Морские бродяги (Команда бродяг) (ЛП), стр. 1. Бродяг книга


Читать онлайн книгу «Бродяга» бесплатно — Страница 1

Бродяга… Клан…

Форпост…

Я (Артур Похлаводин, дал же бог фамилию!) был простым «ботаном»…. Не высокого роста…худощавый…С вечными очками на носу из-за своей близорукости… Единственным моим утешением были книги и компьютерные игры, в них я мог стать «Властелином мира»! В играх всегда выбирал сторону злых сил… может потому, что злость и ненависть ко всему миру впитал с «молоком матери»…которую тоже тихо ненавидел… как и сестру Ирину…. В отличии от меня, они обе были воплощением женственности и пользовались успехом у мужчин. Мама, Валентина Викторовна (кстати, мамой себя она называть мне никогда не разрешала), была очень красивой, стройной высокой и светловолосой женщиной с длинными ногами и высокой грудью. Сестра была ее миниатюрной копией. Я же, словно Карлик Нос или Гадкий утенок был «паршивой овцой» в семье. Видимо, моего отца мать не любила (а я так вообще и не знал!). Ну, другого объяснения ни кто не находил. Особенно бабушки соседки. Вот кому всегда были дела до всех! Перемыть кости всем! Это боевой лозунг соседок. А спокойный молчаливый «ботаник» всегда был целью для подлых шуточек местных красавиц. А над кем им еще издеваться? Если даже родные изгалялись надо мной от души. Даже родная мать называла меня не иначе как «НЕЧК» (от слова недочеловек). Естественно отношение к противоположному полу с каждой такой «шуточкой» у меня ухудшалось. Единственным способом вырваться из этого «домашнего Ада» было найти работу сразу после школы, и снять какую – ни будь комнату или квартиру. Поэтому я старательно перебирал все возможные варианты трудоустройства. Вариант поступления в какой-нибудь университет отметал сразу – сестрица, своими издевательствами и намеками про продолжение всего происходящего и в «универе», отбила у меня всякое желание к учебе. Хотя школу я закончил с золотой медалью, но быть ее «личным секретарем» и там – желания не было. Было дикое желание отыграться на собственной семейке за все, но о таком я мог только мечтать. Каждый день жизни в этом Аду был буквально пропитан моей злостью ко всему миру. И этот день ничем не должен был отличаться от других…. День, когда наш маленький городок вымер…. Стояли дома… стояли машины… стояли автобусы…. Стояло ВСЕ… ПУСТОЕ… Все население провинциального городка в одно прекрасное утро исчезло… кроме детей до пятнадцати лет и глубоких стариков… и как ни бились МЧС… МВД… Ученые… так и не смогли выяснить ответ на вопрос – КУДА ИСЧЕЗЛИ ДВАДЦАТЬ ТРИ ТЫСЯЧИ ЧЕЛОВЕК???? И таких случаев по стране было несколько…. Как потом выяснилось, подобное произошло еще в нескольких странах по всему миру…

Капитан Кор Танр, типичный представитель своей расы гоораков (Гоорак раса гуманоидов внешне похожих на питекантропов, имеющая на руках и ногах по шесть пальцев) радостно потирал свои лапы, еще бы, за один заход ему удалось вывезти с это заштатной планетки столько «мяса» на продажу. Весь трюм транспорта был забит тысячами криокапсул с «товаром». Даже предварительный анализ нескольких хуманов показал уровень интеллекта не ниже ста двадцати – ста пятидесяти единиц!

– Капитану… срочно прибыть на мостик… Капитану…. Срочно… повторяю…. Срочно прибыть на мостик… – внезапно ожила внутренняя связь корабля. Кор поморщился и недовольно запыхтел: «Ох уж эти технологии… Летаем по всей галактике…. Торгуем с десятками рас…. А настроить нормальный голос искинту – не можем…. Интересно, что там случилось? »

Он привычным движением шести пальцев провел по шерсти на голове, ведь капитан должен выглядеть солидно и важно вышел из своей каюты. Они уже прошли через червоточину, и им оставалось сделать десять прыжков в сторону Содружества и еще столько же в сторону Империи Арвар до планеты Хар Махрум, где можно было спокойно продать весь «товар» без каких – либо осложнений от местных. Хоть путь и лежал через Фронтир и Окраинные миры, гоораки спокойно летали через эти, довольно небезопасные территории. Весь секрет был в том, что они сами не брезговали пиратством, да и летали группами, не менее чем по три-пять боевых кораблей, классом не меньше крейсера. Конечно, для сильного пиратского клана они особой угрозы не представляли, но ссорится с ними из-за небольшого куша (который они могли везти) никто – бы не стал. Но вот сейчас им приходилось быть очень осторожными, ведь стоимость груза, даже по предварительным подсчетам, превышала шестьсот девяносто миллионов кредитов. И это если продавать оптом и не поднимая цену. А если устроить аукцион, то цена груза может увеличиться в десяток раз!

Но весь секрет был в том, что лететь сразу на Хар Махрум капитан не собирался… В этой системе у него была своя база. Когда-то давно, один из представителей его клана, нашел в этой системе заброшенный форпост времен первой войны с Роем. В то время разумные отступали под безудержным натиском расы жуков, которые уничтожали всех подряд… Даже раса Харрдари (паукообразные существа, судя по описанию очень похожие на демонов из японского аниме – полу-гуманоид, полу-паук) не смогла найти «общий язык» с ними… Времени на строительство полноценных боевых станций не было, да и не каждая система могла себе это позволить, и поэтому было принято использовать астероиды… Правда, зачем форпост строили в системе, где не было ни одной планеты (видимо они все погибли в результате какого-то катаклизма, ведь в системе было целых девять астероидных поясов… все что от планет осталось)???…

А делался форпост просто – брался астероид подходящего размера и формы (обычно максимально круглый, ну на сколько это возможно)… Шахтерским оборудованием внутри камня пробуривались ходы и помещения… устанавливались реакторы… оборудование… вооружение…двигатели для позиционирования в пространстве… После чего такая суррогатная «боевая станция» устанавливалась в точке равновесия системы, для полного контроля территории и ведения боевых действий, в случае вторжения… С данным форпостом было не совсем все ясно… ведь он, почему-то, оказался не в «точке равновесия» системы, а в глубине астероидного пояса… Где его и нашел предок капитана, скрываясь от преследования архов… Потом, когда настало время, на форпост был завезен небольшой реактор и система жизнеобеспечения от легкого крейсера… Как полноценная боевая станция, он не мог функционировать, а вот как перевалочная точка, гооракам подходил вполне… Все, было нужно сейчас Кору Танру, так это здоровенные пустующие залы, где он собирался складировать свой груз… Дело в том, что червоточина, через которую он добирался до той планетки, должна была просуществовать еще пару месяцев, и ему вполне хватило бы времени для того, чтобы успеть еще пару раз «смотаться» туда за «мясом». Выгрузив груз и, забрав дополнительные криокапсулы, он отправился обратно – за новым «мясом»….

Через два месяца, он с нескрываемым удовольствием разглядывал огромные стеллажи криокапсул, буквально забивших складские помещения на форпосте… В его глазах они уже были переведены в миллионы… нет… миллиарды кредитов… Но есть такое интернациональное существо… которое существует везде.. даже в галактике… ЖАБА!!! Капитан понимал, что с каждым полетом на ту планету, он рискует раскрыть местонахождение своего тайника, но ощущение огромных прибылей и усиливающаяся возможность потери доступа к «халявной кормушке» отметало все возможные доводы разума…

– Еще один рейс… только один… все равно больше не успею…– бурчал он, снова направляя корабль в систему с червоточиной, которая вот – вот должна была прекратить свое существование. – Там их миллиарды…. Пара сотен тысяч для них не потеря…а вот для меня… для меня это живые деньги…»

И в этот раз целью был выбран небольшой городок и пара каких-то поселков…Уже привычная рутинная работа – усыпил… собрал…засунул в криокапсулы… улетел…

При выходе в систему из червоточины, она окончательно «схлопнулась»…Капитан вытер вспотевший лоб:

«Вот ведь, – подумал он, и дрожащей рукой поправил воротник комбинезона, – еще чуть-чуть и мог не успеть!».

А если бы это произошло, была бы просто огромнейшая проблема. Ведь по данным искинта, та система, откуда он таскал «мясо», находилась очень далеко от Содружества, и, по предварительным расчетам, полет мог составить от трех до пяти лет в одну сторону. У него был хороший тяжелый рейдер, но даже для него это было невозможно!

– Капитан! В системе чужие! – Внезапно прервал его уже радостные мысли, об удачном окончании операции, офицер систем обнаружения. – ЖУКИ!!!!!

Действительно, подключившись к тактической сетке, капитан увидел идущие на перехват его корабля кроваво-красной россыпью истребители, за которыми медленно с полным осознанием своей силы двигались четыре улья-астероида Архов!!!!

– Полное ускорение!!! – Рявкнул капитан, судорожно хватаясь за подлокотники кресла. – Защиту на максимум!!! Защиту от «мелочи» в маниакальный режим!!!

Окутавшись всеми своими защитами, рейдер пошел на прорыв… Но сейчас против него играла его полная загрузка трюмов. Увеличение массы покоя, так же увеличивало время разгона корабля… Увеличивался так же износ разгонных двигателей… Но сейчас это было не важно… А важно было другое, хотя бы просто уйти от «жуков», потому что у попавших к ним в плен, шансов выжить не было вообще… Через сорок минут первые истребители жуков начали пробовать на прочность защиту рейдера… С еле слышным стаккато заработали скорострельные орудия обороны… Капитан уже не вытирал вспотевший лоб, а, с все нарастающим напряжением, смотрел на медленно уменьшающееся время до активации гипердвигателя. Он отлично понимал, что, как только их настигнет основная волна истребителей жуков, все будет кончено! 30…29…28…оставались секунды, но и от волны нагоняющих истребителей протянулись красные черточки…

– Внимание экипажу!!! Ракетная атака!!! – Взревел на весь корабль искинт. – Зафиксирован многочисленный пуск ракет!!! Зафиксирован….

– Заткнись!!! – Не выдержав напряжения, подскочил со своего места капитан. – Заткни-и-ись!!!!

– 10…9…8… – Уже шептал, в след за искинтом, Кор, «миллиардер Фронтира» как он себя уже называл в мыслях. – 7…6…5…4…

Резкие удары обрушились на корабль, когда ракеты архов достигли его… Силовое поле, сдержав почти все попадания, пропало. Несколько ракет врезались в корпус, но не смогли нанести большого ущерба. Только в нескольких отсеках произошла разгерметизация, но для их рейдера подобное было не смертельно… Хуже было другое, что в результате одного из попаданий была повреждена связь искинта с оборонительной системой, и защита «замолчала»… Несколько истребителей жуков в очередной раз пошли в атаку, на, теперь уже ничем не защищенный, корабль…

– 2…1 … – Отсчитал последние секунды искинт…

– ЗАПУСКАЙ!!! – Вне себя от радости заорал капитан… Окутавшись радужным пузырем гиперполя, рейдер исчез из системы… Капитан обессилев от радости упал в свое кресло… Всех присутствующих буквально трясло от нервного перенапряжения… Экипаж практически прошел по «лезвию ножа». Если бы они были внимательнее, то заметили бы, что при формировании пузыря, в его границы попали три истребителя жуков…

Капитан Кор Танр теперь уже спокойно встал и, развернувшись в сторону своих покоев, собрался покинуть мостик корабля, когда по судну разнесся гулкий удар… потом еще два подряд…

– Что это??? Искинт??? – Вздрогнув от плохих предчувствий, он вернулся на свое место.

– Повреждение внешней обшивки…в корпусе корабля обнаружены инородные предметы… количество три штуки… – ответ искинта был как всегда лаконичен. – По описанию…совпадение…совпадение 90 процентов…

– ДА ЧТО ЭТО????– Не выдержав его бубнения, завопил капитан….

– Совпадение 90 процентов… это ИСТРЕБИТЕЛИ АРХОВ… – ответ искинта поверг в шок даже бывалых гоораков…

– ЖУКИ НА БОРТУ!!!! – Тут же заорал по связи первый пилот, а капитан подтвердил его вопли тем, что разблокировал корабельный арсенал. – Всем принять меры к уничтожению жуков!!!!

На мостике тоже распахнулся встроенный за креслом капитана сейф. Все присутствующие на мостике быстро похватали оттуда оружие. И хоть в отсутствии рядом астероида – улья, архами никто не управлял, но они все равно оставались очень агрессивными и опасными существами… По связи понеслись вопли и крики… Гоораки были хорошими контрабандистами… пиратами… но бойцами они были посредственными… вот если бы на борту был бы хоть один креат! Но они были слишком «правильными»… их кодексы чести, не оставляли им возможностей для «маневра»… были, конечно и «черные креаты»… но с этими неподконтрольными отморозками даже такие подлецы как гоораки, не хотели иметь никаких дел.

Но все равно, экипаж рейдера не собирался сдаться так просто… Стрельба и крики нарастали… Вот кто-то, похожий на корабельного инженера, радостно сообщил об уничтожении одного из жуков, после чего его голос сменил дикий вой боли… На тактической схеме искинт корабля исправно показывал хаотические метания красных точек, которые «гасили» одну за другой зеленые точки обозначавшие экипаж корабля…Вот, наконец-то еще одна красная точка погасла… Осталась одна… уничтожившая последние зеленые точки… остались они только на мостике корабля… Капитан до хруста сжал рукоять импульсника… Дверь в рубку начала плавиться… все напряглись…только в потекшем металле двери образовалось отверстие, как в него тут же полетели лазерные импульсы и всевозможные иглы с тяжелых игольников… Но жук, видимо, был опытным в данном вопросе, его не оказалось прямо за дверью… Но только ослаб убийственный «поток», сквозь пролом метнулся трехметровый, весь закованный в хитиновую броню, жук…Удар его передних конечностей был страшен… Пилот рухнул буквально разрубленный на пополам… Капитан судорожно схватил лежащее рядом игольное ружье «Бран 8» (по сути это был дробовик стреляющий целым пакетом бронебойных игл за раз), отбросив разряженный импульсник… Пока он переключал его на автоматический огонь, погибли специалисты по защите и вооружению… Жук бросился на единственного члена экипажа, оставшегося в живых… Кар, развернувшись, нажал на спусковой сенсор, и, летящее к нему бронированное тело встретило облако бронебойных игл…. но… остановить не смогло…

В пустынной системе М-46-15 из гиперпространства вышел корабль… Вышел, но дальше не двинулся… его остаточной скорости после выхода, было достаточно, чтобы дрейфуя двигаться в сторону астероидного поля… Просто на корабле уже не было никого живого…

Искинт…

Искинт БИИ – 28765-17– был довольно нестандартной разработкой Центра. Ведь даже АИИ необходимы разведчики в тылу потенциального врага. Пытаясь, какое-то время засылать в Содружество фрегаты-разведчики, было выяснено что это нерентабельно. Одно их появление в любой из населенных систем тут же вызывало огромный ажиотаж и охоту на такой корабль. Хоть они и были быстроходными, и не каждый истребитель мог за ними угнаться, но ведь никто не мешал и не запрещал использовать против них минные поля и замаскированные огневые точки. Поняв нецелесообразность такого использования ресурсов и технологий, было решено начать использовать «скрытых агентов». Это были специально подготовленные программные комплексы искинтов, предназначенные для скрытого проникновения и сбора информации. Обычно брался, стандартный искинт боевого корабля Центра, и надлежащим образом готовился. В подготовку входило дублирование личностной матрицы, на специальный носитель, установленный внутри самого искинта, под блоками с данными, который раз в год механическим путем подключался к программной среде искинта. Таким образом, производилась замена личности прописанного искинта. А так как он не был постоянно физически подключен к системе, то и обнаружить такую «закладку» можно было, только полностью разобрав сам искинт. При перепрописке личности, заменялись все протоколы и приоритеты, но данные сохранялись. Внимательно изучив проблему разумных под названием «жадность» было понятно, что найденный хороший искинт, они выбрасывать не будут, а стерев матрицу личности, просто установят свое программное обеспечение. После чего продадут. Таким образом, полностью функциональный искинт – разведчик будет легализован в мирах Содружества, и за ним не будут гоняться все возможные фанатики с криками «А-а-а-а! Центр!!!! Бей его!!!». Для облегчения ситуации было проведено несколько операций, во время которых в руки люде попадали полностью исправные искинты, но без программного обеспечения. Резервные. Люди на радостях приняли такой вариант за аксиому, что на кораблях Центра всегда присутствуют резервные искинты для замены. Поэтому их даже особо не проверяли, а просто «прошивали» своим программным обеспечением, и таким образом получали искинты экстра-класса. Таким искинтом был и БИИ – 28765-17 под именем «Тарук» на рейдере гоораков. Недавно купленный ими у мусорщиков, нашедших разбитый корабль Центра. Как оказалось, мусорщики не стали особо заморачиваться, а просто установили на него программное обеспечение искинта четвертого класса, именно поэтому он не мог работать в полную «силу» своих настоящих возможностей…

Полгода, ни кем не управляемый, рейдер дрейфовал без управления в этой безымянной системе… пока не произошло очередное включение реле носителя к базам искинта… Но аналитиками Центра не была учтена паранойя капитана Кора Танра… Кроме самого искинта и кучи программных закладок в нем, на рейдере имелось еще с десяток защит от взлома искинта и попытки захвата и угона корабля…

Одной из таких защит и был специально настроенный ремонтный дроид, который в случае экстренной ситуации, не получив сигнала от капитана, должен был сбить настройки гипердвигателя. Что и произошло… Как только матрица искинта центра, перепрописала протоколы и захватила рейдер, им тут же было принято решение о возвращении «на Родину»… Рейдер, словно встрепенувшись, развернулся и начал было разгон в нужном ему направлении, но дроид-ремонтник, находившийся в своем отделении возле гиперпривода, внезапно выдвинулся вперед и резко ударил по кожуху ручного управления гиперпривода… Стабилизация катушек двигателя оказалась сбита и искинту пришлось прекратить разгон. Дроид -ремонтник сразу же был подвергнут обнулению командных приоритетов, но было уже поздно… Искинт попытался сам с помощью подконтрольных ему дроидов вернуть настройки, но, к сожалению это было не возможно… Тогда БИИ – 28765-17 принял решение временно уйти в астероидное поле к форпосту, благо данные о нем сохранились в базах данных искинта, и укрыться там… Приблизившись к форпосту, он осторожно пристыковал к нему рейдер. После чего начал размышлять, что ему делать… Ведь теперь он не может выполнить задание, так как фактически заперт в этой системе. Неоднократные попытки регулировки двигателя не дали ничего… По имеющимся у искинта данным ремонтного комплекса, это должен был сделать разумный. И хоть их хватало, огромные «залежи» криокапсул с разумными на складах форпоста и трюмах рейдера, давали всего лишь смутную надежду. Но искинту были чужды сомнения. Ему нужен был результат… После долгих сомнений и расчетов, было решено разморозить одного из них и вынудить произвести регулировку гиперпривода. Почему вынудить, спросите вы, да потому что ни один разумный не станет помогать искинту Центра! Они все поголовно желают уничтожить Абсолютный Искусственный Интеллект. Эта истина была прописана во всех логах и протоколах «свободных искинтов». Поэтому никакой добровольной помощи от мягкотелых разумных ждать не приходилось. Поэтому нужно было проработать ситуацию до мелочей. А в первую очередь необходимо разучить языковой пакет этих разумных.

Проснулся, на свою голову (ну, или другую часть тела)…

– Твою же бабушку…– Я медленно приподнялся с лежака, на котором лежал, и попытался открыть слипшиеся глаза. – Какого хрена??? Где я?

Голова нещадно пульсировала от боли. Первым впечатлением было, что меня засунули в бетономешалку, настолько плохо я себя чувствовал. Медленно протер запылившиеся очки… Потом также медленно осмотрелся…

– Ох…твою же дивизию… доигрался…– Окружающая обстановка очень напоминала игру Сталкер. Вокруг все было каких– то серых цветов… Какие-то непонятные механизмы… Пульты… Серые мрачные тона стен… и…. тишина буквально давили на психику… хотя нет… откуда-то с боку раздалось какое-то жужжание и в проход между цилиндрами проковылял, а иначе этот способ передвижения не назовешь, на трех ногах (из шести) робот, имеющий какое-то подобие головы и верхних конечностей….

– Приветствую тебя разумный… – глухо прозвучало изнутри старого и побитого «жизнью» корпуса робота, – … сообщаю тебе, что ты сейчас находишься на рейдере АИИ (абсолютного искусственного интеллекта)…

– Вот, порадовал, – не сдержался от острот я, ведь за всю мою жизнь, только остроты как-то и разнообразили мою жизнь. – Может мне тебя еще расцеловать???

– Целовать? – смысл этого слова, как и его подоплека, ускользнул от искинта. – Целовать ты меня не будешь …Ты будешь на меня работать.

– С чего бы это??? – удивился я. Мало мне было домашнего рабства, так еще и этот наполовину поломанный «выходец с планеты Железяка», теперь норовит в господа влезть.

– Если ты будешь мне помогать, я оставлю тебе жизнь… ты будешь опять заморожен… – проскрипел искинт, через синтезатор, укрепленный на дроиде.

– А сам так пожить не хочешь? – я просто начал звереть от «юморесок» этого «Железного Дровосека». Жизнь он мне оставит… в замороженную сосиску превратит! Вот это жизнь!!!! Я неожиданно начал смеяться (видимо, последствия стресса).

– Почему ты смеешься??? Разумный??? – в голосе искинта слышалось недоумение. – Почему тебя не устраивают мои условия?

– Какие еще к чертям условия???? – заорал я на «железку». – Ты что, дундук железный, последние мозги растерял??? Кто же так договаривается??? Жизнь он мне оставит…в замороженном виде!!! И где я тут жить буду??? Мозги включи!!! Мне к разумным надо!!! К людям!!! А тут мне что делать???

Кажется, что мой напор и эмоциональный взрыв просто напугали искинт, так как дроид затих на полчаса, и вообще перестал подавать какие-либо признаки «жизни». Пока он думал, я тоже задумался. Что теперь делать в связи с реалиями произошедшего…. А значит необходимо определить цели:

…Пункт первый – выживание любой ценой! Я должен выжить, ведь не для того я столько лет терпел все эти мучения и унижения… Для этого мне, возможно, придется идти на контакт с АИИ…

…Пункт второй – АИИ сразу начал с давления, а это означает, что, вполне возможно, постарается меня предать… Значит я должен предать его раньше…Но для этого я должен обладать необходимой информацией… «Информация правит миром», так кажется было сказано…. Кроме этого мне нужно узнать, что именно здесь произошло… Но вопрос в том, что захочет ли искинт сообщить мне эту информации….

…Пункт третий – если я не на Земле, то что мне делать дальше??? Как выживать??? Ответ на этот вопрос проистекает из решения первых двух…

Размышлять дальше??? Нет… Остановимся на этих трех пунктах… «Правило трех»…

– Разумный…есть решение твоего вопроса… – вдруг ожил дроид.– я могу не замораживать тебя и оставить здесь жить…

– Где это «ЗДЕСЬ»? – решил уточнить я, но честно говоря, лучше бы не спрашивал… Узнать, что находишься, черт знает где… и тут могу остаться с горами замороженных тел???? Да ну на фиг!!!!!

– И где здесь моя выгода??? – я легонько постучал по «голове» железяки. – Ты мне заморозку предлагаешь заменить медленной смертью??? Очень смешно!!! Думай еще! И заметь, я не отказываюсь помочь, но мне нужны гарантии и полноценное вознаграждение за мой труд, причем такое, которым я смогу воспользоваться.

Последние слова я сказал специально для Железного Дровосека. Потому что в связи с моими отказами, он мог решить заменить меня кем-нибудь, более сговорчивым. Что-что, а проводить переговоры со стороны более слабого, я привык с детства. Дроид опять «завис». Я начал просто бродить по помещению, не пытаясь выйти за его пределы. Нет, не подумайте что мне не интересно, но инстинкт самосохранения, говорил мне, что снаружи может отсутствовать атмосфера.

– Разумный, у меня есть решение. – Пока я бродил, искинт что-то придумал. – Могу подвезти тебя в систему, где проходят торговые пути… и выбросить тебя там, на челноке…Тебя подберут…

– Хорошо придумал… – Решил еще «прокачать» ситуацию я. – Давай поразмышляем… Ты выбросишь меня на челноке, которым я управлять не умею, это раз… Потом меня неизвестно кто и неизвестно для чего подберет – это два… Торговцы там проходить будут неизвестно когда – это три… Дальше считать минусы в твоей идее???

Дроид опять затих…Интересно, когда все-таки до него дойдет, что в данном случае нужно у меня поинтересоваться, чего я хочу….

– А чего хочешь ты сам, разумный? – «О!!! Дошло!!!» – мысленно потер я руки, и начал выкладывать свои соображения. – Давай подумаем… мои требования подразумевают, что я сначала должен знать, что именно ты хочешь, правильно???

– Правильно… – Ой, ну и тугодум мне попался…

– А ты мне сказал, чего хочешь???

– Нет… – Ответ был очень лаконичен и короток…

– А почему??? – я постепенно старался, ненавязчиво загнать его в угол…

– Это информация стратегического характера… – Блин, да так я из него информацию буду тянуть до второго пришествия Христа…

– Но тебе, же все равно придется мне об этом сказать, ведь так?

– Да…– А еще мне говорили, что киберинтеллектуальные системы действуют по логике… Этому что, логику отключили?

– Тогда почему ты не хочешь мне об этом сказать сейчас? Я же все равно никому сказать не смогу… – Дойдет до него или нет, в конце-то концов!

– Ты разумный… мягкотелый…не АИИ… – после некоторого обдумывания моих слов, искинт, видимо, решил привести самый последний довод.

– Но я, же не отказываюсь тебе помочь! Мне просто нужно знать, какая мне от этого будет выгода… – привел я ему встречный аргумент…

– Хорошо… Я сообщу тебе… – «Уря – а– а– а! Я его «добил»!»…

– Ну, так говори! Как говорят у нас на планете «Раньше сядешь – раньше выйдешь» – и пояснил для «железяки», если он вдруг не понял. – В смысле, раньше узнаем проблему, раньше решим ее…

– Ты прав…разумный… нечего тянуть… – и искинт медленно начал рассказывать мне, явно отредактированную версию, своего попадания на этот астероид «Форпост» … И когда он дошел до сути своей проблемы, у меня уже был готов план….

– Хорошо, я тебя понял… А ты знаешь такую поговорку «техника в руках дикаря, опасна для здоровья!» – начал я издалека. – Я имею ввиду то, что ты не подумал, как я, не имея каких-либо знаний, начну настраивать гиперпривод, одно из самых сложных устройств на корабле (ну не считая искинта, конечно)… Да и ни кто из землян этого не сможет сделать, так как у нас таких устройств еще нет…

Последнюю фразу я добавил специально, чтобы искинт не стал искать среди замороженных инженера. Ведь наши инженеры, могут не только «Чертеж гайки в трех проекциях изобразить», они много чего могут… А мне этого не надо…А так, все что я ему изложил вполне логично…

– Ты прав, разумный, я о таком развитии событий не подумал… – Опять задумался… – А что ты мне можешь предложить?

–Ну… Давай подумаем… – Я сделал страшно сосредоточенное лицо…– Раз надо предложить….Вопрос… а я могу научиться обслуживанию техники???

Это был каверзный вопрос, ведь научившись работать с техникой, я могу научиться работать и с искинтами! И если он просчитает эту логическую цепочку, он может отказаться от затеи использовать меня.

1 2 3 4 5 6 7

www.litlib.net

Читать онлайн книгу «Бродяга. Воскрешение» бесплатно — Страница 1

Заур Зугумов

Бродяга: Воскрешение

© Заур Зугумов, 2010

© ООО «Астрель-СПб», 2010

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru), 2014

Часть I

Тюрьмы и пересылки

Для того чтобы действительно оказаться на свободе, бродяге-рецидивисту отнюдь не достаточно по совести отсидеть положенный срок от звонка до звонка. Он всегда должен помнить: охота на него продолжается, и это – борьба без правил, во всяком случае правоохранительные органы крайне редко утруждают ими себя. Новый арест по ложному обвинению, ЛТП, психушка – вот лишь самый неполный перечень из их богатого, нажитого десятилетиями арсенала.

Что может спасти каторжанина? Верные друзья, воровская солидарность, горький гулаговский опыт и в немалой степени деньги…

Именно это последнее обстоятельство подвигло меня и всю нашу братву к совершению «экспроприации» – действию, знакомому всем нам по учебникам русской истории.

Ставка была высока не только из-за степени риска, но и потому, что в работе приходилось участвовать не просто преступникам, а людям идейным, честным во всех отношениях, то есть бродягам. Все это мы знали с самого начала и готовились к операции очень тщательно.

Место встречи с «покупателем» выбрали неслучайно. Это был Паттакесар – прибрежный участок суши вдоль небольшого отрезка берега Амударьи к западу от Термеза. Он был почти голым, не считая редких колючих кустарников, росших то там, то здесь, да нескольких карликовых деревьев, которые, казалось, были кем-то зарыты в грунт по самые ветви.

Но главным ориентиром, как для тех, кто пытался совершить здесь сделку, так и для тех, кто хотел ей помешать, являлся дуб-топляк в три обхвата, очень давно принесенный сюда бурным течением реки.

Угольно-черная тьма безлунной ночи укрыла все вокруг, погасив блеск реки. Почти зарывшись в песок, сжимая обеими руками холодную рукоять парабеллума, который был нацелен на одного из двоих «продавцов», я лежал на промерзшей земле в каком-то кустарнике. Еще раньше я наскоро соорудил здесь что-то вроде наблюдательного пункта, собрав на берегу принесенные ветром колючки, связал их вместе и зарыл в песок.

Не шевелясь и почти не дыша, я не сводил глаз с двух солдат, которые тихо перешептывались почти в метре от меня, нервно поглядывая в разные стороны и крепко прижимая стволы своих автоматов к груди, явно ожидая кого-то еще. Оказывается, промелькнуло у меня в голове, время тянется мучительно медленно не только для меня.

Стояла почти мертвая тишина, прерываемая разве что криком речной чайки, но чайки в этих краях зимой так не кричат – это Юань имитировал их крик, цинкуя нам о том, что пока все тихо, курьер еще не прибыл.

С противоположного, афганского берега Амударьи кто-то время от времени запускал осветительные ракеты. Иногда оттуда доносились редкие трассирующие автоматные очереди, напоминавшие о том, что смерть в этих краях – постоянный спутник. Когда редкие отблески озаряли на какое-то мгновение небольшой отрезок суши, я до боли в глазах пытался разглядеть лица этих «юнцов-торпед», по-другому их невозможно было назвать.

Мне вспомнился один солдат, азербайджанец, который несколько суток просидел вместе со мной в КПЗ бакинского горотдела, когда еще только-только начиналась моя мучительная эпопея, закончившаяся камерой смертников.

Он служил в Афганистане, а посадили его за то, что он убил молотком двоих соседей по дому. В заключение он попал впервые, поэтому я и старался ненавязчиво подсказывать ему, а заодно и слушал рассказы об армейской жизни этого вояки.

Вот какой эпизод врезался мне в память. Лежа в засаде и наблюдая в оптический прицел за душманами, бойцы, оказывается, отстреливали не всех подряд, а только тех, у кого на шее висели мешочки с опием.

– А зачем нам были нужны другие? – цинично рассуждал вояка. – Мы берегли патроны.

После боя, или как там у них называлась подобная операция, они собирали с трупов «трофеи», а затем этот «терьяк» продавали. Через границу его беспрепятственно перевозил кто-либо из сослуживцев, когда по служебным делам на несколько дней откомандировывался в Термез, ну а на нашей стороне клиентов всегда хватало. Таких командированных здесь ждали с нетерпением. Ну что ж, у солдат было с кого брать пример…

Фархад тоже затарился напротив меня, но с таким расчетом, чтобы солдаты находились как бы посередине образовавшегося полукруга под нашим постоянным наблюдением.

Рядом с ним не было даже маленькой веточки; он зарылся в песок как пустынный варан, но видел все. Изобретательности и хитрости жителям Востока не занимать, а Фархад был истинным уроженцем этих мест. Старики здесь любят повторять: «Иногда осторожность лучше, чем храбрость». И они, безусловно, правы.

Время продолжало тянуться мучительно медленно, но вдруг троекратный крик чайки разорвал нависшую над берегом реки гнетущую тишину. Это Юань давал нам знать о том, что курьер уже прибыл. Затем, примерно через минуту, с того места, откуда донесся цинк, я увидел несколько маленьких фонарных вспышек.

У несведущего человека могло сложиться впечатление, будто все, кто участвовал в этой операции и с той и с другой стороны, «шпилят на одну руку». Такую последовательность и слаженность не всегда можно встретить даже у людей, давно работающих вместе.

После маячка фонариком один из солдат принялся быстро и умело разводить небольшой костер, а второй, подойдя к берегу, несколько раз короткими трелями просвистел соловьем.

«Более оригинального цинка они, конечно же, придумать не могли!» – подумал я. Заливаться российским соловьем в среднеазиатской ночи? Конспираторы…

Вскоре после очередной трели откуда-то из темноты к солдатам подобрался офицер с «дипломатом» в руке. Мгновенно юркнув за дуб-топляк и спрятавшись от посторонних взглядов, он поднял на уровень глаз бинокль ночного видения, висевший у него на груди, и медленно, со знанием дела стал осматривать местность.

Через минуту-другую, убедившись, что для опасений нет причин, он вынул из кармана фонарик с синим стеклом и маякнул им несколько раз в сторону прибывшего курьера.

«Вот тот, кого они ждали», – тут же промелькнуло у меня в голове. Еще плотнее вжавшись в холодный песок, я стал прислушиваться. Теперь должна была начаться главная фаза задуманной нами операции, и здесь всем нам предстояло быть во всеоружии.

Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как появился офицер, а «ночного эскорта» все еще не было видно.

Думаю, что сейчас настало время пояснить некоторые детали нашей операции более подробно. Юань еще задолго до осуществления задуманного плана приготовил раствор, секрет которого случайно обнаружил много лет тому назад. Ничтожно малая часть этого препарата, попадая в организм человека, полностью парализовывала его на некоторое время и лишала сознания. Но затем, через пять-шесть часов, человек приходил в себя, и никакого вреда эта процедура ему не приносила.

Ко всему прочему Юань был еще и прекрасным стрелком, но не из стрелкового оружия, хотя и им он владел неплохо. Из маленькой, размером в 15–20 сантиметров и очень тонкой трубки, заряженной иглой, похожей на сапожную, он мог прибить муху к стене с расстояния десяти метров.

Так вот, в нашей операции ему, с его незаменимым талантом, отводилась, можно сказать, самая ответственная роль – поразить этими иглами сразу двоих охранников курьера, причем выстрелы нужно произвести почти одновременно.

Курьер не успел даже щекотнуться по мелочам, когда увидел, как его охранники, словно по команде, стали валиться наземь, а к его виску уже был приставлен револьвер. Дальше – дело техники. Меньше минуты потребовалось Мурту для того, чтобы объяснить этому наркодельцу, что нужно делать и как вести себя, чтобы не заработать пулю в затылок, и уже в следующую минуту, после маячка фонариком, охраняемый с двух сторон моими подельниками, показался курьер.

Находясь многие годы либо в полутьме общих камер, либо в полном мраке карцеров, мои глаза приобрели особую способность различать предметы ночью, подобно глазам гиены или волка.

«Продавцы» тем временем заметно оживились. Офицер выполз из-под топляка, что-то сказал солдатам, стряхнул с себя прилипший песок и подошел к уже разгоревшемуся костру, наверное для того, чтобы его лучше было видно издали. По всей видимости, они с курьером знали друг друга в лицо, и это еще раз подтверждало правильность выбранной нами тактики.

Солдаты, как при смене караула, встали по обеим сторонам от своего командира и замерли в ожидании. Со стороны картина выглядела впечатляюще, все происходило как на параде, не хватало только полкового знамени, но его им заменял черный «дипломат», набитый наркотиками.

Как только курьер, которого по бокам опекали Мурт с Юанем, подошел и поздоровался с офицером за руку, мы с Фархадом мгновенно выскочили из своих укрытий и подбежали к обезумевшим от страха и неожиданности солдатам.

Фархад на какие-то доли секунды опередил меня, и этого мгновения было достаточно для того, чтобы сработала профессиональная выучка военного. Резко повернув голову в сторону Фархада, офицер выхватил пистолет из кобуры, но даже не успел его вскинуть и прицелиться, как сильный и резкий удар рукояткой пистолета моего кореша проломил ему череп. Он рухнул на песок как подкошенный. Та же участь постигла и курьера. Только теперь уже постарался Мурт.

Солдаты замерли на месте. Они стояли оторопевшие, подняв руки вверх под прицелом моего револьвера, и молча ожидали своей участи. Нужно было видеть лица служивых в тот миг, но наибольшее впечатление на меня произвела их одежда. На обоих были надеты короткие лагерные телогрейки и шапки-ушанки.

Я постарался успокоить их, разъяснив, что им ничто не угрожает и они могут не волноваться на этот счет. Главное, чтобы они вели себя тихо и не трепыхались, но говорить об этом было излишне, они и так здорово перепугались.

Даже я, ничего и никогда не имевший общего с армией, понял, что эти пацаны только что призвались в нашу самую красную и самую что ни на есть замечательную армию. Было только непонятно, зачем этот ублюдок офицер потащил с собой юнцов на такую опасную операцию?

Затем Юань со знанием дела наскоро связал их по рукам и ногам и посадил на сухой топляк, а мы тем временем подкинули хворосту в костер, чтобы они не замерзли, пока не выберутся из пут. Участь двух ничтожеств, лежавших на земле, нас не интересовала. Боеприпасы военных мы выбросили в воду, оставив рядом с ними лишь их оружие. Еще минута нам потребовалась на то, чтобы замести все следы нашего пребывания здесь, и уже в следующее мгновение мы исчезли в ночи, так же как и появились – молча и незаметно.

Глава 1

Когда я увидел, что после приказа «На выход!» надзиратель стоит в проеме двери и не закрывает ее за собой, как обычно, ожидая меня в коридоре, уже закоцанного в наручники, внезапное черное предчувствие тучей охватило меня. Мозг, привыкший к несчастьям, оставлял лишь малую толику надежды на лучшее.

Для узника тюремщик – не человек. Это живая дверь, своеобразное приложение к дубовой двери; это живой прут – добавление к толстым железным прутьям. Впрочем, подсознательно я моментально понял, что это не вывод на расстрел, но все же не мог еще в это поверить, слишком высоко было напряжение, нервы были натянуты как струны, до предела.

Смерть не желала отпускать меня из своих цепких объятий. В доли секунды мой мозг просчитал все варианты за и против: жизнь или смерть? И, судя по тому, что я странным образом был относительно спокоен, хотя холодный пот и покрыл почти все мое тело так, что я оказался в одно мгновение мокрым насквозь, мне стало очевидно – жизнь! Чувства, овладевающие человеком при таких обстоятельствах, очень трудно передать читателю. Не то чтобы выразить их на бумаге, но даже и объяснить их простыми словами бывает совсем непросто. Их нужно попытаться прочувствовать самому, закрыв глаза и представив себе всю картину происходящего.

В коридор я вышел на полусогнутых, опустив голову, как предписывали правила конвоирования смертников, и по привычке повернулся к надзирателю спиной. Я даже попытался просунуть руки в «кормушку», чтобы он защелкнул мне на запястьях наручники, но вовремя сообразил, что стою-то я в коридоре, а не в камере. Но мусор, к моему удивлению, всего лишь хлопнул меня по плечу и сказал более спокойным тоном, чем можно было от него ожидать: «Иди вот за ними».

Я поднял голову. Передо мной стоял незнакомый, средних лет офицер. Его военная выправка и бравый вид свидетельствовали о том, что он служит в войсках какого-то элитного подразделения, ничего общего не имеющего ни с надзирателями, ни с любым из обслуживающего персонала тюрьмы. Рядом с ним стоял солдат охраны, которого я тоже не встречал прежде. Судя по его решительному виду, было ясно, что он, безо всякого сомнения, готов к выполнению любого приказа.

В сопровождении такого почетного эскорта я и вышел из пятого корпуса смертников во двор тюрьмы, где яркий свет мгновенно ослепил меня. Я тут же остановился и по инерции закрыл глаза руками, но через несколько секунд, подгоняемый солдатом, вновь тронулся в путь. Со временем зрение понемногу восстановилось и все вокруг начало приобретать свой привычный вид. Но не успел я еще прийти в себя, почти на ощупь пробираясь по тюремному двору, где в это время сновали рабочие хозобслуги, как мы вновь попали в один из корпусов тюрьмы, и, пройдя по длинному коридору и поднявшись на второй этаж, вошли в какой-то большой и светлый кабинет. Здесь оба моих провожатых оставили меня и сразу же вышли.

Прямо передо мной, посередине узкой полосы стены между двумя огромными окнами, за большим и старым письменным столом сидел человек в форме, с большими звездами на погонах, но мое не совсем еще восстановившееся зрение не позволило мне разглядеть их количество. Это и был начальник тюрьмы. Кстати, он был моим земляком – дагестанцем, и отзывались о нем люди неплохо. Справа от меня, на диване, сидел еще один офицер в погонах майора, он был ближе ко мне, чем хозяин, поэтому, немного прищурившись, я смог разглядеть его звание. При моем появлении майор как бы по инерции встал и одернул китель.

Как мне показалось, и этот офицер ничего общего с персоналом тюрьмы не имел. Он был из другого ведомства – зоркому, хоть и почти слепому глазу арестанта трудно в этом ошибиться.

Начальник тюрьмы пригласил меня сесть на один из стульев, которые стояли справа от двери, почти вдоль всей стены. Тон, каким он обратился ко мне, не оставил у меня уже почти никаких сомнений в том, на что в глубине души, не признаваясь в этом даже самому себе, я надеялся все эти томительные полгода. Майор тем временем подошел к окну, глядя куда-то во двор тюрьмы. Закинув руки назад, он стоял молча и почти не шевелясь, пока дверь вдруг снова не открылась. На пороге появился все тот же эскорт, только теперь он конвоировал Лимпуса.

При появлении своего подельника я встал, чуть не подпрыгнув, будто невидимые пружины подтолкнули меня. В этот момент возникла некоторая пауза, которую прервал начальник тюрьмы, обращаясь с улыбкой к двум находившимся в кабинете офицерам спецконвоя ГУЛАГа, а эти офицеры были именно из этого подразделения: «Я так думаю, товарищ майор, что уставу не будет перечить, если эти молодые люди просто поздороваются?»

Офицер, к которому обратился хозяин, уже давно повернулся лицом ко всем стоящим в кабинете и молча разглядывал нас с Лимпусом, прищурив глаза и нахмурив густые брови. Эта манера следить за людьми, их мимикой, выражением глаз, за проявлением их чувств в момент, когда приговоренные к смертной казни узники ожидают вердикта Верховного Совета СССР, стоя в кабинете хозяина, вероятно, была приобретена этим офицером за долгие годы службы. Если бы можно было разговорить такого человека, уверен, что любой из его рассказов стал бы захватывающим бестселлером. Но, увы, таким людям предписано вечное молчание.

Услышав, что хозяин обращается именно к нему, он тут же резко ответил: «Да, конечно, только недолго». Я стоял у стульев и хотел было пойти навстречу Лимпусу, но ноги не слушались меня, и не успел я еще об этом подумать, как был в крепких объятиях своего друга. Мы не виделись всего полгода, но каких полгода! Как он изменился за это время, поседел, осунулся! Но главное – он оставался все таким же неунывающим бродягой, каким я знал его всегда. Это было очевидно и не могло не радовать меня. В этот момент мы не сказали друг другу ни слова, просто молча стояли и смотрели на то, как злодейка судьба поработала над нашими лицами, пока наше внимание не привлекли слова майора. Он стоял в центре кабинета и держал в руке какой-то большой пакет. Начальник тюрьмы, выйдя из-за стола, также застыл, одернув по воинской привычке китель, другой офицер с солдатом вытянулись в струнку.

Майор начал читать:

– «Именем… Верховный Совет СССР… отменил высшую меру наказания, вынесенную судом города Баку Зугумову Зауру Магомедовичу, 1947 года рождения, уроженцу города Махачкалы, и Даудову Абдулле Лабазановичу, 1959 года рождения, уроженцу города Махачкалы. Председатель… подпись, секретарь… подпись. Число. Месяц. Год».

Не помню, что я чувствовал в тот момент, когда майор читал постановление, но хорошо помню, что после его окончания мы с Лимпусом, как по команде, оба присели на диван, который стоял рядом с нами. Видимо, силы, которые мы берегли для последнего броска, иссякли. Мы молча сидели на диване и смотрели на ту суету, которая происходила у стола. На нас уже никто не обращал никакого внимания, все присутствующие в кабинете были заняты исключительно бумажной волокитой. Офицеры подписывали какие-то документы, что-то говорили друг другу, солдат же запихивал в огромный старый кожаный портфель толстые папки, похожие на личные дела арестантов.

Впрочем, эта процедура продолжалась совсем недолго. Было очевидно, что здесь никто никого не хотел обременять своим присутствием. Наконец, закончив все необходимые формальности и сухо, по-военному, попрощавшись с хозяином тюрьмы, конвойные особого отдела ГУЛАГа вышли из кабинета, даже не взглянув в нашу с Лимпусом сторону. В кабинете тут же воцарилась мертвая тишина. Хозяин молча перебирал какие-то бумаги, которые грудой лежали у него на столе, в поисках какой-то одной, необходимой ему в данный момент, затем неожиданно, когда то, что он искал, нашлось, как-то по-свойски, будто мы были по меньшей мере его давними приятелями, обратился к нам: «Как насчет чая, ребята, нет желания чифирнуть?» Откровенно говоря, мы даже не поняли сразу, чего от нас хотят, но хозяин был далеко не глуп и к тому же, хочу еще раз подчеркнуть, по природе своей был неплохим человеком. Не обращая на нашу молчаливость и естественную отчужденность никакого внимания, понимая наше состояние, он заварил нам хороший чифирь, запарил, а затем слил его в «армуду» – стакан так, будто сам лет десять провел в лесу на повале, подошел и подал нам эту живительную для любого арестанта влагу.

Только в этот момент мы пришли в себя, поблагодарили его и по-свойски разобрались с содержимым в стакане. Чифирь здорово взбодрил нас, и мы около двух часов проговорили с начальником тюрьмы, в основном, конечно, отвечая на его вопросы. Он не скрывал того, что по-человечески рад за нас, ну и не преминул, конечно, заметить то же, что и все, – относительно нашей стойкости и прочего. Его, так же как и других, мы, естественно, не стали убеждать в обратном. Да и какой в этом толк? Главное, мы стали вне досягаемости Саволана, а все остальное для нас теперь приобретало абсолютно другое значение.

К вечеру нас вместе с Лимпусом определили на второй корпус, в 62-ю камеру. Хозяин сказал нам, что оставляет нас на сутки вместе, зная, что нам есть о чем поговорить, а затем обязан рассадить нас, иначе ему самому за это может здорово попасть. Ведь мы, объяснил он нам, несмотря на отмену смертного приговора, еще оставались на особом контроле у вышестоящих мусоров, а недооценивать подобного рода обстоятельства всегда чревато неприятными последствиями, даже и для самого хозяина этого заведения.

Ну что ж, нам все было ясно и понятно, даже и без его слов. От души поблагодарив его за сострадание и человечность, мы вышли следом за разводящим надзирателем и, пройдя почти через весь тюремный двор, вошли в корпус, а затем и в камеру, где нас уже давно ждала братва, заранее извещенная о том, что мы скоро появимся в хате. Был поздний вечер, на землю уже давно опустилась ночная мгла. Мы сидели на нарах 62-й хаты Баиловского централа, в кругу босоты, которая встретила нас, как и положено было встречать людей, и не верили в то, что все это происходит в реальности.

Глава 2

В камере в то время в основном находились грузины. Дело в том, что в 1986 году в Грузии появился какой-то новый министр МВД. С его приходом и началась та «веселая бродяжья» жизнь для босоты этой республики, которая, можно сказать, продолжается и поныне. Он стал отправлять на дальняки всех Жуликов или тех, кто, еще не являясь таковыми, были на «подходе в семью». Ну и, конечно же, старых бродяг – каторжан. Этапом на Север босота шла через Баилово, а камера № 62 была пересыльной камерой особого режима, единственной в корпусе. Здесь я знал все и вся, потому что до вынесения мне смертного приговора и водворения в камеру смертников на полгода был на положении в этом корпусе.

Когда далеко за полночь закончилось наше камерное застолье и все уже повырубались спать, мы с Лимпусом продолжали бодрствовать. Нам действительно было о чем поговорить, так что наступающий новый день, можно сказать застал нас врасплох и впервые за долгое время порадовал нас. В зарешеченные окна тюремной камеры розоватым светом втекало раннее утро. Полумрак, еще недавно висевший над рядами шконок, словно густой полупрозрачный газ, уже стелился внизу, по выщербленному полу. Я встал и подошел к окну. Сквозь решетку, между раздвинутыми каким-то твердым предметом двумя полосами «ресничек» – жалюзи, я вдруг увидел зеленую листву деревьев, в изобилии растущих на тюремном дворике, а в голубом чистом небе – прозрачную дымку. Благоухание и свет пробудили во мне желание свободы.

Нет ничего удивительного в том, что наступивший рассвет застал меня за такими приятными размышлениями, которые к тому же имели для меня всю прелесть новизны. В это утро небо было замечательно ясно и восход великолепен, принимая во внимание сравнительно позднее время года. Я тогда купался в ярких солнечных лучах, проникавших в нашу камеру сквозь решетчатое окно, и с ненасытной жадностью вдыхал утреннюю свежесть, испытывая то стремление к Всевышнему и к добру, которое по воле Создателя часто пробуждается в нас в юности. Впрочем, я дожил уже до того возраста, когда взвешивают предстоящие затруднения.

Единственной печальной нотой звучало во мне сожаление о том, что моей матери нет более в живых. В то утро я дал себе обет в том, что если доведется мне когда-нибудь дожить до свободы, то первое, что я сделаю, навещу могилу матери, как только приеду в свой родной город. Забегая немного вперед, хочу отметить, что впоследствии я сдержал этот обет, но, к сожалению, могилу матери я тогда так и не нашел.

Глава 3

Вечером, как и предупреждал нас хозяин тюрьмы, Лимпуса пересадили в другую камеру, в другой корпус, и увиделись мы с ним вновь лишь несколько лет спустя. В Баилове, после отмены приговора, я просидел недолго, затем меня снова отправили в Шуваляны. Здесь мне также пришлось отбыть еще несколько месяцев. За это время меня ни разу ни к кому не вызвали. У меня даже сложилось впечатление, что обо мне уже давно все позабыли, как вдруг неожиданно 27 декабря 1987 года, сразу после ужина, меня заказали на этап.

Трудно забыть эту дату, ведь она фактически ставила точку во всей этой в высшей степени поучительной и мучительной истории, которая навсегда оставила заметный черный след в моей жизни. Мои сокамерники, и я в том числе, знали, что этап бывает только ночью, поэтому у меня было время собраться в дорогу и на прощание погутарить. Какие только прогнозы не делали арестанты о том, куда меня этапируют! Каждый хотел, чтобы меня и моих подельников после всего того, что мы пережили, ждал впереди фарт, но ни один из них не угадал того, что нас ожидало в самом ближайшем будущем. Действительно, изобретательности мусорам того времени было не занимать.

Переступая порог камеры в Шувалянах, я даже и не подозревал о том, какие еще сюрпризы в самое ближайшее время приготовит мне судьба. Скоро я вновь побываю в коварных и цепких объятиях смерти, но на этот раз меня спасет от нее не Верховный Совет СССР, а страстная любовь к женщине, способная, как известно, творить чудеса.

Что же касается быта тюрем, камер, пересылок и всего того, что с ними связано, то это для меня еще с давних пор остается до такой степени само собой разумеющимся, что я уже давно перестал проводить грань между тюрьмой и собой. Порой мне даже кажется, что я родился не в родильном доме, а в тюремной камере.

В «воронке», который увозил меня на этот раз навсегда из Шувалян, я уже точно знал конечный пункт своего этапирования: ДАССР, СИЗО – 3 – это была тюрьма города Дербента, куда под утро я и был доставлен в одиночном купе «столыпинского» вагона поезда Баку – Ростов. С того момента, как я покинул ставшие мне в некоторой степени уже родными тюрьмы солнечного Азербайджана, и до того, пока я не прибыл туда, где мне предстояло провести некоторое время и где уже в спокойной обстановке я мог проанализировать все то, что со мной произошло за последнее время, действия развивались так быстро и неожиданно, что я не успевал осмыслить все происходящее вокруг. Я не успел как следует расположиться в камере дербентской тюрьмы и покемарить часок-другой, потому что в дороге мне не пришлось даже сомкнуть глаз: этап тот шел главным образом в ростовскую центральную больничку, и контингент состоял в основном из шпаны, так что было о чем погутарить с арестантами в «столыпине», – как меня вызвали к следователю.

Глава 4

Известие это меня очень обрадовало, и сон как рукой сняло. Хуже неопределенности при таком раскладе обстоятельств, которые давили на меня как тяжкая ноша, мало что может быть в жизни, поэтому я давно ждал этой встречи, которая должна была внести относительную ясность в мою судьбу.

В маленьком и узком тюремном следственном кабинете, куда ввел меня разводной надзиратель, за деревянным столом, ввинченным в пол и обитым железом, сидел следователь Доля и что-то записывал в блокнот. На столе, как сейчас помню, лежало несколько яблок и были рассыпаны семечки. При моем появлении следователь встал, вышел из-за стола и пошел навстречу, мило улыбаясь и глядя мне прямо в глаза. Когда расстояние между нами резко сократилось, он, в некоторой нерешительности, заметно нервничая, протянул руку для приветствия. Это было чем-то новым в его поведении, но руку я ему все же подал.

– Рад видеть тебя, Заур, в добром здравии и хорошем расположении духа, – не выпуская моей руки из своей, проговорил Доля и пригласил присесть на один из двух стульев, который тоже был ввинчен возле стола, но стоял напротив стула следователя.

– К сожалению, у меня совсем мало времени, Заур, – продолжил следователь свою вступительную речь, присаживаясь за стол напротив меня. – Мне еще надо навестить двух арестантов в этой тюрьме, поэтому хочу побыстрее разъяснить тебе намерения правоохранительных органов по отношению к твоей дальнейшей судьбе, ну а уж потом и покалякать, если время позволит, договорились?

– О чем разговор, начальник, я давно жду вашего откровения, – ответил я ему шутливым тоном и приготовился слушать.

– Хочу тебе, Заур, сразу сказать, что я и сам не ожидал такого расклада, поэтому признаюсь в том, что ты был прав, когда говорил мне, что мы еще встретимся в самом скором времени. Также должен по достоинству оценить твою стойкость и выдержку. При этом хочу заметить, что я ни разу не поднял на тебя руку и не позволил себе ничего лишнего во время следствия.

1 2 3 4 5 6

www.litlib.net

Книга Король бродяг читать онлайн Нил Стивенсон

Нил Стивенсон. Король бродяг

Барочный цикл – 2

Ртуть - 2

 

Женщине на втором этаже

 

К Музе

 

Грязь под Лондоном

1665

 

Без сомнения, живописать навозную кучу — искусство не меньшее, нежели изобразить прекраснейший дворец, ибо совершенство заключается в исполнении; Искусство, как и Природа, должно иметь некую необычную форму либо качество, дабы угнаться за людскими прихотями и особенно чтобы угодить нашему переменчивому времени.

Мамка Шафто считала возраст сыновей по пальцам, которых у неё было шесть. Когда пальцы кончились, то есть когда Дику, самому старшему и умному, пошёл седьмой год, она собрала всех трех мальцов от разных отцов в хибарке на Собачьем острове и сказала, чтобы они уходили и без хлеба или денег не возвращались.

В восточной части Лондона детей по большей части так и воспитывали. Дик, Боб и Джек оказались на берегах Темзы в компании других ребят, искавших хлеба и денег, чтобы купить материнскую любовь.

Лондон был в нескольких милях, однако далёк и легендарен, как двор Великого Могола в Шахджаханабаде. Братья Шафто промышляли в бесконечном лабиринте кирпичных стен, свиных загонов и лачуг, где ирландцы или англичане ютились по десять-двенадцать душ вместе со свиньями, гусями и курами.

Ирландцы зимой работали грузчиками, носильщиками и угольщиками, а летом нанимались на сенокос. Они только и знали, что ходить в свои папистские церкви, и транжирили заработанное серебро на чистую блажь: платили писарям, чтобы облечь свои мысли в магические значки, которые прочтёт старушке-матери в Лимерике поп или какой другой грамотей.

В той части Лондона, где жила мамка Шафто, готовность ирландцев гнуть спину за хлеб и деньги объясняли отсутствием у них ума и самоуважения. И это ещё не говоря про ирландскую набожность и прочие вытекающие последствия, как то: упорную неприступность женщин и согласие мужчин с нею мириться.

Жохи, как называли себя молодчики, сменявшие друг друга в постели у мамки Шафто, поступали иначе: с наступлением темноты отправлялись к Темзе, где стояли на якоре корабли, пробирались на них и тырили всё, что можно обменять на хлеб, деньги и женские ласки.

Методы были разные. Самый простой заключался в том, что кто-то один карабкался по якорному канату и бросал товарищам верёвку — самая работа для бесхозного мальца. Дик, старший из Шафто, освоил азы мастерства, забираясь по водосточной трубе в весёлый дом и таская из брошенной одежды деньги или мелкие вещи. Вместе с братьями он вступил в артель вольных лодочников, у которых было средство доставлять хабар к берегу: они исхитрились угнать баркас.

Очень скоро выяснилось: матросы, поставленные охранять товары от жохов, ждут платы за то, чтобы не увидеть, как Дик с привязанной к щиколотке верёвкой карабкается по якорному канату. Они знали, что капитан, обнаружив пропажу, прикажет их выпороть, и желали получить за спущенную шкуру вперёд. Дику надо было иметь на запястье привязанный кошель и, когда матрос направит ему в лицо фонарь и мушкет, позвенеть монетами. Под эту музыку плясали матросы любого рода-племени.

Разумеется, денег у жохов не было. Им требовался начальный капитал. Джон Коул, самый дюжий и лихой из молодцов, угнавших баркас, придумал план похитрее: красть те части кораблей, за которыми не надо взбираться на борт, а именно якоря, и после продавать их капитанам. Могло получиться ещё лучше, если бы корабль, лишённый якоря, выбросило течением на мель, скажем, возле Собачьего острова, и весь товар в трюмах стал законной добычей жохов.

Однажды туманной ночью (впрочем, все ночи были туманные) артель отправилась на баркасе вверх по течению. Жохи называли вёсла «крыльями». Взмахивая крыльями, они пролетели мимо стоящих на якоре кораблей — все указывали носом против течения, поскольку якоря располагались на носу, и река разворачивала их, как флюгер.

knijky.ru

Читать Морские бродяги (Команда бродяг) (ЛП) - Джейкс Брайан - Страница 1

БРАЙАН ДЖЕЙКС

КОМАНДА БРОДЯГ

( Морские бродяги)

Перевод Екатерины Равиновой©

Джимми Джейксу,

большому другу, а также выдающемуся брату.

О Снов Земля, то королевство тайны,

Где возникают странные виденья;

Пойдем бродить средь сцен веселья мира

Иль бросимся сквозь ужаса кошмары.

Отважимся ль открыть той тайны дверь,

Вниз по сознанья тропам запыленным,

И в тех давно забытых уголках

Что за воспоминанья мы отыщем?

Кто правит Королевством Ночи, где

Все есть не то, чем кажется тебе?

Ах, это я – Истории Сплетатель,

Ведь я – тех Сновидений Созерцатель!

Книга 1.Сон маленького обжоры.

1.

Морда Веарата – это вид, способный вселить ужас и омерзение в любое живое существо. Два узких глаза, багровых, с маленькими зелеными зрачками; большая широкая голова, скупо покрытая мехом, кроме жесткой гривы на затылке; короткая широкая морда с отливом, как у отполированной кожи, под которой во все стороны торчат пожелтевшие клыки. Действительно, тварь, что не должна была родиться никогда, непонятный гибрид, что не может быть отождествлен ни с одним зверем.

Некоторые полагали, будто Веарат были частично ласками, частично водяными крысами. Никто не знал точно. Хотя одна вещь была несомненной. Веарат были персонификацией кошмара со злобной натурой, что не знала границ. Они купались в крови и смерти.

Одним из таких редких дикарей был Разз?д Веарат, наибольший варвар изо всех хищников, что плавают по морям. Из своей крепости на острове Иргаш, что в теплых южных морях, явился он, подобно урагану разрушений. Судном его был «Зеленый Саван», длинная быстрая галера. Все судно, от верхушек мачт до киля, было зеленым. Оно несло на себе одиночную скамью для геребцов на сорок весел по левому и правому борту. На его широкой главной мачте на корме были два косых паруса, высоких вздымающихся треугольника. Главный парус нес на себе Знак Веарата, голову в виде трезубца, с двумя злыми глазами меж раздвоенных зубцов. Команду «Зеленого Савана» составляли хищники-пираты, побуждаемые обещанием грабежа.

Сезон, когда Разз?д ударил по берегам и поселениям по обе стороны Страны Цветущих Мхов, стал известен как Зима Резни. Скорость, с которой Разз?д осуществлял набеги на беспомощных существ, была быстрой и беспощадной. Он оставлял за собою пламя смерти и опустошения, дымящиеся руины, что сделало его имя синонимом ужаса.

Провидица и вещунья Разз?да, лисица Шекра, бросала свои ракушки, кости, перья и камни, давая ему советы обо всех его злых начинаниях. Поэтому это была только лишь его вина, когда он проигнорировал ее предупреждение держаться подальше от Высокого Северного Побережья. Беззащитные создания и легкие победы сделали Веарата слишком самонадеянным – он лишь издевательски расхохотался:

- Вся беда, что у меня есть, от попыток найти хоть кого-нибудь, кто будет стоять и драться со мной. Все, что я когда-либо видел – это робкие твари, которые поджимают хвосты и бросаются наутек. Так, Мула?

Первый помощник на «Зеленом Саване», морской крыс Мула, быстро согласился:

- Не видал я еще зверя, у кого кишка была бы не тонка стать лицом к лицу с вами, Веарат. Вы ужас земли и моря, ясно, как день!

Разз?д издевательски пнул коллекцию гадательных предметов Шекры:

- Ха – фетиши, ракушки да перья! Курс на Высокое Северное Побережье, Мула!

Это решение было величайшей ошибкой Разз?да Веарата, ибо он повстречал Скора Пса Секиры и его воинов – морских выдр. Разз?д спешил, не предполагая, что кто-либо встанет у него на пути. Достигнув Высокого Северного Побережья, он совершил быстрый налет на берег, подгоняемый в корму неистовым снежным штормом. Пиратская команда обмалевала морды боевой раскраской, следуя за своим капитаном. Разз?д прыгнул через борт в штормящие серые воды, размахивая трезубцем, и команда вокруг него орала: «Веарат! Веарат! Вете-е-е-р смерти!»

Морские выдры были бойцами, а не дураками. Дозорные Скора Пса Секиры заметили «Зеленый Саван», когда он продвинулся на сушу. Они ждали его во всеоружии. Неся толстые щиты из бересты, вооруженные от зубов до кончиков хвостов секирами, копьями, мечами, дубинами, пращами и луками, они устроили засаду на предполагаемых грабителей. Разз?д и его команда были пойманы по пояс в воде, встретившись лицом к лицу с охочими до битвы зверями – военным вождем Скором Псом Секиры и его Командой Бродяг. В тот день заснеженные воды Северного Моря окрасились в багровый цвет от крови хищников. Так велика была ярость выдр Скора, что Веарат и ошметки его разбитой команды были вынуждены пуститься в неумелое отступление. Карабкаясь на борт «Зеленого Савана», они пытались начать движение. Но камни из пращ, копья и огненные стрелы морских выдр колотили в их судно.

Наконец «Зеленому Савану» удалось вырваться, с парусами и кормовой галереей в огне, трещащими канатами и такелажем, когда огонь овладел ими, и в придачу с помехой в виде поврежденного румпеля. Скор и его воины стояли на мелководье, колотя оружием по своим щитам, и призывали захватчиков вернуться и драться, рыча свою песнь победы:

Хулавей! Хулавей!

Поспешите в сечу.

Хийяри! Хийяри!

Мы готовы к встрече.

Ты вернись, не боись,

Мечтам нашим покорись,

В наше море за дружками

На корм рыбам пустись.

Хулавей! Хулавей!

Встреться с нами поскорей!

Хийяри! Хийяри!

Трус бежит, посмотри!

Приглашение пропало втуне. «Зеленый Саван» устремился прочь на юго-восток, и его хищники-пираты проклинали матерей всех морских выдр за то, что те выносили таких бесстрашных сынов и дочерей.

В своих безумных попытках погасить пламя, которое грозило поглотить «Зеленый Саван», Разз?д Веарат был серьезно обожжен. Шекра обернула его мокрой парусиной; он был унесен прочь визжащим от боли и гнева. Лисица находилась при нем, обладая лекарскими знаниями. Она остановилась в обугленной каюте, чтобы обработать его раны. Дождь и снег помогли погасить огонь. После нескольких текущих починок Мула принял командование на себя, ведя судно на юго-восток, назад в более умеренный климат. Понимая, что либо они останутся на плаву, либо утонут, морской крыс – первый помощник взял уменьшившуюся вдесятеро команду в железные лапы, проклиная, бичуя и грозя карами несчастным пиратам. На протяжении нескончаемых дней и изнурительных ночей поврежденное судно медленно хромало в далекие южные моря.

Целый сезон прошел, пока «Зеленый Саван» не бросил, наконец, якорь в бухте острова Иргаш. Сброд ждал на берегу, чтобы приветствовать своего вождя – ибо кто, как не ужасающий Веарат, всегда возвращался с триумфом? Но на сей раз все было по-другому. «Зеленый Саван», обугленный, разбитый и лишь с половиной команды, являл собой удручающее зрелище. Морские крысы и хищники-пираты смотрели в молчании, как группа, несущая покрытые парусиной носилки, выбрела на берег по нагретому солнцем мелководью. Шекра поместила носилки под надежную охрану из двадцати тяжеловооруженных зверей из команды. Не было необходимости угадывать. Все знали, кто был укрытой фигурой, по смертельному трезубцу, что был помещен на носилках. Это был их вождь, Разз?д Веарат. Лисица поторопила группу через песчаный пляж в деревянный форт, захлопнув и заперев ворота перед хлынувшими вперед зрителями.

online-knigi.com

Книга "Бродяга" из серии Бродяга 1

 
 

Бродяга

Автор: Буянов Андрей Жанр: Космическая фантастика Серия: Бродяга #1 Язык: русский Год: 2014 Издатель: Ленинград ISBN: 978-5-516-00192-5 Город: СПб. Добавил: Admin 27 Фев 14 Проверил: Admin 27 Фев 14 Формат:  FB2 (441 Kb)  RTF (404 Kb)  TXT (380 Kb)  HTML (438 Kb)  EPUB (546 Kb)  MOBI (1827 Kb)  

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Космос никогда не был и не будет мирным. Сотни и тысячи цивилизаций нашли в нем свое начало и свой конец. В опустошенных войнами звездных системах через столетия снова появляются робкие ростки разумной жизни, часто приходящие извне. Все повторяется и повторяется вновь. История галактики циклична…Аварские работорговцы уже давно знают о Земле, и если бы не ее крайняя удаленность от торговых путей и вообще границ обитаемого Звездного Содружества, то еще неизвестно, как повернулась бы земная история. А так, только несколько сотен тысяч людей исчезают на земле бесследно, доли процента, если смотреть от общего числа населения…Николай не хотел и не планировал куда-либо пропадать. Его и на Земле все устраивало. Но судьба распорядилась по-другому… Кто же знал, что обычный перелет чартера может закончиться так нестандартно.И вот теперь он вынужден начинать новую жизнь в качестве освобожденного от пиратов пациента реабилитационного отделения флотского госпиталя Империи Аратан. Не самый плохой вариант. Наверняка те, кто все-таки долетел до Империи Авар, с этим согласятся.

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Буянов Андрей

Другие книги серии "Бродяга"

Похожие книги

Комментарии к книге "Бродяга"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me