Читать книгу «Идеальная сделка» онлайн. Читать книгу сделка


Читать онлайн «Сделка» Эль Кеннеди

Сделка Эль Кеннеди

Main Street. Коллекция «Скарлет» Это была умопомрачительная идея: связаться с мегасексуальным красавчиком, лучшим любовником университета для того, чтобы добиться внимания другого парня, в обмен на услуги репетитора.

А потом осмелеть настолько, чтобы тоже попросить его о помощи: потренироваться и довести свое умение целоваться до полного совершенства!

Эль Кеннеди – автор более пятидесяти романов, которые не раз попадали в список бестселлеров The New York Times и становились выбором читателей журнала Romantic Times.

«Я влюбилась в эту книгу! Гаррет – это просто мечта!» Моника Мерфи, автор бестселлера «Девушка на неделю»

Эль Кеннеди

Сделка

Серия MAIN STREET. Коллекция «Скарлет»

Elle Kennedy

The Deal

© 2015 by Elle Kennedy

© А. Славянская, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2016

* * *

Глава 1

Ханна

Он даже не подозревает о моем существовании.

В тысячный раз за последние сорок пять минут я тайком поглядываю на Джастина Кола. Он так красив, что у меня дух перехватывает. Хотя в этом случае мне следовало бы придумать другое определение – мои друзья мужского пола утверждают, что мужчинам не нравится, когда их называют красивыми.

Но, черт побери, просто невозможно как-то иначе описать мужественные черты его лица и проникновенный взгляд карих глаз. Сегодня на нем бейсболка, но я знаю, что она скрывает густые темные волосы, такие шелковистые и мягкие на ощупь, что хочется запустить в них пальцы.

За пять лет, прошедших с того жуткого дня, когда меня изнасиловали, мое сердце сильно забилось только дважды.

Но первый парень бросил меня.

А второй просто не замечал.

В аудитории, стоя за кафедрой, профессор Толберт произносит речь, которую я бы назвала «Речью обманутых надежд». Уже третью за шесть недель.

Сюрприз, сюрприз! Семьдесят процентов группы получили на промежуточном экзамене оценку С-плюс[1 - Система оценок в образовательной системе США и Канады: A – отлично, В – немногим выше, чем средние знания, С – средние знания, D – присутствует значительное количество ошибок, Е – работа выполнена очень плохо, F – результат не дотягивает до удовлетворительного уровня или стандарта.] или ниже.

А я? Я получила высший балл.

knigogo.net

Читать онлайн "Сделка" автора Кеннеди Эль - RuLit

Эль Кеннеди

Сделка

Серия MAIN STREET. Коллекция «Скарлет»

Elle Kennedy

The Deal

© 2015 by Elle Kennedy

© А. Славянская, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2016

* * *

Ханна

Он даже не подозревает о моем существовании.

В тысячный раз за последние сорок пять минут я тайком поглядываю на Джастина Кола. Он так красив, что у меня дух перехватывает. Хотя в этом случае мне следовало бы придумать другое определение – мои друзья мужского пола утверждают, что мужчинам не нравится, когда их называют красивыми.

Но, черт побери, просто невозможно как-то иначе описать мужественные черты его лица и проникновенный взгляд карих глаз. Сегодня на нем бейсболка, но я знаю, что она скрывает густые темные волосы, такие шелковистые и мягкие на ощупь, что хочется запустить в них пальцы.

За пять лет, прошедших с того жуткого дня, когда меня изнасиловали, мое сердце сильно забилось только дважды.

Но первый парень бросил меня.

А второй просто не замечал.

В аудитории, стоя за кафедрой, профессор Толберт произносит речь, которую я бы назвала «Речью обманутых надежд». Уже третью за шесть недель.

Сюрприз, сюрприз! Семьдесят процентов группы получили на промежуточном экзамене оценку С-плюс[1] или ниже.

А я? Я получила высший балл. Я бы соврала, если б сказала, что большая красная А, обведенная кружком, не стала для меня полным шоком. Все, что я сделала, пытаясь выполнить задание, – это настрочила бесконечный поток чепухи.

Предполагалось, что такой предмет, как этика, окажется легким и приятным. Препод, который вел ее, раздавал нам множество тупых тестов, а завершающий так называемый «экзамен» состоял из эссе на тему «Моральная дилемма и ваш собственный выбор».

Но за две недели до начала семестра профессор Лейн неожиданно умер от сердечного приступа. Болтали, что домработница нашла его на полу в ванной, голого. Жаль мужика.

К счастью (конечно, это шутка), появилась некая Памела Толберт и взяла курс Лейна. Она новичок в Брайаре, потому входит в круг тех преподов, которые хотят заставить студентов работать вместе и «включаться» в материал. В каком-нибудь фильме она могла бы сыграть роль молодой, амбициозной учительницы, которая приходит в некую школу в небогатом, перенаселенном микрорайоне, ставит все с ног на голову, и вдруг подростки откладывают в сторону свои «калашниковы» и сразу хватаются за карандаши, а потом в конце ползут титры, где сообщается, что все ученики поступили в Гарвард, или еще какая-нибудь фигня. Хилари Суонк[2] за эту роль тут же получает «Оскар».

Только у нас тут не кино снимают, так что Толберт добилась одного: теперь ее все ненавидят. Кажется, она искренне не понимает, почему никто не стремится получать высокие баллы по ее предмету.

Подсказка: потому что она предлагает темы, по которым обычно пишут выпускные работы.

– Всем, кто не написал эссе или получил С-минус или ниже, я готова предложить пересдачу. – Толберт морщит нос, как будто не понимает, зачем это вообще надо.

Что за слово она произнесла – «готова», кажется? Да, точно. Я слышала, что толпы студентов ходят жаловаться на нее своим кураторам, и, подозреваю, что именно администрация вынуждает ее устроить для всех пересдачу. Когда больше половины курса проваливает экзамен, особенно если речь идет не о каких-то бездельниках, все это плохо сказывается на репутации университета. Экзамен завалили даже круглые отличники, вроде Нелл, которая сидит рядом со мной и дуется.

– Тем, кто выберет пересдачу, будет выставлена средняя оценка по двум работам. Если же у кого-то вторая оценка будет ниже, то в зачет пойдет первая, – заканчивает Толберт.

– Просто не верится, что ты получила А, – шепчет мне Нелл.

Она так расстроена, что мне даже ее жалко. Нас с ней ничего не связывает, мы даже не близкие подруги, но поскольку с сентября выбрали места по соседству, то, вполне естественно, уже успели узнать друг друга. Нелл учится на медицинском, и я знаю, что она из сверхпреуспевающей семьи, которая вымажет ее дегтем и вываляет в перьях, если узнает результаты этого экзамена.

– Мне тоже, – шепчу я. – Честное слово. Почитай мою писанину. Там же сплошная чушь.

– А что, можно? – Нелл преисполняется энтузиазма. – Полезно будет знать, что тиранша считает работой на «отлично».

– Сегодня же вечером перешлю тебе по «мылу», – обещаю я.

Едва Толберт отпускает нас, аудитория тут же заполняется шумом «а давайте-ка уберемся к черту подальше отсюда». Захлопываются ноуты, тетради падают в рюкзаки, студенты вскакивают со своих мест.

вернуться

Система оценок в образовательной системе США и Канады: A – отлично, В – немногим выше, чем средние знания, С – средние знания, D – присутствует значительное количество ошибок, Е – работа выполнена очень плохо, F – результат не дотягивает до удовлетворительного уровня или стандарта.

вернуться

Swank, Hilary – американская киноактриса (р. 1974).

www.rulit.me

Читать книгу «Сделка» онлайн полностью — Эль Кеннеди — MyBook.

Серия MAIN STREET. Коллекция «Скарлет»

Elle Kennedy

The Deal

© 2015 by Elle Kennedy

© А. Славянская, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2016

* * *

Глава 1

Ханна

Он даже не подозревает о моем существовании.

В тысячный раз за последние сорок пять минут я тайком поглядываю на Джастина Кола. Он так красив, что у меня дух перехватывает. Хотя в этом случае мне следовало бы придумать другое определение – мои друзья мужского пола утверждают, что мужчинам не нравится, когда их называют красивыми.

Но, черт побери, просто невозможно как-то иначе описать мужественные черты его лица и проникновенный взгляд карих глаз. Сегодня на нем бейсболка, но я знаю, что она скрывает густые темные волосы, такие шелковистые и мягкие на ощупь, что хочется запустить в них пальцы.

За пять лет, прошедших с того жуткого дня, когда меня изнасиловали, мое сердце сильно забилось только дважды.

Но первый парень бросил меня.

А второй просто не замечал.

В аудитории, стоя за кафедрой, профессор Толберт произносит речь, которую я бы назвала «Речью обманутых надежд». Уже третью за шесть недель.

Сюрприз, сюрприз! Семьдесят процентов группы получили на промежуточном экзамене оценку С-плюс[1] или ниже.

А я? Я получила высший балл. Я бы соврала, если б сказала, что большая красная А, обведенная кружком, не стала для меня полным шоком. Все, что я сделала, пытаясь выполнить задание, – это настрочила бесконечный поток чепухи.

Предполагалось, что такой предмет, как этика, окажется легким и приятным. Препод, который вел ее, раздавал нам множество тупых тестов, а завершающий так называемый «экзамен» состоял из эссе на тему «Моральная дилемма и ваш собственный выбор».

Но за две недели до начала семестра профессор Лейн неожиданно умер от сердечного приступа. Болтали, что домработница нашла его на полу в ванной, голого. Жаль мужика.

К счастью (конечно, это шутка), появилась некая Памела Толберт и взяла курс Лейна. Она новичок в Брайаре, потому входит в круг тех преподов, которые хотят заставить студентов работать вместе и «включаться» в материал. В каком-нибудь фильме она могла бы сыграть роль молодой, амбициозной учительницы, которая приходит в некую школу в небогатом, перенаселенном микрорайоне, ставит все с ног на голову, и вдруг подростки откладывают в сторону свои «калашниковы» и сразу хватаются за карандаши, а потом в конце ползут титры, где сообщается, что все ученики поступили в Гарвард, или еще какая-нибудь фигня. Хилари Суонк[2] за эту роль тут же получает «Оскар».

Только у нас тут не кино снимают, так что Толберт добилась одного: теперь ее все ненавидят. Кажется, она искренне не понимает, почему никто не стремится получать высокие баллы по ее предмету.

Подсказка: потому что она предлагает темы, по которым обычно пишут выпускные работы.

– Всем, кто не написал эссе или получил С-минус или ниже, я готова предложить пересдачу. – Толберт морщит нос, как будто не понимает, зачем это вообще надо.

Что за слово она произнесла – «готова», кажется? Да, точно. Я слышала, что толпы студентов ходят жаловаться на нее своим кураторам, и, подозреваю, что именно администрация вынуждает ее устроить для всех пересдачу. Когда больше половины курса проваливает экзамен, особенно если речь идет не о каких-то бездельниках, все это плохо сказывается на репутации университета. Экзамен завалили даже круглые отличники, вроде Нелл, которая сидит рядом со мной и дуется.

– Тем, кто выберет пересдачу, будет выставлена средняя оценка по двум работам. Если же у кого-то вторая оценка будет ниже, то в зачет пойдет первая, – заканчивает Толберт.

– Просто не верится, что ты получила А, – шепчет мне Нелл.

Она так расстроена, что мне даже ее жалко. Нас с ней ничего не связывает, мы даже не близкие подруги, но поскольку с сентября выбрали места по соседству, то, вполне естественно, уже успели узнать друг друга. Нелл учится на медицинском, и я знаю, что она из сверхпреуспевающей семьи, которая вымажет ее дегтем и вываляет в перьях, если узнает результаты этого экзамена.

– Мне тоже, – шепчу я. – Честное слово. Почитай мою писанину. Там же сплошная чушь.

– А что, можно? – Нелл преисполняется энтузиазма. – Полезно будет знать, что тиранша считает работой на «отлично».

– Сегодня же вечером перешлю тебе по «мылу», – обещаю я.

Едва Толберт отпускает нас, аудитория тут же заполняется шумом «а давайте-ка уберемся к черту подальше отсюда». Захлопываются ноуты, тетради падают в рюкзаки, студенты вскакивают со своих мест.

Джастин Кол останавливается у двери, чтобы с кем-то поговорить, и мой взгляд устремляется к нему, как реактивный снаряд. Он прекрасен.

Я уже рассказывала о том, как он красив?

Я смотрю на его совершенный профиль, и у меня потеют ладони. Парень учится в Брайаре с этого года – перевелся из какого-то колледжа, не знаю, из какого именно, – и уже успел стать общепризнанной звездой футбола в качестве принимающего, но он сильно отличается от других спортсменов. Например, не шляется по территории с высокомерной ухмылкой избранника божьего и не появляется каждый день в обнимку с новой девчонкой. Я видела, как он шутил и смеялся, стоя в компании своих товарищей по команде, и при этом в нем чувствовались интеллект и сила. Возможно, он далеко не так прост, как кажется. И из-за этого мне еще отчаянней хочется получше узнать его.

Я не особо жалую качков, но в этом есть нечто такое, что превращает меня в набитую дуру.

– Опять принялась за старое.

Насмешливый голос Нелл заставляет меня покраснеть. Она уже не раз ловила меня на том, как я таращусь на Джастина, и она одна из немногих, кому я призналась в своей слабости.

Элли, моя соседка по комнате, тоже знает, а вот другие мои друзья? Нет, черт побери. Большинство из них учится на музыкальном или на актерском, так что мы тут все знатоки искусства. Или, может, эмоциональной сферы. Их всех – кроме Элли, которая с первого курса вязнет в то разгорающихся, то затухающих отношениях с однокурсником – хлебом не корми, только дай обсмеять элиту Брайара. Обычно это происходит без меня (мне нравится думать, что я выше сплетен), но… взглянем правде в глаза. Большинство популярных студентов – и правда дебилы.

За примером далеко ходить не надо: Гаррет Грэхем, еще одна спортивная звезда на нашем курсе. У этого придурка такой вид, будто университет принадлежит ему. Думаю, в какой-то мере это так. Ему достаточно щелкнуть пальцами, и рядом с ним мгновенно появляется готовая на все девица – прыгает ему на колени или сует свой язык ему в глотку.

Однако сегодня Гаррет не выглядит СПКЧ[3]. Все уже вышли из аудитории, в том числе и Толберт, а он сидит на своем месте, вцепившись руками в тест.

Наверное, он тоже не сдал, но мне его не жалко. Брайар прославился двумя вещами: хоккеем и футболом, что не особо шокирует, если учесть, что Массачусетс – это родной дом для Patriots и Bruins[4]. Спортсмены, играющие за наш университет, обычно пополняют ряды профессионалов, и за время учебы им все преподносится на серебряном блюде, в том числе и оценки.

Так что – да, может, я не лишена мстительности, но я торжествую от мысли, что Толберт «завалила» капитана нашей хоккейной команды-чемпиона.

– Не хочешь перехватить чего-нибудь в «Кофе-Хат»? – спрашивает Нелл, собирая учебники.

– Не могу. У меня через двадцать минут репетиция. – Я встаю, но уходить не спешу. – Ты иди. Мне нужно еще проверить расписание. Не могу вспомнить, когда у меня следующая консультация.

Еще одна «фишка» курса Толберт – это две получасовые консультации каждую неделю, которые мы обязаны посещать. Единственный положительный момент состоит в том, что их ведет ассистентка Дана, а она обладает всеми теми качествами, которых недостает Толберт. Например, чувством юмора.

– Ладно, – вздыхает Нелл. – Увидимся позже.

– До встречи, – говорю ей вслед.

При звуке моего голоса Джастин останавливается в дверях и поворачивает голову.

О! Боже! Мой!

Я ничего не могу сделать с ярким румянцем, заливающим мне щеки. Это наш первый зрительный контакт, и я не знаю, как реагировать. Сказать «привет»? Помахать? Улыбнуться?

В конечном итоге я едва заметно киваю. Вот так. Равнодушно и небрежно, как и подобает искушенной студентке.

Мое сердце спотыкается, когда уголок рта Джастина слегка приподнимается в улыбке. Он кивает в ответ и уходит.

Я таращусь на пустой дверной проем. Пульс скачет галопом. Ни фига себе! После шести недель, что мы дышали одним и тем же спертым воздухом в этой аудитории, он наконец-то заметил меня!

Я жалею, что не отважилась пойти за ним. Может, даже пригласить выпить кофе. Или поужинать. Или пригласить на бранч… Стоп, а у людей нашего возраста может быть бранч?

Мои ноги будто приросли к блестящему ламинату.

Потому что я трусиха. Да, черт побери, я трусливая курица. Я в ужасе, что он скажет «нет», но мне еще страшнее от того, что он скажет «да».

Когда я начала учиться в колледже, то уже стабилизировалась. Беда осталась позади, моя бдительность ослабла. Я была готова к тому, чтобы снова ходить на свидания, и я ходила. Я встречалась с несколькими парнями, но никто, кроме Девона, моего бывшего, не заставлял мое тело так реагировать, как делает это Джастин Кол, что дико меня пугает.

«Маленькими шажками».

Вот именно. Маленькими шажками. Это был любимый совет моего психотерапевта, и я не могу отрицать, что эта стратегия во многом помогла мне. Сосредоточься на маленьких победах, всегда мне советовала Кэрол.

Итак… сегодняшняя маленькая победа… Я кивнула Джастину, и он улыбнулся мне. На следующей лекции я, наверное, улыбнусь в ответ. А еще на следующей я возьму на себя инициативу насчет кофе, ужина или бранча.

Я глубоко вздыхаю и иду по проходу, пестуя в себе чувство крохотной, но все же победы.

Маленькими шажками.

* * *
Гаррет

Я не сдал.

Я, черт побери, не сдал.

Пятнадцать лет Тимоти Лейн раздавал А, как леденцы. И надо же такому случиться, чтобы именно в тот год, когда я записываюсь на этот курс, «мотор» Лейна заглохнет, а я упрусь в эту Памелу Толберт.

Заявляю совершенно официально. Эта женщина – мой заклятый враг. От одного вида этого вычурного почерка – ее писанина заполняет каждый свободный дюйм на полях моей работы – мне хочется превратиться в Невероятного Халка и разорвать листы на мелкие кусочки.

По большинству других предметов я дотягиваю до А, но по этике у меня выходит F. В сочетании с С-плюс по истории Испании средний балл падает до С-минус.

А мне нужно С-плюс, чтобы оставаться в команде.

Обычно у меня нет никаких проблем с тем, чтобы поддерживать средний балл на нужном уровне. Несмотря на то что думают окружающие, я совсем не тупой качок. Хотя пусть думают, я не против. В частности, девицы. Кажется, они сдвинуты на мечте трахнуть мускулистого дикаря, который только на одно и годен. А что до меня, то я не ищу ничего серьезного, меня вполне устраивают случайные перепихи с телками, которых интересует только мой член. Зато остается больше времени для хоккея.

Но никакого хоккея не будет, если я не получу нужный балл. Знаете, что в Брайаре хуже всего? Наш декан требует совершенства и в учебе, и в спорте. В других колледжах к спортсменам более снисходительны, а в Брайаре проводится политика нулевой терпимости.

Чертова Толберт. Еще в самом начале занятий я подходил к ней и просил дополнительные баллы, и она своим гнусавым голоском велела мне посещать консультации и встречи исследовательской группы. Что я и делаю. В общем, мне остается только найти какого-нибудь вундеркинда, чтобы он надел маску с моим лицом и вместо меня отправился на пересдачу… иначе мне конец.

Мое раздражение выражается в довольно громком стоне, и краем глаза я вижу, как кто-то удивленно вздрагивает.

Я тоже вздрагиваю, потому что думал, что барахтаюсь в своей беде в одиночестве. Девчонка, которая обычно сидит на последнем ряду, идет по проходу к столу Толберт.

Мэнди?

Марти?

Я не могу вспомнить, как ее зовут. Наверное, потому, что я так и не удосужился узнать. А она клевая. Гораздо симпатичнее, чем я думал. Милое личико, темные волосы, соблазнительная фигурка – черт, как же получилось, что я раньше ее не замечал?

Зато сейчас заметил. Узкие джинсы обтягивают круглую аппетитную попку, которая так и кричит: «Ущипни меня!» Пуловер с угловым вырезом подчеркивает впечатляющий бюст. У меня нет времени восхищаться всеми этими прелестями, так как девчонка замечает мой взгляд и хмурится.

– У тебя все в порядке? – спрашивает она, глядя на меня в упор.

Я бурчу себе под нос. Я не в том настроении, чтобы вести беседы.

У нее изгибается одна бровь.

– Прости, это был английский?

Я комкаю свою работу и с грохотом отодвигаюсь на стуле.

– Я сказал, что все нормально.

– Что ж, хорошо. – Она пожимает плечами и идет дальше.

Девчонка подходит к доске, на которой вывешено наше расписание, а я надеваю куртку с логотипом университетской хоккейной команды, пихаю бумаги в рюкзак и застегиваю на нем «молнию».

Темноволосая девица поворачивается, чтобы уйти. Мона? Молли? Похоже, имя точно начинается на М, но вот остальная его часть для меня тайна. У нее в руке ее работа, но я даже не пытаюсь разглядеть оценку, так как уверен, что она тоже завалила экзамен.

Я пропускаю ее вперед и иду следом. Можно было бы сказать, что во мне проснулся джентльмен, но это было бы ложью, просто хочу еще раз взглянуть на ее попку, потому что у нее чертовски аппетитная попка. Шагая вслед за ней, я вдруг понимаю, какая же девчонка маленькая! Я на одну ступеньку ниже ее, но все равно вижу ее макушку.

Когда мы подходим к двери, она спотыкается на абсолютно ровном месте, и ее книги с грохотом падают на пол.

– Черт. Какая же я неуклюжая.

Девчонка опускается на колени. Я тоже опускаюсь на колени, потому что, вопреки моему предыдущему заявлению, я могу вести себя по-джентльменски, когда хочу, а сейчас джентльменский поступок – это помочь ей собрать книги.

– Ой, не надо, я сама справлюсь, – настаивает она.

Но моя рука уже схватила ее экзаменационную работу, а челюсть отвисла, когда я увидел оценку.

– Проклятье! Ты написала на «отлично»? – спрашиваю я.

Она смущенно улыбается.

– Ага. Я была уверена, что не сдам.

– Ну и дела. – У меня такое чувство, будто я налетел на Стивена мать его Хоукинга[5], и он помахал у меня перед носом тайнами Вселенной. – Можно почитать?

Ее бровь опять изгибается.

– Тебе не кажется, что это уже нахальство? Ведь мы даже не знакомы.

Я закатываю глаза.

– Я же не прошу тебя раздеться, детка, я просто хочу взглянуть на твою экзаменационную работу.

– Детка? Прощай, нахальство, здравствуй, бесцеремонность.

– Ты бы предпочла мисс? А может, мэм? Я бы обратился к тебе по имени, только не знаю, как тебя зовут.

– Естественно, не знаешь. – Она вздыхает. – Меня зовут Ханной. – Она делает многозначительную паузу. – Гаррет.

Ясно, я был ооочень далеко от «М».

От моего внимания не укрывается, с каким подтекстом она произносит мое имя, как бы говоря: «Ха! А вот я твое, козел, знаю!»

Девчонка собирает оставшиеся учебники и встает, но я не могу отдать ей ее работу, вместо этого я тоже поднимаюсь и начинаю листать страницы. Мое настроение опускается ниже плинтуса, потому что если Толберт жаждет получить вот такой анализ, то мне конец. Ведь я же не просто так оказался на историческом – я имею дело с фактами. С черным и белым. Вот это случилось тогда-то и тогда-то вот с этим человеком, и вот вам результат.

В работе Ханны полно теоретического дерьма, она расписывает, как философы отреагировали бы на различные нравственные дилеммы.

– Спасибо. – Я отдаю ей бумаги, затем цепляюсь большими пальцами за ремень своих джинсов. – Эй, послушай. Ты… могла бы… – Я пожимаю плечами. – Знаешь…

Ее губы дергаются, как будто девчонка сдерживает улыбку.

– Между прочим, я не знаю.

Я вздыхаю.

– Ты подтянешь меня?

В ее зеленых глазах – очень темного оттенка зеленого, я в жизни такого не видел, да еще и в обрамлении густых темных ресниц, – удивление сменяется скепсисом.

– Я заплачу, – поспешно добавляю я.

– О. Гм. Ну да, конечно, заплатишь, как же иначе. Но… – Она качает головой. – Извини. Не смогу.

Я стараюсь не показать своего разочарования.

– Да ладно тебе, сделай одолжение. Если я провалю пересдачу, мой средний балл рухнет. Ну, пожалуйста, а? – Я одаряю ее улыбкой, той самой, при которой на щеках появляются ямочки и от которой девчонки всегда млеют.

– Это всегда срабатывает? – с любопытством спрашивает Ханна.

– Что?

– Да вот эта застенчивая улыбочка маленького мальчика… Она всегда помогает тебе добиться своего?

– Всегда, – без колебаний отвечаю я.

– Почти всегда, – поправляет она меня. – Послушай, мне жаль, но у меня действительно нет времени. Я и работаю, и учусь, к тому же приближается зимний конкурс и у меня будет еще меньше времени.

– Зимний конкурс? – тупо переспрашиваю я.

– Ой, забыла. Поскольку это к хоккею не относится, то находится вне поля твоего зрения.

– И кто тут у нас бесцеремонный? Ты же даже не знаешь меня.

Ханна секунду молчит, потом вздыхает.

– Я учусь на музыкальном, ясно? Искусствоведческий факультет каждый год устраивает два главных конкурса, зимний и весенний. Победитель получает премию в пять тысяч долларов. Это очень серьезное мероприятие. На него приезжают важные люди со всей страны. Агенты, продюсеры звукозаписывающих компаний, искатели талантов… Так что я бы и рада тебе помочь…

– Но не поможешь, – бурчу я. – У тебя, как я погляжу, даже нет желания разговаривать со мной.

Ее легкое передергивание плечами в стиле «ты меня достал» чертовски раздражает.

– Мне надо на репетицию. Мне жаль, что ты завалил этот предмет, но если тебе от этого станет лучше, я напомню, что завалили все.

Я прищуриваюсь.

– Но не ты.

– Ничего не поделаешь. Толберт, кажется, впечатлилась моей писаниной. Это подарок свыше.

– Ну а я тоже хочу подарок. Пожалуйста, научи меня выдавать такую же фигню, ты же в этом дока.

Я уже готов упасть на колени и умолять ее, но Ханна уже стоит у двери.

– Ведь ты знаешь, что есть исследовательские группы, да? – спрашивает она. – Я могу дать тебе номер…

– Я уже туда хожу, – бормочу я.

– А. Ну, тогда я мало чем могу тебе помочь. Удачи на пересдаче. Детка.

Ханна выходит за дверь, а я в ярости смотрю ей вслед. Просто не верится! Любая девчонка в колледже отрезала бы себе руку, лишь бы мне помочь. А эта? Бежит прочь, словно я попросил ее убить кошку, чтобы принести жертву сатане.

В общем, я там же, где и был до того, как Ханна-не-с-буквы-М дала мне искорку надежды.

В полном обломе.

mybook.ru

Читать онлайн книгу Сделка. - Эль Кеннеди бесплатно. 7-я страница текста книги.

сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 21 страниц) [доступный отрывок для чтения: 12 страниц]

Назад к карточке книги

– Мужчина до мозга костей? – договариваю я. – Да, я такой, и это то, что бывает у мужчин по утрам. Физиология такая, Уэллси. Мы просыпаемся со стоящим членом. Если тебе от этого станет легче, я просто не буду поворачиваться на бок.

– Ладно, я приму твою физиологическую отговорку. А теперь, пожалуйста, объясни, зачем ты решил прижать меня к себе среди ночи?

– Ничего я не решал. Я спал. Насколько я знаю, именно ты прижалась ко мне.

– Я бы так никогда не сделала. Даже во сне. Мое подсознание не обмануть. – Она тыкает пальчиком в центр моей грудной клетки и одним движением соскакивает с кровати.

И меня охватывает странное чувство утраты. Мне не тепло и не уютно, мне холодно и одиноко. Когда я сажусь и потягиваюсь, подняв руки над головой, взгляд ее зеленых глаз задерживается на моей груди, а ее носик неприязненно морщится.

– Просто не верится, что моя голова всю ночь лежала на этой штуке.

– Моя грудь – не штука, – заявляю я. – Другим женщинам она очень даже нравится.

– Я не другие.

Действительно, она – не другие. Потому что с другими мне не так интересно, как с ней. Кстати, вдруг спрашиваю я себя, а как я раньше шел по жизни без саркастических подколок Ханны Уэллс и ее недовольного ворчания?

– Хватит ухмыляться, – слышу я ее резкий окрик.

Я улыбаюсь? Даже не заметил этого.

Моя майка ей даже ниже колен и только подчеркивает, какая Ханна маленькая. Она собирает свою одежду и неожиданно смотрит на меня прищурившись.

– Только посмей кому-нибудь рассказать об этом.

– А что такого? Это только поднимет твой авторитет.

– Я не хочу превращаться в одну из ваших «хоккейных заек», ясно? И не хочу, чтобы люди принимали меня за одну из них.

Из ее уст прозвище звучит забавно, и я усмехаюсь. Мне нравится, что она использует наш хоккейный сленг. Возможно, однажды я уговорю ее прийти на игру. У меня такое чувство, что из Ханны получится отличная болельщица, а такие болельщики нам нужны, они – наше преимущество на домашних матчах.

Хотя, зная ее, можно предположить, что она скорее будет болеть за чужую команду и тем самым давать преимущество противнику.

– Ну, если ты и в самом деле не хочешь, чтобы кто-нибудь так подумал, тогда советую тебе побыстрее одеться, – заявляю я, подняв бровь. – Иначе ребята стали бы свидетелями твоего «марша позора». А они точно станут, потому что у нас через полчаса тренировка.

Она тут же впадает в панику.

– Черт.

Должен признаться, это впервые, когда девчонка опасается того, что ее застукают в моей спальне. Обычно они расхаживают с важным видом, как будто заполучили в полное свое владение Бреда Питта.

Ханна поспешно говорит:

– Мы занимались. Мы смотрели телик. Мне было поздно ехать домой. Вот что было. Ясно?

Я сдерживаю смех.

– Как пожелаете.

– Неужели ты действительно меня «Принцессишь-невестишь»?

– Неужели ты действительно использовала «Принцесса-невеста» в качестве глагола?

Ханна сверлит меня взглядом, затем тыкает в мою сторону пальцем.

– Я рассчитываю, что ты будешь одет к тому моменту, когда я выйду из ванной. Ты отвезешь меня домой до того, как проснутся твои товарищи.

Издав пренебрежительный смешок, она захлопывает за собой дверь.

* * *Ханна

Я спала всего четыре часа. Убейте меня прямо сейчас. Один плюс: никто не видел, как Гаррет высадил меня перед общежитием, так что моя честь не пострадала.

Занятия кажутся бесконечными. За лекцией по теории шел семинар по истории музыки, и оба занятия требовали от меня максимум внимания, а я с трудом могла сосредоточиться, так как у меня слипались глаза. Я уже выпила три стаканчика кофе, но вместо того чтобы взбодрить меня, кофеин забрал те остатки энергии, что еще оставались.

На обед я прихожу поздно. В одной из столовых кампуса я сажусь за столик в задних рядах и рассылаю во все стороны мысленный приказ оставить меня в покое, потому что я слишком измотана, чтобы с кем-нибудь болтать. После еды я слегка оживаю и задолго до начала урока прохожу через массивные дубовые двери философского корпуса.

Возле аудитории, где будет лекция по этике, я замираю как вкопанная. По широкому коридору бродит не кто иной, как Джастин. Сведя на переносице темные брови, он набивает эсэмэску в своем телефоне.

Хотя я приняла душ и переоделась, я все равно чувствую себя замухрышкой. Мой наряд состоит из лосин, зеленой толстовки с капюшоном и красных резиновых сапог. Однако обещанный дождь так и не начался, и в этих сапогах я кажусь себе полнейшей идиоткой.

Джастин же само совершенство. Темные джинсы обтягивают его длинные мускулистые ноги, черный свитер подчеркивает ширину его плеч – от такой красоты аж в дрожь бросает.

Я иду дальше, и с каждый шагом мое сердце бьется все быстрее. Я прикидываю, поздороваться мне или просто кивнуть, но он сам решает мою проблему и заговаривает первым.

– Привет. – Джастин слегка улыбается одним уголком рта. – Прикольные сапоги.

Я вздыхаю.

– Обещали дождь.

– Я не шучу. Сапоги действительно отпад. Они напоминают мне о доме. – Заметив мой вопросительный взгляд, парень быстро объясняет: – Я из Сиэтла.

– А. Так ты оттуда перевелся?

– Ага. Поверь мне, здесь дождь – не дождь. Для того, чтобы выжить в Сиэтле, резиновые сапоги – это необходимость. – Джастин прячет телефон в карман и небрежным тоном спрашивает: – Так что с тобой случилось в среду?

Я хмурюсь.

– В каком смысле?

– Ну, на вечеринке в Сигме. После бильярда я искал тебя, но так и не нашел.

О, боже. Он искал меня?

– Да, я ушла рано, – говорю я, надеясь, что мой голос тоже звучит небрежно. – Утром мне нужно было на занятия к девяти.

Джастин склоняет голову набок.

– Я слышал, ты ушла с Гарретом Грэхемом.

Вот это застает меня врасплох. Я считала, что никто не видел, как мы с Гарретом уходили. Выясняется, что я ошибалась. Очевидно, в Брайаре слухи распространяются со скоростью света.

– Он подвез меня до дома, – пожимая плечами, отвечаю я.

– Вот как, а я не знал, что вы с ним друзья.

Я кокетливо улыбаюсь.

– Ты многого обо мне не знаешь. Обалдеть! Я с ним флиртую!

Он тоже улыбается мне, и на его подбородке появляется самая эротичная ямочка на свете.

– Тут ты, наверное, права. – Многозначительное молчание. – Может, нужно изменить такое положение вещей?

Обалдеть! Он тоже флиртует!

Как ни противно мне признавать, но теория Грэхема, кажется, начинает действовать. Очевидно, что Джастина здорово задело то, что я ушла с вечеринки с Гарретом.

– Тогда… – Его глаза игриво блестят. – Что ты делаешь после у…

– Уэллси!

Я подавляю стон, расстроенная жизнерадостным вмешательством – кого бы вы думали? – Гаррета. Джастин слегка хмурится, когда Гаррет направляется к нам, однако он улыбается и кивает непрошеному гостю.

У Гаррета в руках два стакана, и один он с усмешкой протягивает мне.

– Взял тебе кофе. Я подумал, что он тебе может понадобиться.

Я успеваю заметить странный взгляд, брошенный Джастином на нас, и недовольство в его глазах, но все равно с благодарностью беру стакан и, приподняв крышку, дую на кофе, прежде чем пить.

– Ты мой спаситель, – еле слышно говорю я.

Гаррет кивает Джастину:

– Кол.

Ребята обмениваются исключительно мужским приветствием: это нечто среднее между рукопожатием и ударом кулаком о кулак.

– Грэхем, – говорит Джастин. – Я слышал, что вы в эти выходные надрали задницы «Сент-Энтони». Блестящая победа.

– Спасибо. – Гаррет хмыкает. – А вот я слышал, что в игре с «Браун» задницы надрали вам. Облом.

– Наверное, можно распрощаться с идеальным сезоном, да? – печально говорит Джастин.

Гаррет пожимает плечами.

– Отыграетесь. У Макуэлла великолепный бросок.

– Кому ты рассказываешь.

Так как разговоры о спорте кажутся мне такими же скучными, как о политике или садоводстве, я делаю шаг к аудитории.

– Я пошла. Гаррет, спасибо за кофе.

Мое сердце бьется как бешеное, когда я вхожу в лекционный зал. Забавно, но события моей жизни вдруг стали разворачиваться с неимоверной скоростью. До вечеринки в Сигме мое общение с Джастином в течение двух месяцев ограничилось одним кивком на расстоянии пяти метров. Сейчас же, меньше чем за неделю, мы поговорили дважды, и он – если я себе это не вообразила – собрался пригласить меня на свидание, прежде чем нас прервал Гаррет.

Я сажусь на свое обычное место рядом с Нелл, которая встречает меня улыбкой.

– Привет, – говорит она.

– Привет. – Я расстегиваю «молнию» на сумке и достаю ручку и тетрадь. – Как прошли выходные?

– Тяжело. Сегодня у меня была дичайшая контрольная по химии, и я всю ночь к ней готовилась.

– И как ты написала?

– Ой, точно на отлично. – Она радостно улыбается, но эта радость быстро исчезает. – Осталось только в пятницу хорошо пересдать экзамен по этике, и жизнь будет прекрасна.

– Ты ведь получила мое письмо, да? – На прошлой неделе я по электронной почте отправила ей файл со своей работой, но Нелл так и не написала, что получила ее.

– Получила. Извини, что не ответила, но я заморочилась с химией. Сегодня почитаю.

На нас падает чья-то тень, и в следующее мгновение рядом со мной садится Гаррет.

– Уэллси, у тебя есть лишняя ручка?

У Нелл едва не отваливается челюсть, а взгляд такой, будто у меня за три секунды выросла козлиная борода. Я ее не виню. Мы сидим с ней вместе с первого курса, и за все это время я ни разу не посмотрела в сторону Гаррета Грэхема, не говоря уже о том, чтобы разговаривать с ним.

Нелл не единственная, кого удивила новая рассадка. Я поворачиваю голову и вижу, что за нами с непонятным выражением на лице наблюдает Джастин.

– Уэллси? Ручка есть?

Я перевожу взгляд на Гаррета.

– Ты пришел в аудиторию неподготовленным? Дурачина. – Я роюсь в сумке, нахожу ручку и со стуком кладу ее перед ним.

– Спасибо. – Дерзко усмехнувшись, он открывает тетрадь на чистой странице. Затем выглядывает из-за меня и обращается к Нелл: – Я Гаррет.

Она несколько мгновений таращится на его протянутую руку, потом медленно пожимает ее.

– Нелл, – говорит она. – Рада познакомиться.

Тут входит Толберт, и Гаррет поворачивается к кафедре. Нелл бросает на меня еще один ЧЗЧ – взгляд. Я наклоняюсь к ней и шепчу в ухо:

– Мы теперь типа друзья.

– А я все слышу, – встревает Гаррет. – И никакого типа. Мы лучшие друзья, Нелли. Пусть Уэллси не вводит тебя в заблуждение.

Нелл тихо хихикает.

Я просто вздыхаю.

* * *

Сегодняшняя лекция посвящена некоторым очень серьезным вопросам. Главным образом, конфликтам между совестью личности и ее ответственностью перед обществом. В качестве примера Толберт использует нацистов.

Нет надобности говорить, что полтора часа лекции оставляют гнетущий осадок.

После лекции мне дико хочется закончить наш с Джастином разговор, но у Гаррета другие идеи. Он категорически против того, чтобы я задерживалась в аудитории – вернее, чтобы я прямиком двинулась к Джастину, – поэтому решительно берет меня за руку и вынуждает встать. Я украдкой смотрю на Джастина, который быстро спускается по проходу, делая вид, будто хочет нас догнать.

– Не смотри на него, – почти неслышно говорит Гаррет и ведет меня к двери.

– Но я хочу поговорить с ним, – сопротивляюсь я. – Он точно собирался пригласить меня на свидание.

Гаррет продолжает пробираться вперед, сжав мое предплечье, его рука словно железные тиски. Я вынуждена бежать, чтобы поспеть за его широкими шагами, и когда мы выходим на октябрьской холод, я раздражена до крайности.

Меня так и подмывает оглянуться и проверить, идет ли Джастин за нами, но я знаю, что Гаррет отчитает меня, если я так сделаю, поэтому подавляю это желание.

– Какого черта? – возмущенно спрашиваю я, высвобождая руку.

– Ты забыла, что вся идея в твоей недоступности? Ты слишком облегчаешь ему задачу.

Раздражение перерастает в гнев.

– Идея в том, чтобы он заметил меня. Он заметил. Почему я не могу перестать играть в эти игры?

– Ты подстегнула его интерес, – отвечает Гаррет. Мы идем по мощеной дорожке. – Если же ты хочешь, чтобы его интерес не угас, тебе нужно заставить его потрудиться. Мужчины любят испытания.

Мне хочется спорить с ним, но я допускаю, что он и здесь прав.

– Сохраняй хладнокровие до вечеринки у Максвелла, – советует Гаррет.

– Слушаюсь, сэр, – бурчу я. – Ой, кстати, я отменяю наше сегодняшнее занятие. Я вчера так дико устала, и если я не высплюсь, то до конца недели буду, как зомби.

Вид у Гаррета совсем не радостный.

– Но мы же сегодня собирались приступить к самому сложному.

– Вот что я тебе скажу: я по «мылу» отправлю тебе примерные вопросы по эссе, те, которые будет задавать Толберт. Засеки два часа и напиши ответы, а завтра мы вместе их проверим. Это поможет мне понять, над чем еще надо поработать.

– Ладно, – смиряется он. – Утром у меня тренировка, потом одна пара. Приходи в полдень, хорошо?

– Хорошо, но к трем мне надо быть на репетиции.

– Отлично. Тогда до завтра. – Он треплет меня по голове, как пятилетнюю девчушку, и уходит.

На моих губах появляется ироничная улыбка, когда я смотрю Гаррету вслед, как он шагает навстречу ветру, прижимающему к его груди серебристо-черную хоккейную куртку. Я не одна такая – еще несколько девчонок едва не свернули себе шеи, обернувшись на него. Я живо представляю, с какой скоростью они сбросят с себя трусики, стоит ему улыбнуться им.

Презрительно фыркнув, я иду в противоположном направлении. Я не хочу опоздать на репетицию, особенно учитывая то, что мы с Кэссом так и не договорились по поводу его нелепой идеи об участии хора в нашем дуэте.

Но когда я прихожу в репетиционную, Кэсса там нет.

– Привет, – говорю я Эм-Джи, сидящей за пианино и изучающей листок с нотами.

Она поднимает светловолосую голову и улыбается мне.

– Ой, привет. – Она замолкает. – Кэсс сегодня не придет.

У меня в животе тут же холодеет от тревоги.

– В каком смысле не придет?

– Он несколько минут назад прислал мне эсэмэску. У него мигрень.

Замечательно. Я точно знаю, что группа наших однокурсников, в том числе и Кэсс, вчера вечером где-то выпивали, – один из ребят прислал мне сообщение с приглашением как раз в то время, когда мы с Гарретом смотрели «Во все тяжкие». Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сложить два и два: у Кэсса похмелье, и поэтому он слинял.

– Но мы все равно можем порепетировать, – говорит Эм-Джи. Ее глаза загораются. – Было бы здорово прогнать песню без остановок на споры.

– Согласна, только что бы мы ни сделали сегодня, завтра он все зарубит. – Я сажусь на стул возле пианино и устремляю на нее пристальный взгляд. – Ведь идея с хором полнейшее дерьмо. И ты, Эм-Джи, знаешь это.

Она кивает с видом побитой собаки.

– Знаю.

– Тогда почему ты не поддерживаешь меня? – спрашиваю я с негодованием.

Ее бледные щеки заливает краска.

– Я… – Она судорожно сглатывает. – Ты умеешь хранить секреты?

Черт. Не нравится мне все это.

– Конечно…

– Кэсс пригласил меня на свидание.

– О. – Я стараюсь не выдать своего удивления, но у меня плохо получается. Эм-Джи милая девушка, и ее нельзя назвать непривлекательной, однако она точно не принадлежит к тому типу, который заинтересовал бы Кэсса Донована.

Как бы сильно я ни презирала Кэсса, он очень эффектен. Его лицо из тех, что очень выгодно смотрятся на обложке журнала, и когда-нибудь именно благодаря этому фактору вырастут продажи его записей. Я не утверждаю, что девчонка с простенькой внешностью не способна обратить на себя внимание какого-нибудь красавца. Но Кэсс – это напыщенный, придурок, одержимый своим имиджем. Он никогда не стал бы опускаться до серой мышки, вроде Мэри-Джейн, какой прекрасной ни была бы ее душа.

– Все нормально, – со смехом говорит Эм-Джи. – Я знаю, что ты удивлена. Я тоже удивилась. Он пригласил меня еще до репетиции в тот день. – Она вздыхает. – Ну, когда заговорили о хоре.

Вот все детали мозаики и встали на свои места. Теперь ясно, чего добивается Кэсс, и мне стоит огромного труда сдержать свой гнев. Одно дело, добиться, чтобы Эм-Джи поддерживала его в наших спорах, и совсем другое – обманывать бедняжку.

Но что мне ей сказать? «Он пригласил тебя только ради того, чтобы ты поддержала его безумную идею»?

Я отказываюсь быть последней дрянью, поэтому растягиваю губы в вежливой улыбке и спрашиваю:

– А ты хочешь встречаться с ним?

Она становится пунцовой и кивает.

– Серьезно? – скептически произношу я. – Он же самая настоящая дива. Такая, что Мерайе Кэри даст сто очков вперед. Ты же это понимаешь, да?

– Понимаю. – У нее смущенный вид. – Но это только потому, что он неравнодушен к пению. А так он может быть хорошим, когда захочет.

Когда захочет? Она произносит это как девиз года, я же считаю, что люди должны проявлять доброту просто потому, что они добрые, а не ради выгоды.

Однако я держу это мнение при себе.

– Так ты боишься, – тактично спрашиваю я, – что если ты не согласишься с его идеями, Кэсс откажется встречаться?

Эм-Джи морщится.

– В такой формулировке это звучит очень жалко.

Гм, а какую еще формулировку она ждала от меня?

– Я просто не хочу, чтобы ты создавала трудности, понимаешь? – неловко бормочет девушка.

Нет, не понимаю. Совсем.

– Это же твоя песня, Эм-Джи. И ты не должна менять свое мнение ради Кэсса. Если тебе так же, как и мне, ненавистна эта идея с хором, скажи ему. Поверь мне, мужчины высоко ценят женщин, которые не боятся высказывать свое мнение.

Еще не договорив, я понимаю, что Мэри-Джейн Харпер не из таких. Она робкая и стеснительна и почти всегда прячется за пианино или сидит, скукожившись, в своей комнате в общаге и пишет песни о юношах, которые не отвечают взаимностью.

Да неужели! Меня вдруг осеняет. А не о Кэссе ли эта песня?

Меня тошнит от мысли, что, возможно, трогательная песня, которую я пою уже несколько месяцев, – о типе, которого я ненавижу всеми фибрами души.

– Она мне не ненавистна, – идет на попятный Эм-Джи. – Она мне не нравится, но я не считаю ее ужасной.

И в этот момент я со всей отчетливостью понимаю, что на зимнем конкурсе позади нас с Кэссом все же будет стоять трехъярусный хор.

Глава 13

Гаррет

Сегодня вечером я занимаюсь на кухне. Я в полном отчаянии после того, как Ханна «оценила» мое эссе. Она ушла от меня с приказом переделать работу, но что-то у меня это никак не получается. Ответ, черт побери, простой: если некто приказывает тебе убить миллион человек, ты отвечаешь: «Спасибо, я пас». Если же опираться на критерии, установленные этой бредовой теорией, получается, что у обеих сторон масса своих «за» и «против», и вот в этом я разобраться не могу. Кажется, я просто хреново ощущаю себя на чужом месте, и это обескураживает.

– Вопрос, – обращаюсь к вошедшему на кухню Таку.

– Ответ, – мгновенно отвечает он.

– Эй, я еще не задал свой вопрос, дубина.

Усмехнувшись, он моет руки, затем повязывает неоново-розовый фартук. На один из его дней рождения мы с Логаном и Дином решили пошутить и подарили ему этот чудовищный прибамбас под тем предлогом, что если он хочет быть наседкой при нас, цыплятах, то и выглядеть должен соответственно. На это Такер возразил, что в любой одежке, какую бы мы ему ни подсунули, он и так будет выглядеть полноценным мужиком, и с тех пор он носит этот проклятый фартук как символ своей мужской чести.

– Ладно, молчу, – говорит он, направляясь к холодильнику. – Что за вопрос?

– Вот смотри, ты нацист…

– Пошел ты знаешь куда! – перебивает он меня.

– Дай мне закончить, а? Ты нацист, и Гитлер только что приказал тебе совершить акт, который противоречит всему, во что ты веришь. Как ты поступишь? Скажешь: «Круто, босс, ради тебя я убью всех этих людей» или бросишь ему: «Да пошел ты» и подвергнешь свою жизнь риску?

– Я пошлю его. – Так замолкает. – Хотя нет. Я выстрелю ему в голову. Проблема решена.

Я издаю стон.

– Я-то понимаю! Но вот эта задница, – я указываю на учебник, лежащий на столе, – считает, что правительство существует не просто так и граждане должны доверять своему лидеру и подчиняться его приказам ради блага общества. Так что, в теории, имеется довод за то, чтобы осуществлять геноцид.

Такер достает из морозилки лоток с куриными ножками.

– Чушь.

– Я не говорю, что я согласен с этой линией мышления, но мне нужно как-то возразить этому типу. – Я раздраженно запускаю пальцы в волосы. – Ох, как люто я ненавижу этот предмет, если бы знал.

Так снимает обертку с лотка и ставит его в микроволновку.

– Пересдача в пятницу, да?

– Да, – мрачно отвечаю я.

Он неуверенно спрашивает:

– Ты играешь с «Иствудом»?

Я сияю: сегодня утром я получил официальное подтверждение от тренера, что в пятницу я точно выйду на лед. Очевидно, средний балл еще не завели в систему, это случится только в понедельник, так что в настоящий момент средний балл не ниже требуемого уровня.

А с понедельника, если оценка по этике окажется D или ниже, я буду сидеть на скамье запасных до тех пор, пока ситуация не изменится.

Быть в запасных. Господи. От одной мысли меня тошнит. Я же хочу привести свою команду к еще одной победе в «Замороженной четверке» и вывести ее в профессионалы. Нет, я хочу еще и состояться среди профессионалов. Хочу всем доказать, что попал туда благодаря собственным заслугам, а не потому что случайно оказался сыном знаменитого хоккеиста. Я всегда этого хотел, и сейчас мне становится плохо от осознания, что все мои достижения, все, ради чего я столько трудился, подвергается риску из-за какого-то дурацкого предмета.

– Тренер сказал, что играю, – отвечаю я, и Так с такой силой хлопает меня по ладони, что ее жжет.

– Да, черт возьми! – восклицает он.

На кухню входит Логан, у него из уголка рта свисает незажженная сигарета.

– Лучше ты здесь не кури, – предупреждает его Такер. – А то Линда надерет тебе задницу.

– Сейчас выйду, – обещает Логан, отлично зная, как рискованно злить нашу домохозяйку. – Просто хотел предупредить вас, парни, что сегодня к нам придут Берди и другие ребята смотреть игру с «Брюинз».

Я прищуриваюсь.

– Какие ребята?

Логан с невинным видом хлопает глазами.

– Ну, сам знаешь: Берди, Пьер, Холлис, Нико – если ему, конечно, удастся хоть ненадолго выбраться из-под каблука и сбежать из общаги. Гм, Роджерс и Денни. Еще Коннор. Ах да, Кенни и…

Я останавливаю его, прежде чем он успевает перечислить всех ребят из командного списка.

– Ты имеешь в виду всю команду, – сухо говорю я.

– Со своими девчонками, во всяком случае, те, у кого они есть. – Он переводит взгляд с меня на Така. – Это ж здорово, правда? Потусуемся, повеселимся.

– Если все придут со своим, тогда здорово, – говорит Так. – Раз будет Денни, советую тебе запереть бар.

– Можно переправить его содержимое в комнату Джи, – со смешком предлагает Логан. – Господь свидетель, он не выпьет ни капли.

Такер смотрит на меня.

– Бедняга. Когда ты научишься пить как настоящий мужчина?

– Эй, у меня прекрасные отношения с выпивкой. По утрам, после того как она одолеет меня. – Я ухмыляюсь, глядя на своих товарищей. – Кроме того, я ваш капитан. Кто-то же должен оставаться трезвым, чтобы держать вас в узде.

– Спасибо, мамочка. – Логан замолкает, потом качает головой. – Между прочим, мамочка – это ты, – говорит он Такеру, кивая на его фартук, а затем опять обращается ко мне: – А ты тогда будешь папочкой. Вы у нас такие домоседы.

Мы оба показываем ему средний палец.

– Ой, мамочка с папочкой сердятся на меня? – Он с наигранным ужасом охает. – Ребята, а вы не собираетесь разводиться?

– Пошел ты, – рычит Так, но смеется.

Микроволновка издает сигнал, и Такер достает размороженную курицу и принимается готовить ужин, а я делаю домашнее задание. И будь я проклят, если я не чувствую себя, как в аду.

Глава 14

Ханна

– Привет, Хан-Хан. – Элли делает мне сюрприз: приходит ко мне на работу и садится в мою кабинку. Когда рядом с ней садится Шон, я не могу сдержать улыбку. Они сели по одну сторону стола? Ого, наверное, у них и в самом деле на этот раз все серьезно, потому что так садятся только влюбленные пары.

– Привет, Ханна, – говорит Шон, обнимая Элли за изящные плечики.

– Привет. – Сегодня у меня не клиенты, а самые настоящие занозы в заднице, так что мне приятно видеть дружеские лица. – Выпьете что-нибудь, пока будете изучать меню?

– Молочный коктейль с шоколадом, пожалуйста, – объявляет Элли.

Шон поднимает вверх два пальца.

– И две соломинки, – подмигивая, добавляет он.

Я смеюсь.

– Вы, ребята, такие милые, что даже челюсть сводит.

Но я все равно рада видеть их счастливыми. Для члена студенческого братства Шон очень порядочен, и он, насколько мне известно, никогда не изменял Элли. Их расставания всегда случались по ее инициативе – она считала, что они еще слишком юны для серьезных отношений, – и каждый раз Шон проявлял к ней безграничное терпение.

Я готовлю молочные коктейли, затем с шутовским поклоном подаю им.

– Мадам, месье.

– Спасибо, детка. Кстати, послушай, – говорит мне Элли, пока Шон изучает меню. – Некоторые девчонки с нашего этажа завтра вечером устраивают киномарафон с Райаном Гослингом.

Шон стонет.

– Еще один фестиваль с Гослингом? Не понимаю, что вы находите в этом типе. Тощий как скелет.

– Он красивый, – заявляет Элли и смотрит на меня. – Ты в деле?

– Зависит от того, когда.

– У Трейси занятия до самого вечера, но к девяти она освободится. Наверное, примерно в это время.

– Черт, а я в девять занимаюсь репетиторством.

Элли мрачнеет от разочарования.

– А вы могли бы перенести урок на более раннее время? – Она изгибает брови и пытается соблазнить меня: – Вэл готовит сангрию…

Вынуждена признать, что все это действительно соблазнительно. Я давно не тусовалась с девчонками и не пила алкоголь. Да, на вечеринках я спиртное в рот не беру (по очень веской причине), но я совсем не прочь выпить.

– В перерыв я позвоню Гаррету, узнаю, сможет ли он освободиться пораньше.

Шон отрывается от меню, опять заинтересовавшись разговором.

– Значит, вы с Грэхемом теперь закорешились?

– Нет, это отношения «репетитор – ученик».

– Ну-ну, – хмыкает Элли и поворачивается к Шону: – Они самые настоящие друзья. Они пишут друг другу эсэмэски и все такое.

– Ладно. Мы друзья, – ворчливо говорю я. Когда Шон понимающе хмыкает, я сердито говорю ему: – Просто друзья. Так что выкинь все эти грязные мысли из головы.

– Ой, да ладно тебе, не обижайся. Он капитан хоккейной команды и меняет девчонок чаще, чем рулон туалетной бумаги в сортире. Ты же знаешь: все обязательно подумают, что ты – его очередная победа.

– Они могут думать что угодно. – Я пожимаю плечами. – Но у нас все по-другому.

Шона мои слова, кажется, не убедили, и я объясняю это тем, что он парень. Вряд ли в колледже найдется какой-нибудь парень, который поверит, что между мужчиной и женщиной могут существовать исключительно платонические отношения.

Я оставляю Элли и Шона и обслуживаю других клиентов. Когда наступает перерыв, я иду в подсобку и звоню Гаррету. Гудки звучат целую вечность, прежде чем он наконец-то отвечает, правда, его сердитое «Алло!» практически не слышно на фоне громкой музыки.

– Привет, это Ханна, – говорю я.

– Я знаю. Ну ты и тормоз: ведь у меня есть определитель номера.

– Я звоню спросить, мы можем перенести наше завтрашнее занятие?

По моей барабанной перепонке бьет хип-хоп.

– Извини, что?

– Мы могли бы завтра встретиться пораньше? – значительно громче, чтобы он меня услышал, говорю я. – У меня есть планы на девять, так что я хотела бы прийти к тебе в семь. Тебя устроит?

Его ответ тонет в оглушающем рэпе Jay Z.

– Ты где?! – уже практически ору я.

– Дома, – следует невнятный ответ. – Мы тут пригласили народ, чтобы посмотреть игру.

Дома? Судя по звукам, он в самом центре Таймс-сквер.

– Так ты придешь в девять?

Я сглатываю злость.

– Нет, в семь. Это нормально?

– Гаррет, пива мне! – врывается голос. По характерному техасскому акценту я понимаю, что это Такер.

– Подожди, Уэллси. Один секунд. – Я слышу шуршание, потом взрыв хохота. Возвращается Гаррет и говорит: – Ладно, тогда завтра в девять.

– В семь!

– Ладно, в семь. Извини, совсем тебя не слышу. Увидимся завтра.

Гаррет отключается, но я воспринимаю это спокойно. За прошедшую неделю я обнаружила, что Гаррет не утруждает себя прощанием, когда говорит по телефону. Сначала меня это раздражало, но потом я в некотором роде оценила его подход: ведь так экономится масса времени.

Я сую телефон в передник, иду в зал и сообщаю Элли, что завтра вечером я тусуюсь с ней. Она визжит от радости.

– Ура! Жду не дождусь, когда увижу своего Гослинга. Самый. Красивый. Парень.

– Между прочим, я сижу рядом, – бурчит Шон.

– Малыш, ты хоть видел, какой у него пресс? – спрашивает Элли.

Шон вздыхает.

* * *

На следующий день я прихожу к Гаррету ровно в семь. Прежде чем подняться наверх, я заглядываю в гостиную, чтобы поздороваться с Логаном и остальными. Логана в комнате нет, зато там сидят Так и Дин, и у обоих на лицах появляется озадаченное выражение, когда они видят меня.

– Привет, Уэллси, – неуверенно говорит Такер. – А чо ты тут делаешь?

– Подтягиваю вашего капитана, что же еще? – Закатив глаза, я делаю шаг прочь от двери.

– Тебе совсем не надо идти наверх, куколка! – кричит Дин.

Я останавливаюсь.

– Почему?

Его светло-зеленые глаза весело блестят.

– Ну… он, наверное, забыл.

– Так я поднимусь и напомню.

Спустя минуту я уже сожалею о том, что не прислушалась к Дину.

– Эй, ты, Грэхем, давай поскорей закончим с этим, чтобы я успела… – Открыв дверь, я замолкаю на полуслове и замираю, как олень, попавший в свет фар.

Меня охватывает дикое смущение, когда я фиксирую увиденное.

Гаррет лежит на кровати во всей своей прекрасной наготе… а верхом на нем сидит обнаженная девица.

Да, мисс Секс-бомба, совершенно голая в облаке белокурых волос, резко оборачивается при звуке моего голоса. Ее соски дерзко торчат вверх, но у меня нет времени оценивать достоинства и недостатки ее груди, потому что воздух разрезает пронзительный визг!

– Какого черта!

– Дерьмо. Мне очень жаль, – выпаливаю я, и захлопнув дверь, сбегаю вниз с такой скоростью, будто меня преследует серийный убийца.

Когда мгновение спустя я вваливаюсь в гостиную, меня встречают две ухмыляющиеся рожи.

– Мы же говорили, что тебе не надо туда ходить, – со вздохом говорит Такер.

Дин просто сияет от радости.

– Как прошло шоу? Нам здесь мало что слышно, но у меня такое чувство, что она крикунья.

У меня от унижения пылают щеки.

– Передайте своему похотливому дружку, чтобы он позвонил мне, когда закончит! Нет, не так. Скажите, что ему не повезло. Я ценю свое время, черт побери. Я отказываюсь заниматься с ним, если он не в состоянии придерживаться договоренностей.

С этими словами я гордо удаляюсь. Меня раздирают противоречивые эмоции – смущение и гнев. Невероятно. Валять дурака с какой-то девицей для него важнее, чем сдать экзамен? И какой идиот будет творить такое, зная, что я должна прийти?

Я уже на полпути к машине Трейси, когда дверь с грохотом распахивается и из дома вылетает Гаррет. У него хватило благоразумия хотя бы натянуть на себя джинсы, правда, рубашки на нем нет. И обуви тоже. Он спешит ко мне, и на его лице отражается причудливая смесь робости и досады.

Назад к карточке книги "Сделка."

itexts.net

Читать онлайн книгу «Идеальная сделка» бесплатно — Страница 1

Сьюзен Стивенс

Идеальная сделка

Роман

Пролог

Условия завещания потрясли всех, кроме Тиаго Сантоса. Чтобы унаследовать состояние своего деда, ему необходимо жениться. Что может быть проще? Если он не женится в течение определенного периода времени, его горячо любимая ферма в Бразилии будет передана попечительскому совету, который ничего не смыслит в лошадях.

Тиаго помнил, готовясь к посадке частного самолета в аэропорту Шотландии, что дедушка страдал от мании величия. Он прилетел на свадьбу своего лучшего друга Чико. Тиаго должен отказаться от свободы, вступить в брак, чтобы сохранить доброе имя своей семьи, а точнее, фамилию, которой так сильно гордился его дед.

– Наша фамилия не должна сгинуть, – заявил дед на смертном одре. – Самое время найти жену, Тиаго. Если ты не обзаведешься наследником, наш род исчезнет без следа.

– Что, если я женюсь, но мы не сможем иметь детей?

– Вы можете усыновить ребенка, – с легкостью сказал мужчина, как будто он уже все спланировал. – Если это тебе не по плечу, тогда ты потеряешь все, над чем ты так усердно работал.

– А как же семьи, которые жили на фазенде Сантосов в течение нескольких поколений? Ты готов и с ними так поступить?

– Ты действительно считаешь, что меня это волнует? Мне будет все равно, что произойдет после моей смерти, Тиаго. Мое наследие должно жить и процветать. Не смотри на меня так, – запротестовал дед. – Неужели ты считаешь, что я получил эту землю по доброте душевной? Разве я о многом прошу? Каждую неделю у тебя разные девушки. Выбери уже одну и обзаведитесь потомством. Если не сделаешь по-моему, узнаешь, чем все может закончиться.

Спорить с кем-то на смертном одре бессмысленно, именно по этой причине Тиаго держал язык за зубами. Но в одном он был уверен: он обязан сохранить ферму.

Глава 1

Кулак появился из ниоткуда, и удар пришелся прямо по лицу. Упав на спину на кучу соломы, пребывая в абсолютнейшем шоке, Данни думала лишь о том, чтобы не потерять сознание и драться изо всех сил. Сильные руки схватили ее за запястья, закинув над головой. Она едва могла сделать вдох, ужас и боль сковали ее тело. Мужчина сел верхом, так что шевелиться было трудно. Помимо лошадей в конюшне не было ни души, темнота была ей не на руку. Музыка на свадьбе играла так громко, что ее криков никто бы не услышал.

«Черта с два я сдамся!» – подумала Данни. Страх и злость придали ей сил. Но этого было недостаточно! Ей не одолеть его. Мужчина был слишком силен. Прижимая ее к земле всем своим весом, он тяжело дышал в предвкушении того, что собирался сделать.

Данни осмотрелась по сторонам, пытаясь найти хоть что-нибудь, чтобы спастись. Если бы только она смогла освободить руку… Он лишь рассмеялся, наблюдая за попытками Данни освободиться.

Девушка узнала этот смех.

Карлос Пинтос!

Все произошло за считаные секунды. Она не разглядела его лицо, но теперь увидела жестокий нрав своего бывшего молодого человека. Данни стало дурно от одной лишь мысли, что он выследил ее в глуши Шотландии. Это его месть за то, что Данни бросила его? Приезд в Шотландию – ее способ убежать от Пинтоса. Данни не сдалась тогда и сейчас не собирается. Она сбежала от своего жестокого любовника, теперь уступать ему она не намерена. Между ними все кончено!

Ненависть, страх и гнев возросли с такой силой, что внутри открылось второе дыхание. Данни попыталась метить ровно в пах. Но Пинтос был гораздо быстрее ее и рассмеялся в голос. Девушка не сдавалась.

– Бесполезно, – усмехнулся он. – Почему бы тебе уже не признать, что хочешь меня, и отдаться страсти?

– Ни за что!

– Что же произойдет дальше? – протяжно спросил он.

Данни едва справилась с рвотным рефлексом, когда Пинтос коснулся языком ее лица.

Они встречались совсем недолго, когда Данни впервые узнала, каким на самом деле был Карлос Пинтос. Он был звездой поло, всегда очаровательный на публике, тогда-то она и попала под его чары. А потом он начал проявлять жестокость по отношению к Данни, когда они оставались наедине. Возможно, именно применив свое обаяние, он и пробрался через охрану на свадьбу.

Из-за своего преимущества в весе и силе Пинтос был крайне уверен в себе. Собрав все свои силы, Данни рванулась и ударила его головой. Вскрикнув, он отшатнулся, схватился за нос, кровь лилась сквозь его пальцы. Девушка получила преимущество, но тюки сена, на которых она оказалась, сыграли против нее, скорость и ловкость были не на высоте. Данни вырвалась и ринулась к двери конюшни.

Сбежав со свадебной вечеринки, Тиаго решил прогуляться по округе. Как наследник фермы в Бразилии, он оценивающе осматривал владения. Тиаго совмещал в себе две натуры – международного игрока в поло и любителя дикой природы. Пресса и вовсе называла его плейбоем, но таковым он себя не считал.

Ему больше по душе такие безграничные просторы, нежели душные вечеринки в переполненном доме. Ускорив шаг, он направился в излюбленное место – конюшню. Его друг Чико неплохо устроился – женился на наследнице огромного поместья. Хотя стоит признать, что Чико и сам был не промах, у него самого имелась недвижимость в Бразилии. Он хотел разводить здесь породистых лошадей, например дорогостоящих пони, которые едва ли сравнились бы по качеству с лошадьми Тиаго. Друзья не раз говорили о расширении производства, их целью был европейский рынок. Стоит признать, что такие владения прекрасно для этого подходили.

Что же касается последней воли дедушки, Тиаго все еще не продвинулся в этом вопросе. Он слишком сильно любил свободу, чтобы отказаться от нее и остепениться. Даже пресса называла его команду по поло неистовыми варварами. Тиаго постоянно видели с бокалом дорогого французского вина под ручку с хорошенькой девицей.

Подходя ближе к конюшне, он расслабился. Тиаго любил лошадей и чувствовал себя с ними комфортно.

Во дворе горел тусклый свет, который сильно отличался от ярких и вычурных люстр старого поместья.

Тиаго был уже во дворе, как вдруг дверь конюшни распахнулась и оттуда выскочила невысокая девушка.

– Что за?…

Девушка была в истерике, и Тиаго хотел успокоить ее, но Данни разразилась гневной тирадой и попыталась убежать. Тиаго, схватив ее за руку, столкнулся с ней взглядом и узнал ее.

– Данни? Это ты?

Она была лучшей подружкой невесты и свидетельницей на свадьбе. Впервые они встретились в Бразилии на ферме Чико. Тогда Лиззи, невеста Чико, и Данни учились кататься на лошадях.

– Что здесь произошло? – потребовал он объяснений. Девушка так тяжело дышала, словно пробежала несколько километров. Затем Тиаго заметил синяки на ее лице. – Господи, Данни!

Пройдя мимо девушки, Тиаго заглянул в темную конюшню. Ничего подозрительного он не заметил и вернулся к Данни.

– Данни, меня зовут Тиаго. Ты меня узнаешь? Теперь ты в безопасности. Все хорошо.

Услышав его слова, она не смогла сдержаться и усмехнулась:

– В безопасности? С тобой?

«Вполне справедливо», – признал Тиаго. Если она верит прессе, то и от него надо было бы бежать, но она не сдвинулась с места. У Данни всегда было свое мнение обо всем, и она никогда не боялась сказать лишнего. Но что же случилось с ней? Она была безумно напугана и покрыта ушибами и синяками.

– Почему ты здесь совсем одна? – поинтересовался он, оглядываясь по сторонам.

– Какая тебя разница?

Тиаго осторожно коснулся ушибленного лица.

– Успокойся, пожалуйста. Тебе нужна помощь, и я к твоим услугам.

– Помощь от тебя? – не поверила своим ушам Данни. А затем закричала: – Берегись!

Девушка оттолкнула его, увидев фигуру позади Тиаго. Тиаго заблокировал удар и опрокинул нападавшего на землю.

– Карлос Пинтос!

Как же сильно Тиаго ненавидел этого человека. Именно из-за него поло обрело дурную репутацию. Он мошенничал не только на поле, но и в жизни. А еще он был бывшим парнем Данни, который жестоко с ней обращался.

Убедившись, что Пинтос лежит на земле и никуда не собирается, Тиаго набрал номер Чико, а затем вернулся к Данни.

– Не надо, – произнесла девушка.

В Бразилии между Данни и Тиаго проскакивали искры, он ее поддразнивал, она флиртовала в ответ. На этом их общение и закончилось.

– Простого «спасибо» было бы достаточно, – парировал Тиаго. – Ах да, я вовсе не собирался к тебе прикасаться. – Он постарался оценить, как сильно пострадала Данни. Судя по всему, травмы были поверхностными, так что в скором времени от синяков и царапин не останется и следа. Хотя стоило все же заявить в полицию на Пинтоса.

– Спасибо, – пробормотала Данни.

Поправив пиджак и откинув волосы с лица, Тиаго спросил:

– Он прикоснулся к тебе?

– А сам как думаешь?

– Я вижу синяки, но я имел в виду другое.

Нахмурившись, девушка покачала головой:

– Он ничего не сделал. Все вы одинаковые.

Данни была расстроена, но упрек в его сторону был напрасен.

– Не сравнивай меня с этим подонком! Ты так и не сказала, почему находилась здесь одна.

– Мне захотелось зайти в конюшню и проведать лошадей, – неохотно произнесла она. – Я прожила всю свою жизнь здесь и всегда чувствовала себя в конюшне в безопасности. Ничего подобного здесь прежде не случалось. Если ты хочешь знать, – добавила Данни, взглянув на Тиаго, – я хотела побыть в одиночестве, хотела подумать… вдали от толпы и праздника.

– Я тебя так хорошо понимаю, – согласился он. – Но времена изменились, Данни.

– Да, – печально промолвила она. – Все меняется, а я все еще здесь.

– Чтобы построить карьеру, нужно время.

– И деньги, – добавила она. – Куча денег, которых у меня нет. Нельзя иметь все и сразу.

– Ты ошибаешься. Посмотри на меня.

Девушка улыбнулась над его высокомерием, но Тиаго понимал, что самоуверенность – ключ к успешной карьере. Если б он не верил в себя, кем бы он был тогда?

– Ты ничем не хуже. Признаю, в какой-то момент я оказался в правильном месте в правильное время, но я часами находился под палящим солнцем и надрывался на работе. Как и ты. Я всегда знал, чего хочу добиться. Так что дерзай, Данни, – советовал он. – Главное, не сдавайся.

Тиаго ненавидел жестоких людей и хулиганов. Он был просто в бешенстве, видя, что натворил Пинтос.

Он раньше никогда не общался с девушками по душам, да и разговоры эти были ни к чему. Сейчас же Тиаго хотел вселить уверенность в Данни.

– Когда мы впервые встретились на ферме Чико в Бразилии, ты хотела основать школу верховой езды, верно?

– Да, – призналась она. – Тогда я была такой фантазеркой. Я не задумывалась о трудностях, которые могут встретиться на пути.

– А ты думаешь, я сумел стать успешным без усилий? Ты считаешь, что мне все далось легко?

Тиаго стоял так близко, что Данни чувствовала его запах.

– Я усердно работал, чтобы добиться желаемого, и никогда не сдавался. И ты не должна, Данни.

Данни взглянула на Пинтоса.

– Не смотри на него, смотри на меня.

Девушка так и сделала.

– Спасибо, – искренне произнесла она. – Спасибо, что напомнил мне, чего я хочу от жизни.

– Не благодари меня. – Тиаго взглянул на Пинтоса. – Он тебя больше не потревожит. Я тебе обещаю.

– Я в порядке. Правда, – убеждала его Данни с улыбкой на лице, но глаза выдавали ее истинные эмоции.

Ей не нужна его жалость, и Тиаго это понимал. Данни была не из тех, кто стал бы переживать, плакать и ждать помощи.

Он снова взглянул на Пинтоса с отвращением.

– Я побуду здесь, пока не приедет охрана, – заверил ее Тиаго. – Когда мы с ним разберемся, я провожу тебя домой.

– В этом нет необходимости, – ответила она.

– Есть, – не сдавался он. – Ты не останешься сегодня одна. Я за тобой присмотрю.

Девушка покачала головой, словно снова переживала события этого вечера.

– Не верю, что все это происходит со мной.

– Ты не позволила ничему произойти, Данни, – твердо произнес он. – Ты не сделала ничего плохого.

Она взглянула на него, будто ждала утешения.

– Может, это знак того, что мне пора двигаться дальше и делать здесь больше нечего.

– Значит, уезжай, – пожав плечами, произнес Тиаго. – Но пообещай не принимать поспешных решений, особенно сейчас, когда ты расстроена.

– Расстроена? – недоумевала она. – Я уже забыла о случившемся.

– Хорошо, но советую тебя все хорошенько обдумать. Может, завтра с утра ты изменишь свое решение.

– А может, я решу начать все с чистого листа. Новая жизнь и прочее…

– Вполне вероятно, – признал он.

– Но я не смогу убежать, – промолвила девушка. – Я не смогу убежать от Пинтоса.

– Тебе и не нужно, – заверил ее Тиаго. – Изменения в жизни вовсе не означают бегство. Тщательно подумай, прежде чем принимать судьбоносные решения. И в будущем больше не разгуливай одна в темноте.

– Это еще почему? – Девушка окинула его пронзительным взглядом. – Потому что тебя не будет поблизости, чтобы спасти меня?

– Именно.

Данни смутилась. Да, стоит признать, девушка была в шоке от случившегося, но сейчас, находясь рядом с Тиаго, она не знала, что думать. Впервые увидев его в Бразилии, Данни почувствовала сильное притяжение, и оно еще никуда не исчезло.

Тиаго был знатным ловеласом, и, когда они только встретились, она отнеслась к нему соответственно – дразнила его, флиртовала, но в то же время оставалась на безопасном расстоянии. А теперь Тиаго раздавал советы направо и налево. Подходит ли он на роль советчика?

К своему удивлению, Данни признала, что подходит. Возможно, сегодня он показал свое истинное лицо.

– Полиция уже здесь, – произнес Тиаго, увидев двух мужчин. – Как только мы пообщаемся с ними, сможем отправиться по домам.

– Сопровождение мне не нужно, Тиаго, – настойчиво сказала Данни. – Почему бы тебе не вернуться на вечеринку? – предложила она. – Мне жаль, что ты пропускаешь все веселье.

– Я должен быть уверен, что ты в безопасности.

– Едва ли со мной может еще что-то случиться.

Сдаваться Тиаго не собирался. Все будет так, как он сказал.

– Еще пара минут, и мы свободны, – продолжил он, взглянув на нее с беспокойством. – Тебе не нужно возвращаться на вечеринку.

– Не стоит, – уверенно произнесла она.

Тиаго удивленно приподнял бровь. Он выглядел крайне привлекательно, и оставаться равнодушной было невозможно. Он читал Данни, словно раскрытую книгу, и всегда так делал. Когда она проходила обучение в Бразилии, то всегда старалась предстать перед ним в выгодном свете, а уж если он приходил на ее тренировки, ее счастью не было предела. Сейчас же в ней взыграла гордость. Дрожь в ее теле не отступала, но Данни не хотела показаться ему слабой.

Данни хотела забыть о произошедшем кошмаре, просто оказаться дома. Вся ситуация казалась какой-то нереальной. Данни так хотелось встать под душ, смыть грязь и привести себя в порядок.

«Зачем только связалась с этим Карлосом Пинтосом! Как же я была глупа!» – упрекала себя девушка. Взглянув на Тиаго, который общался с полицией, она поняла, насколько они разные. Тиаго был победителем по жизни, в отличие от Пинтоса, который прямо сейчас лежал на земле. «А ведь у судьбы есть чувство юмора», – заметила Данни. Кто бы мог подумать, что Тиаго Сантос, известный на весь мир плейбой, окажется таким сильным и заботливым защитником. Со стороны он мог бы показаться немного опасным, но на самом деле его характер сильно отличается от того, что описывается прессой.

– Ну и куда ты собралась? – позвал ее Тиаго, когда девушка направилась в сторону дома.

– Пинтос больше не стоит на моем пути…

– Я провожу тебя, не забыла? – поинтересовался он. – Поднимайся в свою комнату, а я расскажу Лиззи, что произошло.

– Не смей! Не стоит расстраивать Лиззи в такой день. Она, должно быть, уже заметила, что я исчезла, уже видела и слышала сирены полиции. Сегодня день ее свадьбы – ее день, не мой. Не стоит добавлять масла в огонь, – сказала Данни. – Просто скажи ей, что волноваться не нужно. Что-то вроде, что я пошла в конюшни и потеряла счет времени. Или что я споткнулась, упала и отправилась наверх, чтобы привести себя в порядок.

– Хорошо, сделаю все, что смогу, – пообещал Тиаго. – Но лгать ей я не собираюсь. Данни, ты не можешь притворяться, будто ничего не случилось, – настаивал он.

– Об этом я тебя не просила. Ну что ты так на меня смотришь? – не удержалась девушка под пристальным взглядом Тиаго.

Улыбка появилась на его лице.

– Ты не сможешь держать все в секрете.

– Почему?

– Ты видела себя в зеркале?

Данни коснулась лица и тут же вспомнила о синяках и ушибах. Она совсем забыла о них.

– Как думаешь, сумеешь их скрыть? – поинтересовался Тиаго.

– Дома есть аптечка и косметика.

– Вызвать врача?

– Едва ли мы сможем вызвать врача в такое время, да и зачем? Спасибо за беспокойство, но серьезно, Тиаго, это всего лишь синяки.

– Тебе не обязательно все время быть сильной и независимой женщиной.

– Какое тебе до этого дело? – Ненавидя себя за проявление слабости, Данни едва сумела совладать со слезами.

Данни допустила серьезную ошибку – взглянула в глаза Тиаго. Беспокойство внутри возрастало, но жалеть себя Данни не позволит.

Ей хотелось поскорее пережить эту ночь. Синяки очень быстро исчезнут, но разочарование из-за того, что она связалась с Карлосом Пинтосом, уже никуда не денется. Или же на это понадобится много времени.

– Я хочу выразить тебе свою благодарность должным образом, – сказала она.

Тиаго пожал плечами:

– Мне не нужны медали, Данни. Они лишь испортят мой костюм.

Тиаго всегда мог рассмешить Данни. Несмотря на это, не стоило забывать, что Тиаго был знатным ловеласом. Его шарм и обаяние уже не раз вводили девушек в заблуждение.

Глава 2

Экономка Анни уже ждала их возле входной двери.

– Чико сказал мне, что произошло, – услышала Данни от Анни.

Тиаго поспешно кивнул.

– Прежде чем ты уйдешь, возьми мою визитку. Если тебе что-нибудь понадобится…

– Твоя визитка? – Данни улыбнулась в ответ, взяла визитную карточку и тщательно изучила информацию, прежде чем взглянуть на него. – Мне ничего не понадобится, но спасибо за все…

Тиаго смотрел на нее, открыв рот. Раньше его никогда не отшивали.

«Да что она о себе возомнила?» – подумал он, возвращаясь на вечеринку.

Данни встала под струи освежающего душа, стараясь смыть все плохие воспоминания этого вечера. Зачем она только пошла в конюшни посреди свадебного торжества Лиззи? Возможно, ей просто хотелось остаться наедине со своими мыслями. Данни должна была понять, что же делать дальше в своей жизни, расставить приоритеты, ведь теперь ее лучшая подруга вышла замуж и многое может измениться. Еще в детстве она чувствовала себя в безопасности, находясь в конюшне. В компании этих смиренных, спокойных и кротких животных Данни забывала о проблемах и трудностях жизни. Поэтому-то она и направилась туда этим вечером.

Уж чего или, точнее, кого она не ожидала увидеть, так это Карлоса Пинтоса. К счастью, в ближайшее время она его не увидит, как ее заверила полиция. Выяснилось, что он находился в розыске, поскольку Пинтос преследовал и напал на нескольких женщин. Так что теперь ей оставалось переживать лишь из-за Тиаго Сантоса.

Сможет ли она выкинуть его из головы? Сумеет ли думать о ком-либо другом? Стоит ли забыть о нем навсегда? Возможно ли чувствовать себя в безопасности с Тиаго? Сможет ли она развиваться профессионально и построить карьеру? Все эти вопросы не давали ей покоя.

Данни была обладательницей диплома престижного училища Чико в Бразилии, и все свое время она тратила на лошадей и тренировки. Пора уже решать, чем заниматься в будущем, начать планировать время и двигаться к цели.

Собираясь с силами, девушка включила ледяную воду, надеясь взбодриться.

– Данни? – За дверью послышался голос Анни.

– Да?

– Дорогая, к тебе кое-кто пришел.

Знакомый и горячо любимый шотландский акцент заставил ее улыбнуться.

– Дай мне пару минут, я скоро выйду.

«Должно быть, пришла Лиззи, чтобы узнать о произошедшем», – подумала Данни. Останется только сменить тему и посмеяться над всем случившимся. У ее лучшей подруги была свадьба, и все должно быть идеально. Так все и было бы, если бы не Данни…

– Милая, я могу сказать ему, что ты никого не желаешь видеть. Что скажешь?

«Ему?» – удивилась Данни.

– Он за тебя сильно беспокоится… – Анни ждала, что же скажет девушка, а затем, так и не дождавшись ответа, добавила: – Думаю, что ты должна хотя бы успокоить его и сказать, что с тобой все в порядке.

Сердце Данни забилось, словно бешеное, тело дрожало от волнения. Лишь один человек знал, что произошло в конюшне этим вечером. И девушка поклялась держаться от него подальше.

– Я принесла тебе чистое платье и оставлю его на постели. Ты не против? – спросила Анни. Не дождавшись ответа, домработница обеспокоенно произнесла: – Данни, ты в порядке?

– Да, все хорошо. Я уже выхожу. Ты не могла бы попросить его подождать меня пару минут?

– Хорошо, дорогая.

И вот воцарилась тишина. Где сейчас ее ждет Тиаго – на улице или в гостиной на первом этаже? Девушка замерла, пытаясь вслушаться, что же происходит за дверью.

«Надо встретиться с ним лицом к лицу, поговорить и сделать так, как посоветовала Анни», – подумала она. Таким образом, Данни сможет покончить со всей этой жуткой историей и забыть инцидент в конюшне. Она крайне признательна Тиаго, но больше в его помощи не нуждается.

Закутавшись в полотенце, девушка собралась с духом и вышла из ванной.

Данни долго не было, а ведь никогда раньше ему не приходилось кого-либо ждать. Он периодически напоминал себе, что сегодня особый случай. Данни шокирована произошедшим, так что он решил играть роль заботливого друга. Чико уже рассказал своей жене о случившемся, и теперь Лиззи не могла найти себе места и переживала за Данни.

– Будь с ней ласков, Тиаго.

«Что, вы думаете, я собираюсь с ней делать, черт подери!» – подумал он.

– Просто сделай так, как я прошу. Ради меня, – молила Лиззи, положив руку на его плечо.

– Я так и сделаю, – пообещал Тиаго, улыбнувшись.

И он сдержит свое обещание.

Данни посмотрела на платье, которое оставила ей Анни. Такие платья она видела лишь в модных журналах, явно не в ее стиле. Оно было прелестно, и ей безумно хотелось его примерить, но сегодня была неподходящая ночь. Девушка чувствовала себя такой уязвимой.

Платье было сделано из ярко-красного шелка, и принадлежало оно Лиззи. Данни узнала его и улыбнулась. Мимо такого наряда пройти невозможно, покрой выгодно подчеркивал фигуру. Платье было идеальным для свадебной вечеринки, танцев и развлечений.

Что же ей делать? Тиаго ждал девушку за дверью ее комнаты, а Лиззи – на первом этаже. Ей не хотелось предстать перед ним такой слабой и уязвимой, а волновать свою подругу в день ее свадьбы – тем более.

Данни надела платье и оставила волосы распущенными. Она посмотрелась в зеркало и вздохнула – синяки выглядели не так уж и ужасно, но все еще были заметны под макияжем. Девушка надеялась на приглушенное освещение, тогда едва ли кто-нибудь заметит ушибы.

Прислонившись к двери, Тиаго терпеливо ждал. Он помнил, что сегодня играет роль джентльмена.

– Я почти готова! – крикнула Данни. – Прости, что заставила тебя столько ждать!

Девушка широко распахнула дверь. Тиаго стоял в оцепенении. Он не подозревал, что перевоплощение окажется столь разительным, и не знал, как ему стоит реагировать. Прежде он видел Данни в рубашке и брюках, когда та сидела верхом на лошади. Видел ее и в сдержанном платье подружки невесты. Но это красное платье было таким коротким и открытым…

– Ты же не думаешь, что я позволю тебе идти на вечеринку в таком платье?

Как только слова слетели с его губ, он тут же о них пожалел. Какова же ирония! Именно такой он и представлял девушку возле себя, но ведь это была Данни…

– Именно в этом платье я и планировала пойти, – ответила она, смерив его взглядом. – Мне больше нечего надеть. Или же придется сделать вид, что мне безумно плохо, остаться в комнате и тем самым расстроить Лиззи.

Тиаго ухмыльнулся, понимая, что выбора у него нет.

– Если же ты не хочешь показываться со мной на людях…

– Я принес тебе это, – прервал ее он.

– Что это? – с подозрением спросила Данни, поглядывая краем глаза на тюбик.

– Я использую это средство, когда лошади получают ушибы. Оно творит чудеса.

– Оно хорошо пахнет?

Тиаго немного напрягся, когда девушка поднесла средство к носу и понюхала.

– Признаться честно, я об этом не задумывался.

– А может, должен был? Хотя бы ради других гостей на свадьбе…

Тиаго нахмурился.

Данни выглядела потрясающе. Фигура в виде песочных часов была выгодно подчеркнута, распущенные волосы струились, доходя до тонкой талии, а крохотные ножки были облачены в серебристые босоножки. Тот факт, что девушка сумела собрать все свои силы и дух после случившегося, не мог не удивлять.

– Спасибо, Тиаго, – промолвила она. – Чувствую, что еще не раз скажу тебе «спасибо». И я действительно тебе благодарна, – добавила Данни, не сводя с него глаз.

– Ты уверена, что в порядке?

– Буду в порядке, когда вернусь на вечеринку, – заверила она Тиаго, нервно поглядывая на дверь. – Сейчас для меня главное, чтобы Лиззи была счастлива. Сегодня ее свадьба, и она не должна быть омрачена плохими новостями. Так что я просто оставлю это здесь, ты ведь не против? – Данни поставила крем на столик. – Намажу его сегодня вечером, чтобы насладиться запахом в одиночестве.

– Пойдем? – произнес он, подавая ей руку.

– Конечно, – ответила она, проходя мимо него.

Девушка оставила Тиаго позади. Она чувствовала пристальный взгляд на себе, отчего ее бросило в жар. В присутствии Тиаго Сантоса ей становилось не по себе. Он был не так уж прост, никто не может добиться такого успеха, будучи абсолютно святым, его привлекательная внешность играла важную роль в его жизни. Эти выразительные глаза, чувственные губы, расслабленная походка – все было ему на руку.

Данни провела достаточно времени в Бразилии на ферме Чико и успела полюбить местных людей за их теплоту и радушие. Тиаго был именно таким, хотя сложно в это было поверить из-за многочисленных слухов о его натуре. Говорили, будто он опасный волк-одиночка.

Войдя в зал, девушка почувствовала облегчение. Она тут же направилась к столу Лиззи.

– Ого, ты выглядишь потрясающе! – воскликнула Лиззи, вставая со стула. – Я рада, что выбрала именно это платье. Оно тебе так идет! Как ты себя чувствуешь?

Ты в порядке? – добавила девушка шепотом, заметив синяки на лице Данни. – О боже, Данни! Твое лицо…

– Выглядит не так уж плохо, да?

– Не шути так, это вовсе не смешно, – настояла Лиззи. – Пинтос – монстр! Хорошо, что мы не увидим его на протяжении долгого времени.

– Давай больше не будем затрагивать данную тему. Хорошо? – Данни обняла свою подругу. – Не хочу, чтобы что-то омрачило день твоей свадьбы.

Лиззи решила проигнорировать предупреждение.

– Я так рада, что Тиаго оказался поблизости и пришел тебе на помощь! – радостно воскликнула девушка. – Может, он не так уж и плох?

– Ну, уже нет, он хуже даже самого жуткого злодея, – парировала Данни.

– Я даже представить не могу, как Пинтос сумел попасть на свадьбу, – с беспокойством продолжала Лиззи. – В списке приглашенных он оказаться уж точно не мог. Чико сказал, что, возможно, он оказался в Шотландии из-за турнира по игре в поло и решил заглянуть сюда, в надежде тебя увидеть, а служба безопасности нас подвела и пропустила на мероприятие. Больше таких ошибок не случится. Я обещаю тебе! – Лицо Лиззи смягчилось. – Я чувствую себя такой виноватой в случившемся.

1 2

www.litlib.net

Читать книгу «Идеальная сделка» онлайн

Правообладателям и читателям! Данное произведение защищается авторским правом, поэтому, вы можете ознакомиться с легальным фрагментом. Если начало вам понравилось, то можно приобрести легальную полную версию произведения по ссылке на последней странице фрагмента у нашего проверенного и надежного партнера.

Пролог

Условия завещания потрясли всех, кроме Тиаго Сантоса. Чтобы унаследовать состояние своего деда, ему необходимо жениться. Что может быть проще? Если он не женится в течение определенного периода времени, его горячо любимая ферма в Бразилии будет передана попечительскому совету, который ничего не смыслит в лошадях.

Тиаго помнил, готовясь к посадке частного самолета в аэропорту Шотландии, что дедушка страдал от мании величия. Он прилетел на свадьбу своего лучшего друга Чико. Тиаго должен отказаться от свободы, вступить в брак, чтобы сохранить доброе имя своей семьи, а точнее, фамилию, которой так сильно гордился его дед.

– Наша фамилия не должна сгинуть, – заявил дед на смертном одре. – Самое время найти жену, Тиаго. Если ты не обзаведешься наследником, наш род исчезнет без следа.

– Что, если я женюсь, но мы не сможем иметь детей?

– Вы можете усыновить ребенка, – с легкостью сказал мужчина, как будто он уже все спланировал. – Если это тебе не по плечу, тогда ты потеряешь все, над чем ты так усердно работал.

– А как же семьи, которые жили на фазенде Сантосов в течение нескольких поколений? Ты готов и с ними так поступить?

– Ты действительно считаешь, что меня это волнует? Мне будет все равно, что произойдет после моей смерти, Тиаго. Мое наследие должно жить и процветать. Не смотри на меня так, – запротестовал дед. – Неужели ты считаешь, что я получил эту землю по доброте душевной? Разве я о многом прошу? Каждую неделю у тебя разные девушки. Выбери уже одну и обзаведитесь потомством. Если не сделаешь по-моему, узнаешь, чем все может закончиться.

Спорить с кем-то на смертном одре бессмысленно, именно по этой причине Тиаго держал язык за зубами. Но в одном он был уверен: он обязан сохранить ферму.

Глава 1

Кулак появился из ниоткуда, и удар пришелся прямо по лицу. Упав на спину на кучу соломы, пребывая в абсолютнейшем шоке, Данни думала лишь о том, чтобы не потерять сознание и драться изо всех сил. Сильные руки схватили ее за запястья, закинув над головой. Она едва могла сделать вдох, ужас и боль сковали ее тело. Мужчина сел верхом, так что шевелиться было трудно. Помимо лошадей в конюшне не было ни души, темнота была ей не на руку. Музыка на свадьбе играла так громко, что ее криков никто бы не услышал.

«Черта с два я сдамся!» – подумала Данни. Страх и злость придали ей сил. Но этого было недостаточно! Ей не одолеть его. Мужчина был слишком силен. Прижимая ее к земле всем своим весом, он тяжело дышал в предвкушении того, что собирался сделать.

Данни осмотрелась по сторонам, пытаясь найти хоть что-нибудь, чтобы спастись. Если бы только она смогла освободить руку… Он лишь рассмеялся, наблюдая за попытками Данни освободиться.

Девушка узнала этот смех.

Карлос Пинтос!

Все произошло за считаные секунды. Она не разглядела его лицо, но теперь увидела жестокий нрав своего бывшего молодого человека. Данни стало дурно от одной лишь мысли, что он выследил ее в глуши Шотландии. Это его месть за то, что Данни бросила его? Приезд в Шотландию – ее способ убежать от Пинтоса. Данни не сдалась тогда и сейчас не собирается. Она сбежала от своего жестокого любовника, теперь уступать ему она не намерена. Между ними все кончено!

Ненависть, страх и гнев возросли с такой силой, что внутри открылось второе дыхание. Данни попыталась метить ровно в пах. Но Пинтос был гораздо быстрее ее и рассмеялся в голос. Девушка не сдавалась.

– Бесполезно, – усмехнулся он. – Почему бы тебе уже не признать, что хочешь меня, и отдаться страсти?

– Ни за что!

– Что же произойдет дальше? – протяжно спросил он.

Данни едва справилась с рвотным рефлексом, когда Пинтос коснулся языком ее лица.

Они встречались совсем недолго, когда Данни впервые узнала, каким на самом деле был Карлос Пинтос. Он был звездой поло, всегда очаровательный на публике, тогда-то она и попала под его чары. А потом он начал проявлять жестокость по отношению к Данни, когда они оставались наедине. Возможно, именно применив свое обаяние, он и пробрался через охрану на свадьбу.

Из-за своего преимущества в весе и силе Пинтос был крайне уверен в себе. Собрав все свои силы, Данни рванулась и ударила его головой. Вскрикнув, он отшатнулся, схватился за нос, кровь лилась сквозь его пальцы. Девушка получила преимущество, но тюки сена, на которых она оказалась, сыграли против нее, скорость и ловкость были не на высоте. Данни вырвалась и ринулась к двери конюшни.

Сбежав со свадебной вечеринки, Тиаго решил прогуляться по округе. Как наследник фермы в Бразилии, он оценивающе осматривал владения. Тиаго совмещал в себе две натуры – международного игрока в поло и любителя дикой природы. Пресса и вовсе называла его плейбоем, но таковым он себя не считал.

Ему больше по душе такие безграничные просторы, нежели душные вечеринки в переполненном доме. Ускорив шаг, он направился в излюбленное место – конюшню. Его друг Чико неплохо устроился – женился на наследнице огромного поместья. Хотя стоит признать, что Чико и сам был не промах, у него самого имелась недвижимость в Бразилии. Он хотел разводить здесь породистых лошадей, например дорогостоящих пони, которые едва ли сравнились бы по качеству с лошадьми Тиаго. Друзья не раз говорили о расширении производства, их целью был европейский рынок. Стоит признать, что такие владения прекрасно для этого подходили.

Что же касается последней воли дедушки, Тиаго все еще не продвинулся в этом вопросе. Он слишком сильно любил свободу, чтобы отказаться от нее и остепениться. Даже пресса называла его команду по поло неистовыми варварами. Тиаго постоянно видели с бокалом дорогого французского вина под ручку с хорошенькой девицей.

Подходя ближе к конюшне, он расслабился. Тиаго любил лошадей и чувствовал себя с ними комфортно.

Во дворе горел тусклый свет, который сильно отличался от ярких и вычурных люстр старого поместья.

Тиаго был уже во дворе, как вдруг дверь конюшни распахнулась и оттуда выскочила невысокая девушка.

– Что за?…

Правообладателям и читателям! Данное произведение защищается авторским правом, поэтому, вы можете ознакомиться с легальным фрагментом. Если начало вам понравилось, то можно приобрести легальную полную версию произведения по ссылке на последней странице фрагмента у нашего проверенного и надежного партнера.

knigochei.net

Читать книгу Сделка

- 1 - Дмитрий Станиславович Федотов Сделка 1

Виктор вставил ключ в замочную скважину и повернул отработанным годами движением, по часовой стрелке. Ключ сделал четверть оборота и остановился. Виктор попробовал вернуть его в исходное положение, но ничего не получилось. Заело намертво.

— Дьявол! Только не это!

Он опустил на пол объемистый пластиковый пакет с оторванными ручками, который держал в охапке, и взялся за ключ обеими руками. Все попытки извлечь саботажника из замка оказались безуспешными.

Виктор тихо взвыл, пнул тяжелую металлическую дверь и прислонился к холодной ободранной стене.

— Дьявол! Только не это, — повторил он сквозь зубы. — Только не сейчас, гад! — Он с ненавистью уставился на ключ. — Мне же должны позвонить насчет работы, блин!

И тут же из-за неприступной двери раздалась издевательская трель телефона. Виктор в отчаянии схватился за ключ и крутанул его изо всех сил. С тихим щелчком замок поддался, ключ довершил полуоборот и в тот же миг сломался. Но Виктор уже ворвался в квартиру, отшвырнув злосчастный обломок. Телефон продолжал звонить.

Виктор как был, в грязных и мокрых кроссовках, рванул к нему через комнату и схватил трубку.

— Слушаю, Панин!

— Господин Панин? — равнодушно произнес женский голос. — Дирекция холдинга «Виталь-плюс» приняла решение отказать вам в приеме на должность технического эксперта. Других вакансий, соответствующих вашему резюме, в настоящий момент у «Виталь-плюс» нет. Желаем дальнейших успехов.

В трубке запикали короткие гудки. Виктор обреченно посмотрел на нее: семь отказов за неделю — это ли не судьба?

— Спасибо, — язвительно сказал он своему отражению в зеркале над телефонной полкой. — А жить-то на какие шиши прикажете? Может, мне в йоги податься или сразу в будды — солнечным светом питаться?

Он бросил трубку на рычаг и побрел назад на лестничную площадку за пакетом с продуктами. Подобрал его и с тоской посмотрел на обломок ключа в замке: вот и еще одна растрата — слесаря вызывать, новый ключ делать, а то и вовсе замок менять придется. Однако ж, куда деваться?

- 1 -

www.bookol.ru