«Книга заклинаний» Жаклин Уэст читать онлайн - страница 1. Читать книга заклинаний


Читать онлайн книгу Книга заклинаний

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Назад к карточке книги

Жаклин УэстКнига заклинаний

Дэнни и Алекс. Посвящаю эту книгу десяти тысячам счастливых воспоминаний

– ЖУ

Jacqueline West

SPELLBOUND

Печатается с разрешения литературных агентств Upstart Crow Literary Group and The Van Lear Agency LLC

Copyright © Jacqueline West, 2011

© А. Курышева, перевод на русский язык, 2014

© ООО «Издательство АСТ», издание на русском языке

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru), 2014

1

Все, кто жил в большом каменном доме на Линден-стрит, рано или поздно сходили с ума.

По крайней мере, так утверждали соседи. Мистер Фергюс рассказывал мистеру Батлеру об Олдосе МакМартине, первом владельце дома, чудаковатом старом художнике, который не желал продавать ни единой своей картины и выходил из дома только по ночам. Миссис Дьюи и мистер Хэнниман шушукались об Аннабелль МакМартин, внучке Олдоса, которая отдала концы в этом доме в возрасте ста четырех лет – и никто этого даже не заметил, поскольку не было у нее ни родственников, ни друзей; только три огромные кошки. Ходили слухи, что, когда покойную нашли, они уже потихоньку начали обгрызать ей голову.

А теперь появились новые владельцы – семья Данвуди. Эти, судя по всему, с головой тоже не дружили.

За первый месяц лета соседи Данвуди по Линден-стрит привыкли к тому, что во дворе большого каменного особняка частенько читает или играет молчаливая долговязая девочка. Как правило, она бывала одна, но порой из дома появлялся лысоватый мужчина в массивных очках. Он выталкивал из сарая древнюю газонокосилку, выстригал в траве одну-две кривые полосы, после чего останавливался и поднимал взгляд на небо, что-то бормоча себе под нос, а потом мчался назад в дом, бросив косилку на газоне. Иногда агрегат так и стоял там по нескольку дней.

Или же из дома выходила женщина средних лет и бродила по лужайке, рассеянно поливая сорняки. Та же самая женщина не раз забывала сумки с продуктами на крыше машины, отчего всякий раз, как она выезжала на дорогу, по Линден-стрит стремительно катились апельсины и луковицы. Соседи наблюдали все это, качая головами.

Однажды ярким июльским утром молчаливая долговязая девочка сошла с крыльца и направилась к почтовому ящику, неся в руках две баночки с краской. За ней трусил пятнистый кот с круглым аквариумом на голове. Дом нависал над ними, глядя пустыми и темными окнами. Кот уселся ждать, а девочка встала на тротуаре и, закрасив фамилию «МакМартин», которая по-прежнему виднелась на боку почтового ящика, взяла зеленую краску и большими печатными буквами написала поверх «ДАНВУДИ».

Живущая по соседству Миссис Нивенс, сделав вид, что опрыскивает розы, внимательно следила за этой парочкой. Лицо ее было полностью скрыто под широкими полями ее легкой шляпы, но если бы кому-то удалось внимательнее к ней присмотреться, тот заметил бы, что взгляд у миссис Нивенс был цепким и заинтересованным.

– Готов к возвращению с орбиты? – донесся до миссис Нивенс шепот девочки, которая обращалась… к коту. – Вход в атмосферу Земли через пять, четыре, три, две…

И тут оба – и кот, и девочка – бросились бежать, взлетели по ступенькам крыльца и, ворвавшись в дом через тяжелую парадную дверь, с оглушительным стуком захлопнули ее за собой.

Все жители Линден-стрит единодушно пришли к заключению: быть может, семейству Данвуди и далеко до МакМартинов, но совершенно очевидно, что они тоже не в своем уме.

Необщительную долговязую девочку звали Олив. Сейчас ей было одиннадцать лет, но через полгода – в октябре должно было исполниться двенадцать. На прошлый день рождения родители подарили ей множество книг, коробку с красками и навороченный калькулятор, который даже умел строить графики. Однако Олив лишь играла на нем в игры. Да и это у нее получалось не особенно хорошо.

Мужчиной, который постоянно забывал про газонокосилку, и женщиной, которая забывала продукты, были родители Олив, Алек и Алиса Данвуди, математики, преподававшие в университете неподалеку. Руки у них частенько были в чернилах, а из складок одежды во время движения сыпалась меловая пыль. К сожалению, семейные математические способности до ветки Олив на генеалогическом древе не добрались. В тот единственный раз, когда она получила пятерку за контрольную по арифметике, мистер и миссис Данвуди приклеили листок с оценкой на самую середину двери холодильника и долго стояли перед ним, держась за руки и сияя, словно листок был окном в какой-то волшебный математический мир.

В математике Олив не особенно разбиралась. А вот о волшебстве с момента переезда на Линден-стрит узнала немало.

Например, девочка обнаружила, что если глядеть сквозь старые очки, которые остались в доме после МакМартинов (как и все остальное их имущество – картины, пыльные книги, трое говорящих котов и надгробные камни предков в стенах подвала), то картины Олдоса оживают. Человек, надевший очки, может залезать в эти картины и исследовать их. Такой человек – пусть это даже неразговорчивый, долговязый, одинокий человек – способен оживить портреты Аннабелль и Олдоса МакМартина и выпустить их в реальный мир, отчего этот человек и все его близкие окажутся в страшной опасности.

Хотя Олив удалось в конце концов снова оказаться вне опасности, ей с таким же успехом удалось разбить очки. (Если бы у нее выходило решать задачки по арифметике хоть вполовину так же хорошо, как ломать вещи, родители ею страшно гордились бы.)

Конечно, Олив хранила все, что узнала, в тайне. Если бы родители услышали от нее, что их дом едва не захватила мертвая ведьма – к тому же еще и ведьма, которая вылезла из картин, – они, вероятно, отвезли бы ее прямиком в психбольницу. Жители Линден-стрит и так уже посматривали на Олив с опаской, словно у нее была какая-то жуткая, заразная сыпь, которую они не хотели подхватить. Соседи, встречая ее натянутыми улыбками, то и дело поглядывали украдкой на большой каменный дом. Так что уж с ними Олив точно откровенничать не собиралась.

Была и еще одна причина, по которой она никому не рассказывала ни о котах, ни о картинах, ни о МакМартинах. Олив упорно считала эту причину второй и даже себе самой отказывалась в этом признаться: все дело было в том, что секрет потерял бы большую часть своей прелести, если бы она с кем-то им поделилась. Конечно, шоколадка доставит удовольствие, если одну половину съесть самой, а другую отдать папе; но намного, намного приятнее съесть ее целиком одной.

Так что Горацио, Леопольд и Харви изо всех сил старались вести себя как нормальные кошки в присутствии мистера и миссис Данвуди. Олив никогда не заговаривала об очках и своих путешествиях по картинам. И каждый день подолгу стояла в коридоре второго этажа, прижавшись носом к пейзажу, изображающему Линден-стрит. Она думала о Мортоне – маленьком, уже-не-настоящем мальчике, все так же томившемся внутри, – и о себе, все так же томившейся снаружи.

Как сказал однажды Горацио, Мортону уже не найти иного дома, чем нарисованная Линден-стрит. Семьи у него не осталось, сердце больше не билось, повзрослеть он тоже уже бы ни смог – мальчишка не прижился бы в реальном мире. Но когда-то все это у него было! И, получается, что в и картине он тоже был не совсем на своем месте. Олив не оставляла надежды найти тот мир, где Мортон все-таки будет на своем месте, но, сколько она ни думала и ни прижималась носом к пейзажу, попасть в картину без посторонней помощи ей так и не удалось – как и изобрести способ выпустить Мортона наружу навсегда.

Мало-помалу обитатели большого дома на Линден-стрит окунулись в сонную рутину, словно горстка доброжелательно настроенных, но далеких планет, вращающихся друг возле друга.

Олив все ждала, когда же случится что-нибудь интересное.

Она не знала, но все это время дом тоже кое-чего ждал.

2

К концу июля в городе стало жарко и душно. Мистер и миссис Данвуди чаще всего проводили вторую половину дня на работе – у них в кабинетах были кондиционеры. Они звали с собой и Олив, но ей там не нравилось: люди в университете разговаривали числами, а не словами, делать ей было нечего – разве что искать узоры в неровностях потолка.

В один из таких тягучих дней Олив снова осталась одна. Дом был построен из камня и стоял в окружении старых деревьев с густыми кронами, так что внутри никогда не становилось очень жарко, но все же было влажно и очень тихо, словно в бутылке, наполненной туманом. Вечернее солнце пробивалось сквозь витражные окна размытыми цветными пятнами. Под тяжелыми старомодными креслами растеклись тени. На стенах слабо поблескивали рамы картин. Встав посреди душной гостиной, девочка посмотрела на полотно, изображающее парочку в парижском уличном кафе, и представила, как бродит по узким улочкам Франции и ест круассан, бросая крошки голубям. Наверное, здорово было бы… Потом она вздохнула и в тысячный раз коснулась того места, где когда-то на цепочке висели очки, и поплелась вверх по устланной ковром лестнице в коридор второго этажа.

На ее пути висела картина с небольшим мерцающим озером, в котором Олив нашла медальон Аннабелль МакМартин. В том же самом озере Аннабелль позже пыталась ее утопить, но сегодня водная гладь казалась безобидной, мирной, даже освежающей. Олив сдула со лба прилипшие пряди волос и представила, как хорошо было бы поболтать сейчас ногами в этой прохладной воде. Потом ей вспомнилось, как она пыталась не утонуть в черных маслянистых волнах, как пальцы касались чего-то холодного и склизкого, как воды сомкнулись над головой…

Остаток пути она почти пробежала.

Оказавшись в коридоре второго этажа, девочка остановилась у пейзажа с Линден-стрит. Она уже столько раз стояла на этом месте, что протоптала в ковре небольшую проплешину. Картина изображала укутанный туманом зеленый холм, который уходил вдаль к Линден-стрит образца прошлого века, где в неизменных сумерках стояли все те же деревянные, каменные и кирпичные дома, в которых жили нынешние соседи Олив. Даже без очков Олив не раз замечала, как в застывшем изображении двигаются те, кто когда-то принадлежал реальному миру и кого Олдос МакМартин обманом заманил в ловушку.

Старательно прищурившись, Олив вгляделась в ряд домов. Возможно, ей просто хотелось так думать, но она вроде бы заметила вдалеке несколько крохотных бледных фигурок. Может, и Мортон был среди них. Олив прижала нос к картине и тут же отпрыгнула – картина сдвинулась от ее прикосновения. Когда Данвуди только въехали в старый каменный дом, все рамы были приклеены к стенам магией. Теперь, когда магические вещи МакМартинов утратили свою способности, картины можно было поправлять и перевешивать, но девочка все никак не могла к этому привыкнуть. Олив выровняла пейзаж с Линден-стрит, еще пару мгновений разглядывала нарисованные дома, а потом снова вздохнула и побрела в свою комнату.

Горацио спал на туалетном столике. Его длинное тело растянулось по узкой столешнице, а гигантский хвост-метелка лежал, аккуратно свернувшись вокруг ее коллекции старых бутылок из-под газировки. Лишенный волшебной силы медальон Аннабелль, в котором уже не было портрета ее деда, висел на горлышке одной из любимых бутылок Олив – ярко-зеленой, покрытой бугорками, на ощупь похожими на пузырчатую пленку. Было время, когда этот медальон висел на шее у самой Олив, и она уже думала, что никогда не сумеет его снять… Но теперь когда хозяев не стало, медальон стал всего лишь еще одной волшебной диковинкой, которая превратилась во что-то совершенно обычное.

– Горацио? – позвала Олив.

Кот не шелохнулся.

– Горацио? – повторила она громче.

– М-м-м-ф, – пробормотал кот.

Олив поковыряла большим пальцем ноги деревянный пол, собираясь с духом.

– Ты не отведешь меня навестить Мортона? – спросила она, стараясь, чтобы голос звучал как можно менее просительно. – Я уже так давно его не видела.

Горацио не ответил.

– Я говорю, ты не отведешь меня…

– Я слышал, Олив. Даже при том, что спал, я все слышал. – Горацио совсем чуточку повернул голову, и из отражения в зеркале на девочку уставился горящий зеленый глаз. – Иди и попроси кого-нибудь другого тебя отвести.

Она громко вздохнула и побрела вон из комнаты, по дороге бросив взгляд на изображение Линден-стрит. Поспешила пройти мимо пустого места на верхней площадке лестницы, где раньше висел пейзаж с ночным лесом. Странно, но от стены до сих пор веяло какой-то угрозой. Олив прошлепала вниз по лестнице, по просторному коридору и через пустую кухню до самой двери в подвал.

Хотя в конце концов она и привыкла к подвалу, он ей все равно не особенно нравился. Там всегда было темно и грязно, и полно пауков. А холодные каменные стены были сложены из древних надгробий.

Олив открыла дверь и включила первую лампочку. Слабый свет пролился на шаткие деревянные ступени, уходящие в темноту.

– Леопольд? – позвала девочка, спускаясь по ступенькам. – Ты здесь?

У подножия лестницы она потянулась рукой к следующему выключателю, но тот, казалось, исчез. Разве он не должен быть здесь, у самой последней ступеньки? Олив пошарила руками вокруг. Темнота подвала словно загустела, каменные стены дышали холодом, их влажные выдохи щекотали взмокшую шею. Она уже собиралась сдаться, развернуться и припустить обратно вверх по лестнице, и тут ладонь наткнулась на цепочку. Олив дернула за нее с такой силой, что лампочка задребезжала.

В углу блеснула пара ярко-зеленых глаз. Хотя девочка и ожидала их увидеть, но все же сердце в груди легонько подпрыгнуло от смутной тревоги. И тут знакомый хрипловатый голос произнес:

– К вашим услугам, мисс.

Олив на цыпочках прокралась в самый темный угол подвала. Огромный черный кот сидел на крышке люка точно так же, как когда она впервые его увидела – недвижимый, словно статуя. Шерсть у кота была густо-черная и блестящая, как нефтяное пятно. Давным-давно Аннабелль МакМартин спрятала в этом люке урну с прахом своего деда. А потом, уже совсем не так давно, снова извлекла ее на свет – и Олив невольно помогла ей в этом.

На девочку нахлынули воспоминания о ветре в нарисованном лесу, который вздымал прах Олдоса ввысь, заслоняя небо, о том, как пепел шелестел и жужжал, будто миллионы черных насекомых, как они с Мортоном мчались к спасительной раме картины…

Она взмахнула руками, прогоняя и картинку, и ощущение крошечных черных крыльев на коже.

– Чем занимаешься, Леопольд? – спросила Олив, присев на корточки рядом с люком и пытаясь заставить сердце успокоиться.

– Стою на страже, – отвечал кот, выпятив грудь. – Как известно, цена безопасности – неусыпная бдительность.

– Но там уже ничего нет.

Леопольд открыл рот, словно собирался возразить. Снова закрыл. Хорошенько откашлялся и только потом заговорил:

– Солдат не ставит под сомнение приказ.

– Но кто отдал тебе этот приказ? – удивилась девочка.

Наступило долгое молчание. Сидевший по стойке смирно кот уставился перед собой так пристально, что зеленые глаза начали косить.

– Ладно, неважно, – поспешно сказала Олив, опасаясь, как бы у него от такого напряжения не заболела бы голова. – Я просто подумала: может, ты сводишь меня в картину наверху навестить Мортона?

– Хм-м-м, – протянул Леопольд. – Мне пришлось бы оставить пост, мисс. Это против правил.

– Понятно, – кивнула Олив. – Ну, а если, чтобы тебе не оставлять свой пост, мы побудем тут и, например… спустимся в люк?

Кот усиленно затряс головой.

– Мисс, это абсолютно заключено. В смысле, завершенно отключено. В смысле, НЕТ.

Олив опустилась на колени на холодный каменный пол и почесала Леопольда между ушей. Мало-помалу тот начал наклонять голову в сторону ее руки.

– Ну давай… – рискнула продолжить Олив, когда кот уже почти закрыл глаза. – Ты же все время будешь со мной. Я просто хочу посмотреть. Одним глазком. Пожалуйста…

Леопольд встрепенулся.

– Это просто-напросто исключено, мисс, – отрезал он, снова вытягиваясь по струнке. – Я готов пойти ради вас на многое, но спуститься в лаз не позволю. И «самоволка» тоже не обсуждается.

– Какого-какого волка?

– Самовольное отлучение с поста, – четко проговорил Леопольд, объясняя термин с видимым удовольствием. – Если желаете, в пятнадцать часов мы можем поиграть в «Улику»1   «Улика» (англ. Cluedo, амер. Clue) – настольная игра с детективным сюжетом

[Закрыть] – здесь, не отходя с места. Только обещайте, что позволите мне играть за полковника Мастарда, – добавил он.

– В пятнадцать часов? – переспросила Олив. – Так, двенадцать – это полдень, плюс один – тринадцать, плюс два…

– В три часа дня, – услужливо шепнул кот.

– И играть надо обязательно тут?

– Боюсь, мне нельзя оставлять базу, мисс. Во всяком случае, пока вы находитесь дома одна.

Олив обвела взглядом каменные стены, утопающие во мраке углы. Со стороны стиральной машины ее ответил взглядом маленький, вырезанный в камне череп.

– Не обижайся, Леопольд, но мне тут не нравится.

– Я не обижаюсь, – ответил кот и на секунду словно бы задумался. – А где Харви?

Хороший вопрос. Олив не видела его все утро, а это обычно бывало дурным знаком. В последний раз, когда Харви пропал на два дня, они с Горацио в конце концов нашли его в сарае. На голове у кота была измятая пиратская шляпа, а сам он отчаянно барахтался в старом гамаке, упорно утверждая, что это корабельные снасти. «Капитан Черная Лапа никогда не сдастся!» – выл Харви, пока девочка вытаскивала его из петель.

Что ж, Олив поплелась обратно вверх по лестнице. Разочарованно и хмуро оглядела пустую кухню.

– Харви? – позвала она. – Харви?

Но Харви там не было – как и в столовой, и в гостиной, и даже в ванной комнате на втором этаже, где он имел обыкновение спать на прохладном плиточном полу.

Девочка вернулась в коридор и зашла в розовую комнату, где за изображением древней каменной арки скрывалась лестница на чердак. Когда-то даже в очках Олив не сразу сумела найти вход. Без очков туда вообще никак не пробраться. Безнадежно вздохнув, она придвинулась как можно ближе к холсту, только что не касаясь его губами, и проорала изо всех сил: «Харви!». Ответа не последовало.

Снова спустившись вниз, Олив вышла на парадное крыльцо. Теплый, влажный воздух казался пугающе плотным, будто дыхание незнакомца на затылке. Она бросила взгляд на заросший газон. Густые папоротники, пышно разросшись в подвесных корзинах, испускали пряный аромат. На веранде легонько качались на цепях старые качели. Больше никакого движения. Девочка повернулась было к двери, и только тут кое-что заметила.

На потертых серых досках крыльца, будто огонь светофора, горел зеленый отпечаток кошачьей лапы. Олив опустилась на колени и потрогала его. Краска. К тому же настолько свежая, что еще пачкала пальцы. Девочка встала и внимательно огляделась. У подножия крыльца валялся подаренный ей ящик с красками. Зеленая была открыта, и след от испачканных в ней лап петлял по высокой траве в сторону заднего двора.

Скука, и досада мгновенно сменились у Олив острым любопытством. Насколько она знала, коты никогда не уходили далеко от дома. Даже когда они соглашались выйти вместе с ней на улицу, их будто магнитом тянуло обратно к двери. Если Харви забредет слишком далеко, невозможно предсказать, какие неприятности он найдет на свою голову. Несомненно было только то, что он их найдет.

– Харви? – окликнула Олив.

Никто не ответил.

Искать следы зеленой краски на зеленой лужайке было непросто – пришлось опуститься на четвереньки и вглядываться в траву изо всех сил. Но время от времени девочке все же удавалось заметить то зеленое пятно на одуванчике, то половину отпечатка лапы на сухом листе.

Постепенно улики довели ее до того места, где заканчивался двор Данвуди, – там на мшистой земле лежали густые тени вековых кленов. По-прежнему передвигаясь ползком, Олив нашла ярко-зеленые следы на листьях сирени, которая отделяла участок Данвуди от участка миссис Нивенс. Глянув в просвет между ветвями, чтобы убедиться, что шляпы миссис Нивенс нет поблизости, девочка протиснулась через кусты.

– Харви? – позвала она тихонько. Но кота не оказалось ни на идеальном газоне миссис Нивенс, ни в ее клумбах, ни в ветвях аккуратно остриженных деревьев.

Олив пробралась через лужайку соседки, отделенную от прохода между домами высоким кустарником и изгородью. Миссис Нивенс, которая сидела в гостиной и вырезала из газет купоны на скидку, заметила, что среди гортензий мелькнуло светлое пятно, но, добравшись до окна, успела лишь увидеть, как предательски качнулись ветки берез на границе соседнего участка миссис Дьюи.

Скрючившись между бумажно-белых березовых стволов, Олив принялась озираться в поисках новой улики. Если все прочитанные детективы ее чему-то и научили (а они научили ее большей части того, что она знала), так это уверенности в том, что улики всегда найдутся – если сыщик умеет их найти. Как это случается, следующая подсказка висела прямо у нее перед носом.

Среди листьев мелькнул длинный зеленый хвост, на котором все же определялись пятна разноцветного меха. Олив подняла голову. Перемазанный краской кот целиком нарисовался на одной из веток.

– Харви! – воскликнула девочка. – Ты что тут делаешь?

Кот оглянулся через плечо.

– Тс-с-с, – прошипел он. – Не выдай моего укрытия. И называй меня кодовым именем: агент 1-800.

Олив понизила голос.

– Что происходит, агент 1-800?

– Залезай сюда, я проведу краткий инструктаж.

Олив взобралась на нижнюю ветку березы. Харви посторонился, чтобы дать ей место, отчего на белой коре дерева появилось еще несколько зеленых мазков.

– Мы сто лет будем тебя от этой краски отмывать, – прошептала девочка.

– Маскировка была необходима, – ответил Харви с акцентом мало напоминающим британский и повернул измазанную зеленым морду в сторону участка миссис Дьюи. – Иногда при исполнении служебных обязанностей секретному агенту приходится идти на неприятные жертвы. – Он провел лапой по носу, стирая каплю краски. – Итак, информация. Совершенно секретно. Ограниченный доступ. Только для твоих ушей.

– Понятно, – прошептала Олив.

– На территорию проник чужеродный элемент.

Олив вспомнила таблицу элементов, которая висела в кабинете химии в ее последней школе. Были там чужеродные? Многие из них, наверно, были открыты в других странах…

– В каком смысле? – спросила она. – Литвий какой-нибудь?

– В таком, – сказал Харви и отодвинул ветку так, чтобы Олив было видно происходившее.

Внизу, в тенистом дворе миссис Дьюи, за деревянным садовым столиком сидел мальчик. И столик, и мальчик выглядели какими-то потертыми и замызганными. Мальчик был довольно тщедушным, с тонкими и длинными руками и ногами. Растрепанные темно-каштановые кудри торчали в разные стороны. На нем были очки в металлической оправе и серая футболка с драконом. Он раскрашивал тоненькой кистью модель замка, слегка хмурясь, как хмурятся люди, когда пытаются вдеть нитку в иголку.

– Кто это? – спросила Олив.

– Чужеродный элемент. Разведчик. Шпион.

Мальчик положил первую кисточку, взял совсем тонюсенькую и осторожно обработал ею грань модели. Олив заметила, что и мальчик, и садовый столик были покрыты капельками краски, но сам замок был безупречно чист.

– Почему ты думаешь, что он шпион, агент 1-800? – шепнула она коту на ухо.

– Да ты посмотри на него! – прошипел Харви. – На его коварную улыбку. На эти бегающие глаза.

Олив наклонилась вперед, пытаясь получше рассмотреть мальчика. И в этот самый момент он заметил, что за ним наблюдают. Перестал раскрашивать замок и медленно поднял взгляд на зелено-золотую крону березы, в которой, глядя прямо на него, сидели Олив с Харви.

– Резерфорд! – раздалось во дворе.

По газону трусила круглая миссис Дьюи; в облегающем белом сарафане, она еще больше походила на снеговика.

– Резерфорд Дьюи, – воскликнула она, – только посмотри, во что ты превратил мой столик! И свою футболку! – Миссис Дьюи выдернула из рук мальчика крошечную кисточку. – Я же говорила, чтобы ты подстилал газеты, разве нет? Иди-ка прополощи футболку, пока краска не засохла.

Мальчик еще раз молча посмотрел на дерево и встретился взглядом с Олив. Они смотрели друг другу в глаза, казалось, целую вечность; оба не желали моргнуть первыми. А потом миссис Дьюи схватила его за плечо и подтолкнула к дому.

Харви облегченно выдохнул.

– Почти попались, Олив, – сказал он. – В следующий раз, когда будешь работать под прикрытием, не забудь про маскировку.

Назад к карточке книги "Книга заклинаний"

itexts.net

Читать книгу Тайная книга мага. Гримуар: собрание заклинаний Бориса Моносова : онлайн чтение

Текущая страница: 8 (всего у книги 15 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

4.2.5. Обеззараживание (57)

Заклинание работает по принципу изменения частоты организма. При этом частота организма рассматривается относительно Манипура чакры. Используя 15А (Огонь), разгоняют Манипура чакру до скорости Анахата чакры от жёлтого к зелёному.

Оригинальный текст:

Магик ускоряет свой «Жёлтый центр» до скорости «Зелёного центра», изменяя скорость точек в объёме своего тела. Возникает некий Внутренний избыточный Огонь, уничтожающий инфекцию.

Стартовая фраза: Irgun ittor evo. Osumi ilumi ono.

Я ускоряю организм, концентрируясь на «Жёлтом центре», пропуская через него поток энергии. «Жёлтый центр» ускоряется до скорости «Зелёного центра». При этом всё тело ускоряется, и микроорганизмы в нём погибают.

4.3. Заклинания из раздела «Магия Чародеев»

«Магия Чародеев» связана с изменением внешности. Чародеи накладывают заклинания, изменяющие внешность человека. Эта магия является некоторой разновидностью целительства и косметологии. Заклинания чародеев конечны во времени и не имеют длительного характера изменений.

Маги этой специализации редко встречаются с обычными людьми. Услуги этих магов могут стоить очень дорого. Сама же их специализация позволяет держаться в тени и избегать нежелательных контактов. Заклинания, используемые в этой специализации, требуют умения создавать энергетические структуры высокой плотности. Приведённые ниже заклинания рассчитаны на средний уровень и могут быть практически использованы в работе.

4.3.1. Грим

Этот вид заклинаний связан с наложением внешней энергии. Грим является накладываемым сгустком энергии. Из грима создают внешние энергетические конструкции.

Оригинальный текст:

Магик образует наложенный снаружи на тело сгусток энергии, из которого образует внешнюю, наложенную на тело, форму.

Облики (58)

Заклинание представляет собой вылепленную из грима маску. Для простоты на грим накладывают образ реально существующего человека. Иногда на одного человека накладывают несколько обликов, это делает его неразличимым. Облик представляет собой невидимую энергетическую структуру, которая считывается подсознанием и накладывается в восприятии на оптический образ лица. Заклинание строится на базе 15А (Земля).

Стартовая фраза: Vort torn sub.

Erit onor iqurt.

Я концентрирую на лице сгусток энергии стихии Земли. Сосредотачиваясь на общей форме, я создаю заданный облик, копируя лицо известного мне человека. Концентрируясь на структуре, я создаю плотный облик из облака энергии.

Маска (59)

Заклинание является разновидностью заклинания «Облики». Особенностью данного заклинания является создание необычного облика. Этот облик вылепливается как искусственный образ (рисунок). Образ накладывается на грим, формируя маску. Это заклинание строится на базе 14А (Воздух). Образ прописывается в будущем, формируя структуру маски.

Стартовая фраза: Ettor orm Vassi.

Uniblan oggu. Erum vassi

Я концентрирую на лице сгусток энергии стихии Земли… Сосредотачиваясь на общей форме, я создаю заданный облик, копируя придуманный мной образец. Концентрируясь на структуре, я создаю плотный облик из облака энергии.

Блеск (60)

Заклинание является разновидностью заклинания «Маска» (59). Создаётся маска, наполненная энергией Огня 15А до такой степени, что от неё исходит свечение. В результате лицо человека невозможно рассмотреть. Концентрироваться надо на параметре свечения маски.

Стартовая фраза: Attor ori iss.

Ukko erri inn. Immu.

Я концентрирую на лице сгусток энергии стихии Огня. Сосредотачиваясь на общей форме, я создаю светящийся облик, заставляя светиться сгусток на лице. Концентрируясь на светимости сгустка Огня, я создаю светящуюся маску из облака энергии.

Незаметность (61)

Заклинание является разновидностью «Грим». В пространстве над головой человека справа сзади создаётся сгусток энергии. Такой сгусток энергии будет перехватывать на себя внимание смотрящих, отвлекая его от самого человека. Расположение сгустка энергии выбирается традиционно для совпадения с Эгрегором заклинания.

Стартовая фраза: Ukki. Err irrito. Tano ong.

Я концентрирую над головой справа сзади сгусток энергии стихии Огня. Сосредотачиваясь на форме шара, я создаю светящийся огненный шар в этой точке. Концентрируясь на светящемся шаре, я становлюсь незаметным под прикрытием искусственного отвлекающего объекта.

Привлекательность (62)

Заклинание является разновидностью заклинания «Грим». Оно создаёт в пространстве перед человеком сглаживающую линзу, гармонизирующую его облик для внешнего наблюдателя. Линза выравнивает неравномерность распределения энергии в воспринимаемом снаружи облике. Заклинание строится по принципу 17А и 15А и соответствует Сефире Даат.

Стартовая фраза: Evirat onubill. Ekumo. Ossigart. Torri.

Я создаю сгусток энергии стихии Земли, сосредотачиваясь в пространстве перед собой. Я строю в пространстве энергетическую линзу, сглаживающую мой образ и гармонизирующую его. Линза включает в себя ряд линз, наложенных друг на друга.

4.3.2. Протекторы

Этот вид заклинаний построен на создании внутренней энергетической структуры, пронизывающей ткани тела.

Оригинальный текст:

Магик создаёт в объёме тела группу связанных материализованных точек, из которых создаёт формы, изменяющие параметры фигуры.

Корсет (63)

Косметическое заклинание, встраиваемое в жировую клетчатку живота с целью его подтяжки. Заклинание строится из нитей энергии на базе 15А.

Стартовая фраза:

Ellu. Okkor vetu ommi. Elun. Ivitar oris.

Я создаю под кожей сгусток энергии стихии Земли. Концентрируясь на плотности и структуре, я выстраиваю внутренний энергетический корсет из колец и линий, соединённых в единую структуру. Энергетический корсет стягивает фигуру и удерживает позвоночник в определённом положении.

Каркас (Железная рубашка) (64)

Заклинание строит подкожный каркас, пронизывая все ткани тела, и формирует внутренний энергетический доспех на базе 15А. Заклинание применяется для лучшего преодоления физических нагрузок.

Стартовая фраза: Ugor ottor vasst. Irrumi su okkori. Ekunor.

Я концентрируюсь на создании под кожей внутреннего сгустка энергии стихии Земли. Я формирую протектор, покрывающий всё тело, концентрируясь на его прочности и упругости. Этот протектор придаёт телу прочность и упругость.

Бамбук (65)

Создаётся энергетический кокон вокруг позвоночника на базе энергий 15А. Эта динамическая структура выпрямляет и удерживает позвоночник. Структура прорастает через позвоночник, как бамбук. Она растягивает позвонки, освобождает позвоночник от блоков и удерживает позвонки в правильном положении. Используется для временной коррекции осанки.

Стартовая фраза: Vakunori ort ubi. Uqunor ett. Ollu. Urus ikkor.

Я создаю сгусток энергии, в области позвоночника концентрируясь на стихии Земли. Я концентрируюсь на параметрах жёсткости и упругости и создаю структуру энергетического корсета вокруг позвоночника. Энергетический корсет, двигаясь вдоль позвоночного столба, оплетает его, растягивая позвоночник.

Каменная кожа (Кровь Дракона) (66)

Заклинание создаёт в коже подобие брони на базе энергий 16А (защитное поле Воды). Кожа укрепляется обычно ненадолго и в небольшой зоне, так как замедляются физиологические процессы. Длительное действие этого заклинания приводит к эффекту чешуи (отслоение кожи). Имеет применение как бронежилет временного действия. Используется иногда как защита от пуль и ножей.

Стартовая фраза: Umbi nom umi. Itor ess ullo. Itor.

Я создаю группу сгустков энергии стихии Земли, концентрируясь на параметре твёрдости и упругости. Из сгустков энергии я формирую под кожей плотные непробиваемые пластины, делающие кожу сверхпрочной.

Железная Рука (67)

Заклинание создаёт протектор ударной поверхности кисти рук. Протектор строится на базе 16А (заморозка). Такое заклинание эквивалентно долгой тренировке и создаёт эквивалент мозоли.

Стартовая фраза: Vomi onu ett. Ottori sub err. Urus. Kull.

Я создаю сетчатую структуру, пронизывающую поверхность кисти руки, концентрируясь на качестве стихии Воды. Я создаю заторможенную во времени структуру, встроенную в кожу ладони и придающую ей необыкновенную твёрдость.

4.4. Заклинания из раздела «Магия Заклинателей» (псионические заклинания)

«Магия Заклинателей» связана с управлением человеческим сознанием. Обычно заклинатели избавляют людей от вредных привычек, лечат психические заболевания и расширяют возможности человеческой психики. Заклинания этого типа называют иногда псионическими, или пси-заклинаниями.

Этот вид магии наиболее известен и довольно распространён. Желание управлять чужой психикой присуще многим. Однако доморощенный гипноз и попытки программировать поведение людей, распространённые в современной науке, выглядят как каменный топор рядом с компьютером, в сравнении с технологиями магов-заклинателей.

Аналогично с магами-целителями, использующими биоценозы, Заклинатели используют принцип «домена». Они создают группу людей (домен), в которую включают пациента. Управляя доменом, Заклинатель программирует сознание пациента.

Далее приведены наиболее доступные заклинания, не требующие работы с доменом.

4.4.1. Проникновение (68)

Базовое псионическое заклинание, позволяющее магам проникать внутрь чужого сознания, минуя естественную защиту мозга. Заклинание связано с созданием проекции собственного образа (фантома) в голову (сознание) другого человека. Шантом строится на базе 15А, работает как вольт и является якорем для ментального тела мага.

Стартовая фраза: Ukummi ort ell.

Я создаю свой фантом в сознании этого человека, концентрируясь на стихии Земли. Я концентрирую энергию и формирую свой образ. Этот фантом является точкой проникновения моих энергий в его сознание.

Оригинальный текст:

Магик создаёт проекцию своего сознания в чужое, в виде объёмного образа, копирующего его собственный облик.

4.4.2. Подчинение (69)

Заклинание применяется внутри чужого сознания и работает по принципу подавления активности этого сознания. Заклинание строится как сетчатая структура 16А, внедряемая в ментальное тело.

Стартовая фраза: Vox ort eri. Ungumus.

Я создаю сетчатую структуру на базе стихии Воды и внедряю её в сознание этого человека, используя свой фантом как точку проникновения. Эта сетчатая структура, построенная на базе стихии Воды, тормозит его сознание и подавляет активность этого сознания.

4.4.3. Программирование (70)

Программа поведения создаётся изнутри чужого сознания как ряд мыслеформ, сопровождаемых проигрыванием соответствующих действий. Программа строится на базе 14А как ряд точек, описываемых в будущем. Существует два способа естественного формирования программ. Одни формируются путём обучения (профессиональные и общеобразовательные программы, создающие общую картину мира), другие путём воспитания (описывающие правила индивидуального поведения личности внутри Касты (своего социального слоя)). Кроме того, существуют программы, связанные с привычками и пристрастиями. Их можно разделить на позитивные (здоровый образ жизни) и негативные (неправильный образ жизни).

Я вхожу в сознание этого человека через фантом и, удерживаясь в пространстве его сознания, создаю ряд мыслеформ на базе стихии Воздуха, в которых представляю себе последовательную цепочку некоторых действий этого человека. Представляя себе его действия, я также представляю себе и изменение его состояний, наступающих вследствие этих действий.

Оригинальный текст:

Магик создаёт взаимоувязанную цепочку видений, располагающихся внутри чужого сознания и имеющих целью изменить поведение другого лица.

Активизация нужной программы (71)

Человека, носителя программы, просят произвести действия, связанные с программой. Маг, войдя в сознание носителя программы, насыщает программу энергией (15А, Огонь). Таким образом можно активизировать даже «кармические» программы, поставленные в прошлых воплощениях (16А).

Стартовая фраза:

Koru Erri. Abbi vort. Ekkor.

Я вхожу в сознание этого человека, используя точку доступа. Войдя в сознание, я определяю работающую структуру и, настроившись на стихию Огня, запитываю эту структуру энергией. Сгусток энергии, построенный на базе стихии Огня, встраивается в работающую структуру сознания.

Торможение негативных программ (72)

С помощью небольшой беседы, затрагивающей аспекты вредной привычки, Маг активизирует негативную программу и визуализирует её для себя как структуру. Далее эту структуру «замораживают» внедрением сетчатой структуры 16А.

Стартовая фраза:

Abbi. Ukkor eru ong. Zummi.

Я вхожу в сознание этого человека через точку доступа. Настроившись на стихию Воды, я создаю сгусток замороженной во времени энергии и встраиваю его в работающую структуру, тормозя и замораживая её во времени. Негативная структура подавляется.

Копирование нужных программ (73)

У носителя программы активизируют нужную программу с помощью специальных тестов, заданий или беседы. Активизировавшуюся структуру сознания (ментального тела на частоте Вишуддха чакры) копируют на мандалу или на другого человека. При копировании на мандалу структуру закрепляют на бумагу знаками. Мандала является промежуточным носителем программы, которая в виде структуры может быть имплантирована в сознание другого человека.

Стартовая фраза: Ero igonu ox. Uvaro er ix. Septum.

Я строю мандалу, закрепляя к ней энергетическую структуру ментального тела этого человека. Через точку доступа я вхожу в сознание этого человека и, используя настройку на стихию Земли, создаю канал связи в виде структуры, зацепленной за нужную мне структуру его сознания. Вернувшись в своё тело, я закрепляю к мандале канал связи и проецирую через этот канал связи интересующую меня структуру, связанную с сознанием этого человека.

Скачивание программ из эгрегоров (74)

Заклинание базируется на идее существования профессиональных эгрегоров, или Гильдий. Люди, работающие в одной области, формируют на частоте Вишуддха чакры эгрегор, включающий в себя профессиональные программы данной Гильдии. Сам процесс обучения специальности можно сравнить с настройкой сознания студента на параметры эгрегора Гильдии. Прошедший обучение студент, сформировавший собственную программу, становится подмастерьем. Когда же собственная программа совместится с эгрегором Гильдии и подмастерье начинает скачивать на себя программы эгрегора, он становится мастером Гильдии.

Ключевая программа, сформированная в сознании подмастерья, может быть скопирована на мандалу или непосредственно в сознание человека. Используя эту ключевую программу, маг может скачать программы на мандалу или в сознание нового носителя ключевой программы. Процедура осуществляется с помощью создания канала на базе 15А.

Стартовая фраза: Yotur erro inn. Ivitar ukko.

Egunus ort. Ivi.

Создав предварительно мандалу, описывающую организм этого человека, я вхожу в его сознание, используя Точку доступа. Концентрируюсь на работающей структуре ключевой программы и выхожу на канал связи, существующий между ключевой программой и Гильдией. Далее возвращаюсь и фиксирую канал связи ключевой программы с гильдией на мандале. С помощью этой мандалы сканирую программы Гильдии, фиксируя нужные на мандалу.

5.4.4. Создание зависимости (75)

Заклинание позволяет устанавливать связь поведения человека с каким-либо внешним фактором. Естественным примером такой связи является изменение состояния у людей при появлении объекта зависимости. Например, у влюблённых улучшается настроение при появлении объекта влюблённости. Однако то же самое происходит с алкоголиками и курильщиками при появлении их предмета зависимости. В общем случае маг изнутри сознания создаёт программу, описывающую предмет зависимости и реакцию на него. Программа создаётся с помощью 15А и прописывается в будущем по 14А.

Стартовая фраза: Tori ug suit.

Ellus uni ort. Vetaro.

Я вхожу в сознание этого человека через «Точку доступа». Войдя в сознание, я создаю вольт объекта зависимости, настроившись на стихию Земли. Далее я создаю серию образов, настроившись на стихию Воздуха, описывающих реакцию этого человека на объект зависимости.

Снятие существующей зависимости (76)

Маг предъявляет человеку предмет зависимости, его образ или обсуждает его. При этом активизируется в сознании человека структура связи. Далее маг изнутри сознания «промораживает» эту структуру, введя сетчатую структуру 16А.

Стартовая фраза: Umi oll okku, Eruvitt ort.

Я демонстрирую этому человеку предмет его зависимости. Через Точку доступа я вхожу в его сознание и нахожу канал связи. Настроившись на стихию Воды, я замораживаю канал связи, уничтожая зависимость.

Рабство (77)

Данное заклинание является разновидностью заклинания «Снятие зависимости» (76), когда в качестве объекта зависимости выступает человек (хозяин). В некоторых случаях это заклинание усиливают «подчинением», обесточивая у зависимого волевой центр и подавляя активность мозга. Некоторые системы, например тюремная или армейская, пытаются на уровне воспитания наработать эту же программу, полностью подчинив волю человека. Несмотря на грозное название, данное заклинание может быть залогом счастливых семейных отношений или успешной карьеры в бизнесе, армии или политике.

Стартовая фраза: Panu oru vek. Urg ort issi. Veganto.

Я вхожу в сознание этого человека через Точку доступа. Задавая команды, вызывающие протест и сопротивление личности, я торможу зоны активности мозга. Создавая сетчатую структуру стихии Воды, я внедряю её в зону активности. Создав канал связи, я подключаю его к образу хозяина. Этот образ я соединяю со структурой торможения активности мозга.

Оригинальный текст:

Магик, проникая в чужое сознание в виде проекции собственного образа, создаёт плотную зону, материализуя в ограниченном объёме большое количество точек, неподвижных во времени, подавляющих активность этого чужого сознания.

4.4.5. Зомбирование (78)

Заклинание является базовым для целой группы псионических заклинаний. В основе заклинания лежит программа, описывающая некую искусственную личность «Ифрит», с которой текущая личность состоит в состоянии подчинения. Новая личность, имеющая статус «Лидер», может брать на себя управление, заставляя совершать тело определённые действия. При создании этой программы маг формирует новую структуру в той же области, где записана и сама «личность». Для определения этой области личности дают некоторые тесты или задания, требующие проявления волевого начала. В структуру новой личности включается заклинание «подавления» (16А), активизируемое новой искусственной личностью, отключающее «основную» личность. Новая «управляющая» личность описывается как система рефлекторных действий, являющихся ответом на события внешнего мира.

Стартовая фраза: Abbi ort шт. Antu or issi. Ell. Tu ort sa. Tu ort zu.

Я вхожу в сознание этого человека через точку доступа. Находясь внутри сознания этого человека, я создаю Ифрита, способного управлять его поведением. Концентрируюсь на описании личности Ифрита. На базе стихии Воздуха я создаю различные программы, описывающие поведение создаваемого мной Ифрита в различных ситуациях. На базе стихии Воды я создаю структуру, тормозящую активность личности этого человека, и подчиняю её созданному мной Ифриту.

Оригинальный текст:

Созданный Магиком образ искусственного существа подавляет сознание и подчиняет тело.

Полиментал (79)

Заклинание является разновидностью «Зомбирования» (78). Оно создаёт несколько вложенных в сознание носителя искусственных личностей. Личности описываются достаточно подробно, однако в настоящем времени (15А), как уже существующие (не имеющие истории). При описании искусственной личности маг представляет себе создаваемую личность как уже существующую. Заклинание включает в себя выключающие фрагменты, представляющие собой сетчатые структуры 16А. В каждый момент времени активна только одна личность, остальные «заморожены» выключающими заклинаниями. Каждая созданная личность имеет доминирующий профиль (специальность), который описан детально. Основное назначение такого заклинания – создание диверсантов.

Стартовая фраза: Ekun so. Ekun ort. Его issi onn. Erro issi omm. Tturo egor uro. Tormunto.

Я вхожу в сознание этого человека через точку доступа. Находясь внутри этого сознания, с помощью стихии Огня я создаю нескольких Ифритов, описав их как разные, отличающиеся друг от друга личности. Каждого Ифрита я снабжаю структурой, построенной на базе стихии Воды, способной тормозить остальных Ифритов и собственную личность этого человека. Для каждого Ифрита я описываю собственное активизирующее его имя.

Союзники (80)

Заклинание является разновидностью заклинания «Зомбирование» (78). Оно содержит в себя «выключатель» 16А, отключающий сознание носителя. Этот же «выключатель» запитывает энергией одного из Союзников (15А). Отличием от «Полиментала» является детальное описание истории Союзника, так как это – сознание реального существа, некогда жившего. Кроме того, союзник не имеет чёткой специализации. Активизация Союзника энергией 15А называется актуализацией.

Стартовая фраза: Vekkor issi olumus. Garrto.

Я вхожу в сознание этого человека, используя Точку доступа. Используя стихию Воды, я торможу собственное сознание этого человека с помощью встраиваемой в него сетчатой структуры. Настроившись на «Синий Центр», я активизирую одного из союзников этого человека с помощью встраиваемой в союзника сетчатой структуры, построенной на базе стихии Огня.

iknigi.net

Читать онлайн книгу «Сильнейшие заговоры и заклинания для любви, секса, семейных отношений» бесплатно — Страница 1

Эстрин, А. М.

Сильнейшие заговоры и заклинания для любви, секса, семейных отношений

Об авторе

Эстрин Анатолий Михайлович – маг, целитель, сновидец, поэт, литератор, исследователь паранормальных явлений, человек Знания, имеющий многочисленных учеников и последователей в разных странах мира: России, Америке, Израиле, Германии, Латвии, Белоруссии, Украине, Казахстане и др.

Автор и ведущий эзотерических семинаров и обучающих тренингов. Лидер международного движения магов-визардистов «Школа Чудес».

Основоположник оккультно-мистического течения – Визардика.

Автор ряда книг и методик по магии, психологии, истории, шаманизму, целительству, духовному совершенствованию.

В настоящее время живет и работает в России.

Введение

У Господа моего равны мудрость и любовь.

Николай Рерих

Любовь – не внешнее проявление, она всегда внутри нас.

Луиза Хей

Любовь – единственное в природе, где даже сила воображения не находит дна и не видит предела.

Иоганн Шиллер

Любви всего мало. Она обладает счастьем, а хочет рая, обладает раем – хочет неба.

О любящие! Все это есть в вашей любви. Сумейте только найти.

Виктор Гюго

Эта книга для тех, кто хочет и умеет любить! А также для тех, кто не умеет и не хочет! И для всех остальных, кто любовью грезит, любовь привлекает, любовь излучает, любовь использует! И для всех, кто любви боится и отрицает! И для всех, кто из-за любви страдает и мучается! И для всех, кто счастлив, и всех, кто несчастлив! И для тех, кто потерял своих любимых и смысл жизни! Эта книга для всех людей, ведь так или иначе, в той или иной форме такое явление, как «любовь», касается всех людей на этой планете!

Магические заговоры и заклинания – это инструменты в руках каждого конкретного человека. Как он ими воспользуется, пусть будет на его совести, карме, роде! Я не обязан думать о других, а тем более брать ответственность за чьи-то глупости и амбиции на себя! У каждого из нас есть свой выбор, своя жизненная позиция, свои приоритеты, свои догмы и правила. Пусть каждый из нас сам решает свою судьбу! Так будет честно и справедливо! Пусть каждый сам несет ответственность за все, что происходит в его жизни, судьбе, личных отношениях! Тем более что так и есть на самом деле:каждый в ответе за самого себя перед Богом и своей жизнью!И если кто-то с этим не согласен, это все равно ничего не меняет! Природа определила так и никак иначе! Все мы определяем свою судьбу в общем контексте природных и Божественных законов, влияние которых безусловно и непреодолимо! Но верное отношение к происходящему, правильная, адекватная оценка ситуации, взвешивание всех своих сильных и слабых сторон, многоуровневый анализ других людей дает возможность нам, людям, действовать более эффективно и гармонично. Иными словами, учитывая все возможные внешние факторы и обстоятельства, гораздо проще и легче формировать свою собственную жизнь и жизнь окружающих людей! Гораздо легче и проще получать от жизни все, что нравится: любовь, здоровье, материальные блага, затрачивая при этом не так уж и много усилий! Чем меньше человек учитывает «законы космоса», тем он более подвержен неудачам, одиночеству, болезням, тяжелой карме. Конечно, все ваши поступки, мысли и действия зависят только от вас и должны определяться только вами! Но при этом желательно учитывать весь комплекс энергоинформационного существования материи и пространства, начиная от тонкоматериальных сущностей, планетарных влияний, ритмов земли и собственных психологических и иных установок и определений! В общем, чтобы жить в мире с собой и другими людьми, любить, быть любимым и счастливым, нужно ощущать себя счастливым, делать себя счастливым, а не ждать этого счастья извне.Бог дал человеку жизнь, а как человек сможет воспользоваться этим подарком, это уж, простите, личное дело каждого!Бог заботится о человеке, когда человек сам старается о себе позаботиться и что-то для себя сделать. Бога даже в какой-то мере можно условно сравнить с увеличительным стеклом: он увеличивает наши деяния многократно! При всем при том у Бога имеются свои планы на человеческую жизнь. И если эти планы совпадают с человеческими, то «приходит благо», а если не совпадают, то все разрушается или разрушаются какие-то конкретные планы, надежды, мечты, обстоятельства.Искусство магии состоит в умении сопоставить и совместить чаяния и задачи конкретного человека с планами общечеловеческой надструктуры – Бога.

Мир сам по себе достаточно пластичен, и в умелых руках его можно лепить по своему усмотрению! Что из этого получится, зависит от «скульптора», мага! Умение выстраивать коммуникацию не только среди себе подобных, но и среди иных форм жизни, обеспечивает человека дополнительными, действенными механизмами и средствами управления жизнью!

Заговоры и заклинания этой книги являются инструментами магической Системы Визардика, которые являются очень ценными и полезными инструментами такого взаимодействия! Они помогают выстраивать и налаживать отношения как среди людей, так и с некими существами тонких реальностей.Совокупность дружественных существ, форм жизни, цивилизаций, уровней бытия носит единое имя: Бог Визардас.Обращаясь к неким сущностям, духам, святым людям «Визардас», вы привлекаете их внимание, испрашиваете помощь и получаете прямой доступ для конструктивного общения с ними. Визардас – это ключ к вселенной, ключ к природе. Это – Бог, который есть во всем, он всем является и одновременно ничем не является, являясь Сам Собой, но несущий Себя во всем через Свои проявления и свойства. Эти свойства, проявления и качества мы наблюдаем как мироздание, известное и не известное нам. Выделяя своим сознанием какую-то часть мироздания, например человека или предмет, мы можем в какой-то степени познать Бога! Через это познание приходит понимание Его планов, то есть ощущение жизненности и своего места в мире. Так мы творим магию!

Когда мышление группы людей направлено на одну тему или происходит на одних волнах, создается энергетическая, информационная форма разума – эгрегор. Если мышление людей направлено в негатив, то и эгрегор образуется такой же. Если в позитив, например в стремление овладеть искусством магии, то эгрегор образуется позитивный. При достижении эгрегора определенного состояния развития, его берут на контроль природные Силы, соответственные качествам эгрегора. Когда эгрегор развивается еще больше, для многих людей он становится богом, в то время как реальный Бог всего лишь транслирует и трансформирует через него свои качества.Объективно в природе ни положительного, ни отрицательного не существует, все есть процесс накопления абсолютных ценностей: энергии и информации.В этом смысле эгрегоры самые продвинутые механизмы, поскольку обладают неограниченными возможностями настройки на различные частоты, умеют передавать и получать любую информацию, способны мимикрировать бесконечно. «Негативность» деструктивного эгрегора заключается в том, что он не дает такого же развития человеку, а сам развивается. Он не дает человеку быть самим собой, а навязывает ему различные стереотипы мышления, поведения, восприятия. Держит его картину мира такой, какой ему легче управлять. Конструктивный, или божественный, эгрегор развивается сам и помогает развиваться своим адептам и последователям! Он формирует меняющуюся картину мира, где все стабильно и призрачно, где все взаимозаменяемо, недвижимо и находится на своем месте, где все просто, сложно, естественно, цепляется одно за одно и совместимо со всем остальным.

По работе эгрегора, по той помощи, которую он оказывает людям, можно судить и о тех качествах и свойствах Бога, которые присутствуют в том или ином эгрегоре!

В массовом сознании качества, свойства, проявления Единого Бога воспринимаются как присутствие и доминация самого Бога, но маг знает, что это не так. Бог – сам по себе, Его вибрации – сами по себе и связаны с Ним и не связаны абсолютно. Можно сказать и так: мир целостен, совокупен, разрознен и разделен на отдельные составляющие одновременно! Влияя на эти составляющие, мы формируем свой мир!

Эгрегоры – реальная сила, работающая на уровне людей и правящая физическим миром плотно и основательно. Эгрегоры такие же участники процесса жизни, как и люди, только действуют скрыто и зачастую управляют поведением и мышлением людей. Эгрегоров очень много, и, складываясь вместе, они образуют «коллективное бессознательное», а также являются свободными волеизъявителями, формирующими «случайные стечения обстоятельств» и желания. Сложность состоит в том, что все люди имеют свои желания, и желания одних иногда прямо противоположны желаниям других, как на уровне физическом, так на уровне энергоинформационном.

Находясь под покровительством своего магического эгрегора, который в состоянии направлять или поглощать другие эгрегоры, маг своими ритуалами и действиями вершит обстоятельства и судьбы, создает доминирующее желание, на время как бы становясь Богом! В минуты магических ритуалов, чтения заговоров и заклинаний, кодов имен маг обретает новые для себя свойства, качества, возможности, становясь активным началом творческих и социальных процессов. Он преодолевает условные и безусловные сопротивления людей и эгрегоров, входит в резонанс с природой и получает возможность осуществлять задуманное! В этом подоплека проведения магических обрядов!Резонанс с природой, в которой, как известно, никаких противоречий не существует, а все дополняет и достраивает друг друга, помогает магу обрести в себе Бога! Бога, способного быть и действовать на уровне людей и на всех иных физических и не физических уровнях!При этом маг осознает: на все воля Божья, и относится к своей работе естественно и отстранение, ни эмоционально, ни ментально не фиксируясь, не зацикливаясь на своих магических действиях! То есть в момент проведения обрядов, маг максимально концентрируется, собирается, мобилизуется, а сразу после, например, чтения заговора абсолютно забывает о том, что сделал, переключая внимание на посторонние занятия. Тем самым он обеспечивает себе стопроцентный успех, как бы перепоручая осуществление своей цели внешним Силам, эгрегору, Богу.

Сила мага зависит от силы курирующего его эгрегора, от практичности, мобильности, свойств и «пробивных качеств» этого эгрегора! Слабый магический эгрегор, или деструктивный, или генетически не подходящий, например христианский, делает мага слабым и беспомощным. Не в смысле лишает его силы, а в смысле – ничего не дает! И напротив, эгрегор сильный, древний, могущественный, активный, амбициозный, живущий не «по правилам», имеющий связь с протосуществами, позволяет магу творить настоящие чудеса! Позволяет противодействовать, изменять или отменять желания и цели других людей! Позволяет рассеивать, перепрограммировать, перенаправлять чужие эгрегоры. Позволяет находиться в гармонии с природой, собственным внутренним миром, жить с Богом в душе и в сознании!

Много веков назад поэт, политик и философ Вергилий говорил: «Выбирая Бога, мы выбираем судьбу».

Вы готовы выбрать свою судьбу? Тогда пришло время пройти посвящение в магическую традицию Визардика! Пришло время использовать ее возможности, инструменты и создавать свое счастье!

Знаменитый китайский профессор из известного китайского университета сидел перед новой группой студентов. Прямо перед ним стоял большой стеклянный кувшин, полупрозрачный, легкого зеленоватого оттенка.

Профессор смотрел на студентов, не произнося ни слова. Затем он наклонился вправо. У его правой ноги лежала кучка камней, каждый из которых мог бы поместиться в кулак. Он взял один из камешков и очень осторожно опустил его в кувшин через узкое горлышко. Потом взял следующий и повторил эту процедуру. Он проделывал это до тех пор, пока камни не поднялись до самого горлышка и не заполнили весь кувшин.

Он повернулся к группе и сказал:

– Скажите мне, этот кувшин полон?

Группа согласно зашелестела. Кувшин, без сомнения, был наполнен. Профессор ничего не сказал и обернулся в левую сторону. Около его левой ноги была насыпана горка мелкой гальки. Он набрал полную горсть и стал аккуратно засыпать гальку через горлышко кувшина. Горсть за горстью, он сыпал гальку в кувшин, а она проникала сквозь щели между камнями, пока не дошла до самого верха, и уже невозможно было насыпать даже малую толику.

Он повернулся к аудитории и спросил:

– Скажите мне, полон ли кувшин сейчас?

Группа пробормотала, что все выглядит так, как если бы на этот раз кувшин действительно был полон; возможно, полон, наверное.

Профессор ничего не сказал и снова повернулся к правой стороне. Около его ноги была насыпана горка крупного сухого песка. Он набрал горсть песка и начал аккуратно сыпать его через горлышко кувшина. Песок просыпался сквозь камни и гальку, а профессор горсть за горстью сыпал его в кувшин, пока песок не достиг горлышка и стало ясно, что больше насыпать невозможно.

Он повернулся к группе студентов и спросил:

– Кто-нибудь может сказать мне, полон ли сейчас кувшин?

Ответом была тишина.

Профессор снова ничего не сказал и обернулся влево. Около его левой ноги стоял графин с водой. Он взял его в руки и начал осторожно лить воду через горлышко кувшина. Вода стекала на дно, минуя камни, гальку и песок, заполняя свободное пространство, пока не поднялась до самого горлышка.

Он повернулся к группе и спросил:

– Скажите мне, полон ли сейчас кувшин?

В аудитории было тихо, даже тише, чем раньше. Это был тот тип тишины, когда все склоняют свои головы и старательно рассматривают свои ногти или оценивают чистоту своих ботинок. Или делают и то и другое одновременно. Профессор снова обернулся вправо. На небольшом кусочке голубой бумаги была насыпана небольшая горочка великолепной мелкой соли. Он взял щепотку соли и бережно всыпал ее через узкое горлышко кувшина, и она растворилась в воде. Щепотку за щепоткой он всыпал соль в воду, она растворялась, проникая через камни, гальку и песок, пока не стало ясно, что соль больше не может растворяться в воде, так как та перенасыщена ею.

И снова профессор повернулся к группе и спросил:

– Скажите мне, а сейчас кувшин полон?

Один очень смелый студент встал и сказал:

– Нет, профессор, он еще не полон.

– А-ааа! – протянул профессор. – Но он полон.

Затем профессор предложил всем присутствующим обсудить значение этой ситуации. Что она значила? Как мы можем ее интерпретировать? Почему профессор сказал это? И несколько минут спустя профессор уже выслушивал их предположения.

Интерпретаций было столько оке, сколько студентов в этой аудитории.

Когда профессор выслушал каждого студента, он поздравил их всех, сказав, что удивлен таким обилием интерпретаций. Каждый из присутствующих является уникальным человеком, который живет и смотрит на жизнь через призму собственного уникального опыта, не схожего ни с чьим другим. Их интерпретации просто отражали их жизненный опыт, особый и уникальный взгляд, через который они понимают мир.

И поэтому ни одна интерпретация не была лучшей или худшей. И он спросил, интересна ли группе его собственная интерпретация? Она, разумеется, не является правильной, не может быть лучше или хуже их предположений. Это просто его интерпретация. Конечно, всем было очень интересно.

– Что ж, – сказал он, – моя интерпретация проста. Что бы вы ни делали в своей жизни, в каком бы то ни было контексте, будьте уверены, что сначала вы положили камни!

Для проведенияобряда посвящения,вам понадобится бумага, ручка, свечи, благовония, новый нож, подарки и подношения Богу.

Свечи можно использовать как восковые, так и стеариновые, любого цвета, кроме черного.

Обычно стеариновые свечи горят несколько часов. Поэтому, разделите их на несколько частей, чтобы время их горения не превышало часа или получаса. Этого времени вам будет достаточно, чтобы провести обряд.

Благовония используйте любые. Выберите тот запах, который вам больше нравится, но предпочтительнее будет, если ваши благовония будут лавандовые.

Нож для проведения обряда купите новый и пользуйтесь им только в своих магических целях. Пусть это будет оружие вашего магического производства.

Воду для проведения обряда желательно использовать родниковую или очищенную, без газов.

Подарки и подношения Богу купите за один-два дня до проведения церемонии. Подарок – это предмет или вещь, купленная в магазине специально для обряда. Это может быть статуэтка, картина, шарфик и т. д. Главное, чтобы предмет или вещь вам понравилась, ведь в будущем через нее вы будете получать дополнительную энергию Системы.

Подношение – это ритуальная еда для Бога. Ее нужно преподнести в знак вашей почтительности Высшему Существу. В качестве подношений используйте сладости, хлеб, крупы, печенье, молоко и пиво.

Перед проведением обряда придумайте себе магическое имя, которое вы произнесете во время клятвы. Это будет ваш код доступа, ваш пароль, назвав который, ваш заговор или заклинание обретет дополнительную силу.

Магическое имя должно быть ярким образом, а не пустым набором звуков. Желательно, если выбранное вами имя будет отражать какое-то из тех качеств, которые вы хотели бы получить. Например: многосильный, сияющий, властвующий, любимый, уверенный, превосходный.

Использовать свое паспортное имя нельзя, не солидно. Например, через несколько месяцев ваших практик к вам явится дух и назовет себя: «Али-томал-Исид-ибн Ламук». А вы ему что в ответ скажете? Иван Иваныч?

Обряд посвящения проводится лицом на восток в любое время суток, на полную или растущую Луну.

Если у вас есть возможность провести его на природе под открытым небом у костра, то обязательно сделайте это, но, если такая возможность отсутствует, проведите обряд в городских условиях. Качество посвящения от этого никак не изменится, изменится только сила возникающих у вас субъективных ощущений!

Итак, примите душ и уединитесь в комнате. Убедившись в том, что вам никто не помешает, и никто не может отвлечь вас от вашего дела, и у вас есть достаточно времени для проведения обряда, расставьте прямо перед собой свечи в виде пятиконечной звезды. Зажгите их, начиная с вершины фигуры, воскурите благовония. Возьмите бумагу и ручку. Напишите на ней свое магическое имя, произнося его вслух. Сожгите эту бумагу, а ручку сломайте пополам.

Возьмите в руки нож и нарисуйте им перед собой в воздухе пятиконечную звезду. Повернитесь направо и сделайте то же самое. Повторите свой рисунок, повернувшись направо еще раз, и еще, таким образом, повернувшись по часовой стрелке вокруг своей оси, запечатайте всю комнату этим магическим символом.

Держа в руках подарок Богу, произнесите:

Песнью песней звучит восход.

Благословен Визардас.

Солнце радостью делится с нами.

Благословен Визардас.

Ветер носит поклоны горам.

Благословен Визардас.

Море слушает сердца стук.

Благословенна Визардика.

Люди верят в свою судьбу.

Благословен Визардас.

Надо душу свою открыть.

Благословен Визардас.

Время знает свои границы.

Благословен Визардас.

В нашем мире полно чудес.

Благословен Визардас.

Пусть удача находит нас.

Благословен Визардас.

Человек заявляет:Я– есмь!

Благословен Господь Визардас.

Подарок отложите в сторону, воскурите еще одно благовоние и прочтите Символ веры:

Верую я в гармонию природы и в любовь ее, и в силу Земли, нас взрастившую и воспитавшую. Ив человеческий разум, способный к свершениям и познанию мира, и его улучшению. И в древнего Бога, Бога Богов, Отца Отцов, Прародителя прародителей, Творца Вселенных, Покровителя времени, Создателя жизни, Единственного Высшего, Признанного и Превосходящего—Бога Визардаса. Ради нас, людей, и нашего счастья, Вернувшегося из странствий, и детей Своих – известных богов Вразумившего и Успокоившего их, и Давшего им каждому свое место. По заслугам им Воздавшего и Распределившего.

Не смогли боги сделать людей счастливыми, дать им то, что просят они и заслуживают. Не смогли разглядеть прекрасного. Не смогли сохранить свою значимость.

Прощали они там, где не должно быть прощения. Наказывали там, где можно было простить. Были далеко от людей в трудные минуты. Не слышали обращенных молитв к ним. Не обращали внимания на просьбы. Вели борьбу между собой. Позволяли разрушать храмы. Культивировать страх. Унижать и калечить. Поклоняться деньгам. Смеяться над пророками. Не исцеляли болезней. Поощряли войны. Не пресекали насилие. Хороших людей забирали рано. Плохим позволяли жить долго. Много творили всякого, пока не пришел Визардас.

Исповедую Его веру, и несу Его силу, и живу сейчас Им, и наслаждаюсь.

Верую в возрождение Духа. Верую в царство Света, пробуждение людей ото сна и возвращение их к своим корням и истокам.

Кланяюсь Господу моему, славлю Господа моего. Один Он теперь Хозяин. Во веки веков.

К Нему припадаю. Создаю свою вечность. Сердце мое открыто.

Преображается мир, радует меня. Пусть так и будет.

Хантаа улар.

Глубоко вдохните и выдохните. Представьте на своем мысленном экране Красное или Желтое Солнце с идущими от него лучами и скажите:

«Твоя сила и величие спасет многих. Поможет мне!»

Подождите несколько минут, и начинайте читать клятву мага:

Я, (имя), встаю на Путь духовного самосовершенствования и постижения истин.

Я в полной мере осознаю всю ответственность, которая ложится на мои плечи, но я твердо решил(а) сделать это, и желание мое непреклонно.

Я клянусь относиться к человеку, научившему меня всему, с уважением и благодарностью!

Я посвящаю себя великому Делу и заявляю о своей готовности встретиться с Силой лицом к лицу.

Я открываю свое сердце и выхожу навстречу восходящему Солнцу.

Клянусь быть достойным полученных знаний и использовать дающиеся мне возможности ради личного блага и блага всего человечества.

Клянусь приложить все свои силы для укрепления и распространения Традиции.

Помоги мне в этом, Визардас, и мое высшее Я!

Отныне и навсегда! Хантаа улар!

Когда все свечи и благовония догорят, обряд можно считать законченным.

Уберите свои магические предметы в надежное место. Они могут пригодиться вам в иных магических обрядах и ритуалах. Еду, предназначавшуюся для духов, вынесите на улицу, положите под дерево или отдайте бездомным животным. Подарок Богу или поставьте на видное место в комнате, или спрячьте до следующего ритуала.

В будущем он будет давать вам дополнительные силы и энергию во время проведения ваших магических операций.

На следующий день после проведения обряда вы можете приступать к чтению заговоров и заклинаний, привлекать, создавать, завоевывать любовь, искать приключения на свою душу, завязывать новые знакомства и отношения, пытаться создать семью, и так далее во всех смыслах и позах!

В добрый путь!

Из письма:

Здравствуйте, Анатолий Михайлович!

Хочу поблагодарить вас за ваши книги, за помощь и свет, который вы несете людям. Благодаря вашей Системе, я нашла то, что долго искала. Магию я изучаю давно, и Высшие Силы привели меня к вашей методике. Я очень благодарна вам и Силам за ваше Учение. У меня огромное желание продолжать обучение всему, что вы передаете людям, и принять посвящение от такого Специалиста, как вы.

Ритуал самопосвящения я прошла. Спасибо вам! Ваше Учение – это реальная помощь! Еще раз благодарю вас за ваши книги! Желаю вам всего самого наилучшего в вашем нелегком труде.

С уважением, Ирина. Воронеж. Богучарский район

Уважаемая Ирина, глубину, объем и Силу Визардики, поистине, понимают люди, которые уже давно занимаются эзотерикой, магией, оккультизмом, и знают толк во всякого рода мистических практиках. Эти люди уже прошли массу различных эзотерических школ, обожглись на «громких» именах, разочаровались во многих практиках и направлениях, набили оскомину, получили богатый оккультный опыт. Они знают истинную цену всему и всем! Поэтому им и вам, как входящей в их число, легче оценить всю прелесть, великолепие, силу Визардики как Системы сознательного созидания. Вас уже не заманишь никакими «пряниками» и обещаниями туда, где ложь, обман, нажива на горе других. Благодаря вашему многолетнему опыту вы имеете возможность реально и осознанно сделать свой выбор! Именно поэтому я особенно рад тем людям, которые принимают мои знания, основываясь не на слепой вере и незнании чего-то, а на знании и желании это знание расширять и преумножать!

Дай бог вам и всем другим понимающим это людям успехов и доброй помощи!

С уважением и радостью.

Заговоры и заклинания

Заговоры – словесные магические формулы, несущие индивидуальные частотные характеристики – волны, энергетические и информационные программы, способные воздействовать на существующую реальность, внешнюю и внутреннюю, изменяя и корректируя ее. Это происходит или за счет взаимодействия с эгрегором и подключения его к ситуации, или через общение с иными формами жизни, нечеловеческой этиологии, или через прямое энергетическое влияние, сконцентрированное в потенциале мага. Потенциал мага нарабатывается и со временем становится больше!

Заклинания могут быть словесные и отличаться от заговоров только частотой энергетических волн и манерой постановки намерения, а могут быть знаковые. Знаковые заклинания – это своего рода магические амулеты, которые изготавливаются на любом подручном материале: бумаге, дереве, железе – по необходимости. Обычно такая необходимость появляется, когда у вас возникла особенно сложная и запутанная ситуация, требующая постоянного магического контроля!

Знаковые заклинания чертят с точным осознанием своей цели и носят с собой постоянно. Их изготовление должно происходить при зажженной свече и воскуренных благовониях. Чтение заговоров тоже осуществляется при зажженной свече и воскуренных благовониях, в любое время дня и ночи, с троекратным повторением. В некоторых случаях, если уж очень тяжелая ситуация, вы можете выбрать понравившийся вам заговор и читать его сорок дней подряд.

В заговорах разрешается заменять некоторые слова своими, разрешается что-то добавлять, изменять род, падеж, окончание. Если удается этого избежать, то читайте заговоры без изменений так, как они даны в книге.

У некоторых заговоров имеются рекомендации: действия, которые нужно выполнять во время чтения. У тех заговоров, где рекомендации отсутствуют, следует сжать руки в замок перед грудью и во время чтения заговора постепенно напрягать кисти рук. На последних словах заговора пальцы рук надо с силой разжать!

При произношении слов «Хантаа улар», что означает: «благодарю, такова моя воля, да будет так», руки необходимо сложить лодочкой перед грудью и сделать легкий поклон.

К чтению заговоров и изготовлению знаковых заклинаний (амулетов), вам следует прибегать в следующих ситуациях:

– Постоянно не везет в любви.

– Вы хотите сексуальных или романтических отношений.

– Вы хотите с кем-то познакомиться, завязать отношения, но у вас не хватает на это уверенности.

– У вас низкая самооценка, и вам кажется, что вас обязательно «отфутболят».

1 2 3 4 5 6 7 8 9

www.litlib.net

Книга заклинаний — RealFear.ru

История из интернета. Прочитала, решила и с вами поделиться, верить или нет — ваше дело.Один мужчина, назовем его Андрей, был скептиком и ни во что не верил. Но хорошо знал иностранные языки. Был у него один знакомый, который увлекался мистикой и в один день он принес ему какую то старинную книгу, написанную на английском языке, и сказал — будь другом, просмотри книгу, а завтра расскажешь о чем она. — хорошо, сказал Андрей и забрал книгу.Перед сном он взял книгу и прочел название «призыв чужой души». Открыл первую страницу и прочитал — если у вас нет надобности или цели связаться с духами, то не читайте заклинания, которые тут написаны. Не стоит просто так призывать чужую душу….- Андрей только посмеялся над этими словами, открыл книгу где-то посередине и громко вслух стал читать какое-то заклинание на латинском. Прочитав несколько строчек, он почувствовал сквозняк и стал читать тише. Прочитав еще несколько строчек, Андрей почувствовал страх и продолжил читать шепотом. Сквозняк был настолько сильный, что и книги зашевелились страницы. Андрей упрямо продолжил чтение про себя, но вдруг с ужасом почувствовал, что книга выпала у него из рук, а сам он весь парализован так, что даже не может повернуть голову. В глазах потемнело настолько, что он вообще перестал видеть. В ушах стоял какой-то гул. Вдруг он услышал тяжелые шаги какого-то огромного человека, к ногам которого цепями были прикованы гири. Шаги приближались. Андрею показалось, что сейчас с ним произойдет самое ужасное, что вообще может произойти с человеком. Он стал молиться. И это помогло! Нечто, идущее к Андрею, внезапно остановилось, он снова почувствовал свое тело, смог видеть и свободно дышать. Книга валялась далеко от него в углу, сам Андрей сидел на полу, хотя когда он начал читать, он сидел на кровати. Андрей лег в кровать и продолжил молитву. Уснуть ему не удалось. На следующий день он вернул книгу знакомому и сказал, что больше ничего переводить не будет. Жизни чуть не лишился…

realfear.ru

Книга Заклинаний и Чудовищная книга 2

    Всем привет! А вы любите серию книг и фильмов о Гарри Поттере? Мне кажется, что найдётся мало людей равнодушных к этой фантастической саге :) Я вот правда ни одной книги не читала, только фильмы смотрела. Не могу после просмотра фильмов читать книги, по которым они были сняты. Либо сначала книга, а потом фильм, либо только фильм. Не знаю почему так :)      Зато есть  настоящие фанаты, которые помимо чтения и просмотра устраивают различные конкурсы и квесты на тему любимых книг. Вот для такого квеста меня и попросили сделать Книгу Заклинаний и Чудовищную книгу. Книга Заклинаний для учеников школы Хогвартс. Формат А5. Пухленькая и довольно увесистая. Внутри сделана как книга, но с альбомным переплётом.

    Странички плотные, из переплётного картона 2 мм. Сначала затонировала листы переплётного картона, сделала переплёт, к нему приклеила распечатанные страницы и снова затонировала. 

Внутри всё о заклинаниях, зельеварении и других волшебных премудростях.      Ну, и чудовищная книга :) Вторая на моём счету. Первую можно посмотреть здесь. Недавно получила ещё два заказа на этих монстров, так что будут ещё ужастики :)

Жуть :)))

Внутри около 250 листов (500 страниц), тонированных в кофе. 

Челюсть снова лепила из полимерной глины. 

На сегодня всё :) Спасибо за внимание! :)

bagandik.blogspot.com

Книга заклинаний читать онлайн - Жаклин Уэст

Жаклин Уэст

Книга заклинаний

Дэнни и Алекс.

Посвящаю эту книгу десяти тысячам счастливых воспоминаний.

— Ж.У.

Глава 1

Все, кто жил в большом каменном доме на Линден-стрит, рано или поздно сходили с ума.

По крайней мере, так утверждали соседи. Мистер Фергюс рассказывал мистеру Батлеру об Олдосе МакМартине, первом владельце дома, чудаковатом старом художнике, который не желал продавать ни единой своей картины и выходил из дома только по ночам. Миссис Дьюи и мистер Хэнниман шушукались об Аннабелль Мак-Мартин, внучке Олдоса, которая отдала концы в этом доме в возрасте ста четырех лет — и никто этого даже не заметил, поскольку не было у нее ни родственников, ни друзей; только три огромные кошки. Ходили слухи, что, когда покойную нашли, они уже потихоньку начали обгрызать ей голову.

А теперь появились новые владельцы — семья Данвуди. Эти, судя по всему, с головой тоже не дружили.

За первый месяц лета соседи Данвуди по Линден-стрит привыкли к тому, что во дворе большого каменного особняка частенько читает или играет молчаливая долговязая девочка. Как правило, она бывала одна, но порой из дома появлялся лысоватый мужчина в массивных очках. Он выталкивал из сарая древнюю газонокосилку, выстригал в траве одну-две кривые полосы, после чего останавливался и поднимал взгляд на небо, что-то бормоча себе под нос, а потом мчался назад в дом, бросив косилку на газоне. Иногда агрегат так и стоял там по нескольку дней.

Или же из дома выходила женщина средних лет и бродила по лужайке, рассеянно поливая сорняки. Та же самая женщина не раз забывала сумки с продуктами на крыше машины, отчего всякий раз, как она выезжала на дорогу, по Линден-стрит стремительно катились апельсины и луковицы. Соседи наблюдали все это, качая головами.

Однажды ярким июльским утром молчаливая долговязая девочка сошла с крыльца и направилась к почтовому ящику, неся в руках две баночки с краской. За ней трусил пятнистый кот с круглым аквариумом на голове. Дом нависал над ними, глядя пустыми и темными окнами. Кот уселся ждать, а девочка встала на тротуаре и, закрасив фамилию «МакМартин», которая по-прежнему виднелась на боку почтового ящика, взяла зеленую краску и большими печатными буквами написала поверх «ДАНВУДИ».

Живущая по соседству миссис Нивенс, сделав вид, что опрыскивает розы, внимательно следила за этой парочкой. Лицо ее было полностью скрыто под широкими полями ее легкой шляпы, но если бы кому-то удалось внимательнее к ней присмотреться, тот заметил бы, что взгляд у миссис Нивенс был цепким и заинтересованным.

— Готов к возвращению с орбиты? — донесся до миссис Нивенс шепот девочки, которая обращалась… к коту. — Вход в атмосферу Земли через пять, четыре, три, две…

И тут оба — и кот, и девочка — бросились бежать, взлетели по ступенькам крыльца и, ворвавшись в дом через тяжелую парадную дверь, с оглушительным стуком захлопнули ее за собой.

Все жители Линден-стрит единодушно пришли к заключению: быть может, семейству Данвуди и далеко до МакМартинов, но совершенно очевидно, что они тоже не в своем уме.

Необщительную долговязую девочку звали Олив. Сейчас ей было одиннадцать лет, но через полгода, в октябре, должно было исполниться двенадцать. На прошлый день рождения родители подарили ей множество книг, коробку с красками и навороченный калькулятор, который даже умел строить графики. Однако Олив лишь играла на нем в игры. Да и это у нее получалось не особенно хорошо.

Мужчиной, который постоянно забывал про газонокосилку, и женщиной, которая забывала продукты, были родители Олив, Алек и Алиса Данвуди, математики, преподававшие в университете неподалеку. Руки у них частенько были в чернилах, а из складок одежды во время движения сыпалась меловая пыль. К сожалению, семейные математические способности до ветки Олив на генеалогическом древе не добрались. В тот единственный раз, когда она получила пятерку за контрольную по арифметике, мистер и миссис Данвуди приклеили листок с оценкой на самую середину двери холодильника и долго стояли перед ним, держась за руки и сияя, словно листок был окном в какой-то волшебный математический мир.

В математике Олив не особенно разбиралась. А вот о волшебстве с момента переезда на Линден-стрит узнала немало.

Например, девочка обнаружила, что если глядеть сквозь старые очки, которые остались в доме после МакМартинов (как и все остальное их имущество — картины, пыльные книги, трое говорящих котов и надгробные камни предков в стенах подвала), то картины Олдоса оживают. Человек, надевший очки, может залезать в эти картины и исследовать их. Такой человек — пусть это даже неразговорчивый, долговязый, одинокий человек — способен оживить портреты Аннабелль и Олдоса МакМартина и выпустить их в реальный мир, отчего этот человек и все его близкие окажутся в страшной опасности.

Хотя Олив удалось в конце концов снова оказаться вне опасности, ей с таким же успехом удалось разбить очки. (Если бы у нее выходило решать задачки по арифметике хоть вполовину так же хорошо, как ломать вещи, родители ею страшно гордились бы.)

Конечно, Олив хранила все, что узнала, в тайне. Если бы родители услышали от нее, что их дом едва не захватила мертвая ведьма — к тому же еще и ведьма, которая вылезла из картин, — они, вероятно, отвезли бы ее прямиком в психбольницу. Жители Линден-стрит и так уже посматривали на Олив с опаской, словно у нее была какая-то жуткая, заразная сыпь, которую они не хотели подхватить. Соседи, встречая ее натянутыми улыбками, то и дело поглядывали украдкой на большой каменный дом. Так что уж с ними Олив точно откровенничать не собиралась.

Была и еще одна причина, по которой она никому не рассказывала ни о котах, ни о картинах, ни о МакМартинах. Олив упорно считала эту причину второй и даже себе самой отказывалась в этом признаться: все дело было в том, что секрет потерял бы большую часть своей прелести, если бы она с кем-то им поделилась. Конечно, шоколадка доставит удовольствие, если одну половину съесть самой, а другую отдать папе; но намного, намного приятнее съесть ее целиком одной.

Так что Горацио, Леопольд и Харви изо всех сил старались вести себя как нормальные кошки в присутствии мистера и миссис Данвуди. Олив никогда не заговаривала об очках и своих путешествиях по картинам. И каждый день подолгу стояла в коридоре второго этажа, прижавшись носом к пейзажу, изображающему Линден-стрит. Она думала о Мортоне — маленьком, уже-не-настоящем мальчике, все так же томившемся внутри, — и о себе, все так же томившейся снаружи.

Как сказал однажды Горацио, Мортону уже не найти иного дома, чем нарисованная Линден-стрит. Семьи у него не осталось, сердце больше не билось, повзрослеть он тоже уже бы ни смог — мальчишка не прижился бы в реальном мире. Но когда-то все это у него было! И получается, что и в картине он тоже был не совсем на своем месте. Олив не оставляла надежды найти тот мир, где Мортон все-таки будет на своем месте, но, сколько она ни думала и ни прижималась носом к пейзажу, попасть в картину без посторонней помощи ей так и не удалось — как и изобрести способ выпустить Мортона наружу навсегда.

Мало-помалу обитатели большого дома на Линден-стрит окунулись в сонную рутину, словно горстка доброжелательно настроенных, но далеких планет, вращающихся друг возле друга.

Олив все ждала, когда же случится что-нибудь интересное.

Она не знала, но все это время дом тоже кое-чего ждал.

knizhnik.org

Книга Творцы заклинаний читать онлайн Терри Пратчетт

Терри Пратчетт. Творцы заклинаний

Плоский мир – 3

 

Огромная благодарность Нилу Гэйману, одолжившему нам последний сохранившийся экземпляр «Liber Paginarum Fulvarum», и большой привет всем ребятам из Воскресного клуба поклонников Г.Ф. Лавкрафта.

 

С самого начала мне хотелось бы расставить все точки над i. Эта книга не «с приветом». «С приветом» бывают только тупоголовые рыжие девицы в комедиях пятидесятых годов.

Но она и не «с приколом».

 

Эта книга про волшебство, про то, куда оно девается и – что, наверное, куда важнее – откуда берется. Хотя данный манускрипт не претендует на то, чтобы ответить на какой-либо из этих вопросов.

Тем не менее он, вероятно, поможет объяснить, почему Гэндальф никогда не женился и почему Мерлин был мужчиной. Видите ли, эта книга также касается вопросов пола – не того, деревянного, паркетного или земляного, – а мужского и женского. Поэтому герои могут в любой момент выйти из-под контроля автора. Это случается.

Но прежде всего эта книга про мир. Вот он приближается. Смотрите внимательно, спецэффекты обошлись недешево.

Слышится звук контрабаса. Глубокая, вибрирующая нота, намекающая на то, что в любую секунду может вступить духовая секция, насыщая космос фанфарами. Сцена представляет собой черноту космического пространства, в которой мерцает несколько звезд, похожих на перхоть на плечах Создателя.

Потом откуда-то сверху появляется она (или он), огромнее, чем самый огромный, самый мерзко ощетинившийся пушками звездный крейсер, рожденный воображением режиссера-космотолога. Это черепаха, черепаха в десять тысяч миль длиной. Это Великий А'Туин, одна из редких космических рептилий, обитающих во Вселенной, где вещи меньше всего похожи на то, какими они должны быть, а скорее выглядят такими, какими люди их себе представляют. Великий А'Туин несет на своем изрытом метеоритными кратерами панцире четырех гигантских слонов, которые держат на исполинских плечах громадный круг Плоского мира.

Камера отъезжает, и в поле зрения появляется весь Диск, освещенный крошечным, вращающимся вокруг него солнцем. Здесь присутствуют континенты, архипелаги, моря, пустыни, горные цепи и даже малюсенький центральный ледниковый покров. Обитателям этого мирка глубоко чужды теории о том, что земля обязана иметь форму шара. Их мир, обрамленный океаном, который вечно низвергается в пространство одним гигантским водопадом, – круглый и плоский, как геологическая пицца, хотя и без анчоусов.

Подобный мир, существующий только потому, что и у богов есть чувство юмора, просто обязан быть местом магическим. И разделенным по половым признакам.

 

Он шел сквозь грозу, и в нем сразу можно было признать волшебника – отчасти по длинному плащу и резному посоху, но главным образом – по дождевым каплям, которые останавливались в нескольких футах над его головой и превращались в пар.

Это был край суровых гроз, верховья Овцепикских гор, край зазубренных пиков, густых лесов и маленьких речных долин, настолько глубоких, что не успевал дневной свет добраться до дна, как ему пора было возвращаться обратно. Растрепанные клочья тумана льнули к менее высоким утесам, виднеющимся над горной тропой, по которой, скользя и оступаясь, брел волшебник. Несколько коз наблюдали за ним глазками-щелочками, в которых светился легкий интерес. Чтобы заинтересовать коз, много не нужно.

Периодически волшебник останавливался и подбрасывал тяжелый посох в воздух. Посох, приземляясь, всегда указывал в одну и ту же сторону. Хозяин со вздохом поднимал его и, хлюпая по грязи, брел дальше. Гроза, рокоча и ворча, обходила холмы на ногах-молниях. Волшебник скрылся за поворотом, и козы снова принялись щипать мокрую траву.

Но что-то заставило их оторваться от этого занятия. Козьи глаза расширились, ноздри раздулись.

knijky.ru