Читать онлайн "Избранные сочинения" автора Цицерон Марк Туллий - RuLit - Страница 1. Цицерон книга


Читать онлайн "Избранные сочинения" автора Цицерон Марк Туллий - RuLit

МАРК ТУЛЛИЙ ЦИЦЕРОН

ИЗБРАННЫЕ СОЧИНЕНИЯ

ПЕРЕВОД С ЛАТИНСКОГО

Издание «Библиотеки античной литературы» осуществляется под общей редакцией С. Апта, М. Гаспарова, М. Грабарь-Пассек, С. Ошерова, Ф. Петровского, А. Тахо-Годи и С. Шервинского

Составление и редакция М. ГАСПАРОВА, С. ОШЕРОВА, В. СМИРИНА

Вступительная статья Г. КНАБЕ

ЦИЦЕРОН, КУЛЬТУРА И СЛОВО

Цицерон — одна из главных, ключевых, фигур римской литературы. Для Древнего Рима он примерно то же, что Пушкин для России, Гете для Германии, Данте для Италии — центр и воплощение художественной культуры народа. Такая роль принадлежит художникам слова, чье творчество вобрало в себя духовный опыт длинного ряда поколений и, отлив его в совершенную пластическую форму, надолго определило идейно-художественное развитие литературы своей страны. Важно, однако, ощутить не только его сходство с корифеями литературы нового времени, но и отличие от них. Они отражали действительность в художественных образах и населяли созданный ими мир теми «изменчивыми тенями», к которым обращался Гете в начале своего «Фауста». Цицерон не создавал образов, он знал лишь один образ, который был для него «измлада и труд, и мука, и отрада», который целиком заполнял его творчество — образ Республики римского народа. У него нет произведений, где действуют вымышленные герои, и его литературное наследие состоит из речей, трактатов, писем, представляющих собой документы общественной борьбы в Риме конца республики.

Республика была для Цицерона не только реальным политическим строем реального государства, но, кроме того, именно образом — идеальным образом человеческого общежития. Объективной жизненной основой этого идеала, однако, было жестокое и несправедливое рабовладельческое государство Древнего Рима. Между образом и прототипом существовало противоречие, и поэтому в истории позднейшей культуры Цицерон нередко воспринимался как наивный утопист, а произведения его — как отвлеченная от жизни напыщенная и сухая риторика. Слова Пушкина о том, что он «читал охотно Апулея, а Цицерона не читал» — не только шутка. И в то же время воспетая им «свободная республика» была римским вариантом античной рабовладельческой демократии — этой, по замечанию Энгельса, предпосылкой «всего нашего экономического, политического и интеллектуального развития».1 Она обладала чертами, сохранившими свое значение до наших дней, и не случайно так волновала поколения прогрессивных мыслителей и революционеров. Робеспьера в Париже называли Цицероном, и некоторые из самых важных его политических выступлений представляют собой переложения речей римского оратора. Пламенный римский республиканец был едва ли не самым любимым и читаемым древним автором в среде русских декабристов. «Цицерон, — писал один из них, — был у каждого из нас почти настольной книгой».

Чтобы понять и оценить Цицерона, таким образом, надо представить себе объективный характер Римской республики; выяснить, как соотносился ее образ, созданный Цицероном, с исторической действительностью; проследить, как на тех или иных этапах европейской культуры в этом образе обнаруживались все новые стороны — разные и неравноценные.

1

Из старых поэтов Цицерон больше всех любил Квинта Энния — автора стихотворной римской «Летописи». Она сохранилась в отрывках, в одном из которых сказано:

Древним укладом крепка и мужами республика римлян.

В этой строке выражена та главная проблема, которую поставило перед Цицероном предшествующее развитие римской культуры.

Римская республика возникла из маленькой сельской общины и навсегда сохранила с ней связь. Основу обеих составлял особый общественный строй, предполагавший сохранение и постоянное возрождение натурального хозяйства, обильные пережитки родовой организации, старинную простоту труда и быта. Этот «древний уклад» был объективно обусловленной исторической чертой римского общества — сам способ производства порождал застойные формы жизни и делал «заветы предков» нормой общественной нравственности. «Новый путь отыскивать всем опасно. Ты иди дорогою верной предков. Не дерзай священные связи мира рвать самочинно», — учили римские писатели, новые и старые. «Рим и мощь его держатся старинными нравами».

Но оставаться неизменным, просто сохраняться общество не могло. Город жил, а следовательно, развивался, развитие же предполагало усиление обмена, рост денег, разрушение патриархальной замкнутости, укрепление новых порядков и нравов, предполагало сметку и хватку, освобождение от послушного растворения в традиции, предполагало, другими словами, человеческую инициативу и самостоятельность. Наряду с консервативной ценностью целого жизнь утверждала динамическую ценность личности.

В истории города понятия «древний уклад» и «мужи» оказывались связанными неразрывно. Связь эта, однако, носила глубоко противоречивый характер. Натуральная в своей основе экономика не могла впитать богатства, завоеванные полководцами или добытые предприимчивыми купцами, не могла превратить их в источник обновления и внутренней перестройки хозяйства и общества. По мере увеличения римских владений деньги во все растущем количестве вращаются на поверхности жизни и, не проникая в глубины общественного организма, усложняют и развивают не производство, а потребление. Быт, одежда, еда, зрелища становятся все более пышными, потребность в деньгах — все более привычной и острой, тщеславие, мотовство, хищнические способы добывания предметов роскоши — все более распространенными. Это разлагало былую простоту и патриархальность, подрывало внутреннюю сплоченность города-государства и консервативные нравственные нормы народной жизни, не внося в то же время никаких коренных изменений в сам способ производства. Энергия, воля, самостоятельность, инициатива «мужей» оказывались не только связанными с «древним укладом», но и несовместимыми с ним.

Во II веке до н. э. это противоречие вступает в свою критическую фазу. Начиная с этого времени политические и военные события в Риме образуют как бы историческое введение в жизнь и творчество Цицерона.

2

С 218 по 201 год до н. э. Рим вел с африканским городом Карфагеном самую тяжелую и ожесточенную войну в своей истории. Ценой огромного напряжения, пройдя на волосок от гибели всего государства, римляне добились победы, обеспечили себе господство над западным Средиземноморьем и тут же обратились против эллинистических держав Востока. Серия войн, шедших с переменным успехом, привела к тому, что к 140 году до н. э. Греция тоже оказалась покоренной римлянами, ставшими отныне хозяевами и в восточном Средиземноморье.

За каких-нибудь 70-80 лет Рим стал величайшей державой древнего мира. Здесь сосредоточились несметные богатства. Первое же поражение македонских греков в 197 году принесло контрибуцию в 1100 талантов золота и серебра (талант — 26,2 кг). Бывали годы, когда из некоторых провинций вывозили до 40 тысяч талантов. В завоеванных землях находились большие золотые, серебряные и медные рудники, переданные после покорения на откуп римским богачам. Нескончаемым потоком шли в Рим рабы — 80 тысяч после захвата Сардинии, 150 тысяч из покоренной греческой области Эпира, 30 тысяч из Македонии.

Войны изменили социальную структуру римского общества и до предела обострили противоречия республиканского строя. Победы обогащали казну, аристократию и дельцов. Крестьян они разоряли. Проведя несколько лет подряд в чужих краях, привыкнув к грабежам и отвыкнув от труда, крестьянин возвращался в родную усадьбу, которая к этому времени либо запустела, либо была захвачена богатеем-соседом. Между тем именно крестьяне, с их примитивным, во многом натуральным, хозяйством, архаической моралью, простотой жизни, и составляли в течение столетий становой хребет республики. На протяжении II века число полноправных (то есть обладавших земельной собственностью) граждан сократилось на одну пятую. Это важная цифра. Она означала, что в большинстве своем крестьянство сохранялось, а вместе с ним сохранялись материальные и моральные предпосылки «древнего уклада». Он был настолько прочен и неизбывен, что и через очень много лет римские писатели говорили о «той нашей Италии, где до сих пор строго хранят и скромность, и умеренность, и даже старинную деревенскую простоту». Но та же цифра показывала, что каждый пятый крестьянин терял землю, становился люмпеном и, переселившись в город, утрачивал связь со старинным консервативным строем римской жизни.

www.rulit.me

Книга: Цицерон. Цицерон. Диалоги

  • ЦИЦЕРОН —     ЦИЦЕРОН (Cicero) Марк Туллий (106^43 до н. э.), римский государственный деятель, оратор и писатель, впервые сделавший латинский язык полноправным средством выражения философских идей. Не будучи оригинальным мыслителем, основателем философской …   Античная философия

  • Цицерон, Марк Туллий — (лат. Marcus Tullius Cicero) (3.I.106 7.XII.43 до н.э.)    знаменитый римский оратор, политический деятель, писатель, идеолог Рим. рабовлад. республики. Ц. происходил из всаднического сословия, вместе с родителями переселился из лат. городка… …   Античный мир. Словарь-справочник.

  • ЦИЦЕРОН — МАРК ТУЛЛИЙ (Marcus Tullius Cicero) (106 43 до н.э.), римский оратор и философ. МАРК ТУЛЛИЙ ЦИЦЕРОН ЖИЗНЬ Цицерон родился в Арпине, небольшом городе примерно в 100 км к востоку от Рима, 3 января 106 до н.э., в зажиточной семье местного всадника.… …   Энциклопедия Кольера

  • ЦИЦЕРОН — (Cicero) Марк Тулий (106 43 до н.э.) рим. оратор и государственный деятель, теоретик риторики, классик лат. художественной и филос. прозы. Как философ сформировался под воздействием идей синкретической философии эллинизма, испытав влияние… …   Философская энциклопедия

  • ЦИЦЕРОН Марк Туллий — (Marcus Tullius Cicero) (3 января 106 Арпинум 7 декабря 43 до н. э., близ Кайеты, ныне Гаэта), римский оратор, политический деятель, философ. Автор многочисленных философских и юридических трактатов, писем и судебных речей, по которым учились… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Цицерон Марк Туллий — (Marcus Tullius Cicero) (3.1.106 до н. э., Арпинум, ≈ 7.12.43 до н. э., близ Кайеты, современная Гаэта), древнеримский политический деятель, оратор, писатель. Из сословия всадников. В политическую жизнь вошёл как «новый человек», всем обязанный… …   Большая советская энциклопедия

  • Цицерон —         Марк Туллий (Marcus Tullius Cicero) (3.1.106 до н. э., Арпинум, 7.12.43 до н. э., близ Кайеты, современная Гаэта), древнеримский политический деятель, оратор, писатель. Из сословия всадников (См. Всадники). В политическую жизнь вошёл как… …   Большая советская энциклопедия

  • ЦИЦЕРОН — Марк Туллий (Marcus Tullius Cicero) (3.I.106 7.XII.43 до н. э.) др. рим. политич. деятель, оратор, писатель. Род. в Арпине (Лаций), принадлежал к сословию всадников. Впервые выступил с речами в 81 80 до н. э. при Корнелии Сулле на стороне… …   Советская историческая энциклопедия

  • Цицерон —         (лат. Cicero) Марк Туллий, род. в 106 до н. э. в Арпине (Самний), убит в 43 до н. э. близ Формий, рим. оратор, политич. деятель и писатель. Ц. происходил из сословия всадников, довольно рано прибыл в Рим, где получил превосходное… …   Словарь античности

  • Марк Туллий Цицерон — В Википедии есть статьи о других людях с именем Марк Туллий. Марк Туллий Цицерон Marcus Tullius Cicero …   Википедия

  • Литературные памятники — «Литературные памятники» (ЛП, разг. Литпамятники; 1948  н.в.)  советская, с 1992 российская книжная серия академической художественной и документальной литературы, классической поэзии. Издаётся с 1948 года под эгидой Академии наук СССР; …   Википедия

  • dic.academic.ru

    Книга "Цицерон" из серии Жизнь замечательных людей

    Последние комментарии

     
     

    Цицерон

    Цицерон Автор: Бобровникова Татьяна Андреевна Жанр: Биографии и мемуары, История Серия: Жизнь замечательных людей Год: 2006 Добавил: Admin 15 Ноя 12 Проверил: Admin 15 Ноя 12 Формат:  PDF (10295 Kb) Скачать бесплатно книгу Цицерон

    Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

    Аннотация

    Книга посвящена Марку Туллию Цицерону, одному из наиболее выдающихся людей в истории Античности. Его имя давно уже стало нарицательным. Гениальный оратор и писатель, чьи произведения послужили образцом для всех последующих поколений, мыслитель и философ, государственный деятель, он был еще и удивительным человеком, готовым пожертвовать всем, в том числе и собственной жизнью, ради блага Римской республики. Автор книги с огромной любовью пишет о своем герое, представляя его в первую очередь творцом, интеллигентом в наиболее полном и глубоком смысле этого слова - интеллигентом, которому выпало жить в дни тяжелейших общественных потрясений, революции и гражданской войны.

    Объявления

    Где купить?

    Нравится книга? Поделись с друзьями!

    Другие книги автора Бобровникова Татьяна Андреевна

    Другие книги серии "Жизнь замечательных людей"

    Похожие книги

    Комментарии к книге "Цицерон"

    Комментарий не найдено
    Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
     

     

    2011 - 2018

    www.rulit.me

    Труды Цицерона (6 книг) :: NoNaMe

    Книжная подборка: Труды Цицерона (6 книг)

    1. Цицерон — Философские трактаты2. О пределах блага и зла. Парадоксы стоиков3. Цицерон — Избранные сочинения4. Учение академиков5. Эстетика: Трактаты, Речи. Письма6. Цицерон — Диалоги+ аудиокниги1. Об обязанностях, о старости, о дружбе2. Сравнительные жизнеописания. Демосфен и Цицерон

    ----------------------<cut>----------------------

    Цицерон — Философские трактаты

    Книжная подборка: Труды Цицерона (6 книг)

    Философские трактаты «О природе богов», «О дивинации» и «О судьбе» составляют полный цикл сочинений Цицерона, специально посвященных им критике типичных для античного мира суеверий. Публикация этого цикла на русском языке в одной книге предпринимается впервые. Все три трактата даются в новом переводе. Книга снабжена вступительной статьей, примечаниями и указателями.Г.Г. Майоров (сост. и авт. вступ. статьи): «...Цицерон-философ сыграл в истории почти столь же значительную роль, как и Цицерон-ритор. Достаточно напомнить, что сами римляне считали его первым, и нередко главным, своим учителем в области философии. С идейным наследием Цицерона прочно связана латинская христианская мысль эпохи патристики.Он не стремился к созданию собственной философской системы, не претендовал на открытия в науках. Его задачи более скромны, но исторически более значительны: познакомить римлян с философией, привить им любовь к ней, научить отличать истинную мудрость от лжеименной, показать им всю красоту добродетели и убедить их в том, что они не только способны делать открытия не хуже греков, но и то, что заимствуют у греков, могут улучшать и совершенствовать, и это относится к философии не меньше, чем ко всему другому. Таким образом, Цицерон в основном и в главном — философ.

    Название: Цицерон — Философские трактатыАвтор: Марк Туллий ЦицеронИздательство: НаукаГод: 1985Страниц: 382Формат: DjVuКачество: ХорошееЯзык: РусскийРазмер: 10.9 Mb

    Скачать:

    Необходимо зарегистрироваться чтобы прочитать текст или скачать файлы

    О пределах блага и зла. Парадоксы стоиков

    Книжная подборка: Труды Цицерона (6 книг)

    Книга состоит из философских трактатов знаменитого оратора и писателя "О пределах добра и зла" и "Парадоксы стоиков". Первый — "De finibus bonorum et malorum" — переведен более 100 лет назад (переводчик П. П. Гвоздев, 1889 г., Казань) и давно стал библиографической редкостью. Второй — "Paradoxa stoicorum" — на русский язык ранее не переводился. Вступительная статья вводит содержание трактата в контекст как общефилософских построений Цицерона, так и в систему философских теорий эллинизма. Дается общая характеристика композиционной структуры трактата, анализ его основных содержательных аспектов в сопоставлении с иными философскими сочинениями античности. В книгу включены исторические и реальные примечания, историко-философский комментарий, объяснение философских терминов, определений, доказательств и т. д., а также филологический комментарий, в котором рассматриваются авторская работа самого Цицерона, изменения, вносимые им в греческие источники, дается интерпретация темных мест текста. Для специалистов и широкого круга читателей.

    Название: О пределах блага и зла. Парадоксы стоиковАвтор: Марк Туллий Цицерон (Перевод Н.А. Федорова)Издательство: РГГУГод издания: 2000Страниц: 468Язык: русскийФормат: PDFКачество: хорошееРазмер: 31 Mb

    Скачать:

    Необходимо зарегистрироваться чтобы прочитать текст или скачать файлы

    Цицерон — Избранные сочинения

    Книжная подборка: Труды Цицерона (6 книг)

    Книга содержит важнейший философский труд Марка Туллия Цицерона (106—43 гг. до н. э.) — «Тускуланские беседы» — в котором изложена в развернутом виде его этическая концепция. Сочинение написано в виде диалога (по примеру Платоновских диалогах) и отличается высокими художественными достойнствами. К «Беседам» тематически примыкают и два другие диалога публикуемые в томе — «Катон Старший, или О старости» и «Лелий, или О дружбе».Настоящее собрание содержит также и пять речей, выбранные из лучшего в богатом ораторском наследии Цицерона.Г.Г. Майоров: «Говоря о гуманизме Цицерона, нельзя не вспомнить и о том, что одно из самых прекрасных и влиятельных его произведений — «Тускуланские беседы» учит нас не бояться смерти, быть мужественными и преодолевать страдания, утешает нас в горе, учит умеренности в страстях и неограниченности в добрых делах. Цицерон был сложный человек, не слишком последовательный политик и весьма противоречивый мыслитель. Но в одном он оставался последовательным: в своих философских сочинениях он всегда стремился дать ответ на вопрос, как человеку стать лучше. И в этом его гуманизм.»

    Название: Цицерон — Избранные сочиненияАвтор: Марк Туллий ЦицеронИздательство: Художественная литератураГод: 1975Страниц: 456Формат: DjVuКачество: ХорошееЯзык: РусскийРазмер: 12.6 Mb

    Скачать:

    Необходимо зарегистрироваться чтобы прочитать текст или скачать файлы

    Учение академиков

    Книжная подборка: Труды Цицерона (6 книг)

    Трактат Цицерона «Учение академиков» впервые появляется в русском переводе. Издание оснащено параллельным латинским текстом, подробными комментариями и вступительной статьей.Книга адресована всем интересующимся античной философией в ее оригинальной терминологии и форме.

    Автор: Марк Тулий ЦицеронНазвание: Учение академиковИздательство: ИндрикГод: 2004Страниц: 320Формат: PDFРазмер: 19.8 Mb

    Скачать:

    Необходимо зарегистрироваться чтобы прочитать текст или скачать файлы

    Эстетика: Трактаты, Речи. Письма

    Книжная подборка: Труды Цицерона (6 книг)

    В настоящем сборнике впервые с такой полнотой собраны произведения знаменитого римского оратора I в. до н. э. Цицерона, так или иначе затрагивающие эстетическую проблематику. Книга снабжена вступительной статьей, в которой эстетическое мировоззрение Цицерона анализируется в связи с развитием античной культуры в целом и кризиса Рима накануне падения республики в частности.

    Автор: Марк Туллий ЦицеронИздательство: ИскусствоГод: 1994Страниц: 540Формат: djvuРазмер: 5 Mb

    Скачать:

    Необходимо зарегистрироваться чтобы прочитать текст или скачать файлы

    Цицерон — Диалоги

    Книжная подборка: Труды Цицерона (6 книг)

    Предлагаемые вниманию читателя два политико-философских произведения Цицерона — «О государстве» и «О законах» служат превосходным образцом римской прозы и содержат изложение теорий государства и права античной Греции и Рима. Они написаны как диалоги, т. е. беседы: диалог «О государстве» ведут Сципион Африканский Младший и его друзья, члены так называемого «Сципионовского кружка»; диалог «О законах» ведут сам автор, Марк Цицерон, его брат Квинт Цицерон и Тит Помпоний Аттик.Эти сочинения Цицерона, в свое время имевшие также и политическую направленность, оказали большое влияние на писателей эпохи раннего христианства, на писателей и ученых эпохи Возрождения и на французских просветителей (например, на «Дух законов» Монтескье). Оба диалога представляют собой выдающиеся памятники мировой культуры.Комментарий к диалогам содержит вводную статью и примечания.

    Название: Цицерон — ДиалогиАвтор: Марк Туллий ЦицеронИздательство: НаукаГод: 1966Страниц: 224Формат: DjVuКачество: ХорошееЯзык: РусскийРазмер: 6.5 Mb

    Скачать:

    Необходимо зарегистрироваться чтобы прочитать текст или скачать файлы

    Скачать одним архивом (85.9 Mb):

    Необходимо зарегистрироваться чтобы прочитать текст или скачать файлы

    Аудиокниги

    Об обязанностях, о старости, о дружбе

    Книжная подборка: Труды Цицерона (6 книг)

    Цицерон — древнеримский политический деятель, оратор, писатель, один из создателей и классиков литературного латинского языка. О красноречии, мудрости и силе ораторского искусства Цицерона ходили легенды. Слава Цицерона-оратора не померкла в веках: у него учились и ему подражали и отцы Церкви, и писатели Возрождения — Петрарка и Боккаччо, и французские просветители — Дидро, Вольтер, Руссо. В его творческом наследии – речи, философские трактаты, письма, а также множество изречений, которые известны и актуальны и в наши дни.

    Название: Об обязанностях, о старости, о дружбе.Автор: Марк Туллий ЦицеронИздательство: Студия АРДИС Исполнитель: Илья ПрудовскийАудио кодек: MP3Качество: 32kbs, 44 kHzBремя звучания: 11:05Размер файла: 157 Mb

    Скачать:

    Необходимо зарегистрироваться чтобы прочитать текст или скачать файлы

    Сравнительные жизнеописания. Демосфен и Цицерон

    Книжная подборка: Труды Цицерона (6 книг)

    Деятельность Демосфена приходится на тот трагический период Эллады, когда ей угрожала экспансия Македонии, закончившаяся, в конце концов, потерей независимости греческими полисами. Именно Демосфен вдохновлял греков на сопротивление, организовывал союз эллинских городов. Но и у этого непримиримого патриота была слабость, приведшая его к гибели.Деятельность Цицерона, который весьма почитал своего предшественника на поприще политической риторики Демосфена, также приходится на кризисный момент римской истории, когда ценности республики уходили в прошлое, уступая место принципату Цезарей. Последний представитель народовластия, Цицерон, однако, страдал славолюбием, будучи при этом не всегда решительным человеком. Двойственность его позиции в решающий момент привела к гибели и его.

    Название: Демосфен и Цицерон. Сравнительные жизнеописанияАвтор: ПлутархИздательство: БиблиофоникаГод: 2006Исполнитель: Дмитрий КреминскийАудио кодек: MP3Битрейт аудио: 64 kbpsBремя звучания: 02:51Размер: 81 Mb

    Скачать:

    Необходимо зарегистрироваться чтобы прочитать текст или скачать файлыНеобходимо зарегистрироваться чтобы прочитать текст или скачать файлыНеобходимо зарегистрироваться чтобы прочитать текст или скачать файлы

    txapela.ru

    Книга Оратор - читать онлайн бесплатно, автор Марк Туллий Цицерон, ЛитПортал

    Марк Туллий ЦицеронОратор

    Перевод и комментарии М. Л. Гаспарова.

    Примечание переводчика

    Из всех произведений Цицерона его сочинения об ораторском искусстве едва ли не более всего требуют в настоящее время нового научного издания. Причина этого – в состоянии рукописного предания этой группы сочинений Цицерона. Трактаты об ораторском искусстве дошли до нас в двух рукописных изводах – «неполном» и «полном». Там, где текст этих изводов совпадает, мы можем с достаточной уверенностью полагать, что он соответствует цицероновскому оригиналу. Но там, где он не совпадает, издатели не имеют никаких объективных оснований предпочесть вариант одного извода варианту другого, и им приходится оперировать доводами «от смысла», всегда оспоримыми. К счастью, расхождения такого рода обычно касаются несущественных мелочей и подчас даже не сказываются на переводе.

    Происхождение двух изводов цицероновского текста таково. С падением античной культуры три трактата Цицерона теряют популярность. Если «Риторика к Гереннию» и юношеское Цицероново сочинение «О нахождении» усиленно переписываются как учебники риторики, то «Об ораторе» и «Оратор» выживают в едва ли не единственной рукописи со многими утраченными листами, а «Брут» забывается совсем (лишь случайно уцелел недавно найденный отрывок Кремонской рукописи «Брута» IX в.). Когда минует полоса «темных веков» раннего средневековья, и уцелевшие памятники античной литературы вновь начинают переписываться по европейским монастырям, эта дефектная рукопись трактатов «Об ораторе» и «Оратор» становится источником целого семейства списков; все они имеют общую черту – пропуски (порой очень большие, по половине книги и более) на тех местах, где в архетипе были потеряны листы. Это и есть «неполный извод»; архетип его давно погиб, но текст его отчасти поддается реконструкции по старейшим и лучшим спискам – «Авраншскому», «Гарлеянскому», «Эрлангенскому» (IX–X вв.) и др.

    В XIV-начале XV в. эпоха Возрождения резко оживила интерес к риторическим трактатам Цицерона. Сохранившиеся рукописи «Об ораторе» и «Оратора» переписываются все чаще, и досада на их неполноту прорывается все сильнее. Дело доходит до того, что около 1420 г. миланский профессор Гаспарино Барцицца, лучший тогдашний специалист по цицероновской риторике, взялся за рискованный труд: собрался заполнить пробелы «неполного извода» собственными дополнениями для связности. Но не успел он закончить свою работу, как совершилось чудо: в глухом итальянском городке Лоди была найдена заброшенная рукопись с полным текстом всех риторических сочинений Цицерона – «старой риторики» («Риторики к Гереннию»), «новой риторики» («О нахождении»), «Об ораторе», «Брута» (до этого вовсе неизвестного) и «Оратора». Барцицца и его ученики набрасываются на новую находку, расшифровывают с трудом ее старинный (вероятно, VIII в.) шрифт и изготавливают, наконец, удобочитаемую копию. С этой копии снимаются списки, с них новые списки, и в своей совокупности они составляют «полный извод» цицероновского текста; во главе его стоят рукописи «Флорентийская Мальябекки», ватиканская «Оттобонианская» (единственная, включающая все три трактата подряд) и «Палатинская» – все три относятся к 1422–1425 гг. А между тем происходит непоправимое: архетип этого извода, Лодийская рукопись, оказывается заброшенной, никому не хочется биться над ее трудным текстом, ее отсылают за ненадобностью обратно в Лоди, и там она пропадает без вести: начиная с 1428 г. о ее судьбе ничего не известно. Европейские филологи не перестают оплакивать эту потерю до наших дней.

    Рукописи множились, наряду со списками «неполного» и «полного» изводов появлялись списки смешанные, вносившие в один извод поправки по другому. С изобретением книгопечатания рукописи сменяются печатными изданиями: около 1465 г. в Субиако выходит первое печатное издание трактата «Об ораторе», в 1469 г. в Риме выходит первое печатное издание всех трех трактатов вместе. В течение нескольких столетий основой для этих изданий брались рукописи «полного извода» как наиболее связные и удобные. Лишь в 1830-х годах швейцарский филолог Я. Орелли, работая над переизданием всех сочинений Цицерона, обратил внимание на то, что старые рукописи «неполного извода» часто дают более приемлемые чтения, чем рукописи «полного извода». С этих пор начинается постепенная реабилитация рукописей «неполного извода» во главе с Авраншской; постепенно устанавливается общепринятое чтение там, где текст двух изводов дает расхождения; но значительная часть разночтений до сих пор остается спорной.

    Во всех научных изданиях сочинений Цицерона для облегчения ссылок принята двойная система сквозной рубрикации текста: по главам и по параграфам. В нашем издании номера глав отмечены полужирными числами внутри текста, номера параграфов – светлыми числами на полях. (В электронной публикации номера параграфов обозначены числами в круглых скобках внутри текста. – Прим. О. Любимовой.) В ссылках на трактат «Об ораторе» дается римская цифра, обозначающая книгу, и номер параграфа; в ссылках на «Брута» – буква Б и номер параграфа; в ссылках на «Оратора» – буква О и номер параграфа. Подзаголовки, напечатанные полужирным шрифтом в начале абзацев, Цицерону не принадлежат и введены в наше издание только для облегчения ориентировки читателя в сложном цицероновском тексте.

    В нижеследующих комментариях числа в начале каждого примечания указывают номер параграфа, к которому относится примечание.

    Посвящение

    (1) Что труднее и тяжелее: ответить отказом на твои частые просьбы все об одном и том же или выполнить то, чего ты просишь? – Вот о чем размышлял я, мой Брут, долго и много. Мне казалось поистине жестоким отказать тебе, кого я так сильно люблю и чью ответную любовь я чувствую, в твоей справедливой просьбе и достойном желании; но и посягать на такой предмет, с которым силы не могут совладать и которого даже мысль не может обнять, также, полагал я, не подобает тому, кто опасается суда людей разумных и сведущих.

    (2) Ибо что может быть тяжелее, чем решить, каков лучший образ и как бы лучший облик речи,1   Лучший образ и как бы лучший облик речи – optima species et quasi figura dicendi. Словом species Цицерон здесь и далее обычно передает платоновское понятие «идея» (10). В параграфе 19 и 133 в том же значении употреблено слово forma; в параграфах 10, 43, 101 синонимы species и forma стоят рядом и получают, как и здесь, значение «образ и облик».

    [Закрыть] когда славные ораторы так не похожи друг на друга? Уступая твоим частым просьбам, я приступаю к этому не столько в надежде на успех, сколько из желания предпринять попытку: потому что я предпочитаю, последовав твоей воле, обнаружить перед тобой недостаток разумения, нежели в противном случае – недостаток доброты.

    Трудности темы

    (3) Итак, ты все чаще меня спрашиваешь, какой род красноречия нравится мне больше всех и каким я представляю себе то красноречие, к которому ничего уже нельзя прибавить, которое я считаю высшим и совершеннейшим? Но тут я боюсь, что если я выполню то, чего ты хочешь, и обрисую такого оратора, какого ты ищешь, этим я ослаблю усилие многих, кто в бессилии отчаянья откажется посягать на то, чего не надеется достигнуть.

    (4) Но по справедливости, на все должны посягать все те, в ком есть желание прийти к цели великой и достойной великих усилий. А у кого не хватит природных данных или2   Слова природных данных или Зауппе считал интерполяцией, затемняющей основное противопоставление «дарования» и «науки»; Мадвиг, устраняя слово или, понимал текст так: «а у кого или от природы не хватит силы выдающегося дарования…». Кролль считает возможным сохранить рукописный текст, понимая под «природой» (natura) физические данные, а под «дарованием» (ingenium) – духовные данные. Гомер, Архилох, Софокл, Пиндар перечислены как признанные образцы непревзойденного мастерства в своих жанрах: эпосе, ямбе, трагедии и лирике.

    [Закрыть] силы выдающегося дарования или кто будет недостаточно просвещен изучением великих наук, пусть и он идет по тому пути, по какому сможет, ибо если стремиться стать первым, то не позорно быть и вторым и третьим.

    Ведь и среди поэтов есть место не одному Гомеру, если говорить о греках, и не одному Архилоху, или Софоклу, или Пиндару, но и вторым после них, и даже тем, кто ниже вторых.

    (5) Так же и в философии величие Платона3   Широта Платона – может быть, с оттенком игры слов: имя «Платон» значит «Широкий» (от греч.πλατύς) и было дано философу за его мудрость. Ялис – герой-эпоним города Ялиса на Родосе; его изображение было написано художником Протогеном (вторая половина IV в. до н. э.), который работал над ним семь лет; эта картина приводила в восторг не только знаменитого Апеллеса, но и полководца Деметрия Полиоркета, который ради нее отказался от мысли разрушить город Родос. Венера Косская – знаменитая картина Апеллеса «Афродита, выходящая из волн» (Анадиомена) в храме Асклепия на острове Кос; как Ялис представлял собой идеал мужской красоты, так эта картина – женской. Точно так же статуя Зевса в Олимпии (работы Фидия) считалась совершеннейшим изваянием божества, а статуя Дорифора, «копьеносца» (работы Поликлета) – совершеннейшим изваянием человека (как известно, «Дорифор» считался каноном пропорций мужского тела).

    [Закрыть] не помешало писать Аристотелю, и сам Аристотель своими поистине дивными знаниями и плодовитостью не угасил усердия остальных.

    И не только эти блистательные мужи не были отвращены от своих высших исканий, но даже и мастера не оставили своих искусств оттого, что они не в состоянии подражать красоте Ялиса, которого мы видели на Родосе, или Венеры Косской; ни изваяние Юпитера Олимпийского, ни статуя Дорифора не отпугнули остальных скульпторов, и они по-прежнему отлично знали, что им делать и куда идти; а было их так много, и каждый в своем роде стяжал такую славу, что, восхищаясь высшим, мы не можем не ценить и второстепенное.

    (6) Также и среди ораторов – по крайней мере, греческих, – есть один, который дивно высится над всеми; тем не менее, и рядом с Демосфеном было много великих и славных ораторов; были они и до него, да и после него не исчезли. Поэтому тем, кто посвятил себя изучению красноречия, незачем терять надежду или ослаблять усердие: даже в достижимости совершенства не следует отчаиваться, а в высоких предметах прекрасно и то, что лишь приближается к совершенству.

    Идеальный характер рисуемого образа оратора

    (7) Впрочем, создавая образ совершенного оратора, я обрисую его таким, каким, быть может, никто и не был. Ведь я не доискиваюсь, кто это был, а исследую, каково должно быть то непревзойденное совершенство, которое редко или даже никогда не встречалось мне в речи выдержанным с начала до конца, но то и дело просвечивало то тут, то там, у иных чаще, у иных, быть может, реже, но везде одно и то же.

    (8) Однако я утверждаю, что и ни в каком другом роде нет ничего столь прекрасного, что не уступало бы той высшей красоте, подобием которой является всякая иная, как слепок4   Слепок с лица умершего – образ, особенно близкий римскому читателю: в римских знатных домах такие восковые маски предков хранились как предметы культа.

    [Закрыть] является подобием лица. Ее невозможно уловить зрением, слухом или иным чувством, и мы постигаем ее лишь размышлением и разумом. Так, мы можем представить себе изваяния прекраснее Фидиевых, хотя не видели в этом роде ничего совершеннее, и картины прекраснее тех, какие я называл.

    (9) Так и сам художник5   Художник – имеется в виду тот же Фидий с его статуями Зевса в Олимпии и Афины-девы в афинском Парфеноне.

    [Закрыть], изображая Юпитера или Минерву, не видел никого, чей облик он мог бы воспроизвести, но в уме у него обретался некий высший образ красоты, и, созерцая его неотрывно, он устремлял искусство рук своих по его подобию.

    И вот, так же как в скульптуре и живописи есть нечто превосходное и совершенное, мыслимому образу которого подражает то, что предстает нашим очам, так и образ совершенного красноречия мы постигаем душой, а его отображение ловим слухом.

    (10) Платон, этот достойнейший основоположник и наставник в искусстве речи, как и в искусстве мысли, называет такие образы предметов идеями и говорит, что они не возникают, но вечно существуют в мысли и разуме6   Платон говорит («Пир», 211, а): мыслитель увидит, «что прекрасное существует вечно, что оно ни возникает, ни уничтожается, ни увеличивается, ни убывает… Прекрасное предстанет перед ним само в себе, будучи единообразным с собою, тогда как все остальные прекрасные предметы имеют в нем участие таким, примерно, образом, что они возникают и уничтожаются, оно же, прекрасное, напротив, не становится ни большим, ни меньшим, и ни в чем не испытывая страданий» (пер. С. А. Жебелева).

    [Закрыть], между тем как все остальное рождается, гибнет, течет, исчезает и не удерживается сколько-нибудь долго в одном и том же состоянии. Поэтому, о чем бы мы ни рассуждали разумно и последовательно, мы должны возвести свой предмет к его предельному образу и облику.

    Оратор должен обладать философским образованием

    (11) Но я вижу, что это мое вступление исходит не из рассуждений об ораторском искусстве, но почерпнуто из самых недр философии, да к тому же древней и несколько темной. Это вызовет, быть может, порицание и во всяком случае – удивление7   Цицерон приступает к новой теме, отвечая на возможные упреки – сперва в новизне (что легче), потом в неуместности. Древним названо учение Платона об идеях, которое почти не разрабатывалось наследниками Платона – средней Академией Аркесилая и новой Академией Филона.

    [Закрыть]. Читатели будут или удивляться, какое отношение имеет все это к нашему предмету (но когда они разберутся в самом предмете, то убедятся, что недаром я начал речь издалека), или порицать, что мы ищем нехоженых путей и покидаем торные.

    (12) Я и сам понимаю, как часто кажется, что я говорю нечто новое, когда я лишь повторяю весьма старое, но многим незнакомое; и все же я заявляю, что меня сделали оратором – если я действительно оратор, хотя бы в малой степени, – не риторские школы, но просторы Академии8   Просторы Академии – аллеи в священном саду героя Академа близ Афин, где Платон, прогуливаясь, беседовал со своими учениками; противоположность тесным помещениям риторских школ.

    [Закрыть]. Вот истинное поприще для многообразных и различных речей: недаром первый след на нем проложил Платон. Как он, так и другие философы в своих рассуждениях бранят оратора и в то же время приносят ему великую пользу. Ведь от них исходит, можно сказать, все обилие сырого материала для красноречия; но этот материал недостаточно обработан для процессов на форуме, так как философы, по их обычному выражению, предоставляют это более грубым музам9   Более грубым музам – т. е. практической мудрости, в противоположность умозрительной; выражение платоновское, «Федр».

    [Закрыть].

    (13) Такое презрение и пренебрежение философов к судебному красноречию лишило его многих важных средств; зато, блистая украшениями слов и фраз, оно имело успех у народа и не боялось сурового суда немногих. Вот как оказалось, что людям ученым недостает красноречия, доступного народу, а людям красноречивым – высокой науки.

    (14) Так заявим же с самого начала то, что станет понятнее потом: без философии не может явиться такой оратор, какого мы ищем; правда, не все в ней заключено, однако польза от нее не меньше, чем польза актеру от палестры (ведь и малое нередко можно отлично сравнить с великим). Действительно, о важнейших и разнообразнейших предметах никто не может говорить подробно и пространно, не зная философии.

    (15) Так, и в «Федре» Платона Сократ говорит, что даже Перикл превосходил остальных ораторов оттого, что учителем его был физик Анаксагор: от него-то, по мнению Сократа, и усвоил он много прекрасного и славного, в том числе – обилие и богатство речи и умение известными средствами слога возбуждать любые душевные движения, а это главное в красноречии. То же самое надо сказать и о Демосфене, из писем которого можно понять, каким усердным был он слушателем Платона10   Платон, «Федр», 269, е: «Все так называемые великие искусства требуют сверх всего «высокопарной болтовни» о природе, ибо это, по-видимому, и дает высокий полет мыслям и, во всяком случае, способно достигать цели. Вот и Перикл приобрел все это в придачу к тому, что он был даровит от природы. Сблизившись, думаю я, с таким человеком, как Анаксагор, насытившись учением о возвышенных предметах и постигнув природу разума и размышления, о чем Анаксагор много говорил, Перикл и извлек из всего этого пригодное для искусства речи» (пер. С. А. Жебелева).

    [Закрыть].

    (16) Далее, без философского образования мы не можем ни различить род и вид какого бы то ни было предмета, ни раскрыть его в определении, ни разделить на части, ни отличить в нем истинное от ложного, ни вывести следствия, ни заметить противоречия, ни разъяснить двусмысленное. А что сказать о природе вещей, познание которой доставляет столь обильный материал для оратора? И можно ли что-нибудь сказать или понять относительно жизни, обязанностей, добродетели, нравов, не изучив эти предметы сами по себе?11   Речь идет сперва о диалектике (логике), потом о физике, потом об этике – т. е. все три раздела философии идут на пользу оратору. И можно ли что-нибудь – в рукописи лакуна, перевод по дополнению Л. Аве.

    [Закрыть]

    (17) Все эти столь важные мысли должны обрести несчетные украшения: этому одному и учили в наше время те, кого считали учителями красноречия. Оттого никто и не обладает истинным и совершенным красноречием, что наука о вещах существует сама по себе, наука о речах – сама по себе, и люди у одних наставников учатся мыслить, у других говорить.

    (18) Так и Марк Антоний, которого поколение наших отцов признавало едва ли не первым в красноречии, муж от природы проницательный и здравомыслящий, в единственной оставленной им книге12   О книге и сентенции Антония.

    [Закрыть] заявляет, что видывал много людей речистых, но ни одного красноречивого. Из этого видно, что у него в душе обретался некий образ красноречия, который он постигал воображением, но в действительности не видел. Итак, даже этот человек самого тонкого ума, требуя многого от себя и от других, не видел решительно никого, кто по праву мог бы называться красноречивым;

    (19) и раз уж он не считал красноречивым ни себя, ни Красса, то, конечно, он заключал в душе такой образец красноречия, который решительно обнимал все, и поэтому не мог подойти к тем, кому чего-то (а иной раз и очень многого) недоставало.

    Отыщем же, Брут, если это возможно, того оратора, которого никогда не видел Антоний и который, лучше сказать, вовсе никогда не существовал. Если мы и не сумеем воспроизвести и изобразить его, – тот же Антоний говорил, что это вряд ли удалось бы и богу, – то, может быть, мы сможем сказать, каким он должен быть.

    Оратор должен владеть всеми тремя стилями речи

    (20) Речь бывает трех родов: иные отличались в каком-нибудь отдельном роде, но очень мало кто во всех трех одинаково, как мы того ищем. Были ораторы, так сказать, велеречивые, обладавшие одинаково величавой важностью мыслей и великолепием слов, сильные, разнообразные, обильные, важные, способные и готовые волновать и увлекать души, причем одни достигали этого речью резкой, суровой, грубой, незавершенной и не закругленной, а другие – гладкой, стройной и законченной. Были, напротив, ораторы сухие, изысканные, способные все преподать ясно и без пространности, речью меткой, отточенной и сжатой; речь этого рода у некоторых была искусна, но не обработана и намеренно уподоблялась ими речи грубой и неумелой, а у других при той же скудости достигала благозвучия и изящества и бывала даже цветистой и умеренно пышной.13   Велеречивые – grandiloquus, для Цицерона – архаизм.  Увлекать (permovere) и преподать (docere) – отмечаются две из трех задач речи как признаки высокого и простого стиля.  Понятия резкий (asper), суровый (tristis), грубый (horridus), гладкий (levis) относятся к словам и их сочетаниям; завершенный (perfectus) и стройный (structus) – к построению периодов; закругленный (conclusus) и законченный (terminatus) – к ритму окончаний.  Эпитеты нарядный (ornate) и простой (subtiliter) относятся к форме, важный (graviter) и гибкий (versute) – к содержанию речи.

    [Закрыть]

    (21) Но есть также расположенный между ними средний и как бы умеренный род речи, не обладающий ни изысканностью вторых, ни бурливостью первых, смежный с обоими, чуждый крайностей обоих, входящий в состав и того и другого, а лучше сказать, ни того, ни другого; слог такого рода, как говорится, течет единым потоком, ничем не проявляясь, кроме легкости и равномерности: разве что вплетет, как в венок, несколько бутонов, приукрашивая речь скромным убранством слов и мыслей.

    (22) Те из ораторов, кто выказал силу в каждом из этих родов по отдельности, стяжали себе славное имя; но еще надо расследовать, достаточно ли в них выражено то, чего мы ищем. В самом деле, мы видим, что были и такие, которые умели владеть как речью пышной и важной, так и речью гибкой и тонкой. О если бы мы могли найти подобие такого человека среди латинских ораторов! Как было бы превосходно, если бы нас удовлетворило свое и не надо было бы искать чужого!

    (23) Я и сам воздал немалую хвалу римлянам в своем «Бруте» как из любви к своим, так и из желания ободрить других; но я помню, что намного выше всех я поставил Демосфена и что только его сила ближе соответствует тому красноречию, о котором я мечтаю, а не тому, какое мне знакомо по другим ораторам. Никто не превзошел его ни в важности, ни в изяществе, ни в умеренности. А тем, чье у нас распространилось невежественное учение и кто желает именоваться аттиками или даже говорить по-аттически, не мешает указать, чтобы они подивились на этого мужа, который, по-моему, был аттичнее самих Афин, и чтобы они поучились у него, что такое аттичность, и взяли бы за образец красноречия его мощь, а не свое бессилие.

    (24) Ведь у нас теперь каждый хвалит только то,14   Каждый хвалит только то – та же мысль в «Тускуланских беседах», II, 3.

    [Закрыть] чему сам способен подражать. Однако для тех, кто увлечен лучшими стремлениями, но слишком слаб в суждениях, я считаю не лишним объяснить, чем на самом деле заслужили аттики свою славу.

    Красноречие ораторов всегда руководилось вкусом слушателей. Всякий, кто хочет иметь успех, следит за их желаниями и в согласии с ними слагает свою речь целиком применительно к их суждениям и взглядам.

    (25) Так, Кария, Фригия и Мизия, наименее образованные и наименее разборчивые, усвоили приятный их слуху надутый и как бы ожирелый15   Ожирелый (adipatus) в противоположность здоровой силе аттической речи.

    [Закрыть] род красноречия, которого никогда не одобряли даже их соседи родосцы, отделенные от них лишь узким проливом, не говоря уже о греках. Афиняне же его решительно отвергали. Всегда обладая разумным и здравым суждением, они умеют слушать только неиспорченное и изящное; и оратор, повинуясь их чувству, не смел вставить в речь ни единого необычного или неприятного слова.

    (26) Так и тот, о ком мы сказали, что он превосходит всех остальных, в своей решительно лучшей речи за Ктесифонта, начав униженно, в рассуждении о законах стал говорить все более веско, постепенно воспламеняя судей, а когда увидел, что они уже разделяют его пыл, то в остальной части речи смело несся во весь опор. Но все же, хоть он и тщательно взвешивал каждое слово, Эсхин упрекал его за многие выражения,16   Имеется в виду знаменитая речь Демосфена «О венке», произнесенная в 330 г. Афинянин Ктесифонт в 338 г. предложил в собрании увенчать Демосфена золотым венком за его заслуги перед государством; восемь лет спустя он был привлечен за это предложение к суду Эсхином; Демосфен в своей речи красноречиво защищал и Ктесифонта и себя. И обвинительная речь Эсхина и защитительная Демосфена считались непревзойденными образцами красноречия. Упреки Эсхина – в § 166 его речи («разве вы не помните его слова, гнусные и невероятные? как только могли их выдержать железные ваши уши?.. Молви, животное, что это такое – слова или чудовища?»).

    [Закрыть] понося их и насмешливо называя грубыми, противными, несносными; он даже обозвал его диким зверем и спросил, слова ли это или чудовища? Таким образом, Эсхину даже речь Демосфена не казалась аттической.

    (27) Конечно, легко выхватить какое-нибудь слово, так сказать, с самого пылу, а потом высмеивать его, когда огонь в душе у каждого погаснет; и Демосфен шутливо оправдывался, заявляя, что не от того зависят судьбы Греции, в какую сторону он простер руку или какое слово употребил. Но если даже Демосфена порицали афиняне за неестественность, как могли бы они слушать мизийца или фрагийца? В самом деле, если бы он начал петь, играя голосом и зазывая на азиатский лад, кто бы стал его слушать? Или, лучше сказать, кто бы не приказал ему убираться?17   Ответ Демосфена – в § 232 его речи. Текст рукописей «Оратора» здесь испорчен и восстанавливается по позднейшим реминисценциям у Амвросия, in Luc, II, 42 и у Августина, in Crescon., II, 1, 2.  Убираться – в афинском народном собрании ораторов, заведомо провалившихся, выводили полицейские-лучники по приказу пританов (президиума собрания).

    [Закрыть]

    Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

    litportal.ru

    Читать книгу Мысли и высказывания Марка Туллия Цицерона : онлайн чтение

    Марк Туллий ЦицеронМысли и высказывания

    © Бутромеев В. В., Бутромеев В. П., подготовка текста, подбор иллюстраций, 2011

    © ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», издание, 2011

    * * *

    Марк Туллий Цицерон. Копия с античного бюста

    Мысли и высказывания Марка Туллия Цицерона

    Марк Туллий Цицерон. Фрагмент копии античного бюста

    * * *

    Взгляды народов различны: одни преклоняются перед самыми гнусными животными и делают из них своих богов; над другими властвуют иные, не менее смешные, предрассудки. Но существует ли на земле народ, который не уважал бы доброты, кротости, чувства благодарности? Существует ли народ, который не презирал бы, не питал бы отвращения к высокомерию, злобе, жестокости, неблагодарности? Природа, желавшая связать людей между собою общением и взаимными отношениями, начала с того, что создала их справедливыми.

    * * *

    Было бы нелепо считать справедливым все то, что у народа получило законодательную санкцию. Если бы афиняне единогласно одобрили законы их тридцати тиранов, то стали ли бы эти законы более справедливыми? Существует только одна справедливость, которая и закрепляет общественную связь: она вытекает из единого закона здравого смысла, за которым должно быть признано исключительное право повелевать и запрещать. Был ли или не был этот закон когда-либо писан, – тот, кто его не знает или осмеливается нарушить, несправедлив.

    * * *

    Думаете ли вы, что только воля народов, решения суда, повеления царей, могут выражать справедливость? Следовательно, им стоит только приказать, и станет справедливым совершать прелюбодеяние, подложные завещания, разбой? У нас одно мерило для различия хорошего закона от плохого: мерило это дано нам самою природой. С его только помощью мы отличаем справедливое от несправедливого, честное от постыдного.

    Цицерон обнаруживает гробницу Архимеда. Художник Б. Уэст

    Цицерон обнаруживает гробницу Архимеда. Художник М. Кноллер

    * * *

    Если справедливость есть только повиновение писаным законам, то тот, кто будет в состоянии пренебречь ими или нарушить их, не преминет воспользоваться этою возможностью, как только ему это покажется выгодным.

    * * *

    Если только боязнь наказания, а не отвращение к преступлению, должна удерживать нас от правонарушений и несправедливости, то нет несправедливых людей, а люди злые – только неловки. Если нами не руководит чувство чести, если мы порядочны только потому, что усматриваем в этом свою выгоду, – мы хитрые, но не честные люди. Что станет делать впотьмах тот, кто боится только свидетелей и судей? Как поступит он, встретив в уединенном месте слабого человека, имеющего при себе много золота, которое он легко может отнять? Если вы честны и справедливы от природы, вы приблизитесь к этому несчастному, заблудшемуся, окажете ему помощь, выведете на дорогу. Но не трудно предвидеть, как поступит тот, который ничего не делает для других и все измеряет собственным интересом.

    Тарквиний и Лукреция. Неизвестный художник

    * * *

    Если, во времена Тарквиния, Рим не имел еще писаного закона против изнасилования, то Секст Тарквиний, насилуя Лукрецию, разве не нарушил вечного закона? Разве не было достаточно вложенного в нас природою разума, чтобы побудить к добру и отвратить от преступления? Он получил законную силу не только в ту минуту, когда был написан, но с самого момента своего появления он являлся образцом законов, а появился он вместе с божественным разумом.

    * * *

    Наши родители, наши кормилицы, наши учителя, наши поэты, наши представления, общераспространенные предрассудки толпы развращают наш характер и отклоняют от истины. Все вместе расставляют сети нашему духу. Они принимают нас мягкими и гибкими; они сгибают нас и формируют по своему произволу. Но в особенности нас портит мать всех пороков, подражательница добру, сладострастие, которое, чтобы вернее расставить нам западни, прячется во всех наших чувствах.

    Цицерон произносит речь против Катилины. Художник Ч. Маккари

    Триумф Цицерона. Фрагмент. Художник Франчабиджо

    * * *

    Мы по-настоящему свободны, когда мы сохранили способность рассуждать самостоятельно, когда необходимость не заставляет нас защищать навязанные, в некотором роде, предписанные нам мнения. Но большинство людей оказывается связанными чувством, прежде чем они в состоянии были сами рассудить, чему лучше верить. Привыкнув с самого нежного возраста подчиняться голосу друга или увлекшись речами первого, овладевшего их разумом, они выбрасываются бурей на твердыню мысли и остаются прикрепленными к ней, как к скале.

    * * *

    Подобному тому, как нет ничего прекраснее познания истины, так и нет ничего постыднее одобрения лжи и постановления ее на место первой.

    * * *

    Если легко достичь мудрости, мы должны приобресть ее, должны наслаждаться ею. Если достичь ее трудно, мы все-таки должны ограничить себя в искании истины, лишь найдя ее. Стыдно утомляться в поисках за тем, что так прекрасно.

    * * *

    Великие боги! Можно ли желать чего-либо лучшего мудрости? Существует ли что-либо прекраснее, полезнее для человека, что-либо более достойное его? Тех, которые добиваются ее, называют философами, а философия есть не что иное, как любовь к мудрости. Хотелось бы мне очень знать, что могут ценить презирающие ее.

    Марк Туллий Цицерон. Копия с античного бюста

    * * *

    О философия! ты направляешь жизнь, ты одна ищешь добродетели, ты одна устраняешь порок. Что бы стало с нами без тебя? без тебя, чем были бы все люди? Твой голос создал города; по твоему зову разбросанные человеческие существа соединились в общество. Сперва ты связала их, сблизив их жилища; ты закрепила эту связь супружеским союзом; ты смягчила их общение счастливым даром слова и письма. Тебе мы обязаны нашими законами; ты руководишь нравами. Мы ищем убежища в лоне твоем и, страдая, прибегаем к твоей помощи. Один день, проведенный согласно с твоими правилами, предпочтительнее преступного бессмертия. Тебе мы обязаны спокойною жизнью, и ты освободила нас от ужасов смерти.

    * * *

    Но сколько существует философов, нравы, чувства, поведение которых согласны с разумом; которые в своем учении черпают правила своей жизни и не видят в нем предмета пустого тщеславия; которые повинуются самим себе и следуют собственным началам? Встречаются между ними такие, которые обладают только тщеславием, думают только о выставлении своей заслуги. Было бы лучше, если бы они никогда ничему не научились. Другие ненасытны к деньгам, некоторые к пустой славе, некоторые рабски служат своим страстям; и нет ничего более несогласного с прекрасными мыслями, которыми они щеголяют, чем образ жизни, который они ведут. Может ли быть что-либо более постыдное! Если филолог говорит варварским языком, если человек, выдающий себя за музыканта, вызывает смех своим пением, то они тем менее заслуживают снисхождения, что грешат против искусства, составляющего их профессию. Так же и философ, грешащий в области нравственности, заслуживает тем большего презрения, что он выдает себя за учителя в искусстве жизни и не ведет себя по правилам этого искусства.

    Смерть Марка Туллия Цицерона. Гравюра

    * * *

    Свободен только мудрый. Действительно, что такое свобода? Возможность жить согласно со своими желаниями. Но какой же человек живет, как желает? Не тот ли, который руководствуется справедливостью, любит свой долг, вперед установил правила на всю свою будущую жизнь; который подчиняется законам не из страха, но исполняет и уважает их, потому что сознает, что нет ничего полезнее их; наконец, который говорит, действует, мыслит только свободно и легко; все мысли, все действия которого имеют источник в нем самом и относятся к единственной поставленной им цели; на которого сильнее всего влияет его собственное суждение, его собственная воля; которому принуждено уступить даже столь могущественное, по общему мнению, счастье.

    Марк Туллий Цицерон. Копия с античного бюста

    * * *

    Руководимое только ощущениями, животное занято только настоящим и имеет лишь слабое понятие о прошедшем и будущем. Но человек, при свете разума обнаруживающий последствия вещей, видит их причины и их развитие и сравнивает их отношения между собою. Он соединяет, связывает настоящее с будущим, одним взглядом обнимает все жизненное течение и подготовляет то, что ему необходимо для ее наполнения.

    * * *

    Разум человеческий проник до самого неба. Из всех животных только мы имеем понятие о восходе звезд, об их закате и движении. Человек разграничил дни, месяцы и годы; солнечные и лунные затмения предвидены, их предсказывают для отдаленного будущего, указывают их объем, их время и их продолжительность. Этому великому зрелищу человек обязан познанием богов, откуда вытекают благочестие, справедливость и все добродетели. Только эти последние могут дать нам счастье жизни, делающее нас равными священным богам. Для довершения сходства нам не достает только бессмертия: но необходимо ли оно для добродетельной жизни?

    Фульвия с головой Цицерона. Фрагмент. Художник П. А. Сведомский

    * * *

    Можно ли встретить человека, настолько ослепленного самомнением, чтобы верить, что в нем заключается ум, а небо и мир лишены его; что то, чего не может понять самый возвышенный разум, не имеет в своей основе никакого разума? Заслуживает ли названия человека тот, чьей благодарности не возбуждает ни правильное течение звезд, ни смена дней и ночей, ни различная температура месяцев, ни столько богатств, созданных для нас? Несомненно, если существа, одаренные светом разума, получают преимущество над лишенными этого света; если нелепо утверждать, что сущность, подобная нашей, превосходит всю природу: следует признать, что природа разумна. И кто осмелится отрицать пользу такого мнения? Разве возможно не сознавать всех выгод, связанных с верою в клятвы, с точным соблюдением договоров? Разве не знают, в какой степени боязнь неминуемой небесной мести удерживает несчастного от преступления и насколько свято общество граждан, у которых свидетелями и судьями являются сами священные боги?

    Марк Туллий Цицерон. Скульптор Б. Торвальдсен

    * * *

    Пусть наш дух обнимет небо, земли и моря, все, что перед ним раскрывает природа; пусть он поразмыслит, откуда все это происходит, куда должно вернуться, когда и каким образом может окончиться; что в них преходяще и смертно, что вечно и божественно; пусть он, так сказать, схватит мыслью существо, управляющее ими и дающее им законы; пусть он рассмотрит самого себя, не заключенного в тесных стенах, не заброшенного в один из уголков земли, но как гражданина целого мира, представляющегося для него только одним городом, – с высоты этих возвышенных размышлений, которые внушат ему зрелище и знание природы, как хорошо он сумеет познать самого себя! как он будет пренебрегать всеми пустяками, которым толпа придает такую цену, какими ничтожными он будет считать их!

    * * *

    Оракул Аполлона советует нам хорошо познать самих себя. Следует ли думать, что он велит нам хорошо познать наше тело, наш рост, нашу наружность? Действительно ли мы состоим только из тела? и в данную минуту, когда я беседую с вами, обращаюсь ли я к вашему телу? Итак, сказав: «Познай самого себя», оракул хотел выразить: «Познай свою душу», ибо тело – сосуд, содержащий вашу душу, оболочка, заключающая ее в себе. Все, что вы делаете, делает ваша душа.

    Фульвия с головой Цицерона. Фрагмент. Гравюра

    * * *

    Тот, кто познал себя, чувствует, что он имеет в себе нечто божественное. Его мысли и поступки будут достойны этого драгоценного дара богов. Когда же он сам возьмет себя предметом своих рассуждений, когда он подверг нет всего себя разбору, он поймет, в какой степени природа наделила его средствами возвыситься до мудрости.

    * * *

    Только мудрый может решить, что мудро.

    * * *

    Подумаем, какое могущественное средство философия дает нам против болезней души. Эти средства, несомненно, существуют, и природа оказалась не настолько враждебна человеческому роду, чтобы, расточив столько веществ, полезных для тела, ничего не сделать для души. Напротив, она проявила тем большее к нам расположение, что лекарства для тела находятся вне нас, а лекарства для души заключены в ней самой. Но чем больше, чем божественнее их действие, тем с большим вниманием следует пользоваться ими. Разум укажет нам эти лекарства, разум, который, будучи хорошо направлен, всегда откроет высшее добро и который, если им пренебрегают, впадает в тысячу ошибок.

    Марк Туллий Цицерон. Копия с античного бюста

    * * *

    Время или немного воды вычищают пятна с тела; ни время, ни воды какой бы то ни было реки не могут смыть пятна души.

    * * *

    Если мы думаем, что бедность не препятствует равенству людей, то для чего удалять бедного от богов, устанавливая дорогостоящее чествование их? Разве мы не знаем, что божеству приятно, чтобы всем был открыт путь к умилостивлению и прославлению его.

    * * *

    Без правительства не могут существовать ни дом, ни город, ни народ, ни человеческий род, ни природа, ни весь мир.

    * * *

    Тот, кто повелевает, должен иногда повиноваться, и тот, кто повинуется с достоинством, заслуживает того, чтобы повелевать в будущем.

    * * *

    Направлять, приказывать то, что справедливо, полезно, согласно с законами, – таковы задачи должностных лиц. Законы приказывают должностным лицам, должностные лица – народу. Можно сказать, что правительство есть говорящий закон, а закон – это немое правительство.

    Марк Туллий Цицерон. Статуя в Ульмском соборе. Германия

    * * *

    Вспомните различные периоды республики. Каковы были начальники, таковым показал себя народ: всякий раз, когда нравы первых изменялись, народ им подражал.

    * * *

    Следовательно, испорченность начальников гибельна не только потому, что они предаются порокам, но и потому, что они распространяют их в государстве. Они вредят, потому что они испорчены, они вредят еще больше потому, что они портят и причиняют даже намного больше зла своим примером, чем своей развращенностью.

    * * *

    Достаточно малого, очень малого числа людей, поставленных во главе государства, для того, чтобы исправить или испортить нравы народа.

    * * *

    Когда выступают с обвинением против кого-либо, то нет ничего несправедливее останавливаться на длинном перечне фактов, говорящих против обвиняемого, и умалчивать о фактах, говорящих в его пользу. Таким приемом легко можно было бы дискредитировать самый суд, соединив все погрешности судей. Но не будь злоупотреблений, которые мы так охотно выставляем, не было бы и благодеяний, которыми мы пользуемся.

    Марк Туллий Цицерон. Скульптура во Дворце юстиции. Брюссель. Бельгия

    * * *

    Лучше быть страдающим лицом в праведном деле, чем торжествовать в неправедном.

    * * *

    Занимаете ли вы общественные должности или состоите только на частной службе; выступаете ли вы защитником чужих интересов на суде или заботитесь лишь только о своих домашних делах; живете ли вы одни или вступаете в обязательные отношения с другими людьми – нет момента в вашей жизни, свободного от долга. Честь заключается в его соблюдении, позор – в пренебрежении к нему.

    * * *

    По-видимому, человеку свойственно искать, исследовать истину. Если мы не заняты неотложными делами, не поглощены тяжелыми заботами, ничто не возбуждает нас в такой степени, как желание видеть, слышать, уразуметь то, чего мы еще не знаем. Тогда мы считаем необходимым для нашего счастья познание чудес, из которых природа, по-видимому, сделала для нас тайну. И действительно, нет ничего более приличествующего человеку, чем истина во всей ее чистоте, во всей ее простоте.

    Марк Туллий Цицерон. Скульптор Ж.-А. Гудон

    * * *

    Нас увлекает какая-то страсть к знанию и разумению. Нам кажется прекраснее всего блистать своими познаниями: мы стыдимся ошибаться, впадать в заблуждение, пребывать в неведении, даваться в обман.

    * * *

    Но, следуя этой благородной и в то же время естественной наклонности, должно избегать двух ошибок. Первая состоит в уверенности, что нам известно то, чего мы в действительности не знаем, и в безрассудной поспешности, с которой мы подтверждаем заблуждение. Кто желает избегнуть этого недостатка (а стараться его избегнуть должны все без исключения!), не станет щадить времени и усилий для исследования предмета, к познанию которого он стремится. Другая ошибка заключается в уделении слишком большого времени и внимания предметам трудным, темным и в то же время бесполезным.

    * * *

    Опасаются нажить врагов, боятся работы, желают избежать расходов, поддаются беспечности, лености, косности, не могут оторваться от увлекательных занятий и – вот под какими ничтожными и жалкими предлогами оставляют несчастных, помощь которым и защита – наш долг.

    Марк Туллий Цицерон. Копия с античного бюста

    * * *

    Можно вести борьбу двумя способами: доводами и силою. Первый приличествует людям, второй – животным. Не следует прибегать ко второму, пока есть надежда достигнуть успеха первым. Вести войну можно только для того, чтобы жить в мире, не опасаясь стать жертвой несправедливости.

    * * *

    Удовлетворяя только букве клятвы, мы обходим ее, а не соблюдаем. Освободившись от слов, мы можем еще оставаться связанными сущностью вещей. Когда речь идет об исполнении вашего обещания, обращайте внимание на то, что вы думали, а не на то, что вы сказали.

    * * *

    Можно быть несправедливым, пользуясь силой, можно быть также несправедливым, пользуясь хитростью. Хитрость свойственна лисице, сила – льву. Та и другая недостойна человека; но в особенности отвратительна хитрость. Действительно, возможно ли сильнее нарушить справедливость, чем желая казаться честным в тот самый момент, когда думаешь только об обмане?

    Марк Туллий Цицерон. Фрагмент капители. Палаццо Дукале. Венеция

    * * *

    Нет ничего более согласного с природою человека, чем благотворительность; но она должна иметь свои законы. Следует остерегаться, чтобы наши благодеяния не повредили другим и не причинили зла тем, которым мы желаем благодетельствовать; чтобы наша щедрость не превысила наших средств и чтобы наш дар соответствовал заслуге тех, которые его получают: ибо это основа справедливости, которой должны подчиниться все наши действия.

    * * *

    Нередко можно встретить людей, которые, безумно стремясь к блеску и славе, вырывают у одних, чтобы дать другим. Пусть они обогащают своих друзей; этого достаточно. Они мало стесняются средствами, которыми пользуются, и воображают, что прослывут щедрыми. Нет ничего более противного долгу, чем такое поведение.

    * * *

    Существует два рода людей, расходы которых отличаются неодинаковым блеском: одни расточительны, другие заслуживают названия щедрых. Первые расточают свои богатства на празднества, борьбу гладиаторов, охоту и игры. Что останется от всего этого мотовства? Мимолетное воспоминание, если не полное забвение. Люди, истинно щедрые, употребляют свое состояние на выкуп несчастных, попавших в плен к пиратам, на уплату долгов и на приданое дочерям своих небогатых друзей, на вспомоществования, обеспечивающие или усиливающие их благополучие.

    Деций, Публий Корнелий Сципион Африканский и Марк Туллий Цицерон. Художник Д. Гирландайо

    * * *

    Обратим наши благодеяния на тех, которые наиболее в них нуждаются. В этом отношении часто грешат: в особенности стараются обязать тех, от которых всего более ожидают и которые ни в чем не нуждаются.

    * * *

    Многие люди по природе своей далеко не щедры, но, побуждаемые тщеславием, они делают все, чтобы казаться щедрыми: из чванства и как бы по злой своей природе, они сыплют щедроты. Это лицемерие гораздо больше связано с детским тщеславием, чем с благородными и добродетельными чувствами.

    * * *

    Так как нам не дано жить с людьми совершенными или постигшими мудрость, и много раз уже довелось встречать в обыкновенном обществе слабое подобие добродетели; не станем пренебрегать людьми, в которых заметны похвальные качества, но в особенности будем дорожить теми счастливыми характерами, теми избранными и украшенными добродетелями душами, которые составляют прелесть жизни. Добродетели эти – скромность и умеренность, которые больше других образуют характер честного человека.

    Марк Туллий Цицерон. Средневековая гравюра

    * * *

    Хотя всякая добродетель обращает на себя наше внимание, привлекает нас и заставляет любить тех людей, которые ею обладают, но ни одна из них не проявляет этой силы в большей степени, чем справедливость и щедрость. Однако нет ничего более привлекательного, теснее связывающего людей между собой, чем отношения, основанные на склонности и одинаковости нравов, между благомыслящими людьми.

    * * *

    Этот порыв души, эта бодрость, которая замечается в труде и опасностях, составляет отрицательное качество, если ею не руководит справедливость, если она служит не общественному благу, а только лишь собственным интересам. В таком случае это не добродетель, а дикое рвение, оскорбляющее человечество.

    * * *

    Было бы безумством безрассудно подвергать себя опасностям; следует избегать этого. Будем подражать образу действия благоразумных врачей: против незначительных недугов они борются самыми слабыми средствами; но они принуждены в тяжких болезнях применять средства, иногда опасные и действие которых не всегда надежно. При затишье безумно вызывать бурю; но когда она наступила, опытный кормчий употребляет для борьбы с нею все средства, указываемые искусством.

    Марк Туллий Цицерон. Копия с античного бюста

    * * *

    Существует мужество, проявляющееся только в тесном кругу домашней обстановки, оно не уступает военной доблести. Более того, оно требует даже больше усилий и больше стараний.

    * * *

    Люди, которые сообразуются с интересами одной части граждан и пренебрегают интересами другой части, вносят в государство худшее из зол – раздоры и возмущение.

    * * *

    Остерегайтесь, чтобы наказание не превышало вины, а также чтобы за одно и то же преступление одни были бы наказаны, а другие даже не привлечены ни к какой ответственности.

    * * *

    Наказывая, следует в особенности остерегаться гнева. Если сердце ваше возмущено, то каким образом, назначая наказание, вы сохраните золотую середину между чрезмерной суровостью и чрезмерным милосердием? Во что бы то ни стало следует устранить гнев. Счастливы правители государства, если они, подобно законам, вооружаются против преступления только во имя справедливости и никогда – по чувству гнева.

    Луций Корнелий Сулла. Античный бюст

    * * *

    Будьте внимательны и даже почтительны не только к самым добродетельным людям, но ко всем, с которыми вы встречаетесь. Не заботиться о том, что другие о нас думают, – не только высокомерие, но и забвение всякого стыда.

    * * *

    Пусть небрежность и дерзость будут одинаково чужды нашим действиям. Воздержимся от действий, не имеющих разумного основания. Устанавливая эти два начала, я почти определил наши обязанности.

    * * *

    Заставим наши желания подчиниться разуму; не позволим им ни опережать его, ни покидать по лености и малодушию. Пусть они всегда молчат и не вносят в нашу душу смятения: тогда во всем происходит постоянство и умеренность.

    Традиционный древнеримский костюм. Раскрашенная гравюра

    * * *

    Природа не создала нас для того, чтобы мы занимались забавами и пустяками. Она скорее предназначила нам известного рода суровость и занятия важные и серьезные. Если иногда дозволено предаваться играм и развлечениям, то только таким же образом, как мы предаемся отдыху и сну – совершив дело.

    * * *

    Приличие состоит в том, чтобы мы ничего не делали вопреки природе. Конечно, нет ничего прекраснее, чем полное согласие всех моментов нашей жизни, гармония между всеми нашими действиями; но вы никогда не достигнете этой счастливой гармонии, если, пренебрегая своею природою, вы захотите подражать чужой.

    * * *

    Существуют качества, присущие вам, и, если только они не порочны, следует стараться охранять их. Таким образом, мы сохраним приличие. Будем остерегаться нарушать то, чего природа требует от всех людей; следует уважать ее, не насилуя, впрочем, своего характера. Мы можем заметить в других высшие качества, чем наши; но следует ограничивать свои усилия предметами, соответствующими нашим способностям и нашей природе. Напрасно мы станем бороться с нею, напрасно будем предпринимать то, чего нам невозможно достигнуть. Поэтому пусть каждый хорошо изучит присущие ему качества и постарается упорядочить их. Пусть не вздумается ему испытать, не лучше ли ему подходят какие-либо качества других. К каждому лучше всего идет то, что ему принадлежит.

    Традиционный древнеримский костюм. Раскрашенная гравюра

    * * *

    Будем изучать наш характер, станем строгими судьями наших хороших качеств и наших недостатков. Не допустим, чтобы актеры обнаруживали больше благоразумия, чем мы: они не всегда выбирают самые красивые роли, а те, которые лучше всего подходят к их дарованию. Займемся же преимущественно тем, к чему мы наиболее способны, и если необходимость заставляет нас исполнять обязанности, которые менее соответствуют нашим природным дарованиям и способностям, то приложим все старания, употребим все наше внимание, соединим все наше искусство, чтобы исполнить их, если и не блестяще, то, по крайней мере, безупречно.

    * * *

    Во время отдыха, ходьбы, сиденья, лежанья на обеденном ложе, наше лицо, взгляды, движения рук должны сообразоваться с приличиями. При этом следует избегать в нас двух недостатков: пусть не будет ничего изнеженного и ничего резкого и грубого.

    Римлянка. Художник Д.-У. Годвард

    * * *

    Обязанность общественного деятеля – помнить, что он представляет государство, что ему поручено охранять славу и достоинство последнего, поддерживать законы, оказывать всем справедливость и сохранять вверенные ему права гражданина.

    * * *

    Частный человек должен жить, как равный со своими согражданами, без низости, без презрения, без высокомерия; он должен желать только достойного и способствовать своим поведением поддержанию общественного спокойствия.

    * * *

    Не станем овладевать исключительно разговором, как добром, составляющим нашу собственность: в разговоре, как и во всем остальном, следует предоставить другим их часть.

    * * *

    Сообразуйтесь с предметом вашего разговора: серьезные вещи требуют серьезности, шутливые темы – приятно сти. В особенности избегайте возбуждать речами дурное мнение о вашем характере. Это непременно случится, если вы ищете случая уничтожить отсутствующих, осмеять их, строго осудить, сделать их жертвою злословия и покрыть позором.

    Гай Марий. Античный бюст

    * * *

    Прилагайте больше старания, чтобы выразить любовь и уважение к тем, с кем вы беседуете.

    * * *

    В спорах с нашими величайшими врагами, даже если они забудутся до того, что дозволят себе жестоко оскорбить нас, сохраним хладнокровие, подавим приступы гнева. Если мы поддадимся смятению, мы не сумеем уже сохранить умеренность и мы возбудим против себя тех, кто может нас услышать.

    * * *

    Достоинство влиятельного человека может получить также некоторый новый блеск благодаря красоте его дома; но он не должен полагать все свое достоинство в архитектуре дома. Нужно, чтобы хозяин делал честь своему жилищу, а не жилище должно составлять заслугу хозяина.

    * * *

    Люди, которые посвятили всю свою жизнь науке и которые все моменты своей жизни употребили на обогащение себя различными знаниями, не могут быть обвинены в пренебрежении к общему благу. Напротив, отечество обязано им очень большими выгодами: свет, который они распространили, просветил их сограждан, сделал их лучшими и более способными служить своему государству.

    Трагическая маска. Мозаика. Помпеи

    * * *

    Мало того, что ученые при жизни учат тех, которые желают воспользоваться их уроками: сочинения, которые остаются после их смерти, оказывают потомкам не менее услуг, чем ученые при жизни оказали своим современникам.

    * * *

    Некоторые люди незаметно уклонились от истины; дошли до того, что отделяют честное от полезного, предполагают, что существует нечто честное, но не полезное, и нечто полезное, но не честное. Никогда человеку не могла прийти наиболее лживая и гибельная мысль, наиболее вредная добрым нравам.

    * * *

    Невозможно себе представить, чтобы люди, которые стараются внушить страх, сами не боялись тех, в которых они желают вселить страх.

    * * *

    Лучшее средство сохранить выгодное положение, в котором мы находимся, – это заставить любить себя; худшее – заставить бояться себя. Ужас – плохой спутник, он плохо защищает нашу жизнь; но расположение является всегда верным стражем.

    Традиционный древнеримский костюм. Раскрашенная гравюра

    * * *

    В каком возбуждении жил Александр тиран Ферский! Он нежно любил свою жену Фебу, а между тем он никогда не входил к ней иначе как в предшествии фракийского солдата, с клеймом на лбу, по обычаю этих варваров, и с саблею наголо. Он посылал телохранителей обшаривать сундуки, боясь, не спрятан ли кинжал между платьями его жены. Несчастный! Он дошел до того, что считал варвара более верным, чем свою жену!

    * * *

    Хотите заслужить доверие и уважение? Присоедините справедливость к умелости. Справедливость без осторожности, сама по себе, будет еще обладать большою силою. Осторожность без справедливости не годится ни к чему.

    * * *

    Если могущество справедливости такое, что даже разбойники не могут без нее увеличить свои богатства и обеспечить свое существование, то какова же будет ее сила, когда она будет диктовать законы, творить суд в хорошо организованном государстве.

    Гай Марий. Художник Й. Вандерлин

    * * *

    Думать, что путем плутовства, пустого чванства, смиренного вида, лжи, можно приобресть прочную славу – значит, быть очень далеким от истины. Истинная слава пускает глубокие корни, растет и распространяется; все лживое вянет и никнет, как цветок, красующийся только один день: ничто поддельное не может длиться.

    * * *

    Следует давать с благородством, брать без жестокости то, что нам должны. При покупках, продажах, отдаче внаймы, размежевании наших владений, проведении границ с соседними имениями – словом, во всех делах покажем себя справедливыми и уступчивыми. Будем избегать тяжб, насколько возможно, и даже, смею советовать, несколько в ущерб нашим правам; ибо не только великодушно, но часто весьма выгодно несколько отступиться от своих прав.

    * * *

    Человеческие общества, главным образом, были созданы для обеспечения за каждым его собственности. Хорошо известно, что сама природа вложила в людей стремление к единению; но они заперли себя в городские стены, в основном для того, чтобы обезопасить свое состояние. Поэтому, если необходимо несколько урезать собственность взиманием налогов, то следует уяснить всем гражданам, что имеется в виду их собственная охрана и что они должны подчиняться этой необходимости.

    Публий Корнелий Сципион Африканский. Античный бюст

    * * *

    Публий Корнелий Сципион, первый заслуживший прозвища Африканского, говаривал, что он никогда не бывает более занят, чем когда ему нечего делать, и что никогда он не бывает менее одиноким, чем в одиночестве: замечательные слова и достойные столь великого человека и столь мудрого ума! Он обдумывал в часы отдыха величайшие дела, а в одиночестве он беседовал с самим собою. Таким образом, дух его никогда не бездействовал; чтобы быть занятым, он не нуждался ни в чьей беседе. Отдых и одиночество, томящие обыкновенные умы, сообщали его гению лишь новый порыв.

    iknigi.net

    Оратор - Марк Туллий Цицерон

    Загрузка. Пожалуйста, подождите...

  • Обложка: Похищенная (СИ)

    Просмотров: 4269

    Похищенная (СИ)

    Алина Углицкая

    Он помнил, как увидел ее впервые.Нет, не увидел – почувствовал.Это было как удар под дых. Как…

  • Обложка: Вынужденная помощница для тирана (СИ)

    Просмотров: 3835

    Вынужденная помощница для тирана (СИ)

    Виктория Свободина

    Решившись после развода на переезд и новую работу, я была готова к любым трудностям. К любым. Но,…

  • Обложка: Космический подарок (ЛП)

    Просмотров: 3713

    Космический подарок (ЛП)

    Анжела Касл

    Галактические воины Джол, Хэл, Див и Рик, близнецы расы Галафракс, прогуливаясь по…

  • Обложка: Дурашка в столичной академии (СИ)

    Просмотров: 3207

    Дурашка в столичной академии (СИ)

    Виктория Свободина

    Родиться в хорошей состоятельной семье — значит быть скованной условностями и правилами. А если ты…

  • Обложка: Подмена (СИ)

    Просмотров: 2941

    Подмена (СИ)

    Галина Чередий

    Среднестатистическая женщина, живущая по принципу работа-дом-работа, я даже не подозревала, что…

  • Обложка: Преданная помощница для кумира (СИ)

    Просмотров: 2692

    Преданная помощница для кумира (СИ)

    Виктория Свободина

    Я, девушка с улицы, что вдруг стала личной помощницей Кая Айстема - восходящей звезды и кумира…

  • Обложка: Мой развратный босс (СИ)

    Просмотров: 2514

    Мой развратный босс (СИ)

    Янита Безликая

    Как только я устроилась на новую работу, то у меня каждый день стал сражением с самой собой, и…

  • Обложка: Муж прилагается к диплому (СИ)

    Просмотров: 2301

    Муж прилагается к диплому (СИ)

    AnaGran

    Каждый студент, поступающий на бюджет, обязан был отработать три года на государство, а там уж куда…

  • Обложка: Благодарю за неё (ЛП)

    Просмотров: 1876

    Благодарю за неё (ЛП)

    Алекса Райли

    Отем всегда испытывала душераздирающие протяжение к своему брату, Хантеру. Но единственная проблема…

  • Обложка: Будь моей парой (СИ)

    Просмотров: 1561

    Будь моей парой (СИ)

    Алина Лис

    Красивый и богатый, наглый и испорченный Раум ди Форкалонен - мечта всех девчонок в магической…

  • Обложка: Я не скажу тебе «нет» (СИ)

    Просмотров: 1510

    Я не скажу тебе «нет» (СИ)

    Ася Оболенская

    Когда Вика предложила прокатиться в салон к экстрасенсу, мне казалось, это будет весело. Но вместо…

  • Обложка: Химик (СИ)

    Просмотров: 1502

    Химик (СИ)

    Соня Рыжая

    Он был убежден, что она порочная лгунья, и продажная девка. Ни на грамм не верил невинному личику,…

  • Обложка: Личная Королева герцога (СИ)

    Просмотров: 1388

    Личная Королева герцога (СИ)

    Людмила Константа

    Попав в иной мир и сбежав от плена герцога, Саша легко нашла свое место, пойдя по стопам деда:…

  • Обложка: Свет в одиноком окне (СИ)

    Просмотров: 1384

    Свет в одиноком окне (СИ)

    Елена Соловьева

    История о том, как одна случайная встреча может изменить все. Вмешаться в планы, нарушить привычный…

  • Обложка: Правила неприличия (СИ)

    Просмотров: 1346

    Правила неприличия (СИ)

    Ася Оболенская

    Регина и Андрей люди настолько разные, что по всем законам логики никогда не должны были…

  • Обложка: Звездная академия. Как соблазнить адмирала (СИ)

    Просмотров: 1267

    Звездная академия. Как соблазнить адмирала (СИ)

    Наталья Косухина

    Сегодня Звездная академия распахнет свои двери, чтобы лучшие из лучших попытали свое счастье в…

  • Обложка: Личная воровка герцога (СИ)

    Просмотров: 1177

    Личная воровка герцога (СИ)

    Людмила Константа

    Саша - уверенная в себе женщина, ведущая двойную жизнь. Для одних - прилежная студентка, будущее…

  • Обложка: Для него (ЛП)

    Просмотров: 1158

    Для него (ЛП)

    Джейд Синнер

    Виктор Она – мечта любого мужчины. Каждый вечер по телевизору, вещание новостей с ее узкими юбками…

  • Обложка: Сладкая месть (СИ)

    Просмотров: 1101

    Сладкая месть (СИ)

    Marien Fox

    — Ты слишком долго спала, моё терпение лопнуло, — хрипло произнёс он ей в губы. Кэролайн ожидала,…

  • Обложка: Будь моей судьбой (СИ)

    Просмотров: 1100

    Будь моей судьбой (СИ)

    Алина Лис

    Для высшего демона любовь к полукровке-оборотню — недопустимая слабость. Но начатая со скуки игра…

  • Обложка: Хан (СИ)

    Просмотров: 1030

    Хан (СИ)

    Елена Синякова

    Как выжить в городе, где тебя ненавидят? Как жить, оставишь один на один с неласковой судьбой,…

  • Обложка: В объятиях волка (СИ)

    Просмотров: 1025

    В объятиях волка (СИ)

    Darya Pricklys

    Он всегда уходил как можно дальше от дома. Намеренно скрывался в обширных лесах своего родного…

  • Обложка: Мой грязный ангел (ЛП)

    Просмотров: 959

    Мой грязный ангел (ЛП)

    Леди Эм

    Он - идеальный мужчина. Красив, как бог, горяч, как адское пламя. Каждая встреча с ним…

  • Обложка: Будь моей игрушкой (СИ)

    Просмотров: 950

    Будь моей игрушкой (СИ)

    Алина Лис

    Магическая академия. Лекции, друзья, безмятежное будущее…Так думала Дженни, но все изменилось в…

  • Обложка: Больше, чем брат (СИ)

    Просмотров: 925

    Больше, чем брат (СИ)

    Maks Grey

    Что делать, если ты любишь своего старшего брата, а он не обращает на тебя внимания? Огден всегда…

  • Обложка: Ошибочное мнение (ЛП)

    Просмотров: 906

    Ошибочное мнение (ЛП)

    А. Е. Виа

    Он пытался утопить своих демонов, только для того, чтобы выяснить, что они умеют плавать. Жизнь не…

  • Обложка: Восход черной звезды (СИ)

    Просмотров: 819

    Восход черной звезды (СИ)

    Елена Звездная

    Смерть оказалась… странной. Головокружительной, стремительной, сверкающей… Я куда-то падала, крепко…

  • Обложка: Пылающая Эмбер (ЛП)

    Просмотров: 800

    Пылающая Эмбер (ЛП)

    Брайа Дерби

    Последнее, что ей нужно после побега от монстра, так это попасть в логово Дьявола.…

  • itexts.net