Текст книги "Чародейка (СИ)". Чародейка книга


Читать онлайн книгу Чародейка (СИ)

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 37 страниц)

Назад к карточке книги

Завадская Анна Чародейка

Часть 1

Самому темному из всех гномов, мастеру ритуалов и терпеливейшему из консультантов – за то, что помогал сделать темных темными и пробовал вбить в мою головушку основы гномовского поведения и мировозрения.

Самому заботливому из всех близких – за то, что вычитывал и поддерживал, помогая справится с неуверенностью и сомнениями.

Самой светлой и чудесной – за правильно поставленные вопросы и мудрые советы, а также за профессиональный взгляд на мое бумагомарание.

Самым желанным, преданным и требующим – за пинание моего воображения на новые подвиги.

Благодарю ВАС.

Глава 1. Знакомство

– Будешь эльфой.

– Да не буду я эльфой! Ты меня видел? Из меня эльфа – как из крокодила кошка!

– Вот не надо комплексовать. Ну, подумаешь, пара лишних килограммов. Так и что? Пошьем тебе красивое платье – и...

– И в лесу о кустики я себе весь подол изорву. И не пара лишних килограммов, а десяток как минимум. Да и где ты видел эльфу с короткими черными волосами?

– Не короткие, а средней длины. Не черными, а цвета вороного крыла. Энни, это же игра, а не кастинг на новую роль в фильме!

– Не буду я эльфой! Я человеком обыкновенным буду.

– Угу... Человеком... Как всегда, целительницей? Третьей по счету в команде? Мне хватит двух девочек-блондиночек. А тебе уже давно пора переходить на более серьезные роли. Энни, нам нужны не целительницы, нам нужна боевая сила. У тебя лук есть, легкий доспех найдем...

– Не буду я эльфой! Не хочешь меня небоевым персонажем видеть – пойду магиней.

– Магом у нас Франц будет. На двадцать клинков второго не пропустят. Колдуньей пойдешь?

– У... Злобный ты... Не пойду. Не хочу в лагере торчать целыми днями и зелья вам варить. Лизу колдуньей сделай, ей и играть не понадобиться. Любая её стряпня за зелье сойдет. Заодно и вместо двух лекарей будет всего одна. О! Буду чародейкой.

– Чародейкой... Ты меня хоть слушала? Нам БОЕВАЯ сила нужна, а ты... Эх... И если бы стреляла хуже остальных – так нет, абсолютно адекватна как лучница. Чародейка... Ты чертить-то умеешь? В лесу? С помощью веревки и двух колышков? А мастеру зубы заговаривать, объясняя что для чего в твоем ритуале? Представляешь, сколько с собой придется барахла носить?

– Зато вам всем амулетики смогу сделать да зарядить в случае чего. Да и не такие уж мы небоевые, чародеи... Вот, смотри, что тут в правилах насчет атакующих амулетов прописано...

Обычная подготовка к долгожданной игре. После полутора лет работы почти без выходных и с минимальным отпуском в неделю, причем зимой и в самое неудобное для меня время – я наконец-то могла выехать на полигон не боясь уволнения. Нечего бояться уже было. Представьте себе, маленькая рекламная фирма, в которой начальство лучше всех знает, как должен выглядеть рекламный плакат или какой слоган больше понравиться заказчикам. Обычно это заканчивалось тем, что начальство зарезало наши идеи на корню, одобряя абсолютно унылые идеи и клиенты во второй раз к нам не обращались. В конце концов, я сказала «хватит» и подала заявление по собственному желанию.

В костюм и снаряжение я вложила последние деньги, билет на электричку в обе стороны мне оплатили ребята из команды. Пофиг. О новой работе, новой квартире (с родителями я поругалась из-за увольнения) и новой жизни как таковой я подумаю после игры. Мне было жизненно необходимо на время забыть о существовании реального мира с его проблемами. Ну а где это можно сделать, как не в лесу, в окружении воинов в доспехах и девушек в костюмах, подобных мне? Компьютер не предлагать, и так слишком долго за ним сидела в прошедшие полтора года.

Чем меня привлекла именно эта игра? Авторским миром и тем, что на неё собирались ехать ребята из старой проверенной тусовки. Те, с кем я пойду куда угодно почти не задумываясь. Потому что у них есть не только полный комплект доспехов и нормальное оружие, но и мозги. Я пришла в их компанию желторотой первокурсницей с восторженно горящими глазами, которая следила за каждым движением на тренировках и честно пыталась научиться работать хотя бы мечом. А как я ловила фразы о том, какой доспех лучше и какое кольчужное плетение лучше... Блин! Для меня это было откровением! Они говорили о чем-то настоящем, проверенным временем и боями, а не о том, с кем сегодня пошел в кино Петя из параллельной группы и где лучше побухать. А потом, когда стало понятно, что мечник из меня... никакой – я смирилась, кое-как освоила лук и самострел – и начала постигать таинство игровой магии и ритуалов. Увлекло.

С тех пор я и ездила на игры "небоевым" персонажем: лекаркой, целительницей, прорицательницей, ведуньей, жрицей. В этот раз я собиралась чародейкой. Опыт по составлению ритуалов был хоть и не особо серьезным – но все же лучше, чем по стрельбе из лука или бою на мечах. Так что теперь, забив половину рюкзака всякими "компонентами" вроде камешков, перышек, травок, ниточек-веревочек, свечек, ароматических палочек, масел и прочего, пошив себе дорожный костюм средневеково-фэнтезийного покроя (бриджи, юбка-солнце с запАхом поверх, колет с рукавами и рубаха из полотна) и одев старые кожаные ботфорты, я вылезала из электрички вместе с ребятами на каком-то "километре". Новый полигон радовал и тревожил одновременно, но мастера клятвенно заверили в наличие воды и сушняка. Сверившись с картой, мы начали путь по тропинке вглубь леса...

* * *

Герцог Малрийский смотрел на карту, разложенную на столе – и хмурился. Три города и с полусотни деревушек и сёл вокруг них. И ведь если бы были стратегически важным районом. На кой драгр* темным вообще эти города сдались? Было бы понятно, если бы они атаковали припортовые города на востоке или западе, но центральный район... Здесь же нет ничего особенного, ни в экономическом, ни в политическом, ни в магическом плане! Охотники, скотоводы, лесорубы и искатели приключений всех мастей. Ну и контрабандисты, конечно. Близость к границе с темными и холмистая местность предгорий накладывает свой отпечаток. Но зачем их захватывать? В чем их ценность?

И, спрашивается, зачем сейчас эти города отбивать обратно? Когда оттуда ещё не ушли основные силы темных? Подождать немного, пока расслабятся темные, а потом ударить. Но король уперся, эльфы его почему-то поддержали, даже гномы выставили отряд. Ну, эльфы понятно: им в каждой вылазке темных видится Война Разрушения. Никак не могут забыть, как лавина измененных темной магией живых и немертвых подкатила к их драгоценным лесным дворцам, опустошив при этом всю Тагрию, Женовию и часть Айдарнии. Пять столетий прошло с тех пор, как светлые отвоевали Айдарнию и Женовию – но длинноухие по-прежнему помнят о том, сколько их почти вечных жизней пришлось отдать за то, чтобы между их границами и темными оказалось больше дневного перехода. А ведь стоило им прислушаться к Лаэдрии, своей видящей и помочь королю Тагрии, как только он попросил о помощи – триста лет владычества темных не исказили бы до неузнаваемости эти три королевства.

О нет, зеленые леса не превратились в мертвые, а на полях все также хорошо произрастала не только сорная трава, но и пшеница с рожью, но... Проклятых мест, в которые люди и нелюди опасались наведываться в одиночку стало столько, что в любой деревеньки вам укажут как минимум на два близлежащих. А развалины замков с жуткими подробностями штурмов? А разоренные поместья темных магов с кошмарными подземельями? А горы амулетов и артефактов, которые пропали вместе с владельцами в бесконечных боях?

Королевства изменились, изменилось что-то и в самих людях. Более жесткие, принципиальные, рисковые, не забывающие зло и добро, не терпящие предательства и слабости. Теперь эти два королевства иначе как Приграничьем и не называли. А после того, как два поколения назад король Женовии и королева Айдарнии поженились, объединив свои королевства в одно – неофициальное название стало синонимом официального.

Герцог Малрийский лишь фыркнул. Пусть называют, как хотят. Главное, чтобы не пытались расширить свои границы за счет Приграничья, пока темные шевелятся на границе. Но как же ему не нравилась вся эта ситуация... Как она ему не нравилась!

* драрг – крупное хищное животное степей Кхазарда, континента гномов.

* * *

Сам мир был не то, чтобы совсем уж авторским... Здесь были и эльфы, и гномы, и орки, и карлы, и люди. Были светлые и темные. И, понятное дело, что между светлым блоком, в которое входили эльфы, гномы и люди и темным блоком, в которое попали орки (эльфы искаженные), карлы (такие злобные безбородые карлики, искаженные гномы) и опять же люди (этих и искажать-то не пришлось) постоянно возникали приграничные стычки. Темные в очередной раз набрались сил и увеличили свои земли за счет светлых земель. Светлые решили, что это неправильно, собрались с силами и решили идти освобождать земли свои. Заодно, быть может, и у темных кусок земли оттяпают.

Такой была вводная, переведенная мною с высокого слога на обыкновенный полужаргонный. И вот оно, первое крупное столкновение после дня разведывательных операций и разработки плана. По легенде, я, как полноправная чародейка, только что закончившая обучение в Академии Магии Уйдиара, должна была пройти практику. Послали меня практиковаться как раз на границу – но вот незадача, городок оказался захвачен и я добровольно-принудительным порядком, горя желанием отомстить за невинноубиенных и покарать зло творящих, была приписана к отряду барона фон Вульфа, в помощь к его магу, магистру боевой магии Францу Харну. Звали меня Энира Шарди, была я родом с пограничья, чудом выжившая после очередного набега Черных Всадников. И вот теперь мне предстояло доказать на деле, чего я как чародейка стою: провести ритуал, который должен был бы напитать магистра Франца силой после того, как он истощит свой собственный запас.

Все приготовления я провела перед началом боя, почти в тишине и спокойствии. Мастера ритуал одобрили после тщательной проверки, так что теперь за правильностью моих действий следил один из игротехников. Вдали кипела битва: наши войска штурмовали крепость, по легенде недавно захваченную темными. Те, соответственно, оборонялись. Пока – вполне успешно. Франц метнул в ряды вражеских лучников очередную молнию и дал мне отмашку. Я спокойно села на колени перед кругом и начала прочерчивать ритуальным кинжалом линии, комментируя вслух для игротехника, что я сейчас намереваюсь сделать и за счет чего.

Cкупые кивки подтверждали правильность моих действий. Сила накапливалась, сосредотачиваясь в центре рисунка и плавно перетекала в кристалл-накопитель. Все. Теперь завершить ритуал и передать кристалл магистру.

– Благодарю, Энира. Но в следующий раз постарайтесь побыстрее. У нас не так много свободного времени, – холодным спокойным голосом сказал Франц.

– Я буду стараться, магистр, – смиренно сказала я.

Отыгрыш. Магистр магии, тем более молодой и талантливый, обязан показать свое превосходство перед чародейкой-выпускницей. Игротехник улыбнулся. А я обратила внимание на поле сражения. Черт... Похоже, наших теснили по всем направлениям. Эй, а чего это убитые снова сражаются? Елки палки... Зомби! Ну, вот и узнали, какой уровень дали мастера игры Игорю. Как минимум – третий. Массовое поднятие зомби именно на нем и возможно. Франц задумался на пару секунд и сказал:

– Свет небесный, радиус – три четверти от моего запаса сейчас.

– Центр заклинания? – спросил игротехник.

– М... Левый фланг, за сражающимися.

Щелчок рации, я поднимаюсь с колен.

– Видишь Шар смерти, летящий в твою сторону, – спокойно сказал игротехник.

А я застыла. Заклинание пятого уровня... Заклинание, которое вряд ли сможет отразить или поглотить любой щит Франца. Да и...

– Универсальный щит, полтора метра, всю силу, что осталось, – быстро протараторил Франц.

– Пробит. Умерли. Оба.

– Амулеты... – пискнула я, роясь в сумочке и предъявляя сертификат.

Франц протянул свой. Игротехник медленно кивнул и сказал:

– Тогда маг убит, а ты в коме, – сказал он, смотря на меня.

Кома – та же смерть для меня в этой ситуации. Если не окажут помощь – умру через пять минут.

– Погоди! Она сзади меня стояла! – начал возмущаться Франц. – Ей должны вообще крохи перепасть!

– Она только из Академии, Франц. Ей и крохи хватит. У неё нет природного сопротивления магии некромантов.

– Но она вышла из Академии полноценным чародеем, а не бакалавром. Хоть мизерное – но имеется, Тэм. Тяжелое.

Игротехник колебался почти минуту, а потом махнул рукой.

– Все равно вашим не до раненых сейчас. Тяжелое. Франц, быстро в метрвятник, Эни, тебе придется тут лежать пятнадцать минут. Не окажут первую помощь – присоединишься к Францу.

Я лишь вздохнула, расстелила на земле плащ и легла. Лежу, смотрю на голубое небо в просветах между ветками деревьев, отдыхаю. Вдали слышиться гулкий стук текстолитовых мечей о деревянные щиты и металлические доспехи, где-то левее – раздаются команды капитана лучников. Может сесть, посмотреть? Так нет же, если кто из игротехов увидит, что я не лежу, как подобает полутрупу, а сижу – запишет в зомби и заставит отыгрывать до момента повторного упокоения. Но как же обидно умирать в первый же день игры! Понятно, что через два часа пребывания в "Стране мертвых" меня оттуда выпустят новым персонажем с новой легендой... Но, блин, почему со мной такое постоянно на играх случается? Вечно вляпаюсь во что-то, даже небоевым персонажем. Ну понятно, что когда условно-боевым вышла – то и жаловаться грех. Но в первый же день... После первого же ритуала... А, проехали. До мнимой смерти остается ещё целых десять минут. Вот только что-то резко начинает голова болеть, да ещё и кружиться. Что-то мне как-то не хорошо... Может ну его, эти десять минут? Все равно никто не... Ой... голова моя... расколется сейчас...

* * *

Самое худшее на поле боя – это когда твой боевой товарищ превращается в твоего врага. И ладно, если бы это было предательство. Но вот когда ты понимаешь, что тело твоего друга стало куклой в руках мерзкого некроманта... Ларен не знал, как там другие, а он хотел добраться до этого гада и насадить его на меч по самую гарду. Чтобы неповадно было честных и мужественных людей (и не только людей) использовать в своих поганых целях.

Из всего отряда их осталось только пятеро, не считая барона. Всего пятеро! А десятерых пришлось убивать во второй раз и уже собственными руками. Драргова война... Проклятые темные... Прикрывая барона, они отступали к опушке, туда, где должен был находиться магистр Дориан. В пятнадцати шагах впереди вдруг ярко вспыхнул светоч, придавший сил и упокоивший зомби навсегда. Спасены.

– Быстрее, к лесу! – скомандовал Ларен оставшимся четверым воинам и тут заметил, как с одной из башен крепостной стены в сторону леса мчится черный сгусток, а барон падает на колени, роняя из рук меч. – О нет... Только не сейчас! Питер, Йарг, несете барона, мы с Шардом прикроем вас. Быстрее, в лес!

Только бы щиты магистра выдержали. Только бы выдержали. Без его помощи они точно не доберутся до лагеря... Ребята подхватили барона под руки, Йарг не забыл забрать и меч их господина, Шард стал рядом с самим Лареном – и они как можно быстрее направились к опушке. Благо, во фланг войскам темных ударила тяжелая кавалерия и им сразу стало не до отступающих тяжелых пехотинцев.

– Проклятье... – прохрипел Питер, когда они наконец достигли той самой опушки леса.

Ларен оглянулся – и сам с трудом сдержал ругань. Магистр лежал под деревом и одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять: щиты не выдержали. Тут даже маг-целитель не помог бы. Проклятый некромант... Йарг и Питер положили барона на землю и опустились рядом с ним. Шард, по своей старой привычки, решил сначала обойти полянку по периметру. Охотник-разведчик, что ещё сказать... Ларен же подошел к магистру и тяжело вздохнул. Барон долго не протянет, ему нужна помощь целителя. Но на руках его нести до лагеря не получится: никто просто не сможет, все слишком устали. Если срубить ветки и устроить волокуши... Или послать кого-то в лагерь за целительницей... Как вариант... Вот только кого?

– Ларен! Подойди сюда, – услышал он голос Шарда из-за кустов.

Ларен лишь вздохнул и подошел к другу.

– Ничего себе...

* * *

Пришла в себя я от резкого запаха. С трудом разлепив веки, я с удивлением обнаружила перед собой грязную и небритую физиономию незнакомого парня. Или все же мужчины? Нормальный полный доспех тяжелой пехоты, поверх нарамник бело-зеленых цветов.

– Светлое небо... – сказал он, закрывая пузырек и пряча в свою поясную сумку. – Вы как себя чувствуете, госпожа чародейка?

Отыгрыш? Скорее всего. Наверное, чужая команда на меня наткнулась. Повезло... Интересно, а чего меня это так вырубило? Неужели от перенапряжения? Так не должно было... И солнце не сильно припекало вроде...

– Благодарю, уже лучше. Вы...

– Ларен Силда, капитан отряда барона Гаренса. Госпожа чародейка, у вас случайно исцеляющего амулета нет? Наш барон сильно ранен, боюсь, мы не сможем его донести до лагеря.

Я задумалась. Исцеляющий амулет я так сделать и не успела, но вот пару заживляющих зелий у нашей колдуньи выклянчить перед штурмом успела.

– В моей сумке, справа... Нет, пока объясню...

Я попробовала сесть – и это мне удалось. Только в голове по-прежнему шумело, да сфокусироваться было тяжеловато. Оглядевшись, увидела под деревом сумку, которую я там оставила перед началом ритуала. Ларен проследил мой взгляд, а второй мужчина подошел к ней и спокойно, но очень аккуратно перенес её ко мне под руку.

– Благодарю, – кивнула я ему, погрузившись в изучение содержимого своей необъятной сумки.

Ну, не такой уж и необъятной... Просто я всегда славилась тем, что могла в маленький объём упаковать уйму всего необходимого и не очень. А вот и пузырьки... В таких духи на разлив продают: тонкие, длинные, с пластиковой пробкой, которую я для игры заменила на пробковую, выточенную собственноручно из винной.

– Эликсир заживления. Нанести на рану, желательно предварительно рану промыть. Хотя... Учитывая то, что надо добраться всего лишь до целительницы...

Ларен принял пузырек, слегка поклонился и тут же ушел куда-то в кусты. А я решила найти сертификаты на это зелья и разорвать их, как принято. Залезла рукой в поясную сумку – и обомлела. Сертификатов не было! Вообще, ни одного! Даже моего игрового! Нет-нет-нет, этого не могло быть. Меня не могли обчистить, просто некому. Забрать сертификаты на игровые ценности – запросто. А вот мой личный сертиф... Нет, такого быть не могло. Черт побери!

Я в панике начала пересматривать кармашки своей сумки – и с облегчением вздохнула, нащупав листы бумаги. Вытащив их на свет я обомлела... Это были не те сертификаты, которые выдавали мне мастера. Это были желтые плотные листы бумаги, свернутые в четыре раза и написанные от руки переливающимися на солнце чернилами.

"Сим подтверждается, что Энира Шарди является свободной совершеннолетней поданной королевства Женовии и Айдарнии, родившейся четвертого дня первого месяца десятого года правления короля Этрила Х в деревне Верхнехолмье герцогства Тайнар. Секретарь городского совета Уйдиара Пирс Торген, десятый день второго весеннего месяца тридцатого года правления короля Этрила Х"

"Сим подтверждается, что Энира Шарди является чародейкой первой ступени, окончившей обучение в Академии Магии Уйдиара и может практиковать магию и чародейство в полном объеме, прописанном в Магическом установлении на территории королевства Женовии и Айдарнии. Секретарь Академии Магии Уйдиара Эзара Вамис, пятнадцатое число четвертого месяца тридцать первого года правления короля Этрила Х"

Приехали... То есть, попали. То есть получается... Значит я, в здравом уме и твердой памяти нахожусь в другом мире... Во мне начало просыпаться бешеная злость. Авторский, хорошо проработанный мир, значит. Немного нестандартная фэнтези, значит. Обыкновенная вводная, ничем оригинальным не отличающаяся. И куча справочной информации, скинутая всем желающим. Начиная от описания географии и заканчивая подробным пояснением теормагии мира. Интересно, за какие такие заслуги мне такое "счастье" привалило? Ну не верю я в спонтанные переносы и аномальные зоны, не верю. Кто-то явно приложил лапку к моему "попаданию" в этот мир. Хотелось бы мне этого кого-то чем-то и по чему-то.

Ларен появился так же быстро, как и исчез.

– Благодарю тебя, чародейка. Раны барона заживают прямо на глазах. Через пять минут мы сможем продолжить путь. Позволь тебе предложить нашу помощь и защиту, пока мы не дойдем до лагеря.

Я натянуто улыбнулась и медленно встала. Вдали, за деревьями, виднелись стены города. Настоящие стены, настоящие доспехи, настоящее оружие, настоящая магия... Я действительно попала... И мой отыгрыш превращается в реальную жизнь. Мама моя дорогая... Вот и... отдохнула на природе.

– С радостью приму вашу помощь и защиту, командир Ларен.

* * *

Комната была светла и роскошна. Деревянные панели на стенах, тяжелые песочного цвета портьеры с золотистым узором по ткани скрывали узкое и высокое окно и неширокие крепкие двери. Вместо ковра на полу – шикура парского медведя, книжные шкафы были украшены тонкой резьбой по дереву, в той же манере был украшен и внушительного размера письменный стол, заваленный бумагами. Три мягких кресла были обтянуты бежевой тканью с желтым растительным узором. Одно из них стояло за письменным столом, два других – перед ним. И все три – были заняты.

– План властелина сработал, – сказал человек в темно-зеленой мантии с капюшоном, вышитой защитными рунами.

– Более чем сработал, – хмыкнул орк, откидываясь в кресле. – Эльфы и гномы тоже подтянулись к общему веселью.

– Только зря переводим снаряды да силы, – сказал худой, безбородый и носатый карл. – Я, конечно, понимаю, что приказ есть приказ... Но знание истинных целей помогло бы выполнять приказ с большим рвением.

Человек засмеялся, орк недоуменно посмотрел на коротышку.

– Значит добыча, захваченная в этих городах и приказ самого Властелина для тебя недостаточная мотивация, генерал Грэйн?

Карл поморщился и сказал ворчливо:

– Этого достаточно для моих солдат и их командиров.

Человек пристально посмотрел на карла и сказал:

– Всегда знал, что любопытство карлов сильнее инстинкта самосохранения. Знания – это не только сила, Грэйн. Это ещё и ответственность. Готов ли ты в случае провала плана Властелина отвечать наравне с исполнителями?

Карл передернул плечами, орк хмыкнул. Вот уж в чем карлы никогда не были замечены – так это в желании ответить наравне с кем-то даже за свои неудачи. Скорее уж они спихнут всю вину на кого-то другого. Человек хмыкнул также, как и орк, а тотм продолжил:

– Так что довольствуйся приказом и наградой. Нам надо не только удержать города, но и уничтожить как можно больше сил противника, но так, чтобы они не испугались и не удрали отсюда, а продолжали нападать, осаждать.

Орк кивнул медленно, как будто взвешивал пришедшую в голову идею.

– Позволишь сформировать пять конных отрядов для свободной охоты?

– Хоть десять, генерал Крайрер. Но я хотел предложить тебе нечто гораздо интереснее...

* * *

За пять минут, пока раны барона заживали, а его воины отдыхали, я смогла заставить панику и истерику заткнуться, пообещав им дать выход эмоциям на ближайшем привале, а именно в лагере. Мысли о том, как теперь быть ЗДЕСЬ и что подумают ребята ТАМ – я тоже отложила до глубокой ночи. Взрослая девочка, разберусь. Да и не бросают попаданцев ни госпожа Судьба, ни госпожа Удача. Я уже говорила, что не верю в совпадения такого плана?

Когда я подошла к барону и воинам, то первый уже вполне самостоятельно сидел, избавленный от тяжелых доспехов, а остальные приводили в порядок свое оружие, оттирая его от крови и грязи пучками травы. Барон оказался крепко сбитым мужчиной, гладко выбритым, но с множеством шрамов и ещё большим количеством морщин на лице. Волосы его были седы, но глаза... О нет, такие глаза могут быть у кого угодно, но только не у немощных стариков. Жесткие, властные, цепкие. Взгляд его был тяжелым и внимательным. Наверное, у кого-то от такого взгляда мурашки по коже начинают бегать. Не знаю, мне просто стало интересно.

– Благодарю за спасение, леди. Могу ли я узнать имя той, кому обязан своим спасением?

Голос был под стать взгляду. Густой баритон, почти бас, от которого мурашки по коже бегали. И ведь это он еле говорил. Представляю, как он звучит на поле боя... Ослушаться такого приказа будет нельзя. Это что-то на уровне рефлексов, более глубокое и более основательное, чем придуманный табель о рангах. Таким и должен быть командир, ведущий отряд воинов на поле боя. Не просто ведущий – а идущий с ними. Жесткий – но не жестокий. Сильный – но не самодур. Волевой и решительный, но не берсерк. Барон, вы случайно свой титул получили не за заслуги на поле брани?

– Энира Шарди к вашим услугам, барон Гаренс, – припомнив, как называл его капитан, ответила я. – Рада, что смогла помочь.

– Называй меня барон Кэйр, Энира. Как ты оказалась на передовой? Я удивлен, что настолько молодую девушку послали фактически на смерть.

Я криво улыбнулась. Фактически на смерть... Ну-ну... Я запомню эти слова и как-нибудь обязательно перескажу их тому, кто виновен в моем переносе сюда. Ну, имя и способности по идее остались прежними, попробуем и про практику рассказать?

– Я направлялась в Старрен, на практику. Ну а потом, когда стало известно о его захвате, меня прикомандировали к войскам.

Теперь пришла пора грустно улыбаться и самому барону.

– Да уж... Практики будет хоть отбавляй. Ларен, ребята готовы? Тогда выдвигаемся.

* * *

– При всем моем уважении к вам, герцог, я обязан обратить ваше внимание на то, что разведка не справляется со своими прямыми обязанностями. Если бы было известно, что в городе находится некромант как минимум третьей ступени, мы бы провели ритуал светоча истинного, при котором поднятие наших воинов в качестве зомби было бы невозможно. Мы потеряли многих из-за ошибки разведки!

Герцог Малрийский тяжело вздохнул. Понятно, что мэтр возмущается больше для порядка, чем всерьез считает, что во всем виновата разведка. Тот, кто занимает такой пост, просто не может быть дураком или недальновидным глупцом. В Приграничье такие не выживают.

– Думаю, о том, что вы можете провести такой ритуал темные догадались тоже, а потому наличие столь сильного некроманта держалось в строгой тайне. Так что не надо сваливать всю вину на разведку. Вы знали, что мы идем брать на приступ город, захваченный темными. Вы знали, что там возможно будет некромант – но не провели ритуал, мэтр Альберт. И потери среди обычных воинов гораздо больше тех, которые понесли вы. Я не ставлю вам в упрек то, что люди оказались практически беззащитны против некромантов в этом бою. Я хочу, чтобы вы защитили воинов в будущих битвах.

Седеющий мужчина в длинном светлом балахоне с золотой вышивкой защитных рун лишь фыркнул. Ну конечно, герцог волнуется о потерях. А то, что количество силы, которая уйдет на проведение ритуала светоча истинного сравнимо с сотней полноценных боевых заклинаний второго уровня – это его не волнует. Его больше заботит то, чтобы люди были уверены в своем полном упокоении.

Мэтр Альберт, доктор защитной магии третьей ступени, был официально назначен Советом архимагов командующим полком магических сил. Полк, который первым вступал в сражение и первым выходил из него. Полк, без которого любая война современности не имела смысла. Маги, чародеи, колдуны. Магини, чародейки, колдуньи. Внутри каждого класса – своя специализация, свои особенности. Каждый выполняет свою особенную функцию. И зачастую именно от этого полка зависело то, насколько много погибнет солдат с обеих сторон.

– Я уже сказал, что в следующий раз мы обязательно проведем ритуал светоча истинного перед самым началом сражения. Но моим чародеям после этого ритуала надо будет восстанавливаться два дня. Учтите это при планировании дальнейшей компании.

Герцог лишь кивнул.

– Я учту это, мэтр. Следующий штурм мы предпримем завтра с утра, подготовьтесь.

Мэтр лишь кивнул и вышел из палатки командующего. Герцог тяжело вздохнул. Почему темные раскрыли присутствие некроманта так рано? Обычно они вступали в бой под самый занавес, поднимая целую армию неупокоенных... Почему сейчас? Какую цель они преследуют?

* * *

Я шла по лагерю и не переставляла удивляться. Столько шатров-палаток... Столько костров... И столько воинов... Ничего себе! Ну да, я понимала, в принципе, что города штурмуют не пару сотен солдат, тем более города, настолько хорошо укрепленные, но все же... Понимать и видеть – разница большая.

Я шла туда, где особняком от остальных стояли палатки магов. Да, они должны были стоять особняком, потому как все маги, которых присылал Совет архимагов на войну, образовывали так называемый полк магических сил. Те, кто служил баронам, графам, герцогам и прочим дворянам, жили вместе со своими нанимателями, как магистр Франц. Я по идее тоже должна была жить где-то там, с остальными магами. Но это по идее. Все мои пожизненные вещи, да и большая часть игровых тоже, оставались в лагере барона фон Вульфа. Никто особо не возражал, я мало кого знала из игровых магов. Здесь же... Я вообще не знала никого. Блин... Как я буду разбираться что к чему? А вдруг мои документы – подделка и меня здесь никто не ждет и я никому не нужна? Что мне делать тогда? Ну, в крайнем случае приму приглашение барона Кэйра. Я, конечно, не всерьез думаю о его предложении стать временно чародейкой в его отряде, но кто чем не шутит? О, а вот и флаг со знаком магов...

Пентаграмма, внутри которой горел фаербол, а вокруг звезды побег вьюнка образовывал замкнутый круг. Союз магии, чародейства и колдовства в наглядной интерпретации. Где там мой медальон с прямой пентаграммой? Пора его вытащить из-за пазухи, чтобы эти стражи при входе не остановили. Ух ты... так вот как настоящие щиты выглядят...

Над палатками была раскинута сфера, сплетенная из тонких разноцветных лент и нитей. Значит, вот это и есть универсальный щит в пассивном состоянии. Как интересно...

– Глянь, похоже, новенькая, – сказал один из стражей, посмотрев в мою сторону.

Второй лишь плечами пожал.

– Да, я только недавно приехала, пока разобралась, что к чему, пока добралась к вам... – сказала я, оглядываясь вокруг и дивясь расположению палаток.

Воины хмыкнули.

– Все понятно. А конь-то твой где, странница? Или на своих двоих и без поклажи?

Упс... А есть ли у меня конь? А нет у меня коня. И быть не может, поскольку... Мда. Попаданкам лошади не положены, как и поклажа.

Назад к карточке книги "Чародейка (СИ)"

itexts.net

Читать онлайн книгу «Чародейка» бесплатно — Страница 1

Завадская Анна

Чародейка

Часть 1

Самому темному из всех гномов, мастеру ритуалов и терпеливейшему из консультантов — за то, что помогал сделать темных темными и пробовал вбить в мою головушку основы гномовского поведения и мировозрения.

Самому заботливому из всех близких — за то, что вычитывал и поддерживал, помогая справится с неуверенностью и сомнениями.

Самой светлой и чудесной — за правильно поставленные вопросы и мудрые советы, а также за профессиональный взгляд на мое бумагомарание.

Самым желанным, преданным и требующим — за пинание моего воображения на новые подвиги.

Благодарю ВАС.

Глава 1. Знакомство

— Будешь эльфой.

— Да не буду я эльфой! Ты меня видел? Из меня эльфа — как из крокодила кошка!

— Вот не надо комплексовать. Ну, подумаешь, пара лишних килограммов. Так и что? Пошьем тебе красивое платье — и…

— И в лесу о кустики я себе весь подол изорву. И не пара лишних килограммов, а десяток как минимум. Да и где ты видел эльфу с короткими черными волосами?

— Не короткие, а средней длины. Не черными, а цвета вороного крыла. Энни, это же игра, а не кастинг на новую роль в фильме!

— Не буду я эльфой! Я человеком обыкновенным буду.

— Угу… Человеком… Как всегда, целительницей? Третьей по счету в команде? Мне хватит двух девочек-блондиночек. А тебе уже давно пора переходить на более серьезные роли. Энни, нам нужны не целительницы, нам нужна боевая сила. У тебя лук есть, легкий доспех найдем…

— Не буду я эльфой! Не хочешь меня небоевым персонажем видеть — пойду магиней.

— Магом у нас Франц будет. На двадцать клинков второго не пропустят. Колдуньей пойдешь?

— У… Злобный ты… Не пойду. Не хочу в лагере торчать целыми днями и зелья вам варить. Лизу колдуньей сделай, ей и играть не понадобиться. Любая её стряпня за зелье сойдет. Заодно и вместо двух лекарей будет всего одна. О! Буду чародейкой.

— Чародейкой… Ты меня хоть слушала? Нам БОЕВАЯ сила нужна, а ты… Эх… И если бы стреляла хуже остальных — так нет, абсолютно адекватна как лучница. Чародейка… Ты чертить-то умеешь? В лесу? С помощью веревки и двух колышков? А мастеру зубы заговаривать, объясняя что для чего в твоем ритуале? Представляешь, сколько с собой придется барахла носить?

— Зато вам всем амулетики смогу сделать да зарядить в случае чего. Да и не такие уж мы небоевые, чародеи… Вот, смотри, что тут в правилах насчет атакующих амулетов прописано…

Обычная подготовка к долгожданной игре. После полутора лет работы почти без выходных и с минимальным отпуском в неделю, причем зимой и в самое неудобное для меня время — я наконец-то могла выехать на полигон не боясь уволнения. Нечего бояться уже было. Представьте себе, маленькая рекламная фирма, в которой начальство лучше всех знает, как должен выглядеть рекламный плакат или какой слоган больше понравиться заказчикам. Обычно это заканчивалось тем, что начальство зарезало наши идеи на корню, одобряя абсолютно унылые идеи и клиенты во второй раз к нам не обращались. В конце концов, я сказала "хватит" и подала заявление по собственному желанию.

В костюм и снаряжение я вложила последние деньги, билет на электричку в обе стороны мне оплатили ребята из команды. Пофиг. О новой работе, новой квартире (с родителями я поругалась из-за увольнения) и новой жизни как таковой я подумаю после игры. Мне было жизненно необходимо на время забыть о существовании реального мира с его проблемами. Ну а где это можно сделать, как не в лесу, в окружении воинов в доспехах и девушек в костюмах, подобных мне? Компьютер не предлагать, и так слишком долго за ним сидела в прошедшие полтора года.

Чем меня привлекла именно эта игра? Авторским миром и тем, что на неё собирались ехать ребята из старой проверенной тусовки. Те, с кем я пойду куда угодно почти не задумываясь. Потому что у них есть не только полный комплект доспехов и нормальное оружие, но и мозги. Я пришла в их компанию желторотой первокурсницей с восторженно горящими глазами, которая следила за каждым движением на тренировках и честно пыталась научиться работать хотя бы мечом. А как я ловила фразы о том, какой доспех лучше и какое кольчужное плетение лучше… Блин! Для меня это было откровением! Они говорили о чем-то настоящем, проверенным временем и боями, а не о том, с кем сегодня пошел в кино Петя из параллельной группы и где лучше побухать. А потом, когда стало понятно, что мечник из меня… никакой — я смирилась, кое-как освоила лук и самострел — и начала постигать таинство игровой магии и ритуалов. Увлекло.

С тех пор я и ездила на игры "небоевым" персонажем: лекаркой, целительницей, прорицательницей, ведуньей, жрицей. В этот раз я собиралась чародейкой. Опыт по составлению ритуалов был хоть и не особо серьезным — но все же лучше, чем по стрельбе из лука или бою на мечах. Так что теперь, забив половину рюкзака всякими "компонентами" вроде камешков, перышек, травок, ниточек-веревочек, свечек, ароматических палочек, масел и прочего, пошив себе дорожный костюм средневеково-фэнтезийного покроя (бриджи, юбка-солнце с запАхом поверх, колет с рукавами и рубаха из полотна) и одев старые кожаные ботфорты, я вылезала из электрички вместе с ребятами на каком-то "километре". Новый полигон радовал и тревожил одновременно, но мастера клятвенно заверили в наличие воды и сушняка. Сверившись с картой, мы начали путь по тропинке вглубь леса…

* * *
Герцог Малрийский смотрел на карту, разложенную на столе — и хмурился. Три города и с полусотни деревушек и сёл вокруг них. И ведь если бы были стратегически важным районом. На кой драгр[1] темным вообще эти города сдались? Было бы понятно, если бы они атаковали припортовые города на востоке или западе, но центральный район… Здесь же нет ничего особенного, ни в экономическом, ни в политическом, ни в магическом плане! Охотники, скотоводы, лесорубы и искатели приключений всех мастей. Ну и контрабандисты, конечно. Близость к границе с темными и холмистая местность предгорий накладывает свой отпечаток. Но зачем их захватывать? В чем их ценность?

И, спрашивается, зачем сейчас эти города отбивать обратно? Когда оттуда ещё не ушли основные силы темных? Подождать немного, пока расслабятся темные, а потом ударить. Но король уперся, эльфы его почему-то поддержали, даже гномы выставили отряд. Ну, эльфы понятно: им в каждой вылазке темных видится Война Разрушения. Никак не могут забыть, как лавина измененных темной магией живых и немертвых подкатила к их драгоценным лесным дворцам, опустошив при этом всю Тагрию, Женовию и часть Айдарнии. Пять столетий прошло с тех пор, как светлые отвоевали Айдарнию и Женовию — но длинноухие по-прежнему помнят о том, сколько их почти вечных жизней пришлось отдать за то, чтобы между их границами и темными оказалось больше дневного перехода. А ведь стоило им прислушаться к Лаэдрии, своей видящей и помочь королю Тагрии, как только он попросил о помощи — триста лет владычества темных не исказили бы до неузнаваемости эти три королевства.

О нет, зеленые леса не превратились в мертвые, а на полях все также хорошо произрастала не только сорная трава, но и пшеница с рожью, но… Проклятых мест, в которые люди и нелюди опасались наведываться в одиночку стало столько, что в любой деревеньки вам укажут как минимум на два близлежащих. А развалины замков с жуткими подробностями штурмов? А разоренные поместья темных магов с кошмарными подземельями? А горы амулетов и артефактов, которые пропали вместе с владельцами в бесконечных боях?

Королевства изменились, изменилось что-то и в самих людях. Более жесткие, принципиальные, рисковые, не забывающие зло и добро, не терпящие предательства и слабости. Теперь эти два королевства иначе как Приграничьем и не называли. А после того, как два поколения назад король Женовии и королева Айдарнии поженились, объединив свои королевства в одно — неофициальное название стало синонимом официального.

Герцог Малрийский лишь фыркнул. Пусть называют, как хотят. Главное, чтобы не пытались расширить свои границы за счет Приграничья, пока темные шевелятся на границе. Но как же ему не нравилась вся эта ситуация… Как она ему не нравилась!

* * *

Сам мир был не то, чтобы совсем уж авторским… Здесь были и эльфы, и гномы, и орки, и карлы, и люди. Были светлые и темные. И, понятное дело, что между светлым блоком, в которое входили эльфы, гномы и люди и темным блоком, в которое попали орки (эльфы искаженные), карлы (такие злобные безбородые карлики, искаженные гномы) и опять же люди (этих и искажать-то не пришлось) постоянно возникали приграничные стычки. Темные в очередной раз набрались сил и увеличили свои земли за счет светлых земель. Светлые решили, что это неправильно, собрались с силами и решили идти освобождать земли свои. Заодно, быть может, и у темных кусок земли оттяпают.

Такой была вводная, переведенная мною с высокого слога на обыкновенный полужаргонный. И вот оно, первое крупное столкновение после дня разведывательных операций и разработки плана. По легенде, я, как полноправная чародейка, только что закончившая обучение в Академии Магии Уйдиара, должна была пройти практику. Послали меня практиковаться как раз на границу — но вот незадача, городок оказался захвачен и я добровольно-принудительным порядком, горя желанием отомстить за невинноубиенных и покарать зло творящих, была приписана к отряду барона фон Вульфа, в помощь к его магу, магистру боевой магии Францу Харну. Звали меня Энира Шарди, была я родом с пограничья, чудом выжившая после очередного набега Черных Всадников. И вот теперь мне предстояло доказать на деле, чего я как чародейка стою: провести ритуал, который должен был бы напитать магистра Франца силой после того, как он истощит свой собственный запас.

Все приготовления я провела перед началом боя, почти в тишине и спокойствии. Мастера ритуал одобрили после тщательной проверки, так что теперь за правильностью моих действий следил один из игротехников. Вдали кипела битва: наши войска штурмовали крепость, по легенде недавно захваченную темными. Те, соответственно, оборонялись. Пока — вполне успешно. Франц метнул в ряды вражеских лучников очередную молнию и дал мне отмашку. Я спокойно села на колени перед кругом и начала прочерчивать ритуальным кинжалом линии, комментируя вслух для игротехника, что я сейчас намереваюсь сделать и за счет чего.

Cкупые кивки подтверждали правильность моих действий. Сила накапливалась, сосредотачиваясь в центре рисунка и плавно перетекала в кристалл-накопитель. Все. Теперь завершить ритуал и передать кристалл магистру.

— Благодарю, Энира. Но в следующий раз постарайтесь побыстрее. У нас не так много свободного времени, — холодным спокойным голосом сказал Франц.

— Я буду стараться, магистр, — смиренно сказала я.

Отыгрыш. Магистр магии, тем более молодой и талантливый, обязан показать свое превосходство перед чародейкой-выпускницей. Игротехник улыбнулся. А я обратила внимание на поле сражения. Черт… Похоже, наших теснили по всем направлениям. Эй, а чего это убитые снова сражаются? Елки палки… Зомби! Ну, вот и узнали, какой уровень дали мастера игры Игорю. Как минимум — третий. Массовое поднятие зомби именно на нем и возможно. Франц задумался на пару секунд и сказал:

— Свет небесный, радиус — три четверти от моего запаса сейчас.

— Центр заклинания? — спросил игротехник.

— М… Левый фланг, за сражающимися.

Щелчок рации, я поднимаюсь с колен.

— Видишь Шар смерти, летящий в твою сторону, — спокойно сказал игротехник.

А я застыла. Заклинание пятого уровня… Заклинание, которое вряд ли сможет отразить или поглотить любой щит Франца. Да и…

— Универсальный щит, полтора метра, всю силу, что осталось, — быстро протараторил Франц.

— Пробит. Умерли. Оба.

— Амулеты… — пискнула я, роясь в сумочке и предъявляя сертификат.

Франц протянул свой. Игротехник медленно кивнул и сказал:

— Тогда маг убит, а ты в коме, — сказал он, смотря на меня.

Кома — та же смерть для меня в этой ситуации. Если не окажут помощь — умру через пять минут.

— Погоди! Она сзади меня стояла! — начал возмущаться Франц. — Ей должны вообще крохи перепасть!

— Она только из Академии, Франц. Ей и крохи хватит. У неё нет природного сопротивления магии некромантов.

— Но она вышла из Академии полноценным чародеем, а не бакалавром. Хоть мизерное — но имеется, Тэм. Тяжелое.

Игротехник колебался почти минуту, а потом махнул рукой.

— Все равно вашим не до раненых сейчас. Тяжелое. Франц, быстро в метрвятник, Эни, тебе придется тут лежать пятнадцать минут. Не окажут первую помощь — присоединишься к Францу.

Я лишь вздохнула, расстелила на земле плащ и легла. Лежу, смотрю на голубое небо в просветах между ветками деревьев, отдыхаю. Вдали слышиться гулкий стук текстолитовых мечей о деревянные щиты и металлические доспехи, где-то левее — раздаются команды капитана лучников. Может сесть, посмотреть? Так нет же, если кто из игротехов увидит, что я не лежу, как подобает полутрупу, а сижу — запишет в зомби и заставит отыгрывать до момента повторного упокоения. Но как же обидно умирать в первый же день игры! Понятно, что через два часа пребывания в "Стране мертвых" меня оттуда выпустят новым персонажем с новой легендой… Но, блин, почему со мной такое постоянно на играх случается? Вечно вляпаюсь во что-то, даже небоевым персонажем. Ну понятно, что когда условно-боевым вышла — то и жаловаться грех. Но в первый же день… После первого же ритуала… А, проехали. До мнимой смерти остается ещё целых десять минут. Вот только что-то резко начинает голова болеть, да ещё и кружиться. Что-то мне как-то не хорошо… Может ну его, эти десять минут? Все равно никто не… Ой… голова моя… расколется сейчас…

* * *

Самое худшее на поле боя — это когда твой боевой товарищ превращается в твоего врага. И ладно, если бы это было предательство. Но вот когда ты понимаешь, что тело твоего друга стало куклой в руках мерзкого некроманта… Ларен не знал, как там другие, а он хотел добраться до этого гада и насадить его на меч по самую гарду. Чтобы неповадно было честных и мужественных людей (и не только людей) использовать в своих поганых целях.

Из всего отряда их осталось только пятеро, не считая барона. Всего пятеро! А десятерых пришлось убивать во второй раз и уже собственными руками. Драргова война… Проклятые темные… Прикрывая барона, они отступали к опушке, туда, где должен был находиться магистр Дориан. В пятнадцати шагах впереди вдруг ярко вспыхнул светоч, придавший сил и упокоивший зомби навсегда. Спасены.

— Быстрее, к лесу! — скомандовал Ларен оставшимся четверым воинам и тут заметил, как с одной из башен крепостной стены в сторону леса мчится черный сгусток, а барон падает на колени, роняя из рук меч. — О нет… Только не сейчас! Питер, Йарг, несете барона, мы с Шардом прикроем вас. Быстрее, в лес!

Только бы щиты магистра выдержали. Только бы выдержали. Без его помощи они точно не доберутся до лагеря… Ребята подхватили барона под руки, Йарг не забыл забрать и меч их господина, Шард стал рядом с самим Лареном — и они как можно быстрее направились к опушке. Благо, во фланг войскам темных ударила тяжелая кавалерия и им сразу стало не до отступающих тяжелых пехотинцев.

— Проклятье… — прохрипел Питер, когда они наконец достигли той самой опушки леса.

Ларен оглянулся — и сам с трудом сдержал ругань. Магистр лежал под деревом и одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять: щиты не выдержали. Тут даже маг-целитель не помог бы. Проклятый некромант… Йарг и Питер положили барона на землю и опустились рядом с ним. Шард, по своей старой привычки, решил сначала обойти полянку по периметру. Охотник-разведчик, что ещё сказать… Ларен же подошел к магистру и тяжело вздохнул. Барон долго не протянет, ему нужна помощь целителя. Но на руках его нести до лагеря не получится: никто просто не сможет, все слишком устали. Если срубить ветки и устроить волокуши… Или послать кого-то в лагерь за целительницей… Как вариант… Вот только кого?

— Ларен! Подойди сюда, — услышал он голос Шарда из-за кустов.

Ларен лишь вздохнул и подошел к другу.

— Ничего себе…

* * *

Пришла в себя я от резкого запаха. С трудом разлепив веки, я с удивлением обнаружила перед собой грязную и небритую физиономию незнакомого парня. Или все же мужчины? Нормальный полный доспех тяжелой пехоты, поверх нарамник бело-зеленых цветов.

— Светлое небо… — сказал он, закрывая пузырек и пряча в свою поясную сумку. — Вы как себя чувствуете, госпожа чародейка?

Отыгрыш? Скорее всего. Наверное, чужая команда на меня наткнулась. Повезло… Интересно, а чего меня это так вырубило? Неужели от перенапряжения? Так не должно было… И солнце не сильно припекало вроде…

— Благодарю, уже лучше. Вы…

— Ларен Силда, капитан отряда барона Гаренса. Госпожа чародейка, у вас случайно исцеляющего амулета нет? Наш барон сильно ранен, боюсь, мы не сможем его донести до лагеря.

Я задумалась. Исцеляющий амулет я так сделать и не успела, но вот пару заживляющих зелий у нашей колдуньи выклянчить перед штурмом успела.

— В моей сумке, справа… Нет, пока объясню…

Я попробовала сесть — и это мне удалось. Только в голове по-прежнему шумело, да сфокусироваться было тяжеловато. Оглядевшись, увидела под деревом сумку, которую я там оставила перед началом ритуала. Ларен проследил мой взгляд, а второй мужчина подошел к ней и спокойно, но очень аккуратно перенес её ко мне под руку.

— Благодарю, — кивнула я ему, погрузившись в изучение содержимого своей необъятной сумки.

Ну, не такой уж и необъятной… Просто я всегда славилась тем, что могла в маленький объём упаковать уйму всего необходимого и не очень. А вот и пузырьки… В таких духи на разлив продают: тонкие, длинные, с пластиковой пробкой, которую я для игры заменила на пробковую, выточенную собственноручно из винной.

— Эликсир заживления. Нанести на рану, желательно предварительно рану промыть. Хотя… Учитывая то, что надо добраться всего лишь до целительницы…

Ларен принял пузырек, слегка поклонился и тут же ушел куда-то в кусты. А я решила найти сертификаты на это зелья и разорвать их, как принято. Залезла рукой в поясную сумку — и обомлела. Сертификатов не было! Вообще, ни одного! Даже моего игрового! Нет-нет-нет, этого не могло быть. Меня не могли обчистить, просто некому. Забрать сертификаты на игровые ценности — запросто. А вот мой личный сертиф… Нет, такого быть не могло. Черт побери!

Я в панике начала пересматривать кармашки своей сумки — и с облегчением вздохнула, нащупав листы бумаги. Вытащив их на свет я обомлела… Это были не те сертификаты, которые выдавали мне мастера. Это были желтые плотные листы бумаги, свернутые в четыре раза и написанные от руки переливающимися на солнце чернилами.

"Сим подтверждается, что Энира Шарди является свободной совершеннолетней поданной королевства Женовии и Айдарнии, родившейся четвертого дня первого месяца десятого года правления короля Этрила Х в деревне Верхнехолмье герцогства Тайнар. Секретарь городского совета Уйдиара Пирс Торген, десятый день второго весеннего месяца тридцатого года правления короля Этрила Х"

"Сим подтверждается, что Энира Шарди является чародейкой первой ступени, окончившей обучение в Академии Магии Уйдиара и может практиковать магию и чародейство в полном объеме, прописанном в Магическом установлении на территории королевства Женовии и Айдарнии. Секретарь Академии Магии Уйдиара Эзара Вамис, пятнадцатое число четвертого месяца тридцать первого года правления короля Этрила Х"

Приехали… То есть, попали. То есть получается… Значит я, в здравом уме и твердой памяти нахожусь в другом мире… Во мне начало просыпаться бешеная злость. Авторский, хорошо проработанный мир, значит. Немного нестандартная фэнтези, значит. Обыкновенная вводная, ничем оригинальным не отличающаяся. И куча справочной информации, скинутая всем желающим. Начиная от описания географии и заканчивая подробным пояснением теормагии мира. Интересно, за какие такие заслуги мне такое "счастье" привалило? Ну не верю я в спонтанные переносы и аномальные зоны, не верю. Кто-то явно приложил лапку к моему "попаданию" в этот мир. Хотелось бы мне этого кого-то чем-то и по чему-то.

Ларен появился так же быстро, как и исчез.

— Благодарю тебя, чародейка. Раны барона заживают прямо на глазах. Через пять минут мы сможем продолжить путь. Позволь тебе предложить нашу помощь и защиту, пока мы не дойдем до лагеря.

Я натянуто улыбнулась и медленно встала. Вдали, за деревьями, виднелись стены города. Настоящие стены, настоящие доспехи, настоящее оружие, настоящая магия… Я действительно попала… И мой отыгрыш превращается в реальную жизнь. Мама моя дорогая… Вот и… отдохнула на природе.

— С радостью приму вашу помощь и защиту, командир Ларен.

* * *

Комната была светла и роскошна. Деревянные панели на стенах, тяжелые песочного цвета портьеры с золотистым узором по ткани скрывали узкое и высокое окно и неширокие крепкие двери. Вместо ковра на полу — шикура парского медведя, книжные шкафы были украшены тонкой резьбой по дереву, в той же манере был украшен и внушительного размера письменный стол, заваленный бумагами. Три мягких кресла были обтянуты бежевой тканью с желтым растительным узором. Одно из них стояло за письменным столом, два других — перед ним. И все три — были заняты.

— План властелина сработал, — сказал человек в темно-зеленой мантии с капюшоном, вышитой защитными рунами.

— Более чем сработал, — хмыкнул орк, откидываясь в кресле. — Эльфы и гномы тоже подтянулись к общему веселью.

— Только зря переводим снаряды да силы, — сказал худой, безбородый и носатый карл. — Я, конечно, понимаю, что приказ есть приказ… Но знание истинных целей помогло бы выполнять приказ с большим рвением.

Человек засмеялся, орк недоуменно посмотрел на коротышку.

— Значит добыча, захваченная в этих городах и приказ самого Властелина для тебя недостаточная мотивация, генерал Грэйн?

Карл поморщился и сказал ворчливо:

— Этого достаточно для моих солдат и их командиров.

Человек пристально посмотрел на карла и сказал:

— Всегда знал, что любопытство карлов сильнее инстинкта самосохранения. Знания — это не только сила, Грэйн. Это ещё и ответственность. Готов ли ты в случае провала плана Властелина отвечать наравне с исполнителями?

Карл передернул плечами, орк хмыкнул. Вот уж в чем карлы никогда не были замечены — так это в желании ответить наравне с кем-то даже за свои неудачи. Скорее уж они спихнут всю вину на кого-то другого. Человек хмыкнул также, как и орк, а тотм продолжил:

— Так что довольствуйся приказом и наградой. Нам надо не только удержать города, но и уничтожить как можно больше сил противника, но так, чтобы они не испугались и не удрали отсюда, а продолжали нападать, осаждать.

Орк кивнул медленно, как будто взвешивал пришедшую в голову идею.

— Позволишь сформировать пять конных отрядов для свободной охоты?

— Хоть десять, генерал Крайрер. Но я хотел предложить тебе нечто гораздо интереснее…

* * *

За пять минут, пока раны барона заживали, а его воины отдыхали, я смогла заставить панику и истерику заткнуться, пообещав им дать выход эмоциям на ближайшем привале, а именно в лагере. Мысли о том, как теперь быть ЗДЕСЬ и что подумают ребята ТАМ — я тоже отложила до глубокой ночи. Взрослая девочка, разберусь. Да и не бросают попаданцев ни госпожа Судьба, ни госпожа Удача. Я уже говорила, что не верю в совпадения такого плана?

Когда я подошла к барону и воинам, то первый уже вполне самостоятельно сидел, избавленный от тяжелых доспехов, а остальные приводили в порядок свое оружие, оттирая его от крови и грязи пучками травы. Барон оказался крепко сбитым мужчиной, гладко выбритым, но с множеством шрамов и ещё большим количеством морщин на лице. Волосы его были седы, но глаза… О нет, такие глаза могут быть у кого угодно, но только не у немощных стариков. Жесткие, властные, цепкие. Взгляд его был тяжелым и внимательным. Наверное, у кого-то от такого взгляда мурашки по коже начинают бегать. Не знаю, мне просто стало интересно.

— Благодарю за спасение, леди. Могу ли я узнать имя той, кому обязан своим спасением?

Голос был под стать взгляду. Густой баритон, почти бас, от которого мурашки по коже бегали. И ведь это он еле говорил. Представляю, как он звучит на поле боя… Ослушаться такого приказа будет нельзя. Это что-то на уровне рефлексов, более глубокое и более основательное, чем придуманный табель о рангах. Таким и должен быть командир, ведущий отряд воинов на поле боя. Не просто ведущий — а идущий с ними. Жесткий — но не жестокий. Сильный — но не самодур. Волевой и решительный, но не берсерк. Барон, вы случайно свой титул получили не за заслуги на поле брани?

— Энира Шарди к вашим услугам, барон Гаренс, — припомнив, как называл его капитан, ответила я. — Рада, что смогла помочь.

— Называй меня барон Кэйр, Энира. Как ты оказалась на передовой? Я удивлен, что настолько молодую девушку послали фактически на смерть.

Я криво улыбнулась. Фактически на смерть… Ну-ну… Я запомню эти слова и как-нибудь обязательно перескажу их тому, кто виновен в моем переносе сюда. Ну, имя и способности по идее остались прежними, попробуем и про практику рассказать?

— Я направлялась в Старрен, на практику. Ну а потом, когда стало известно о его захвате, меня прикомандировали к войскам.

Теперь пришла пора грустно улыбаться и самому барону.

— Да уж… Практики будет хоть отбавляй. Ларен, ребята готовы? Тогда выдвигаемся.

* * *

— При всем моем уважении к вам, герцог, я обязан обратить ваше внимание на то, что разведка не справляется со своими прямыми обязанностями. Если бы было известно, что в городе находится некромант как минимум третьей ступени, мы бы провели ритуал светоча истинного, при котором поднятие наших воинов в качестве зомби было бы невозможно. Мы потеряли многих из-за ошибки разведки!

Герцог Малрийский тяжело вздохнул. Понятно, что мэтр возмущается больше для порядка, чем всерьез считает, что во всем виновата разведка. Тот, кто занимает такой пост, просто не может быть дураком или недальновидным глупцом. В Приграничье такие не выживают.

— Думаю, о том, что вы можете провести такой ритуал темные догадались тоже, а потому наличие столь сильного некроманта держалось в строгой тайне. Так что не надо сваливать всю вину на разведку. Вы знали, что мы идем брать на приступ город, захваченный темными. Вы знали, что там возможно будет некромант — но не провели ритуал, мэтр Альберт. И потери среди обычных воинов гораздо больше тех, которые понесли вы. Я не ставлю вам в упрек то, что люди оказались практически беззащитны против некромантов в этом бою. Я хочу, чтобы вы защитили воинов в будущих битвах.

Седеющий мужчина в длинном светлом балахоне с золотой вышивкой защитных рун лишь фыркнул. Ну конечно, герцог волнуется о потерях. А то, что количество силы, которая уйдет на проведение ритуала светоча истинного сравнимо с сотней полноценных боевых заклинаний второго уровня — это его не волнует. Его больше заботит то, чтобы люди были уверены в своем полном упокоении.

Мэтр Альберт, доктор защитной магии третьей ступени, был официально назначен Советом архимагов командующим полком магических сил. Полк, который первым вступал в сражение и первым выходил из него. Полк, без которого любая война современности не имела смысла. Маги, чародеи, колдуны. Магини, чародейки, колдуньи. Внутри каждого класса — своя специализация, свои особенности. Каждый выполняет свою особенную функцию. И зачастую именно от этого полка зависело то, насколько много погибнет солдат с обеих сторон.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

www.litlib.net

Читать онлайн книгу «Чародейка» бесплатно — Страница 1

Екатерина Оленева

Чародейка

«У любви сестры к сестре

Не будет конца!».

Елена Ваенга

Часть I

Надежда

Глава 1

Надежда уходит последней

Операция подходила к концу. Все прошло (тьфу-тьфу-тьфу!) успешно. Осталась завершающая стадия.

В этот момент не воспрещалось слегка перевести дух.

О том, чтобы расслабиться окончательно речь пока не шла. Стоит отвлечься всего-то на секунду и что-нибудь обязательно пойдёт не так. Например, тампонов не досчитаешься или шов ляжет неправильно. Словом, привередливый клиент может с обиды ножками дрыгнуть и всё: был пациент – нет пациента.

«Человеческое пузо штопать – это вам не гладью вышивать!», – любил поучать их главврач, Григорий Николаевич Мендельштам.

Анестезию пациент переносил нормально. Осложнений не наблюдалось. Единственное, что беспокоило Надежду, это лишний вес оперируемого – жировая ткань всегда регенерирует хуже мышечной.

– Вроде бы всё? – буркнул Саша Беленький (такая вот светлая фамилия была у анестезиолога). – Кажется, заштопали.

Оставалось ввести лекарственные препараты и наложить стерильные повязки, после чего больного можно транспонировать в реанимацию.

Вот теперь действительно всё. Можно расслабиться.

Переступив порог хирургического блока, Надежда сорвала маску с лица. В такие моменты у неё всегда возникало чувство, будто она выныривает из глубины, где плыла долго-долго.

Ноги и спина гудели, руки слегла дрожали от напряжения и усталости.

У ординаторской она столкнулась с Андреем Науменко, своим сменщиком.

– Привет, – поздоровался он, галантно придерживая перед ней дверь. – Как всё прошло?

– Увидим через пару деньков, – вздохнула Надежда. – Ты чего так рано? До твоей смены ещё целый час.

– Устала? – посочувствовал он. – Не мешало бы отдохнуть и расслабиться. Кстати, ближайшие выходные у нас свободны – у обоих. Может быть, стоит это дело отметить вместе?

О романе между Надеждой и Андреем коллеги давно сплетничали как о свершившимся факте.

Но существовал этот роман лишь в чужом воображении. Всё, что они себе пока позволяли, это невинный флирт.

– Если рискнешь настаивать, я не стану отказываться, – усмехнулась Надежда.

– Тебе говорили, что ты умница?

– Конечно. И в моём случае это не комплимент, а констатация факта.

– Ну так и где мы встречаемся?

Не составляло труда понять – Андрей намекал на то, что его стоит пригласить в гости.

Самому ему приглашать Надежду было некуда. Несмотря на свои тридцать с лишним лет он делил жилплощадь с любимыми родителями.

– Созвонимся завтра, – увернулась Надежда от прямого ответа.

У неё на выходные были другие планы. И Андрея было вписать в них весьма затруднительно.

– Я вот всё думаю, как такая красавица как ты, вместо того, чтобы штурмовать подиумы и сердца олигархов, решила заняться таким неблагодарным делом, как общая хирургия, а? Надька, с твоими-то медовыми волосами, черными глазками да аппетитной фигуркой…

Вот она, та самая причина, по которой Надежда избегала развития этих отношений – они с Андреем слишком по-разному смотрят на жизнь. У них разная, так сказать, система жизненно-ценностных координат.

– Я не считаю нашу работу неблагодарным делом, – огрызнулась Надежда. – Разве может быть дело более благодарное, чем спасение жизни и здоровья человека?

– И много тебе это спасение принесло в материальном эквиваленте? – насупился Науменко. – На мерседесе ж пока не катаешься?

– Как хирург, ты не хуже меня знаешь, что ходить ножками очень полезно. В движение – жизнь.

Входная дверь распахнулась.

В ординаторскую влетел Григорий Николаевич.

– Ребята, аврал! Только что звонили. С «Кольца», минут через пятнадцать привезут ребятишек. Гоняли без шлемаков по трассе, въехали с разлёта в джип и превратились в фарш. Андрей? Чего стоишь? – рявкнул шеф. – Давай, шевели задницей! Мальчишек сшивать же по частям придётся!

– Сшивайте на здоровье. Я-то тут при чём?

– Не понял?..

Старый хирург от удивления даже отпустил дверную ручку, за которую успел схватиться.

– Я заступаю на работу только через час, – оповестил Григория Николаевича Андрей. – Можете считать, что на работу я ещё не приехал.

– Я не ослышался? – зловещим шёпотом прошипел главврач.

– У вас со слухом всё в полном порядке.

– Пошёл ты в!.. – смачно выругался Григорий Николаевич. – Не мужик, а дерьмо! Надя? Жду тебя в операционной не позднее, чем через пятнадцать минут.

Не говоря ни слова, Надежда поплелась готовиться к следующей операции.

– Ты что, рехнулась? – возмущался Андрей. – Отпахала смену и снова к столу? Придурки бьются обо что попало, не желая нажать на тормоза, а мы будем из-за них здоровье гробить?

– Андрей, иди, отдыхай, раз смена не твоя, – раздражённо сказала Надя. – Не вертись под ногами.

– Думаешь, стотысячную премию тебя отвалят?

– Думаю, аж два раза.

Что ж тут ещё-то скажешь? Разная система ценностей – она и есть разная система ценностей. Лучше промолчать во избежание конфликта. Взаимопонимания всё равно не светит.

Утомленный организм Надежды пытался бунтовать и намекать на необходимость отдыха. Но, смирившись, подчинился.

Ракета готова.

Три, два, один – пуск!

У экстренной операции нет и не может быть плана. Нужно сшить и вправить всё, что можно. Остановить кровотечение.

Вся остальная терапия – потом. Если необходимы другие операции – тоже потом. Всё потом, кроме жизненно необходимого.

Надежда старалась не видеть в окровавленном куске мяса личность, но именно осознание того, что перед ней дышащий, страдающий, желающий жить человек давало ей силы действовать.

Руки и мозг делали своё дело, в то время как сердце готово было вопить и рыдать над мальчишкой, не прожившем на свете даже восемнадцати лет.

Итак, что мы имеем? Надежда вспоминала виденные томограммы.

Множественные ушибы мягких тканей? Ерунда, заживет!

Внутреннее кровотечение? Вот это плохо!

Отсос. Ещё! Зеркала. Отлично!

Сердце в этом возрасте должно быть здоровым и сильным. Оно выдержит. Должно выдержать.

Аккуратнее, Света, не травмируй внутренние органы.

Накладываем швы.

Как же жарко…

Травма позвоночника? Твою мать!!! Спинной мозг не поврежден? Хороший знак! Декомпрессия? Ой! Надежда же ни разу не спец в этом деле. Но другого хирурга здесь нет, значит, нет и вариантов.

* * *

Еле ворочая руками, Надежда сменила хирургический костюм на брюки и трикотажный свитер.

– Наденька?..

В дверях нарисовалась нянечка Елена Сергеевна.

– Надежда Алексеевна, вы здесь? Я вам поесть принесла.

– Не нужно. Я уже домой.

– Какой «ненужно»? – замахала на неё руками Елена Сергеевна. – С утра ведь маковой росинки во рту не было? Разве можно голодной за руль садиться? Садись ешь! И не спорь со мной. А то натравлю на тебя Григория Николаевича.

Желудок давно не подавал никаких сигналов о голоде. Зато пустота в голове красноречиво свидетельствовала о правоте Елены Сергеевны.

Не чувствуя вкуса, словно жевала бумагу, Надежда с трудом проглотила оба оладушка, принесенных сердобольной санитаркой.

– Попросите Тамару присмотреть за мальчиком, хорошо? – попросила Надя за сегодняшнего трудного пациента.

– Не беспокойся, голубка. Не пустим мы твою работу коту под хвост. Всё сделаем как надо, – заверила санитарка Надежду. – А Андрей Павлович настоящий жук!

– Тот ещё жучара, – согласно кивнула Надя.

– Правду говорят, что вы с ним любовники?

Не удержавшись, спросила Елена Владимировна.

– Не правду.

– Ну, и правильно! Не пара он тебе. Пройдоха и аферист, – безапелляционно вынесла вердикт нянечка.

Оладушки были съедены, дела переделаны. Рабочий день закончился.

Надежда с некоторым усилием поднялась со стула.

– Поеду я, уже седьмой час. Доеду – девять будет. Но если с мальчиком какие осложнения, вы уж не поленитесь, позвоните мне, хорошо?

– Да что ему сделается? Отдыхайте.

– До свидания, – попрощалась Надежда.

– До свидания.

По дороге на парковку, перебегая узкую дорогу, разделяющую два ряда домов, Надежда случайно натолкнулась на прохожего. Обычно с ней такого не случалось, но на этот раз то ли голова плохо соображала, то ли координация от усталости нарушилась?

Вежливо извинившись, в ответ она услышала высокомерное:

– Не стоит извинений.

Скользнула по незнакомцу взглядом Надежда пришла к выводу, что он странный тип.

Высокий, одетый во всё тёмное, с иссиня-чёрными волосами, состриженными неровными прядями, мужчина походил на киноактера. Черты его лица поражали редкостной правильностью черт и надменностью выражения.

– На самом деле это я вас толкнул, – добавил он перед тем, как исчезнуть.

Надежда несколько секунд смотрела ему вслед. Нет, ну вот, бывает же? Какой мужчина! Совсем на мужчину ни похож – в хорошем смысле слова. Ни капли не смахивает на улыбчивого сорокалетнего Питер Пэна навечно застрявшего в тинейджерском возрасте – явление, весьма распространенное в начале 21 века.

Словом, не мужчина, а мимолетное видение.

Подъехав к суперкаркету уставшая Надежда и думать забыла о темноволосом красавце.

Однако на выходе она снова с ним столкнулась – высокая фигура застыла между двумя рядами полок.

Мужчина стоял, опустив руки в карман и не мигая, разглядывал её неприятно-светлыми глазами. От тяжелого взгляда делалось как-то даже жутковато.

Только захлопнув дверцу автомобиля Надежда смогла почувствовать себя в безопасности.

Лавируя по улицам, она время от времени посматривала в зеркало заднего вида, не переставая посмеиваться над собой.

Вот глупая! В кое-то веки к ней проявил внимание интересный мужчина, а она, вместо того, чтобы обрадоваться и пофлиртовать, перепугалась насмерть.

Глава 2

Ролевая игра

Наутро, плетясь из спальни на кухню, Надежда в который раз проговаривала про себя монолог Мымры из «Служебного романа»: «Встанешь утром – идёшь варить кофе. И не потому, что кофе хочется, а потому, что так надо. У меня ведь даже собаки нет. Её днём некому будет выгуливать».

Единственное, за что Надя ценила выходные, так это за возможность выспаться. Хотя, если подумать, не такое уж это большое удовольствие? По крайней мере оно как-то терялось на фоне навязчивой тишины, царящей в пустой квартире и осознания собственного одиночества.

Раздавшийся телефонный звонок Надежда восприняла как весть о спасении. На определителе высветилось имя Наташки, её лучшей подруги.

– Неужели я сделала это? – в голосе на другом конце провода слышалось неприкрытое раздражение. – Дозвонилась всё-таки до тебя?

Судя по характерному гулу в трубке Наташка находилась за рулём и стояла сейчас в пробке.

– До тебя докричаться всё равно, что в Кремль попасть!

– Извини, что не позвонила, как обещала, – принялась оправдываться Надя. – Горячий выдался вчера денёк: внеплановая операция. Я под вечер просто с ног валилась. Надеюсь, это ты ко мне сейчас едешь?

– Я к тебе «стою».

Для раздражительной, нетерпеливой Наташки дорожные пробки казались лично ниспосланным для неё испытанием.

– Ты уже придумала, чем будешь заниматься завтра, Надь?

– У тебя есть предложения?

– Есть. И я буду на нём настаивать, хотя заранее знаю, что оно тебе не понравятся. Послушай, ты просто обязана со мною поехать! Иначе мы с Егором поругаемся!

– Каким образом я смогу этому помешать?

– Зная, что я не единственная, кто мучается по его милости, я буду не такой мегерой. Мы и не поссоримся. Поговорим, когда я доеду. Жди, – сказала Наташка, перед тем как и отключиться от связи.

На самом деле Надя была готова согласиться на любое предложение подруги лишь бы не сидеть в одиночестве в пустой квартире.

Она поспешила на кухню, чтобы приготовить десерт к Наташкиному приезду.

– Ой, как чудесно пахнет! – наморщила хорошенький носик гостья, с порога учуяв вкусный аромат. – Ну, ты даёшь! Когда только успела целый праздник приготовить?

– Вообще-то это несложно. Был бы повод, – обняла подругу Надежда.

Выложив друг другу последние новости, накопившиеся за время пока они не виделись, прикончив мартини, подруги, наконец, заговорили о планах на завтрашний день.

– Что там у вас с Егором? – начала Надя. – Не ладится?

– Ладится, – поморщилась Наташа. – Но иногда он меня жутко выбешивает! Нет, ну хороший мужик, – тряхнула она головой. – Остроумный. Не пьющий. Не жмот, не растяпа. Поест, никогда тарелки на столе не оставит. Носки не теряет. Зубную пасту с тюбиком закрывает аккуратно. И в постели само совершенство.

– Так в чем печаль? Замуж, что ли, брать отказывается?

– Мы с ним пока на эту тему не говорили. Я и сама не очень-то рвусь туда после первого раза. Но вот что точно знаю: своими ролёвками-полёвками он меня реально достал, Надь! Вот ты мне объясни? Ну что за радость мужику под сорок лет влезать в дешевую имитацию древних доспехов, хватать меч и, размахивая им во все стороны, бегать с диким ревом по округе, насмерть пугая впечатлительных собак?

Надя зашлась хохотом, живо представив описанную картинку.

– Чем ты только недовольна? – смахнула она слезы, набежавшие от смеха. – Вполне себе здоровый образ жизни. Мускулатуру, диафрагму укрепляет.

– Очень хорошо, что ты так на это смотришь. Потому что завтра ты поедешь с нами.

– Я?.. Да ты что, Наташ? Зачем? Что я там буду делать?

– Надь, я Егору недавно такой скандал закатила, ну, просто чистое безобразие! Из серии: «Ты на эти гулянки выезжаешь, чтобы тупо водку хлыстать да баб чужих щупать». Слово за слово – чуть ли не драка! В итоге мы с ним конечно же, помирились. Только Егор теперь настаивает, чтобы я с ним на его игрища ехала.

Представив себе гламурную Наташку в кирасе и с мечом «а-ля Илья Муромец» Надежда снова прыснула:

– В кого ж тебя там обрядят, несчастная моя? В барышню-крестьянку?

– Если бы! Такого «перса» у них нет. Буду ведьмой.

В ответ на очередной взрыв хохота в Надежду бомбочкой полетела подушка.

Она её лихо перехватила, пристраивая к себе под бочок.

– Кстати, Наденька, ты тоже будешь ведьмой, – злорадно сообщила Наташка.

– Ты серьезно хочешь меня, умницу и красавицу, вдумчивую, серьёзную женщину, втащить в этот детский сад?

– Да! Когда ещё представится случай увидеть тебя разбрасывающей волшебный порошок из толченого гороха? Кстати, не забудь захватить походную аптечку.

– Захвачу, – кивнула Надежда.

– Правда? – По-девчачьи радостно заверещала Наташка. – Ты, правда, согласна? Ой, спасибочко! Мы с тобой, пока славные мужи друг друга дубасить станут, нагуляемся-наболтаемся досыта.

– Ты предполагаемую-то компанию хорошо знаешь?

– Нет. Кроме Егора будут Пашка, Сережка и Генка. Нормальные ребята. Только немножечко барды, – надула губки Наташка.

– Хоть байкеров и рокеров там не будет?

– Байкеры, рокеры, поэты-песенники и прочие варкрафторцы – толкиенисты – все станут поджидать нас в тёмном лесочке! Трепещи!

– Вот ещё! У меня есть секретной супер-оружие.

– Это какое?

– Сифонная клизма.

– Не завидую я тому отрицательному персу, что попадётся под твою горячую руку.

* * *

Когда утром, позёвывая спросонья, Надежда спустилась на лифте вниз, друзья уже дожидались её.

Денёк собирался выдаться солнечным. В пробках простояли не больше получаса, что само по себе являлось добрым предзнаменованием.

– Нет, девчонки, с вами каши не сваришь, – недовольно ворчал Егор. – Уже почти десять, а мы только-только из города выехали. Ребята-то, поди, уже палатки разбили. Явимся к шапочному разбору!

– Не переживай ты так, – бросила Наташка на сожителя насмешливый взгляд. – Всех гномиков без тебя всё равно не побьют. Парочка останется.

– Надь, ты когда-нибудь в ролёвках или реконструкциях участвовала? – поинтересовался Егор. – Представляешь, что это такое?

– Нечто среднее между шашлыком и театрализованным действием?

– Нечто среднее между войнушкой по Варкрафту и экранизацией Дюма, – ввела её в курс дела Наташка.

– Скорее уж Вальтера Скотта, – отозвался Егор.

Как Надежда могла увериться, Наташа не преувеличивала: у него и в самом деле был уживчивый, мягкий и терпеливый характер. Другой бы с её подругой не ужился.

– Что такое Варкрафт?

– Компьютерная игра-стратегия, – пояснила Наташка. – Там то гномики ломают людям домики, то люди портят жизнь гномикам.

– Оркам, – флегматично поправил Егор.

– Да без разницы! – отмахнулась Наташка. – Маленькие рисованные человечки мельтешат туда-сюда, туда-сюда. А эдакий переросток перед монитором часами просиживает. Не жрать, не спать не дозовешься.

– Женщина! Не начинай, – рыкнул Егор.

– Я ещё и не начинала!

– Вот и не начинай!

Надув губки, Наталья отвернулась к окну.

– Но вы мне так ничего толком и не рассказали, – напомнила о себе Надежда.

– Словом, вкратце, так!

Оотно сменил гнев на милость не обидчивый Егор.

– Мероприятие, на которое мы собираемся, по большому счету ни ролевкой, ни реконструкцией не назовешь. Играть-то будем вроде как по сюжету, но …ладно, вам ведь всё равно не важно ролевка или реконструкция? Считайте это коллективным отдыхом. Лады?

– «Как это странно всегда, вроде бы взрослые люди», – запела Наталья. – «А в голове ерунда, мечтают о чуде!», – показала она им язык.

Съехав с трассы, машина по грунтовке углубилась в лес. Колея держалась довольно уверено, лишь время от времени резко петляя.

На «точке» народу собралось порядочно. Построенный город состоял из доброго десятка палаток.

– Пойдем, переоденемся? – предложила Наташка.

Надежда бросила опасливый взгляд на яркие цветные тряпки. Она терпеть не могла вещи с чужого плеча. Стерильность – вторая натура хирурга.

Проследив её взгляд, Наташка понимающе усмехнулась:

– Лично стирала и гладила. Не трусь! Переодевайся.

Платье оказалось впору.

– Там ещё плащи, – кивнула Наташа в угол палатки.

Прежде чем устроить разлюбезную мужскому сердцу потасовку, по легенде (условию игры) нужно было найти в лесу ценный артефакт-талисман, за который и предстояло сразиться.

По знаку распорядителя игры игроки рассыпались по лесу.

Надежда стараясь не сходить с основной тропинки. Она плохо ориентировалась в лесу и боялась заблудиться.

Сопревшая за зиму прошлогодняя листа вперемешку с хвоей густо устилали землю. Воздух, прохладный, как-то по-особенному пахнущий, студил щеки.

Обхватив рукой один из шершавых ствол сосны Надежда с удивлением обнаружила, что зажимает в ладони широкий мужской перстень с зелёным камешком посредине.

Впрочем, через секунду наваждение рассеялось. Никакого волшебства – в деревце зияло дупло. Ей, наверное, повезло отыскать то самое «сокровище».

Сделав это открытие, Надежда повернула назад.

Она спустилась с пригорка и очутилась на берегу небольшой речушки, журчащей под лиственницами. Серая глянцевая поверхность воды даже на взгляд казалась ужасно холодной.

Что-то закрыло солнце.

Выпрямившись, Надежда не смогла сдержать испуганного возгласа – перед ней стоял тот самый темноволосый незнакомец, с которым она столкнулась позавчера на дороге.

– П… простите?

Попятившись, Надежда наступила в воду.

– Вы меня напугали.

– Я уже говорил: не вам следует извиняться.

Незнакомец продолжал надвигаться зловещей тенью, заставляя Надежду по инерции отступать.

Вода уже доходила ей почти до колен. Промелькнула мысль позвать на помощь, но она из-за ложной скромности не поддалась этому рациональному порыву. В душе Надежды жила твёрдая убеждённость, что она почти всегда способна контролировать ситуацию.

– Что вам нужно? – спросила она.

Приходилось прилагать усилия, чтобы оставаться спокойной, но хирурги обычно умеет владеть собой.

– Вам нужна помощь?

– Кольцо не жмёт? – чуть приподняв брови, поинтересовался незнакомец. – Пришлось впору?

– Какое кольцо? Ах, кольцо! Вы его имеете ввиду?

Она выдохнула почти с облегчением. Значит, он тоже в игре? А она-то было подумала….

– Забирайте. Для меня игра закончена. Я здесь оказалась случайно.

Надежда попыталась выйти из воды, но незнакомец заступил ей дорогу:

– Случайно? Вы так думаете? В жизни нет места случайностям. Ты пришла туда, куда и должна была прийти. Я пришёл не за кольцом, Джайна. Я пришёл за тобой.

Осознание того, что от человека, следящего за тобой несколько дней подряд ничего хорошего ждать не приходится пришло одновременно с уверенностью, что зря она уже не вопила во всё горло, призывая на помощь.

Надежда глубоко вдохнула. Но закричать не успела.

Вода вокруг неё словно вскипела, земля растворилось под ногами. Тело будто окунули в кипяток – именно так нервы отреагировали на погружение в воду по температуре близкой к нулю.

Она тонула в двух шагах от берега! Абсурдно. Но факт.

Длинные юбки, отяжелев, тянули вниз, в чёрный омут.

Надежда отчаянно рванулась, стремясь оттолкнуть от воды и вынырнуть до того, как вода попадет в лёгкие и она захлебнётся насмерть.

Плавала Надя плохо. И уж точно никогда прежде выныривать с глубины ей не приходилось.

Но, слава богу! – удалось.

Отплевываясь, отфыркиваясь, надрывно кашляя, она без сил выползла на берег. Перед глазами плясали тёмные круги. Сердце неистово колотилось.

А ещё у неё начались галлюцинации.

Гипоксия способна выкинуть похожий номер. Мозг во время отмирания нервных клеток выдаёт весьма интересные картинки. Врачи, как правило, хорошо осведомлены о причине появления «волшебных коридоров», «парения духа в воздухе над телом» и прочих, весьма утешительных, для умирающих видений.

Наверное, только начавшейся галлюцинацией можно объяснить то, что она сейчас перед собой видела – зеленовато-серебристую лужайку, окруженную бледными ивами, расцвеченную похожими на яблоневые соцветья, цветами. Пейзаж дополняло идеальной окружности озерцо.

И всё это вместе ну никак не вписывалось в привычную картину Подмосковья!

Волосы на затылке начали медленно подниматься дыбом. Под ивой стоял тигр. Белоснежный, как только что выпавший снег. Из ощерившейся пасти зверя торчали длинные, как у мамонта, бивни, разделенные более мелкими, «тигриными», зубками.

Зажмурившись, Надежда помотала головой.

Не помогало. Стало только хуже.

Теперь рядом с тигром возникла женщина. Черты её лица выглядели по-человечески правильными. Но глаза были пустыми бельмами, ни радужки, ни зрачков – одна ослепительная, сверкающая инеем, пелена.

– Время пришло! – сказала женщина. – Ассиорт ждет. Старые кошмары должны возродиться для того, чтобы умереть окончательно. Добро пожаловать домой, Джайна.

Свет начал меркнуть. И слава богу! Надежда с радостью нырнула в спасительную тень обморока.

Глава 3

Чужой мир

Стоило прийти в себя, как тошнота начала подкатывать к горлу. Голова кружилась, будто Надежда перекаталась на каруселях, а картины, всплывающие в памяти, были настолько дикими и нелепыми, что просто из ряда вон – белые тигры, безглазые дамы?

Видимо, кто-то из новых друзей-ролевиков подсыпал в чай травку.

Стоило Надежде открыть глаза, взгляд упёрся в полог палатки.

Хотя нет, палатки не передвигаются, а тут, судя по тряске, она лежит в кибитке и, согласно ощущениям, под ней квадратные колёса.

Над Надеждой склонилась хорошенькая черноглазая, черноволосая и чернобровая девушка.

– Очнулась! – возбужденно сказала она кому-то.

Кибитка остановилась.

Разошедшаяся ткань явила ещё одно, круглое и веснушчатое, лицо. На этот раз, для разнообразия, парня.

– Привет, – дружелюбно обратился он к Надежде. – Ты как?

– Не знаю, – неуверенно ответила она и, приподнявшись на локтях, попыталась сесть, окидывая девушку и парня взглядом.

В глаза прямо-таки бросалась их одежда, походящая на средневековую.

На парнишке была прилегающая куртка, подпоясанная на талии, с пуговицами спереди и короткие штаны, едва доходящие ему до колен. Стройные голени обтягивали полосатые гетры. На ногах – кожаные башмаки. Голову венчала небольшая конусообразная шляпа.

Девушке была одета в длинное прилегающее платье из грубой ткани, какой именно, Надежда определять заструднялась.

– Вы кто? – спросила она, переводя взгляд с одного лица на другое.

– Я – Рика, – представилась девушка. – А это, – она кивнула в сторону попутчика, – Сабуль.

– Где я?

Молодые люди переглянулись.

– В Райском лесу.

– Где?! – ужаснулась Надежда. – В Райском лесу? Вы что, хотите сказать, что я уже умерла?

Парнишка неопределённо пожал плечами:

– Пока нет. Но вопрос – надолго ли останешься живой? Здесь, как известно, только нежить и существует. Окажи любезность, скажи нам, сама-то кто такая будешь? И как сюда попала?

– Не знаю. Не понимаю.

Надежде не мешали откинуть полог.

Взгляду открылся лес нисколечко не похожий на названные кущи.

И уж точно ничем не напоминающий привычно-цивилизованный, прирученный, загаженный Подмосковный.

То была дремучая, тёмная, труднопроходимая чащоба. Узкую тропинку зажимали огромные узловатые деревья. С них рваной бахромой свисали лианы и мох. Пейзаж наводил на мысль о былинах и «мрачных муромских лесах».

– И это Райский лес? – недоумевала Надежда.

– Он самый, – кивком подтвердил Сабуль.

Всю жизнь Надежда играла по чётко прописанным правилам. Она свято верила, что если сложить два и два, то в итоге всегда получится четыре. И вот на глазах уверенность к незыблемости мира рассыпается словно карточный домик. Законы бытия вышли из-под контроля. То, что происходило, больше всего напоминало глупый, необъяснимый бред и не вмещалось ни в какие привычные рамки.

– Не каждому посчастливится в такой рай попасть, – выдохнула Надежда, выпуская полог из рук.

Парень хмыкнул:

– Уж попала, так попала. И как только угораздило?

– А вас?

Рика обречённо махнула рукой:

– Ты, наверное, уже догадалась, кто мы?

Надежда отрицательно помотала головой.

– Мы бродячие артисты. Несколько дней назад наша труппа получила заказ от господина, что имеет земли на границах с Райским лесом. За выступление такую цену обещали, что глаза нам жадность и застила. Мы сочли, что риск оправдан. Среди наших не было уроженцев этих мест. Мы знаем о проклятом лишь понаслышке. Вот и заплутали.

– Проклятие? Какое ещё проклятие? – нахмурилась Надежда.

Ребята снова переглянулись:

– Откуда ж ты такая взялась, что о Райских топях ничего не знаешь?

– Из таких далёких далей, что самой подумать страшно.

Надежда вновь глянула через щёлочку, виднеющуюся в пологе. Через неё по-прежнему просматривалась тонкая петляющая тропинка.

– Он длинный, этот Райский лес? – спросила она. – Хотелось бы поскорее выбраться отсюда.

Её спасители невесело рассмеялись:

– Хотеться бы хотелось! Да вот надежды мало. Дай Создатель вообще отсюда живыми уйти. Места здесь гиблые. А с нами даже захудалой клирички нет.

– Кого-кого с нами нет? – удивленно округлились глаза у Надежды.

1 2

www.litlib.net

Книга "Чародейка" автора Чейз Джеймс Хэдли

Натали Натали Ненавижу любя (СИ)

 простенький однотипный роман..мне не понравился..

Натали Натали Танец с лентами

двоякое отношение ..подростки по 13 лет совершили ошибки по отношению к друг другу, а спустя время начинают мстить ..не приятное прочтение книги.

Tararam Tararam Кое-что о тебе

Понравился роман. Динамично. Хороший баланс детективной линии, любовных отношений и просто лёгкого человеческого общения. Из героев получилась замечательная пара.

AnBo AnBo Целого Мира Мало

 Зацепила, никого не оставит равнодушным. Читать, однозначно!!! И, действительно, наши мысли материальны.

olga82 olga82 Недетские игры

Впечетления не очень, читать было не интересно.

Натали Натали Бороться, чтобы остаться

Бездарное, одноразовое чтиво и дочитывать не стала...

taba taba Твои не родные

Согласна с тем, что сюжеты в е книгах перекликаются. Начинала читать Аш и обнаружила, что это 1000 и одна ночь...только место разыитие событий разное. Но не хочу думать плохо...

www.rulit.me

Читать онлайн книгу «Чародейка. Ловушка для светлых» бесплатно — Страница 1

Анна Завадская

Чародейка. Ловушка для светлых

Благодарности

Самому темному из всех гномов, мастеру ритуалов и терпеливейшему из консультантов — за то, что помогал сделать темных темными и пробовал вбить в мою головушку основы гномовского поведения и мировозрения.

Самому заботливому из всех близких — за то, что вычитывал и поддерживал, помогая справится с неуверенностью и сомнениями.

Самой светлой и чудесной — за правильно поставленные вопросы и мудрые советы, а также за профессиональный взгляд на мое бумагомарание.

Самым желанным, преданным и требующим — за пинание моего воображения на новые подвиги.

Благодарю ВАС.

Глава 1. Знакомство

— Будешь эльфой.

— Да не буду я эльфой! Ты меня видел? Из меня эльфа — как из крокодила кошка!

— Вот не надо комплексовать. Ну, подумаешь, пара лишних килограммов. Так и что? Пошьем тебе красивое платье — и…

— И в лесу о кустики я себе весь подол изорву. И не пара лишних килограммов, а десяток как минимум. Да и где ты видел эльфу с короткими черными волосами?

— Не короткие, а средней длины. Не черными, а цвета вороного крыла. Энни, это же игра, а не кастинг на новую роль в фильме!

— Не буду я эльфой! Я человеком обыкновенным буду.

— Угу… Человеком… Как всегда, целительницей? Третьей по счету в команде? Мне хватит двух девочек-блондиночек. А тебе уже давно пора переходить на более серьезные роли. Энни, нам нужны не целительницы, нам нужна боевая сила. У тебя лук есть, легкий доспех найдем…

— Не буду я эльфой! Не хочешь меня небоевым персонажем видеть — пойду магиней.

— Магом у нас Франц будет. На двадцать клинков второго не пропустят. Колдуньей пойдешь?

— У… Злобный ты… Не пойду. Не хочу в лагере торчать целыми днями и зелья вам варить. Лизу колдуньей сделай, ей и играть не понадобиться. Любая её стряпня за зелье сойдет. Заодно и вместо двух лекарей будет всего одна. О! Буду чародейкой.

— Чародейкой… Ты меня хоть слушала? Нам БОЕВАЯ сила нужна, а ты… Эх… И если бы стреляла хуже остальных — так нет, абсолютно адекватна как лучница. Чародейка… Ты чертить-то умеешь? В лесу? С помощью веревки и двух колышков? А мастеру зубы заговаривать, объясняя что для чего в твоем ритуале? Представляешь, сколько с собой придется барахла носить?

— Зато вам всем амулетики смогу сделать да зарядить в случае чего. Да и не такие уж мы небоевые, чародеи… Вот, смотри, что тут в правилах насчет атакующих амулетов прописано…

Обычная подготовка к долгожданной игре. После полутора лет работы почти без выходных и с минимальным отпуском в неделю, причем зимой и в самое неудобное для меня время — я наконец-то могла выехать на полигон не боясь уволнения. Нечего бояться уже было. Представьте себе, маленькая рекламная фирма, в которой начальство лучше всех знает, как должен выглядеть рекламный плакат или какой слоган больше понравится заказчикам. Обычно это заканчивалось тем, что начальство зарезало наши идеи на корню, одобряя абсолютно унылые идеи и клиенты во второй раз к нам не обращались. В конце концов, я сказала "хватит" и подала заявление по собственному желанию.

В костюм и снаряжение я вложила последние деньги, билет на электричку в обе стороны мне оплатили ребята из команды. Пофиг. О новой работе, новой квартире (с родителями я поругалась из-за увольнения) и новой жизни как таковой я подумаю после игры. Мне было жизненно необходимо на время забыть о существовании реального мира с его проблемами. Ну а где это можно сделать, как не в лесу, в окружении воинов в доспехах и девушек в костюмах, подобных мне? Компьютер не предлагать, и так слишком долго за ним сидела в прошедшие полтора года.

Чем меня привлекла именно эта игра? Авторским миром и тем, что на неё собирались ехать ребята из старой проверенной тусовки. Те, с кем я пойду куда угодно почти не задумываясь. Потому что у них есть не только полный комплект доспехов и нормальное оружие, но и мозги. Я пришла в их компанию желторотой первокурсницей с восторженно горящими глазами, которая следила за каждым движением на тренировках и честно пыталась научиться работать хотя бы мечом. А как я ловила фразы о том, какой доспех лучше и какое кольчужное плетение лучше… Блин! Для меня это было откровением! Они говорили о чем-то настоящем, проверенным временем и боями, а не о том, с кем сегодня пошел в кино Петя из параллельной группы и где лучше побухать. А потом, когда стало понятно, что мечник из меня… никакой — я смирилась, кое-как освоила лук и самострел — и начала постигать таинство игровой магии и ритуалов. Увлекло.

С тех пор я и ездила на игры "небоевым" персонажем: лекаркой, целительницей, прорицательницей, ведуньей, жрицей. В этот раз я собиралась чародейкой. Опыт по составлению ритуалов был хоть и не особо серьезным — но все же лучше, чем по стрельбе из лука или бою на мечах. Так что теперь, забив половину рюкзака всякими "компонентами" вроде камешков, перышек, травок, ниточек-веревочек, свечек, ароматических палочек, масел и прочего, пошив себе дорожный костюм средневеково-фэнтезийного покроя (бриджи, юбка-солнце с запАхом поверх, колет с рукавами и рубаха из полотна) и одев старые кожаные ботфорты, я вылезала из электрички вместе с ребятами на каком-то "километре". Новый полигон радовал и тревожил одновременно, но мастера клятвенно заверили в наличие воды и сушняка. Сверившись с картой, мы начали путь по тропинке вглубь леса…

* * *

Герцог Малрийский смотрел на карту, разложенную на столе — и хмурился. Три города и с полусотни деревушек и сёл вокруг них. И ведь если бы были стратегически важным районом. На кой драгр* темным вообще эти города сдались? Было бы понятно, если бы они атаковали припортовые города на востоке или западе, но центральный район… Здесь же нет ничего особенного, ни в экономическом, ни в политическом, ни в магическом плане! Охотники, скотоводы, лесорубы и искатели приключений всех мастей. Ну и контрабандисты, конечно. Близость к границе с темными и холмистая местность предгорий накладывает свой отпечаток. Но зачем их захватывать? В чем их ценность?

И, спрашивается, зачем сейчас эти города отбивать обратно? Когда оттуда ещё не ушли основные силы темных? Подождать немного, пока расслабятся темные, а потом ударить. Но король уперся, эльфы его почему-то поддержали, даже гномы выставили отряд. Ну, эльфы понятно: им в каждой вылазке темных видится Война Разрушения. Никак не могут забыть, как лавина измененных темной магией живых и немертвых подкатила к их драгоценным лесным дворцам, опустошив при этом всю Тагрию, Женовию и часть Айдарнии. Пять столетий прошло с тех пор, как светлые отвоевали Айдарнию и Женовию — но длинноухие по-прежнему помнят о том, сколько их почти вечных жизней пришлось отдать за то, чтобы между их границами и темными оказалось больше дневного перехода. А ведь стоило им прислушаться к Лаэдрии, своей видящей и помочь королю Тагрии, как только он попросил о помощи — триста лет владычества темных не исказили бы до неузнаваемости эти три королевства.

О нет, зеленые леса не превратились в мертвые, а на полях все также хорошо произрастала не только сорная трава, но и пшеница с рожью, но… Проклятых мест, в которые люди и нелюди опасались наведываться в одиночку стало столько, что в любой деревеньки вам укажут как минимум на два близлежащих. А развалины замков с жуткими подробностями штурмов? А разоренные поместья темных магов с кошмарными подземельями? А горы амулетов и артефактов, которые пропали вместе с владельцами в бесконечных боях?

Королевства изменились, изменилось что-то и в самих людях. Более жесткие, принципиальные, рисковые, не забывающие зло и добро, не терпящие предательства и слабости. Теперь эти два королевства иначе как Приграничьем и не называли. А после того, как два поколения назад король Женовии и королева Айдарнии поженились, объединив свои королевства в одно — неофициальное название стало синонимом официального.

Герцог Малрийский лишь фыркнул. Пусть называют, как хотят. Главное, чтобы не пытались расширить свои границы за счет Приграничья, пока темные шевелятся на границе. Но как же ему не нравилась вся эта ситуация… Как она ему не нравилась!

* драрг — крупное хищное животное степей Кхазарда, континента гномов.

* * *

Сам мир был не то, чтобы совсем уж авторским… Здесь были и эльфы, и гномы, и орки, и карлы, и люди. Были светлые и темные. И, понятное дело, что между светлым блоком, в которое входили эльфы, гномы и люди и темным блоком, в которое попали орки (эльфы искаженные), карлы (такие злобные безбородые карлики, искаженные гномы) и опять же люди (этих и искажать-то не пришлось) постоянно возникали приграничные стычки. Темные в очередной раз набрались сил и увеличили свои земли за счет светлых земель. Светлые решили, что это неправильно, собрались с силами и решили идти освобождать земли свои. Заодно, быть может, и у темных кусок земли оттяпают.

Такой была вводная, переведенная мною с высокого слога на обыкновенный полужаргонный. И вот оно, первое крупное столкновение после дня разведывательных операций и разработки плана. По легенде, я, как полноправная чародейка, только что закончившая обучение в Академии Магии Уйдиара, должна была пройти практику. Послали меня практиковаться как раз на границу — но вот незадача, городок оказался захвачен и я добровольно-принудительным порядком, горя желанием отомстить за невинноубиенных и покарать зло творящих, была приписана к отряду барона фон Вульфа, в помощь к его магу, магистру боевой магии Францу Харну. Звали меня Энира Шарди, была я родом с пограничья, чудом выжившая после очередного набега Черных Всадников. И вот теперь мне предстояло доказать на деле, чего я как чародейка стою: провести ритуал, который должен был бы напитать магистра Франца силой после того, как он истощит свой собственный запас.

Все приготовления я провела перед началом боя, почти в тишине и спокойствии. Мастера ритуал одобрили после тщательной проверки, так что теперь за правильностью моих действий следил один из игротехников. Вдали кипела битва: наши войска штурмовали крепость, по легенде недавно захваченную темными. Те, соответственно, оборонялись. Пока — вполне успешно. Франц метнул в ряды вражеских лучников очередную молнию и дал мне отмашку. Я спокойно села на колени перед кругом и начала прочерчивать ритуальным кинжалом линии, комментируя вслух для игротехника, что я сейчас намереваюсь сделать и за счет чего.

Cкупые кивки подтверждали правильность моих действий. Сила накапливалась, сосредотачиваясь в центре рисунка и плавно перетекала в кристалл-накопитель. Все. Теперь завершить ритуал и передать кристалл магистру.

— Благодарю, Энира. Но в следующий раз постарайтесь побыстрее. У нас не так много свободного времени, — холодным спокойным голосом сказал Франц.

— Я буду стараться, магистр, — смиренно сказала я.

Отыгрыш. Магистр магии, тем более молодой и талантливый, обязан показать свое превосходство перед чародейкой-выпускницей. Игротехник улыбнулся. А я обратила внимание на поле сражения. Черт… Похоже, наших теснили по всем направлениям. Эй, а чего это убитые снова сражаются? Елки палки… Зомби! Ну, вот и узнали, какой уровень дали мастера игры Игорю. Как минимум — третий. Массовое поднятие зомби именно на нем и возможно. Франц задумался на пару секунд и сказал:

— Свет небесный, радиус — три четверти от моего запаса сейчас.

— Центр заклинания? — спросил игротехник.

— М… Левый фланг, за сражающимися.

Щелчок рации, я поднимаюсь с колен.

— Видишь Шар смерти, летящий в твою сторону, — спокойно сказал игротехник.

А я застыла. Заклинание пятого уровня… Заклинание, которое вряд ли сможет отразить или поглотить любой щит Франца. Да и…

— Универсальный щит, полтора метра, всю силу, что осталось, — быстро протараторил Франц.

— Пробит. Умерли. Оба.

— Амулеты… — пискнула я, роясь в сумочке и предъявляя сертификат.

Франц протянул свой. Игротехник медленно кивнул и сказал:

— Тогда маг убит, а ты в коме, — сказал он, смотря на меня.

Кома — та же смерть для меня в этой ситуации. Если не окажут помощь — умру через пять минут.

— Погоди! Она сзади меня стояла! — начал возмущаться Франц. — Ей должны вообще крохи перепасть!

— Она только из Академии, Франц. Ей и крохи хватит. У неё нет природного сопротивления магии некромантов.

— Но она вышла из Академии полноценным чародеем, а не бакалавром. Хоть мизерное — но имеется, Тэм. Тяжелое.

Игротехник колебался почти минуту, а потом махнул рукой.

— Все равно вашим не до раненых сейчас. Тяжелое. Франц, быстро в метрвятник, Эни, тебе придется тут лежать пятнадцать минут. Не окажут первую помощь — присоединишься к Францу.

Я лишь вздохнула, расстелила на земле плащ и легла. Лежу, смотрю на голубое небо в просветах между ветками деревьев, отдыхаю. Вдали слышиться гулкий стук текстолитовых мечей о деревянные щиты и металлические доспехи, где-то левее — раздаются команды капитана лучников. Может сесть, посмотреть? Так нет же, если кто из игротехов увидит, что я не лежу, как подобает полутрупу, а сижу — запишет в зомби и заставит отыгрывать до момента повторного упокоения. Но как же обидно умирать в первый же день игры! Понятно, что через два часа пребывания в "Стране мертвых" меня оттуда выпустят новым персонажем с новой легендой… Но, блин, почему со мной такое постоянно на играх случается? Вечно вляпаюсь во что-то, даже небоевым персонажем. Ну понятно, что когда условно-боевым вышла — то и жаловаться грех. Но в первый же день… После первого же ритуала… А, проехали. До мнимой смерти остается ещё целых десять минут. Вот только что-то резко начинает голова болеть, да ещё и кружиться. Что-то мне как-то не хорошо… Может ну его, эти десять минут? Все равно никто не… Ой… голова моя… расколется сейчас…

* * *

Самое худшее на поле боя — это когда твой боевой товарищ превращается в твоего врага. И ладно, если бы это было предательство. Но вот когда ты понимаешь, что тело твоего друга стало куклой в руках мерзкого некроманта… Ларен не знал, как там другие, а он хотел добраться до этого гада и насадить его на меч по самую гарду. Чтобы неповадно было честных и мужественных людей (и не только людей) использовать в своих поганых целях.

Из всего отряда их осталось только пятеро, не считая барона. Всего пятеро! А десятерых пришлось убивать во второй раз и уже собственными руками. Драргова война… Проклятые темные… Прикрывая барона, они отступали к опушке, туда, где должен был находиться магистр Дориан. В пятнадцати шагах впереди вдруг ярко вспыхнул светоч, придавший сил и упокоивший зомби навсегда. Спасены.

— Быстрее, к лесу! — скомандовал Ларен оставшимся четверым воинам и тут заметил, как с одной из башен крепостной стены в сторону леса мчится черный сгусток, а барон падает на колени, роняя из рук меч. — О нет… Только не сейчас! Питер, Йарг, несете барона, мы с Шардом прикроем вас. Быстрее, в лес!

Только бы щиты магистра выдержали. Только бы выдержали. Без его помощи они точно не доберутся до лагеря… Ребята подхватили барона под руки, Йарг не забыл забрать и меч их господина, Шард стал рядом с самим Лареном — и они как можно быстрее направились к опушке. Благо, во фланг войскам темных ударила тяжелая кавалерия и им сразу стало не до отступающих тяжелых пехотинцев.

— Проклятье… — прохрипел Питер, когда они наконец достигли той самой опушки леса.

Ларен оглянулся — и сам с трудом сдержал ругань. Магистр лежал под деревом и одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять: щиты не выдержали. Тут даже маг-целитель не помог бы. Проклятый некромант… Йарг и Питер положили барона на землю и опустились рядом с ним. Шард, по своей старой привычки, решил сначала обойти полянку по периметру. Охотник-разведчик, что ещё сказать… Ларен же подошел к магистру и тяжело вздохнул. Барон долго не протянет, ему нужна помощь целителя. Но на руках его нести до лагеря не получится: никто просто не сможет, все слишком устали. Если срубить ветки и устроить волокуши… Или послать кого-то в лагерь за целительницей… Как вариант… Вот только кого?

— Ларен! Подойди сюда, — услышал он голос Шарда из-за кустов.

Ларен лишь вздохнул и подошел к другу.

— Ничего себе…

* * *

Пришла в себя я от резкого запаха. С трудом разлепив веки, я с удивлением обнаружила перед собой грязную и небритую физиономию незнакомого парня. Или все же мужчины? Нормальный полный доспех тяжелой пехоты, поверх нарамник бело-зеленых цветов.

— Светлое небо… — сказал он, закрывая пузырек и пряча в свою поясную сумку. — Вы как себя чувствуете, госпожа чародейка?

Отыгрыш? Скорее всего. Наверное, чужая команда на меня наткнулась. Повезло… Интересно, а чего меня это так вырубило? Неужели от перенапряжения? Так не должно было… И солнце не сильно припекало вроде…

— Благодарю, уже лучше. Вы…

— Ларен Силда, капитан отряда барона Гаренса. Госпожа чародейка, у вас случайно исцеляющего амулета нет? Наш барон сильно ранен, боюсь, мы не сможем его донести до лагеря.

Я задумалась. Исцеляющий амулет я так сделать и не успела, но вот пару заживляющих зелий у нашей колдуньи выклянчить перед штурмом успела.

— В моей сумке, справа… Нет, пока объясню…

Я попробовала сесть — и это мне удалось. Только в голове по-прежнему шумело, да сфокусироваться было тяжеловато. Оглядевшись, увидела под деревом сумку, которую я там оставила перед началом ритуала. Ларен проследил мой взгляд, а второй мужчина подошел к ней и спокойно, но очень аккуратно перенес её ко мне под руку.

— Благодарю, — кивнула я ему, погрузившись в изучение содержимого своей необъятной сумки.

Ну, не такой уж и необъятной… Просто я всегда славилась тем, что могла в маленький объём упаковать уйму всего необходимого и не очень. А вот и пузырьки… В таких духи на разлив продают: тонкие, длинные, с пластиковой пробкой, которую я для игры заменила на пробковую, выточенную собственноручно из винной.

— Эликсир заживления. Нанести на рану, желательно предварительно рану промыть. Хотя… Учитывая то, что надо добраться всего лишь до целительницы…

Ларен принял пузырек, слегка поклонился и тут же ушел куда-то в кусты. А я решила найти сертификаты на это зелья и разорвать их, как принято. Залезла рукой в поясную сумку — и обомлела. Сертификатов не было! Вообще, ни одного! Даже моего игрового! Нет-нет-нет, этого не могло быть. Меня не могли обчистить, просто некому. Забрать сертификаты на игровые ценности — запросто. А вот мой личный сертиф… Нет, такого быть не могло. Черт побери!

Я в панике начала пересматривать кармашки своей сумки — и с облегчением вздохнула, нащупав листы бумаги. Вытащив их на свет я обомлела… Это были не те сертификаты, которые выдавали мне мастера. Это были желтые плотные листы бумаги, свернутые в четыре раза и написанные от руки переливающимися на солнце чернилами.

"Сим подтверждается, что Энира Шарди является свободной совершеннолетней поданной королевства Женовии и Айдарнии, родившейся четвертого дня первого месяца десятого года правления короля Этрила Х в деревне Верхнехолмье герцогства Тайнар. Секретарь городского совета Уйдиара Пирс Торген, десятый день второго весеннего месяца тридцатого года правления короля Этрила Х"

"Сим подтверждается, что Энира Шарди является чародейкой первой ступени, окончившей обучение в Академии Магии Уйдиара и может практиковать магию и чародейство в полном объеме, прописанном в Магическом установлении на территории королевства Женовии и Айдарнии. Секретарь Академии Магии Уйдиара Эзара Вамис, пятнадцатое число четвертого месяца тридцать первого года правления короля Этрила Х"

Приехали… То есть, попали. То есть получается… Значит я, в здравом уме и твердой памяти нахожусь в другом мире… Во мне начало просыпаться бешеная злость. Авторский, хорошо проработанный мир, значит. Немного нестандартная фэнтези, значит. Обыкновенная вводная, ничем оригинальным не отличающаяся. И куча справочной информации, скинутая всем желающим. Начиная от описания географии и заканчивая подробным пояснением теормагии мира. Интересно, за какие такие заслуги мне такое "счастье" привалило? Ну не верю я в спонтанные переносы и аномальные зоны, не верю. Кто-то явно приложил лапку к моему "попаданию" в этот мир. Хотелось бы мне этого кого-то чем-то и по чему-то.

Ларен появился так же быстро, как и исчез.

— Благодарю тебя, чародейка. Раны барона заживают прямо на глазах. Через пять минут мы сможем продолжить путь. Позволь тебе предложить нашу помощь и защиту, пока мы не дойдем до лагеря.

Я натянуто улыбнулась и медленно встала. Вдали, за деревьями, виднелись стены города. Настоящие стены, настоящие доспехи, настоящее оружие, настоящая магия… Я действительно попала… И мой отыгрыш превращается в реальную жизнь. Мама моя дорогая… Вот и… отдохнула на природе.

— С радостью приму вашу помощь и защиту, командир Ларен.

* * *

Комната была светла и роскошна. Деревянные панели на стенах, тяжелые песочного цвета портьеры с золотистым узором по ткани скрывали узкое и высокое окно и неширокие крепкие двери. Вместо ковра на полу — шикура парского медведя, книжные шкафы были украшены тонкой резьбой по дереву, в той же манере был украшен и внушительного размера письменный стол, заваленный бумагами. Три мягких кресла были обтянуты бежевой тканью с желтым растительным узором. Одно из них стояло за письменным столом, два других — перед ним. И все три — были заняты.

— План властелина сработал, — сказал человек в темно-зеленой мантии с капюшоном, вышитой защитными рунами.

— Более чем сработал, — хмыкнул орк, откидываясь в кресле. — Эльфы и гномы тоже подтянулись к общему веселью.

— Только зря переводим снаряды да силы, — сказал худой, безбородый и носатый карл. — Я, конечно, понимаю, что приказ есть приказ… Но знание истинных целей помогло бы выполнять приказ с большим рвением.

Человек засмеялся, орк недоуменно посмотрел на коротышку.

— Значит добыча, захваченная в этих городах и приказ самого Властелина для тебя недостаточная мотивация, генерал Грэйн?

Карл поморщился и сказал ворчливо:

— Этого достаточно для моих солдат и их командиров.

Человек пристально посмотрел на карла и сказал:

— Всегда знал, что любопытство карлов сильнее инстинкта самосохранения. Знания — это не только сила, Грэйн. Это ещё и ответственность. Готов ли ты в случае провала плана Властелина отвечать наравне с исполнителями?

Карл передернул плечами, орк хмыкнул. Вот уж в чем карлы никогда не были замечены — так это в желании ответить наравне с кем-то даже за свои неудачи. Скорее уж они спихнут всю вину на кого-то другого. Человек хмыкнул также, как и орк, а тотм продолжил:

— Так что довольствуйся приказом и наградой. Нам надо не только удержать города, но и уничтожить как можно больше сил противника, но так, чтобы они не испугались и не удрали отсюда, а продолжали нападать, осаждать.

Орк кивнул медленно, как будто взвешивал пришедшую в голову идею.

— Позволишь сформировать пять конных отрядов для свободной охоты?

— Хоть десять, генерал Крайрер. Но я хотел предложить тебе нечто гораздо интереснее…

* * *

За пять минут, пока раны барона заживали, а его воины отдыхали, я смогла заставить панику и истерику заткнуться, пообещав им дать выход эмоциям на ближайшем привале, а именно в лагере. Мысли о том, как теперь быть ЗДЕСЬ и что подумают ребята ТАМ — я тоже отложила до глубокой ночи. Взрослая девочка, разберусь. Да и не бросают попаданцев ни госпожа Судьба, ни госпожа Удача. Я уже говорила, что не верю в совпадения такого плана?

Когда я подошла к барону и воинам, то первый уже вполне самостоятельно сидел, избавленный от тяжелых доспехов, а остальные приводили в порядок свое оружие, оттирая его от крови и грязи пучками травы. Барон оказался крепко сбитым мужчиной, гладко выбритым, но с множеством шрамов и ещё большим количеством морщин на лице. Волосы его были седы, но глаза… О нет, такие глаза могут быть у кого угодно, но только не у немощных стариков. Жесткие, властные, цепкие. Взгляд его был тяжелым и внимательным. Наверное, у кого-то от такого взгляда мурашки по коже начинают бегать. Не знаю, мне просто стало интересно.

— Благодарю за спасение, леди. Могу ли я узнать имя той, кому обязан своим спасением?

Голос был под стать взгляду. Густой баритон, почти бас, от которого мурашки по коже бегали. И ведь это он еле говорил. Представляю, как он звучит на поле боя… Ослушаться такого приказа будет нельзя. Это что-то на уровне рефлексов, более глубокое и более основательное, чем придуманный табель о рангах. Таким и должен быть командир, ведущий отряд воинов на поле боя. Не просто ведущий — а идущий с ними. Жесткий — но не жестокий. Сильный — но не самодур. Волевой и решительный, но не берсерк. Барон, вы случайно свой титул получили не за заслуги на поле брани?

— Энира Шарди к вашим услугам, барон Гаренс, — припомнив, как называл его капитан, ответила я. — Рада, что смогла помочь.

— Называй меня барон Кэйр, Энира. Как ты оказалась на передовой? Я удивлен, что настолько молодую девушку послали фактически на смерть.

Я криво улыбнулась. Фактически на смерть… Ну-ну… Я запомню эти слова и как-нибудь обязательно перескажу их тому, кто виновен в моем переносе сюда. Ну, имя и способности по идее остались прежними, попробуем и про практику рассказать?

— Я направлялась в Старрен, на практику. Ну а потом, когда стало известно о его захвате, меня прикомандировали к войскам.

Теперь пришла пора грустно улыбаться и самому барону.

— Да уж… Практики будет хоть отбавляй. Ларен, ребята готовы? Тогда выдвигаемся.

* * *

— При всем моем уважении к вам, герцог, я обязан обратить ваше внимание на то, что разведка не справляется со своими прямыми обязанностями. Если бы было известно, что в городе находится некромант как минимум третьей ступени, мы бы провели ритуал светоча истинного, при котором поднятие наших воинов в качестве зомби было бы невозможно. Мы потеряли многих из-за ошибки разведки!

Герцог Малрийский тяжело вздохнул. Понятно, что мэтр возмущается больше для порядка, чем всерьез считает, что во всем виновата разведка. Тот, кто занимает такой пост, просто не может быть дураком или недальновидным глупцом. В Приграничье такие не выживают.

— Думаю, о том, что вы можете провести такой ритуал темные догадались тоже, а потому наличие столь сильного некроманта держалось в строгой тайне. Так что не надо сваливать всю вину на разведку. Вы знали, что мы идем брать на приступ город, захваченный темными. Вы знали, что там возможно будет некромант — но не провели ритуал, мэтр Альберт. И потери среди обычных воинов гораздо больше тех, которые понесли вы. Я не ставлю вам в упрек то, что люди оказались практически беззащитны против некромантов в этом бою. Я хочу, чтобы вы защитили воинов в будущих битвах.

Седеющий мужчина в длинном светлом балахоне с золотой вышивкой защитных рун лишь фыркнул. Ну конечно, герцог волнуется о потерях. А то, что количество силы, которая уйдет на проведение ритуала светоча истинного сравнимо с сотней полноценных боевых заклинаний второго уровня — это его не волнует. Его больше заботит то, чтобы люди были уверены в своем полном упокоении.

Мэтр Альберт, доктор защитной магии третьей ступени, был официально назначен Советом архимагов командующим полком магических сил. Полк, который первым вступал в сражение и первым выходил из него. Полк, без которого любая война современности не имела смысла. Маги, чародеи, колдуны. Магини, чародейки, колдуньи. Внутри каждого класса — своя специализация, свои особенности. Каждый выполняет свою особенную функцию. И зачастую именно от этого полка зависело то, насколько много погибнет солдат с обеих сторон.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

www.litlib.net

Читать онлайн книгу «Чародейка» бесплатно — Страница 14

Конечно, Репей чуть в штаны от страха не наложил, когда увидел толпу скелетов, бегущую прямо на них. И в тот момент он готов был отдать что угодно для того, чтобы оказаться где-то подальше отсюда. И ни о каком отряде и совместном путешествии и не думал. Однако оглянувшись вокруг и увидев на лицах воинов лишь решимость и сосредоточенность — удивился. После того, как маги так легко справились с этими костяками — поразился. Магический поединок же очаровал его настолько, что он и думать о страхе забыл. Насколько же это захватывающее зрелище было! Даже когда огромный черный шар взорвался почти перед ними — Репей успел лишь удивиться тому, что оказался на полу и даже не понял, когда отключился. А то, какие вещи госпожа Энира и её воины получили после победы над личем? Да он в жизни ни разу не видел ничего столь дорогущего. Эх, если бы он сам был настолько сильным и умелым, чтобы помочь им уничтожить лича… Может, тогда хотя бы пара колечек досталась. Но смог бы Репей обучиться так владеть мечом? Да и кто будет обучать его? Крюк обучал его не за просто так, а за большую долю от сворованного Репеем. А воину придется платить золотом, которого у воришек пока нет…

Низкие, зычные голоса гномов заставляли кожу покрываться мурашками. В этой погребальной песне не было тоски и печали, как в эльфийской. Она больше походила на военный марш, который должен воодушевлять на подвиги оставшихся. И вместе с этой песнью Репей понял, что назад, в Оренс, у него дороги уже нет. Воровать по карманам мелочь, обчищать квартиры и особняки, спуская полученные деньги в тавернах и трактирах — не цель. Он не хочет больше быть просто "лучшим вором Оренса". Он хочет стать таким, как эти воины, окружавшие его. Чтобы не бояться мертвяков и скелетов, личей и темных, чтобы смело идти вперед, не прячась в тени переулков. Вместе с такими же воинами бить врагов, защищая других от всякого зла. И, возможно, погибнуть. Но с честью, в бою, а не на каменоломне или плахе. Чтобы тело не просто бросили на общий костер и развеяли пепел по ветру, а вот так же, как сейчас, вокруг тебя встали твои товарищи и произнесли несколько теплых слов в твой адрес. А потом сожгли, прямо с одеждой и оружием, рядом с такими товарищами, павшими в бою. Да, такой итог жизни Репея устраивал больше.

И пока тела павших сгорали в магическом огне, вызванном госпожой Айрис внутри прозрачного купола, поставленного господином Полиусом и не дававшего едкому горькому запаху горящих тел заполнить пространство зала, мальчишка подошел к госпоже Энире и спросил:

— А теперь что?

Та, без тени улыбки на лице, посмотрела на него и сказала абсолютно серьезно:

— А теперь, я так думаю, пришла пора разделиться на два отряда и прошерстить логово лича. Надо найти выход отсюда на поверхность и отыскать Вайрена. Ты его не видел, кажется.

— Я с вами, — поспешно сказал Репей, перебивая госпожу Эниру. — И моя сестра, Розка, тоже.

Чародейка внимательно посмотрела на него и сказала:

— Не думаю, что это разумно, Репей. Думаю, вам лучше вместе с Яном и его детьми остаться тут. Все равно мы будем возвращаться именно сюда. К тому же, нам надо хорошенько исследовать склад лича и выяснить, что здесь ещё есть. Это очень поможет нам в дальнейшем. Как думаешь, справитесь с этой задачей?

Репей задумался. Конечно, от него сейчас толку не очень много, но разделяться… Хотя с другой стороны… Все верно. Он будет полезнее здесь, на складе, чем там. Может, при беглом осмотре что-то и пропустил. Может, что-то ещё интересное там осталось? Вполне может быть. Почему бы и нет.

— Справимся, — подражая её манере разговора ответил Репей. — Можете положиться на нас, госпожа Энира.

Та улыбнулась и лишь кивнула, поворачиваясь к подошедшему эльфу в черном доспехе. Репей кивнул сам себе и отошел к Розке. Надо было рассказать ей все и пояснить, почему он изменил свое решение.

Идя рядом с этой странной чародейкой по узкому коридору тюрьмы, Поль удивлялся самому себе. Что заставило его изменить отношение к этой Энире? Что стало причиной того, что неприятие глупой и безрассудной пухленькой девчонки-выпускницы сменилось заинтересованным наблюдением за чудаковатой пришелицей из другого мира? Да, скорее всего, именно это. Она — другая. Не рожденная и выросшая здесь, в Женовии и Айдарнии, а именно иномирянка, знавшая другой мир и жившая по-другим законам. Смог бы сам Поль, оказавшись в другом мире, так спокойно себя вести? Минуточку. Откуда у неё тогда настоящие документы? Или это все происки того самого бога?

Дойдя до запертой с внутренней стороны двери, Поль переключился на магическое зрение и тяжело вздохнул. Сигналка была и тут. Нет, не то, чтобы он не знал, как именно можно уничтожить "Вестника", не отправив сигнал адресату. Просто… Был ли смысл уничтожать её теперь? Имел. Сигналка могла привести в действие другое плетение. Ловушку какую-то, допустим. Для боевых магов разбираться с такими задачами гораздо проще. Ему, защитнику, это, скажем так, несвойственно.

— Сможешь снять? — спросила ровным голосом Энира.

— Если мне никто не будет мешать — смогу, — спокойно ответил ей Поль и прошел вперед.

Не торопясь, медленно и спокойно. Если он разрушит эту линию… Нет, не так, если эту — то останется обывок. А если вот эту… Нет, надо разрушать и эту, и ту, чтобы наверняка. Ну, либо получится, либо нет. Третьего не дано. Не отвлекаться. Два тонких удара по двум нитям плетения — и энергия растекается в пространстве, разрушая каркас заклинания.

Поднять заклинанием левитации железную планку затвора на последней в коридоре двери не стоило никакого труда. Отойти в сторону и дать гномам возможность войти первыми. Потом — воины и лишь потом — Энира и он. После небольших переговоров группы разделились следующим образом: вместе с Эллеаранэлой отправились все выжившие эльфы, кроме Наринэля, решившего присоединиться к Энире. Мастер Вирн пошел вместе с чародейкой, одного из двух своих подмастерий отправив со вторым отрядом. Барон Годрик тоже примкнул к ним, правда, троих своих воинов оставил второму отряду. Гвардейцы, сопровождавшие мэтра Жанера и госпожу Айрис, понятное дело, вошли в состав второго отряда, а воины Эниры и примкнувшая к ним лучница — в первый. Почему именно их отряд первый? Потому что Энире было невтерпежь. А мэтр решил не трогаться с места, пока не сварит нужные эликсиры. Чародейка же решила идти вниз сразу после похорон погибших.

Поль вошел в комнату последним. Мда… Маленькая комната, на камеру не похожа. На противоположной от входа стене овальная стена земляного коридора, стенки которого были особым образом уплотнены и покрыты чем-то, что позволяло им не обваливаться даже без крепи.

— Выкидыш драрга… Это ж надо, хойта приспособить, чтоб он ему тоннели рыл! — возмущался мастер Вирн, ощупывая гладкие стены.

— Хойт это кто? — спросила Энира эльфа без всякого стеснения.

— Земляной червь. Правда, они никогда не бывали таких размеров. Вы уверены, что это именно хойт, мастер Вирн?

— Уверен ли я? А кто ещё мог так отлично спрессовать землю и укрепить стенки своей слизью? Хойт это. А размер… Он же ж от магии растет, как на дрожжах. Только управлять им тяжело. Вот же нежить! Но как он его достал?

— Обычных хойтов здесь полно, рядом же Дарнский пояс, — сказал Поль. — А вырастить из него экземпляр подходящего размера для любого мага проблем действительно не составит. Некроманту же управлять таким простым созданием — раз плюнуть, что называется.

Создав ещё одного светляка, Поль запустил его перед гномами в постепенно понижающийся и заходящий влево коридор. Мастер Вирн, правильно поняв мага, начал спуск.

* * *

"Только не торопитесь… Только не торопитесь…" — мысленно умоляла я гномов, пытаясь обнаружить впереди плетения раньше, чем мы снова окажемся на пороге какой-то особо хитрой ловушки лича. А ведь я могла определить лишь ловушки на основе магии. Если бы не щиты от физических воздействий, которые ставил Полиус и амулеты, от нас бы и мокрого места не осталось на предыдущей ловушке. В общем-то, ничего необычного, просто частокол из металлических кольев, выдвигающиеся со всех сторон на протяжении метров десяти. Когда эти штыри неожиданно для меня выдвинулись из стен и погнулись о наши щиты, я, если честно, перетрусила до дрожи в коленках. У меня очень живое воображение. Очень-очень живое воображение. Хорошо, что это было уже после первой развилки и второй группе не придется преодолевать этот частокол. Хотя… Его придется преодолевать нам на обратном пути…

— Ловушка! — сказала я, увидев впереди, на развилки коридоров, слабый отголосок экранированного плетения.

— Драрг… Как ты её заметила?! — снова воскликнул Полиус.

— Заклинание, которая госпожа Айрис накладывала на меня во время лечения моих глаз, помнишь? — устало сказала я, указывая ему, где именно находится плетение. — Видимо, что-то пошло не так и оно до сих пор действует. Причем когда на мне был тот блокирующий медальон, я не видела плетения. А сейчас, когда резерв заполнен, я вновь вижу. Причем, как оказывается, даже лучше стандартного заклинания.

— Да уж… — буркнул Полиус, пытаясь рассмотреть плетение.

"Ядовитое облако". Блок активации — расчитан на срабатывание после прохождения любого разумного. Любого живого разумного, поправочка. Так… знания опять появляются из ниоткуда. По игре я знала лишь общие моменты установки всяких магических ловушек. Так, не поняла, а куда это… Черт! Сила из плетения не растеклась в пространстве еле светящимся облачком, а ушла в плетение, которое до этого мы не видели из-за того, что оно было не активно. Как ритуал, который не активируется до тех пор, пока не напитан силой. Стены тоннеля еле заметно дрогнули, Полиус заорал, попутно сплетая какое-то заклинание:

— Все вперед, живо!

Наринэль схватил меня за руку, Киара подтолкнула сзади, сам Полиус прижался к стене, пропуская всех нас. Блин! Сейчас опять влетим куда-то! Вот и рассчитано же на это, как пить дать!

— Направо! — закричала я по наитию и меня, о чудо, послушали!

Только я и Киара успели свернуть в правый коридор, как послышался треск и шум осыпающейся земли. Блин! Полиус! Пробежав по инерции пару шагов, я обернулась. Проход был качественно завален, а сам Полиус, бежавший последним, был до пояса засыпан землей. Драрг! Хорошо хоть щит от физического воздействия у него ещё не истощился, будет целым, когда его откопают воины. Осмотрев окрестности и не увидев ничего подозрительного, я опустилась на пол, прикрыла глаза и тяжело вздохнула. Хорошо, что мы с Полиусом шли почти первыми. Впереди лишь гномы, барон Годрик да Наринэль, который вышел вперед как лучший мечник. Да что нам может грозить после убийства лича, кроме ловушек? Смысл ему идти впереди? Шард, Ларен и Киара вместе с воинами барона шли сзади нас.

— Почему направо? — прохрипел мастер Вирн, чуть отдышавшись. — Логичнее было бы продолжать движение влево.

— Именно поэтому, — сказала я, открывая глаза. — Ловушка была поставлена перед развилкой. И была двойная: первую мы сняли, вторая сработала, но с запаздыванием. Значит, нам давали время уйти. Для чего? Чтобы мы попали в очередную ловушку. Развилку засыпало полностью, так что если бы мы повернули налево — вернуться назад мы уже бы не смогли. На месте лича я просто бы оставила там тупик и все. Можно было бы собирать наши скелеты спустя пару недель и делать из них новых прислужников.

— А если тупик тут, а не там? — спросил меня барон.

— Тогда у нас есть пара недель, чтобы раскопать этот завал, — пожав плечами, сказала я.

— У нас раньше воздух закончится, — буркнул мастер Вирн, расправляя плечи. — Мастер Полиус, вы как, оклемались?

Маг лишь кивнул. Ну да, конечно, оклемался он. До сих пор белее мела. Ему только сейчас вперед и идти. Мастер Вирн посмотрел на меня вопросительно. Не хотелось мне разделять группу, а придется, наверное. Надо проверить, что там впереди.

— Джис, останешься здесь. Госпожа чародейка, сможете обеспечить нам магическое прикрытие?

Нифига я не смогу ему обеспечить. Увидим первую ловушку — и назад побежим, за Полиусом. Из арсенала боевой магии — лишь жезлы. А без них… Ну, светляк создать смогу, смогу и маленький фаербол. Один. Всего. Даже щит не поставлю. Если бы у меня, конечно, был запас побольше… Так, хватит мечтать о несбыточном. Надо подумать о том, что делать теперь. Посмотрим…

— Наринэль, Шард, Ларен, Киара. Надо сходить на разведку. Пойдете со мной?

— Конечно, — ответил за всех Ларен, поднимаясь с пола.

* * *

— При всем моем уважении к вам, Великий, — высоченный клыкастый орк склонился в низком поклоне, — я не думаю, что стоит так торопиться с поездкой на Алдарн. Я понимаю, что ваш личный фрегат и три крейсера сопровождения готовы выйти в море хоть сейчас, но это не значит…

— Генерал, — с ноткой раздражения сказал человек с черным венцом-короной на голове, закрывая шкаф с книгами и оборачиваясь к говорившему. — Не надо этих разговоров о моей безопасности. Вы, в отличие от простых солдат и придворных, прекрасно осведомлены о том, что никто из этого мира не сможет меня убить. Да, умрет тело. Но и все. Мой дух вновь воплотиться в материальную оболочку с помощью ритуала, который проведет любой жрец. Не давайте возможности придворным лизоблюдам последовать за нами. Я не развлекаться туда еду.

Орк лишь хмыкнул про себя. Конечно, ему и самому не особо нравились придворные, крутившиеся возле трона Темного Властелина. Слишком уж много среди них было никчемных и бесполезных людей. Полезные заняты делом, им некогда пировать и развлекаться в Цитаделе. Воины — тренировали солдат у себя в крепостях, маги — изобретали новые заклинания у себя в замках, торговцы — заключали сделки и управляли своими предприятиями из городских особняков. И лишь изредка появлялись при дворе, когда Властелин пожелает их видеть или же когда им что-то самим понадобиться от главы Темных земель. Нет, встречались среди придворных те, кто действительно мог быть полезным в случае непредвиденной ситуации, но в основном… В основном заслугой этих бездельников было лишь то, что их отцы и деды сделали много полезного на благо Темных земель. А вот дети и внуки оказались… обделенными природой, что ли. Возможно, дети их детей смогут вновь быть полезны, но пока они лишь проматывали капиталы, нажитые их предками и хвастались родословными друг перед другом.

Подойдя к письменному столу своего кабинета, Темный Властелин положил на него книгу. И орк вдруг понял смысл последнего предложения своего повелителя.

— Но зачем тогда? Разве на Алдарне есть что-то, достойное вашего внимания? — искренне удивился орк.

Вот уж какой континент никогда не рассматривался никем из живущих на Цитадели, как нечто интересное. Исконный материк людей, их прародина, расположенная в средних широтах. Ничего выдающегося. Горстка королевств, которые по одиночке не могут справится с наступлением Темных. Только эльфы на северо-востоке и не дают полностью захватить материк. Да и сам Темный Властелин не желает этого, будем честными. Непонятно по каким причинам. Зачем тогда он отправляется туда?

— Есть, мой генерал, есть. Только не "что", а "кто". Но вы этим голову забивать не должны. Мы отбываем из Цитадели завтра, утром. Если кто-то из придворных попробует пробраться на корабли сопровождения в качестве пассажиров — лишу капитана не только звания, но и жизни. Надеюсь, вы сможете донести мое желание до них так, чтобы они выполнили его.

Орк лишь склонился низко, чтобы гневный блеск в его глазах не выдал того, насколько он обижен предположениями Властелина. Его приказы должны выполняться всегда. Да генерал лично выпотрошит того, кто посмеет не выполнить хоть один приказ их бога. Однако, стоило уточнить один немаловажный момент.

— Да, мой повелитель. Ну а если придворные последуют за нами на своих кораблях?

Властелин открыл книгу, пролистнул пару страниц, улыбнулся сам себе и лишь потом ответил генералу:

— Сколько угодно. Однако, ждать и охранять их в пути мы не будем. Я хочу поскорее добраться до новой границы между светлыми и темными землями Алдарна, — начав чтение, Властелин, казалось, забыл об орке, но все же поднял голову и сказал: — Не буду вас больше задерживать, генерал Гарсер.

— Да будет ваша ночь темна, мой Властелин, — вновь поклонившись, сказал орк и направился к выходу.

— Будет. Куда ей деваться, — почему-то с ноткой грусти сказал правитель всех Темных земель Тинрана.

* * *

Энира вернулась назад минуты через две. За поворотом был не тупик, а очередная развилка с ловушкой. Ничего особенного, обыкновенный "Сонный бриз". Однако возиться пришлось не меньше, чем с предыдущей. Разрядив ловушку и выкачав во избежание всю расеивающуюся энергию специальным заклинанием, Поль встал.

— Готово.

— Вот и хорошо… — сказал мастер Вирн, поудобнее перехватывая свой боевой молот и начиная путь вперед.

Второй гном идет вслед за ним, сразу за ними начинает движение Наринэль и Ларен, поменявшийся местом с бароном Годриком.

— Что-то не так… — бурчит под нос Энира.

— С чего ты взяла? — спрашивает Полиус, делая пару шагов вперед.

— Прошлая ловушка…

Треск корки пропитанной и спресованной земли и грохот падения. Поль успевает сплести заклинание мягкого приземления лишь в последний момент. Глухие звуки падения тел и стоны перекрыл крик Эниры. Поль с бледым лицом смотрел на заостренные металлические прутья на дне ямы. Ну, вот и первые потери…

— Ну почему-почему-почему… — причитала госпожа Энира, увидев поднятых магией Полиуса из волчьей ямы.

Шард прекрасно понимал её. Щиты и амулеты немного смягчили падение и смяли пару-тройку прутьев — и закончились. Легкие доспехи эльфа и неполный Ларена не стали особой преградой для острых металлических жал, полный гномий — частично спас, но был изрядно помят. Мастер Вирн получил ранение в грудь и в бедро, у его напарника оказались ранены обе руки. Ларен получил сквозную рану в брюшной полости, да сильно кровоточашее распоротое бедро. Разодрано было и плечо чуть выше локтя, а на шлеме сзади красовалась такая вмятина, что было понятно, почему он не приходил в сознание. Наринэль… Два прута пронзили его грудь, чудом не задев сердце, один — живот. И ещё пара распороли мышцы бедра и голени на правой ноге. Драрг… Да после такого удивительно, как он ещё жив вообще. Хотя… Эльфы… Они более живучи, чем люди.

— Полиус, ты сможешь им помочь? — с надеждой спросила госпожа чародейка.

— Я могу исцелить лишь малые и средние раны. Наринэлю это не поможет, прости. Да и рану Ларена может не залечить полностью.

Госпожа Энира лишь кивнула, принялась копаться в сумке. Что она ищет? У неё "случайно" завалялся амулет исцеления тяжелых ран? Или… Два заклинания лечения подряд нельзя использовать, эффект будет не тот. Но кто сказал, что нельзя использовать нечто другое? И, кажется, у них оставалось ещё немного зелья заживления ран, которое варила госпожа Энира тогда в лесу. Да. Это может спасти.

— Вот они! — вытащив два медальона и одно кольцо, сказала она. — Исцеление малых и средних ран.

Наринэль открыл глаза и сказал:

— Не надо, Энира… Вайрену… Больше необходимо будет… Я маг… жизни, восстановлюсь сам. Просто… перевяжи.

— Нет, — твердо сказала она, откупоривая фляжку с отваром. — Вайрену амулеты уж точно не помогут. Слишком уж ненавидел лич последнего Шиора. Да и нет у нас времени ждать, пока твои раны исцелятся.

— Оставь тут… Я догоню… — упрямо сказал Наринэль, перехватывая руку с флягой.

Господин Полиус тем временем исцелил гномов, а чародейка насильно одела кольцо на мизинец эльфа и сказала:

— Ты должен сейчас исцелиться и отправиться с нами. Без всяких возражений, спасенный.

А затем влила в удивленно открытый рот эльфа пару глотков зелья, одела на его шею амулет исцеления малых ран и отошла к Ларену. Полиус склонился над эльфом, Киара же подошла к Шарду и спросила:

— Почему она назвала его спасенным? Он что, должен ей жизнь?

Шард и сам задумался. Ну, как бы да… По сути, это госпожа чародейка спасла Наринэля, уничтожив темного мага ещё там, в круге камней. Но… Он спас её тогда, на реке. Как бы квиты… Стоп, а битва с личем? Ведь, по сути, госпожа Энира их спасла. Тогда да… Получается, что она имеет право так говорить.

— Наверное, да, раз он не возражает, — медленно сказал Шард и тихо добавил, размышляя сам с собой. — Но откуда она узнала об этом обычае?

* * *

Несмотря на тройное лечение, раны Наринэля затянулись не полностью. Пришлось перевязать их, благо, предусмотрительный Шард носил в своем мешке полосы из чистого полотна для перевязок. Все верно. Будет рядом целитель или нет — ещё непонятно, а в случае ранения остановить кровь и перевязать себя должен каждый воин. Не рубахи же для этого дела рвать. Да и вообще, негигиенично это, рубаху грязную и потную на бинты распускать. Надо будет взять на заметку и при случае запастись такой нужной вещью и самой. И зелья новую порцию наварить, а то Ларену последние капли влила. Интересно, а как эльфы делают свои исцеляющие повязки? И вот о чем я думаю?

А о чем мне думать, если уже третью развилку проходим без всяких ловушек? Гномы упорно поддерживаются поворотов направо. После ямы мы шли по одному, на расстоянии пару шагов друг от друга. Поворот… о, а вот и ловушка. Я уже почти соскучилась за ними. Три слоя и все магические, без всякой физики? Странно… Ну, с этим Полиус и сам справиться. Я вновь бросила взгляд на Наринэля. Он теперь шел сзади меня, под присмотром Киары, а его место впереди меня и Полиуса занял Шард. Черррт… Еле стоит, эльф остроухий. И помочь я больше ему ничем не могу, увы. К Данаэлю взывать пока опасаюсь. Но если так дело пойдет и дальше…

— Готово.

И мы вновь продолжаем путь, вновь поворачиваем, чтобы снова оказаться на очередной развилке. Причем оба гнома впереди дружно поминают драрга.

— Мастер Вирн? — окликает старшего гнома Полиус.

— Беру свои слова о том, что этот костяк ничего не смыслит в лабиринтах, обратно. Мы только что вышли на последнюю развилку. Придется возвращаться до предыдущей развилки и сворачивать в другой коридор.

Замечательно… Только заблудиться нам не хватало…

— Мастер Вирн… — начала я осторожно. — По вашим оценкам, как специалиста по подземельям, есть ли реальный шанс найти логово этого лича?

— Конечно есть! — ответил гном так, как будто я усомнилась в его умении. — Вопрос лишь во времени. Но не волнуйтесь, госпожа чародейка. Я обязательно доведу вас до вашего друга. Для меня пройти этот лабиринт стало делом чести.

Для него-то это дело чести, а вот для Вайрена — жизни. Если мы не успеем вовремя… Вот только если я скажу правду гному, он решит, что я сомневаюсь в его профессионализме. А этого мне не надо.

— О нет, мастер Вирн! Я не сомневалась в вас, что вы! Без вас я бы уже точно заблудилась здесь. Я просто говорю, что надо будет тогда послать "Вестника" оставшимся на первом уровне и предупредить их о том, что мы задерживаемся. Вряд ли мы управимся до темноты.

И посмотрела на Полиуса. Тот задумался, потом кивнул и сказал:

— Да, надо. Тем более, что нам все равно не выбраться из подземелья тем путем из-за завала. Сейчас сформирую "Вестника".

Я тяжело вздохнула. Надо будет и самой научиться сплетать "Вестника". Правда, на него уходит целых четыре единицы магической силы, но иногда он просто необходим. Как сейчас, допустим.

— Готово, отправил. Можно двигаться дальше.

Гном кивнул и мы вновь пошли по коридору. Уже не опасаясь встретить ловушку на пройденном пути, мы дошли до развилки и свернули во второй коридор.

* * *

Госпожа Айрис стукнула посохом по полу, внимательно прислушалась к своим ощущениям. Затем повторила то же самое с одной и второй стеной, ударила по потолку. Сила проходила равномерно, не ускоряясь и не замедляясь, так что можно было говорить о том, что пустот впереди нет, а, значит, ловушки ждать не приходится. Заклинание "Магического зрения" действовало исправно и магиня четко видела плетения двух магических ловушек: перед развилкой и сразу после неё. По левому коридору, куда им требовалось свернуть. Опять разряжать…

Вздохнув, Айрис отставила в сторону посох, выкупленный у воинов Эниры и достала свой кинжал. В принципе, можно было обойтись и без кинжала, но в этом случае придется потратить больше сил на концентрацию. Настолько тонким поток своей силы сделать довольно сложно. Тем более, так часто. За те два часа, которые они блуждали тут, она уже раз десять разряжала магические ловушки и столько же раз приводила в негодность обычные. Так… Да, вот эта нить и эта тоже. Замечательно. Теперь следующую… Стоп. Показалось или нет? Айрис достала из мешочка щепоть пепла, использовавшегося для приготовления настойки, и развеяла её вокруг себя. Точно! Не показалось! Еле заметное движение воздуха присутствовало. Из правого коридора в левый и к ним.

— Кажется, мы с вами нашли выход.

— Поток воздуха? — спросил гном, подходя к Айрис.

— Он самый. Давайте проверим правый коридор.

Встав с корточек, Айрис отряхнула мантию и послала в правый коридор пару светляков. Надо же… просто сигналка, никакой ловушки. И овальная дверь в конце коридора, закрытая на толстый запорный брус. Великолепно! Вот он, выход наверх. Интересно, он ведет на остров или за болото? С этими петляниями по коридорам и поворотами она уже не могла точно определить, насколько далеко они находятся от первоначальной точки.

— Ну наконец-то… — с облегчением выдохнул Жанер. — Путь чист? Выходим?

Айрис ещё раз осмотрела коридор, потом простучала стены.

— Да, чист. Можно выходить. Кроме сигналки ничего нет. Диран, Лирс. Открывайте дверь.

Когда они наконец вышли из подземелья на свежий воздух, Айрис вздохнула с облегчением и небольшим разочарованием. Они по-прежнему были на острове, а после заката уже прошло около часа. В подземелье, да ещё и после эликсиров Жана, тяжело правильно оценить прошедшее время. Ничего. Взломать охранную систему она сможет прямо с утра и можно будет уходить отсюда. Достав палатки из сумки и увеличив их до нормального размера, Айрис почувствовала приближение "Вестника". Полиус. Ну да, чего и следовало ожидать от теоретика и сумасшедшей чародейки. А если бы её послушали — с утра бы двинулись в путь. Смысл спасать темного? Все равно помочь ему никто не сможет. Только зря погибнут. Ну, гибнуть вместе с ними она не намерена. Если эти самоубийцы не выйдут из подземелья до того, как она разберется с системой — сами будут виноваты. Ждать их она не собирается. Кстати, надо отправить им сообщение, что они уже нашли выход.

* * *

И вновь королевский совет собрался в малом кабинете короля Женовии и Айдарнии поздно вечером. Правда сегодня сюда были приглашены не только архимаг и главы силовых ведомств, но и казначей.

— Что нового? — спросил король без всяких церемоний.

— Патрули обнаружили следы лесного пожара приблизительно в том месте, где было расположен лагерь наших войск, — устало ответил генерал. — Магам удалось погасить огонь, но… Боюсь представить, что там случилось.

На пару минут в комнате воцарилась тишина.

— Видимо, мэтр Альберт Нигриш все же воспользовался своей разработкой, — грустно сказал архимаг. — Ну, теперь только от нас и зависит, насколько бесполезной станет их жертва. Что насчет замков?

— Места проверены архитекторами, на них размещены временные лагеря войск, которые укрепляются. Бароны выделят рабочих для строительства, возможно, даже помогут материалами. Пока мы решили с казначеем половину замков сделать временно деревянными, а половину — сразу закладывать каменными.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

www.litlib.net