Брюс ли книга


10 невероятно мощных цитат из книги Брюса Ли, написанной им перед смертью

Брюс Ли был, есть и всегда будет легендой.

Многие не знают, что в дополнение к своим многочисленным достижениям в боевых искусствах и кино, Брюс Ли также планировал опубликовать книгу, которая уже была близка к завершению в то время, когда его постигла «смерть от несчастного случая» в 1973 году, в 32-летнем возрасте.

Брюс был заядлым читателем, у которого дома была личная библиотека, включавшая в себя более 2 тысяч книг по широкому кругу вопросов, в т.ч. боевым искусствам и философии.

В своей книге он планировал свести воедино свои знания, личный опыт и философию, которой руководствовался в жизни, надеясь, что она послужит отличным источником знаний для бойцов боевых искусств и философов.

В 1970 году с Брюсом случилась тяжелая травма — при работе со штангой он повредил позвоночник и оказался прикованным к постели. Врачи пророчили, что он больше никогда не сможет заниматься боевыми искусствами.

Все 6 долгих месяцев постельного режима Брюс очень много читал, систематизировал свои идеи и начал работу над книгой.

Будучи Брюсом Ли, он, конечно, бросил вызов диагнозу врачей и заставил себя вернуться к занятиям и преподаванию боевых искусств, даже если иногда приходилось терпеть сильные боли. Планы опубликовать книгу в 1971 году были прерваны его успешной кинокарьерой и, к сожалению, в 1973 году Брюс Ли скончался, так и не успев завершить рукопись.

Работу над книгой продолжили его жена Линда Ли (в настоящее время Линда Ли Кэдвелл) и писатель Гилберт Джонсон, близкий друг семьи.

Впервые изданная в 1975 году, книга «Tao of Jeet Kune Do» («Путь опережающего кулака») стала настоящим бестселлером среди пособий по боевым искусствам. Ведь она посвящена не только джиткундо — методу, в котором Брюс Ли сумел объединить многие стили единоборств, но и духовным аспектам самосовершенствования.

Предлагаем 10 великих цитат из книги Брюса Ли «Путь опережающего кулака», 10 идей, которыми он хотел поделиться с миром, прежде чем умер.

1. Я двигаюсь и не двигаюсь вообще. Я подобен неподвижному отражению луны в бушующих и скачущих волнах.

2. Свобода раскрывает свои объятия человеку в тот момент, когда он перестает заботиться о том, какое впечатление производит или может произвести на кого бы то ни было.

3. Не убегайте, пусть будет то, что будет. Не ищите, ибо все само к вам придет, когда вы меньше всего этого ожидаете.

4. Удары руками и ногами — это оружие, призванное убить собственное Я.

5. Чтобы стать другими, мы должны узнать, что же мы есть сейчас.

6. Видит мозг, а не глаза.

7. Мы горды, когда отождествляем себя с собой воображаемым, с лидером, конечной целью, коллективным идеалом или собственностью. Страх и нетерпимость сосуществуют с чувством гордости.

8. Управление нашим бытиём напоминает набор комбинации для открытия сейфа. Один поворот ручки редко открывает сейф, каждое продвижение вперед — это уже шаг к достижению конечной цели.

9. В любом страстном преследовании значение самого преследования неизмеримо больше, чем значение преследуемого объекта.

10. Хороший боец должен больше чувствовать, чем осознавать, когда нанести удар.

deadbees.net

Читать онлайн книгу «Брюс Ли. Путь воина» бесплатно — Страница 1

Брюс Ли. Путь воина

Предисловие

Посвящается моей жене Терри и нашим детям:

Рили, Тейлору и Бреддону

Предисловие Линды Ли Кэдвелл

Дорогой счастливейший в мире читатель!

Что-то привлекает тебя в Брюсе Ли, если ты открыл эту книгу. Ты вспоминаешь его образ в кино: великий воин, он наносил молниеносные и мощные удары и был противником, которого боялись; мужчина в превосходной физической форме со стальными мускулами живота, развитыми предплечьями, ясно очерченной линией сильных плеч; актер, чья личность не оставляла тебя равнодушным, волновала и воодушевляла тебя. Вполне может быть, что ты много раз смотрел фильмы с его участием — они стали классикой жанра боевых искусств. Но Брюс Ли как философ? Эту грань его личности ты не принимал во внимание, хотя интерес к ней уже возник у тебя. Читай же, друг мой, ибо на страницах этой книги Джон Литтл доносит до тебя некий подвиг духа, возможность постичь настоящего Брюса Ли.

За девять лет, что мы прожили вместе, я узнала Брюса, вероятно, лучше, глубже, чем многие другие. Я видела, что внешне его жизнь представляла собой борьбу, в которой он преодолевал на своем пути одно препятствие за другим, чтобы добиться поставленных целей. Я также видела, что его внутренний мир был для него ареной борьбы с сомнениями в самом себе, с чувством неуверенности — чувством, которое разъедает сознание каждого из нас. Брюс первым сказал бы вам, что он далек от совершенства, но, что более важно, он сказал бы, что его миссия в жизни заключается в том, чтобы стать настоящим человеком. Его путь представлял собой непрерывный эволюционный процесс, шаг следовал за шагом, и целью этого процесса было не достичь состояния совершенства, но ощущать жизнь обнаженными нервами, соприкасаться с ней нутром и разумом. Ради этого Брюс погружался в самые глубины своей психики, чтобы определить и отточить собственную жизненную философию.

Брюс часто говорил, что любое познание — это в действительности познание самого себя. Он имел в виду, что чем больше человек раскрывается, чтобы приобрести знания, тем больше эти приобретенные знания обогащают его, вдохновляют и становятся неотъемлемой частью личности. Брюс — это образец человека, настроенного на самообразование. Его формальное образование состояло в том, что он закончил первый курс Вашингтонского университета, где изучал философию. Затем Брюс бросил учебу и открыл свою школу Джун Фэн Кунг-фу в Окленде. Однако его образование на этом отнюдь не закончилось. Вопрос о том, как мыслительный процесс человеческой личности побуждает ее реализовывать свои возможности в самом высшем смысле слова, с ранней юности довлел над ним, и Брюс продолжал поиски ответа на свой вопрос.

Он целеустремленно изучал этот процесс на самом себе. Даже когда он упражнял свое тело, чтобы сделать его сильным и ловким, его мозг не прекращал работать над поиском причин своего неведения. Эта задача настолько поглощала внимание Брюса, что его мозг полностью сосредоточился на ее решении. И в то же время Брюс был переполнен острейшим осознанием происходящего вокруг — неотъемлемая черта бойца кунг-фу. Исследуя глубины своего существа, Брюс смог взрастить семена собственной философии, и эти семена дали побеги, а потом расцвели, чтобы родился настоящий Брюс Ли — тот, кого вы знали как необыкновенного чудо-борца и кто предстанет теперь перед вами как философ, человек, чья мудрость намного превосходила его годы.

Существует немало людей, владеющих военными искусствами, и прекрасных актеров с отличными физическими данными. Некоторые добились славы и получили за свой талант щедрое вознаграждение. Но в Брюсе Ли было нечто такое, благодаря чему в сердцах и умах его последователей во всем мире он по-прежнему незаменим. С тех пор как он умер, прошло более двадцати лет, но поток писем от людей, восхищенных его личностью, по-прежнему не иссякает. Тринадцатилетний юноша, который родился, когда Брюса уже давно не было в живых, пишет, что пример Брюса побуждает его хорошо учиться; пожилой мужчина рассказывает о том, как под влиянием Брюса его жизнь изменилась в лучшую сторону; молодая женщина говорит, что, вдохновленная личностью Брюса, она начала изучать боевые искусства, в результате чего ее уверенность в себе возросла во много раз. Таких историй бессчетное множество, но суть их одна: Брюс Ли — это объект для подражания, образец героя и реальная человеческая личность.

Что же в Брюсе Ли по-прежнему так сильно привлекает людей всех слоев общества и профессий? Думаю, главное здесь — глубина его собственной философии, которая, хотел он того или нет, отчетливо проступает в фильмах с его участием и в его записях. Воздействие его личности было настолько сильным, что вы втягивались в его внутренний мир, менялись ваши установки и представления, перестраивалось сознание. Эта книга даст вам возможность пересмотреть воспоминания о Брюсе Ли, увидеть его в другом ракурсе.

Один из тех, кто воспользовался возможностью научиться чему-то от Брюса Ли, был Джон Литтл, автор этой книги. Джона с детства занимали философия и личность Брюса Ли. С огромной энергией, приложив весь свой интеллект, в неустанных поисках и с помощью тонкой интуиции Джон решал задачу сравнения философии Брюса Ли с философией столетних гуру и современных мудрецов с Востока и Запада. Кроме того, Джон показывает, как Брюс применял свои философские взгляды в повседневной жизни и, более широко, в процессе достижения конечных целей. Наконец, он открывает вам возможности взять из жизненного опыта Брюса Ли то, что полезно для вас, и через это взрастить и развить собственную философию.

Вспоминается фраза из роли Брюса в фильме «Выход Дракона»: «Это как указывать пальцем на Луну. Не сосредоточивайся на пальце, иначе ты не увидишь ее божественного сияния». Так же и вы: смотрите сквозь строчки этой книги, проанализируйте заложенные в ней мысли, затем прочувствуйте их и сделайте своими собственными.

Желаю вам изобилия энергии, доброго здоровья и спокойного осознания.

Бойз, Айдахо

Предисловие Дениела Ли

PS. В память и в честь моего сына Брэндона в Уитмен-колледже учреждена стипендия в области драматургии. От имени Брюса и Брэндона Ли в Университете Арканзаса учреждена стипендия в области медицинских исследований. Джон Литтл отдает в качестве взносов в эти стипендии существенную долю гонорара от продажи этой книги. Семья Ли благодарит его за щедрость.

Для широкой публики Брюс Ли, китаец по происхождению, был известной кинозвездой, снимавшейся в фильмах о восточных единоборствах. Для членов сообщества восточных единоборств Брюс Ли — непревзойденный мастер восточного боя, великолепно владеющий боевыми искусствами и разработавший новую систему борьбы. Однако совсем немногие знали, что Брюс Ли был также творческим мыслителем, философом и разносторонне образованным человеком, глубоко проникнувшим в философию китайского даосизма и дзэн-буддизма.

Для меня было огромной привилегией стать одним из его учеников в тренировочной школе в Лос-Анджелесе в 1967 г. Брюс был великолепным учителем, творческим гением двадцатого века. Он сумел соединить древнюю философию Дао с китайской системой Вин Чун, современным искусством западного бокса и ударами каратэ и создал чрезвычайно эффективную систему борьбы без оружия, которую он называл «джит кун до» (ДКД) (обычно это название переводят на английский как «путь преграждающего кулака»). Его наставления пробудили во мне новое понимание высшей реальности в сражении без оружия, благодаря чему полностью изменились не только мои тренировки, но и вся жизнь.

Мысли Брюса Ли в отношении философии ДКД появлялись в течение шестнадцати лет во многих публикациях. Некоторые из этих периодических изданий давно уже не существуют, поэтому теперь действительно очень трудно узнать что-то еще о жизни и философии Брюса Ли. Равным образом это обстоятельство делает тщетными попытки тех из нас, кто стремится понять некоторые аспекты его мастерства в восточных единоборствах.

К счастью, мой друг Джон Литтл, которого за прошедший год мне довелось узнать достаточно близко, смог добиться определенных успехов в этом направлении. Его превозносили за то, что он взял на себя монументальную задачу написать труд, в котором философия Брюса Ли была бы отражена полностью. Джону понадобились два года и поездки по крайней мере на три континента, чтобы собрать воедино все написанное и сказанное Брюсом Ли. Соединив собранные материалы с собственными хорошо продуманными и обоснованными комментариями, Джон создал всеобъемлющий труд из семнадцати глав под тремя крупными заголовками.

Кто-то, возможно, прочитает эту книгу от начала до конца, другой может выбрать какую-то часть, заголовок которой покажется ему интересным, потому что каждая из частей посвящена какому-то конкретному аспекту философии Брюса и, таким образом, может рассматриваться отдельно. И все-таки вместе все части образуют единое целое. Эта книга охватывает многие стороны философии Брюса, в ней рассматриваются его личные взгляды на взаимоотношения между людьми (на различных уровнях), а также его отношение к проблеме преодоления ударов судьбы и стресса. Отдельную главу Джон полностью посвящает пяти фильмам Брюса-режиссера. Он уделяет много места описанию чрезвычайно интересной подоплеки каждого из этих фильмов и анализирует скрытые послания, которые Брюс через фильмы пытался донести до зрителей.

В книгу включены также выдержки одного из немногих личных интервью, которые Джон взял у покойного Брэндона Ли, сына Брюса. Из этого интервью становится ясно, что Брэндон во многом унаследовал пытливый, любознательный ум своего отца. В этой главе читатель получает редкую возможность узнать о жизни Брэндона, о его личности, а также о стремлении добиться успеха в качестве актера.

В приложениях помещены два чрезвычайно содержательных эссе Алана Уотса (философа, который произвел на Брюса особенно сильное впечатление), а также перечень наиболее важных событий в жизни Брюса, составленный в хронологическом порядке, и список его основных работ. Это очень ценные сведения для тех, кто хотел бы узнать больше о достижениях Брюса и его вкладе в искусство боя. Для артиста-воина (в широком смысле), полностью изучившего три этапа совершенствования военного искусства Брюса Ли и четырехступенчатое руководство к самопросвещению, эта книга представляет ценный источник информации для лучшего понимания философской основы искусства борьбы без оружия Брюса Ли.

Поскольку я родился, вырос и получил образование в Китае и уже более одиннадцати лет преподаю китайский язык и китайскую культуру в колледже в Пасадене, а также работаю в качестве переводчика с китайского и лектора по вопросам медицинской терминологии в университете китайской традиционной медицины САМРА в Лос-Анджелесе, я хотел бы прокомментировать перевод на английский язык термина «джит кун до*. Его часто переводят как «путь преграждающего кулака» — и это вполне приемлемо. Однако мне хотелось бы расширить смысл перевода. Слово «дао» («до» на кантонском диалекте) означает «путь природы» или «созидательная сила, управляющая Вселенной». Таким образом, термин «джит кун до», написанный на китайском языке, будет означать «преграждающий кулак, который следует принципам Дао».

То же самое слово на японском языке — «до» — имеет значение «путь чего-либо» или «способ чего-либо*. Поэтому приведенные ниже японские термины переводятся следующим образом: дзюдо — «путь мягкости», кэндо — «путь сражающейся шпаги», айкидо — «путь приведения ци к гармонии», шодо — «способ каллиграфии».

Китайский мудрец Лао-цзы, автор «Дао дэ цзин», утверждал:

«Дао — это то, из чего созданы все вещи во Вселенной. Процесс, по которому создаются все вещи, производится этой энергией, или ци, которая берет свое начало в Дао. Эта энергия состоит из двух частей: инь и ян. Все вещи во Вселенной обладают энергией инь и энергией ян. Когда энергии инь и ян сливаются вместе, наступает состояние гармонии».

На Брюса эта концепция гармоничного существования энергий инь — ян произвела настолько сильное впечатление, что он выбрал символ инь — ян (который упоминается китайцами как Тай-цзи, «Великий Принцип») в качестве эмблемы его школы, с тем чтобы она представляла основополагающий принцип искусства борьбы ДКД, который включает в себя и использует как твердую, так и пластичную энергии инь — ян.

Рядом с кругом Тай-цзи Брюс поместил две стрелы, чтобы подчеркнуть, что техника борьбы ДКД должна включать в себя гармоничное взаимодействие энергий инь (пластичной, уступающей) и ян (твердой, утверждающей). Он подчеркивал, что в его искусстве борьбы ДКД противник не противостоит силе силой, а, скорее, «дополняет» мощную силу своего соперника уступающей энергией инь.

В своих записках Брюс метафорически описывал этот принцип следующим образом: «Прочнейшее дерево легко ломается под нажимом, а бамбук выживает, сгибаясь под ветром».

Он также писал: «Будьте как вода, потому что она мягкая, упругая и бесформенная. Ее нельзя поймать».

С тех пор как Брюс ушел из этого мира, я со многими своими учениками продолжаю отрабатывать технику ДКД у себя дома на заднем дворе. Наставлениям Брюса я следовал с большой точностью. Помимо техники жестких ударов и сильных киков, я тренирую приемы тай-цзи цюань и «пуш-хэнд», чтобы привести мощную энергию ян в равновесие с соответствующим уровнем энергии инь. С тех пор я изучил множество китайских рукописей по философии Дао и классических работ по тай-цзи цюань — я хочу лучше понять природу энергий инь — ян и способы их развития.

Я глубоко убежден, что Брюс считал развитие энергий инь и ян неотъемлемой частью тренировки ДКД. Развитие и совершенствование энергии ян включает в себя оттачивание того, что Брюс называл боевыми «инструментами» воина или оружием нападения, — такие приемы, как удары кулаком и захваты. Воин должен, кроме того, повышать мастерство, совершенствуя координацию, точность, скорость и силу.

Развитие энергии инь подразумевает также улучшение чувствительности и гибкости тела, совершенствование мягкой пружинистости конечностей и культивирование способности мозга и тела к расслаблению в дополнение к вырабатыванию «отстраненной» позиции душевного равновесия и эмоционального спокойствия.

В результате, развивая искусство спонтанной адаптации, воин способен продвинуться на более высокий уровень мастерства. Это искусство позволяет быстро произвести значительную энергию, которая дополнит энергию противника практически без каких-либо сознательных усилий. Во время сражения, например, целью является использование мягкой, уступающей энергии (энергии инь), чтобы нейтрализовать силу противника, вместо того чтобы пытаться противостоять его силе (энергии ян) с помощью дополнительной жесткой или противодействующей силы (энергии ян).

Как только у противника наступит стадия перенапряжения, он почувствует слабость и начнет отступать (энергия инь), его нужно немедленно атаковать (энергия ян), чтобы одержать над ним победу. Этот метод борьбы требует отдачи всех сил и очень увлекателен, а я пока еще далек здесь от совершенства. Как отмечал Брюс в своих записях, когда искусство адаптации достигает наивысшего уровня, оно становится «как тень, следующая без усилий за движущимся объектом» или «как поплавок, приспосабливающийся к гребням и впадинам волн».

Брюс напоминал также о том, что «вершина совершенствования — в стремлении к простоте. Половинное совершенство ведет к украшению… Процесс упрощения аналогичен таковому у скульптора, который постепенно отсекает все несущественное, пока не сотворит шедевр».

Развитие энергий инь и ян описано к книге Брюса «Путь Дао в джит кун до», которая вполне доступна для желающих ее прочитать. Не знаю, достигну ли я когда-нибудь в жизни такого уровня мастерства, но Брюс всегда останется для меня образцом для подражания и источником вдохновения.

Коллеги, практикующие ДКД, я надеюсь, что, читая эту книгу, вы получите удовольствие и сможете почерпнуть из нее суть философии ДКД Брюса Ли. Следуйте его тренировочным программам, уясните для себя смысл трех стадий совершенствования и содержание его четырехступенчатого руководства к самопросвещению. Сведения, представленные Джоном Литтлом в этой книге, прольют свет на смысл ДКД, и занятия борьбой начнут приносить вам больше удовлетворения.

В заключение позвольте мне процитировать слова знаменитого китайского мастера и учителя тай-цзи цюань. Когда он увидел, что его ученики на уроках тай-цэи цюаыь занялись изучением всевозможных военных искусств, не имеющих отношения к предмету, он предостерег их следующими словами:

Многие ученики совершают ошибку, пренебрегая тем, что близко (то есть тем, что доступно без труда и существенно для вас), в погоне за тем, что далеко (другими военными искусствами, которые несущественны или не имеют отношения к тому, что вы сейчас изучаете). Ошибка в суждении и в ваших поисках заставит вас отклониться от пути на тысячу миль. Следовательно, вы должны очень ясно разграничивать то, что для вас существенно, а что — нет.

Пасадена, Калифорния

Предисловие Марка Уотса

Птица в полете следует своим курсом и не обращает внимания на границу, разделяющую Восток и Запад.

Каллиграфическая надпись Алана Уотса

Некоторое время назад мне позвонил из Японии один господин, который спросил, не могу ли я порекомендовать ему какие-нибудь магнитофонные записи, сделанные моим отцом по дзэн-буддизму. Далее он объяснил, что приехал из Сиэтла в Киото, чтобы поучиться в буддийском монастыре, но теперь, семь лет спустя, он так и не просветился в области дзэн. Ему очень хотелось учиться дзэн, и он был очень благодарен, когда я назвал ему довольно много записей из числа самых лучших.

Как бы смешно это ни звучало, здесь нет ничего удивительного: дзэн в Японии не приспособлен для быстрого обучения ему западных людей, так как его часто неправильно понимают.

Удивило меня, однако, то обстоятельство, что, как я недавно обнаружил, Брюс Ли регулярно делал записи выступлений Алана Уотса по радио или по телевидению и давал слушать кассеты своим ученикам. Читая его дневники и интервью, я понял, что работы моего отца оказали значительное влияние на его жизнь и, как и для моего отца, осознание Дао было основным в его искусстве. Конечно, феномен стопроцентно восточного человека, обучающего своих западных учеников физическим боевым искусствам и при этом находящего источник духовного вдохновения в работах человека с Запада, который всю свою жизнь интересовался мудростью Востока, действительно необычен. Но, как замечает Джон Литтл, «проблема западного подхода заключается в том, что с его помощью пытаются объяснить жизнь, вместо того чтобы открыть, как ее почувствовать».

Оба — и Ли, и Уотс — были вовлечены в учительствова-ние, что для них означало в каком-то смысле «говорить о непроговариваемом», доносить (передавать) смысл чего-то, что может быть понято только прямо. В даосизме они обнаружили необычайно практическую философию, направленную, как это и есть на самом деле, на то, чтобы раскрыть нецеленаправленность жизни. Ибо, направляя себя к какой-либо цели, мы неизбежно сосредоточиваем свое внимание на том, что впереди и что находится вне настоящего момента. Как не раз говорил мой отец: «Если цель танца в том, чтобы достигнуть определенного места на полу, тогда, очевидно, самый быстрый танцор и будет лучшим. Цель танца — сам танец». Так же и жизнь.

Историческая граница между «неприятно объективным» западным миром и глубоко субъективным Востоком в двадцатом веке начала стираться, и сегодня характерные способы восприятия мира, присущие каждому из них, воспринимаются во всем мире совершенно по-другому. И хотя значение символа инь — ян на яркой футболке подростка в Америке может быть не до конца им понято, протянутая рука из встречного автомобиля, грациозно исполняющая движения тай-цзи цюань, со всей очевидностью, имеет отношение к сосредоточенному на духовности существу, которое, по крайней мере опытным путем, поняло что-то из философии, вдохновлявшей и Алана Уотса, и Брюса Ли. Ибо, как сказал Брюс Ли:

Жизнь живет, и в ее потоке вопросы не возникают. Причина этого в том, что жизнь живет СЕЙЧАС! Завершенность, настоящее — это отсутствие в сознательном разуме стремления разделить неразделимое. Потому что, как только завершенность вещей разделена, она больше не является завершенной.

Этими словами Брюс открывает, что он нашел секрет, который ускользает от большинства современных людей. Если говорить простыми словами, секрет заключается в том, что, хотя мы можем одновременно жить и созерцать жизнь, делать это — означает выбросить что-то из жизни, потому что мыслящий аспект личности не есть вся — или завершенная — личность. Как сказал британский физик Дэвид Бом: «Проблема маленького “я” в том, что оно думает, будто оно — большое “я”»

Восток встречается с Западом: Брюс Ли был одним из первых, кто начал посредством кинофильмов учить публику на Западе — и даже западных актеров, таких, как, например, Джон Саксон (слева), — восточной философии

На страницах этой книги читатель найдет основные идеи, высказанные Аланом Уотсом, Кришнамурти, обойми Судзу-ки, Джозефом Кэмпбеллом и — много веков назад — Лao-цзы, Чжуань-цзы, Буддой и Шанкарой. Хотя многие из этих идей не новы, их выражение олицетворяет живое искусство, которое указывает путь к освобождению, охарактеризованному однажды моим отцом как «религия не-религии».

И последнее. Кажется, что, после того как культуры Востока и Запада двигались в противоположных направлениях, сейчас: сцена приготовлена и ждет появления некой культуры Востока/Запада, основанной на лучших чертах каждой — авантюрном духе и любопытстве по отношению к новому Запада и на высокоразвитой философской и эстетической восприимчивости Востока. Взаимная поглощающая способность этих элементов уже создала многое для рождения объединенных в одно целое путей знания. Теперь остается только наблюдать, составят ли направления движения каждой культуры полный круг, чтобы танцевать вместе в классическом образе Тай-цзи.

Сан-Ансельмо, Калифорния

Вступление

Возможно, к великому удивлению многих из нас, кто переживает в настоящий момент глубочайший душевный или жизненный кризис, остается непреложным тот факт, что ответ практически на все наши проблемы уже находится в нас самих. Этот ответ существует в форме обширного резервуара свободно циркулирующей энергии, которая, притекая к мускулам, может придать им колоссальную силу, а поднимаясь к мозгу, может сообщить ему способность к необыкновенному внутреннему видению и пониманию сути вещей. Эту естественным образом возникающую энергию китайцы называют «ци» (или «чи»). Они полагают, что она постоянно циркулирует внутри человеческого тела.

Некоторые сравнивали эту огромную внутреннюю энергию с квантовой теорией в физике: структуры субатомной энергии сопоставляются с эволюционными силами, которые лежат в основе роста и развития всего сущего.

Эта энергия не поддается наблюдению, как, например, элементарные частицы или какие-то другие формы материи, существующей в твердом состоянии, и вместе с тем ее нельзя описать только как волну или процесс. Очевидно, это, скорее всего, сочетание первого и второго. Во всяком случае, как мы скоро увидим, любое проявление жизни подражает этому энергетическому циклу в процессах, которые легко различимы, — от атома до Солнечной системы. Научившись подключаться к циклам этой громадной энергии, мы в результате достигаем полной и совершенной гармонии ума и тела, кульминация которой — величайшее духовное пробуждение. Даосские мудрецы Древнего Китая называли его «тун-ву», а учителя японского дзэн-буддизма называют «сатори».

Человек-легенда двадцатого века, мастер боевых искусств Брюс Ли был осведомлен — и это не удивительно — о существовании великих сил, и однажды он заметил:

Я чувствую, что во мне есть эта огромная созидательная духовная сила. Она больше, чем вера, больше, чем честолюбие, больше, чем уверенность, больше, чем решимость, больше, чем предвидение. Эта сила — все они вместе… Не знаю, есть ли в этом божественность или нет, но я чувствую внутри себя эту великую силу, эту нетронутую мощь, это динамическое Нечто. Чувство не поддается описанию, и нет такого переживания, с которым оно могло бы сравниться. Оно скорее сродни сильным эмоциям, смешанным с верой, но во много раз больше.

Брюс Ли был способен произвести громадную внутреннюю энергию, именуемую на китайском языке ци.

Если бы я осмелился дойти до такой дерзости, чтобы попытаться выразить в каком-то символе эту огромную внутреннюю энергию, я, возможно, представил бы ее в образе исполнителя военных искусств, или воина. В конце концов, воин — это символ одного из аспектов этой великой силы, которая, если ею должным образом распорядиться, может выиграть для вас многие сражения, но вместе с тем, если ее неверно направить или ею пренебречь, может разрастись и стать возмездием. Большинство из нас пренебрегли этой силой воина, не замечали ее присутствия и отказались даже от попытки установить с ней контакт. А в результате все мы пришли к тому, что стали способны на гораздо меньшее, чем могли бы. Как заметил американский психолог Уильям Джеймс в своем эссе «Виды энергии у людей»: «По сравнению с тем, чем мы должны были бы быть, мы бодрствуем только наполовину. Огни затушены, счета оплачены. Мы используем всего лишь маленькую часть наших умственных и физических ресурсов».

Но если бы мы предпочли подключиться к этой внутренней энергии, мы стали бы тем, чем в конечном счете можем быть: мгновенно пробудив страсти и раздув пламя наших предельных возможностей, мы изменили бы свою жизнь. Мы стали бы более страстными, более определенными — в гармонии с самими собой и с окружающим миром. И тогда мы почти без усилий преуспели бы в достижении целей.

Без сомнения, Брюс Ли умел подключаться по собственной воле к силе воина, существующей внутри него, и он верил, что можно совершить любые великие дела, если научиться направлять в нужное русло то, что он называл «этими великими духовными силами внутри нас», провидя будущее: «Когда человек придет к осознанному жизненно важному пониманию этих великих духовных сил внутри самого себя и начнет использовать эти силы в науке, бизнесе и жизни, прогресс человечества в будущем превзойдет все, что было раньше».

Суперзвезда Национальной ассоциации бокса Карим Абдул-Джаббар, который в течение шести лет брал частные уроки у Брюса Ли, вспоминает, как Ли учил его подсоединяться к внутренней силе воина:

«Брюс показывал мне, как обуздать бушующее начало и направить его в нужную сторону только по моей воле. Китайцы называют это «ци», японцы — «ки», индийцы — «прана». Это жизненная сила, она невероятно мощная… Как ни странно, но ее невозможно должным образом объяснить. Это понимают те, кто сам уже почувствовал ее. Она — одно из очень немногих существующих на свете чудес, которых желаешь больше всего в жизни».

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

www.litlib.net

Брюс Ли - сайт о Мастере | Биография, информация, факты, цитаты, фильмы, книги для скачивания и другое

27 ноября 1940 года произошло событие, на первый взгляд абсолютно не примечательное, — в семье актера китайского театра, находившегося с женой на гастролях в Сан-Франциско, родился сын, которого назвали Ли Сяо-Лунь, что в переводе означает Ли Маленький Дракон, ибо 1940 год был по китайскому календарю годом Дракона. При рождении он, как и положено у китайцев, получил еще два имени — Ли Чженфань и Брюс Ли. Родителями его были Ли-Хуэй Чун и Грейс Ли, наполови­ну китаянка, наполовину немка, так что в жилах Брюса текла не только китайская кровь.

В те дни в Гонконге, где жила семья Ли, царили довольно жестокие нравы — в каждом районе были свои молодежные группировки, кото­рые постоянно вели кровопролитные бои с конкурентами. Ли, прирожденный лидер и боец, быстро возглавил одну из таких группировок и считался искусным драчуном. Один из друзей Ли вспоминает в своей книге о нем, что однажды Брюсу предложил помериться силами вожак другой банды, причем поставил условие, что бой должен проходить на плоской крыше четырехэтажного дома, чтобы борьба в буквальном смысле шла не на жизнь, а на смерть. Ли принял вызов, хотя соперник превосходил его по физическим данным и был на несколько лет старше, и, одержав победу, великодушно даровал противнику жизнь.

В 13 лет Брюс стал учеником школы южно-китайского стиля Вин Чун (другой вариант произношения — Юн Чунь), в переводе — «Прекрасная Весна». Там под руководством патриарха стиля Ип Мэна Ли сделал пер­вые шаги в кунг-фу. Он начал тренироваться с поразительным упорством и настойчивостью и уже через пару лет стал одним из первых учеников школы. Именно тогда гонконгская мафия — «Триада Чайна» — обратила внимание на молодого перспективного мастера, нуждавшаяся в хороших бойцах. Ли было сделано заманчивое предложение, которое он отклонил в весьма категоричной форме. И тогда, опасаясь за Читать далее →

leebruce.ru