«Книга зеркал» Эуджен Овидиу Чировици читать онлайн - страница 1. Чирковицы книга зеркал


Читать онлайн "Книга зеркал" автора Чировици Эуджен Овидиу - RuLit

Э. О. Чировици

Книга зеркал

Роман

E. O. Chirovici

The Book of Mirrors

Copyright © 2017 by E. O. Chirovici

All rights reserved

© А. Питчер, перевод, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2017

Издательство АЗБУКА®

Моей жене, Микаэле, за то, что она никогда не забывает, кто мы и откуда

Что – мы? что – не мы? Сон тени – Человек.

Пиндар. Пифийские песни. Ода 8 «Алкмеон» (Аристомену Эгинскому), строки 96–97.

Перевод М. Л. Гаспарова

Человек часто бывает не самим собой, а кем-то другим.

Оскар Уайльд. Тюремная исповедь.

Перевод Р. Райт-Ковалевой, М. Ковалевой

Часть первая

Питер Кац

Воспоминания – как пули. Одни пролетают мимо и только пугают. А другие впиваются в плоть и разрывают тебя в клочья.

Ричард Кадри. Убить мертвых

Заявку на публикацию я получил в январе, когда все сотрудники агентства еще маялись послепраздничным похмельем.

Электронное письмо ловко миновало папку со спамом и оказалось в папке входящих сообщений, затерявшись среди нескольких десятков других. Прочтенное мельком, оно меня все же чем-то зацепило. Я распечатал его вместе с приложенным отрывком рукописи, сложил листки в ящик стола и, отвлеченный неотложными делами, забыл о них до конца месяца. Перед длинным уик-эндом в День Мартина Лютера Кинга я снова наткнулся на заявку в кипе тех, с которыми собирался ознакомиться в выходные.

В письме за подписью Ричарда Флинна говорилось следующее:

Уважаемый Питер!

Меня зовут Ричард Флинн. Двадцать семь лет назад я был студентом факультета английской филологии в Принстоне. Я мечтал стать литератором, напечатал несколько рассказов и даже написал роман в сто тысяч слов, однако отчаялся его опубликовать, получив отказы от ряда издательств (сейчас роман мне представляется посредственным и скучным). После этого я устроился на работу в небольшое рекламное агентство в Нью-Джерси, и моя карьера до сих пор связана с рекламой. Поначалу я внушал себе, что реклама – своего рода литературное творчество и что в один прекрасный день я вернусь к писательской деятельности. Разумеется, этого не случилось. По-моему, большинство из нас с возрастом приобретает злополучную способность запирать юношеские мечты в сейф и хоронить его на дне Ист-Ривер. Признаюсь, не избежал этой участи и я.

И все же несколько месяцев назад внезапное известие напомнило мне о ряде трагических событий, происшедших осенью и зимой 1987-го, в последний год моего обучения в Принстоне. Наверное, и с вами подобное случалось: вроде бы совершенно забываешь о чем-то или о ком-то, а потом вдруг оказывается, что эти воспоминания все время скрывались в каком-то тайнике сознания и до сих пор сохранили свежесть и непосредственность – будто открываешь чулан со всяким барахлом, ненароком сдвигаешь что-то на полке, а оттуда обрушивается целая лавина старья.

Вот и эта новость стала своего рода запалом; размышляя о скрытом в ней смысле, я сел за стол, начал переносить свои воспоминания на бумагу и остановился лишь после полуночи, написав не меньше пяти тысяч слов, как будто внезапно вспомнил о своем призвании, дотоле совершенно забытом. Я отправился в ванную почистить зубы перед сном, а из зеркала на меня смотрел кто-то другой.

Впервые за долгие годы я уснул без снотворного, а на следующий день взял в рекламном агентстве двухнедельный отпуск по болезни и продолжил писать.

Все события тех месяцев 1987 года, с необычайной отчетливостью возникшие перед мысленным взором, я воспринимал теперь ясно, в мельчайших подробностях. Разум, очнувшись от долгого оцепенения, воссоздавал яркие картины событий, участниками которых были Лора Бейнс, профессор Джозеф Видер и я сам.

Случившаяся трагедия в то время вызвала газетную шумиху. Из-за пристального внимания полицейских и журналистов мне пришлось оставить Принстон и завершить образование в Корнелле. Там, в скучной и пыльной Итаке, я провел два года, получив наконец степень магистра гуманитарных наук. Однако же никто не знал всей правды о событиях, навсегда изменивших мою жизнь.

Как упоминалось выше, правда стала мне известна всего три месяца назад, и я решил поведать ее миру, несмотря на горькую обиду и разочарование, гложущие меня до сих пор. Боль и гнев зачастую придают не меньше сил, чем любовь; плод моих трудов – эта рукопись, причинившая мне немало физических и душевных страданий. В соответствии с требованиями, изложенными на вашем веб-сайте, прилагаю ознакомительный отрывок; если он вас заинтересует, я готов представить полный текст под рабочим названием «Книга зеркал».

~ 1 ~

Следующая страница

www.rulit.me

«Книга зеркал» читать онлайн книгу автора Э. Чировици в электронной библиотеке MyBook

Вот зе ф... сказала я, когда героиня стала поливать сосиску горчицей. Автор русский, сказала самой себе я. Нет, сказал внутренний голос, русский автор, чью рукопись купили в 37-ми странах, стал бы сенсацией. Я пролистывала страницы, всё более убеждаясь, что никакой это не американец - слишком нарочито мне подпихивали элементы "американской жизни". Они были взяты блоком. Из пары-тройки интернет-статей "По каким вещам мы будем скучать, вспоминая 80-е". Названия университетов, названия сериалов (исключительно известных), марок автомобилей. Этот человек врёт, заключила я. Всё оказалось проще, автор не русский. Автор - румын. Но об Америке он знает не больше, чем его героиня, которая не в курсе, что сосиски - это начинка хот-дога или составная часть барбекю, когда же сосиска становится ужином без гарнира, то она превращается в такой же повод для объяснений, как и жестяная коробка для завтрака, которую вдруг дала бы с собой в школу ребёнку российская мать.

И тут даже дело не в плохом знании реалий чужой страны (что даже я могу их уловить), когда ты пишешь про чужую страну, это неизбежно, но и плохом владении писательским материалом. Упоминая телешоу далёких 80-х, какой-нибудь Стивен Кинг обязательно бы описал полулегальное шоу, шедшее два месяца на местном (штат Мэн) телевидении, остальные поступили бы проще - выдумали бы эти телешоу. Пересказ википедийной статьи "Самые популярные шоу 80-х" не создаёт образа, оно лишь выдаёт неумелого лжеца. А писатель обязан быть высококлассным вруном. Настолько шикарным, чтобы читатель поверил ему.

Я обычно пытаюсь предсказать финал. Не убийцу, а понравится ли мне финал. Нет, не понравится, предупредила я саму себя, начиная окончательно понимать, что обещанной схожестью с "Ночным кино" тут и не пахнет. Довольно интересная завязка (литературному агенту присылают заявку на роман о реальной жизни, повествующий об убийстве известного психиатра), довольно интересная идея (мы помним вовсе не то, что происходило в реальности, а только своё представление о ней) и крайне простенькое, если не сказать примитивное, исполнение. Автор скоропостижно умирает, его рукопись нельзя найти (сожительница мужика прячет рукопись, приревновав покойника к любви из прошлого, при этом наплевав на возможность получить миллион долларов гонорара, как главная наследница), потому вместо поиска рукописи, литагент нанимает журналиста, чтобы тот расследовал давнее убийство.

Все четыре героя - автор рукописи Ричард Флинн, литагент Питер Кац, журналист Джон Келлер, а впоследствии и темнокожий стареющий следователь Рой Фриман, все ведут повествование от первого лица. И этот "Лунный камень" начала третьего тысячелетия" - совершенно себя не оправдывает, так как каждый персонаж разговаривает примерно одинаково, мысли у них схожи и различаются только взаимоотношения со своими бабами. Преступления прошлого (а их два!) поражают редкостным идиотизмом полиции. У девки есть алиби! У парня есть алиби! У всех есть алиби! Да ёпрст! Все эти алиби строятся на показаниях одиноких людей. Не "пиццот человек видели его/её на переполненном стадионе", а "друг/подруга подтверждает". Перекрсётный допрос, сличение показаний - да камня на камне можно от подобного алиби не оставить при желании. Профессор посылает заявку на новую книгу, которую не печатает, а первые главы слово в слово появляются впоследствии в работе его ученицы. И академический мир это не видит? Этот маленький гадюшник? Профессор не состоял в связи ни с одной женщиной! Нам повторили это раз пиццот. Это Америка, 80-е. Мыслей, что профессор, у которого нет баб, слегка гомосексуален, ни у кого не возникло, не? Даже в Румынии такие подозрения возникли бы, хотя я понимаю, что, возможно, в румынских книгах о таком писать нельзя. Расследование убийства профессора дают прокурору, который губит дело настолько, что оно официально становится нераскрытым, и пьянице-следователю (тот самый Фриман), который в стрессе от того, что его бросила жена. Домнуле Чировици, так не бывает. Это громкое дело с известной личностью. Сколько бы ни было связей у прокурора, врагов у него тоже немало. Газеты перемололи бы его на крошки. Никакого "был подозреваемый по другому убийству и мы подозревали, что он и укокошил профессоре". Проще поверить в то, что для связности нашли бы бродягу и на него повесили преступление (а бродягу "случайно" бы подстрелили во время задержания, чтобы не болтал лишнего). Нераскрытыми громкими делами (не политическими) люди мостят себе дорогу в ад карьерной лестницы. Не говоря уже о том, что полиция обязана была бы расследовать и дотошно, кому звонил свидетель при обнаружении тела за восемь минут до того, как вызвал полицию. Ко всему, так и осталось невыясненным, какого чёрта Видер помогал Симмонсу. Чем таким он мог его шантажировать, что Видер признал его психом, а потом приблизил к себе. Держать Симмонса в психушке от обеда и до упора - это было единственно правильное решение, точно зная, что в чём бы он из палаты профессора ни обвинил, всем было бы до лампочки.

Быть может, стоит обратить внимание не на сюжет, а на то, как всё это написано?

– Кстати, а почему Лора сегодня с вами не пришла?– Она в Нью-Йорке, с подругой встречается. Они хотели мюзикл посмотреть, так что Лора заночует у подруги и завтра утром вернется.Он пристально посмотрел на меня:– Великолепно. Я при случае спрошу, понравился ли ей мюзикл. А как подругу зовут?– Дхарма, если не ошибаюсь.– Двадцать лет назад хиппи не устраивали обычные имена, всякие там Розы и Лилии, – хмыкнул Видер. – Ну, до свидания, Ричард, увидимся после Дня благодарения. Я бы вас пригласил на ужин, но завтра уезжаю в Чикаго и вернусь только в пятницу. У Лоры есть запасные ключи от дома. Если у вас будет время, приходите, поработаете без меня.

<. . .>

И, если я правильно понял, Видер намекнул, что про подругу Лора мне солгала.

Простите... ЧТО? Это был намёк на ложь? Окей, предположим, Чировици имел в виду, что автор рукописи псих, который короткий разговор понимает НАМЁКОМ, но почему тогда не среагировали те, кто рукопись читал? Нет уж. Всё надо понимать, как есть. Чировици реально считает написанное "намёком". Домнуле Чировици, найдите, плиз, изданные на румынском или хотя бы на английском, если вы сейчас живёте в Нью-Йорке и изучаете английский, книги Ивлина Во. Намекать - это то, что делал снедаемый завистью к чужим чувствам Антони в ресторане по отношению к Чарльзу Райдеру, что потом последний обалдело осознавал "Да вы знаете ли, что он весь вчерашний вечер пытался настроить меня против вас и это ему почти удалось?" То, что пишете вы, мистер Черовици, это нервная реакция психа и неумение профессора повернуть разговор.

Мне жалко учёного. Мне жалко учёного Эуджена Овидиу Чировици. Я не испытала злости, пока читала. Человек действительно попытался написать ХОРОШИЙ роман. Он придумал шикарную идею. Он поблагодарил читателей в послесловии. Он прошёл путь пробивания на книжные прилавки. Он не пытался презрительно отнестись к читателю. Кто виноват в том, что книга всё равно слабенькая? Увы, он человек, которому не попался на пути хороший редактор. Редактор, который посоветовал бы ему иной, более броский финал для книги. Который посоветовал бы ввести мотив гипноза, которым бы пользовался вовсю профессор Видер, что сделало бы книгу гораздо глупее, но при этом и более любимой людьми. Кто подчистил бы спорные эпизоды. Но бедный румынский журналист и экономист со своей первой книгой попал в пул раскрутки. И не сказать, что при должном маркетинге его книга не будет пользоваться успехом. Всё может быть. Читатели не так часто смотрят на логичность, сколько на эмоциональную составляющую. Если даже я прониклась добрыми чувствами если не к книге, то хотя бы к её автору, то книга действительно может "выстрелить", дать какие-то плоды читательского интереса. Даже при том, что сюжет очень и очень средний. Автор не глуп. Он просто дичайше неопытен. Но будет и вторая книга. А второй раз невозможно сказать что-то снова пусть неуклюже, но настолько же искренне, как и в первый. И пока бедняге Чировици не преподали уроков писательского мастерства, он стоит одиноко словно мишень на поле, которая будет один раз расстреляна и сломана.

mybook.ru

Книга зеркал читать онлайн - Эуджен Овидиу Чировици

Эуджен Овидиу Чировици

Книга зеркал

Моей жене, Микаэле, за то, что она никогда не забывает, кто мы и откуда

Что — мы? что — не мы? Сон тени — Человек.

Пиндар. Пифийские песни. Ода 8 «Алкмеон» (Аристомену Эгинскому), строки 96–97. Перевод М. Л. Гаспарова

Человек часто бывает не самим собой, а кем-то другим.

Оскар Уайльд. Тюремная исповедь. Перевод Р. Райт-Ковалевой, М. Ковалевой

Часть первая

Питер Кац

Воспоминания — как пули. Одни пролетают мимо и только пугают. А другие впиваются в плоть и разрывают тебя в клочья.

Ричард Кадри. Убить мертвых

Заявку на публикацию я получил в январе, когда все сотрудники агентства еще маялись послепраздничным похмельем.

Электронное письмо ловко миновало папку со спамом и оказалось в папке входящих сообщений, затерявшись среди нескольких десятков других. Прочтенное мельком, оно меня все же чем-то зацепило. Я распечатал его вместе с приложенным отрывком рукописи, сложил листки в ящик стола и, отвлеченный неотложными делами, забыл о них до конца месяца. Перед длинным уик-эндом в День Мартина Лютера Кинга я снова наткнулся на заявку в кипе тех, с которыми собирался ознакомиться в выходные.

В письме за подписью Ричарда Флинна говорилось следующее:

...

Уважаемый Питер!

Меня зовут Ричард Флинн. Двадцать семь лет назад я был студентом факультета английской филологии в Принстоне. Я мечтал стать литератором, напечатал несколько рассказов и даже написал роман в сто тысяч слов, однако отчаялся его опубликовать, получив отказы от ряда издательств (сейчас роман мне представляется посредственным и скучным). После этого я устроился на работу в небольшое рекламное агентство в Нью-Джерси, и моя карьера до сих пор связана с рекламой. Поначалу я внушал себе, что реклама — своего рода литературное творчество и что в один прекрасный день я вернусь к писательской деятельности. Разумеется, этого не случилось. По-моему, большинство из нас с возрастом приобретает злополучную способность запирать юношеские мечты в сейф и хоронить его на дне Ист-Ривер. Признаюсь, не избежал этой участи и я.

И все же несколько месяцев назад внезапное известие напомнило мне о ряде трагических событий, происшедших осенью и зимой 1987-го, в последний год моего обучения в Принстоне. Наверное, и с вами подобное случалось: вроде бы совершенно забываешь о чем-то или о ком-то, а потом вдруг оказывается, что эти воспоминания все время скрывались в каком-то тайнике сознания и до сих пор сохранили свежесть и непосредственность — будто открываешь чулан со всяким барахлом, ненароком сдвигаешь что-то на полке, а оттуда обрушивается целая лавина старья.

Вот и эта новость стала своего рода запалом; размышляя о скрытом в ней смысле, я сел за стол, начал переносить свои воспоминания на бумагу и остановился лишь после полуночи, написав не меньше пяти тысяч слов, как будто внезапно вспомнил о своем призвании, дотоле совершенно забытом. Я отправился в ванную почистить зубы перед сном, а из зеркала на меня смотрел кто-то другой.

Впервые за долгие годы я уснул без снотворного, а на следующий день взял в рекламном агентстве двухнедельный отпуск по болезни и продолжил писать.

Все события тех месяцев 1987 года, с необычайной отчетливостью возникшие перед мысленным взором, я воспринимал теперь ясно, в мельчайших подробностях. Разум, очнувшись от долгого оцепенения, воссоздавал яркие картины событий, участниками которых были Лора Бейнс, профессор Джозеф Видер и я сам.

Случившаяся трагедия в то время вызвала газетную шумиху. Из-за пристального внимания полицейских и журналистов мне пришлось оставить Принстон и завершить образование в Корнелле. Там, в скучной и пыльной Итаке, я провел два года, получив наконец степень магистра гуманитарных наук. Однако же никто не знал всей правды о событиях, навсегда изменивших мою жизнь.

Как упоминалось выше, правда стала мне известна всего три месяца назад, и я решил поведать ее миру, несмотря на горькую обиду и разочарование, гложущие меня до сих пор. Боль и гнев зачастую придают не меньше сил, чем любовь; плод моих трудов — эта рукопись, причинившая мне немало физических и душевных страданий. В соответствии с требованиями, изложенными на вашем веб-сайте, прилагаю ознакомительный отрывок; если он вас заинтересует, я готов представить полный текст под рабочим названием «Книга зеркал».

Пожалуй, на этом я прервусь, чтобы уложиться в требуемые пятьсот слов. О себе скажу лишь, что родился и вырос в Бруклине, не женат и бездетен — наверное, потому, что так и не смог забыть Лору. Мой брат Эдди живет в Филадельфии, но видимся мы редко. На поприще рекламы я не достиг особых успехов, но и провальной мою карьеру не назовешь; я влачу удручающе обыденное существование среди вавилонского столпотворения. За годы работы я дослужился до старшего копирайтера в агентстве средней руки на Манхэттене, неподалеку от Челси, где живу вот уже двадцать лет. Я не езжу в «порше», не заказываю люксы в пятизвездочных отелях, но и не тревожусь о завтрашнем дне, то есть денег мне хватает.

Благодарю за внимание. По возможности уведомите меня, заинтересовала ли вас рукопись. Адрес и телефон прилагаются.

С уважением,Ричард Флинн

Далее следовал адрес — где-то рядом с вокзалом Пенн-стейшн. Район мне был хорошо знаком — я и сам там когда-то жил.

В целом заявка была необычной.

За пять лет работы в литературном агентстве «Бронсон и Мэттерс», где я начинал младшим помощником, мне довелось ознакомиться с сотнями, если не тысячами заявок от авторов. Агентство рассматривало любые заявки, но в основном поступавшие предложения были написаны неуклюже, безжизненно, стандартно, так что создавалось ощущение, будто автор обращается не к тебе лично, а рассылает типовые письма в сотни адресов, почерпнутых из реестра литературных агентов. Вдобавок многие заявки содержали избыточную, бесполезную информацию. Письмо Ричарда Флинна выгодно отличалось от них: оно было продуманно, хорошо написано, и от него веяло человеческой теплотой. Он не упоминал, что связался только со мной, но отчего-то хотелось думать, что по какой-то лишь ему ведомой причине он обратился именно ко мне.

Я невольно проникся необъяснимой симпатией к автору письма и, надеясь, что рукопись мне понравится, полагал, что смогу дать положительный ответ. Я отложил остальные рукописи, заварил кофе, уселся на диван в гостиной и начал читать присланный отрывок.

Глава первая

Для большинства американцев 1987-й был годом невиданного взлета и неожиданного крушения фондового рынка, годом Ирангейта [Ирангейт, скандал Иран-контрас, — политический скандал в США в середине 1980-х гг, связанный с участием администрации США в тайных поставках оружия в Иран и финансированием никарагуанских повстанцев-контрас. Расследование велось с ноября 1986 г. по июль 1993 г. и завершилось публикацией отчета в январе 1994 г.], пошатнувшего репутацию Рональда Рейгана, и годом, когда мыльная опера «Дерзкие и красивые» заполонила экраны телевизоров. В 1987 году я впервые влюбился — и впервые поверил в существование дьявола.

Вот уже три года я учился в Принстоне, где жил в уродливом старом доме на Байярд-стрит, между библиотекой богословской семинарии и музеем изящных искусств. Первый этаж занимала гостиная, смежная с кухней, а на втором этаже размещались две просторные спальни, каждая со своей ванной комнатой. От дома до Маккош-Холла, где проводились лекции и семинары по английской литературе, было двадцать минут ходу.

Однажды в октябре я вернулся домой и, к своему неимоверному удивлению, обнаружил на кухне высокую стройную девушку с длинными белокурыми волосами, разделенными на прямой пробор. Она приветливо взглянула на меня сквозь стекла очков в широкой оправе, придававших ей одновременно и суровый, и сексапильный вид, и продолжила безуспешные попытки выдавить горчицу из тюбика, не замечая, что отверстие запечатано фольгой. Я отвинтил крышку, сковырнул фольгу и вернул тюбик незнакомке, которая тут же размазала густую желтую массу по толстой, только что отваренной сосиске.

— Спасибо, — произнесла девушка, нисколько не смущаясь говора, характерного для уроженцев Среднего Запада. — Хочешь?

— Нет, спасибо. Кстати, меня зовут Ричард Флинн. А ты — моя новая соседка?

Кивнув, она торопливо прожевала кусок сосиски, проглотила и ответила:

— Лора Бейнс. Приятно познакомиться. Слушай, а тот тип, который прежде здесь жил, — он что, ручного скунса держал? Вонь такая, что волосы кудрями завиваются. Ну, я все равно буду все перекрашивать. Да, и с титаном что? Я полчаса ждала, пока вода нагреется.

— Он курил, — объяснил я. — В смысле мой прежний сосед, не титан. И не только табак. А потом взял академический отпуск и уехал домой. Хорошо, что хозяйка не потребовала с него арендной платы за весь год. А с титаном три водопроводчика боролись, но так и не починили. Ну, надежда умирает последней…

— Скатертью дорожка, — сказала Лора, обращаясь к уехавшему жильцу, а потом кивнула на микроволновку в углу. — Я попкорна сейчас сделаю, а потом телевизор посмотрю — по Си-эн-эн Джессику будут показывать.

knizhnik.org

Новость «Книга зеркал» Эуджен Овидиу Чировици (обзор)

Роман «Книга зеркал» Эуджена Овидиу Чировици стал одной из первых издательских сенсаций 2017 года. Вокруг книги возник небывалый ажиотаж еще до публикации романа. Возможно, этому способствовала необычная литературная и личная судьба автора. Э.О. Чировици – известный румынский экономист, писатель и журналист. На его счету более 1 000 статей в Румынии и за рубежом. Он обладатель трех докторских степеней в области экономики, связи и истории. Он является членом Румынской академии наук и лауреатом нескольких премий в области журналистики. Записывать истории Чировици начал с десятилетнего времени, а роман «Книга зеркал» - его первое крупное произведение, написанное на английском языке. Писатель, используя тему ненадежного свидетеля, которую блестяще продемонстрировала Агата Кристи в романе «Пять поросят», где повествование ведется от лица нескольких свидетелей преступления, и Эркюлю Пуаро придется исходить из психологии каждого из них, чтобы проявить истинную картину произошедшего.Клубок противоречивых свидетельств, которыми руководствуется Чировици, напоминают лабиринт кривых зеркал: все, что вы видите в их отражениях – и правда, и ложь одновременно.В завязке этого замысловатого психологического триллера литературный агент Питер Кац чрезвычайно заинтригован рукописью, которую ему прислал некий Ричард Флинн, копирайтер рекламного агентства. В ней он вспоминает свое прошлое в Принстоне, когда, будучи молодым человеком, был очарован красивой аспиранткой Лорой Бейнс и профессором психологии Джозефом Видером, который был убит под Рождество 1987 года.Изложенная история намекает на раскрытие преступление 27-летней давности, но обрывается прежде, чем автор называет убийцу. Являются ли мемуары завуалированным признанием Флинна в убийстве? Когда Кац выясняет, что Флинн умер, он нанимает журналиста криминальной хроники и автора нашумевшего детективного романа Джона Келлера, чтобы восполнить недостающие звенья.Расследование Келлера приводят его к отставному детективу Рою Фримену, который когда-то занимался этим делом. У Фримена начальная стадия болезни Алцгеймера, но он подключается к расследованию в свете вновь открывшихся обстоятельств.

Ненадежные воспоминания, откровенная ложь, тщательно охраняемые секреты не дают читателям понять, кому в этой истории действительно можно верить. Остается добраться до финала, чтобы понять, стоило ли английским издательствам объявлять войну за обладание прав ценой в один миллион фунтов стерлингов, которая разгорелась после того, как американские издательства отказали Чировици в публикации «Книги зеркал»

librebook.me

Книга Книга зеркал - читать онлайн бесплатно без регистрации, Э. О. Чировици

Язык: Русский

Год издания: 2017 год

Отрывок: скачать бесплатно в a4.pdf, a6.pdf, epub, fb2.zip, fb3, html, html.zip, ios.epub, mobi.prc, rtf.zip, txt, txt.zip Функции для работы с книгой

Аннотация:

Самый ожидаемый дебют 2017 года! Роман уже переводится на 37 языков! Английское издание вышло в январе 2017 года, американское – в феврале, тогда же, когда и русское. Итак, нью-йоркский литературный агент Питер Кац получает заявку на издание автобиографии под названием «Книга зеркал». К заявке приложено начало рукописи – некто Ричард Флинн вспоминает годы учебы в Принстоне, первую любовь, работу на знаменитого профессора психологии Джозефа Видера. Эти события 25-летней давности имели трагическую развязку, однако преступник остался не пойман и не разоблачен; теперь же Ричард вдруг увидел все происшедшее в ином свете, по-новому оценил роль своей бывшей возлюбленной Лоры Бейнс… но рукопись заканчивается на полуслове. Заинтригованный, Питер пытается заполучить остаток «Книги зеркал», однако рукопись оказывается такой же неуловимой, как правда о случившемся четверть века назад… «Книга зеркал» – это роман-загадка в духе «Ночного кино» Мариши Пессл. Это книга о том, как воображение безотчетно подменяет реальность. Это книга о секретной власти историй – тех, которые мы рассказываем, тех, которые мы скрываем, и тех, ради сохранения которых в тайне мы готовы на все. Впервые на русском!

Читать онлайн «Книга зеркал»

Следующая страница

Другие книги автора:

www.kuchaknig.ru