Онлайн чтение книги Dead Space. Книга 1. Мученик Dead Space: Martyr 12. Dead space книга


Читать онлайн электронную книгу Dead Space. Книга 1. Мученик Dead Space: Martyr - 12 бесплатно и без регистрации!

Он выбрал Дантека, бывшего офицера своего подразделения, вместе с которым начинал послеармейскую карьеру десять лет назад. Дантеку он доверял безоговорочно; кроме того, это был человек, который знал, как разрешить практически любую проблему. Он все схватывал на лету и решения принимал молниеносно, действовал без раздумий, в том числе и в непростых ситуациях, когда Таннер проявлял мнительность. Если же дела шли не так, Дантек легко (даже чересчур легко) прибегал к насилию. Что-то произошло с ним во время столкновений на Луне – что именно, Таннер точно не знал, – из-за чего взгляд его был твердым, но каким-то безжизненным. Порой создавалось впечатление, что у Дантека не все дома.

Он вовсе не плохой парень, убеждал себя Таннер в случаях, когда Дантек поступал так, что даже Таннеру с его весьма условными понятиями о морали трудно было это принять. Он просто смотрит на вещи по-другому, иначе, чем я. И часто к нему приходила запоздалая мысль: а я ведь тоже неплохой парень.

Таннер вздохнул. Хорошие или нет, и он, и Дантек всегда поступали так, как считали нужным, – правда, каждый по-своему.

Со вторым участником было посложнее – пришлось потрудиться, чтобы вытащить его из Североамериканского отделения «Дреджер корпорейшн». Парня звали Хеннесси, он был морским геологом и, кроме того, имел некоторый опыт хождения на подводных лодках. Несмотря на относительную молодость (лет тридцать пять), он уже был лыс. Хеннесси считался авторитетным специалистом, и его сотрудничество с «Дреджер корпорейшн», вероятно, свидетельствовало: он не станет сильно возражать, если придется немного преступить закон. Но все же Таннеру не давал покоя вопрос, который Полковник задал в отношении Олтмэна. Если дела зайдут слишком далеко и Хеннесси осознает, во что на самом деле вляпался, прогнется он или будет сопротивляться? Пока Таннер не мог сказать этого наверняка, однако полагал, что Хеннесси скорее поплывет по течению, чем попытается встать поперек.

Таннер переговорил с президентом Смоллом, и в результате Хеннесси вылетел в Мексику ближайшим же рейсом. Когда он оказался в Пуэрто-Чиксулубе, туда же прибыл и «Ф-7». До поры до времени он скрывался под брезентом на палубе грузового судна без опознавательных знаков, стоявшего в пятнадцати милях от центра кратера. Неуклюжее и обшарпанное на вид, судно было напичкано ультрасовременными приборами. Команда состояла из военных или бывших военных. Точно сказать было нельзя – форму они не носили, но в скупых движениях чувствовалась армейская выучка, волосы были аккуратно пострижены, а все приказы выполнялись беспрекословно.

– Мы не должны говорить ничего лишнего при команде? – спросил Таннер Полковника по видеосвязи.

– Лишнего говорить не следует нигде и никогда, – бросил Полковник и обнажил зубы, что, как предположил Таннер, должно было означать улыбку. «Настоящий хищник», – подумал он. Через мгновение губы Полковника вернулись в обычное положение, и тот закончил мысль: – Говорите ровно столько, сколько надо, – и не более того.

Аппарат «Ф-7» оказался батискафом. Это была экспериментальная модель с буром, предназначенная для того, чтобы опуститься на значительную глубину, а затем быстро пробуриться через скальный массив. Хеннесси отреагировал на батискаф с энтузиазмом ребенка, проснувшегося рождественским утром и обнаружившего под елкой вожделенную лошадку. Он ходил кругами вокруг аппарата в сопровождении Таннера и Дантека и бормотал что-то об уникальном буре из титанового сплава и молекулярных измельчителях, предназначенных для удаления породы из колонковой трубы. Таннер и Дантек делали вид, будто внимательно его слушают.

– Только не говорите мне, что мы отправляемся вниз, на дно кратера! – возбужденно выпалил Хеннесси. – Я всегда мечтал туда спуститься. Что мы ищем?

«Очень скоро ты это узнаешь», – мрачно подумал Таннер, а вслух как можно небрежнее произнес:

– Вы совершите несколько погружений. Надо просто проверить «Эф-семь» в деле. Обычная рутина.

В течение следующих дней они этим и занимались: испытывали ход аппарата на разных скоростях, проверяли маневренность сперва в надводном положении, затем на глубине и наконец протестировали титановый бур и молекулярные измельчители. «Ф-7» оказался не самым маневренным судном, какое доводилось встречать Хеннесси, но от батискафа этого и не требуется. Он прежде всего должен быть прочным и успешно противостоять чудовищному давлению на больших глубинах. В надводном положении он рыскал, точно пьяный, и далеко не сразу откликался на повороты руля; под водой же двигался куда более послушно. И наилучшим образом «Ф-7» проявил себя, когда потребовалось пробуриться через слой грязи в породу. Даже после того, как бур включили на полную мощность и он вгрызся в камень, батискаф практически не испытывал тряски. Размещенные сзади двигатели удерживали его в вертикальном положении, а бур фактически сам тащил аппарат за собой – было бы куда врезаться. Тем временем измельчители превращали куски камня в мелкую крошку и отбрасывали ее в сторону двигателей. Те, в свою очередь, отшвыривали ее прочь, а частью она буквально испарялась. Хеннесси громогласно утверждал, что ничего подобного прежде не видел.

«Ф-7» совершил семь или восемь погружений и подвергался все новым тестам. Дантек поначалу просто следил за тем, что делает Хеннесси, прислушивался к его объяснениям, а в один прекрасный день вдруг сообщил, что настала его очередь.

– Но это очень деликатная техника, – предупредил Хеннесси. – Нужно тренироваться много месяцев, прежде чем…

– Не дави мне на мозг, а освободи лучше место, – только и сказал Дантек.

Хеннесси отвернулся от приборной панели, наверное впервые за все время, пригляделся к напарнику и, увидев застывшее в мертвой неподвижности лицо и решительный взгляд, безропотно подчинился.

Вечером, едва только Таннер сел на кровать и принялся снимать туфли, в дверь постучали.

– Войдите. – Он продолжал развязывать шнурки, пока в поле зрения не попала пара знакомых ботинок.

Таннер поднял глаза и в который уже раз задался вопросом: почему Дантек всегда выглядит словно разгуливающий на свободе хищник?

– А, это ты. Все продвигается успешно?

Дантек кивнул:

– Я во всем разобрался.

– Ты сможешь управлять аппаратом, если понадобится?

– В сравнении с лунным посадочным модулем это проще пареной репы, – заявил Дантек. – У меня не будет никаких проблем.

– А что с буром?

Дантек пожал плечами:

– Да там ничего сложного. Я знаю, как пробить тоннель щитовым способом, и, если будет нужно, разберусь, как это сделать по-другому. В Хеннесси больше нет острой необходимости. Если он сдрейфит или что-то пойдет не так, я смогу его заменить.

– Что ты подразумеваешь под «не так»?

Дантек снова пожал плечами:

– Ничего. Просто я готов ко всему.

– Если что-то все же пойдет не так, – медленно произнес Таннер, – я бы не хотел, чтобы ты его убивал.

Дантек на секунду задумался, потом кивнул:

– Учту твое пожелание.

На следующее утро Таннер докладывал Полковнику по видеофону:

– Мы готовы. В любую минуту, когда прикажете, мы можем отправить корабль к центру кратера и спустить «Эф-семь». Оба пилота достаточно потренировались, они легко управляются с аппаратом. Обоим не терпится приступить к делу.

– Очень хорошо. – (У Таннера снова создалось впечатление, что Полковник смотрит сквозь него, как будто не видит.) – Пусть корабль выдвигается сегодня вечером.

– Сегодня?

– Якоря бросить перед закатом. Я хочу, чтобы вы вышли на позицию к двадцати одному часу, а к двадцати двум все было готово. Пилотам ничего сообщать не нужно, и постарайтесь, чтобы они раньше времени даже случайно ни о чем не догадались. Все, что мы сейчас обсуждаем, должно остаться исключительно между нами. Просто поднимите пилотов и доставьте их на борт так, чтобы «Эф-семь» погрузился еще до полуночи.

– Хорошо, сэр.

Полковник уже собрался разъединиться, но вдруг сказал:

– Таннер, у вас усталый вид. Все в порядке?

– У меня все хорошо, сэр. Просто немного болит голова. Плохо спал ночью. Но беспокоиться совершенно не о чем.

– Завтра может настать исторический момент, – задумчиво произнес Полковник.

– Да, сэр.

– Как по-вашему, что там, внизу?

Таннеру и самому вот уже несколько дней не давал покоя этот вопрос. Как на дне кратера, под милями камня, могло оказаться творение рук человеческих?

– Не знаю, – ответил он. – Возможно, естественное образование, которое почему-то выглядит как искусственное. Или это изготовлено людьми, но как туда попало – одному Богу известно. А возможно… – начал Таннер, но не смог договорить. Объяснение было слишком невероятным, и мозг отказывался его принимать.

– Возможно что? – не дождавшись продолжения, спросил Полковник.

Таннер потряс головой, прогоняя назойливые мысли, но добился лишь того, что виски сдавило еще сильнее.

– Сэр, я на самом деле не знаю.

– Ну так я скажу, что вы думаете, поскольку у вас у самого не хватает мужества. Вы думаете: «Да, это может быть искусственный объект, но создан он не нами, не людьми».

Таннер промолчал.

– Верите вы или нет, но такое предположение вполне допустимо. Собственно, мы на это и надеемся: на первый контакт с иным разумом.

У Таннера закружилась голова, когда он подумал об этом. Ему даже стало немного страшно. Если окажется, что Полковник прав, это может изменить все представления людей об окружающем мире.

– Если нам немного повезет, мы довольно скоро узнаем наверняка, – сказал наконец Таннер, стараясь, чтобы голос не дрогнул. – Я держу пальцы скрещенными, сэр, – прибавил он и прервал связь.

librebook.me

Читать онлайн электронную книгу Dead Space. Книга 1. Мученик Dead Space: Martyr - 14 бесплатно и без регистрации!

Никогда еще ему не доводилось опускаться в батискафе ночью. Находясь в ярко освещенном флуоресцентными лампами аппарате и глядя на царящий снаружи мрак, он чувствовал себя так, будто попал в кабинет сумасшедшего дантиста. Холодный свет выхватывал из темноты резкие контуры лиц.

Они заняли свои места и пристегнулись: Хеннесси впереди за рычагами управления, Дантек за его спиной и чуть справа, рядом с механизмом для сброса балласта. При помощи лебедки батискаф взвился в воздух и на мгновение завис над водой, а потом внезапно полетел вниз.

Когда они стрелой вонзились в воду, темнота вокруг стала абсолютно непроницаемой. Дантек включил внешние огни, и внутреннее освещение сразу потускнело. Хеннесси проверил рычаги управления, затем вставил в ухо каплю наушника и приладил микрофон так, чтобы тот не бился о щеку. Следующим делом он бросил «Ф-7» вперед, потом назад, включил бур и понаблюдал, как тот вращается. Протестировал работу сонара и эхолота и наконец попросил Дантека проверить заглушки на иллюминаторах. Все, кажется, в норме.

– Говорит Плоткин, – назвал Хеннесси в микрофон свое кодовое имя. – Корабль, как меня слышите? Отзовитесь.

В ухе, потрескивая, зазвучал голос Таннера. Одновременно его четкое изображение возникло на голографическом экране.

– Слышу и вижу хорошо. У вас все в порядке?

– Вас понял. Все в норме, – сообщил Хеннесси.

Дантек кивнул.

– Плоткин, когда будете готовы, стартуйте, – сказал Таннер.

Хеннесси помедлил мгновение, держа руки на рычагах, потом прервал видеосвязь и направил «Ф-7» вниз.

«Теперь остается только ждать, – подумал Хеннесси. – Часа четыре. Или пять».

Он откинулся в кресле и распрямил конечности. Поначалу спуск шел медленно, но постепенно скорость увеличилась. Хеннесси не торопился, он приноравливался к ходу батискафа. Внутри заметно потеплело, дышать стало труднее. Хеннесси велел Дантеку проверить установку кислородной рециркуляции, хотя знал, что это просто включилась система климат-контроля: за бортом было чертовски холодно.

Время от времени наружные огни батискафа выхватывали из темноты сверкающую спину рыбы, но чем глубже они погружались, тем реже и реже становились такие встречи. Практически единственными живыми существами здесь были лишь они двое в тесной, словно консервная банка, посудине. Они дышали спертым воздухом и ждали.

У него болела голова. Черт, было такое ощущение, что в последние дни она болит постоянно. Хеннесси чуть повернулся в кресле и кинул взгляд на Дантека. Напарник не отрываясь смотрел на него.

– Что такое? – спросил Хеннесси.

– Такое что? – уточнил Дантек.

«Да, этот парень кого угодно отошьет», – подумал Хеннесси и отвернулся.

В батискафе, казалось, стало еще жарче. Воздух сделался ощутимо тяжелым, и каждый вдох давался с трудом.

Они погрузились еще на сто метров. Он прежде не замечал, как же тесно внутри этого «Ф-7». Сейчас же, когда они просто опускались и не было нужды уделять особое внимание приборам, Хеннесси не мог думать ни о чем другом. Пот сочился буквально изо всех пор. Казалось, он потерял уже не один литр жидкости. Ощущение было такое, что он может запросто утонуть в собственном поту.

Хеннесси рассмеялся.

– В чем дело? – поинтересовался Дантек.

Он снова засмеялся. Он просто не мог сдержаться. Конечно, сама мысль о том, что можно утонуть в собственном поту, была абсурдной, но если это все же случится? Нелепой была не только мысль, бессмысленным казалось все происходящее.

– Подыши поглубже и возьми себя в руки, – холодно произнес Дантек.

Хеннесси понимал, что напарник прав. Хуже не придумаешь – закатить истерику внутри этой скорлупки размером чуть больше чемодана, в нескольких милях от ближайших людей. Нет, этого ни в коем случае нельзя допустить. Но он не сдержался и снова захихикал.

Он услышал, как Дантек расстегнул ремень безопасности, а в следующее мгновение угрюмый напарник уже оказался рядом. Он оперся на приборную панель, и батискаф чуть накренило набок, но через секунду он снова лег на прежний курс.

Хеннесси опять захихикал, и Дантек могучей лапищей обхватил его за горло. Сразу же стало нечем дышать.

– Слушай меня, – прошипел Дантек. – Есть два варианта. Либо мы выполняем задачу с тобой живым и здоровым, либо с тобой, но в качестве трупа. Мне лично все равно.

Хеннесси попробовал сопротивляться, но Дантек оказался чересчур силен. Хеннесси еще ни разу не попадал в подобные переделки, и никогда ему не было так страшно. Он чувствовал, что теряет сознание, перед глазами заплясали разноцветные точки. Он пытался глотнуть воздуха, но ничего не получалось.

Наконец, когда Хеннесси уже готов был отключиться, Дантек убрал руку, окинул напарника долгим, тяжелым взглядом и медленно вернулся в свое кресло, будто ровным счетом ничего не произошло. Задыхаясь и хрипя, Хеннесси в итоге сумел сделать вдох и принялся массировать горло.

– Теперь все в порядке? – как ни в чем не бывало спросил Дантек.

Впрочем, прозвучало это скорее как приказ, а не как вопрос.

– Да, – проговорил Хеннесси и с удивлением обнаружил, что в самом деле полегчало и он себя контролирует.

Голова, правда, теперь болела сильнее.

Хеннесси посмотрел на приборы. Батискаф по-прежнему двигался нужным курсом.

Так ли уж были необходимы крайние меры, на которые пошел Дантек? Ведь Хеннесси просто немного похихикал – стоило ли из-за этого распускать руки? Дантек, очевидно, считал иначе; пожалуй, он перегнул палку. Кто-то из них мог пострадать. Интересно, о чем думал Таннер, когда засунул его в этот плавучий гроб вместе с ненормальным? Да, наверное, Дантек сильнее – возможно, Хеннесси сейчас не в силах ничего сделать, но вот когда они снова окажутся на твердой земле, он отыщет управу на этого психа. Он подаст на него официальную жалобу. Он отправится к Таннеру, расскажет о поведении Дантека и потребует, чтобы того уволили. Ну а если Таннер не пожелает ничего предпринимать, он обратится к вышестоящему начальству. Будет писать и писать жалобы, пока не доберется до самого верха, до самого Ленни Смолла. Президент Смолл, конечно же, здравомыслящий человек. А если и мистер Смолл не захочет его слушать… что ж, тогда он им всем покажет. Он возьмет винтовку и…

– Тысяча метров, – сообщил Дантек.

Хеннесси виновато дернулся, и все посторонние мысли враз улетучились.

– Тысяча метров, – повторил он и обнаружил, что голос предательски дрожит.

Не очень сильно, так что Таннер может ничего и не заметить. Хеннесси включил видеосвязь.

– Вызываю базу, – произнес он в микрофон. – База, ответьте.

В треске помех, уже не так ясно, как прежде, послышался голос Таннера. Изображение на экране тоже было менее четким, с размытыми краями.

– «Эф-семь», база на связи. Вижу и слышу вас хорошо.

– Глубина – тысяча метров, – доложил Хеннесси. – Заглушки в порядке, приборы работают исправно, проблем никаких.

– Очень хорошо, – откликнулся Таннер. – Действуйте по плану.

Батискаф продолжал погружение. Теперь казалось, что они опускаются медленнее, чем раньше.

– У тебя все в норме? – спросил Хеннесси.

– Без проблем. А у тебя?

Хеннесси кивнул. Даже это простое движение отдалось болью в голове – ощущение было, словно мозг ударился о внутренние стенки черепа.

– Кислород в норме? – спросил он.

– Ты только что спросил, все ли в норме, и я ответил утвердительно, – холодно произнес Дантек. – Это значит, все в норме, включая и кислород.

– Да-да. Я понял.

Хеннесси некоторое время молча сидел и смотрел в иллюминатор. В свете бортовых огней батискафа больше не было видно ни малейших признаков жизни. Если здесь и водилось что-то живое, оно предпочитало не показываться. Вокруг царил неизменный мрачный пейзаж. Хеннесси вдруг сообразил, что обстановка напоминает его давешний сон, и от этой мысли ему стало нехорошо.

– У меня голова болит, – сказал он наконец – просто для того, чтобы услышать человеческий голос.

Дантек промолчал.

– А у тебя не болит голова? – спросил Хеннесси.

– Вообще-то, болит, – повернувшись к нему, соизволил ответить Дантек. – Уже несколько дней.

– Вот и у меня.

Дантек ограничился кивком, а потом сказал:

– Завязываем с болтовней.

Хеннесси согласно кивнул. Он сидел, уставившись в окружающую батискаф непроглядную черноту, и прислушивался к растущему вместе с давлением скрипу корпуса. Но помимо этого, он слышал и другой звук. Только вот что именно? Вроде бы ничего особенного, но звук не давал ему покоя. Недостаточно громкий, чтобы распознать его, он все же был совершенно отчетливым. Что же это?

– Ничего не слышишь? – спросил Хеннесси Дантека.

– Я же попросил тебя заткнуться.

И как прикажете понимать: слышал он что-нибудь или нет? Черт, почему этот Дантек не может нормально ответить на простой вопрос? Он ведь задан вполне вежливо.

– Пожалуйста, – умоляюще произнес Хеннесси, – просто скажи, ты слышал или…

Дантек нагнулся и дал ему пощечину.

«Он ничего не слышит, – возникла догадка. – Иначе бы тоже захотел узнать, что это. Следовательно, либо источник звука находится рядом со мной, где-то возле приборной панели, либо…»

Хеннесси не захотел развивать мысль – слишком ужасной она казалась. Он склонился к панели и, поочередно приближая ухо к каждому прибору, прислушался. Он все ждал, что Дантек поинтересуется, чем он занят, но напарник не проронил ни слова. Может, просто не смотрел на Хеннесси, а может, ему было наплевать. Так или иначе, Хеннесси ничего не обнаружил. Непонятный звук не исчез, но и громче он не становился.

А это значит, заключил Хеннесси, что звук раздается у него в голове.

Как только он пришел к такому выводу, звук распался на несколько и в черепе зашептали голоса. Что они хотели ему сказать? Он боялся, что знает ответ. Хеннесси пытался не обращать на них внимания, старался не вслушиваться…

– Две тысячи метров, – подал голос Дантек.

«Да, – подумал Хеннесси, – занимайся лучше работой. Не обращай внимания на голоса, а просто делай свое дело. Соберись, чувак, меньше всего тебе сейчас нужно…»

– Хеннесси, слышал, что я сказал? – нарушил ход его мыслей Дантек.

– Да-да, слышал. – Хеннесси помотал головой. – Две тысячи метров. Я сейчас свяжусь с Таннером.

Он включил связь, и на экране возникло очень нечеткое изображение руководителя операции.

– Глубина – две тысячи метров, – доложил Хеннесси.

Ответ пришел спустя примерно три секунды.

– Повторите, – попросил Таннер.

Точнее сказать, сквозь треск статических разрядов его фраза прозвучала как «повт…те».

– Глубина – две тысячи метров, – уже медленнее сказал Хеннесси.

– Вас понял, – опять не сразу ответил Таннер. – Продолжайте.

«Еще тысяча метров», – подумал Хеннесси.

Возможно, на самом деле они прошли чуть меньше, но добрая половина пути уже осталась позади. Как только они достигнут скальных пород, он сможет полностью сосредоточиться на управлении буром. Ему крайне необходимо на что-то отвлечься. Все будет в порядке, а пока нужно спокойно сидеть и подождать окончания спуска. Тогда они со всей возможной скоростью пробурятся прямиком к неизвестному объекту, возьмут, как и просил Таннер, маленький фрагмент для исследования и не мешкая отправятся обратно. А в дальнейшем Хеннесси уже не будет участвовать в операции – если, конечно, объект окажется достойным внимания. Он вернется в Североамериканский сектор, к обычной жизни, и выбросит воспоминания из головы. А если Таннеру или корпорации захочется собрать большую команду, чтобы извлечь объект, пока о нем не проведали конкуренты, это уже их дело; он, Хеннесси, будет далеко отсюда. Когда он дошел в своих размышлениях до этого места, жизнь представилась не такой уж и скверной.

Возможно, если дышать реже, станет легче. Так он, по крайней мере, будет экономнее расходовать кислород. Он по-прежнему вовсю потел, но больше не смеялся по этому поводу. Ему было очень не по себе. Он страшился окружающей неизвестности, и еще он боялся Дантека.

«Хеннесси, да возьми же себя в руки!» – приказал он себе. Вернее сказать, распорядилась только часть его. Другая часть не переставая кричала в мозгу. Вторая половина пыталась загнать первую в трюм и наглухо задраить люки. А были еще и голоса, которые что-то говорили, точнее, нашептывали; шепот раздавался прямо в голове, хотя он не был уверен, принадлежит ли эта голова ему или уже кому-то другому.

«Хеннесси, – шептали голоса. – Хеннесси».

Они будто пытались привлечь его внимание. Казалось, они звучат одновременно и внутри черепа, и снаружи.

Внезапно голову пронзила острая боль. Хеннесси зарычал и с силой надавил пальцами на виски. Потом он обернулся к Дантеку – посмотреть, не заметил ли тот, и обнаружил, что напарник также сжимает голову, а искаженное в гримасе лицо побледнело и усеялось каплями пота. Но уже через мгновение на физиономию вернулась маска полнейшего безразличия ко всему, Дантек выпрямился и впился взглядом в Хеннесси.

– На что ты уставился? – прорычал он.

Не говоря ни слова, Хеннесси повернулся к приборной панели. Он отчаянно надеялся, что прошло уже довольно много времени, хотя могло статься, что миновало лишь несколько секунд. Возможно, им все еще предстояло преодолеть девять сотен метров.

– Какая глубина? – Хеннесси постарался, чтобы вопрос прозвучал спокойно, буднично.

В обзорном иллюминаторе он разглядел отражение бледного перекошенного лица Дантека. Ощущение было, словно заглянул в глаза безумца.

– Я скажу, когда будет нужно. – Если только Хеннесси не почудилось, теперь голос Дантека слегка дрожал.

«Что, если ему так же хреново, как и мне?»

С одной стороны, подобная мысль успокаивала. В то же время Хеннесси вдруг осознал, что ситуация может быть гораздо серьезнее, чем он предполагал.

Он продолжал глядеть в иллюминатор – то наблюдал за мрачными водами, то смотрел на неясное отражение Дантека. Сколько же еще осталось ждать? Сколько? Хеннесси помотал головой.

«Хеннесси, – повторяли голоса в голове. – Хеннесси».

Голоса были хорошо знакомы. Правда, поначалу Хеннесси не мог понять откуда, но внезапно сообразил: именно их он слышал в недавнем ночном кошмаре. Один показался более знакомым, чем остальные. Хеннесси не сомневался, что знает его обладателя, но никак не мог вызвать в памяти лицо. Интересно, разве можно слышать голос, понимать, что он тебе знаком, но при этом не догадываться, кому он принадлежит?

«Они проникли ко мне в голову, – подумал Хеннесси. – Должно быть, я нечаянно их впустил. Со мной определенно что-то не так. О Господи, Господи, прошу Тебя, помоги».

Если он снова поведет себя неадекватно, Дантек его просто прибьет. Напарник недвусмысленно дал это понять.

Вдруг что-то промелькнуло за бортом батискафа, внизу, под ними.

Стоп-стоп, это всего лишь отражение Дантека. Ничего особенного. Но вот оно показалось снова – более светлое и плотное на темном фоне. Они достигли дна.

Хеннесси замедлял ход, пока аппарат не пополз как черепаха.

– Три тысячи метров, – сообщил Дантек.

– Мы почти добрались, – обернулся к напарнику Хеннесси. В его голосе снова звучала уверенность. – Мы практически у самого дна.

Он смотрел, как приближается дно. Оно было пустынным, будто лунная поверхность, и представляло собой простирающийся во всех направлениях слой грязи. «Ф-7» опустился очень аккуратно и практически не взбаламутил осадок. Какая-то рыба – похоже, камбала, – лежавшая в иле, взмахнула хвостом и, отплыв подальше от слепящего света наружных огней, снова окунулась в грязь. Из опыта тренировочных погружений Хеннесси знал: аппарат может перевернуться в ходе приземления и тогда придется затратить массу усилий, чтобы вернуть его в нужное положение. Однако опасения оказались беспочвенными: все прошло гладко.

– Мы сделали это! – сообщил Хеннесси напарнику. – Дальше будет проще.

Дантек ограничился внимательным взглядом.

Хеннесси связался с Таннером. К его удивлению, сигнал здесь был чище, чем тысячью метрами выше, – вероятно, из-за другого угла наклона батискафа. Правда, несколько раз случались кратковременные всплески энергии, которые прерывали соединение.

– Мы на месте, – доложил Хеннесси, едва на экране появилось изображение Таннера.

– На что это похоже?

– Ровная однородная поверхность. Через верхний слой пробиться будет нетрудно.

– Похоже на край света, – пробормотал за спиной Хеннесси Дантек.

Таннер кивнул.

– …сказал? – долетел до них обрывок фразы Таннера.

– Простите, сэр, я не расслышал вопроса, – сказал Хеннесси.

– Не важно. Когда будете готовы, начинайте. Удачи вам.

Хеннесси выпустил стойки, чтобы стабилизировать батискаф и одновременно приподнять его верхнюю часть. Бур медленно пошел вниз и достиг дна. Хеннесси взялся за рычаги управления.

librebook.me

Читать онлайн электронную книгу Dead Space. Книга 1. Мученик Dead Space: Martyr - 16 бесплатно и без регистрации!

Хеннесси осторожно высвободил руку и посмотрел на хронометр. Он показывал тридцать восемь минут седьмого, но, судя по тому, как вспыхнули и потом медленно погасли цифры, часы остановились. Интересно, почему они не работают? Хеннесси показал их Шейну, но тот лишь кивнул.

– Не стоит волноваться, братец, – так же беззвучно сказал Шейн. – На самом деле это не важно.

Конечно, брат был прав: это не имело никакого значения, но Хеннесси все же хотел узнать, который час.

– Сколько времени? – спросил он Дантека.

– Отстань! – бросил тот. – Мы приближаемся. Мне нельзя отвлекаться.

Хеннесси чуть подождал и повторил вопрос.

Дантек бросил рассеянный взгляд на запястье, а потом поднес хронометр к уху:

– Остановился.

– И мой тоже.

Тогда Дантек повернулся и посмотрел на напарника. Похоже, он не обратил никакого внимания на Шейна, хотя тот сидел совсем рядом с Хеннесси.

«Люди видят только то, что хотят увидеть», – подумал Хеннесси.

– По-твоему, это странно? – спросил Дантек.

Хеннесси пожал плечами и сказал:

– Не стоит волноваться. На самом деле это не важно.

– И еще один вопрос, – прищурившись, произнес Дантек. – С чего это вдруг ты стал такой, на хрен, спокойный?

Хеннесси обернулся за помощью к брату, потом осознал ошибку и быстро перевел взгляд обратно на Дантека. Тот, в свою очередь, проследил за взглядом Хеннесси, посмотрел сквозь Шейна, как будто его там и не было, и снова уставился на напарника.

– Да как-то вот так, – смущенно сказал Хеннесси. – Просто чувствую себя лучше. Не знаю почему.

Бешено вращая глазами, Дантек повернулся к панели управления.

– Слушай, Джим, только между нами – он что, действительно должен это делать?

– Не знаю, – ответил Хеннесси. – Не должен?

– С некоторыми вещами лучше не шутить.

Хеннесси кивнул. Вероятно, Шейн прав, но только если он скажет об этом Дантеку, тот просто не станет его слушать. Что же делать? Быть может, с самого начала это была плохая идея, но если и так, он не представлял, как ему остановить напарника.

Прошло несколько минут – точнее сказать было невозможно, – и Дантек уменьшил скорость вращения бура. Батискаф медленно пробивался вглубь, пока не наткнулся на какое-то препятствие, так что бур пронзительно взвизгнул. Дантек вытащил его, подал аппарат чуть назад и, приблизившись к преграде чуть под другим углом, принялся пробивать стенку тоннеля. Хеннесси с улыбкой на устах просто сидел и ждал, периодически кидая взгляды на брата.

– Ты уверен, что это хорошая идея? – снова спросил Шейн.

Хеннесси пожал плечами.

Дантек опять подал батискаф чуть назад и попытался пробуриться через стену. Потом еще раз. И еще.

– Думаю, это была ошибка.

Тут Хеннесси увидел очертания странного предмета, пока еще наполовину погруженного в толщу скалы. Разглядеть его как следует за завесой из вращающейся в воде каменной крошки и ила было невозможно. Дантек сдал назад и выключил бур.

– Что там такое? – спросил его Хеннесси.

– Мне-то откуда знать? – буркнул Дантек. – Никогда раньше не видел такой чертовщины.

– Это Черный Обелиск, – подсказал Шейн.

«Черный Обелиск», – подумал Хеннесси.

Когда вода успокоилась и муть частично осела, таинственный предмет стал виден более отчетливо. Это, похоже, был каменный монолит, сделанный из обсидиана. К вершине он сужался и по форме напоминал пирамиду. Колышущаяся вода причудливым образом преломляла его очертания. Монолит был по горизонтали опоясан тысячами символов, подобных которым Хеннесси не встречал никогда в жизни. Они то ли светились сами, то ли это была иллюзия, вызванная игрой света и тени. Хеннесси не смог бы сказать наверняка. Видимая часть пирамиды, торчавшая из скалы, имела в высоту, по его прикидкам, около трех метров.

– Господи всемогущий! – пробормотал Дантек, даже не пытаясь скрыть охвативший его ужас. – Кто поставил здесь эту штуковину?

– Вот таким вопросом задаваться не стоит, – сказал Шейн. – Лучше этого не знать.

Внезапно Хеннесси вспомнил схематическое изображение объекта, которое показывал им Таннер, и вывел его на экран головизора. Верхушку венчала пара торчащих в разные стороны «рогов», и Хеннесси прикинул, что Обелиск должен продолжаться еще далеко в глубь кратера, метров на двадцать, а то и больше.

– Каких же он размеров? – вымолвил Хеннесси.

Дантек что-то растерянно пробормотал, но вопрос был адресован не ему.

– Большой, – коротко ответил Шейн. Он взял руку Хеннесси и поднес ее к стеклу иллюминатора. Вместе они уставились на Обелиск. – С ним шутки плохи. Ты в опасности, брат.

– Сейчас подойдем поближе, – сказал пришедший в себя Дантек.

– Ты уверен? – спросил Хеннесси, не отрывая взгляда от черной пирамиды. – Может, не стоит с ним связываться? – Краем глаза он увидел, как Шейн одобрительно кивнул.

– Попытайся вызвать Таннера, – решил Дантек. – Посмотрим, что он скажет.

Хеннесси попробовал выйти на связь, но расслышать среди громкого треска помех, что говорит Таннер, не удалось.

– Не знаю, – сказал Хеннесси, – что здесь происходит, но мне это очень не нравится. Лучше нам отсюда убраться.

– После того, как проделан такой путь? – воскликнул Дантек. – Мы несколько часов провели в этом гробу, и раз уж добрались досюда, нужно все как следует осмотреть.

В течение нескольких секунд Хеннесси продолжал изучать Обелиск, а потом кивнул:

– Думаю, если мы подойдем ближе, ничего не случится. Главное – соблюдать осторожность.

Он оглянулся на брата, который покачал головой:

– Все не так просто.

Дантек чуть продвинул батискаф вперед и заглушил двигатели, позволив аппарату по инерции преодолеть последние метры. И вот они оказались прямо перед Обелиском; «Ф-7» мягко ткнулся в его грань.

– Он чудесен, – прошептал Дантек.

– Он не чудесен, – беззвучно сказал Шейн, и его лицо приобрело странное выражение. – Он ужасен. Брат, Дантек становится одним из них. Боюсь, нам придется от него избавиться.

librebook.me

Читать онлайн электронную книгу Dead Space. Книга 1. Мученик Dead Space: Martyr - 17 бесплатно и без регистрации!

«Пока все складывается хорошо, – думал Дантек. – По крайней мере, неплохо».

Похоже, ему удастся выбраться из этой переделки.

Голова болела с той самой минуты, когда он забрался в эту чертову калошу. Хотя, если быть честным с собой, боль он испытывал уже несколько недель. Таблетки ничуть не помогали. Чем бы он ни занимался, боль всегда была с ним – не чудовищная, нет, она просто постоянно тихо пульсировала внутри черепа, мешала сосредоточиться и не давала спать. Никогда еще со времени боев на Луне он не чувствовал себя таким измотанным. Собственно, и подобные ощущения – будто пойман в ловушку и не в силах выбраться – он испытывал последний раз тогда, на Луне. Дантек даже и представить не мог, насколько погружение в батискафе окажется похожим на полет в аварийном космическом модуле. Его захватили воспоминания о тех давних событиях, о той странной войне, которая официально вроде бы и не велась; о том, как достаточно было получить лишь маленькую прореху в скафандре, чтобы стать покойником; о том, как в конце концов, если хотел выжить, ты вынужден был воткнуть нож в спину товарищу и забрать у него остатки драгоценного кислорода. Сколько же народу ему пришлось убить ради спасения собственной жизни? Те события изменили его, ожесточили. Поначалу Дантек думал, что благодаря им поднялся над суетным миром, что не будет теперь испытывать страх, не поддастся эмоциям, как подавляющее большинство людей. Но сейчас он осознавал, что на деле все обстояло не совсем так. Что правда, то правда – долгое время Дантеку удавалось избегать этих слабостей, но полностью от них освободиться он не смог. И теперь, когда батискаф находился совсем рядом с артефактом, чувства и эмоции охватили Дантека со всей беспощадностью.

А еще и эта скотина Хеннесси. Вот уж повезло с напарничком! Самый натуральный клоун, так его растак! Сперва он вел себя точно ребенок в игрушечном магазине – просто не мог сдержать щенячьего восторга при виде «Ф-7». А потом, когда Дантек немного его успокоил, стал изображать Джекила и, мать его, Хайда: капризничал, истерил и вообще вел себя так, словно медленно съезжает с катушек. А это последнее дело, когда находишься с кем-то в замкнутом пространстве. На Луне Дантек убивал людей и по менее значительному поводу.

Подобная мысль приходила ему в голову, но Таннер сказал, что будет против. А Таннер все эти годы был к нему очень добр. Хотя если бы он понял, что в действительности произошло тогда на Луне, то относился бы к нему совсем иначе.

Таннеру и в голову не приходило, что Дантек больше был озабочен тем, как бы отнять у него драгоценный запас воздуха, нежели тем, чтобы спасти ему жизнь. Дантек планировал прикончить его и забрать баллон с кислородом, и непременно бы это сделал, если бы не случай. Пока искал подходящее место, чтобы убить Таннера, он вдруг наткнулся на работающий передатчик, за который продолжала держаться мертвой хваткой замерзшая оторванная рука радиста. Поэтому он не убил товарища, а вышел на связь с десантным шлюпом и попросил их забрать. Таннер и не догадывался, что потерял сознание и находился буквально в шаге от гибели, когда уже прибыл корабль, из-за того что Дантек незаметно повернул на его скафандре вентиль и уменьшил подачу воздуха. Он сделал это на случай, если помощь вдруг задержится и ему все же придется воспользоваться кислородным баллоном товарища.

Но преданность Таннеру и чувство вины перед ним не были единственными причинами, почему Дантек не убил Хеннесси. Ему просто не улыбалось совершать убийство в замкнутом пространстве, где не было никакой возможности избавиться от тела. Он не мог себе представить, как будет сидеть рядом с трупом и ощущать на спине взгляд его мертвых глаз. К этому соображению прибавлялся еще и тот факт, что в последние шесть с небольшим часов Дантек, как ни странно, побаивался напарника. Первое время тот вел себя как истеричная баба, потом зашептался то ли сам с собой, то ли с переборкой, будто рядом с ним в натуре кто-то сидел. У парня однозначно поехала крыша, и Дантек не хотел его лишний раз провоцировать. По собственному опыту он знал, что, когда люди сходят с ума, они становятся абсолютно непредсказуемыми, могут совершать неожиданные поступки и демонстрировать при этом силу, которой в них не заподозришь.

А Дантек просто хотел выйти из этой переделки живым. Пока что они сделали только полдела и сейчас зависли прямо перед чертовым монолитом, который, надо признаться, тоже напугал его до дрожи в коленках. Но, кроме страха, Дантек испытывал еще и благоговейный трепет. Если верить геологии, эта штуковина находилась здесь больше пятидесяти миллионов лет, то есть появилась задолго до возникновения человечества. Однако было очевидно, что монолит создан людьми. Или представителями иной разумной жизни. Последняя мысль казалась невероятной.

Хеннесси сидел, прижавшись лицом к стеклу иллюминатора и с головой уйдя в созерцание артефакта. Вид у него был отсутствующий.

Дантек приготовил устройство для отбора проб, закрепленное снаружи на манипуляторе, проверил молекулярные резаки, которые проходили сквозь камень, словно через масло. Очень осторожно он протянул манипулятор вперед, пока тот не уткнулся в стенку монолита, и включил резаки.

Почти в то же мгновение голову пронзила боль – такая чудовищная, что он едва не потерял сознание. Перед глазами возникла кроваво-красная завеса, а после Дантек вообще перестал видеть – вокруг была лишь молочно-белая пустота. Он судорожно ухватился руками за приборную панель и попытался вдохнуть. За спиной что-то кричал Хеннесси.

Медленно-медленно боль отступала. Постепенно возвращалось зрение. Сзади громко стонал Хеннесси – он явно находился на грани обморока. Тем временем пробоотборник продолжал вгрызаться в монолит – очень медленно, но он делал свое дело. Нужно заполучить совсем немного, всего лишь маленький кусочек, а потом Дантек развернет «Ф-7», чтобы убраться отсюда ко всем чертям.

librebook.me

Отзывы на книгу «Dead Space. Мученик»

Я большой поклонник франшизы Dead Space, включая различный медиа-контент - комикс, графический роман, два анимированных фильма (хоть и нравится мне только первый).Когда я узнал про то, что есть данная книга, я был в бОльшей мере заинтригован, ведь Dead Space: Martyr был намерен посвятить читателя в становление Юнитологии, а это, как никак, единственная религия, упоминаемая во всех произведениях Dead Space, наравне с техническим прогрессом, общей футуристичностью происходящего, что не совсем вяжется в голове.

Эта история про Майкла Альтмана, скромного геофизика, который в итоге превратился в культовую легенду Юнитологии и вселенной Dead Space, в целом.В будущем ресурсы Земли сокращаются с неимоверной скоростью, а крупные горнодобывающие корпорации уже потратили впустую тысячи жизней и долларов, сражающихся над поверхностью Луны во время так называемых «лунных войн».Одна такая корпорация, известная как «DredgerCorp», которая занимается скорее военными разработками, располагается на полуострове Юкатан на краю массивного подводного кратера, известного как Чикшулуб (Chicxulub). Данная тусовка граничит с трущобами, где живут обездоленные местные жители (при чем немного конченые). "DredgerCorp" заключила контракт со специалистами из разных континентов («секторов») нашей необъятной, которые работают обслуживающим персоналом - техническими специалистами, уборщиками и т.д.Как раз один из таких специалистов, Майкл Альтман, обнаруживает гравитационные колебания, исходящие из центра кратера, после чего вокруг кратера начинают происходить странные и пугающие вещи. Что-то чуждое за гранью понимания человека находится на дне океана, что может привлечь научный интерес человечества.Но Альтман решает не сидеть на месте, молча в тряпочку, как корпоративный винтик компании, а решает исследовать найденную им аномалию, а также не замолкает ни на минуту о своих открытиях, чем привлекает к себе внимание не тех людей.

Краткий цимес для незнакомых с сеттингом Dead Space и наткнувшихся на книгу случайно (а я верю, что есть и такие люди, ничего зазорного в этом нет): приверженцы данной церкви, юнитологи, поклоняются божественным «маркерам», Обелискам, внеземным реликвиям (суть которых раскрывается в играх). Они верят, что данные артефакты могут дать им вечную жизнь, путем так называемого "схождения" (convergence в ориг.). Процесс крайне "интересный" и приводит к лютым результатам, ну и, конечно же, не несет ничего хорошего, но лучше узнать это самим, спойлерить не буду.В играх Майкл Альтман рассматривается как основатель своей Церкви, но данное произведение интересно для игроков тем, что "Мученик" показывает, что Альтман вовсе не был шизанутым пророком, а был даже очень психологически стабильным человеком, особенно для обнаружившего первый Обелиск.

На этом интерес заканчивается, и на деле мы получаем абсолютно непродуманный, плохо написанный, жуткий (не в хорошем смысле) филлер, который запомнился мне ненужным, сухим и противоречивым изложением (я не читал другие книги Эвенсона, поэтому не могу сказать, что это стиль автора).История, в целом, хоть и интригует, но часто кажется плохой или просто небрежно написанной. Во время прочтения мою голову ни разу не посетила мысль, что у Эвенсона были какие-то попытки вложить что-либо в франшизу или ее персонажей. Не знаю, советовался ли он как-то с Visceral Games, но не уверен, что тут реализована задумка авторов игры раскрыть события.Иногда ему удается сослаться на существующие в игровой вселенной вещи, при чем крайне детально и круто - например, когда читаешь про эффекты Обелиска на психику исследователей и военных, работающих с ним. В то же время, другие части книги кажутся, мягко говоря, эээ, поверхностными, а некоторые главы особенно плохи, чуть ли не до неконтролируемого желания закончить чтение и отложить книгу.

Ну и давайте заканчивать с масштабными вещами - простите, но на произведении висит (негласное?) клеймо "научная фантастика". Книга может в чем-то и хороша, в каких-то хоррор(пффф)-моментах, но не заставляет думать от слова "вообще". У автора какая-то, прошу прощения, больная мания описывать все, кроме сплаттерпанка, извилистым и отдаленным способом, без какого-либо интереса - да и давайте признаемся честно, - творческого описания, к которому привыкаешь в книгах, в целом. После чтения данного произведения я понял, что автор будто бы пытался заполнить первые 70% каким-то неинтересным для себя лично контентом, и все порывался сорваться в кровь-кишки и банальное крошилово (тоже, кстати, глуповатое).В манере написания Эвенсона почти нет интереса и любви к тому, о чем он пишет в романе. Сразу видно, что человек не играл в серию игр (а если и играл или видел, то благодарность ЕА по поводу создания "dismemberment game" в конце книги указывает, что понял он все не совсем так), человек не шибко увлечен окружением и миром, в целом - он просто высыпает Вам факты в лицо. Но тут нет каких-либо экологических подробностей, нет описания будущего, какого-то научного прогресса или хотя бы быта жителей, специалистов - Вы не увидите и не узнаете, что происходит на полуострове, как в целом выглядит эта колония, да не узнаете вообще о чем-либо. Все это напоминает сценарий пьес -герои куда-то ходят, посещают непонятные места в стиле "пришел на пляж", "прошел по песку", "дошел до бара" и "после чего вернулся домой".Вопреки потенциальной фразе: "Зато книга не пестрит лишними описаниями, а концентрируется на сюжете!" - нет, это не так. Книга лишена яркой и интересной истории, полной подробностей, вместо этого создавая впечатление даже не постоянного действия, а бессмысленного и беспощадного шатания по локациям, которые нам будто бы должны быть известны. При чем это происходит даже когда ничего не происходит, простите за каламбур.В результате, у меня было такое ощущение пустоты текста при прочтении, что некоторые события и их смысл переставали обращать на себя мое внимание. Для меня Эвансон не смог написать хотя бы мало увлекательную историю с реалистичными персонажами и их мотивами.

Сам Альтман, к примеру, в повествовании занимает место тупой куклы, который движется из точки в повествовании А, начиная от открытия аномалии, до точки Б - исследования Обелиска и разбирательств с последствиями взаимодействия с ним. Его мотивация, его поступки, его поведения (особенно в некоторых моментах) не тупы, но крайне непонятные и ничем не подкрепленные. Альтман ведет себя скучно; почему он вообще парится о чем-либо на рабочем месте и внезапно (ого-го-го!) становится мятежником? Откуда это все появляется, какова основа для этого всего?

Другие персонажи, как правило, вообще незначительны и имеют малый вес в повествовании, либо же Эвенсон их крошит в капусту почти сразу же после их появления в книге. Зачастую единственные персонажи, которые задерживаются в книге, это всякие "мультяшные" злодеи без мотивации и понимания происходящего, основная цель которых - продемонстрировать, насколько они страшные и ужасные, любят бить и пытать, а в перерывах рассказывать, как они планируют править миром, что будут делать дальше и т.д. И, блин, понятное дело, что военные частенько в подобных историях - уроды, которые пытаются воспользоваться чем-то научным для уничтожения себе подобных, но как насчет слов "мотив", "рациональность", "обоснованность" там, ммм? Но в итоге все сводится к черному и белому - ууу, плохие люди с неясными мотивами опасны! Тут толком и не проанализировать влияние самого Обелиска на таких - будь бы я какой-то инопланетной сущностью, я бы даже напрягаться не стал, чтобы они мозгами поехали, так как они итак отбитые наглухо. Вы, так или иначе, будете ненавидеть этих ребят к концу книги, но не возлагайте надежд на что-то интересное.

Подруга Альтмана, Ада, вообще фиг поймешь, что тут делает. Девчонку бросили в повествование произведения, сделали из нее какую-то типичную "бабу", извиняюсь, которую ничего не волнует, кроме Альтмана - постоянно, все диалоги связаны с тем, как она беспокоится, иногда очень беспокоится и - наконец, - вообще беспокоится, слов нет. В итоге ее удобно используют, как рояль в кустах, и рычаг взаимодействия вообще в любых ситуациях (что очевидно).

Поймите правильно - в книге есть хорошие моменты, просто они связаны с тем, чего не хочется сильно воспевать. Например, в Dead Space для меня страшнее было проявление боди-хоррора, а не тупого сплаттерпанка с расчленением монстров, и Эвенсон хорошо начал - необходимо было развивать эту тему ужаса людей к изменению их тел, непониманию происходящего, отвращения к существам, раскрыть тему этого превращения в некроморфов. Но в итоге все свелось к концепции, мол, "ха! это случилось! давайте убивать!", что крайне тупо.Также автор постарался, по крайней мере, разгадать природу Обелиска, как он формирует сильные и слабые стороны организмов вокруг него. Но наравне с этой информацией об инопланетном устройстве, есть заметная нехватка описания мира будущего.

В итоге - удручающе и слабо. Да, автору удалось сказать нам, кем является Альтман, но так и не дал понять во всем тексте, на протяжении всего произведения, почему мы должны вообще о нем волноваться, заботиться как-то или трястись над его личностью в книге или в общей истории вселенной. Все, к чему сводится книга - "любопытной Варваре...".Кажется, это и есть смысл всей книги - столь малое достигнутое с историей Альтмана бросается на последние страницы и неаккуратно, небрежно превращается в крайне тупую концовку, хоть и достаточно мрачную по своему содержанию. Период становления Альтмана, как "пророка", особенно порадовал аллегорией на религию, в целом.Для поклонника игры тут очень мало. Для читателя, случайно натолкнувшегося на данную книгу, по моему мнению - еще меньше. От прочтения "Мученика" удовольствия не получите - книга сухая, мало раскрывает лор вселенной (а ведь могла бы!), скупа на не то, что хорошо прописанных персонажей, а персонажей вообще. Будто из оригинальной игры слепили дневники воедино, но там и то больше информации получить можно, реально. А если что-то непонятно по игре было - сэкономьте себе время и почитайте вики по Dead Space, там и про Альтмана есть.

Читать можно, но не нужно. Продолжать читать у Эвенсона книги по Dead Space не буду.

mybook.ru

Dead Space. История Юнитологии, Маркеров и Всего Прочего: Часть Первая

Concordance Extraction Corporation илиCEC.

СЕС – одна из самых крупных в солнечной системе компания по добыче полезных ископаемых, решившая в своё время проблемы с иссяканием Земных ресурсов. СЕС имеет в своём распоряжении более 400 кораблей, 5 из которых являются Планетарными Потрошителями (Planet Crackers). Самый известный из них – USG Ishimura. Основным акционером компании является Церковь Юнитологии, что делает СЕС лишь марионеткой в руках религиозных фанатиков. Далее этот факт будет иметь огромное значение для судьбы Ишимуры на Эгиде VII (Aegis VII).

ГЛАВА 1. Мученик.

Чиксулуб – древний метеоритный кратер, находящийся в Мексике, на полуострове Юкатан. Считается, что именно удар этого метеорита около 65 миллионов лет назад привёл к вымиранию динозавров. Однажды, где-то в начале XXIII века, Майкл Альтман, геофизик по профессии, нашёл странную аномалию в этом кратере. Перфекционист по натуре, он тщательно изучил сигнал и пришёл к выводу, что тот исходит от конкретного объекта. Оказалось, что к исследованию кратера имеет отношение ДреджерКорп (DredgerCorp) – теневая горнодобывающая компания, ведущая в основном нелегальную деятельность. Ей удалось получить первые очертания объекта, находящегося на дне кратера: странный спиралевидный объект, раздваивающийся на одном конце.

ДреджерКорп без промедления начала действовать, так как на кону стояло, возможно, самое важное открытие за всю историю человечества. Была снаряжена экспедиция на дно кратера: глубоководный батискаф с двумя исследователями. В ходе погружения оба члена экипажа стали испытывать сильнейшие головные боли. Наконец было достигнуто дно и буровые работы привели к искомому источнику аномальных сигналов.

Когда муть осела, Хеннеси разглядел объект более четко: монолит, сделанный из материала, напоминающего обсидиан. Его широкая спиралевидная фигура сужалась к верхушке, которая состояла из двух заостренных, отделенных друг от друга наверший, напоминавших рога. Поверхность Маркера была испещрена тонкими горизонтальными углублениями, между которыми было вырезано множество символов.

                                                                                              Б. К. Эвенсон, «Мученик»

Это был момент истины: исследователи вырезали первый образец из Маркера. Маркер проявил первые признаки разума. Сигнал его возрос в разы, вызвав у находившихся в батисфере сильнейшие головные боли. Один из исследователей окончательно сошёл с ума и убил своего коллегу. Он исписал кровью товарища всё помещение и, когда место кончилось, собственное тело. Перед смертью от удушья он оставил финальное видеосообщение.

Именно галлюцинация одного из членов экипажа впервые назвала объект Чёрным Маркером (Black Marker). Что ещё интереснее, галлюцинация постоянно повторяла, что Маркер нельзя тревожить, чтобы не допустить «Воссоединения» (Convergence).

Множество людей на поверхности получили битые и обрывочные коды этого видеопослания. Альтман смог собрать некоторые обрывки в единое целое и, растиражировав видео по сети, стал обвинять ДреджерКорп в сокрытие незаконных работ в кратере Чиксулуб. Лживая компания опровергла обвинения, но тут же привлекла к исследованию кратера военных и развернула свои работы, установив плавучую исследовательскую станцию прямо над кратером. Словно зная о намерениях людей, Чёрный Маркер перестал издавать какие-либо сигналы. Он по-прежнему распознавался, как аномалия не природного характера, но не сигнализировал о своём присутствии.

В это же время один из местных жителей показал Альтману сожжённый труп странного человекообразного существа, выброшенного на берег. Как оказалось, на протяжении многих веков странные существа периодически выбирались на берег, после чего их сжигали местные жители. Более того, на руке у последнего сожжённого существа была ровно такая же татуировка, что и у моряка, пропавшего без вести за несколько недель до этого.

Альтман потребовал полноценного исследования кратера, ища гранды для исследований. Этими действиями он привлек лишнее внимание ДреджерКорп. Руководящий операцией в кратере военный Маркофф решил, что учёный будет полезен им в качестве сотрудника и предложил ему участвовать в поднятии батискафа и Маркера. В противном случае он был бы убит. У Альтмана не было выбора, и он согласился отправиться на подводную станцию под строгим надзором ДреджерКорп.

Альтман был отправлен на дно кратера в новой батисфере. По пути былы засняты первые подтверждения прямого воздействия аномалии - рыба-некроморф и странная слизистая субстанция розового цвета, дрейфовавшая около Чёрного Маркера. Во время второго погружения был поднят со дна старый батискаф с останками пилотов. Образец артефакта был добыт Альтманом тайно. Даже при пристальном изучении талантливый геофизик не смог определить многие материалы, из которых был создан образец Маркера.

Сигнал Маркера стал усиливаться, порой забивая радиочастоты. Случаи насилия и агрессии среди персонала станции происходили невообразимо часто. Люди страдали паранойей, слышали шёпоты, галлюцинировали, видели своих мёртвых родственников и бредили неким «Воссоединением». Головная боль была невыносимой. Не окончательно сошедшие с ума или погружённые в депрессию образовывали небольшие группы, делились впечатлениями о пережитом опыте общения с погибшими родственниками. Возводились теории о жизни после смерти и связи этих явлений. Кое-что начал продвигать идею объединения с Маркером.  Люди стали постепенно образовывать что-то наподобие религиозного культа.

Согласно словам большинства юнитологов, они чувствовали, что Маркер любит их. Несмотря на то, что этому нельзя найти какого-либо однозначного подтверждения или опровержения, Альтман был убеждён, что это всего лишь следствие галлюцинаций.

При последующем погружении Альтман чуть было не погиб из-за вновь сошедшего с ума напарника. Но он сам впервые испытал зрительную галлюцинацию, которая просила его прекратить исследования Маркера и предотвратить «Воссоединение».  Далее стало ещё хуже. Многие погибшие родственники и друзья стали являться Альтману, быстро сменяя один другого. Их «мнение» по поводу «Воссоединения» разделилось. Одни были строго против, другие же считали, что сделать ничего нельзя, осталось только смириться.

Культисты продолжали расти в числе. Что раздражало Альтмана, они хотели сделать его своим лидером, так как он находился с Маркером больше других и не восприимчив к его воздействию. Альтман, как и другие, испытывал головную боль и испытывал галлюцинации, но действительно оставался полностью в своём уме и не видел в Чёрном Маркере ничего святого.

ГЛАВА 2. Крах.

Наконец, Маркер достали. Альтману удалось заснять артефакт, незаконно проникнув на закрытую территорию его хранения. А ситуация между военными и исследователями накалялась. Учёные-культисты отказывались работать с Маркером без определённых условий обращение с ним, из-за чего между ними и военными началась перестрелка. Пострадало много человек, но конфликт на время был исчерпан.

Альтману, так как его часть работы была выполнена, с помощью обмана удалось бежать в Северую Америку, где показал записи с маркером, обличая военных в сокрытии важнейших доказательств наличия инопланетных технологий на Земле. Военные и ДреджерКорп среагировали молниеносно. Альтмана похитили и вернули на станцию. Так его освободили для очередного усмирения толпы культистов, каким-то образом узнавших, что Альтман попал в их исследовательский центр. Впервые они произнесли название своей новой религии – Юнитология (Unitology от словаunity-единение). К Альтману присоединился доктор, который изучал маркер уже довольно давно. Символы на маркеры, по его мнению, могли обозначать ДНК-код. Вместе они пришли к выводу, что Маркер сам по себе хоть и уникален, каждая его часть является взаимозаменяемой. И единственный способ окончить его действие – разве что распылить.

Любой осколок Маркера действует так же, как и целый артефакт, - преобразовывает мёртвую ткань (Dead Space: Aftermath). Но если верить событиямпервой части Dead Space, только неповреждённый Маркер способен перейти ко второму этапу - «Воссоединению».

В это время, другой ученый, принимавший участие в исследованиях, во время галлюцинации по непонятной причине вколол полученный из кода препарат себе в руку (приняв его за лекарство). Та незамедлительно распухла и начала изменять форму. Галлюцинация сказала, что ему срочно идти к маркеру, так как тот обладает «мертвым полем» (dead space), которое остановит заражение и учёный сможет показать всем, что же делает маркер.  Но по пути учёный встретил охрану и был убит.  Став трупом, он трансформировался в первого некроморфа-инфектора и заразил других.

Через минуту, может даже секунду, он стал преображаться. Его кожа приобрела лиловый, почти пурпурный оттенок. С резким хлюпающим звуком кожа на плечах лопнула, обнажая заострённые словно лезвия кости. Руки неожиданно втянулись в грудь, и кисти с изогнутыми пальцами вылезли из разорванного живота. Волосы выпали, глаза становились  безжизненными и пустыми, а уши постепенно сдвигались вниз, становясь частью шеи.

                                                                                              Б. К. Эвенсон, «Мученик»

В результате разразился ад на земле. Альтману удалось бежать из исследовательского комплекса на поверхность. Но желание покончить с Маркером и ответственность перед человечеством заставили его вернуться.

Альтман с неудовольствием заметил, что немногие выжившие по-прежнему считали его своим пророком. Добравшись до Маркера, Альтман обнаруживает огромное количество материала, полученного в результате исследований: тексты, эксперименты, десятки часов видеозаписи.

Когда Альтман коснулся Маркера, он увидел все те множественные галлюцинации. Что интересно, по словам Альтмана, Маркер всегда разговаривает с тобой двумя голосами. Один обычно агрессивен и вынуждает тебя покончить с собой или убить другого. Другой же помогает тебе, пытается содействовать. Более того, Альтман считал, что наш разум постоянно противится общению с Маркером, оттого тот вынужден окольными путями воздействовать на нас, вызывая галлюцинации, которые наш мозг уже гораздо охотнее воспринимает.

Увидел структуру Маркера изнутри, Альтман пытался воссоздать его в виде модели. Построив полную модель Маркера, он отправляет этот сигнал самому артефакту. В результате этих действий Маркер испускает мощную энергетическую вспышку, а потом затихает. Работа Чёрного Маркера закончена, теперь он знает, что человек в состоянии получить копию и произвести дубликат.

-Что с ним не так? – спросил Хармон.-Он успокоился, - ответил Альтман. – Мы сделали то, о чём он нас просил. Мы спасли мир.

                                                                                              Б. К. Эвенсон, «Мученик»

Несмотря на отсутствие сигнала маркера, некроморфы остались живы и представляли опасность, мешая Альтману добраться до комнаты управления, чтобы потопить всю станцию. Но ему удалось это сделать. Станция была затоплена и пошла ко дну.

В спасательном батискафе Альтман поднялся на поверхность, по пути теряя сознание. Очнувшись, он обнаружил, что военные во главе с Маркоффым вновь нашли его. Альтмана держали взаперти долгие недели, а тем временем на полную шли исследования всех тех данных, что Альтман сумел получить перед всплытием. Маркер сумели воссоздать, перечеркнув всё то, что пытался сделать Альтман для защиты человечества.

Маркофф же сказал, что маркер является священной реликвией, потому что дает любой плоти вторую жизнь. В следующий раз всё нужно сделать правильно, чтобы родились не чудовища, но новая ступень человеческой эволюции. Нужно использовать новые Маркеры по назначению. А Альтман будет гораздо более полезен мёртвым, чем живым. Перед уходом военный бросил Альтману ложку, оставляя наедине с огромным некроморфом.

kanobu.ru