День Сурка и Книга Перемен. День сурка книга


День сурка (фильм) - это... Что такое День сурка (фильм)?

«День сурка́» (англ. Groundhog Day) — американская фантастическая комедия режиссёра Гарольда Рэмиса. По мотивам истории Дэнни Рубина.

Сюжет

Каждый год 2 февраля в небольшом американском городке Панксатони (англ. Punxsutawney, штат Пенсильвания) проводится праздник под названием «День сурка». В этот день люди будят из зимней спячки сурка по имени Фил и предсказывают по его поведению погоду. И каждый год на этот праздник в Панксатони из Питтсбурга ездит самовлюблённый и высокомерный телеобозреватель погоды Фил Коннорс, которому до смерти надоела его работа и который глубоко ненавидит этот фестиваль в глухом городишке.

И вот однажды, посетив в очередной раз фестиваль сурка, Фил не просыпается на следующий день 3 февраля, а снова просыпается 2 февраля! Он оказывается в некоей петле времени, из которой нет выхода — 3 февраля просто не наступает. Уехать из города у него также не получается, потому что снежная буря каждый раз 2 февраля заметает дороги. Фил вынужден снова и снова переживать 2 февраля на фестивале сурка, снова вести оттуда репортаж, снова возвращаться в гостиницу, и так каждый новый день. При этом никто, кроме него, не замечает временн́ого кольца, потому что на следующее 2 февраля они не помнят событий предыдущего 2 февраля. Желая покинуть ненавистный город, Фил обращается к невропатологу, психиатру (который предлагает прийти к нему «завтра»), но ничто не помогает — на следующий день он снова просыпается 2 февраля в 6:00 в гостинице городка Панксатони.

Поразмыслив, Фил решает предаться удовольствиям: объесться сладостями, заняться сексом, ограбить банк и промотать все деньги — ведь последствий не будет. Но развлечения ему быстро надоедают. Тогда он пытается соблазнить свою коллегу Риту, в которую тайно влюблён. Но она никак не поддаётся на уловки Фила, пытающегося затащить её в постель в первый же вечер, а второго у него просто нет.

Отчаявшись соблазнить Риту и устав от скучного городка, Фил решает покончить жизнь самоубийством, прихватив на тот свет ненавистного тёзку — сурка Фила. Но все усилия тщетны — Фил снова просыпается 2 февраля в том же номере отеля. Он испробует несколько способов суицида, но ничто не помогает — 3 февраля всё равно не наступает.

Испробовав всё, изучив Панксатони вдоль и поперёк и очень устав, Фил, наконец, решает посвятить этот роковой день полезным и добрым делам. Благородные и бескорыстные поступки, которые Фил совершает изо дня в день (и о чём знает только он сам), к вечеру делают его самым популярным человеком в городе. Из-за этого Рита сама обращает на него внимание, они сближаются, и после этого 3 февраля всё-таки наступает.

В ролях

Награды

  • Saturn Award (1994)
  • BAFTA Film Award (1994)
  • British Comedy Award (1993)
    • Лучшая кинокомедия года

Интересные факты

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена. Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники. Эта отметка установлена 9 мая 2011.
  • Режиссёр Гарольд Рамис планировал пригласить Тома Хэнкса на роль Фила Коннорса, но потом счёл, что тот «слишком милый» для этой роли.[1]
  • Во время съёмок картины Билл Мюррей был дважды укушен сурком.
  • Хотя, по утверждению режиссёра Гарольда Рамиса, Фил прожил в дне сурка около 10 лет, прежде чем разорвал петлю времени, в фильме показано лишь 34 дня сурка (а всего было отснято 40). Есть упоминания еще как минимум о 3 (в связи с формами самоубийства).
  • Фильм снимался в городе Вудсток (штат Иллинойс) и его окрестностях. На том месте, где находилась лужа, в которую неизменно проваливалась нога главного героя, теперь находится мемориальная табличка со словами «Сюда ступал Билл Мюррей».
  • Колокольня, с которой Коннорс прыгает вниз в одной из сцен, расположена на здании местного оперного театра. Согласно городскому поверью, с тех пор, как с этой самой колокольни бросилась вниз юная девушка, её призрак незримо обитает в театральном здании.
  • Сценарист Дэнни Рубин изначально планировал, чтобы фильм открывался сценой с Филом, который уже «застрял» в дне сурка. А вся предыстория была бы рассказана по ходу фильма. Рамис вначале обещал так и сделать, но потом изменил решение.
  • По первоначальному замыслу, злоключения Фила Коннорса начались из-за того, что его прокляла бывшая подружка, которую тот безжалостно бросил. Но по ходу доработки сценария эта деталь была исключена.
  • Рамис утверждал, что почти всякий раз, когда он пытался объяснить Мюррею смысл сцены, тот перебивал его и спрашивал: «Ты мне только скажи — хороший Фил или плохой Фил?»
  • В процессе обучения игре на фортепиано Фил играет «Рапсодию на тему Паганини» Рахманинова. Эта романтическая тема также использована в другом фантастическом фильме, «Где-то во времени» (1980). Первые робкие удары по клавишам во время самого первого урока Билл Мюррей делает самостоятельно. Не владея нотной грамотой, он подобрал мелодию на слух. В дальнейшем за него играет пианист Терри Фрайер (Terry Fryer).
  • Биллу Мюррею и Гарольду Рамису выпала высокая честь быть Почётными великими маршалами одного из Дней сурка, проходивших в Панксатони.
  • В фильме снялся брат Билла Мюррея — Брайан Дойл-Мюррей (Brian Doyle-Murray). Он сыграл Бастера — человека, подавившегося куском стейка, а затем проводившего «аукцион холостяков», на котором Рита «купила» Фила.
  • Зажигательная песня «Метеоролог» («Weatherman»), звучащая в фильме, сочинена совместно Гарольдом Рамисом и Джорджем Фэнтоном.
  • Съёмки сцены, в которой раздражённый Фил вдребезги разбивает будильник, прошли не так, как ожидалось: от удара Мюррея он едва треснул, так что съёмочной группе пришлось нанести завершающий удар молотком. Несмотря ни на что (и это вошло в фильм), звук из будильника так и продолжал звучать.
  • Будильник, который по утрам терроризирует Фила — Panasonic RC-6025[2].
  • Песня, под которую Фил просыпается каждое утро 2 февраля — это «I Got You Babe» в исполнении дуэта «Сонни и Шер», популярный хит августа 1965 года, культовый в среде хиппи.
  • Сюжет во многом напоминает фильм «Двенадцать ноль одна пополуночи», снятый также в 1993 году, что вызвало 6-месячные судебные разбирательства[3].
  • В СССР за 6 лет до этого, в 1987 г. вышел фильм В. Хотиненко «Зеркало для героя», также построенный на идее «петли времени». Слова одного из главных героев этого фильма могли бы стать рефреном и самого «Дня сурка»: «Сможем ли мы хотя бы один день сделать таким, каким он должен быть?»
  • Название фильма стало в некотором роде нарицательным. «День сурка» означает один и тот же повторяющийся день или даже несколько дней нескончаемо вращающихся в так называемой «петле времени». Этот ход сейчас используется во многих кинофильмах, сценариях и фантастических литературных сюжетах.
  • Когда утром Фил просыпается от будильника в 6-00 за окном уже светло, хотя 2-го февраля в Панксатони в округе Джефферсон, Пенсильвания, США (40°56′44″ с. ш. 78°58′31″ з. д.) восход только в 7-23 утра, и в 6 утра на улице должно быть темно.
  • В фильме можно увидеть раритетный тепловоз EMD SD24. Показанный в фильме Burlington Northern 6244 — экспонат Иллинойского железнодорожного музея.

Телевидение

В США с 1993 года фильм транслируется в основном на телеканале CBS, и в частности на 9 канале. В Великобритании транслировался на 4 канале. Во Франции версия фильма с французским дубляжем транслировалась на TF1.

В России премьера фильма состоялась в пятницу 2 февраля 1996 года на Первом канале. Позднее, на Первом канале, на РТР, на СТС и на других телеканалах выходили многочисленные повторы.

Фильм был выпущен на VHS изданием Columbia Pictures Home Entertainment в 1993 году. В России в середине 1990-х распространялся в авторских переводах Андрея Гаврилова и Алексея Мишина.

Релиз фильма на DVD-издании в США и Канаде состоялась в марте 1997 года. Позднее фильм также распространялся на DVD во всех странах мира.

В России фильм был выпущен на DVD весной 2002 года с переводом Юрия Живова в системе NTSC (на некоторых DVD — PAL).

В России в феврале 2003 года фильм был также выпущен на DVD с многоголосым закадровым переводом канала РТР на звуковом канале Стерео 2.0, и в системе PAL. Впоследствии версии фильма с этим переводом выпускались на коллекционном DVD-издании.

28 мая 2009 года компаниями Columbia Pictures и Sony выпущен релиз на Blu-ray.

Литература

Примечания

Ссылки

dal.academic.ru

Читать онлайн книгу Джок. Награжденный Тенью. 'День сурка' для Джока

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 11 страниц)

Назад к карточке книги

Руб Андрей ВикторовичДжок. Награжденный Тенью'День сурка' для ДжокаКлан. Книга 5

Глава 1

"И солнце светит ярче и зеленей пейзаж,

Когда в желудке вашем С2Н5ОН!'.

   Лежа на подстилке из гнилых листьев и совершенно охреневший, я, поглядывая по сторонам, начинал думать о том, что все это мне примерещилось. И никакой ВЕЧНОСТИ не было... и никуда я не путешествовал... а лежу я сейчас в 'дурке' обколотый какой-нибудь дрянью... Но припомнив этот взгляд, меня проморозило изнутри. Ну его. Уж больно реальный глюк.

   И шепот, прозвучавший в моей голове на прощанье...

   Поглядев со здоровым скепсисом по сторонам, я – придурок, хотел было уставиться в голубое небо с перышками облаков, как Болконский под Аустерлицем... и подумать о вечном... – но, не судьба. Какая-то тварь укусила меня за голую жопу. Я моментально вскочил, почесываясь. И вообще... лежать абсолютно голым – хрен знает где, и вдобавок на сырой земле – далеко не лучшая идея.

   А что я не сказал?

   Нет?!

   Я очнулся голым, как в день рождения – только в лесу.

   Под насквозь мне знакомым голубым небом. И елки, мать их, совершенно обычные – зеленые. Почесывая укушенную задницу – я огляделся. Дома! Стопудово – дома! Земля!

   Припадать к истокам ну и лобызать грязную лесную подстилку нисколько не тянуло, несмотря на всю радость возвращения.

   – Сим... – ты тут? Си-им...

   А в ответ – тишина. Я оглядел себя, насколько позволяла шея. Пуза – нет. Тело стройное и поджарое. Как и было до этого. Голый... вот только – голый. Хусима! А остальные дэ?

   – Гоша-а!!! Шаи-ис!!!

   Рев, раздавшийся из моей глотки, показал, что вокальные мои способности тоже никуда не делись.

   – Вы где, сучьи дети!!!

   – Я уже иду! Мы идем! – отозвался насквозь знакомый голос Гоши. – Это я!

   Вскоре он вышел из-за деревьев. С мешком в руках.

   – Ангидрит твою валентность через медный купорос!!! Это чё... это?!

   – Это я, вождь!

   Я в величайшем недоумении двинулся по кругу, как привязанная коза вокруг вбитого в землю колышка. Роль колышка исполнял Гоша. Я разглядывал его.

   – Не... ну надо... а? Как это? А?

   – Я проснулся... и оно вот такое...

   – Что ты развопился?! Сдается мне... тебе поможет только лоботомия, – раздался в голове голос Сима. – Она тебе просто необходима! Херли так орать то?

   – А-а... сволочь! И ты тут! – обрадованно мысленно завопил я. – Ты тоже живой?! А ты что по этому поводу думаешь?

   – Забей.

   – Ну-да, ну-да... – я ходил кругами вокруг Гоши и приговаривал.

   А посмотреть было на что. Передо мной стоял вовсе не гоблин. Передо мной стоял обыкновенный ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ подросток! Лет эдак пятнадцати – шестнадцати. Чуть нескладный, белобрысый с носом картошкой и голубыми глазами. Одетый в просторную рубаху – а ля, народные промыслы и просторные штаны. На ногах кожаные 'башмаки'. Рубаха подпоясана кожаным ремнем с ножнами, из которых выглядывает костяная рукоять ножа. В руках мешок типа 'сидор'.

   – 'Экий ты стал. А ну-ка поворотись-ка сынку!'. Дай-ка я тя огляжу, – совершенно обалдев от этого зрелища, я зачем-то процитировал 'Тараса Бульбу'. – А-а! Мля! – заорал я.

  – Что случилось, вождь? – обеспокоенно поинтересовался Гоша.

  – Мля! Доходился босиком! – я уколол ногу об какой-то сучок и затряс ей в воздухе.

   – Оденься, – за моей спиной как всегда бесшумно материализовался Шаис.

   – Ага, – я обернулся и замер. – Ага...! И ты тоже?! – я аккуратно поставил ногу на землю.

   В сухощавой и жилистой фигуре дроу тоже произошли изменения. Не такие заметные, но все же... Он теперь тоже человек. В этом я могу поклясться... например, чьей-нибудь чужой могилой.

   Шаис так и остался белым альбиносом. Поменялся разрез и цвет глаз... и что-то неуловимое в морде. А вот знаменитые остроконечные уши прикрыты длиннющей косой, опять замысловато заплетенной. Одежда на завязках, как и у Гоши. Рубаха – штаны – нож.

   – М-да. Уши покажешь? – вкрадчиво поинтересовался я.

   Шаис покраснел. Заливающейся краской смущения черт знает скольки-летний дроу... это что-то. Убивец-затейник... на котором трупов больше, чем на мне... и смущен.... Хотя... превратись я в дроу, хрен его знает, как бы отреагировал.

   – Человечьи у меня уши! ...и если я поймаю этого шутника он будет очень ...очень долго умирать, – прошипел он с непередаваемой злобой.

   И шепелявость его пропала. Да, не завидую я тем, на кого он затаит зло.

   – А магия?

   – Магии мало. Совсем мало.

   – Ну и то хоть хлеб.

   – Вождь, одень, – Гоша протянул мне мешок. – Это твое.

   Так. Безразмерная рубаха... что-то типа лен с хб. Штаны – типа, 'Здравствуй – беспризорная юность'. Ботинки – 'Прощай молодость'. Подошва с затяжками. Ремень с костяными кольцами. И костяной нож. Я поглядел на лезвие. Оружие – однозначно. И ни одной вещи... не из натурального материала. И чтобы это значило?

   Любой сканер пройду без вопросов. Вопросы только у меня. Где мы и в когда? Как вообще возможно то, что случилось? Перестройка организма – как это возможно? Смена носителя с сохранением сознания? Замена клеток...

   Вопросов такое множество, что повернуться можно.

   Но я мудро рассудил: 'Магия – есть? Есть! И хрен с ним! Вышло, как вышло. Живые все? И, слава богу. А произошедшие изменения? Поглядим. Поживем, как гритса – увидим!'.

   Я оделся и, притопнув ногой скомандовал:

   – Отделение! Строиться! – на меня уставились две пары удивленных глаз. – На первый-второй... ра-считайсь! В колонну по одному. Левое плечо – вперёд. Шаго-ом... марш!

   На меня с тревогой глядели.

   – Ну что уставились на меня, шпаки?! Двинули отсюда к цивилизации. Потом сублимировать будете. Щас жителей найдем. Определимся на месте, и будет дальше видно, чего делать. Одно я могу сказать вам лишенцы однозначно! Мы... у меня дома. И помните! Вся сволота, которая нам здесь встретится... по определению – враги. Пока я не скомандую обратного. Понятно?

   – Да, – ответил Гоша.

   Шаис мрачно кивнул.

   – Вся история рода человеческого, к славным рядам которого принадлежите теперь и вы. Это история войн, предательства и насилия... – начал я вводную лекцию на ходу, двинувшись в колонну по одному на юг...

   – Тоже мне открыл Америку, – тут же прокомментировал начало моего выступления Сим. – Можно подумать до этого мы в детском садике были с белыми и пушистыми. Тебе не кажется, что ты становишься банальным, как хот-дог? Кстати, эта твоя Америка тоже тут?

   – Ага, – несколько опешив от такого наезда, согласился я. – И Америка и хот-дог с пепси-колой. И родина – тут. Иногда даже слишком любвеобильная, когда дело касается получения долгов с конкретного гражданина. И как-то мне совсем не по себе от этой 'радости'... Не очень охота превращаться в винтик большой машины.

   В ответ Сим только фыркнул:

   – Ты себя в роли винтика-то представляешь? БАРОН Ольт?!!

   Я на секунду задумался:

   – А ты прав дефективный! Зато сдохнем весело! – и обернувшись, добавил уже вслух: – Ну что бойцы?! Будем отвоёвывать себе место под солнцем?

   – Будем! – тут же согласился покладистый Гоша

   – Угу...– добавил Шаис, продолжая расстроено ощупывать уши и прочие части тела.

   – Три придурка идут покорять мир! – я повернулся и затопал дальше сквозь весенний лес. – Будем считать, что полоса неудач кончилась...

   – Там, где заканчивается полоса неудач – начинается территория кладбища, – проворчал этот ходячий сборник гадостей.

Глава 2

Если по каким-то причинам вы не сможете пойти на выборы, то мы с удовольствием это сделаем за вас!

'Единая Россия'.

   Я шел по лесу... мы шли по лесу, и я размышлял. То, что я на Земле это процентов девяносто девять. Насквозь тут все знакомо. Европейская часть. Птицы и животные знакомы... деревья тоже. Вызывает вопросы время. Больно чисто и никаких там примет цивилизации – ни окурков, ни бутылок... В общем, ничего такого нет. Переночевали у костра. Тот, кто будет задавать глупые вопросы: 'Как добыть огонь ничего не имея?' – дурак в кубе. Гоша, с помощью двух палок, меньше чем за час добыл огонь, даже не задавая таких глупых вопросов. Шаис пошатавшись вокруг, приволок каких-то корней и червей. Запекли и съели. Дрянь конечно несусветная, но на зуб кинули. Ещё не такое приходилось жрать. Хотя вру – такое не приходилось. Но Шаису я верю. Да и Гоша сильно расстроенным не выглядел. Этот себе шашлычок изобразил. Пока я костер поддерживал он тоже побродил вокруг и наловил мышей. Насадил их на веточки, зажарил и потом с удовольствием их сожрал. Тело изменилось, а мозги и вкусы – нет. Всегда готов сожрать любую дрянь. И еще мне усиленно предлагал. Из уважения. Но я выбрал – 'растительную диету – от дроу'. Да уж, переживает бедняга, но меня ни в чем не обвиняет.

   Интересно как там все мои? Беспокоюсь сильно... Но гоню, гоню плохие мысли от себя. Ничего не изменишь. Высшие силы за каким-то нагибают меня... только зачем? И предположений никаких нет. Хрень какая-то.

   Который день 'волчьим шагом' вестфольдингов идем на юг. Посмотрим, куда кривая вывезет. Попавшаяся река – снабдила рыбой. Плохо одно, что нет соли. Это сильно напрягает.

   Ититная сила!!! Вывезла.

   А я ещё Шаису не поверил, когда он предупредил: 'Впереди жилье'. Я, конечно, не такой любитель леса, но как он определил – непонятно. Но в некоторых вопросах я склонен больше доверять своим спутникам, чем самому себе. Эти-то истинные дети природы, а не я – дитя каменных джунглей.

   Звериная тропка вывела прямо на аборигенов.

   Перед нами находился луг, окаймленный петлей реки. На пятачке метров в пятьсот стояли чумы. Или индейские вигвамы если хотите.

   В поселении с десяток чумов. Мальцы какие-то возятся. Собаки бегают. Свиньи роются в грязи. Пара полуголых аборигенок в шкурах чего-то делают на реке. Видно несколько долбленок. Пацаны рыбу ловят. Мирная картинка обычного поселения.

   Пока мы стояли на опушке и разглядывали пейзаж – нас заметили. Первым оказался часовой. Потом собаки. Они сильно напоминали мне лаек загнутыми хвостами... и, были, похоже, с большой примесью волчьей крови. Стая метнулись к нам с весьма недвусмысленными намерениями. Остановившись на почтительном расстоянии, они надрывались, предупреждая хозяев о незваном госте. А в поселухе между тем началась суета. Бабы кинули мокрые шкуры. И с криками стали забегать в чумы и из чумов. Издали было сложно разобрать те или другие вбегали и выбегали из построек этого 'элитного жилья'. Вот то, что пинками сопровождали любопытствующую 'молодежь' в яранги. Это было хорошо видно. Какие-то лохматые мужики суетились, спешно вооружаясь.

   С того места где я стоял, вооружение было плохо видно, но копья и луки я разглядел хорошо. Пара минут, и толпа грязных аборигенов двинулась к нам. На ходу они перебрасывались какими-то фразами. Я был готов к любому развитию событий.

   Когда эта компания приблизилась, я насчитал в ней полтора десятка мужчин различного возраста. Не, они нам не соперники, несмотря на грозный вид и костяные копья. Это крестьяне нам – воинам, только пожива, на один зуб. Подождем развития событий.

   Одеты они были в грязные и весьма засаленные шкуры. Когда они приблизились, я ощутил жуткое амбре. Шаис тоже брезгливо поморщился. Гоша принял это нормально. А воняли они преизрядно, это чувствовалось издалека. Все какие-то засаленные и потертые – это я уже про мужиков, а не про шкуры. Они, в общем-то, стоили друг друга. Сальные волосы, рожи разной степени бородатости и такие же грязные и немытые.

  Гигиена во главе с цивилизацией досюда не добралась.

   Вооружение двух 'ополченцев' лук – палка с жильной тетивой. Стрелы с костяными наконечниками. Была у них и пара копий с такими же. А вот остальные были с кремниевыми. Присутствовали затейливо вытесанные дубинки и каменные топоры – палки с остроконечным камнем. На поясах скребки каменного века чуть не в локоть длинной... не оружие – смех один. Да плюс дохловатые они все какие-то... недокормленные. И с преизрядным недостатком в зубах. А вот настроение у 'бойцов' – внимательно-настороженное. Никакого гостеприимства их глаза и морды не демонстрировали. Врал Миклухо-Маклай. Не собирались тут нам вешать венок на шею и угощать на славу. Ну, да это недолго. Настроение и у меня не подходящее с ними тут рассусоливать. Не, смотрели настороженно.

   Вряд ли это реконструкторы. Уж больно колоритные фигуры и похожи они друг на друга. Все черноволосые с раскосыми рожами... Сразу видно – одноплеменники. У всех были смугловатые хари с длинными, черными, нечёсаными космами. Ну и у некоторых были затейливо заплетенные косички. Чем-то все они напоминали северян. Точнее идентифицировать национальную принадлежность я пока затруднялся.

   Вперёд шагнул могутный гном. Росту в дядьке было метра полтора, и по ходу он тут был главным. Об этом свидетельствовало несколько перьев в его космах и пара ожерелий из медвежьих зубов и клыков. Этот атрибут доблести не произвел на меня неизгладимого впечатления. Погрознее видали. Из чужих ушей, например.

   Вышедший вперед 'предводитель дворянства' рявкнул на надрывающихся собак и разразился пафосной речью. При этом он ухал, цвикал, подпрыгивал и, похоже, кого-то копировал с вопросительными интонациями.

   Некоторые, видимо самые удачные обороты этого говоруна, когда он величественным, как ему казалось жестом, обводил местный весьма унылый пейзаж, встречались стоящей сзади массовкой одобрительным гулом. При этом он зачем-то потрясал здоровенной дубинкой и бил себя кулаком в грудь... Этого я так и не понял. Пугал что ли? Но я этого не оценил – потом посмотрим кто здесь хозяин. А то главный пока не догоняет, что на его землю пришла власть. Ну, пусть пока потешится, а мы... а мы терпеливо посмотрим.

   Когда мы подошли к околице – она обозначалась несколькими кольями с насаженными на них черепами. Со здоровым скепсисом я разглядел не только медвежьи, турьи, но и пару человеческих черепов тоже.

   'Ишь, пугают возможных врагов. Орлы!' – посетила меня здравая мысль.

   Не буду врать – одолевали меня и другие разные мысли – про мое бесконечное 'попаданство' и прочее дерьмо. Но это было так... фоном.

  Выживать нужно – здесь и сейчас. То, что я навешаю... пардон, мы навешаем этим охотникам, несмотря на их пятикратное превосходство в численности, сомнений у меня не вызывало. Они все, несмотря на 'оружие' и ловкость – не воины. Вот это как раз сомнению не подлежало. Не потянут хоть три, хоть пять дворовых псов против волка. А они по сравнению со мной – именно дворовые псы. А я, если уж пользоваться такими сравнениями – 'пес войны'. Ладно... посмотрим на них... пока. Будем мирно вживаться в это общество. Судя по всему, задвинуло нас в прошлое моей страны. Что у нас там было... родоплеменной строй? Судя по фонемам, издаваемым аборигенами – финно-угорская группа. Значит мы где-то на территории моей необъятной родины.

   'Твою мать!', – выругался я про себя. ' Нет бы, хоть поближе к цивилизации закинуло. А тут шкуры и никакой картошки с салом. Хотя сало-то, наверное, есть...'

   – Вождь, что делать? – тут же прервал мои размышления Гоша своим вопросом

   – Что-что... помалкивать и глядеть в оба. Не нравятся мне тут. Пойдем потом цивилизацию искать.

   Гоша примолк и стал ещё более подозрительно смотреть по сторонам.

   Чумы, родоплеменной строй, и никаких теплых клозетов. Эдак можно сделать допуск по времени от десяти тысяч – минус, до десяти тысяч – плюс, от рождества Христова в привычных мне датах. Блин! Ни географической привязки – ничего! Хотя чего уж тут себе-то врать – отличить Волгу от того же Дона я вряд ли смогу. И это несмотря на то, что я на Земле. Хотя и это не факт, но весьма и весьма похоже. Я со своей биографией уже ничему не удивляюсь.

  Надо двигать на юг. Там вроде Египет, Рим и Вавилон. Хотя нет, не Вавилон – Карфаген. А-а... какая на хрен разница. Это только если тут первое тысячелетие. Да и теплее там. Да и небо с созвездиями насквозь знакомое. По любому мы в Европе...

   Тут нам навстречу торжественно вышел шаман.

   Некое толсторожее недоразумение. Так сказать, 'Эксплорер' к местному пантеону богов.

   Этот недоеданием не страдал. Все как по команде стихли. Одет 'святой отшельник' был в меховую доху мехом наружу, расшитую чьими-то сильно погрызенными и мелкими костями. Его 'одежа' была украшена камушками... и кусками чьих-то рогов.

   На голове красовалась соболья шапка. На шапке поблескивали самоцветы. Исподтишка поглядывая на нас, он достал из-за спины здоровенный бубен. И запел...

   Да. Полное отсутствие голоса и слуха – он компенсировал нездоровым энтузиазмом. Но, индивидуальное соло продолжалось недолго. Я стал надеяться, что он сорвал голос. Не тут-то было!

   Сначала он притопывал. Как в русских народных. Но вот пуститься вприсядку, ему было не суждено – возраст и кондиции брюха явно не позволяли. Но он нашел выход из положения. Продолжая кружиться, он сыпанул от души травы в костерок и глубоко затянулся пару раз, сунув голову в самый густой дым.

  Ну результат и не замедлил сказаться. Глаза его заблестели, и танец стал гораздо зажигательней, причем в полном смысле этого слова. Служитель культа через пару па, 'незаметно' извлек горсть чего-то из кармана и снова сыпанул в костерок, прям на угли. Ярко пыхнуло и завоняло дохлятиной. Я отодвинулся подальше от этих миазмов. Ещё надышишься и тоже станцуешь с ним на пару.

   Народ благоговейно внимал.

   После этого, заунывно напевая, этот нечестивый поедатель чужого, достал здоровенную полую кость и зачерпнул ею угли. Приплясывая, как ярко выраженный адепт мухоморов и поганок, он обошел вокруг нас, что-то напевая. Потом он завыл в голос.

  'Видимо дозняк кончился!', – тут же пришло в голову мне. 'Или трава слабоватая попалась?'.

  Но упрямый толстяк опять сыпанул чего-то в костер и снова сунул туда башку.

   'Научить его самокрутки, что ли крутить?', – мне стало некоторым образом, его жаль. – 'Так бездарно тратить ценный продукт?!'

   Но народ представлению 'жиртреста' внимал на полном серьезе. Надышавшись насквозь знакомого мне дыма, он неутомимо продолжил сольные танцы. Служитель незримых сил – крутился, подвывал и колотил бубном по своей лысой бестолковке.... В общем, всячески демонстрировал простым аборигенам близость к местным культовым традициям.

   Попрыгав вокруг нас и исполнив танец недобитого лебедя, он будто бы в экстазе с уханьем завалился на землю около костра – демонстрируя якобы полный упадок сил. Причем ведь как аккуратно прилег, сволочь? Не близко к углям и не на сырую землю. Видимо это мне повезло увидеть предтечу 'честного' американского реслинга.

   Толпа благоговейно ожидала конца представления.

   Немного полежав, 'совершенно обессиленный' он привстал и выдал речь. Я ни слова не понял. Но как нормальный и образованный человек, понять на каком языке он разговаривает, вполне смог. Лопотал, этот самородок от этнографии, на финском или где-то близко к нему. Значит я всё-таки прав – финно-угорская группа.

   Народ принял речь 'народного самодеятеля' с большим вниманием и одобрением. Ну практически, как делегаты съезда речь дорогого Леонида Ильича. Они – 'встретили его речь продолжительными бурными аплодисментами и горячим одобрением'. Понять, что навещал этот 'авгур', мне так и не удалось, но толпа разразилась приветственными криками.

   После чего шаман чего-то сказал и махнул рукой.

  Видимо это уголовно наказуемое деяние по приему чужаков было неоднократно отработано. Мне – сироте!!! Захотели съездить дубиной по башке. (Как впрочем, и остальным). Но я был резко против столь предсказуемого развития событий. Да, встреча была отработана. И до сей поры видимо сбоев не давала. Но... как говориться: 'Переходя через дорогу, смотрите не на светофор, а на машины!!! Светофоры еще никого не сбивали...'. Так что этот номер им не удался. Хреновый тот боец, который не видит чего у него за спиной твориться. А эти дети природы 'грамотно' переместились нам за спину и приготовились к атаке. Ню-ню. Флаг вам в руки и трансвестита в койку по-пьяни.

   Стоящий сзади меня волосатый мо?лодец двинул мне по черепу дубиной и немного задумался. Непруха. Там где он рассчитывал здоровенной дубиной поправить мне прическу... не оказалось ни прически, ни даже моей головы. А вот его голова оказалось очень удачно развернута под мой удар. С присева я ему и влепил стопой в подбородок. Не знаю, чего у него там хрустнуло – шея или челюсть, но унесло его назад капитально. Он двигался в этом направлении столь быстро, что дубина его осталась на месте, а пальцы рефлекторно ухватили только воздух. Скорбный его полет – был недолог. Он сумел, ловко раскинув руки зацепиться по дороге за пару подельников прервать свое недолгое парение. После чего они все вместе весело изобразили живую фигуру 'пьяный Шива на отдыхе'.

   И понеслась веселуха...

   Гоша, имеющий такой же рост, как и у противника не задумываясь, треснул ему по 'помидорам', а когда тот очень удачно согнулся – он, лихим даром колена, разогнул его назад. Я успел заметить только эту последнюю часть. Несколько оторопев от столь быстрой смены декораций, толпа не ненадолго застыла, чем я моментально и воспользовался. Прихватив с земли дубину, неосторожно брошенную неудавшимся городошником, я немедленно изобразил нижний удар по ногам стоящему рядом 'предводителю команчей'. А когда тот рефлекторно подпрыгнул, предусмотрительно избегая травмы, я коварно изменил траекторию удара и с размаху треснул его по голове. Раздался жизнерадостный и четкий бильярдный треск.

   – Классный дуплет, Джокушка! От борта! – приветственно заорал Сим.

   Ещё один волосатый неандерталец сделал неудачную попытку ткнуть меня копьем. Отбив столь глупый выпад в сторону аристократии, я треснул и этого маргинала по башке. Под горячую руку досталось ещё двоим или троим. Никакого понятия о фехтовании они не имели, и бил я их безо всякого удовольствие.

   Большая часть УЖЕ одумалась и теперь лежа настороженно наблюдала за развитием событий. Один, правда, попытался стрельнуть в меня из лука. Но Шаис такого шанса ему не дал. Едва рука доморощенного 'ваххабита' пошла на натяг тетивы, (до этого он боялся в толчее задеть своих), как прилетевший дрын, изображающий здесь копье, смачно треснул его по ногам. Стрела рванулась в небо. Крутанув головой, я понял, на что, уставился народ.

   Выскочивший из драки Гоша азартно пинал нечестивого служителя культа. Тот только закрывался руками и чего-то тонким голосом вопил. Видимо призывал гнев богов на голову гоблина. Но боюсь, у него эти молитвы не пройдут. У гоблина свои боги.

  Макароны.

   Принято считать, что макароны – не очень здоровая пища и их употребление может привести к увеличению веса. Но так ли это?

   Оказывается, макаронные изделия низкокалорийные – 190 калорий на 50 г сухого продукта. Что особенно интересно (и противоречит общепринятому мнению), в макаронах содержится нужное количество белков– 13 г на 100 г продукта, что способствует похудению, так как при их потреблении 'тает' жир, а не мышечная ткань. Кроме того, питательная ценность макарон определяется еще и содержащимся в них крахмалом (70%), который очень хорошо усваивается. Блюдо, приготовленное из 100 г этого продукта, на 10% обеспечивает нашу суточную потребность в белках и углеводах. Содержат макароны и так называемые медленные сахара, сгорающие практически в полном объеме, но постепенно. Специалисты отмечают, что эти сахара – лучшее 'топливо' для спортсменов: они восполняют запасы гликогена в мышцах. Вдобавок макароны богаты витамином Вг снижающим усталость.

   Многие думают, что приготовленные макароны необходимо промыть холодной водой. Этого делать ни в коем случае нельзя. Промывка уменьшает содержание витаминов в макаронных изделиях и резко ломает их температурный режим.

   Интересно, что название 'макароны' восходит к греческому 'Макара' – 'благодать', 'счастье'. Так греки именовали какое-то свое мучное блюдо, видимо, казавшееся им очень вкусным. А у греков это слово и позаимствовали итальянцы.

Назад к карточке книги "Джок. Награжденный Тенью. 'День сурка' для Джока"

itexts.net

День сурка (фильм) - это... Что такое День сурка (фильм)?

«День сурка́» (англ. Groundhog Day) — американская фантастическая комедия режиссёра Гарольда Рэмиса. По мотивам истории Дэнни Рубина.

Сюжет

Каждый год 2 февраля в небольшом американском городке Панксатони (англ. Punxsutawney, штат Пенсильвания) проводится праздник под названием «День сурка». В этот день люди будят из зимней спячки сурка по имени Фил и предсказывают по его поведению погоду. И каждый год на этот праздник в Панксатони из Питтсбурга ездит самовлюблённый и высокомерный телеобозреватель погоды Фил Коннорс, которому до смерти надоела его работа и который глубоко ненавидит этот фестиваль в глухом городишке.

И вот однажды, посетив в очередной раз фестиваль сурка, Фил не просыпается на следующий день 3 февраля, а снова просыпается 2 февраля! Он оказывается в некоей петле времени, из которой нет выхода — 3 февраля просто не наступает. Уехать из города у него также не получается, потому что снежная буря каждый раз 2 февраля заметает дороги. Фил вынужден снова и снова переживать 2 февраля на фестивале сурка, снова вести оттуда репортаж, снова возвращаться в гостиницу, и так каждый новый день. При этом никто, кроме него, не замечает временн́ого кольца, потому что на следующее 2 февраля они не помнят событий предыдущего 2 февраля. Желая покинуть ненавистный город, Фил обращается к невропатологу, психиатру (который предлагает прийти к нему «завтра»), но ничто не помогает — на следующий день он снова просыпается 2 февраля в 6:00 в гостинице городка Панксатони.

Поразмыслив, Фил решает предаться удовольствиям: объесться сладостями, заняться сексом, ограбить банк и промотать все деньги — ведь последствий не будет. Но развлечения ему быстро надоедают. Тогда он пытается соблазнить свою коллегу Риту, в которую тайно влюблён. Но она никак не поддаётся на уловки Фила, пытающегося затащить её в постель в первый же вечер, а второго у него просто нет.

Отчаявшись соблазнить Риту и устав от скучного городка, Фил решает покончить жизнь самоубийством, прихватив на тот свет ненавистного тёзку — сурка Фила. Но все усилия тщетны — Фил снова просыпается 2 февраля в том же номере отеля. Он испробует несколько способов суицида, но ничто не помогает — 3 февраля всё равно не наступает.

Испробовав всё, изучив Панксатони вдоль и поперёк и очень устав, Фил, наконец, решает посвятить этот роковой день полезным и добрым делам. Благородные и бескорыстные поступки, которые Фил совершает изо дня в день (и о чём знает только он сам), к вечеру делают его самым популярным человеком в городе. Из-за этого Рита сама обращает на него внимание, они сближаются, и после этого 3 февраля всё-таки наступает.

В ролях

Награды

  • Saturn Award (1994)
  • BAFTA Film Award (1994)
  • British Comedy Award (1993)
    • Лучшая кинокомедия года

Интересные факты

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена. Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники. Эта отметка установлена 9 мая 2011.
  • Режиссёр Гарольд Рамис планировал пригласить Тома Хэнкса на роль Фила Коннорса, но потом счёл, что тот «слишком милый» для этой роли.[1]
  • Во время съёмок картины Билл Мюррей был дважды укушен сурком.
  • Хотя, по утверждению режиссёра Гарольда Рамиса, Фил прожил в дне сурка около 10 лет, прежде чем разорвал петлю времени, в фильме показано лишь 34 дня сурка (а всего было отснято 40). Есть упоминания еще как минимум о 3 (в связи с формами самоубийства).
  • Фильм снимался в городе Вудсток (штат Иллинойс) и его окрестностях. На том месте, где находилась лужа, в которую неизменно проваливалась нога главного героя, теперь находится мемориальная табличка со словами «Сюда ступал Билл Мюррей».
  • Колокольня, с которой Коннорс прыгает вниз в одной из сцен, расположена на здании местного оперного театра. Согласно городскому поверью, с тех пор, как с этой самой колокольни бросилась вниз юная девушка, её призрак незримо обитает в театральном здании.
  • Сценарист Дэнни Рубин изначально планировал, чтобы фильм открывался сценой с Филом, который уже «застрял» в дне сурка. А вся предыстория была бы рассказана по ходу фильма. Рамис вначале обещал так и сделать, но потом изменил решение.
  • По первоначальному замыслу, злоключения Фила Коннорса начались из-за того, что его прокляла бывшая подружка, которую тот безжалостно бросил. Но по ходу доработки сценария эта деталь была исключена.
  • Рамис утверждал, что почти всякий раз, когда он пытался объяснить Мюррею смысл сцены, тот перебивал его и спрашивал: «Ты мне только скажи — хороший Фил или плохой Фил?»
  • В процессе обучения игре на фортепиано Фил играет «Рапсодию на тему Паганини» Рахманинова. Эта романтическая тема также использована в другом фантастическом фильме, «Где-то во времени» (1980). Первые робкие удары по клавишам во время самого первого урока Билл Мюррей делает самостоятельно. Не владея нотной грамотой, он подобрал мелодию на слух. В дальнейшем за него играет пианист Терри Фрайер (Terry Fryer).
  • Биллу Мюррею и Гарольду Рамису выпала высокая честь быть Почётными великими маршалами одного из Дней сурка, проходивших в Панксатони.
  • В фильме снялся брат Билла Мюррея — Брайан Дойл-Мюррей (Brian Doyle-Murray). Он сыграл Бастера — человека, подавившегося куском стейка, а затем проводившего «аукцион холостяков», на котором Рита «купила» Фила.
  • Зажигательная песня «Метеоролог» («Weatherman»), звучащая в фильме, сочинена совместно Гарольдом Рамисом и Джорджем Фэнтоном.
  • Съёмки сцены, в которой раздражённый Фил вдребезги разбивает будильник, прошли не так, как ожидалось: от удара Мюррея он едва треснул, так что съёмочной группе пришлось нанести завершающий удар молотком. Несмотря ни на что (и это вошло в фильм), звук из будильника так и продолжал звучать.
  • Будильник, который по утрам терроризирует Фила — Panasonic RC-6025[2].
  • Песня, под которую Фил просыпается каждое утро 2 февраля — это «I Got You Babe» в исполнении дуэта «Сонни и Шер», популярный хит августа 1965 года, культовый в среде хиппи.
  • Сюжет во многом напоминает фильм «Двенадцать ноль одна пополуночи», снятый также в 1993 году, что вызвало 6-месячные судебные разбирательства[3].
  • В СССР за 6 лет до этого, в 1987 г. вышел фильм В. Хотиненко «Зеркало для героя», также построенный на идее «петли времени». Слова одного из главных героев этого фильма могли бы стать рефреном и самого «Дня сурка»: «Сможем ли мы хотя бы один день сделать таким, каким он должен быть?»
  • Название фильма стало в некотором роде нарицательным. «День сурка» означает один и тот же повторяющийся день или даже несколько дней нескончаемо вращающихся в так называемой «петле времени». Этот ход сейчас используется во многих кинофильмах, сценариях и фантастических литературных сюжетах.
  • Когда утром Фил просыпается от будильника в 6-00 за окном уже светло, хотя 2-го февраля в Панксатони в округе Джефферсон, Пенсильвания, США (40°56′44″ с. ш. 78°58′31″ з. д.) восход только в 7-23 утра, и в 6 утра на улице должно быть темно.
  • В фильме можно увидеть раритетный тепловоз EMD SD24. Показанный в фильме Burlington Northern 6244 — экспонат Иллинойского железнодорожного музея.

Телевидение

В США с 1993 года фильм транслируется в основном на телеканале CBS, и в частности на 9 канале. В Великобритании транслировался на 4 канале. Во Франции версия фильма с французским дубляжем транслировалась на TF1.

В России премьера фильма состоялась в пятницу 2 февраля 1996 года на Первом канале. Позднее, на Первом канале, на РТР, на СТС и на других телеканалах выходили многочисленные повторы.

Фильм был выпущен на VHS изданием Columbia Pictures Home Entertainment в 1993 году. В России в середине 1990-х распространялся в авторских переводах Андрея Гаврилова и Алексея Мишина.

Релиз фильма на DVD-издании в США и Канаде состоялась в марте 1997 года. Позднее фильм также распространялся на DVD во всех странах мира.

В России фильм был выпущен на DVD весной 2002 года с переводом Юрия Живова в системе NTSC (на некоторых DVD — PAL).

В России в феврале 2003 года фильм был также выпущен на DVD с многоголосым закадровым переводом канала РТР на звуковом канале Стерео 2.0, и в системе PAL. Впоследствии версии фильма с этим переводом выпускались на коллекционном DVD-издании.

28 мая 2009 года компаниями Columbia Pictures и Sony выпущен релиз на Blu-ray.

Литература

Примечания

Ссылки

biograf.academic.ru

День сурка (фильм) - это... Что такое День сурка (фильм)?

«День сурка́» (англ. Groundhog Day) — американская фантастическая комедия режиссёра Гарольда Рэмиса. По мотивам истории Дэнни Рубина.

Сюжет

Каждый год 2 февраля в небольшом американском городке Панксатони (англ. Punxsutawney, штат Пенсильвания) проводится праздник под названием «День сурка». В этот день люди будят из зимней спячки сурка по имени Фил и предсказывают по его поведению погоду. И каждый год на этот праздник в Панксатони из Питтсбурга ездит самовлюблённый и высокомерный телеобозреватель погоды Фил Коннорс, которому до смерти надоела его работа и который глубоко ненавидит этот фестиваль в глухом городишке.

И вот однажды, посетив в очередной раз фестиваль сурка, Фил не просыпается на следующий день 3 февраля, а снова просыпается 2 февраля! Он оказывается в некоей петле времени, из которой нет выхода — 3 февраля просто не наступает. Уехать из города у него также не получается, потому что снежная буря каждый раз 2 февраля заметает дороги. Фил вынужден снова и снова переживать 2 февраля на фестивале сурка, снова вести оттуда репортаж, снова возвращаться в гостиницу, и так каждый новый день. При этом никто, кроме него, не замечает временн́ого кольца, потому что на следующее 2 февраля они не помнят событий предыдущего 2 февраля. Желая покинуть ненавистный город, Фил обращается к невропатологу, психиатру (который предлагает прийти к нему «завтра»), но ничто не помогает — на следующий день он снова просыпается 2 февраля в 6:00 в гостинице городка Панксатони.

Поразмыслив, Фил решает предаться удовольствиям: объесться сладостями, заняться сексом, ограбить банк и промотать все деньги — ведь последствий не будет. Но развлечения ему быстро надоедают. Тогда он пытается соблазнить свою коллегу Риту, в которую тайно влюблён. Но она никак не поддаётся на уловки Фила, пытающегося затащить её в постель в первый же вечер, а второго у него просто нет.

Отчаявшись соблазнить Риту и устав от скучного городка, Фил решает покончить жизнь самоубийством, прихватив на тот свет ненавистного тёзку — сурка Фила. Но все усилия тщетны — Фил снова просыпается 2 февраля в том же номере отеля. Он испробует несколько способов суицида, но ничто не помогает — 3 февраля всё равно не наступает.

Испробовав всё, изучив Панксатони вдоль и поперёк и очень устав, Фил, наконец, решает посвятить этот роковой день полезным и добрым делам. Благородные и бескорыстные поступки, которые Фил совершает изо дня в день (и о чём знает только он сам), к вечеру делают его самым популярным человеком в городе. Из-за этого Рита сама обращает на него внимание, они сближаются, и после этого 3 февраля всё-таки наступает.

В ролях

Награды

  • Saturn Award (1994)
  • BAFTA Film Award (1994)
  • British Comedy Award (1993)
    • Лучшая кинокомедия года

Интересные факты

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена. Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники. Эта отметка установлена 9 мая 2011.
  • Режиссёр Гарольд Рамис планировал пригласить Тома Хэнкса на роль Фила Коннорса, но потом счёл, что тот «слишком милый» для этой роли.[1]
  • Во время съёмок картины Билл Мюррей был дважды укушен сурком.
  • Хотя, по утверждению режиссёра Гарольда Рамиса, Фил прожил в дне сурка около 10 лет, прежде чем разорвал петлю времени, в фильме показано лишь 34 дня сурка (а всего было отснято 40). Есть упоминания еще как минимум о 3 (в связи с формами самоубийства).
  • Фильм снимался в городе Вудсток (штат Иллинойс) и его окрестностях. На том месте, где находилась лужа, в которую неизменно проваливалась нога главного героя, теперь находится мемориальная табличка со словами «Сюда ступал Билл Мюррей».
  • Колокольня, с которой Коннорс прыгает вниз в одной из сцен, расположена на здании местного оперного театра. Согласно городскому поверью, с тех пор, как с этой самой колокольни бросилась вниз юная девушка, её призрак незримо обитает в театральном здании.
  • Сценарист Дэнни Рубин изначально планировал, чтобы фильм открывался сценой с Филом, который уже «застрял» в дне сурка. А вся предыстория была бы рассказана по ходу фильма. Рамис вначале обещал так и сделать, но потом изменил решение.
  • По первоначальному замыслу, злоключения Фила Коннорса начались из-за того, что его прокляла бывшая подружка, которую тот безжалостно бросил. Но по ходу доработки сценария эта деталь была исключена.
  • Рамис утверждал, что почти всякий раз, когда он пытался объяснить Мюррею смысл сцены, тот перебивал его и спрашивал: «Ты мне только скажи — хороший Фил или плохой Фил?»
  • В процессе обучения игре на фортепиано Фил играет «Рапсодию на тему Паганини» Рахманинова. Эта романтическая тема также использована в другом фантастическом фильме, «Где-то во времени» (1980). Первые робкие удары по клавишам во время самого первого урока Билл Мюррей делает самостоятельно. Не владея нотной грамотой, он подобрал мелодию на слух. В дальнейшем за него играет пианист Терри Фрайер (Terry Fryer).
  • Биллу Мюррею и Гарольду Рамису выпала высокая честь быть Почётными великими маршалами одного из Дней сурка, проходивших в Панксатони.
  • В фильме снялся брат Билла Мюррея — Брайан Дойл-Мюррей (Brian Doyle-Murray). Он сыграл Бастера — человека, подавившегося куском стейка, а затем проводившего «аукцион холостяков», на котором Рита «купила» Фила.
  • Зажигательная песня «Метеоролог» («Weatherman»), звучащая в фильме, сочинена совместно Гарольдом Рамисом и Джорджем Фэнтоном.
  • Съёмки сцены, в которой раздражённый Фил вдребезги разбивает будильник, прошли не так, как ожидалось: от удара Мюррея он едва треснул, так что съёмочной группе пришлось нанести завершающий удар молотком. Несмотря ни на что (и это вошло в фильм), звук из будильника так и продолжал звучать.
  • Будильник, который по утрам терроризирует Фила — Panasonic RC-6025[2].
  • Песня, под которую Фил просыпается каждое утро 2 февраля — это «I Got You Babe» в исполнении дуэта «Сонни и Шер», популярный хит августа 1965 года, культовый в среде хиппи.
  • Сюжет во многом напоминает фильм «Двенадцать ноль одна пополуночи», снятый также в 1993 году, что вызвало 6-месячные судебные разбирательства[3].
  • В СССР за 6 лет до этого, в 1987 г. вышел фильм В. Хотиненко «Зеркало для героя», также построенный на идее «петли времени». Слова одного из главных героев этого фильма могли бы стать рефреном и самого «Дня сурка»: «Сможем ли мы хотя бы один день сделать таким, каким он должен быть?»
  • Название фильма стало в некотором роде нарицательным. «День сурка» означает один и тот же повторяющийся день или даже несколько дней нескончаемо вращающихся в так называемой «петле времени». Этот ход сейчас используется во многих кинофильмах, сценариях и фантастических литературных сюжетах.
  • Когда утром Фил просыпается от будильника в 6-00 за окном уже светло, хотя 2-го февраля в Панксатони в округе Джефферсон, Пенсильвания, США (40°56′44″ с. ш. 78°58′31″ з. д.) восход только в 7-23 утра, и в 6 утра на улице должно быть темно.
  • В фильме можно увидеть раритетный тепловоз EMD SD24. Показанный в фильме Burlington Northern 6244 — экспонат Иллинойского железнодорожного музея.

Телевидение

В США с 1993 года фильм транслируется в основном на телеканале CBS, и в частности на 9 канале. В Великобритании транслировался на 4 канале. Во Франции версия фильма с французским дубляжем транслировалась на TF1.

В России премьера фильма состоялась в пятницу 2 февраля 1996 года на Первом канале. Позднее, на Первом канале, на РТР, на СТС и на других телеканалах выходили многочисленные повторы.

Фильм был выпущен на VHS изданием Columbia Pictures Home Entertainment в 1993 году. В России в середине 1990-х распространялся в авторских переводах Андрея Гаврилова и Алексея Мишина.

Релиз фильма на DVD-издании в США и Канаде состоялась в марте 1997 года. Позднее фильм также распространялся на DVD во всех странах мира.

В России фильм был выпущен на DVD весной 2002 года с переводом Юрия Живова в системе NTSC (на некоторых DVD — PAL).

В России в феврале 2003 года фильм был также выпущен на DVD с многоголосым закадровым переводом канала РТР на звуковом канале Стерео 2.0, и в системе PAL. Впоследствии версии фильма с этим переводом выпускались на коллекционном DVD-издании.

28 мая 2009 года компаниями Columbia Pictures и Sony выпущен релиз на Blu-ray.

Литература

Примечания

Ссылки

dic.academic.ru

День Сурка и Книга Перемен

Американский сурок, как известно, должен в этот день предсказать весну. Выпрыгивает из норки, дико озирается на парней с телекамерами, которые толпятся вокруг, и, понюхав воздух, лезет обратно в нору.

Из этого американцы делают далеко идущие выводы. Типа, если сурок увидел свою тень, то весна скоро. Если не увидел, значит нескоро. Или наоборот. Надо быть американцем, чтобы эту муть запомнить.

Сурок — это, наверное, тот аналитик, которому в Штатах больше всего доверяют. Возможно, в нынешнем году за ним будут наблюдать внимательнее, и толковать его поведение шире, чем просто предсказание весны.

Вот и я, начитавшись разных аналитических обзоров и прогнозов — и наших, и заокеанских экспертов рынка, понял, что сколько специалистов — столько мнений. Все друг другу противоречат.

Поэтому День Сурка я решил отпраздновать… гаданием по Книге Перемен И-Цзин. Сурок американский, Книга — китайская, ну да ладно. Мы же любим импорт

Гадал я по правилам. Там ведь строгая система.

1. Надо сформулировать вопрос и задать его Книге Перемен.

Формулирую предельно четко:

Как вести себя во время кризиса?

2. Надо шесть раз подбросить три монеты и каждый раз записать результат.

Задумался — какие монеты подбрасывать. Китайские монеты с дыркой? Их не разберешь, где у них орел, а где решка. Доллары? Евро? Нет. Меня интересуют наши российские дела. Ну, значит, — рубли. Нет, рубли тоже отверг. Душа не легла. Выбрал я в итоге — копейки.

Самая честная монетка. И живет с нами тысячу лет, и есть-пить не просит, как говорится. Как городской воробей — вертится под ногами, чирикает. Пользы никакой, а без них — город не город. Вот так и копейка. Ее уж и за деньги никто не считает, а она все живет, звенит в карманах. Вечная она.

Система гадания по Книге Перемен простая. Бросаешь монеты. Если выпадает из трех монет больше тех, которые легли “орлом”, рисуешь на бумаге сплошную черту. Если выпало больше “решек”, — рисуешь прерывистую. И так шесть раз бросаешь и рисуешь. Снизу вверх, одну черту над другой.

Получается что-то вроде китайского иероглифа, а точнее — гексаграмма. Потом ищешь объяснение тому, что вышло у тебя на бумаге.

Вот что у меня получилось. Гексаграмма Да-чу — “Воспитание великим”. Комментарий с пояснением к ней в Книге Перемен довольно мудреный. Там есть и о переправе через Великую Реку, и о том, что надо “кормиться не только от своего дома” (то есть искать разные источники финансирования и заработка). И еще говорится об опасностях и необходимости приостановить свою деятельность. Но потом дается некоторая надежда, что “если будешь тренироваться в применении боевых колесниц, то будет благоприятно куда выступить”, — то есть если не утратишь боевого духа и будешь стойким, то найдешь выход из ситуации.

Короче, там много было разной китайской мудрости. Вот коротко передаю своими словами:

Сейчас у нас спад деловой активности, пауза в делах.

Судьба приказывает тормознуть, переждать, не биться головой об стенку, а поберечь силы. Они понадобятся на выходе из кризиса. (Он не навсегда )

Не надо завышать себе планку. Выше головы не прыгнешь. Не лезьте в новые проекты.

Помощи надо ждать от тех, у кого такие же проблемы, как у вас.

Главное — не дергаться, не делать резких движений. Этим вы не ускорите выход экономики из кризиса, лучше наберитесь терпения и постарайтесь продержаться.

PS

Вообще-то я к разным гаданиям и прочей астрологии отношусь очень критически. Но здесь Книга Перемен, мне кажется, расстаралась и выдала вполне вменяемые советы по выходу из кризиса. О чем я, собственно, ее и спрашивал в День Сурка

milliony.ru