Читать онлайн "Зависимая (СИ)" автора Тори - RuLit - Страница 34. Читать книгу зависимая


Зависимая читать онлайн

© Т. Озолс, 2016

© Оформление. ООО «Издательство АСТ», 2016

* * *

Я никогда не думала, что ты вот так появишься в моей жизни. Смотря настороженно на твое прекрасное лицо, я не представляла, что когда-нибудь не смогу прожить и минуты без твоего взгляда. Ласкового или жестокого. Неважно какого. Лишь бы ты смотрел на меня.

– Вот, возьми, это тот материал, который благодаря своему другу я раздобыл в архивах города, – мужчина протянул ей стопку пожелтевших от времени листов. – Ты можешь поработать с ними до понедельника.

– Спасибо, профессор Дерриссон, – проговорила девушка, складывая в сумку такой драгоценный для ее работы материал. – Тогда до понедельника.

Кивнув научному руководителю, девушка взяла свои вещи и вышла из его кабинета. Идя по полупустому университету, Алекс вздохнула, понимая, что снова задержалась. Но от университета до снимаемой ею квартиры – всего пара кварталов, поэтому девушка не волновалась о безопасности.

Спокойно направляясь домой в сумерках теплого осеннего вечера, она вдруг вспомнила, что неплохо бы было зайти по пути в магазин за продуктами, так как, заглянув с утра в холодильник, Алекс обнаружила, что тот, к ее прискорбному сожалению, практически пуст. Будучи аспиранткой исторического факультета в местном университете, она отдавала всю себя своей научной работе, забывая не только поесть вовремя, но и заполнить свою кухню хоть какими-то продуктами.

Алекс никогда не думала, что однажды откажется пойти по стопам отца и выберет эту специальность. Теперь же, отличаясь настырностью, она не сдавалась, осваивая некогда совсем не интересовавшую ее отрасль. Да, порой жизнь сама вносит коррективы в твои планы. Это произошло и с ней в тот день, когда она нашла отца застреленным.

Ее папа был военным. Ее личный герой и пример для подражания. Будучи уверенным, что дочь тоже сделает карьеру военного, он упорно натаскивал ее в физической подготовке, обучая боевым искусствам и стрельбе, несмотря на то что мама была этим до ужаса недовольна. И, возможно, его мечты исполнились бы, если бы он остался в живых.

Алекс до сих пор преследовали кошмары из детства. Просыпаясь, девушка видела кровь отца на своих руках и его, лежащего на полу в их доме. Все изменилось в тот день. Дом, в котором они были так счастливы, матери Алекс пришлось продать. Женщина считала, что так избавит себя и дочь от неприятных воспоминаний и пережитого ужаса, но такое невозможно просто забыть, даже сменив место жительства.

Конечно, с годами их боль утихла, но у девушки осталась психологическая травма: с тех пор она не могла видеть кровь, даже если та была ее собственной. Простой порез на кухне мог перерасти для нее в обморок и тошноту. Приходилось обрабатывать рану с закрытыми глазами. Но не только это стало преградой на пути военной карьеры.

С того дня Алекс стала до паники бояться оружия. Прежняя любовь к стрельбе переросла в отвращение. Казалось, стоило ей прикоснуться к пистолету – и его холод проникал под кожу, замораживая ее, лишая способности нажать на курок. В душе появилось презрение к тем, кто пользовался им и хвастался этим, говоря, что это для защиты. Мерзкие убогие людишки при первой возможности хватались за него, лишая жизни невинных, а после спокойно ходили по земле. Девушка давно уже считала, что люди совершили самое большое преступление, создав оружие и применив его друг против друга.

Поэтому, благополучно окончив школу, она и выбрала тихий, спокойный исторический факультет, чем очень порадовала мать. Та же, когда наконец убедилась, что выполнила свой родительский долг и дочь может позаботиться о себе сама, просто переехала в другой город. Мотивируя это тем, что она не в силах больше находиться здесь, ее мать слишком быстро упаковала вещи и попрощалась, оставив дочь одну. После этого пропасть в их отношениях стала еще больше. Конечно же, если бы Алекс не упиралась, они бы переехали сразу, и, возможно, им бы удалось сберечь настоящие близкие отношения. Но девушка не хотела покидать родной город. Здесь она чувствовала себя дома, даже несмотря на болезненные воспоминания, ведь кроме них было еще столько прекрасных моментов. Мама не могла понять ее и вскоре даже перестала пытаться. Все, что у Алекс осталось от материнской любви, – это короткие телефонные звонки, вызывавшие в душе лишь горечь.

На некоторое время девушка переехала в общежитие, которое подарило ей незабываемый опыт самостоятельной жизни. А когда она начала подрабатывать, делая контрольные и курсовые студентам, то смогла позволить себе снимать квартиру, найдя уединение и спокойствие для нормальной учебы. Кроме того, были еще деньги, что оставил отец, и те, что выплатило государство. Это позволяло девушке не волноваться о завтрашнем дне. А после перехода в аспирантуру у нее появился еще один доход: институт платил ей небольшие деньги за ведение занятий.

Медленно двигаясь по тротуару с небольшим кульком провизии в руке, Алекс и не заметила, как добралась до дома. Она решила войти в квартиру по пожарной лестнице, дабы не встречаться с их надоедливым консьержем (если его можно было так назвать). Квартира находилась в довольно неплохом районе, да и дом был в хорошем состоянии. Единственный минус – Род, мужчина, которого владелец оставил следить за домом и его постояльцами. Род был очень скользким типом, его похабные взгляды, которые он то и дело кидал на нее, пробирали до косточек, поэтому Алекс пыталась как можно реже с ним сталкиваться.

Завернув за угол дома, девушка резко остановилась. Там, прислонившись к стене здания, стоял мужчина. Согнувшись, он тяжело дышал, держа руку на боку. Ощущая внутреннюю настороженность, Алекс уже собиралась скрыться, но тут мужчина повернул голову и пристально посмотрел ей в глаза. Внезапно он отошел от стены и за какую-то долю секунды оказался перед ней. Сильно сжав ее руку, он резко втянул девушку в проулок, заставив ее сердце похолодеть от ужаса. Алекс ахнула от неожиданности и хотела закричать, но мужская рука закрыла ей рот. Покачав головой, он взглядом приказал молчать. Посмотрев на улицу и убедившись, что их никто не видит, мужчина снова вернул свое внимание к ней и шепотом произнес:

– Сейчас я уберу руку, но ты должна молчать! – Его голос был тихим, но не терпящим возражения. Дождавшись ее согласного кивка, он медленно отнял ладонь.

– Что вы хотите? – спросила тихо Алекс, вглядываясь в его сосредоточенное лицо. Даже боясь за свою жизнь, она не в силах была не отметить красоту этого мужчины.

А потом ее взгляд опустился на его руку, которую он прижимал к боку, и девушка увидела кровь. Ее сразу же затошнило. Побледнев, словно смерть, и прикрыв рукой рот, она подняла глаза, встречаясь с ним взглядом.

1

Загрузка...

bookocean.net

Читать Зависимая (Тори Озолс) онлайн бесплатно

Ты – мой наркотик. Ты в моей крови. Ты во мне. Разумом я ненавижу тебя, но сердце и тело бьются в ломке, когда ты не со мной. Ты – все, что я презираю в этой жизни. Твои руки запятнаны кровью. У тебя нет сердца, нет души. Ты живешь по законам другого мира… Мира, где чужая жизнь ничего не значит. Я не знаю, чем ты привязал меня к себе. Что это? Любовь? Моим чувствам нет названия. Ты разрушаешь меня. Ты – мой наркотик. И я зависима от тебя. Зависима…

Название: Зависимая Автор: Тори Озолс Жанр: Любовный роман

Читать онлайн Зависимая

 

скачать книгу    /   читать онлайн

Любите читать книги? На нашем книжном портале вы можете скачать бесплатно книги в формате fb2, rtf или epub. Для любителей чтения с планшетов и телефонов у нас есть замечательный ридер.

Отрывок

– Вот, возьми, это тот материал, который благодаря своему другу я раздобыл в архивах города, – мужчина протянул ей стопку пожелтевших от времени листов. – Ты можешь поработать с ними до понедельника.

– Спасибо, профессор Дерриссон, – проговорила девушка, складывая в сумку такой драгоценный для ее работы материал. – Тогда до понедельника.

Кивнув научному руководителю, девушка взяла свои вещи и вышла из его кабинета. Идя по полупустому университету, Алекс вздохнула, понимая, что снова задержалась. Но от университета до снимаемой ею квартиры – всего пара кварталов, поэтому девушка не волновалась о безопасности.

Спокойно направляясь домой в сумерках теплого осеннего вечера, она вдруг вспомнила, что неплохо бы было зайти по пути в магазин за продуктами, так как, заглянув с утра в холодильник, Алекс обнаружила, что тот, к ее прискорбному сожалению, практически пуст. Будучи аспиранткой исторического факультета в местном университете, она отдавала всю себя своей научной работе, забывая не только поесть вовремя, но и заполнить свою кухню хоть какими‑то продуктами.

Алекс никогда не думала, что однажды откажется пойти по стопам отца и выберет эту специальность. Теперь же, отличаясь настырностью, она не сдавалась, осваивая некогда совсем не интересовавшую ее отрасль. Да, порой жизнь сама вносит коррективы в твои планы. Это произошло и с ней в тот день, когда она нашла отца застреленным.

Ее папа был военным. Ее личный герой и пример для подражания. Будучи уверенным, что дочь тоже сделает карьеру военного, он упорно натаскивал ее в физической подготовке, обучая боевым искусствам и стрельбе, несмотря на то что мама была этим до ужаса недовольна. И, возможно, его мечты исполнились бы, если бы он остался в живых.

Алекс до сих пор преследовали кошмары из детства. Просыпаясь, девушка видела кровь отца на своих руках и его, лежащего на полу в их доме. Все изменилось в тот день. Дом, в котором они были так счастливы, матери Алекс пришлось продать. Женщина считала, что так избавит себя и дочь от неприятных воспоминаний и пережитого ужаса, но такое невозможно просто забыть, даже сменив место жительства.

Конечно, с годами их боль утихла, но у девушки осталась психологическая травма: с тех пор она не могла видеть кровь, даже если та была ее собственной. Простой порез на кухне мог перерасти для нее в обморок и тошноту. Приходилось обрабатывать рану с закрытыми глазами. Но не только это стало преградой на пути военной карьеры.

fantasywiki.ru

Читать Зависимая (СИ) - Палий Инна - Страница 1

Инна Палий

Зависимая

ГЛАВА 1

Суккуб по своей природе — существо зависимое. Сама потребность зависеть от кого-то заложена в нас уже с рождения, и сопровождает на протяжении всей жизни. И главный вопрос, который я пытаюсь решить, не в том, как измениться, как перестать быть зависимой. Законы природы невозможно переписать. Вопрос в следующем: раз уж я все равно зависимая, то, может быть, есть шанс хотя бы выбрать тот «объект», от которого буду зависеть — выбрать так, чтобы жить счастливо?

Суккубов считают самими загадочными и интригующими существами, соединяющими в своей сути два до конца непознанных миров: магии и сексуальности. Кто-то представляет нас, как прекрасных на вид женщин, кто-то, как обольстительных демонов с крыльями из кожи, а кто-то — не знает, с кем встречался, но утверждает, что акт любви произошел с самой настоящей демоницей-суккубом.

Кто же мы на самом деле?

В третьем тысячелетии необходимо отбросить предрассудки и понять, что речь идет не о демоне, и не о странном наваждении. По сути, мы особо не отличаемся от простых человеческих женщин. Есть только одна особенность — мы существуем, питаясь человеческой энергией. Суккубы предпочитают вытягивать энергетические силы быстро, питаясь бурным выплеском энергии сплошного потока, недолгого, но мощного. Поэтому сексуальная энергия для нас — идеальный вариант.

В наше время мы уже не скрываемся, как несколько веков назад. Сегодня удовольствие иметь в любовницах суккуба могут только сильные мира сего. Большинство из нас выбрало путь очень дорогих шлюх, и только единицы живут и зарабатывают, как обычные люди. Среди них я, Морозова Селена, владелица салона красоты на небольшой планете Шэнар. Хотя временами приходиться тяжело. Все же незнакомцы воспринимают меня, как элитную проститутку, потому приходится в который раз подбирать слова и объяснять, что не все суккубы одинаковые.

Спросите, почему нас хотят, невзирая на последствия (мужчина после секса с суккубом будет чувствовать себя очень измотанным и не всегда сможет сразу подняться с постели — энергии тянем много) и стоимость услуг? Дело в том, что палитра чувств, которые вызывает суккуб, очень велика: начиная от беспредельного наслаждения и восторга до экстаза. Разумеется, такие острые ощущения обычные женщины вызывать не в состоянии.

Я хотя и предпочла другой способ жизни, но все же не святая. Суккубы могут тянуть энергию из людей, не вступая с ними в сексуальный контакт. Но это, как сидеть постоянно на диете. А так хочется нарушить свои правила, и съесть сладенького. Каюсь, я грешна. Нарушаю систематически, хотя одно правило святое — не связываться со знакомыми, а то потом проблем не оберешься. Связи на стороне меня полностью устраивают. Наелась, получила удовольствие, исчезла. Пока что никому из моих «жертв» не удавалось меня найти, чтобы повторить опыт, хотя, я уверенна, пытались.

Сейчас, сидя в своем кабинете на работе, думала о том, когда же последний раз отдыхала по-настоящему. Все никак не было времени. Работа, дом, работа, только иногда позволяла себе вылазки за сладеньким. А так хочется, хотя на небольшой отрезок времени забыть о рабочих проблемах, обязанностях, бытовых хлопотах и поваляться на песочке под солнышком где-то на красивой планете. Мне сейчас отдых просто необходим, для снятия стресса, возобновления энергии и сил. Я же сама себе начальник. Решено — лечу отдыхать, и подальше, чтоб уж точно не встретить кого-то знакомого.

Залезла в мировую сеть. Так, ищем хорошие курорты. Что тут у нас? Планета Лея. Туроператор расписывает ее, как идеальное место для отдыха: золотые пляжи, чистые воды океанов, свежий воздух, множество деревьев и цветов, удобные гостевые домики. Просто сказка после портового города Кыллис, в котором живу я, где про чистый и свежий воздух давно забыли и можно увидеть только несколько чахлых кустиков. А цена? Что ж, не очень дорого. Наверное, потому что планета находится чуть не на краю галактики. Ладно, рискнем. Заказала билет на корабль. Вылет завтра вечером. Хорошо, успею вещи собрать и подготовиться.

— Госпожа Морозова, к вам посетитель, — перервал мои мысли звук сообщения от моей помощницы.

— Меня ни для кого нет.

— Это господин Королев, он очень настаивает.

— Ладно, пусть заходит, — от этого человека невозможно просто так избавиться. Наверное, сейчас снова будет предлагать стать его любовницей. Достал уже, сил нет терпеть. Еще больше захотелось поскорее улететь.

— Госпожа Селена, вы сегодня просто непревзойдённые, — с порога, а уже льстит.

— Егор, вы ко мне по делу или по личному вопросу? — не хотелось грубить, все же он уважаемый и богатый человек на Шэнаре, тем более при власти. Вдруг обидится и прикроет мой салон, в создание которого я вложила очень много сил.

— Селена, я пришел еще раз вам напомнить о своем предложении, и надеюсь на положительный ответ, — все-таки не ошиблась.

— Я не передумала, и сейчас, как и всегда мой ответ: «Нет», — хотя Егор был красивым сильным мужчиной, я не собиралась связывать свою жизнь с кем либо, потому что понимала, чем рискую. Секс с суккубом, как наркотик. Если втянешься, оторваться почти невозможно. Есть вероятность, что мужчина станет зависим от чувства эйфории, дарованного мной, а со временем почти сумасшедшим. Такого исхода дел мне не хотелось. Я уже много раз объясняла это, но меня не захотели понять, — Вам мои причины известны.

— Селена, я не считаю их значительными. Тем более рискую я, а не вы.

— Я так не думаю.

— Вы куда-то собрались улететь? — Егор поменял тему разговора.

— С чего вы взяли?

— У вас на экране открыта страница туроператора. Лея? Интересно. Собрались отдохнуть, — и такой взгляд колючий.

— Возможно, еще не решила.

— Возможно, полетим вместе?

— Нет! — слишком резко ответила. Егор нахмурился. Это не предвещало ничего хорошего.

— Селена, мое терпение не бесконечно. Я и так слишком долго ждал. Завтра я хочу услышать ответ, который мне понравиться, иначе будем говорить по-другому. Вам все ясно?

— Да.

Когда за Егором закрылись двери кабинета, маска равнодушия сползла с моего лица. Я понимала, что по крупному влипла в неприятности, а помощи просить не у кого. Господин Королев может и применить насилие. Надо срочно решать, что делать. Вариант с отъездом как раз кстати.

— Катарина, — позвала я помощницу.

— Да, госпожа Морозова.

— За салон теперь несешь ответственность ты, а я на некоторое время покидаю планету. Если кто спросит, особенно господин Королев, ты не знаешь, где я. Поняла?

— Да, я справлюсь.

— Я тебе доверяю, — хотя мы с Катариной за все время знакомства не стали подругами, я знала, что она меня не предаст.

А теперь надо идти собирать вещи, возможно, получится вылететь уже сегодня вечером. Завтра может быть поздно. Хорошо, что живу в том же здании, где салон, только на втором этаже. Не хотелось бы светиться на улице. Вдруг, Егор меня там поджидает.

online-knigi.com

Читать онлайн "Зависимая (СИ)" автора Тори - RuLit

Девил сел в кожаное кресло и уверенно ввел пароль на компьютере. Экраны замигали, открывая его взгляду разные помещения. Быстро найдя нужное, он вывел его на центральный монитор перед собой и впился взглядом в лежавшую на постели хрупкую девушку. Выдох, полный облегчения, вырвался из его горла. Мужчина и не представлял, что сдерживал дыхание, боясь увидеть два переплетенных тела.

Но даже то, что Алекс мирно спала в чужой постели, бесило его. Он просидел несколько часов в этой темной комнате, попивая виски и смотря на желанную девушку. Около пяти утра мужчина наконец погасил экраны и встал с кресла. Размяв затекшее тело, он покинул комнату, оставляя после себя пустую бутылку виски Далморе.

После этой ночи Девил был еще больше зол на себя. Запретив себе думать о ней, он ушел в свою обыденную работу и даже дал согласие пойти на очередной благотворительный прием, соучредители которого не один год пытались заманить его. Вечер прошел удачно, а сопровождающая его модель, Наталия Риз, лишь повысила статус закоренелого ловеласа.

Вот только он снова вернулся домой вместо того, чтобы принять приглашение очаровательной женщины на чашечку кофе и удовлетворить свой физический голод. В который раз засел в своем кабинете, обжигая горло дорогим напитком, съедаемый жгучим желанием подняться в комнату своего всадника смерти. Верхние пуговицы его белоснежной рубашки от Стефано Риччи были небрежно расстёгнуты, а бабочка валялась на диване вместе с пиджаком Бриони. От прислуги он узнал, что Даян отсутствовал, и это нервировало. Мужчина признался себе в ознобе, который ощущал каждый раз, когда у того появлялось свободное время, и он пропадал с его вида. Потому что тогда его мучила ревность. Да, он наконец признал себе, что впервые испытывает это жгучее невыносимое чувство, и это не приносило ему радости.

Ревность - удел слабых. Потому что, когда ты ревнуешь, ты становишься зависимым от этого чувства, а он всегда дорожил свободой. Но только избавиться от этого ноющего узелка он не мог, сколько бы не уверяв себя, что поступил правильно, отдав ее другому мужчине. Он мог бы простить ее, но в его мире не было такого понятия. Ты оступился - плати! Закон его жизни. И она должна была заплатить, но и в этом случае мужчина отступил от правил. Вместо наказания он просто выгнал ее, зная, что не сможет больше ничего худшего сделать. Даже та пощечина выводила его из себя, словно он осквернил что-то святое. Боже, он полностью чокнулся. Мужчина, который может с легкостью убить одной рукой, сожалеет о какой-то ничтожной пощечине. Да, Девил не любил бить женщин, но каждая бывшая любовница знала, что это не означало, что он не мог. Глупо. Все это было дуростью.

Не в силах больше бороться с собой, Девил все-таки поднялся с кресла и направился в комнату наблюдения. Было поздно. Три часа ночи. И он ожидал в это время снова увидеть ее спящей. Но какое же было его разочарование, когда камера показала спальню пустой. После этого в душе возникла тревога, и он вывел на монитор гостиную. Черт, Даян находился там. Рядом с ней. Он сидел спиной к камере, но было ясно, что они разговаривают. Она слегка кивнула в ответ, и тут же Даян встал и подошел к ней вплотную. Он нагнулся к ее лицу, закрывая своей спиной обзор. Девил с силой сжал стакан. Гнев закипел в его венах, задвигая в сторону здравомыслие. Его злость становилась все сильнее и сильнее, когда Даян потянул Алекс на себя, заставляя подняться с дивана, и повел в комнату. И достигла полного апогея, когда его всадник отключил камеру в спальне, и экран замигал синим цветом.

Ярость и жгучая ревность накрыли его. Чувство собственника взывало ворваться в квартиру и приговорить своего всадника к жестокой мучительной смерти. И на волне всех этих новых для него ощущений он понял одну важную вещь. Сбитый с толку новым знанием, он вдруг принял необоснованное глупое решение, которое от него никто не ожидал. Да, он сам не думал, что это когда-то произойдет. Но вот он уже даже на полпути к этому поступку, и окончательно, и бесповоротно погряз в уверенности, что это именно то, чего он желает. А Дьявол всегда получал то, что хотел.

Глава 22

Прощение

Слезы текли по моим щекам, но твои нежные пальцы вытирали их. Я не верила происходящему. Вот ты рядом, сжимаешь меня в своих объятьях, шепчешь, что никогда никому не отдашь, а я дрожу от страха снова ступить на эту скользкую дорожку. Как я мечтала об этом моменте, как ждала его! Но теперь едкий голос спрашивал меня: 'А сможешь ли ты пережить это снова, когда он в очередной раз выкинет тебя из своей жизни?

Мужчина наклонился к ней так близко, что, казалось, между ними было лишь несколько миллиметров расстояния. Ее сердце остановилось, дыхание сбилось, а мысли путались в голове. В его глазах была насмешка и веселость, что еще больше нервировало девушку. Она не знала, что вдруг послужило переменой в его настроении, и почему он ворвался в квартиру посреди ночи, но скрытый смысл в его действиях присутствовал всегда.

- Ты нервничаешь, потому что я нарушил твою личную границу, но все же не боишься, - шепотом рассуждал он, и Алекс ощутила его теплое дыхание на своей щеке.

- Я уже не могу бояться тебя, но все-таки хочу знать, что происходит.

- Хм, смелый Ангел. Нарушаешь мои приказы и при этом не чувствуешь ни капли страха. Глупо, но интересно.

- Я так рада, что тебя забавляю, - саркастические нотки прорезались в ее хриплом голосе.

- Так вот, я открою тебе маленькую тайну. По всей квартире стоят мои камеры наблюдения.

Даян снова усмехнулся, видя ее расширившиеся от удивления и негодования глаза. Все происходящее его забавляло и веселило, потому что это было тем, чем он любил заниматься. Манипулировать людьми, подстраивать их под себя и заставлять поступать так, как он считает нужным. Это возбуждало его, наполняло энергией и будоражило кровь. В такие минуты он чувствовал сладость затеянной им игры, в которой он просто не мог проиграть.

- Да, я могу следить за каждым твоим шагом. Но в последнее время я стал замечать, что не один я наблюдаю за тобой.

- Девил... - она словно выдохнула его имя.

- Правильно мыслишь.

- Но зачем ему это?

- Черт, а теперь тормозишь.

Девушка нахмурилась, но промолчала.

- Ты принадлежишь Дьяволу, и это навсегда. Отпустил он тебя или нет, его невидимое клеймо стоит на тебе пожизненно. Как бы он не старался сейчас обмануть себя, он все равно воспринимает тебя, как свою собственность. И его тянет посмотреть, как же его собственность поживает без него, скучает, плачет или предается наслаждению в моих объятьях? По-моему, последнее его интересует больше всего.

- Это глупо.

- Ха, ты будешь спорить со мной.

- Я не спорю, просто не верю.

- Знаешь, малышка, перед тем, как заявиться к тебе, я удостоверился, что наш хозяин вернулся после приема домой вместо того, чтобы нежиться на дорогих простынях Наталии Риз.

Алекс тут же затаила дыхание. В ее взгляде, направленном на мужчину, загорелся луч надежды, а скованное от боли сердце, казалось, снова стало стучать в груди.

- Вот теперь ты меня внимательно слушаешь. Кстати, милая пижамка.

Его глаза резко опустились вниз, уткнувшись в большой вырез на растянутой майке. Щеки Алекс тут же запылали, и она подняла руку, желая прикрыть себя.

- Не смей, а то испортишь мне все представление.

Ее рука так и не достигла цели, а вновь опустилась на диван.

- Умница. Будешь меня слушать, скоро вернешься к своему ненаглядному хозяину. Если, конечно, ты все еще этого хочешь.

- А мое желание разве берётся в расчет?

Толика горечи, смешанной с иронией, проскользнула в ее тоне. Его рука тут же взяла ее за подбородок, сжав сильно, но не причиняя боль.

- Я хочу, чтобы ты поняла одну вещь, - его голос звучал предельно серьезно, заставляя Алекс вникнуть в каждое слово. - Сейчас ты можешь решить, как жить дальше. Именно ты, и никто другой. Ты можешь собрать сумку и скрыться в неизвестном направлении. Забыть обо всем. Жить простой, чистой и незапятнанной жизнью. Или же ты можешь остаться здесь и дождаться, когда он приедет за тобой, но тогда дороги назад не будет. Тебе придется смириться со всем нашим дерьмом. Привыкнуть к крови, смерти и опасности, - он сделал паузу, выжидая, давая ей время вникнуть во всю суть сказанного, а после продолжил. - Девил осознано выбрал для тебя первое, когда понял, как ты поступила с Сабриной. Да, я уверен в том, что помимо злости им руководило желание позволить тебе жить по-другому, отпустить тебя, не потеряв свое лицо. Потому что, помогая ей, ты показала, что наш мир никогда не станет твоим. Я считаю его выбор глупым и необоснованным. Почему? Да, ответ состоит в том, что он погряз в тебе, как в болоте. Ты полностью завладела им и теперь нужна в его жизни, иначе она ему надоест, и он просто отдастся судьбе, подставляясь под шальную пулю. В чем здесь моя выгода? - Даян озвучил немой вопрос, появившийся в глазах девушки. - Факт в том, что он нам нужен. Дьявол держит нас вместе, создавая цель в жизни, держа под контролем нашу темную сторону и давая ей возможность выходить наружу, удовлетворяя свою кровожадность. Он прикрывает наши грехи и не позволяет скатиться на самое дно, где останется только одна смерть и тьма. Каждый из нас самодостаточный, но только он может свести нас в одну группу, позволяя стать кем-то большим, чем просто обычными убийцами. Только он может управлять этой темной империей. Это лишь его право. А сейчас для этого ему нужна ты. И я верну ему тебя. Не по доброте душевной, не подумай об этом. Я преследую свои эгоистичные цели. Поэтому это твой последний шанс. Последняя возможность сделать выбор. И если этот выбор - Девил, то ты сейчас же поднимаешься с дивана, кладешь свою руку в мою и направляешься со мной в спальню.

www.rulit.me

Книга "Зависимая (СИ)" автора Тори

 
 

Зависимая (СИ)

Автор: Тори Жанр: Любовно-фантастические романы, Романы для взрослых Язык: русский Страниц: 48 Статус: Закончена, но выложен фрагмент Добавил: Admin 8 Май 14 Проверил: Admin 8 Май 14 Формат:  FB2 (206 Kb)  HTML (178 Kb)  EPUB (287 Kb)  MOBI (1131 Kb)  

Рейтинг: 4.8/5 (Всего голосов: 4)

Аннотация

Ты мой наркотик. Ты в моей крови. Ты во мне. Разумом я ненавижу тебя, но сердце и тело бьются в ломке, когда ты не со мной. Ты все, что я презираю в этой жизни. Твои руки запятнаны кровью. У тебя нет сердца, нет души. Ты живешь по законам другого мира...Мира, где чужая жизнь ничего не значит. Я не знаю, чем ты привязал меня к себе. С тобой я испытала боль, унижения, познала все грани жестокости...Так почему же я не желаю тебе смерти, почему я стремлюсь к тебе, зная, что ты причинишь мне еще большую боль... Что это? Любовь? Разве бывает она такой? Моим чувствам нет названия. Ты просто мой наркотик. Очередная доза и минута счастье превращается в новую боль. Но я не могу уйти, я не могу остаться. Ты разрушаешь меня. Ты мой наркотик. И я зависима от тебя. Зависима...

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Тори

Похожие книги

Комментарии к книге "Зависимая (СИ)"

Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Зависимая читать онлайн, Тори Озолс

Я никогда не думала, что ты вот так появишься в моей жизни. Смотря настороженно на твое прекрасное лицо, я не представляла, что когда-нибудь не смогу прожить и минуты без твоего взгляда. Ласкового или жестокого. Неважно какого. Лишь бы ты смотрел на меня.

– Вот, возьми, это тот материал, который благодаря своему другу я раздобыл в архивах города, – мужчина протянул ей стопку пожелтевших от времени листов. – Ты можешь поработать с ними до понедельника.

– Спасибо, профессор Дерриссон, – проговорила девушка, складывая в сумку такой драгоценный для ее работы материал. – Тогда до понедельника.

Кивнув научному руководителю, девушка взяла свои вещи и вышла из его кабинета. Идя по полупустому университету, Алекс вздохнула, понимая, что снова задержалась. Но от университета до снимаемой ею квартиры – всего пара кварталов, поэтому девушка не волновалась о безопасности.

Спокойно направляясь домой в сумерках теплого осеннего вечера, она вдруг вспомнила, что неплохо бы было зайти по пути в магазин за продуктами, так как, заглянув с утра в холодильник, Алекс обнаружила, что тот, к ее прискорбному сожалению, практически пуст. Будучи аспиранткой исторического факультета в местном университете, она отдавала всю себя своей научной работе, забывая не только поесть вовремя, но и заполнить свою кухню хоть какими-то продуктами.

Алекс никогда не думала, что однажды откажется пойти по стопам отца и выберет эту специальность. Теперь же, отличаясь настырностью, она не сдавалась, осваивая некогда совсем не интересовавшую ее отрасль. Да, порой жизнь сама вносит коррективы в твои планы. Это произошло и с ней в тот день, когда она нашла отца застреленным.

Ее папа был военным. Ее личный герой и пример для подражания. Будучи уверенным, что дочь тоже сделает карьеру военного, он упорно натаскивал ее в физической подготовке, обучая боевым искусствам и стрельбе, несмотря на то что мама была этим до ужаса недовольна. И, возможно, его мечты исполнились бы, если бы он остался в живых.

Алекс до сих пор преследовали кошмары из детства. Просыпаясь, девушка видела кровь отца на своих руках и его, лежащего на полу в их доме. Все изменилось в тот день. Дом, в котором они были так счастливы, матери Алекс пришлось продать. Женщина считала, что так избавит себя и дочь от неприятных воспоминаний и пережитого ужаса, но такое невозможно просто забыть, даже сменив место жительства.

Конечно, с годами их боль утихла, но у девушки осталась психологическая травма: с тех пор она не могла видеть кровь, даже если та была ее собственной. Простой порез на кухне мог перерасти для нее в обморок и тошноту. Приходилось обрабатывать рану с закрытыми глазами. Но не только это стало преградой на пути военной карьеры.

С того дня Алекс стала до паники бояться оружия. Прежняя любовь к стрельбе переросла в отвращение. Казалось, стоило ей прикоснуться к пистолету – и его холод проникал под кожу, замораживая ее, лишая способности нажать на курок. В душе появилось презрение к тем, кто пользовался им и хвастался этим, говоря, что это для защиты. Мерзкие убогие людишки при первой возможности хватались за него, лишая жизни невинных, а после спокойно ходили по земле. Девушка давно уже считала, что люди совершили самое большое преступление, создав оружие и применив его друг против друга.

Поэтому, благополучно окончив школу, она и выбрала тихий, спокойный исторический факультет, чем очень порадовала мать. Та же, когда наконец убедилась, что выполнила свой родительский долг и дочь может позаботиться о себе сама, просто переехала в другой город. Мотивируя это тем, что она не в силах больше находиться здесь, ее мать слишком быстро упаковала вещи и попрощалась, оставив дочь одну. После этого пропасть в их отношениях стала еще больше. Конечно же, если бы Алекс не упиралась, они бы переехали сразу, и, возможно, им бы удалось сберечь настоящие близкие отношения. Но девушка не хотела покидать родной город. Здесь она чувствовала себя дома, даже несмотря на болезненные воспоминания, ведь кроме них было еще столько прекрасных моментов. Мама не могла понять ее и вскоре даже перестала пытаться. Все, что у Алекс осталось от материнской любви, – это короткие телефонные звонки, вызывавшие в душе лишь горечь.

На некоторое время девушка переехала в общежитие, которое подарило ей незабываемый опыт самостоятельной жизни. А когда она начала подрабатывать, делая контрольные и курсовые студентам, то смогла позволить себе снимать квартиру, найдя уединение и спокойствие для нормальной учебы. Кроме того, были еще деньги, что оставил отец, и те, что выплатило государство. Это позволяло девушке не волноваться о завтрашнем дне. А после перехода в аспирантуру у нее появился еще один доход: институт платил ей небольшие деньги за ведение занятий.

Медленно двигаясь по тротуару с небольшим кульком провизии в руке, Алекс и не заметила, как добралась до дома. Она решила войти в квартиру по пожарной лестнице, дабы не встречаться с их надоедливым консьержем (если его можно было так назвать). Квартира находилась в довольно неплохом районе, да и дом был в хорошем состоянии. Единственный минус – Род, мужчина, которого владелец оставил следить за домом и его постояльцами. Род был очень скользким типом, его похабные взгляды, которые он то и дело кидал на нее, пробирали до косточек, поэтому Алекс пыталась как можно реже с ним сталкиваться.

Завернув за угол дома, девушка резко остановилась. Там, прислонившись к стене здания, стоял мужчина. Согнувшись, он тяжело дышал, держа руку на боку. Ощущая внутреннюю настороженность, Алекс уже собиралась скрыться, но тут мужчина повернул голову и пристально посмотрел ей в глаза. Внезапно он отошел от стены и за какую-то долю секунды оказался перед ней. Сильно сжав ее руку, он резко втянул девушку в проулок, заставив ее сердце похолодеть от ужаса. Алекс ахнула от неожиданности и хотела закричать, но мужская рука закрыла ей рот. Покачав головой, он взглядом приказал молчать. Посмотрев на улицу и убедившись, что их никто не видит, мужчина снова вернул свое внимание к ней и шепотом произнес:

– Сейчас я уберу руку, но ты должна молчать! – Его голос был тихим, но не терпящим возражения. Дождавшись ее согласного кивка, он медленно отнял ладонь.

– Что вы хотите? – спросила тихо Алекс, вглядываясь в его сосредоточенное лицо. Даже боясь за свою жизнь, она не в силах была не отметить красоту этого мужчины.

А потом ее взгляд опустился на его руку, которую он прижимал к боку, и девушка увидела кровь. Ее сразу же затошнило. Побледнев, словно смерть, и прикрыв рукой рот, она подняла глаза, встречаясь с ним взглядом.

– Что, боишься крови? – хмыкнул мужчина, вздернув бровь в насмешливом удивлении, но в этот момент качнулся и стал оседать.

Алекс ничего не оставалось, как быстро схватить его за талию и придержать, при этом она очень старалась не смотреть вниз и не задеть рану.

– Моя квартира на втором этаже, сможешь подняться со мной? – неожиданно даже для самой себя спросила девушка, понимая, как рискует, но не в силах побороть порыв и оставить раненого здесь.

Это было очень безрассудно, и она, как всегда, обвинила в этом свое имя, которое так на нее влияет. Но все же она помогла мужчине подняться по металлической лестнице, втащила в квартиру и, аккуратно усадив в кресло, пошла в ванную за аптечкой.

«Дура, о чем ты думаешь? Притащила незнакомого мужчину в дом, да еще и раненого. А если он преступник и сейчас думает, как лучше убить тебя? От него же так и веет опасностью! Дура, и снова дура!»

Алекс помотала головой, прогоняя непрошеные мысли, и со страхом вышла из ванной. Мужчина все так же сидел в кресле, откинувшись на спинку и прикрыв глаза. Подойдя к нему, стараясь не смотреть на кровавое пятно на белой рубашке, девушка отметила, что он уже успел снять пиджак и повесить его на подлокотник кресла.

– О, ты решила меня полечить. Интересно, как ты будешь это делать? Закроешь глаза? – саркастически спросил он, поднимая голову и смотря на нее.

Взгляд темных, опасных глаз пробирал до косточек. Находясь в плену его магнетического притяжения, девушка постаралась взять себя в руки и сквозь стиснутые зубы твердо ответила:

– Я смогу, не переживай!

– Как тебя зовут, Ангел? – спросил мужчина своим тягучим хриплым голосом.

– Алекса, но все зовут меня Алекс.

– Глупая защитница человечества притащила в дом незнакомого мужчину, – рассмеялся он, но тут же скривился от боли. – Ты всегда так поступаешь?

Девушка вздрогнула, когда он легко расшифровал значение ее имени. Да, она была «защитницей человечества». Отец специально назвал ее так, мать же была категорически против, но проиграла в этом споре. Наверное, уже с того момента и началось ее отчуждение от дочери. Возможно, именно имя и обозначило всю ее судьбу, принеся столько печали и грусти.

– Я не могла оставить тебя там. Одного. Раненого, – как-то неуверенно произнесла Алекс, стараясь не смотреть на мужчину.

– Ты такая безрассудная, – он покачал головой и болезненно застонал. Рана давала о себе знать при каждом незначительном движении.

Алекс присела возле него на колени, достала бинт и антисептик. Она вздохнула и наконец заставила себя посмотреть на его рубашку. Сразу накатила дурнота, но, пересилив себя, Алекс сдержалась, дрожащими руками расстегнула рубашку и, намочив бинт спиртом, поднесла к ране. Ее руки тряслись, как она ни пыталась успокоиться. Девушку мутило от мысли о прикосновении к рваной плоти. Почувствовав ее сомнения, мужчина резко приказал:

– Прикладывай! Я не боюсь боли.

Его голос был твердым, заставлял покориться. Ведомая силой этого голоса, она резко приложила бинт к ран ...

knigogid.ru

Читать онлайн книгу «Зависимая» бесплатно — Страница 1

Ханна Форд

Зависимая

Глава 1

— Деловое предложение? — повторила я. — Почему ты думаешь, что я хочу иметь какое-либо дело с тобой?

Кольт усмехнулся:

— Раньше ты выглядела, будто хотела иметь дело со мной.

— Раньше?

— Когда танцевала для меня.

Я сглотнула, вспомнив, что чувствовала, расстегивая свою рубашку для него, как его руки направляли мои бедра, как опьяняла неконтролируемая похоть. Как близко я была к нарушению своего обещания Деклану.

— Это другое, — сказала я. — Это работа.

Мы все еще оба стояли, и я хотела сесть, но это выглядело бы так, словно я сдалась.

— И чем та работа отличается от деловых отношений со мной? — возразил он. Его футболка растянулась на огромной груди и широких плечах. Даже просто по футболке и спортивным штанам можно было бы рассказать, как он сложён, насколько силен, насколько хорошо выточен.

Притяжение, которое я к нему чувствовала, было опьяняющим, и это страшило. Я ничего не знала об этом человеке — за исключением того, что он управляет стрип-клубом. Это раз. Он, видимо, не имел проблем с избиением людей, о чем свидетельствует то, что он сделал с теми двумя бандитами на улице. Это два. Он также вломился в магазин, чтобы получить лед, который, давайте смотреть правде в глаза, ничего особенно и не значил, но говорил кое о чем — ему комфортно брать чужое, словно он делал это раньше. Может быть, не однажды. Это три.

Затем он привел меня, совершенно незнакомого человека, к себе домой, безо всяких вопросов, что говорило о склонности к импульсивности. Он каким-то образом знал, что я остановилась в приюте на Уолнат-стрит, что делало его похожим на сталкера. И он, казалось, совсем не обеспокоен тем фактом, что поймал меня в ванной за подобным занятием.

Красные флаги ослепляли.

— Работа очень отличается, — сказала я, — от того, чтобы спать с тобой за деньги.

— Спать со мной за деньги? — он звучал обиженно, будто не мог поверить, что я даже подумала об этом. — Кто что сказал о «спать со мной за деньги»?

— Ты сказал, что у тебя есть ко мне деловое предложение.

— Твоё занятие — спать с людьми за деньги?

— Нет! — сказала я. — Почему ты даже упомянул об этом?

Интересно, что он сделает, если узнает, что я девственница и что ни разу не целовалась.

— Ладно. — Кольт пожал плечами, как если было бы предельно ясно, почему он пришел к выводу, что я занимаюсь проституцией. — Я сказал, что у меня для тебя есть деловое предложение, и ты сразу предположила, что я хочу заняться с тобой сексом.

Его глаза вспыхнули, когда он сказал эту последнюю часть, будто его забавляла идея спать со мной, хотя пару минут назад он предлагал мне довольно много.

— О, пожалуйста, — сказал я, закатывая глаза. — Ты бы переспал со мной раньше, когда я танцевала для тебя, и ты это знаешь. Не говоря уже о том, что ты сказал мне в ванной.

Уголок его рта дернулся в ухмылку, будто я была глупой, маленькой и ничего не знающей о мире девочкой.

— Не смотри на меня так.

— Как? — спросил он, поднимая руки вверх и изображая невинность.

— Будто я глупая маленькая девочка, которая не знает мир.

Дерзкая улыбка исчезла с его лица.

— Я думаю, что ты знаешь о мире достаточно.

Его взгляд упал на мое запястье, и я знаю, он думал, что тот, кто приставил лезвие бритвы, хотел почувствовать эту боль, чтобы держаться на земле хоть как-то, должен проходить через это дерьмо. Но это не его дело.

— Не твое дело, сколько я пережила, — сказала я.

— Достаточно.

Он больше ничего не сказал, и тишина растянулась на несколько мгновений. Это было обезоруживающе. Я хотела что-то сказать, что угодно, лишь бы это закончилось, но он это тоже чувствовал, и давил. И одно эта маленькая девочка точно знала — если позволяешь думать, что сдался, показываешь, что слаб, шанс сразу же будет использован.

Я вздрогнула, осознавая, что по-прежнему была одета только в тонкую футболку.

— Ты замёрзла, — сказал Кольт.

— Нет.

— Скоро вернусь.

Он вернулся с серой толстовкой на молнии, затем остановился прямо за дверью. Он жестом показал мне подойти и взять ее. Я шагнула к нему, и его глаза скользнули по моему телу, задерживаясь на сосках, которые затвердели и выделялись через футболку. Как и в клубе, он не извинился за то, что откровенно разглядывал меня.

— Почему бы тебе просто не сфотографировать, это надолго, — пробормотала я.

— Тут нет ничего такого, что я не видел прежде, — забавлялся он.

Я обернулась и скользнула руками в толстовку, затем собралась застегнуть молнию.

— Это сложно, — сказал он, протягивая руку и хватаясь за меня. — Иногда она заедает.

Его грудь была настолько широкой, руки большими, а тело сильным, что он заставлял меня чувствовать себя крошечной. Я закрыла глаза, когда он застегнул молнию, позволяя его руке скользить по моей груди во время этого. Знаю, что он — неприятность, знаю, что я едва знакома с ним, но по какой-то причине в тот момент, все, что я хотела сделать, — это развернуться и спрятаться в его объятиях.

Он сказал, что может заставить забыть, и я верю ему. Самоистязание до сих пор было моим побегом, способом отодвинуть края и сохранить меня от тех ощущений, которые я не хочу чувствовать. Я избегала алкоголя и наркотиков, потому что видела, что они могли сделать с людьми, поэтому резать себя — мой единственный способ борьбы.

В теории, я не против потеряться в другом человеке через секс, похоть, любовь, одержимость, все, что угодно. Но если я собираюсь это сделать, то с Декланом. Так должно быть. Он человек, которому я собиралась отдаться.

Меня никогда никто не искушал.

До этих пор.

Я пожала плечами рядом с Кольтом, сильнее закутываясь в толстовку.

— Ты не должен был давать мне толстовку со сломанной молнией, — возмутилась я.

— Извини, Принцесса, я не знал, что ты такая придирчивая.

— Это намек на то, что я живу в приюте? Потому что ты не лучше меня.

Его толстовка была огромной для меня, и я засучила рукава и укуталась.

— Кто сказал, что я лучше тебя?

— О, пожалуйста. — Я сложила руки на груди. Даже с дополнительной защитой и тканью толстовки, я чувствовал себя слишком уязвимой, слишком обнаженной под его блуждающим взглядом. — Ты богат.

— Так вот о чем ты? Я думаю, что лучше тебя, потому что у меня есть деньги?

— Конечно! Разве не поэтому ты привез меня сюда? — думая об этом, произнося слова вслух, я начала злиться. — Потому что тебе было жалко меня? Ты увидел, что я одета в дешевую одежду и что я ищу работу в качестве стриптизерши, так что ты просто предположил, что я бедная. И потом ты как-то заглянул в мое личное дело, что ты, вероятно, можешь сделать благодаря своим деньгам, и понял, что я живу в приюте. И из-за этого ты действительно чувствуешь себя плохо по отношению ко мне.

И сейчас я уйду. Я хотела поставить его на место, заставить его увидеть, что я не просто девушка, к которой он мог бы прийти и спасти, со всей его классной внешностью и деньгами. Я не нуждалась в спасении. Я в порядке.

Его сотовый зазвонил, прежде чем он ответил.

Он полез в карман и вытащил его, бодро отвечая:

— Кольт Кэнон.

Что только доказывало мое мнение. Если он не думал, что лучше меня, тогда какого черта он ответил на телефонный звонок посреди нашего разговора?

Мне нужно выбраться отсюда. Даже приют лучше. Приют заставляет чувствовать себя хуже, но там, по крайней мере, все в одной лодке. Там не нужно беспокоиться о некоторых богатеньких задницах, заставляющих чувствовать себя отбросом.

— Пусть Джесса об этом позаботиться, — говорил Кольт по телефону. — Это дерьмо у нее хорошо получается.

Я огляделась в поисках своей одежды, юбки и рубашки на пуговицах. Мне нужно было переодеться и убираться отсюда ко всем чертям.

— Где моя одежда? — потребовала я.

Кольт поднял палец в универсальном жесте «минутку». Но я не собиралась ждать минутку. Я не собиралась ждать и секунды.

Я пересекла комнату, направляясь к гардеробу в углу, и резко распахнула двери. Но там не было ничего, кроме пушистых халатов на вешалках. Я распахнула нижние ящики, но они пустовали.

Куда моя одежда могла деться? Помню, что аккуратно складывала ее и клала на стул углу, но сейчас стул пуст.

— Где моя одежда? — снова закричала я. Веду себя, как ребенок, но это не важно.

— Секунду, — сказал Кольт тому, с кем разговаривал. Он прикрыл телефон ладонью. — Успокойся. Твоя одежда в стирке.

Я в неверии уставилась на него.

— Ты вошел в мою комнату и, когда я спала, забрал мои вещи?

Как извращенно.

— Нет, моя домработница, Кендра, сделала это.

— Твою экономку зовут Кендра?

Домработнице не полагалось называться Кендрой. Горничные должны быть Мартой или Стеллой, или, дабы не быть сексисткой, Марселем. Кендра же блондинка, с большими сиськами. Она была, вероятно, одной из тех голых домработниц, которые подходят и танцуют для вас, чтобы вы могли получить оргазм, глядя, как они убирают дом.

Кольт проигнорировал меня, отворачиваясь, чтобы закончить разговор.

Я просто стояла и дымилась. Если он не положит трубку через 10 секунд, я сделаю что-нибудь жестокое. Например, начну громить его квартиру. Я огляделась в поисках предмета, с которого могла бы начать.

Не сильно, но достаточно. Когда мне было 7 лет, у меня был сводный брат с психическим расстройством, и он закатывал безумные истерики. Мои приемные родители начали переносить все из его комнаты: книги, игрушки, одежду. Все, что он мог достать или схватить. В конце концов, он дошёл до того, что раскромсал кровать с помощью ножа для масла, незаметно вынесенного из кухни. Он просто брал куски дерева и бросал их в окно. И тогда его отослали обратно в социальный приют. В каком-то смысле мне было жаль видеть, как он уходит.

Решила, что начну с одежды в шкафу. Я сорву всё с вешалок и побросаю на пол. Потом доберусь до кровати. Все в комнате было сделано в светлых тонах — белые занавески, кремовые панели, кремовое постельное белье. У кого комната, где все белое или кремовое? У людей, которые достаточно богаты, чтобы не беспокоиться о стирке, полагаю.

Я начала считать про себя.

Десять… девять… восемь…

— Как скажешь, — сказал Кольт в трубку, вздыхая. — Сейчас буду.

Он повесил трубку, прежде чем я успела досчитать до семи, что обезоруживало.

— Я хочу уйти, — заявила я.

— Твоя одежда еще не постирана.

— Ты можешь прислать ее мне, — сказала я с вызовом. — Можешь упаковать ее и заставить Кендру отнести на почту.

— Никто больше не пользуется почтой, — сказал он. — Кто-то должен прийти за тебя и забрать вещи. Из UPS. (Прим. — крупнейшая курьерская компания)

Я сузила глаза.

— Боже, я ненавижу тебя.

Он улыбнулся.

— Нет.

— Да.

— Нет, — он покачал головой, — ты ненавидишь себя за то, что не можешь ненавидеть меня.

— Прекрати говорить мне, что я чувствую!

— Я знаю, что ты чувствуешь, — сказал он, уходя мне за спину. — Ты чувствуешь себя хорошо. Мягко. Сексуально.

Последнее слово он выдохнул прямо мне в ухо, и я застыла, сглотнув. Никто не называл меня сексуальной до этого.

Он провел ладонями вверх по моим рукам, затем протянулся и схватил молнию на толстовке.

— Если ты хочешь вернуть одежду, — сказал он, медленно расстегивая молнию. — Я могу пойти и найти ее. Но тогда мне нужна моя толстовка.

Костяшки его пальцев снова задели мою грудь, и его касание послало разряд сквозь меня.

Его глаза не отпускали мои, и, я не могу объяснить, но в то же мгновение я почувствовала сильную связь между нами. Я чувствовала, что он должен быть здесь, в моей жизни. Или я в его. Это сумасшествие, особенно с тех пор как он начал меня так сильно бесить.

Это желание? Не уверена, что когда-либо чувствовала подобное. Да, я замечала горячих парней в реальной жизни и по ТВ, но тут другое. Влечение, как я думала, было чисто физиологическим. А здесь, эмоциональное и физическое желание, собрались в едино, утягивая меня вверх и вниз, выше и ниже. В одну секунду я ненавижу этого парня, в следующую борюсь с желанием лечь в его кровать, и позволить ему сделать все, что он хочет.

Настолько всё это запутанно и захватывающе, что заставляет меня чувствовать сумасшедшей. Так не было даже с Декланом.

Деклан.

— Все нормально, — сказала я, натягивая толстовку обратно на плечи. — Я могу одеть это в приют. Эм… если ты не против.

Кольт пожал плечами и попятился, и я снова мгновенно его возненавидела. Как он может ТАК на меня влиять, при этом оставаясь равнодушным?

Парни, как он, не ходят за такими девушками, как я. Я недостаточно горячая, или богатая, или интересная, и даже при том, что он назвал меня сексуальной, я с трудом в это верю. Ему нравилось возиться со мной. Все остальное бессмысленно.

Глава 2

Когда мы добрались до машины, Кольт открыл для меня пассажирскую дверь.

— Спасибо, — поблагодарила я, проскользывая на сидение.

Он обошел машину и сел рядом, потом перегнулся через меня и взял мой ремень, вытягивая и застегивая его.

— Я могу пристегнуться сама, — сказала я. — Я не ребенок.

— Тогда почему ты этого не сделала?

— Потому что обычно я не пристегиваюсь.

И это правда. Я не боялась попасть в аварию. Не боялась боли или смерти. Я не боялась ничего кроме жалости со стороны другого человека или никогда не найти Деклана.

— Это глупо.

Он сдал назад и вывел машину с парковочного места, потом съехал с пандуса и вырулил на улицу.

— Ты сам не пристегнулся, — подметила я.

— Я веду машину.

— И?

— И у меня все под контролем.

— Да? А если кто-то врежется в тебя? Ты не можешь контролировать еще кого-то на дороге.

Он пожал плечами, тем самым равнодушно показывая, что он может контролировать всех.

— Ты знаешь… эм… Ты знаешь, как добраться до Уолнат Стрит?

Его Bluetooth зазвонил, прежде чем он смог ответить, и маленькое изображение мобильника выскочило на экране перед нами. Я потрясла головой. У некоторых людей телефоны соединены с машинами, а некоторым, как мне, пришлось одолжить сегодняшним утром сотовый, только поэтому я смогла позвонить и попытаться получить работу в качестве стриптизерши. С ума сойти.

Распознаватель ID сказал:

— Мик.

Кольт нажал на «ответить», явно раздраженный.

— Да, — рявкнул он.

— Где ты, черт возьми?

Мужской голос эхом раздавался в динамиках машины. Он звучал не молодо и чертовски раздраженно.

— Я сказал, что уже в пути.

Кольт сел на край сидение, сильнее давя на газ.

— Это чертовски плохо, Кольт, — сказал Мик, кем бы он ни был. — Черт, она вся в синяках. И копы…

— Я сказал, что скоро буду, — рявкнул Кольт.

— Твои заморочки. Тебе лучше спуститься сюда и подчистить все тут.

Связь оборвалась.

Кольт потянулся и сердито нажал на «отбой». Нетерпеливо постучав по рулю, он ускорился, пролетев на желтый, прежде чем тот успел покраснеть.

— Кто это был?

— Извини, Принцесса, — сказал он, проигнорировав мой вопрос, развернул автомобиль в сторону центра города, удаляясь от Дич Сити, который все называли местом расположения приюта Уолнат Стрит. — Но мне придется сделать остановку.

— Что? — я покачала головой. — Без вариантов. Сначала высади меня.

Он не ответил.

— Просто позволь мне выйти здесь, — сказала я. — Я доеду на автобусе до дома.

— Я не оставлю тебя посреди города без гроша в кармане, чтобы сесть на автобус до приюта для бездомных.

— Как ты узнал, что у меня нет денег?

Он посмотрел на меня, подняв брови.

— Пожалуйста.

— Это моё дело и тебя оно не касается, — сказала я, когда он припарковал машину возле Холостого Выстрела. — Тебя вообще не касается, что я делаю и куда иду.

Он объехал клуб и заглушил машину.

— Оливия, — сказал он низким, хриплым, серьезным голосом. Он впервые назвал мое имя, впервые не назвал меня Принцессой. Мне понравилось. Дрожь прошла по рукам и мурашки пробежали по спине. — Ты останешься в машине. Ты ни с кем не заговоришь. Ты не двинешься с места. Ты будешь сидеть здесь, пока я не вернусь, и ты не будешь задавать вопросов.

— И ты отвезешь меня до приюта?

Он засомневался. Кратко, но я заметила.

Сомнение.

Он не собирался везти меня в приют.

Я потянулась и почти добралась до дверной ручке, как он заблокировал ее, прежде чем я смогла открыть. Я разблокировала ее. Он заблокировал ее. Я разблокировала ее. Он поставил детскую безопасность, по сути, заперев меня в машине.

— Жди здесь, — сказал он. — Поняла?

Я потрясла головой.

— Я хочу домой. Разблокируй дверь, немедленно. А иначе я позвоню в полицию.

— И что ты им скажешь? — поинтересовался он. — Что я пытаюсь тебя подвезти, а ты настаиваешь на автобусе?

— Нет, что ты запер меня против моей воли.

— Знаешь, ты невероятна.

Он прищурился.

— Да, мне говорили.

Это ложь. Мне никогда не говорили, что я невероятна.

— Ты очень милая, когда пытаешься быть жесткой. — Его голос смягчился на последнем слове, превращаясь во флирт, и этого было достаточно, чтобы он нагнулся к моим ногам и схватил мою сумочку, а я слишком медлила, чтобы остановить его.

— Эй! — сказала я. — Это мое.

— Да, хорошо, обладание — 9/10 части закона.

Я отстегнулась и собралась выхватить мою сумку, но он держал ее вне досягаемости. Мое тело прижалось к нему, грудь столкнулась с его грудью, словно я всего лишь бросилась на него.

— Ну привет, — сказал Кольт, лениво мне ухмыляясь. — Приятно видеть тебя снова, Принцесса.

Он был настолько близко, что я могла вдохнуть свежий запах стирального порошка, могла почувствовать его дыхание на моей щеке. У него очень пухлые и сексуальные губы, щетина на его лице напомнила мне, как близки мы были, целуясь.

Моя кожа горела, а желудок сделал сальто. Бесполезно. Я не собиралась возвращать сумочку и попробовать просто заставить его почувствовать, что он победил. Я быстро передвинулась на свою сторону машины в попытке удержаться от притяжения, вспоминая, насколько он меня бесит.

— Не двигайся.

Кольт вылез из машины и прошел в клуб через заднюю дверь «Только для персонала».

Так я просидела с минуту. Легко было выбраться из машины, направиться к автобусной остановке, сесть на автобус и вернуться в приют.

Но мой проездной остался в кошельке. Вместе с моим ID. Не то чтобы мне нужен был ID для автобуса, но попытки заменить лицензию — шило в заду. Особенно для бывшего приемного ребенка без свидетельства о рождении.

Я осмотрела машину в поисках чего-нибудь, что могло бы мне помочь. Но бардачок пуст, а автомобиль безукоризненно чист.

Мне не оставалось ничего, кроме как ждать.

Мое сердце громыхало в груди, а в голове все немного странно — светло и взволнованно. Я скрестила ноги. Мои колени тряслись без остановки.

Я ждала.

И ждала.

И ждала.

И становилась все злее и злее.

Я ненавидела терять контроль над своей жизнью, ненавидела, что меня заставили просто сидеть тут и ждать, когда Кольт решит, что настало самое время вернуть меня в приют. Напоминает обо всех тех ночах ожидания, в отделе социального обеспечения на какой-то грязной скамье, пока социальный работник обзванивал разных приемных родителей, уговаривая их взять меня.

Это было ужасно аморально, но мне нечего сказать.

Мне тошно от чувства неконтролируемости, тошно от того, что кто-то решает за меня.

Я выбралась из машины Кольта и направилась к Холостому выстрелу. Ну, на самом деле, это немного похоже на топот. Добравшись до черного входа, я была зла, как черт. Рядом с дверью, гласившей «только для персонала», засомневалась на секунду, интересуясь, что я буду делать, если охранник или кто-то вроде него стоял там, что если он спросит, что я тут делаю?

Но я поняла, что это меня совсем не заботит. На самом деле, мне это даже нравится. Я надеялась, что кто-нибудь попытается остановить меня. Я бы им сказала, что являюсь жертвой кражи кошелька, и никто иной, как их владелец, Кольт Кэннон, это сделал.

Я распахнула дверь, но на той стороне меня никто не ждал.

Я оказалась в каком-то заднем коридоре, здесь темно и тихо. Стены и пол сделаны из шлакобетона, а по воздуху плыл легкий запах дыма. Здесь слегка прохладно, видимо, нет отопления.

Справа от меня — тупик, а слева — коридор, растянувшийся на сотню метров до поворота направо и переходящий в другой коридор. Я могла видеть яркое сияние из другого коридора, который, возможно, вел к главной части клуба.

Я повернула налево и проложила свой путь к концу коридора. Я прошла только одну дверь, тяжелую, черную, с ламинированной табличкой «КУХНЯ». Добравшись до конца коридора, я последовала за светом и повернула в другой коридор. Этот был ярким, теплым и покрытый ковром, и я могла слышать низкий рокот голосов, доносящихся откуда-то поблизости, но разглядеть что-нибудь было невозможно.

Часть меня хотела повернуться и направиться обратно к машине, но большая часть говорила: «Покончи с этим». Я что, ожидала, что открою дверь, а прямо там сидит Кольт и ждет меня с моим кошельком? Не то чтобы я здесь делала что-нибудь не так. Он взял мой кошелек. У меня есть все права последовать за ним, если захочу.

Я глубоко вздохнула и пошла вдоль холла. Все двери здесь были сделаны из тяжелого дуба, с окнами, будто в офисном здании.

Одна дверь была открыта, и я осторожно пробралась к ней, надеясь, что Кольт там, каким бы дружелюбным он ни был. Я хотя бы узнаю, где он.

Я осторожно подошла ближе, а затем услышала звук, будто, кто-то плачет. Девушка. Она рыдала, и этот вид рыданий я знала довольно хорошо. Тот вид, когда тебя что-то очень достало, когда ты канул в такие глубины отчаянья, которые даже не представлял возможными.

Теперь у меня был частичный обзор комнаты, и она выглядела как гостиная или комната отдыха. Кожаный диван отодвинут к стене, вместе с кремовым мраморным кофейным столиком перед ним.

Ссутулившись, на диване сидела девушка с длинными светлыми волосами, упавшими на глаза. Она была одета в обтягивающие золотые спандекс-шорты и безразмерную толстовку ВМФ. Странный наряд, но возможно, кто-то дал ей толстовку, потому что она замерзла.

Рядом с ней сидел парень, молодой, может, года на два старше меня. Он обнимал и крепко прижимал к себе блондинку, пока та плакала. Она пододвинулась на диване и отбросила волосы с лица. Она была поразительно красива, с великолепным, идеальным цветом лица, влажным и пылающим. Ее ресницы были длинными, и хотя она плакала, тушь по ее лицу не текла.

Но на ее щеке был огромный красный след, один из тех, которые получаются от удара. С такими следами я знакома отлично. Как только получаешь такой, он становится красным, а потом превращается в противный синяк. Я бы все поставила на то, что в ближайшие несколько часов щека девушки приобретет все оттенки синего и фиолетового.

— Все хорошо, — сказал парень, пытаясь ее успокоить. — Теперь ты в безопасности, все хорошо.

Его голос надорвался, словно он знал: все далеко не хорошо.

Девушка снова зашевелилась, поднимая лицо и пряча его на груди парня. Я почти задохнулась, когда она это сделала. Вдоль ее шеи тянулся рваный шрам, а волосы на одной стороне головы были короче, чем над другой, заканчиваясь прямо над ухом. Выглядело так, будто кто-то взял ножницы и начал кромсать ее волосы.

Что-то чрезвычайно мрачное и устрашающее было в этой сцене, и это поставило меня на место. Я быстро двинулась от двери, надеясь, что они слишком погружены в себя, чтобы заметить мое присутствие.

За остальными дверьми было темно, и я продолжала идти, не заглядывая внутрь, боясь того, что могу там увидеть. Все, что я хотела, так это забрать свой кошелек и выбраться отсюда. У меня был инстинкт или шестое чувство, они говорили мне, когда нужно было выбраться из какого-либо места или как избежать определенного человека. Это чувство было глубоко во мне, оно заставляло кровь приливать к ушам, а желудок — гореть. Я чувствовала это сейчас.

Я подумала о том, чтобы вернуться обратно, затем направиться к передней части и спросить Кольта, но не хочется снова проходить мимо той парочки в комнате. Хоть я и не видела ничего ужасного, у меня возникло чувство, что чем меньше я знаю о том, что здесь творится, тем лучше.

И еще, я была совершенно уверена, что если продолжу идти, то встречу Кольта, потому что, где ж еще он мог быть? Если он не срезал через кухню и не вышел в переднюю часть клуба, он должен быть в одной из этих комнат.

Я была уже почти в конце коридора и начала думать, что Кольт, в конце концов, не здесь и мне надо в любом случае вернуться, когда я услышала его голос.

Низкий и сильный, он исходил из самой последней комнаты в конце коридора. Я проложила путь туда и подошла ближе, чтобы иметь возможность услышать беседу.

— … пойти в полицию, — говорил Кольт.

— Ты знаешь, мы не можем позволить этому случиться, Кольт, — последовал ответ. То был глубокий голос, как у старого мужчины, и уверена: я распознала голос собеседника Кольта по телефону в машине. Мик, так назвал его распознаватель ID.

— Черт, мы не можем позволить этому случиться, — сказал Кольт. Теперь он говорил громче.

— Понизь свой чертов голос.

— Нет, — сказал Кольт. — Выхода нет, Мик. Не этого мы хотели.

— Отпусти это, Кольт, — сказал Мик. — В любом случае, они бы не стали этого делать.

— Ты этого не знаешь! И это, черт, ничего не значит. Значение имеет только то, что она…

— Значение имеет только то, что она получила по заслугам, — сказал Мик. По моей спине прошла дрожь. Что-то в том, как он это сказал, напомнило мне моего приемного отца, Карла, который часто говорил такие вещи. Ударил ли он нас, накричал ли он на нас, прятал ли он от нас еду, Карл считал, что мы получаем по заслугам. И не имеет значения, что ты ничего не сделал.

— Ты чертов придурок, — сказал Кольт, и звук движения отдался эхом по коридору. — Если ты когда-нибудь скажешь…

Потом жуткий грохот, будто стул или что-то вроде этого бросили на пол.

— Послушай меня, ты, мелкое дерьмо, — сказал Мик. — Ты здесь не главный. Поэтому заткни рот, Кольт, или я вышвырну твою задницу отсюда быстрее, чем ты сможешь сказать «черт бы тебя побрал».

Я нахмурилась. Не поняла. Почему Мик сказал, что вышвырнет задницу Кольта? Как он может, если Кольт владелец клуба? Конечно, никто на самом деле не говорил мне, что он был владельцем Холостого Выстрела, я просто предположила это по тому, как он держался, и он же был главным по найму. Но возможно, я ошиблась.

Я ожидала, что Кольт взорвется в ответ, интересно, что я буду делать, если пойму, что они собираются драться? Должна ли я войти туда и остановить это? Или просто позволить им закончить начатое?

Но мне не пришлось беспокоиться об этом, потому что секунду спустя из комнаты в коридор выбежал мужчина. Мик. На нем была сине-черная фланелевая рубашка, в паре с джинсами цвета мокрого асфальта. На его ногах были рабочие ботинки, и он протопал ими мимо меня в коридор.

Я задержала дыхание и ждала, пока он спросит меня, какого черта я здесь делаю, но он на меня даже не взглянул. Он просто толкнул меня, на его лице читалось раздражение.

Я судорожно выдохнула и вошла в комнату, из которой только что вышел Мик.

Кольт стоял там, вцепившись в край огромного стола и опустив голову.

— Черт, — негромко выругался он. — Черт, черт. Черт!

Он выпрямился и стукнул кулаком по столу. Один раз. Дважды. Трижды.

— Вау, — сказала я, прислонившись к дверному косяку. — Напомни мне, что нельзя будить в тебе зверя.

Он посмотрел наверх, его глаза вспыхнули, он был готов вступить в драку с первым встречным. Настолько он был зол. Я узнала это чувство, потому что внутри у меня была точно такая же злоба. Но вместо того, чтобы выплескивать ее, как делал Кольт, я заталкивала свою злость так глубоко, как только могла, пока уже ничего не могла контролировать. А потом я резала вены.

Можно возразить, что способ Кольта справиться со своими эмоциями был более здоровым, потому что, в конце концов, он пытался их выпустить. Но мне знать лучше — такой ярости не будет, если в жизни не случается ничего нездорового. Эмоции «вне баланса» — продукция жизни «без баланса».

Думаете, что с тех пор как я это знаю, я могу распознать то, что заставляет меня чувствовать этот вид боли? Но осознать, почему ты злишься или чувствуешь нужду в порезе — это одно. И совсем другое — попытаться остановить и проигнорировать то, что это вызывает.

— Что ты здесь делаешь? — сказал Кольт, когда понял, что это я. — Я сказал тебе оставаться в машине.

— Ну да, я в этом не сильна.

— Ты не должна быть здесь, — сказал Кольт. — Возвращайся в машину, Оливия.

На этот раз мне не понравилось, как он произнес мое имя, будто обвиняя меня, будто меня нужно было отругать.

— Нет, — сказала я. — Пока ты не вернешь мне мою сумку.

— Я не позволю… — начал он. Но затем покачал головой. — Хорошо, — сказал он. — Ты хочешь свою сумку? Вот. — Он потянулся и взял мою сумку с подоконника. — Держи. Теперь ты свободна, идти в приют, сесть на городской автобус, спать на улицах и что бы ты там ни решила сделать.

— Спасибо, — сказала я, протягивая руку, чтобы забрать его. Кончики наших пальцев соприкоснулись, и я не уверена, то ли это мое воображение, то ли нет, но я почувствовала, будто он держал мою сумку на мгновение дольше, чем необходимо, будто хотел, чтобы я осталась.

Наши глаза встретились, и мое дыхание оборвалось. На мгновение я увидела то, что спрятано под поверхностью, — боль. Только сейчас я подумала о его злости, как он ударил по столу, как Мик кричал на него, и интересно, было ли в Кольте больше, чем я сначала подумала?

Может, он не был просто богатым похотливым самцом, который управлял стрип-клубом и получал все, что хотел.

А потом, как и прежде, его глаза ожесточились. Боль ушла, но сейчас она заменилась чем-то другим, чем-то неосязаемым. Сожаление? Это странно, но у меня было ощущение, будто он хотел, чтобы я осталась здесь, с ним. И не потому, что он думал, что это правильно.

— Спасибо, — сказала я, когда он, наконец, отпустил мою сумку.

— Не за что.

Секунду мы оба просто стояли, и смотрели друг на друга. Это бред, потому что ничего такого, что могло бы заставить меня чувствовать с ним связь, не произошло, за исключением того, что я видела его в ярости. И я не могу этого объяснить, но каким-то образом я хотела забрать его боль.

То незримое притяжение, которое я почувствовала к нему ранее, танцуя для него в клубе и будучи с ним в квартире, вернулось, сильнее, чем когда-либо прежде. Но теперь это не просто желание, теперь это и что-то еще, что-то более глубокое.

Нужно ему помочь.

— Кольт, — начала я мягким голосом. Я хотела сказать ему, что все будет хорошо и что бы ни случилось, в конечном итоге все придет в норму. Не уверена, что верю этому — «все в конце концов будет хорошо» — это чушь, которую людям приятно произносить. Но я должна была что-то сказать.

— Удачи, Принцесса, — перебил меня Кольт. Игривость вернулась в его голос, уязвимость, которую я видела, сменила его обычная дерзость. Он протянул мне руку для пожатия.

Я приняла ее, его рука окутала мою, большая, сильная и теплая. Дыхание задержалось в груди, и я могла слышать, как кровь приливает к ушам. Мое тело снова пришло в готовность, связь, которую я почувствовала с ним, искрилась в воздухе, наэлектризовываясь.

Я не хотела уходить. Я не хотела выйти из этой комнаты и больше никогда его не увидеть. Не могу это объяснить, но… Я не хочу.

— Так, — сказала я, пытаясь звучать беспечно. — О каком деловом предложении ты говорил?

— Деловом предложение?

Он нахмурился, недоумение отразилось на его лице.

— Да, там, в твоей квартире. Ты сказал, что у тебя ко мне деловое предложение?

— Ох, — он покачал головой. — Ничего. Это глупая идея, особенно сейчас.

— Особенно сейчас?

— Да, эта девушка…, — он покачал головой. — Не имеет значения. Это не важно.

Он говорил о той рыдающей девушке, которую я видела в комнате? Я хотела спросить его, но боюсь, если я надавлю на него, то он выгонит меня.

— Правда? — спросила я. — Потому что звучало важно.

Он посмотрел на меня, сузив глаза.

— Я не могу… Ты в этом не сильна.

У меня отвисла челюсть.

— Я в этом не сильна? — я скрестила руки на груди. — Что, черт возьми, это должно значить?

— Ничего, просто тебе придется слушаться меня. Я буду твоим боссом. А в этом направлении ты не сильна.

— Прежде всего, — сказала я, — ты не знаешь меня достаточно хорошо, чтобы знать, сильна я или нет в этом направлении. А во-вторых, — я замолчала. — Во-вторых, я очень мотивированный работник.

— О, правда? — он стоял очень близко ко мне, его тело напротив моего, его дыхание согревало мне щеку. — Мотивированный, ха?

— Да.

Я заставила себя продолжать смотреть ему в глаза.

— Ты будешь делать все, что я скажу?

Мое дыхание снова прервалось, и я прикрыла глаза, не в силах смотреть на него. Он был так чертовски прекрасен, и боюсь, я сойду с ума или сделаю что-нибудь сумасшедшее, настолько сильно я не хотела покидать комнату, настолько сильно я хотела остаться с ним. В этот момент я бы сделала все, что он хочет.

— Да, — прошептала я. — Все.

Он провел костяшками по моей скуле, потом придвинулся ближе ко мне.

— Тебе придется жить со мной. Мне нельзя сводить с тебя глаз.

Я кивнула, потом заставила себя открыть глаза, не заботясь о том, что он целовал меня, не заботясь о том, что я нарушила обещание Деклану.

— Хорошо, — сказала я.

Он усмехнулся, затем положил руку сзади моей шеи, аккуратно поднимая волосы. Потом закрыл глаза и наклонился вниз, его рот приблизился к моему, его губы были полными и прекрасными. Я задержала дыхание и ждала, что он меня поцелует.

Но спустя секунду он застыл и открыл глаза.

— Воу, Принцесса, — сказал он. — Ты действительно имела это в виду.

Мои ноги превратились в желе, а колени так ослабли, что, боюсь, я упаду. А он все это время блефовал. Не знаю, стоит ли мне злиться или вздохнуть от облегчения.

— Я же сказала, — сказала я, пытаясь подражать его дерзкому голосу, будто я выиграла, будто разгадала его блеф, хоть я и понятия не имела, что он меня проверяет.

Кольт оперся о стол и посмотрел в потолок, будто размышляя.

— Ладно, — сказал он. — Мы попробуем.

— Ты не собираешься для начала рассказать, в чем заключается работа?

— Чем меньше ты знаешь, тем лучше.

— Что, черт, это должно значить?

— Это должно значить, что прямо сейчас тебе не нужно знать все детали того, что я буду просить тебя сделать.

— Потому что это опасно? — надавила я.

Снова вспомнила о той девушке, о рваных прядях ее волос, о шраме на лице.

Он вздохнул.

— Это не опасно, просто будет лучше, если ты не узнаешь подробности. — Он посмотрел на меня. — Ты доверяешь мне?

— Я едва тебя знаю.

— Работа не пойдет, если ты не будешь мне доверять.

Я открыла рот, чтобы сказать ему, что невозможно доверять тому, кого знаешь всего ничего, но потом я кое-что поняла — какой бы не была его работа, что бы он от меня ни хотел, он, должно быть, совсем отчаялся, если готов позволить мне, едва знакомой ему девушке, участвовать в этом. Должно быть, это что-то, где он нуждается в определенном виде людей, и хоть я не знаю точных характеристик этого вида людей, у меня они должны быть.

Он что-то от меня хотел. И не важно, как человек успешен, как он богат, как красив, когда он от тебя что-то хочет, ты имеешь над ним власть. Я могла кое-что получить от Кольта. Наверное, все, что захочу.

И есть только одна вещь, которую я хочу, единственная вещь, которую я когда-либо хотела. То, ради чего я согласна рискнуть, то, что в первую очередь привело меня сюда.

— Как ты узнал, где я остановилась?

— Что?

— Как ты узнал, где я остановилась? — переспросила я. — Ты понял, что я остановилась в приюте на Уолнат-Стрит, ты как-то договорился с ними, чтобы они выслали мои вещи в твою квартиру.

Он вздохнул и посмотрел на меня, словно на ребенка.

— Оливия, когда у тебя есть деньги, можно делать все, что захочешь.

Он, наверное, подумал, что просветил меня в какую-нибудь общеизвестную истину, но я и до этого знала, что деньги помогают добиться всего. Мир должен работать не так, это нечестно и несправедливо, и можно обсуждать это в течение нескольких часов. Но я в этом не заинтересована. Все, что меня интересовало, — заставить его признать, что деньгами можно получить все, что захочешь.

— Хорошо, — сказала я, скрещивая руки на груди. — Я помогу тебе. Я буду делать все, что захочешь. Не буду спрашивать. Я буду доверять тебе, и я даже останусь у тебя в квартире. Но я хочу кое-что взамен.

— Конечно, я буду платить тебе, Принцесса. Что ты обо мне думаешь?

Он поднял брови и вкрадчиво ухмыльнулся мне, давая мне понять, что он точно знает, что я о нем думаю.

— Нет, — я покачала головой. — То есть, да, я надеюсь, что ты будешь мне платить. Но я хочу кое-что еще.

— О, да? И что это?

— Я хочу, чтобы ты нашел кое-кого для меня.

— Кого?

— Деклана Кина.

Кольт нахмурился.

— Кто, черт побери, этот Деклан Кин?

Я вздернула подбородок, подбадривая его оспорить то, что сейчас скажу.

— Это мужчина, за которого я собираюсь замуж.

www.litlib.net