюри Букеровской премии, представляет собой «медитацию на тему изменяющегося мира».

Гонкуровская премия

Французская награда за достижения в жанре романа вручается ежегодно с 1903. По уставу, ее лауреатом можно стать лишь один раз. Единственное исключение — писатель Ромен Гари. Первый раз он получил премию в 1956, а 19 лет спустя вновь удостоился её под именем Эмиля Ажара.

Романом-победителем этого года стал «Порядок дня» Эрика Вюяра. Сюжет основан на реальных событиях и разворачивается в гитлеровской Германии. Книга повествует о становлении нацистского режима в союзе с видными немецкими промышленниками.

В шорт-лист премии также вошли:

«Бахита», Вероник Ольми — главный соперник романа-победителя, сюжет которого также основан на реальных событиях. Это история девушки, рождённой на западе Судана в середине XIX века. Похищенная работорговцами в возрасте семи лет, она переходит от одного хозяина к другому, пока её не выкупает итальянский консул. В Италии её помещают в женскую обитель, после чего она выражает желание принять крещение…

«Крепче держи корону», Янник Энель — некий писатель создал никому не нужный сценарий для фильма о Германе Мелвилле (авторе знаменитого «Моби Дика»). В Нью-Йорке он знакомится с известным режиссёром, заинтересовавшимся его рукописью, вслед за чем в жизни в героя начинается пора приключений.

«Искусство терять», Алис Зените — роман о девушке из семьи кабилов, приехавших во Францию с севера Алжира. Книга повествует о судьбе нескольких поколений беженцев, оставшихся в плену прошлого, а также о праве быть собой — без учета чьих-либо представлений о том, кем ты должен стать.

Пулитцеровская премия

Учреждена в США в 1903 и вручается за достижения в области литературы, журналистики, музыки и театра. Любопытен тот факт, что многие отмеченные премией книги никогда не входили в списки бестселлеров (к числу исключений можно отнести «Гроздья гнева» Джона Стейнбека и «Щегла» Донны Тартт, о которых я писала в посте об американской литературе), а большая часть награждённых пьес никогда не ставилась на сценах бродвейских театров.

Лауреатом премии за художественный роман стала «Подземная железная дорога» Колсона Уайтхеда. Действие книги происходит накануне Гражданской войны. Темнокожая рабыня Кора решается на побег и попадает на тайную систему маршрутов — подземную железную дорогу, с помощью которой происходило перемещение рабов из южных (рабовладельческих) штатов на север. Уайтхед эмоционально рассказывает о важных вехах в истории американского рабства и последующей сегрегации — принудительном разделении населения по расовому признаку.

В число номинантов также вошли:

«Imagine Me Gone», Adam Haslett — история о том, как непросто складываются отношения внутри семьи после того, как страдающий депрессией отец троих детей кончает жизнь самоубийством.

«The Sport of Kings», C.E. Morgan — сюжет разворачивается на американском юге. Амбициозный Генри, представитель одного из старейших семейств в Кентукки, решает превратить родовые угодья в конный завод для разведения чистокровных лошадей — будущих победителей скачек.

В 2018 у нас будет возможность прочитать большую часть этих книг на русском языке. Те же, кому не нужно ждать переводов, могут порадовать себя новинками уже сейчас.

Русский букер

Премия учреждена в 1992 по инициативе Британского Совета в России как проект, аналогичный британской Букеровской премии. Вручается за лучший роман, опубликованный в течение года.

Романом-лауреатом 2017 стала книга Александры Николаенко «Убить Бобрыкина: история одного убийства». 200 страниц текста говорят о том, что творится в душе впечатлительного Саши: день за днём он ностальгирует по временам, когда был влюблён в одноклассницу Таню. Теперь она замужем за Сашиным соседом, Бобрыкиным. Герою он кажется личным демоном, неким злом, преследующим его с детства, — по этой причине он и собирается его убить.

В шорт-лист премии также вошли:

«Тайный год», Михаил Гиголашвили — роман описывает две недели из жизни Ивана Грозного в тот странный период русской истории, когда он оставил престол Симеону Бекбулатовичу и на год затворился в Александровской слободе. Книга с элементами фантасмагории рисует психологический портрет царя, его уязвимое, болезненное подсознание.

«Голомяное пламя», Дмитрий Новиков — история, признающаяся в любви суровому русскому Северу. Писатель перебрасывает мост от наших дней к далекому прошлому, искренне восхищается красотой и богатством природы и говорит о духовной составляющей современной жизни.

«Заххок», Владимир Медведев — книга повествует о русской учительнице Вере, поневоле оставшейся с детьми в Таджикистане в период гражданской войны в начале 1990-х. Полифонический роман, написанный от лица нескольких героев, позволяет рассмотреть события с нескольких ракурсов.

«Свидание с Квазимодо», Александр Мелихов — через кабинет криминального психолога Юли проходят десятки убийц, судьба которых зависит от её решения считать их вменяемыми или нет. Что заставляет их преступить закон? Предметом размышления в этом философичном романе является феномен красоты.

«Номах. Искры большого пожара», Игорь Малышев — ещё один роман на тему гражданской войны. Номах (главный герой) в точности повторяет путь Нестора Махно, анархо-коммуниста и руководителя повстанческого движения на юге Украины в 1918—1922.

Нобелевская премия

В отличие от других премий, у нобелевки нет официального списка финалистов. О тех, кто претендовал на главную литературную премию мира в этом году, мы узнаем лишь через полвека, когда будут опубликованы архивы. Награду же получил британский писатель японского происхождения Кадзуо Исигуро, который «в своих романах невероятной эмоциональной силы обнажает бездну, скрытую за нашим иллюзорным ощущением связи с миром» — такую формулировку озвучил Нобелевский комитет.

Прелесть в том, что на русский язык переведена большая часть прозы Исигуро, а культовые «Остаток дня» и «Не отпускай меня» — экранизированы. «На исходе дня» (под таким названием фильм вышел в российский прокат) номинировался на восемь «Оскаров», главные роли в нем исполнили Энтони Хопкинс и Эмма Томпсон. В менее успешной картине «Не отпускай меня» сыграли Шарлотта Рэмплинг, Кира Найтли и юные Кэрри Маллиган и Эндрю Гарфилд.

simplebeyond.com

«Большая книга» — 2017: девять длинных историй - Книги

20 октября 2017 / Томский Обзор

АВТОР

Мария Симонова

Список произведений-финалистов национальной премии «Большая книга» каждый год можно прочитать в интернете бесплатно.

Правда, в этот раз одну из них, десятую, в онлайн-голосование не выложили — роман Виктора Пелевина «Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами» для свободного чтения не доступен. Остальные истории до конца ноября можно прочесть на bookmate.com, litres.ru и readrate.com. Голосование идет в настоящее время.

В этом году мы читали девять главных русских книг как никогда долго: очень уж объемными вышли издания. Другая тенденция шорт-листа нынешнего года — героями больших книг становятся реальные исторические личности. Биографии Ленина и Катаева, художественные романы об Иване Грозном и Несторе Махно… Такого обилия историй о персонажах с известными всем прототипами в «Большой книге» еще не бывало.

Андрей Рубанов, «Патриот»

Главного героя этого романа те, кто следит за книгами Рубанова, уже встречали в произведении «Готовься к войне». Но читать их по порядку вовсе необязательно, «Патриот» — история самостоятельная. Читать ее легко — никаких длинных витиеватых вступлений и лирических прологов, сразу простой и темпераментный стиль, погружающий в жизнь Сергея Знаева. Вчерашний миллионер переживает кризис и близок к тому, чтобы потерять свой бизнес. Но унывать он не собирается, а увлекается проектом по разработке коллекции телогреек. Тем более что жизнь преподносит ему сюрприз: герой внезапно узнает, что у него есть 16-летний сын.

Событиями фабула внушительного романа не насыщена. Знаев ищет компромисс со своим возрастом, почти не теряет оптимизма, верит, что «Мой лучший день сегодня, каждая секунда единственная», но иногда встречается со своим личным чертом. Вспоминает 90-е годы — без ужаса, депрессивности и размышлении об их лихости. Для него это время больших возможностей, и те, кто пережил этот период, везунчики, а не надломленные люди. Уступает в борьбе, но не чувствует себя проигравшим. Собирается воевать, но вместо этого летит в Америку. И очень любит Родину.

Алексей Сальников, «Петровы в гриппе и вокруг него»

В нынешнем шорт-листе одна из самых лаконичных книг. Читается легко и быстро, правда, надолго и не запоминается. Герои романа Сальникова обитают в Екатеринбурге — есть ощущение, что скоро этот город станет одним из самых популярных пространств для современной литературы, к нему обращаются и Алексей Иванов, и Анна Матвеева. И топографические детали узнаваемы, особенно когда Петровы отправляются на елку в ТЮЗ.

Слово «грипп» из названия хорошо передает общую атмосферу книги — на грани реальности и нереальности. Бытовые узнаваемые детали и наблюдения перемешиваются с бредовыми диалогами с пассажирами троллейбуса, абсурдистскими ситуациями вроде распития водки в случайном чужом ритуальном автобусе. А в обычной интеллигентной сотруднице библиотеки норовит проснуться жаждущий крови маньяк. В этом романе все немного не те, кем кажутся. И никогда не угадаешь, какие события можно найти в прошлом автослесаря Петрова, рисующего комиксы. В романе встречаются и литературные, и библейские аллюзии, но они ненавязчивы, не загромождают собой текст.

Еще отметим саркастичное представление в «Петровых…» мастеров слова. Никаких спойлеров, чистая цитата:

«Писатель, а точнее поэт, уже бесконечно долго посещал литературную студию „Строка“ где-то в библиотеке на Уралмаше.

— Это, походу, где у меня жена работает, — сказал Петров. — Она говорит, что так жалко всех этих людей, что там раз в неделю собираются, что хочется заколотить их в конференц-зале и сжечь библиотеку, чтобы они не мучились».

Игорь Малышев, «Номах»

У Сергея Есенина есть поэма «Страна негодяев», где в герое-анархисте легко угадывается Нестор Махно. В романе Игоря Малышева все наоборот: поэт Сенин пишет о батьке Махно, а самого борца со строями зовут Номах. История предполагает погружение в пучину Гражданской войны — большая часть действия происходит именно в ту эпоху, Номаху-эмигранту, больному сапожнику, доживающему свои деньги в безвестности в Париже, дается всего несколько страниц. В романе автор создает образ хаотичного и жестокого времени — убийств, их кровавых подробностей (вплоть до пожирания свиньями останков), изнасилований и даже сгоревших котят в «Номахе» столько, что не сосчитаешь. В духе сегодняшних антизападных настроений один из эпизодов отдан британскому шпиону, ненавидящему Россию и желающему великой стране гибели: «Мы хотим, чтобы вы убивали друг друга долго, очень долго».

Есть и любовь: Номах видит во снах жену и дочь, а поэт Сенин, примкнувший к анархистам, влюбляется в одну из активных участниц восстаний, командиршу Викторию. Для нее он даже ставит спектакль… Кстати, Сенин — не единственный в романе поэт, стихи пишет и читает блаженный Соловьев, который бродит по свету со своей пёской и чудом выживающий в разных ситуациях. Ценит поэзию и Номах.

В романе немало нелепого, например, рожающая при помощи раненного Номаха с криками «Божечки!» крестьянка. Странное впечатление производит язык: архаичный, с обилием подробностей и насыщенный банальными сравнениями и метафорами. Здесь и глаза, как у русалки, или глаза, как море, и тоска по русским безграничным полям, и месяц-подросток, а звезды-младенцы.

Сергей Шаргунов, «Катаев. Погоня за вечной весной»

Еще одна очень большая (973 бумажные страницы) книга. Ее главный герой, как и принято в шорт-листе нынешнего года, известен — это писатель Валентин Катаев. И на сей раз речь идет не о прототипе персонажа из романа, а о биографии.

Валентин Петрович прожил долгую жизнь, она рассказывается подробно, в хронологическом порядке. Автор сообщает, что некоторые факты узнал первым из исследователей, среди них — первая женитьба Катаева в Одессе, подробности о втором браке. Изучал он и нигде не публиковавшиеся письма Катаева, а также Олеши, Ильфа, Петрова, Зощенко, Мандельштама… Встречаются цитаты из книг писателя, его переписки. Уделяется внимание каждому произведению Валентина Петровича. К Катаеву относятся по-разному, автор своему герою симпатизирует. Еще в начале книги он заявляет: «Людям свойственно грубо и поспешно судить о времени, когда они не жили, и о людях, тогда живших. В чем-то все времена и мотивации похожи, но еще более сходны нетерпимость и неспособность различать полутона. В фейсбуке и ЖЖ несколько раз вспыхивал костерок полемики по поводу Валентина Петровича, и каждый раз, читая резво-недобрые реплики, хотелось спросить: кто вы такие, чтобы его бранить? Что вы о нем знаете? Посмотрите на себя».

В «Погоне за вечной весной» есть запоминающиеся эпизоды. Это и смешная история из юности, когда богема, Катаев и его друзья, жили за счет влюбленного в жену одного из них бухгалтера. И драматический последний вечер в жизни Маяковского, который поэт провел в гостях у писателя (и Катаев сказал при госте вызывающую фразу «Современные поэты не стреляются»). И ссоры с Булгаковым, и гибель брата Катаева Евгения, известного под псевдонимом Петров — того самого, который писал в соавторстве с Ильфом. Равнодушным к истории жизни Валентина Катаева, но интересующимся литературой тех лет, есть смысл браться за «Погоню за вечной весной», знакомых героев они в книге найдут. Радуют и оптимистичные интонации рассказа. Катаев, из русских писателей далеко не самый склонный к мучительным рефлексиям и переживаниям автор, прожил долго и относительно счастливо. Правда, чтобы осилить настолько большую книгу целиком все же желательно всерьез увлекаться творчеством писателя.

Лев Данилкин, «Ленин: пантократор солнечных пылинок»

В год 100-летия Октябрьской революции появление биографии вождя пролетариата выглядит логичным. Очень интересно, что за глобальную исследовательскую работу взялся Лев Данилкин, известный журналист, писатель и литературный критик. Воспринимать Ленина отстраненно, без пафоса и излишних эмоций непросто — слишком долго это было в нашей стране не принято. Десятилетия мифологизации и возвышения его фигуры в советское время сменились столь же резкой критикой после перестройки. И вот в 2017 году появляется книга, где Владимир Ульянов не великий и ужасный, не монстр, не друг детей, а незаурядная и непростая личность.

Повествование строится по принципу романа-путешествия: новая глава — новая локация, а переезжал Ленин часто. Автор «Пантократора солнечных пылинок» тоже посещал те края, где Владимир Ильич жил, писал статьи, спорил с оппонентами, находил новых союзников, изучал философские труды. Как Данилкин пишет ближе к финалу, это помогло ему лучше понять поведение и работы своего героя. Также к книге прилагается внушительный субъективный список «Ленин-100», где названы те издания, что особенно пригодились Данилкину и, вероятно, пригодятся желающим узнать об Ильиче больше.

Ленин с юности производит не самое привлекательное впечатление: у него отвратительная «манера при любой возможности швыряться калошами по живым мишеням», он измывается над младшим братом, доводя его до слез песенкой про «Жил-был у бабушки серенький козлик», сестру шокирует вырванными с корнем растениями, а старший брат опечален тем, что Володя раздирает в клочья его коллекцию театральных афиш. Крушить Ленин умел с детства. Став взрослым, он вызывал у своих оппонентов физиологическое отвращение, мог «из интересного собеседника и хорошего товарища в считаные дни превращаться в вызывающего желание ударить его типа», с юности внешне казался стариком, одевался во время эмиграции так бедно, что его порой не пускали в библиотеки.

Тем не менее этот человек умудрился стать во главе огромной страны, как такое случилось, Лев Данилкин в книге и рассматривает. Повествования о происходящем более 100 лет назад связывается с нашей эпохой интересно киношными сравнениями. «Искра. Эпизод 1» — классический сюжет в стиле «нуар»: герой-одиночка освобождается из тюрьмы, где досконально просчитывает головокружительную месть, и, оказавшись в чужом городе, ведет жизнь маргинала, целиком отдаваясь своей одержимости. Выбора у него нет: единственный способ обрести потерянную идентификацию — создать что-то, что потрясет мир. Звучат и название современных компаний, например, в работе с газетой Ленин «пришел к сформулированному основателем Amazon Джеффом Безосом „Правилу Двух Пицц“: высокопроизводительные команды должны быть довольно небольшими — такими, чтобы их можно было накормить двумя пиццами».

Биография Ленина от Данилкина, несмотря на пугающий объем в тысячу с лишним бумажных страниц, читается интересно. История жизни, ленинские места (и какими музеями они стали), размышления о статьях — все представлено в «Пантократоре» сполна. А еще в ней можно найти ответы на простые вопросы об Ильиче: почему он щурился, откуда взялся псевдоним Ленин, почему тело вождя поместили в мавзолей. А в финале — неожиданная гипотеза о сложных отношениях Ленина и Сталину в последние годы жизни Ильича.

Михаил Гиголашвили, Тайный год

Здесь героя мы тоже знаем — это царь Иван Грозный. Речь в романе идет о том периоде, когда правитель внезапно решил оставить престол и стал добровольным затворником в Александровской слободе. Берясь за эту книгу, надо быть готовым продираться через стилизованный под архаичный язык, все будет рассказано примерно таким слогом: «Что ему в миру? Одна мотовня, болтовня трескучая, суета и маета, распри и расплюйство! Уйти скитником — и душу спасти! Ведь и так получернец, в Кирилловом монастыре у владыки рукоположения просил — и получил, вместе с именем Иона и обещанием принять в обитель, когда жизнь мирская опостылеет и до ручки доведет».

Царь в романе видит то нечистую силу наяву, то Архангела Михаила во сне, лечится от венерического заболевания и ради этого даже пытается сбежать в прогрессивную Англию (но не дают русские разбойники, нападают и грабят, не иначе как знак), страстно набрасывается на женщин, не щадит врагов. А еще, конечно, думает о судьбе своей страны и своего народа. Тут древним языком говорятся вещи, относящиеся к современности. Народ, как жалуется царь Богу, ему достался неисправимый, потому и приходится от него отречься. Правда, и державе изначально не повезло. «Нет в ней тепла и света. Так Бог решил — могу ли я противиться? Что есть — то есть, и другого не будет. Солнце если и проглянет летом, то больше пожжёт, чем согреет, — и в другие края укатится, дымы спалённых полей и копоть тлеющих болот оставив. Может, оттого народ мой скрытен, молчалив и угрюм, что холод и тьма всегда? …весной — топь непролазна, лужи, горы талого снега (сколько его в реку ни сыпь — конца нет), летом — дикая пыль, жарь, гарь, ну, а осенью — серая жижа, в сапогах по пах ходить надо, про зиму же и говорить нечего. Так и живём, свой крест несём…» — повторяет царь распространенные жалобы современных москвичей. Параллельно со страданиями и думами Ивана король Польский и великий князь Литовский Стефан Баторий замышляет борьбу против Московии. Дело доходит до санкций, запрет на ввоз нужных товаров, на что наши люди только рукой машут — мол, и так проживем отлично. Знакомая история, ничего не меняется, как в стране, так и в жизни Ивана после года заточения.

Алексей Слаповский, «Неизвестность. Роман века. 1917–2017»

В этом романе (о, наконец!) нет реального исторического героя. Но речь опять же об истории, действие начинается в 1917-м, а завершается в 2017 году. Несколько поколений семьи с простой, часто встречающейся фамилией Смирновы, ведут дневники, пишут письма, дают интервью, сочиняют рассказы. Их жизнь показывается в контексте тех событий, которые происходят в стране. То войны, то репрессии, то застой, то очереди за водкой, то захват зрителей «Норд-Оста»… А в жизни у героев — измены, запои, встречи, разлуки…

Разные судьбы, разная стилистика, разная манера повествования, но в итоге все почти закольцовывается. Начинается с полного ошибок трудночитаемого и живого дневника безграмотного деревенского мужика, а завершается своеобразным, также с ошибками, текстом письма аутиста Смирнова-нашего современника. Различные голоса, эта смесь дневников и судебных документов, художественных рассказов и личных писем — главная особенность новой семейной саги Слаповского. Но все равно часто возникает ощущение, что это мелодраматический сериал, где похожие герои стремительно сменяют друг друга, а не «роман века», как скромно значится на обложке.

Сергей Самсонов, «Соколиный рубеж»

Еще один роман, беспощадный по размеру. На этот раз тоже обошлось без явных прототипов. Два блистательных летчика Григорий Зворыгин и Герман Борх губят врагов во время Великой Отечественной войны и ведут воздушную дуэль друг с другом.

В этом романе — и любовь Зворыгина ко врачу Нике, и сложные отношения к Сталину, и трагические семейные истории, и ирония судьбы (когда любимую жену блистательно воюющего на стороне Гитлера Борха во время тяжелых родов спасает врач-еврей). А также множество неспешных размышлений о жизни и войне, к примеру, таких: «что война была самым великим событием в их коротком земном бытии, ее ничто не перевесит: ни удивительная девушка, которая кому-то еще встретится, ни все родившиеся дети, ни колоссальные заводы и плотины, которые будут построены руками вернувшихся фронтовиков, ни покорение глубинных недр Земли и океана, ни даже выход человека за пределы атмосферы…». Все в романе рассказано с подобной неспешностью, легкой туманностью и витиеватостью.

Шамиль Идиатуллин, «Город Брежнев»

У этой книги шокирующая и интригующая завязка: советский школьник убил милиционера. После такого пролога начинается повествование, неспешное и очень подробное. Читателю предстоит погрузиться в 1983 год, в реконструкцию советского прошлого. Никакого умиления и очаровательной ностальгии: просто жизнь с обилием бытовых деталей, порой счастливая, порой очень непростая. Воскресная лепка пельменей, очереди в магазинах и дефицитные апельсины только с аджикой в придачу, «Утренняя почта» по телевизору, запрещенная музыка, в том числе первые записи ДДТ, война в Афганистане, о которой многие почти ничего не знают.

Артурчику Вафину 14 лет. Вместе с этим героем читатели проживают советское подростковое детство. Это и лето в лагере, подробная жизнь отрядов, ей уделено очень много внимания, и первые влюбленности, и регулярные разборки с гопниками. Одна из них заканчивается трагически: вмешательством милиции и гибелью товарища по лагерю.

Подробное реалистичное бытописание сочетается с насыщенной событиями фабулой и держащими в напряжении эпизодами, так что 700 страниц «подсматривания» за жизнью в провинциальном холодном советском городе в застойные времена прочитываются быстро.

obzor.westsib.ru

Премия «Большая книга» объявила лонг-лист сезона 2017 года

Совет экспертов литературной премии «Большая книга» назвал 34 работы, попавшие в длинный список в 2017 году.

18 апреля 2017 Совет экспертов Национальной литературной премии «Большая книга» объявил Длинный список двенадцатого сезона премии. В него вошли 34 произведения.

Председатель Литературной академии премии, директор Государственного литературного музея Дмитрий Бак отметил: «Длинный список – это коллекция «избранного». «Большая книга» отличается от других премий тем, что это не только собственная оценка отдельного эксперта, но месяцы литературных обсуждений и даже споров».

Литературный критик, член Совета экспертов литературной премии «Большая книга» Дмитрий Самойлов отмечает: «Определенно в Длинном списке этого сезона малоизвестные «имена» смогут составить конкуренцию именитым писателям. У многих молодых авторов серьезные перспективы и они пойдут дальше».

Михаил Бутов поясняет: «В список вошли те, кто “зацепил” самые болезненные точки современности»

Впереди самая напряженный период для Совета экспертов время – формирование Списка финалистов, который будет объявлен, по традиции, в мае на Литературном обеде.

Длинный список премии «Большая книга»:

  • Сергей Авилов. В.Н.Л. (Вера. Надежда.Любовь)
  • Ольга Брейнингер. В Советском Союзе не было аддерола
  • Юрий Буйда. Покидая Аркадию
  • Андрей Волос. Должник
  • Александр Генис. Обратный адрес
  • Михаил Гиголашвили. Тайный год
  • Лев Данилкин. Ленин. Пантократор солнечных пылинок
  • Дмитрий Данилов. Сидеть и смотреть
  • Ксения Драгунская. Колокольников-Подколокольный
  • Борис Евсеев. Казненный колокол
  • Олег Ермаков. Песнь Тунгуса
  • Шамиль Идиатуллин. Город Брежнев
  • Анна Козлова. F20
  • Владимир Кравченко. Не поворачивай головы. Просто поверь мне
  • Павел Крусанов. Железный пар
  • Виктория Лебедева. Без труб и барабанов
  • Игорь Малышев. Номах
  • Александр Мелихов. Свидание с Квазимодо
  • Вадим Месяц. Стриптиз на 115-й дороге
  • Дмитрий Новиков. Голомяное пламя
  • Виктор Пелевин. Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами
  • Александра Петрова. Аппендикс
  • Андрей Рубанов. Патриот
  • Дина Рубина. Бабий ветер
  • Алексей Сальников. Петровы в гриппе и вокруг него
  • Сергей Самсонов. Соколиный рубеж
  • Алексей Слаповский. Неизвестность
  • Владимир Сорокин. Манарага
  • Владимир Сотников. Улыбка Эммы
  • Анна Старобинец. Посмотри на него
  • Андрей Тавров. Клуб Элвиса Пресли
  • Сергей Шаргунов. Катаев: «Погоня за вечной весной»
  • Рукопись №85. Забытое слово
  • Рукопись № 150. Неистория

pro-books.ru

Итоги национальной премии "Большая книга 2017"

12 декабря в доме Пашкова состоялось награждение лауреатов национальной премии “Большая книга“, в short-лист которой вошли 10 авторов:1. Михаил Гиголашвили “Тайный год”2. Алексей Сальников “Петровы в гриппе и вокруг него”3. Лев Данилкин “Ленин. Пантократор солнечных пылинок”4. Андрей Рубанов “Патриот”5. Алексей Слаповский “Неизвестность”6. Шамиль Идиатуллин “Город Брежнев”7. Виктор Пелевин “Лампа Мафусаила, или крайняя битва чекистов с масонами”8. Сергей Самсонов “Соколиный рубеж”9. Сергей Шаргунов “Катаев:”погоня за вечной весной””10. Игорь Малышев “Номах”

Ведущими вечера стали актриса и телеведущая Александра Ребенок и актер театра и кино Алексей Вертков.Никто не брался предполагать имя победителя, ведь все представленные книги отличились филигранностью писательского мастерства и достоверно представленной эпохой 90-х годов, богатой на события и значительные перемены в судьбе России и её жителей, так что слоган финала двенадцатого сезона звучал в соответствующем революционно-торжественном тоне, – «Вся власть –  русской литературе!» .

На мероприятии были подведены не только итоги премии; также сообщили о положительной динамике числа читающих людей в России, увеличившегося в этом году на 15%. Возрастающий интерес к литературе позволяет говорить о перспективности авторского творчества и, в то же время, ставит перед писателями современности задачу о непрерывном совершенствовании своих произведений, которые должны претендовать на звание образцовых и создавать основу моральному фундаменту для нового поколения читателей.

Специальный приз “За вклад в литературу” был вручен прозаику и сценаристу Виктории Токаревой Владимиром Грамматиковым, заслуженным деятелем искусств. Он охарактеризовал творчество опытной и талантливой художницы слова как “фантастический реализм и магия реальности”.Вручение приза немного ослабило всеобщее волнение, – Виктория Токарева со сцены рассказала несколько весёлых историй, пожелала удачи финалистам “Большой книги”, создав по-домашнему уютную атмосферу вечера.

Вскоре были объявлены и имена победителей. Третье место получил Шамиль Идиатуллин с романом “Город Брежнев”, на второй позиции – книга Сергея Шаргунова “Катаев:”погоня за вечной весной” и, наконец, победителем двенадцатого сезона стал Лев Данилкин с произведением “Ленин. Пантократор солнечных пылинок”.

Неординарное заглавие своей книги Лев Данилкин рассматривает не как символ, а как факт взаимодействия.

“Я писал не только про исторические события и жизнь яркой личности.На ряду с социальным, религиозный аспект революции также имел место быть, поэтому Ленин стал неким мессией, пантократором того времени. Подобные мысли привели к идее заглавия книги”.

В завершение премии была организована АВТОР-party, – автограф-сессия лауреатов в Community Moscow, где читатели и гости могли задать интересующие вопросы, а также получить подпись авторов.

 

PH: Екатерина Богданова

typical-moscow.ru

Большая книга 2017 - итоги

Да, пора бы подбить итоги, а то как-то запаздываю. Сначала официальная, выделенная творческой элитой, тройка призеров:

Данилкин Лев - Ленин. Пантократор солнечных пылинокШаргунов Сергей - КатаевИдиаттулин Шамиль - Город Брежнев

И далее небольшой личный комментарий.Первое. Как всегда, удалось выпендриться. Напомню, моя тройка лидеров:

Слаповский Алексей - Неизвестность - 9Шаргунов Сергей - Катаев. Погоня за вечной весной - 8Идиаттулин Шамиль - Город Брежнев - 8

Хотя да, 2-е и 3-е место определил так же. Но первое... В моем рейтинге Данилкин занял шестую строчку. Считаю эту книжку чересчур переоцененной. Сам бы рекомендовать его к прочтению другим людям не стал. Если бы вместо него на первое место вышел Шаргунов, в принципе, я был бы не против, хотя "Неизвестность" мне симпатичнее именно как литературное произведение.

Второе. В этом году понравившихся мне книг среди финалистов больше, чем в прошлом. Так что "Большая книга 2017", на мой вкус, вышла более интересной и достойной. Но до впечатления, произведенного БК-2015 этот год не дотянул.Биографии или документалистика - это, конечно, хорошо. Даже здорово. Но всё-таки это не романы. Биографии не вызывают сравнимых с худлитом эмоций. "Свечка" Залотухи и "Зулейха" Яхиной в этом (и в прошлом) году так и остались непревзойденными.

Третье. Популяризация премии основателям как-то не дается. Свидетельством тому в которой раз не состоявшееся читательское голосование. Организаторы и журналисты с умеренным пафосом говорят о результатах читательских голосовалок (тут, кстати, впереди именно Шаргунов) и совсем не говорят о "явке" на эти выборы. А она откровенно удручающая.Голосование проводилось на сайтах Ридрэйт, Букмейт и Литрес. Первые два догадались спрятать цифры, а на Литресе видно, что лидер - "Катаев" - набрал 87 "лайков". И даже если в сумме по трем сайтам финальное число окажется на порядок больше, пусть даже тысяча голосов.Согласитесь, что для 150-миллионной страны и для русскоязычной литературы с потенциалом аудитории миллионов в 300 это более чем скромный результат для главной литературной премии года. Это откровенный провал популяризации "Большой книги". СМИ и работающим там "журналистам" на нее откровенно наплевать. Информацию распространяет, причем весьма слабо, лишь официальный сайт, на который никто не ходит. На Литресе и Букмейте эти полки задвинуты в глухие уголки сайтов так, что найти их очень трудно. И возможно только для тех, кто упорен и целеустремлен. Несколько специализированных, ориентированных на чтение сайтов тоже в порядке личной инициативы кое-куда запихнули информацию. И, собственно, всё. Аудитория по-прежнему остается неохваченной, народ в большинстве своем не в курсе одного из основных событий в литературном мире.Очень жаль, но литературная жизнь в России так и не налаживается. Признаков оздоровления не видно.

vpolkovnikov.livejournal.com