"Ты восхитительно жирная!" Что почитать: ТОП-5 книг января. Большая книга победителеи


Большая книга победителей - рецензии и отзывы читать онлайн

Большая книга победителей / Сост. и подгот. текстов Е. Шубиной. — М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2015. — 560 с.

Крупнейшей литературной премии России «Большая книга» — десять лет. Редакция Елены Шубиной подготовила юбилейный сборник, включивший в себя новые тексты лауреатов премии. Под его обложкой оказались писатели разных поколений и стилистических пристрастий: Захар Прилепин, Дина Рубина, Людмила Улицкая, Виктор Пелевин, Владимир Сорокин, Евгений Водолазкин и многие другие. Книга поделена на два раздела, состоящих из художественной и нехудожественной прозы.

ПАВЕЛ БАСИНСКИЙ

Случайные спутники

Есть книги, которые становятся частью твоей жизни, частью самого тебя. Без которых, строго говоря, нельзя жить. Тебе — нельзя.

Для меня такой книгой стала «Капитанская дочка». Я начинал читать ее, находясь в одном возрасте, а закончил — через два дня — совсем в другом. Начинал читать в четырнадцать лет, а закончил... не знаю, но точно не в четырнадцать.

Интересно, что такое же впечатление на меня произвели «Выбранные места из переписки с друзьями» Гоголя, которые я тоже прочитал в четырнадцать лет. Все читали по школьной программе «Мертвые души», а я «Выбранные места...». Ощущение было ошеломительное! До тех пор я не подозревал, что писатель, да человек вообще, может быть до такой степени серьезен.

«Негодяям же и пьяницам повели, чтобы они оказывали им такое же уваженье, как бы старосте, приказчику, попу или даже самому тебе; чтобы, еще завидевши издали примерного мужика и хозяина, летели бы шапки с головы у всех мужиков и все бы ему давало дорогу; а который посмел бы оказать ему какое-нибудь неуваженье или не послушаться умных слов его, то распеки тут же при всех; скажи ему: „Ах ты невымытое рыло! Сам весь зажил в саже, так что и глаз не видать, да еще не хочешь оказать и чести честному!“ Поклонись же ему в ноги и попроси, чтобы навел тебя на разум; не наведет на разум — собакой пропадешь».

С тех пор я не мог читать Гоголя — сатирика и юмориста. В моих глазах он всегда был невероятно, гипертрофированно серьезным писателем. И если во мне самом есть какая-то капля серьезности, то она именно оттуда, из этой фразы: «собакой пропадешь». Я еще не знал тогда, что именно это место из «Выбранных мест...» больше всего и возмутило Белинского, о чем он писал в своем знаменитом «Письме к Гоголю». Но когда узнал, то сразу был на стороне Гоголя, а не Белинского.

Есть книги, после которых уже не сомневаешься в бытии Божьем. Для меня такой книгой стала повесть Льва Толстого «Хозяин и работник». И я до сих считаю ее самым убедительным аргументом существования Бога.

Есть книги, которые организуют твое сознание. Для меня такой книгой стали «Отцы и дети». Не знаю почему. Когда я читал ее в отрочестве, я еще не знал, что это не просто роман, но — «русский мир», формула русского мира. Но после прочтения романа мне стало уютно жить в России. Несмотря ни на что.

И есть книги, с которыми не знаешь, что делать. И забыть их нельзя, и пользы они не принесли, и думать о них особенно не хочется, но и нельзя не думать. Я расскажу о двух таких книгах, которые прочитал в разное время, но которые живут во мне вопреки здравому смыслу. Они мне, строго говоря, не нужны. Но и без них я не могу представить себя. Это «Письма Фридриха Ницше» и роман почти забытого ныне писателя шестидесятых годов ХХ века Дмитрия Голубкова «Восторги». Что в них общего, не знаю. Но на меня они оказали очень сильное влияние. И опять: не знаю, по какой причине.

Маленький сверхчеловек

Игорь Эбаноидзе, переводчик и составитель книги писем Фридриха Ницше на русском языке, конечно, влюблен в Ницше. И даже скорее не столько как в философа, сколько как в удивительно трогательного и бесконечно честного человека. С этой точки зрения личность Ницше действительно едва ли не феноменальнее того, что он написал, даже самой интимной его вещи — «Так говорил Заратустра». Так или иначе, но по прочтении этой замечательной книги очевидным становится, что понять философию Ницше без знания его личности совершенно невозможно.

Сам Ницше это понимал. «Что-то я ношу в себе, чего нельзя почерпнуть из моих книг», — писал он своей единственной возлюбленной Лу Саломэ. А единственный прижизненный пропагандист Ницше в Европе датчанин Георг Брандес во время своих лекций о загадочном немецком мудреце, скрывающемся от всех то в горах Швейцарии, то на юге Франции, то в Венеции, услышал точные слова одного из своих студентов: «Это так интересно потому, что речь здесь идет не о книгах, а о жизни». Заметьте, студент понял это на основании лекций о философии Ницше, прочитанных человеком, который лично с Ницше не встречался, а только переписывался. При этом надо учесть, что хотя Брандес и был для Ницше желанным подарком (знаменитый европейский критик пламенно влюбился в его книги, над которыми другие смеялись, пожимали плечами, которые выходили мизерными тиражами и в силу определенных обстоятельств даже не доходили до книжных магазинов), но человеком был все-таки чужим (да и кто был ему «свой»?), так что в переписке с ним Ницше не особенно откровенничал.

Я бы вывел такую формулу: ницшеанство — это Ницше минус Ницше. Это произведения Ницше минус его личность, понять которую можно только из его писем. Я встречал людей, помешанных на «Антихристе» Ницше, абсолютно убежденных, что христианство — еврейский заговор. Я встречал мускулистых тупоголовых парней, называвших себя «ницшеанцами», как правило, выпив изрядное количество водки. Какое отношение они имеют к Ницше, больному, одинокому и исключительно деликатному человеку, который, катастрофически теряя зрение, стыдился в гостиницах спускаться в общую столовую, боясь, что не будет попадать вилкой в отрезанный кусочек мяса на блюде?

Читая письма Ницше, отчетливо понимаешь, что вся его гордая философия была рождена исключительными обстоятельствами его жизни. Но это вопрос очень тонкий, и здесь есть опасность упасть в крайность иного толка.

Представьте себе: чудовищно больной человек, истязаемый страшными головными болями, стремительно теряющий зрение до такой степени, что не может сам ни писать, ни читать, нуждающийся в секретаре, да просто в «няньке» или в «дядьке», при этом сознательно отрезавший себя от родных и друзей, способный жить только в исключительном одиночестве и только в определенных географических местах (в каждом — только в определенные сезоны, — и это не прихоть, это элементарное психофизиологическое требование душевного организма, сопротивляющегося безумию), зависимый от перепадов погоды до такой степени, что похолодание и даже просто вид пасмурного неба ввергает его в полное отчаяние и постоянно ставит на порог самоубийства, о котором он с некоторого времени думает как о самом лучшем и благополучном для себя исходе... Травимый любящими (действительно — любящими!) матерью и сестрой, которые с немецким простодушием считают его философию «позором» для их рода... При этом человек невероятно, почти невозможно чистой и целомудренной души, до конца дней по-детски склонный к высокой дружбе и имеющий верных друзей, от которых тем не менее бежит, полагая одиночество единственно возможным честным способом существования истинного философа. Деликатный до такой степени, что в него влюблены хозяева гостиниц, уличные торговки в Турине. Патологически не способный ответить на предательство хотя бы маленькой местью, да просто как-нибудь ответить...

И именно этот человек создает философию, из которой при желании можно вывести самые жестокие вещи, вплоть до фашизма. И выводят! Еще при жизни его. И — кто? Муж его родной сестры — Ферстер, первый «искренний» лидер нацистов. И вдруг сестра, истязавшая его упреками за его же писания, готова вместе с мужем быть «соратницей», точнее, сделать его их соратником. А его мутит, «мерзит» от всего этого, от тупости, от антисемитизма, от немецкого бахвальства. Он немцев начинает ненавидеть, всю их культуру презирает. По многу раз ходит слушать «Кармен» Бизе в пику «вагнерианцам». Восхищается французами, русскими (и не только Достоевским, но Гоголем, Пушкиным), клянет немцев...

Впрочем, «клянет» — это сильное слово. Если это и проклятие, то исключительно культурного порядка. В письмах Ницше вы не встретите ни одного грубого слова, обращенного к друзьям или к родственникам. Он и в Ферстере пытается найти какие-то лучшие его стороны (хороший мужик, хозяйственный, в отличие от него, неспособного к устойчивому быту), чтобы как-то поддержать сестру, мать, которых, несмотря ни на что, нежно любит.

«Доктор Ферстер, — пишет он другу Францу Овербеку, с которым, говоря о „третьем лице“, может быть вполне откровенен, — вызвал у меня даже некоторую симпатию, в нем есть нечто душевное и благородное, и кажется, что он создан для практической деятельности. Он поразил меня тем, сколько всего он за это время устроил и насколько легко ему это далось, — в этом мы с ним сильно отличаемся друг от друга. Его суждения, как и следовало ожидать, не совсем в моем вкусе — как-то он слишком спор во всем: я имею в виду, что мы (ты и я) находим такие умы незрелыми».

Вот образец эпистолярного «недовольства» Ницше.

Его личность, какой она предстает из его писем, не может не вызывать симпатии. Она трогает до слез. И в период профессорства в Базеле, и в военное время, когда он ухаживает за больными туберкулезом в одном вагоне, и в период его одиноких скитаний с юга Франции в горы Швейцарии и обратно (бегство от климатических обстоятельств, которые сводят его с ума). И конечно, на грани душевного надрыва читаешь его последние послания из Турина, со всей этой черной бездной безумия, в которую он все-таки рухнул.

«Дорогой господин Стриндберг... Я повелел созвать в Рим правителей, я хочу расстрелять молодого кайзера».

«Фройляйн фон Салис. Мир прояснился потому, что Бог теперь на земле. Разве Вы не видите, как радуются небеса? Я только что вступил во владение своим царством, брошу Папу в тюрьму и велю расстрелять Вильгельма, Бисмарка и Штёкера».

«Моему другу Георгу (Брандесу. — П.Б.). После того как ты меня открыл, найти меня было не чудом; трудность теперь в том, чтобы меня потерять... Распятый».

Читая это, очень легко сделать два вывода.

Первый. Ницше просто не справился с сумасшествием, которое преследовало его всю жизнь. Он элементарно сошел с ума, и этим будущим сумасшествием объясняется его творчество. Философия Ницше — это медицинский факт.

Второй. Сатанинская гордость, владевшая Ницше, но скрываемая под пленкой «прекрасного человека», в конце концов вырвалась наружу. Бесы окончательно овладели им. Схватка с Богом маленького, но гордого человека завершилась законным поражением.

Безумие Ницше вызвало неоднозначные мнения даже его ближайших друзей. Поразительную мысль высказал композитор Генрих Кёзелиц в письме к Овербеку:

«Вопрос, какую службу мы сослужили бы Ницше, снова вернув его к жизни, я предпочту оставить без ответа. Я думаю, он был бы благодарен нам не больше, чем тот, который бросается в поток, чтобы покончить с жизнью, и вдруг оказывается целым и невредимым вытащен на сушу каким-нибудь тупицей спасателем. Я видел Н<ицше> в таких состояниях, когда мне с жутковатой отчетливостью казалось, будто он симулирует безумие, будто он рад, что все так закончилось!»

Это, наверное, самое удивительное наблюдение! Он «рад, что все так закончилось». Потому что все могло кончиться гораздо хуже.

После прочтения писем Ницше остается впечатление, что человек поставил над собой какой-то неслыханный эксперимент. Будучи безнадежно больным, всем своим творчеством воспевал здоровье. Именно здоровый дух и даже тело (он много пишет о рациональности питания, например). Постоянно находясь на грани безумия, он возвел в наивысшую доблесть «интеллектуальную честность», то есть домысливание любой мысли до ее последнего предела. Никакого компромисса. Ни малейшей попытки спрятаться за общепринятое (отсюда неприятие христианства).

Представьте себе, чтобы душевно шаткого, склонного к безумию человека принуждали бы не просто читать мировую литературу, философию, религиозные тексты, но подвергать их сокрушительному анализу беспощадного трезвого ума, который не признает никаких относительных, до конца не проясненных и не проверенных самой жесткой практикой истин. Но как раз этот эксперимент Ницше поставил над собой. Ставил всю жизнь.

Зачем? Тут невольно вспоминается мысль Чаадаева, что Россия как будто создана для того, чтобы дать миру «какой-то урок». «Урок» Ницше заключается в том, что он измерил интеллектуальные возможности человека в соотношении с его душевными возможностями. Ради этого эксперимента он взял себя, человека больного, обреченного, лишенного обычных радостей жизни, попытавшись возвести возможности именно такого человека в степень сверхчеловечности. Не получилось. И не могло получиться.

prochtenie.org

Книга Большая книга мудрости победителей читать онлайн бесплатно, автор Сборник на Fictionbook

На какие вопросы дает ответ эта книга

«Завоеватель мира», «Тот, кому покровительствуют счастливые планеты», «Великий хромой», «бич божий»… Кто это?

Тамерлан, великий монгольский завоеватель, а также талантливый политик, покровитель наук и искусств.

Под чьим началом Россия и Турция бились с общим врагом?

В годы ожесточенного противостояния Наполеону в Европе сложилась коалиция нескольких государств. В нее вошли Англия, Австрия, Россия, Неаполитанское королевство и Османская империя. Объединенные войска Турции и России под началом Ф. Ф. Ушакова взяли принадлежавший французам остров Корфу – там находились мощнейшие в Европе на тот момент укрепления.

Почему имя Сократа ассоциируется с победой моральных устоев над суровыми обстоятельствами?

Сократ на протяжении всей жизни был самоотверженным служителем истины, которая была для него единственной целью и главной добродетелью. Он не отрекся от своих взглядов даже тогда, когда ради них пришлось идти на смерть.

Кто из ученых был универсалом в различных отраслях наук?

Михаил Васильевич Ломоносов, который был одновременно выдающимся филологом, историком, математиком, физиком, химиком, географом, астрономом. А также – великим поэтом и знаменитым художником, создателем мозаик.

Кто сумел добиться независимости своей страны без применения насилия?

Мохандас Карамчанд Ганди, больше известный как Махатма Ганди, за полвека общественной деятельности Махатмы Ганди в политической и социальной структуре Индии случились коренные преобразования, а за несколько месяцев до его смерти страна обрела независимость от Англии.

Чье имя стало символом непреходящей мудрости?

Имя библейского царя Соломона, истории о котором вошли в притчи и пословицы.

Под каким именем известна в Европе та, которую в Турции знают как Хюррем Хасеки-султан?

Роксолана. Она прошла путь от наложницы султана Сулеймана Великолепного до его супруги и помощницы в государственных делах.

Введение

«Нет ничего радостнее победы», – сказал однажды римский государственный деятель Марк Туллий Цицерон. Но только ли на поле боя можно одержать победу? Только ли полководец или завоеватель может войти в историю как победитель? Нет. Можно одержать победу над пространством и земным притяжением, проложив человечеству дорогу в космос. Можно покорять людей своим мастерством художника, музыканта, смелостью первопроходца! А можно победить зло не ответной агрессией, а терпимостью и милосердием.

Но кому сопутствует победа – самым смелым, самым находчивым? Или она вообще зависит от случайности?

В этой книге собраны истории людей, покорявших океаны, подчинявших империи, совершавших перевороты в науке. Что помогло им остаться в истории? Наверное, в первую очередь то, что все они начали с самой важной победы – победы над собой, над собственными страхами и неуверенностью. Так давайте познакомимся с ними поближе и почерпнем в их мудрости что-то для себя.

Вивиано Кодацци, Доменико Рарджуло. Триумфальный въезд Веспасиана в Рим. Ок. 1637

1. Искусство войны

Какими качествами должен обладать хороший полководец? Безусловно, он должен быть талантливым стратегом, прислушиваться к мнению своих соратников, уметь предугадывать действия противника. Конечно же, он должен быть смелым и решительным.

Но вот что интересно: мир помнит в первую очередь не тех военачальников, которые стремились к победе во что бы то ни стало и проливали реки крови. Благодарность потомков заслужили полководцы, которые ценили каждого солдата, не вступали в бой без крайней необходимости и умели радоваться мирной жизни. «Умный полководец не бывает воинствен, умелый воин не бывает гневен», – говорил философ Лао-Цзы.

Может быть, в этом главный секрет не только победы на поле боя, но и завоевания уважения?

Корнелис Трост. Александр Македонский в битве при Гранике. 1737

Франсуа Жерар. Аустерлиц. 1810

Тамерлан, Великий завоеватель и великий строитель

Андре Теве. Тамерлан. Миниатюра из «Жизнеописаний знаменитых людей». Кон. XVI в.

Какими только эпитетами ни награждали Тамерлана-Тимура! «Завоеватель мира», «Тот, кому покровительствуют счастливые планеты», «Великий хромой» (он был ранен в ногу в одном из боев и с тех пор хромал), «Бич Божий»… Но и покоренные враги, и восторженные союзники признавали за ним несомненный талант политика, великолепные организаторские способности и блестящее дарование полководца.

• Тимур ибн Тарагай Барлас родился в 1336 году в семье воина из монгольского племени барласов (по некоторым сведениям, отец его был вождем).

• Имя Тимур (Темир) в дословном переводе означает «железо».

• Образцом для себя считал Чингисхана. Возможно, Тимур являлся его отдаленным потомком.

• Создал колоссальное государство с центром в Самарканде, который планировал сделать «центром всего мира», стал основателем династии Тимур идов.

• Государство Тимура включало в себя значительную часть Центральной Азии, территории современных Афганистана, Ирана, Ирака.

• Уважал искусство и науку. Во владениях Тамерлана было возведено множество сооружений, по сей день причисляемых к архитектурным шедеврам.

Возвращение Тамерлана из индийского похода. Миниатюра. XV в.

Хитрость как залог победы

Только ли владение стратегией и тактикой делают полководца удачливым? Или для того, чтобы победить врага, нужно нечто большее – например, творческий подход к войне? Тамерлан доказал, что такое возможно!

Тимур начал свою карьеру завоевателя с противостояния вождям Моголистана – так именовали один из осколков великой империи Чингисхана. Первое сражение, состоявшееся в 1365 году, Тимур проиграл. Причем не по своей вине: один из его соратников, эмир Хусейн, струсил и вместе со своими войсками покинул поле боя.

Но не в правилах Тимура было отказываться от своих намерений. Согласно легенде, полководец приказал отправить в тыл врага разведчиков, чтобы они под покровом ночи разожгли в пределах видимости соперника как можно больше костров, окружая лагерь моголов огненной цепью. Очнувшись, враги подумали, что войска Тимура подошли совсем близко, и в панике бежали. И тогда завоеватель приказал своим воинам:

– Привязывайте к седлам длинные ветки! Пусть во время погони они тащатся за вами по земле и поднимают пыль!

– Что за странный приказ? – изумились воины. – Ветки будут мешать, замедляя продвижение!

– Не так уж сильно они помешают, – Тимур был непреклонен. – А вот врага напугать помогут!

Завоевание Багдада Тимуром. Миниатюра. XV в.

Воины исполнили требование, и, когда началась погоня за врагом, оценили дальновидность Тимура: привязанные к седлам ветки поднимали густые облака пыли. Увидев их, враги подумали, что преследующее их войско как минимум в три раза больше, чем оно было на самом деле, и не решились дать отпор!

Воюют не только числом и умением, но и хитростью…

«Я никогда не подвергал невиновного наказанию, заслуженному виновным»

Тамерлан

Пусть враги уважают!

Прозвище, данное тому или иному историческому персонажу, может многое рассказать об истинном отношении к нему. С Тимуром произошла именно такая история…

Об уважении современников к талантам Тимура свидетельствует такой факт. Современные ему персидские источники называли его «Тимур-э-Лянг», то есть, «Тимур хромоногий».

Победа Тамерлана над ханом Тохтамышем. Миниатюра Лицевого летописного свода. XVI в.

Это прозвище изначально, видимо, должно было подчеркивать презрение к незнатному выскочке, претендовавшему на мировое господство. При жизни, конечно, никто из подданных или соратников так его не называл. Постепенно прозвище перешло в другие языки, стало произноситься как «Тамерлан» или «Тимурленг» и утратило пренебрежительный оттенок, превратившись практически во второе имя полководца. Более того: прошли десятилетия, затем века, и в хрониках и прочих документах появились определения «Великий хромец» или «Великий хромой»…

Никто не отрицал крайней жестокости и непомерных амбиций Тимура. Но те, кто писал о нем, на первое место неизменно ставили его таланты военачальника и руководителя.

Наверное, именно такой должна быть жизнь великого полководца – чтобы данное врагами прозвище постепенно превратилось в почтительный титул!

«Сели на небе один Бог, то и на земле должен быть только один правитель!»

Тамерлан

Мечеть Биби-Ханым в Самарканде

 

Красота городов как показатель могущества

Часто говорят: невозможно усидеть на двух стульях. Нельзя проводить по несколько месяцев в военных походах, а потом руководить благоустройством городов, возведением дворцов и храмов! Но Тамерлану это удавалось. И в историю он вошел не только как великий завоеватель, но и как правитель, безмерно уважавший художников и ученых.

Нам мало известно о том, какое образование в юности получил Тамерлан (да и получил ли вообще). Противоречивы даже упоминания современников о том, умел ли он читать и писать. Но о том, что он свободно владел несколькими языками и обладал великолепной памятью, сообщают многие.

Видимо, полководец хорошо понимал: государство без культуры и науки существовать не может. Тем более если это государство создано силой оружия… И поэтому по приказу Тимура в Самарканде и окрестностях возводятся библиотеки, духовные училища, строятся великолепные дворцы. Правитель требует, чтобы в числе «военной добычи» ему привозили ученых, художников, архитекторов. Причем вопреки собственным жестоким обычаям принимает он их весьма приветливо и предлагает выгодные условия, если они своим мастерством поспособствуют прославлению его державы. Тамерлан мечтал, чтобы Самарканд затмил своим блеском все самые крупные и богатые города мира.

По легенде, однажды строители очередного дворца пришли к повелителю и спросили: желает ли он, чтобы над дверями была сделана какая-либо надпись? Они ожидали, что, возможно, Тимур захочет увековечить свои победы. Но он сказал:

– Напишите так: «Пусть тот, кто сомневается в нашем могуществе, посмотрит на наши постройки!»

И он был прав. Слава завоевателя может оказаться гораздо менее долговечной, нежели добрая память о покровителе наук и искусств.

Не забывай тех, кто тебе помогал

Человек, претендующий на верховную власть, должен не только уметь руководить войсками и решать государственные дела. Он должен быть справедливым и благодарным.

Тамерлан умер в 1405 году и был похоронен в построенном по его приказу мавзолее Гур-Эмир в городе Самарканде. Помимо самого завоевателя и членов его семьи там был похоронен также человек, которого Тимур очень уважал, – его учитель Мир Саид Барак, По легенде, он сопровождал своего воспитанника даже в военных походах. Поэтому еще во время постройки мавзолея Тимур приказал оставить в нем место для своего учителя, а себя похоронить рядом с ним – причем легенда гласит, что «великий хромой» пожелал быть похороненным в ногах мудреца, чтобы подчеркнуть свое к нему почтение.

Традиции Тамерлана продолжили его наследники. Известно, что любимая жена завоевателя, Сарай-мульк ханым, так и не родила ему детей, но пользовалась огромным уважением за свою мудрость и пристрастие к искусству и науке. Тамерлан доверил ей воспитание своих отпрысков от других жен. Одним из ее воспитанников стал Улугбек – внук Тамерлана, в будущем – мудрый правитель и ученый. И в честь Сарай-мульк ханым одна из древних мечетей Самарканда называется «Биби-Ханым» – «Госпожа Бабушка».

Уважение к людям, которые помогли тебе стать тем, кто ты есть, необходимо правителю – и победителю.

«Тимур умел поставить каждого по достоинству на свое место»

Ибн Драбшах

Мавзолей Гур-Эмир в Самарканде – место упокоения Тамерлана и членов его семьи

Мудрые мысли

Судьба у меня в руках и счастье всегда со мной.

Советы с мудрыми, предусмотрительность, бдительность и деятельность помогли мне побеждать войска врагов и завоевывать области.

Приказания и запрещения требуют твердости. Нужно самому отдавать приказания – из боязни, чтоб их не скрыли или чтобы их не исказили.

Повелитель должен быть непоколебим в своих решениях; во всех предприятиях ревность его должна быть одинакова и пусть его рука не опускается до тех пор, пока он не добьется успеха.

Надевая на себя царский плащ, я тем самым отказался от покоя, какой вкушают на лоне бездействия.

Всякий, поднимавший против меня оружие для разрушения моих намерений, как только умолял меня о помощи, был принимаем мною благосклонно.

Я всегда с уважением относился к солдатам, сражались ли они за или против меня.

Тамерлан

Сулейман I. Воин, поэт, законодатель

Сулейман Великолепный. Изображение XVI в.

При Сулеймане I Великолепном Османская империя достигла небывалого расцвета. Турецкое государство непрерывно расширяло свои границы, захватывая земли в Европе, Африке и Азии; в руки султана стекались несметные богатства. Но не только завоеваниями прославился Сулейман – он вошел в анналы истории также как просветитель и законотворец. «Великолепным» прозвали его европейские послы, потрясенные роскошью султанского двора. У себя же на родине Сулейман более известен как «Законодатель».

• Сулейман родился в 1494 году. Отцом его был султан Селим I (Грозный), матерью – дочь крымского хана Айше Хафса, память которой до сих пор весьма почитается в Турции.

• Вкус власти Сулейман ощутил рано – его дед, Баязид II, назначил его наместником Кафы (Феодосии), когда будущий султан был еще подростком.

• Сулейман Великолепный не только оказывал покровительство людям искусства – он и сам писал прекрасные стихи. Кроме того, правитель был неплохим кузнецом и ювелиром.

• Образ султана активно используется в массовой культуре – достаточно вспомнить сериал «Великолепный век» и игру «Assassin’s Creed».

Сулейман Великолепный во главе армии во время похода на Нахичевань. Миниатюра. XVI в.

Завоевывай мирно!

Как правитель и завоеватель может заставить другие государства считаться с собой? Конечно, первое, что приходит в голову, – он может совершить победоносный поход и подчинить соседей силой. Но есть и другие способы, и Сулейман владел ими в совершенстве.

Унаследовав трон после своего отца Селима, двадцатишестилетний Сулейман в первую очередь отпустил по домам тысячи пленных, среди которых было множество купцов, выдающихся художников, мастеров-ремесленников.

– Пусть едут на родину, – повелел молодой правитель. – Пусть рассказывают об оказанной им милости и тем самым способствуют нашему величию!

Этим поступком он вызвал бурный восторг иностранных послов и собственных подданных: после Селима, которого неспроста прозвали «Грозным» (в борьбе за власть он уничтожил несколько десятков своих родственников), Сулейман выглядел сущим ангелом. «Ягненок сменил кровожадного льва!» – восхищенно писали современники. А те, кто избавился от тягот плена, потом помогли Османской империи укрепить торговые и культурные связи со множеством держав.

Конечно, «ягненком» султан не был, и вскоре он доказал это, начав масштабные завоевания. Но память о его поступке по отношению к пленникам оказалась не менее живучей, чем истории о его военных победах. Завоевывать сердца так же важно, как покорять государства!

«О нем говорят, что он всегда был благоразумен и мудр, и даже в юности… султан не навлекал на себя никаких порицаний»

О. де Бусбек о Сулеймане

Без закона не будет государства

Тот, кто претендует на владение большими территориями, просто обязан предусматривать возможные последствия своих завоеваний. Например, как управлять державой, население которой исповедует самые разнообразные религии и вообще невероятно пестро по своему составу?

За время своего правления (а Сулейман управлял Османской империей более сорока лет) султан провел тринадцать крупных военных кампаний. Он подчинил Венгрию, установил контроль над Красным морем, захватил территории нынешних Молдавии, Армении, части Азербайджана, покорил значительную часть Северной Африки. Власть султана простиралась на Малую Азию, частично – на Аравийский полуостров, присоединились к Османской империи и территории нынешней Греции. Даже Австрия была вынуждена платить султану дань!

Но, несмотря на столь грандиозные масштабы завоеваний и непрерывные военные походы, Сулейман находил также время для того, чтобы усовершенствовать управление своими владениями. Он инициировал создание свода законов.

– Но неужели в Османской империи до тех пор не существовало никакого законодательства? – спросите вы.

Дело в том, что до того вся жизнь в турецком государстве регламентировалась нормами шариата. Сулейман, будучи правоверным мусульманином, все же осознавал, что созданная им держава слишком разнообразна по своему религиозному составу. А значит, нужно создать законы, стоящие над религиями и в то же время справедливые и действенные! И у Сулеймана это отлично получилось.

«У султана – репутация человека весьма добродетельного, доброго по отношению к родным и близким, уважающего закон и очень умеренного в потребностях»

А. Жефруа о Сулеймане

Тициан. Франциск I и Сулейман Великолепный. Ок. 1530

Мечеть Сулеймание в Стамбуле

Как уходит победитель

То, как завершилось правление, не менее важно, чем введенные правителем законы или территориальные захваты. Если верить легендам, смерть и похороны Сулеймана Великолепного были так же символичны и впечатляющи, как и его реформы и победы…

Правитель скончался в возрасте семидесяти одного года – как и положено заслуженному воину, умер он во время военных действий: шла осада города-крепости Сигетвар в Венгрии. Что стало причиной смерти, достоверно неизвестно – некоторые авторы пишут о болезни. Но, возможно, султан просто не выдержал сложных условий похода, ведь по понятиям того времени он уже вступил в более чем почтенный возраст.

Перед смертью Сулейман потребовал, чтобы похоронили его на кладбище мечети Сулеймание, построенной по его приказу в Стамбуле. Следующее желание умирающего правителя было довольно неожиданным.

– Я хочу, – заявил Сулейман, – чтобы мои погребальные носилки несли несколько знаменитых лекарей Османской империи. А тело мое положите так, чтобы видны были раскрытые ладони. И пусть по всему пути следования похоронной процессии мои приближенные разбрасывают монеты!

– Но зачем все это? – спросили придворные.

Неизв. художник. Сулейман Великолепный. XVII в.

– Пусть люди видят, что ни один лекарь не может победить смерть, – был ответ. – Пусть люди знают, что богатство невозможно взять с собой за смертную черту – об этом напомнят рассыпанные в пыли монеты. А мои выставленные напоказ пустые ладони – знак того, что даже величайший завоеватель уходит из этого мира с пустыми руками, так же, как и пришел!

Неизвестно, насколько достоверна эта легенда – подобное «последнее желание» приписывали многим великим завоевателям и властителям. Но она пережила века – так же, как и прочие истории о свершениях правителя золотого века Османской империи, победившие время и небытие.

«Сулейман был верен своему слову и обещанию более, чем кто-либо другой из магометанских королей, его предшественников»

Р. Ноллес

Сулейман руководит сражением. Турецкая миниатюра. XVI в.

Мудрые мысли

На протяжении всей жизни Сулейман Великолепный придерживался усвоенных еще в детстве четырех принципов управления страной, без соблюдения которых любая власть падет.

Они таковы.

Нельзя владеть страной, если у тебя нет воинов.

 

Для содержания воинов нужно обладать имуществом.

Чтобы обладать имуществом, нужно, чтобы твой народ был богат.

Народ будет богат, если законы справедливы.

Михаил Голенищев-Кутузов. Повелитель непобедимого

Джордж Доу. Портрет Михаила Илларионовича Кутузова. 1829

В биографии Михаила Илларионовича Кутузова было немало интересных эпизодов: в отрочестве он был настоящим вундеркиндом и в возрасте пятнадцати лет уже преподавал математику в Артиллерийской и инженерной дворянской школе; в годы правления Екатерины II принимал участие в работе «Комиссии по составлению нового Уложения» (с этим документом связывались надежды на превращение России в подлинно просвещенную державу). Кутузов отличился как на дипломатическом, так и на военном поприще. Но, бесспорно, главное его достижение – победа над Наполеоном и его «великой армией».

• Родился в 1747 (по некоторым сведениям, в 1745) году в семье генерал-поручика Иллариона Матвеевича Голенищева-Кутузова.

• Служить начинал под командованием А. В. Суворова, который неизменно положительно отзывался о молодом полководце.

• Победа армии Кутузова над войсками Османской империи в Рущукском сражении 1811 года позволила России прирасти территориями Бессарабии и части Молдавии.

• Дважды в своей жизни – в 1774 и 1788 году – Кутузов получал страшное ранение в голову, причем оба раза пуля пробивала левый висок и выходила у правого глаза навылет.

• Стал первым в истории полным кавалером ордена Святого Георгия.

Великобритания в 1812 году была союзницей России. Правда, король Георг III из-за проблем со здоровьем не принимал участия в политике (Аллан Рамсей. Портрет Георга III в молодости. 1760-е)

fictionbook.ru

Елена Шубина «Большая книга победителей»

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.

7.00 (1)
8.00 (1)
7.00 (2)
8.50 (4)
  • Отец (2015) // Автор: Владимир Маканин  
6.32 (54) 1 отз.
8.00 (1)
6.75 (24) 1 отз.
7.33 (3)
  • Колобок  [= XXXIV] (2013) // Автор: Владимир Сорокин  
6.93 (30)
6.60 (5)
7.00 (1)

fantlab.ru

«Большая книга» объявила победителя - ReadRate

Названы лауреаты девятого сезона Национальной литературной премии «Большая книга». Первое место жюри присудило Захару Прилепину за роман «Обитель». Вторая премия досталась Владимиру Сорокину и сборнику «Теллурия». Третьим приз`ром стал Владимир Шаров с романом «Возвращение в Египет». Победителю достанется 3 миллиона, а писателям, занявшим второе и третье места, – по 1,5 и 1 миллиону соответственно.

«Литература – это большой спорт. В шорт-листе есть как минимум три книги, достойные быть на первом месте, но то, что его занял я, читаю полностью справедливым. Это моя большая удача», – сказал Захар Прилепин, получая награду. Победитель признался, что прочитал почти все произведения конкурентов и особенно оценил книгу Евгения Чижова «Перевод с подстрочника».

Торжественная церемония прошла в Доме Пашкова в присутствии более чем 600 гостей из мира литературы, культуры, политики и бизнеса.Победители были определены непосредственно во время торжественной церемонии специальной комиссией, сформированной жюри премии. Литературную академию – жюри премии в девятом сезоне возглавил Дмитрий Бак, директор ГосударственногоЛитературного музея, в состав жюри вошли более ста человек – писатели, журналисты, предприниматели, издатели, критики, редакторы...В этом сезоне на звание лауреатов претендовало 9 произведений: «Время секонд хэнд» Светланы Алексиевич (Минск), «Завод "Свобода"» Ксении Букши (Санкт-Петербург), «Ильгет» Александра Григоренко (Дивногорск Красноярского края), «Пароход в Аргентину» Алексея Макушинского (Висбаден, Германия), «Обитель» Захара Прилепина (Нижний Новгород), «Воля вольная» Виктора Ремизова (Москва), «Теллурия» Владимира Сорокина (Москва), «Перевод с подстрочника» Евгения Чижова (Москва), «Возвращение в Египет» Владимира Шарова (Москва).

Почётной премией Совета попечителей «За вклад в литературу» наградили писателя Леонида Зорина. Награду ему вручили Владимир Толстой и Дмитрий Бак.Памятные награды получили и победители читательского голосования, которое проходило в этом сезоне на площадках партнёров премии – группы компаний «Литрес», электронной библиотеки Bookmate и читательского сервиса ReadRate. Здесь победителями стали Светлана Алексиевич, Захар Прилепин и Алексей Макушинский.

RR

readrate.com

"Ты восхитительно жирная!" Что почитать: ТОП-5 книг января

Литературный обозреватель Sobesednik.ru делится впечатлениями о главных книжных новинках первого месяца 2016 года.

Не секрет, что образованные люди читают не только Sobesednik.ru, но и книги. Вот только в последние годы книг в России издается столько всяких-разных на любой вкус (и, к сожалению, на его отсутствие), что велик риск купить в магазине что-то совсем неудобоваримое. Наша новая рубрика поможет книжным гурманам в выборе новинок.

/Книга месяца

«Большая книга победителей» (сборник)

Сборник приурочен к десятилетию главной литературной премии России «Большая книга» и составлен из рассказов и эссе победителей разных лет. Общая тема сборника, так или иначе проходящая через все произведения, – книги, чтение, литература.

Захар Прилепин со своими любимыми героями – нацболами-лириками, любителями стихов. Дина Рубина с ностальгическим рассказом о старой Москве, Юрий Буйда пишет о библиотеке маленького городка с ее нешуточными страстями. Людмила Улицкая предоставила фрагмент из только что вышедшего романа «Лестница Якова». Даниил Гранин – военные воспоминания. В разделе нон-фикшен – Беляков о Гоголе, Варламов о Пушкине. Леонид Зорин – о себе самом, но, конечно, в большей степени о театральном мире Москвы сороковых.

Есть в сборнике и еще одна общая тема – помимо литературы. Это ностальгия, которая почему-то неразрывно связана с книгами, и большая часть рассказов в сборнике – о прошлом. Это тоска о том времени, когда книги еще на что-то влияли. О детстве, когда они были целым миром, когда каждый сюжет, каждая идея были открытием. Когда хоть что-то имело значение. А все авторы – люди, в чьей жизни книги с самого раннего детства играли важнейшую роль, и, когда они пишут о книгах, конечно, они пишут о себе.

Цитата: «Я плохо слушал, а оказывается, она говорила, как ее брата раскулачили, выслали, их тоже грозились, объявили подкулачниками, хорошо, война помешала, мужа мобилизовали, и уже пришла похоронка». (Даниил Гранин. «Молоко на траве»)

/Читальня

От классика жанра: «Луны Юпитера» Элис Манро

Канадская писательница Элис Манро – обладательница множества литературных премий, но у нас ее начали широко издавать после того, как она получила в 2013 году главную премию – Нобелевскую (обойдя лауреатку этого года Светлану Алексиевич, считавшуюся одним из главных претендентов). Манро – мастер короткого рассказа, маленькой прозы – не только по форме, но и по сюжету. И герои ее обычно люди, ничем не выдающиеся в мировых масштабах, и события значимы разве что в пределах какого-нибудь канадского городка, но как раз это и есть главная особенность рассказов Манро: важно то, что важно человеку, а не миру. Это действительно очень канадская литература, литература почти незаселенных пространств.

Цитата: «Естественно, они замечали, что некоторые – взять хотя бы соседей – сорят деньгами: покупают тракторы, комбайны, доильные аппараты, меняют дома и машины; думаю, теткам виделось в этом нечто тревожное и отнюдь не завидное: утрата приличий и необузданность желаний».

«Луны Юпитера» / архив редакции

Фуфло: «Ангелы на полставки» Ричарда Баха

Что читали духовно богатые люди, пока к ним не пришел Пауло Коэльо? Ричарда Баха. «Ангелы...» – книга историй из личного опыта автора, доказывающих его огромное духовное превосходство над теми, кто не читает его книг. Как обычно, книга состоит из набора мудрых сентенций, которые можно понимать как хочешь, а если вдумываться, то видишь либо ерунду, либо трюизм. Сентенции обычно оформлены в виде реплик, произносимых разными встречными, и каждая встреча поднимает автора еще на одну ступень на лестнице духовного роста. Удивительно, каким же чурбаном должен изначально быть лирический герой автора, если всякая простейшая истина становится откровением.

Цитата: «Ты уже не одинок. И можешь написать об этом во введении. Ты был одинок, но это время прошло. Смертным свойственно переживать иногда моменты одиночества».

«Ангелы на полставки» / архив редакции

Детская ожиданность: «Право хищника» Анны Старобинец

Серия «Зверский детектив» – это детективы для детей, где действующими лицами выступают животные. «Право хищника» – вторая книга Анны Старобинец в этой серии. Тут все по-взрослому: расследуется настоящее убийство. Но осторожные родители могут не беспокоиться – и первая книга Старобинец из этой серии, «В логове волка», показала, что детей это как раз не пугает – наоборот, это куда интереснее какой-нибудь банальной кражи, потому что более значимо. При этом здесь есть и пародия на взрослые детективы, и социальная драма – не такая серьезная, как у Оруэлла, но куда деваться, в книге, где животные действуют, как люди, параллели с человеческим миром неизбежны, и устроен их мир так же несовершенно, как наш. Увлекательный сюжет без неуместного сюсюканья, но с хорошим детским юмором (как известно, от иного детского юмора у взрослых волосы дыбом встают, но в «Праве хищника» соблюден правильный баланс) – то, что нужно современным детям.

Цитата: «Тебе нужно худеть, любимая, – с тревогой сказал Пятак. – Ты восхитительно жирная, но лучше пожертвовать своей красотой, чем быть убитой и съеденной. Ты ведь знаешь, что самых прекрасных, самых жирных свиней Нина Пална запекает с орехами, яблоками и медом. Я не переживу, если с тобой такое случится. Я лучше буду любить тебя худенькой».

«Право хищника» /

Первый блин: «Миниатюрист» Джесси Бёртон

Первый блин Джесси Бёртон «Миниатюрист» вышел не комом, а вполне достойным блином в хорошем смысле. Этот дебют разошелся солидными тиражами и снискал самые восторженные отзывы критиков и читателей. Амстердам XVII века, Голландская Ост-Индская компания, мир опасных морских путешествий и экзотических товаров – и скромная девушка, выданная замуж в чужой город за богача со странностями... Хотя автор заботливо подкладывает читателю соломки, дает подсказки и позволяет догадываться о многом раньше героини, все равно напряжение нарастает, а атмо-сфера места и времени передана убедительно и пугающе.

Цитата: «Она думает о том, что в ее родном городке, где всего одна площадь, люди по крайней мере ее выслушивали, и она ощущала себя живым человеком. А здесь она марионетка, пустой сосуд, который кто-то заполняет своими речами. И замуж она вышла не просто за мужчину, а за его мир, куда входят серебряных дел мастера, ее золовка и большой дом, где она чувствует себя потерянной. Вроде бы здесь ей столько всего предлагают, а такое ощущение, будто у нее что-то отняли».

«Миниатюрист» / архив редакции

/Чтецы

Андрей Макаревич:

– Последнее, что я прочитал совсем недавно – «Китай кусочками» Юрия Иляхина, это наш китаевед, который очень хорошо знает Китай изнутри. «Китай кусочками» – очень любопытное введение в тему, что такое Китай сегодня во всех сферах: быт, культура, политика, кухня и все остальное. Очень интересно и очень познавательно.

Андрей Макаревич / Андрей Струнин / «Собеседник»

Андрей Кончаловский:

– Извините, долго не могу говорить, я в самолете. А читаю я сейчас книгу «Встреча с Микеланджело» итальянского автора Бруно Нардини. Хорошая книга о жизни и творчестве гения.

Алексей Кортнев:

– Я сейчас с наслаждением читаю третью часть «Истории Российского государства» Бориса Акунина, которая называется «Между Азией и Европой». Она буквально только-только вышла. И я просто потрясен – впервые я с таким огромным интересом читаю книги по истории нашей страны. Потому что она к тому же написана блистательным литературным языком, и это очень приятно. Я считаю, что это совершенно грандиозный проект, у которого впереди большое будущее.

sobesednik.ru

"Дневник читателя": "Большая книга" Гузель Яхиной

17:3314.12.2015

(обновлено: 12:38 15.12.2015)

56650

Говорим о лауреатах сразу двух больших литературных премий этого года. "Русский Букер" получил Александр Снегирев за роман "Вера", победителем "Большой книги" стала Гузель Яхина с дебютным романом "Зулейха открывает глаза".

Также в программе: Подробности десятой – юбилейной – церемонии национальной литературной премии "Большая книга".

"Дневник читателя": "Большая книга" Гузели Яхиной

Your browser does not support HTML5 audio

Участники:

– Александр Снегирев, писатель, лауреат премии "Русский Букер";– Гузель Яхина, писатель, лауреат "Большой книги";– Роман Сенчин, писатель, лауреат "Большой книги";– Дмитрий Бак, председатель Литературной Академии;– Ирина Барметова, главный редактор журнала "Октябрь", председатель счетной комиссии премии "Большая книга";– Елена Лобачевская, вдова писателя Валерия Залотухи;– Елена Шубина, издатель.

Ведущая: Наталья Ломыкина.__________________________________________________________________

Хроника литературной жизни

Третьего декабря стал известен лучший роман года на русском языке по мнению жюри престижной премии "Русский Букер". Это роман "Вера" молодого писателя Александра Снегирева. Куратор премии Игорь Шайтанов назвал решение жюри "сенсационным", хотя никто не сомневался, что у этого автора большое будущее.

В какой-то степени эта победа и есть наступившее большое будущее Александра Снегирева – ровно 10 лет назад он получил премию "Дебют" и своего рода путевку в мир большой литературы. Доверие жюри "Дебюта" Снегирев более чем оправдал. В 2009 году вместе с романом "Нефтяная Венера" номинировался на "Большую книгу" и "Русский Букер" и стал финалистом "Национального бестселлера". Его сборники рассказов отмечают и критики, и читатели. А роман-победитель "Вера" в этом сезоне уже был в финале премии "Национальный бестселлер".

Вера – это имя главной героини, сорокалетней женщины из странной, но во многом типичной семьи, которую "переехал" и "перепахал" ХХ век. Жизнь ее складывалась непросто – из привычной триады "Вера-Надежда-Любовь" у героини Снегирева была разве что надежда, а любви не было никогда. Вера отчаянно ищет опоры и стабильности, отчаянно хочет ребенка, но любовь так и не спасает ее. О своей героине и о том, почему в России легко писать романы, в программе рассказывает лауреат "Русского Букера" Александр Снегирев.

***Вечером 10 декабря в Доме Пашкова в Москве объявили лауреатов десятого, юбилейного, сезона главной отечественной литературной премии "Большая книга". Это первый случай в истории премии, когда один и тот же автор, один и тот же роман становится и лидером читательского голосования, и победителем по оценкам членов Литературной академии. "Большой книгой" этого года дважды признан роман "Зулейха открывает глаза" молодой писательницы Гузель Яхиной. Еще год назад это имя едва ли кто-нибудь из читателей слышал, а на сам роман не обратили внимания даже в одном очень крупном российском издательстве. И вот, пожалуйста. Премия "Проза года", премия "Ясная Поляна", финал "Русского Букера", выбор читателей "Большой книги", выбор огромной – 109 человек – Литакадемии. Гузель Яхина нащупала тот самый нерв, на нажатие которого отреагировали все.

Роман Гузель Яхиной о тридцатилетней татарке Зулейхе, которая живет в глухой деревне вместе с угрюмым жестоким мужем и деспотичной свекровью. Это тридцатые годы ХХ века. Стоит ли удивляться, что семья Зулейхи подлежит выселению как кулацкая. Мужа ее убивают, безумную свекровь оставляют умирать, и в отдаленное поселение на Ангаре Зулейха едет одна, чтобы там, в крошечном городке, среди ада, придуманного людьми, обрести свободу и даже найти любовь.

В программе звучит фрагмент из романа победительницы и ответное слово самой Гузель Яхиной.

Второе место "Большой книги" 2015 года присудили большому двухтомному роману "Свечка" кинодраматурга и писателя Валерия Залотухи о судьбе московского интеллигента, ветеринарного врача Евгения Золоторотова. Объемный роман из пяти частей, который критики единодушно называют современным большим русским романом. Валерий Залотуха, увы, получил свою награду посмертно. На сцену вместо писателя поднялась его вдова Елена Лобачевская.

Третье место "Большой книги" получил Роман Сенчин за почти документальный роман "Зона затопления" о вынужденном переселении жителей старинных сибирских деревень. Специальный приз юбилейной "Большой книги" был присужден Библиотеке классической литературы ВГТРК за коллекцию экранизаций, что, видимо, означает переход от Года литературы к Году кино.

На церемонии объявили также и победителей конкурса "Книгуру" на лучшее литературное произведение для детей и юношества. Третье место получил наш русский Джеральд Даррелл – Станислав Востоков – за книгу про енота под названием "Криволапыч", второй приз – молодая писательница Анастасия Строкина за абсолютный хит ярмарки нон-фикшн повесть "Кит плывет на север". А лауреатом "Книгуру" стала очень талантливая и многими уже любимая писательница Нина Дашевская за книгу "Я не тормоз".

ria.ru

Премия "Большая книга": какие романы ее выиграли и нужно ли их прочесть

Вручена премия "Большая книга". Главным победителем стал Лев Данилкин, его наградили за книгу "Ленин. Пантократор солнечных пылинок". Вторую премию получил Сергей Шаргунов за книгу "Катаев: Погоня за вечной весной". Третья досталась Шамилю Идиатуллину за "Город Брежнев".​ Константин Мильчин объясняет, что за книги получили награды и за какие заслуги.

Чего читатель хочет от литературной премии? Руководства к действию, потому что премия, по идее, должна давать самую очевидную подсказку — что нужно прочесть. Другое дело, что премий в России достаточно много, только федерального уровня несколько десятков.

Главных — по деньгам и по влиянию — пять, и у каждой своя особенность, своя фишка. "Национальный бестселлер" — в поисках новых звезд, "Ясная Поляна" ищет продолжателей Толстого среди современных писателей, "Русский Букер" мучительно пытается ответить на вопрос, что такое русский роман сегодня, "НОС" награждает экспериментальную и новаторскую прозу.

А "Большая книга" самая хитрая. Победитель не один, а трое. В одном шорт-листе может оказаться и литературный эксперимент, и лидер продаж. Награждают все подряд — и прозу, и биографию, и мемуары. "Большой" — понятие относительное, и от года к году оно обретает все новые и новые смыслы.

Но в этом году все без обмана: книги, попавшие в призеры, и правда большие. Это в "Русском Букере" или в "Национальном бестселлере" могут побеждать книги объемом 200 или 250 страниц. Тут же все призеры как на подбор: у Шаргунова и Идиатуллина по 700 страниц, у Данилкина вообще 800. Чем они еще велики?

Идиатуллин создал реалистичное фэнтези про взросление в провинциальном городе в самом конце советского периода истории. Шаргунов написал биографию Валентина Катаева, человека талантливого и противоречивого. А Данилкин написал о Ленине книгу, которая выпадает из традиционного жанрового определения.

Если это биография, то все остальные книги этой категории (включая ту, что про Катаева) к биографиям никакого отношения не имеют. Такой страсти и восторга, которые Данилкин рассыпал по тексту и которыми он щедро делится с читателем, в биографиях никогда не бывало.

Лев Данилкин шел к победе достаточно долго. В нулевых он занимал пост литературного обозревателя "Афиши". Шутили, что читатели приходят в книжный магазин, открывают книжную рубрику и просто покупают все упомянутые Данилкиным книги.

В середине нулевых он написал первую биографию — Александра Проханова, которая уже тогда попала в финал, но до премии не дотянула. Второй блин вышел комом: в 2011 году Данилкин пишет книгу о Юрии Гагарине для "Жизни замечательных людей" — увлекательную, бодрую, но вполне обычную. С премиями не получается: в тот год "Большая книга" решила игнорировать биографии.

И вот, наконец, с третьей попытки Данилкин срывает главный куш. Но этому предшествовала долгая работа — от перечитывания собрания сочинений вождя до прогулок по тем же, что и Ленин, маршрутам. Да, собственно, вся литературная карьера Данилкина была подготовкой к написанию "Пантократора" — если столько читать качественную прозу и объяснять, чем же она хороша, то рано или поздно ты найдешь рецепт, как написать идеальную книгу. Попробуем понять, что же это за рецепт.

Во-первых, герой должен быть или отверженным, или недооцененным. Проханов — человек с крайне неоднозначной репутацией, фактически отверженный. Гагарин, по крайней мере для Данилкина, недооцененный. Ленин разом и отверженный, и недооцененный.

Во-вторых, книга должна поражать читателя необычными фактами, бомбардировать его ими, засыпать с ног до головы.

Такой страсти и восторга, которые Данилкин рассыпал по тексту и которыми он щедро делится с читателем, в биографиях никогда не бывало

В-третьих, тут сложное должно объясняться через более понятное и близкое.

В-четвертых, у книги должен быть безумный темп, такой, чтобы читатель не зевал и не обращал внимание на то, что некоторые авторские трактовки личности героя выходят слишком вольными, слишком парадоксальными, или что серьезного разговора о, скажем, красном терроре Данилкин откровенно избегает.

Это, конечно, фокус, ловкость рук, за которой скрывается круто написанная, еще круче придуманная, но совершенно не идеальная, и, откровенно говоря, ненаучная работа. Но монографию никто и не обещал. А книга, безусловно, большая.

tass.ru