Десять книг об архитектуре (Книга X, главы 10-12). Издание ГАИМК. Десять книга


Книга III | Десять книг об архитектуре. Витрувий

Книга III. Полный текст трактата Витрувия «Десять книг об архитектуре» (Vitruvius "De architectura libri decem") публикуется по изданию Всесоюзной Академии Архитектуры 1936 года. Перевод Петровского Ф.А.

1. Дельфийский Аполлон устами Пифии признал Сократа мудрейшим из людей. Сократ, как передают, разумно и премудро говорил, что сердца людей должны были бы быть открыты и иметь окна, чтобы чувства их были не сокровенны, а всем очевидны. О, если бы природа, следуя его мнению, создавала их отверстыми и ясными! Ведь если бы это было так, то не только умственные достоинства и пороки были бы видны как на ладони, но и познания в различных областях науки, будучи у всех перед глазами, не оценивались бы наобум, а люди ученые и сведущие пользовались бы исключительным и постоянным уважением. Однако же, раз это устроено не так, а как того пожелала природа, то, поскольку дарования таятся в сердцах, людям невозможно судить о качестве глубоко сокрытых познаний в том или ином мастерстве. И если мастера сами ручаются за свою опытность, то, не обладая ни большим состоянием, ни давнишнею славою своих мастерских или же не пользуясь ни популярностью, ни красноречием, они не могут иметь сообразного с их рвением к работе влияния, так чтобы им доверяли в знании того, что они объявляют своим занятием.

2. Особенно хорошо это можно видеть на примере древних ваятелей и живописцев, потому что из них остались навсегда в памяти потомства те, которые были отмечены знаками достоинства и снискали благоволение, как, например, Мирон, Поликлет, Фидий, Лисипп и другие, достигшие, благодаря своему искусству, знаменитости тем, что исполняли работы для великих государств, или для царей, или для знатных граждан. Тогда как те, которые, отличаясь не меньшим рвением, дарованием и искусством, создали не менее замечательные и совершенные произведения для граждан низкого положения, не оставили по себе никакой памяти, не потому, что им недоставало стараний или искусства в их мастерстве, а лишь из-за того, что им не посчастливилось: таковы, например, Гегий Афинский, Хион Коринфский, Миагр Фокейский, Фаракс Эфесский, Беда Византийский и многие другие. Подобно этому и живописцам, вроде Аристомена Фасосского, Поликла и Андрокида Кизикских, Теона Магнесийского и других, у которых не было недостатка ни в старании, ни в рвении к своему мастерству, ни в искусстве, были препятствием к признанию их достоинств либо их собственные скудные средства, либо непостоянство счастья, либо же успех их соперников на пути к достижению славы.

3. Однако если не надо удивляться тому, что из-за неведения остаются в тени достоинства искусства, то следует глубоко негодовать, когда, и притом нередко, угождение на пирах выманивает лестью лживое одобрение, заставляя уклоняться от справедливых суждений. Итак, если бы, как того хотелось Сократу, чувства, мнения и знания, изощренные науками, были совершенно ясны и явны, то не имели бы силы ни угождение, ни происки, а исполнение работ охотно поручалось бы тем, кто достиг наивысшей степени знания честным и старательным изучением наук. Так как, однако, все это не очевидно и не доступно взору, как, на наш взгляд, должно было бы быть, и я вижу, что угождают скорей невеждам, чем людям сведущим, то я, считая, что не следует состязаться в происках с невеждами, предпочитаю показать достоинства нашей науки путем издания этого руководства.

4. Итак, император, в первой книге я изложил тебе то, что относится к нашему искусству, какие у него достоинства и какими знаниями должен обладать архитектор, а также объяснил, почему ему следует их усвоить, распределил по отделам основные положения архитектуры и дал им точные определения. Затем, что чрезвычайно существенно и важно, я дал научно обоснованные наставления о выборе здоровой местности для города; разъяснил при помощи чертежей, какие бывают ветры и откуда каждый из них дует; указал, как надо правильно располагать внутри городских стен улицы и переулки, и на этом закончил первую книгу. Затем во второй книге я говорил о строительных материалах, об их применении при постройках и о том, каковы их природные свойства. Теперь же, в третьей книге, я скажу о храмах бессмертных богов и, как должно, разъясню их устройство.

antique.totalarch.com

Десять книг об архитектуре (Книга X, главы 13-16). Издание ГАИМК | Десять книг об архитектуре (Книга X, главы 13-16) | Десять книг об архитектуре | Библиотека источников — ХLegio 2.0

КНИГА ДЕСЯТАЯ

 

Глава XIII

О МЕХАНИЗМАХ, ПРИМЕНЯЕМЫХ ПРИ ОСАДЕ

 

1. Прежде всего, как гласит предание, был следующим образом изобретен «баран» для производства штурмов. Карфагеняне расположились лагерем у Кадикса с целью взять его штурмом.

И когда сначала взяли его форпост, они стали пытаться его разрушить. После того как у них не оказалось для разрушения железных орудий, они взяли бревно и, держа в руках, били головной частью его непрерывно в верх стены, заставляя таким образом падать камни с ее верхних рядов. И таким способом они последовательно мало-по-малу раскрошили всю крепость.

2. Непосредственно вслед за этим один тирийский плотник, по имени Пефрасмен, под влиянием этого изобретательского опыта установил мачту, а к ней привесил другую — поперечную балку, наподобие коромысла весов, и то отводя ее назад, то пуская ее вперед, сильными ударами он разбил стену жителей Кадикса.

Герас же из Халкедона впервые построил из дерева платформу на колесах, а на ней он укрепил на стояках и поперечных связях покрытие, а внутри его он повесил «баран» и накрыл это покрытие воловьими шкурами для предоставления большей безопасности тем, кто будет помещен внутри этого механизма для нанесения ударов по стене. И это сооружение, в виду его медленного продвижения, он прозвал «барано-черепахой».

3. Таким образом были положены первые элементарные основы такого рода механизмов. Впоследствии же, когда Филипп, сын Аминты, осаждал Византий, тогда уроженец Фессалии Полиид развил этот вид механизма, придав ему разнообразные формы и большую легкость в применении. От него переняли эту науку Диад и Харий, которые служили в войске Александра [Македонского].

Так, Диад в своих писаниях показал себя изобретателем следующих механизмов: подвижных башен, которые он даже в разобранном виде переносил с места на место обычно в походах; потом стенного бурава и подъемной машины, посредством которой открывалась возможность ступать прямо твердой ногой на вражескую стену и, кроме этого, еще «ворона» — стенодолбителя, называемого некоторыми «журавлем».

4. Наряду с этим он пользовался также «бараном» на колесах, о системах которого он оставил соответствующие описания. Самая малая башня, по его словам, должна строиться минимум 60 локтей в вышину, 17 в ширину, с сужением кверху до 1/5 от площади низа, со стояками, дистанцией в ширину ¾ фута нанизу и в полфута наверху.

Делать же нужно, согласно его указаниям, минимальную башню в десять ярусов, причем каждый из этих ярусов должен быть снабжен окошками.

5. А более крупного масштаба башню следует делать высотой в 120 локтей, шириной в 23 локтя; сужение кверху должно также доходить до одной пятой, причем стояки нанизу должны иметь футовую, а наверху — полуфутовую дистанцию. Эту башню большой величины он делал в 20 ярусов, причем каждый в отдельности ярус имел круговой проход по 3 локтя. При этом он покрывал башню невыделанными кожами, чтобы все предохранить от повреждений.

6. Устройство «черепахи-барана» производилось по такому же способу. Но она имела ширину в 30 локтей, вышину, не считая крыши, в 13 локтей; что же касается высоты крыши, то от ее основания до верха должно быть 7 локтей.

Крыша выступала в высоту в середине покрытия черепахи не менее чем на 2 локтя, а сверху середины крыши возвышалась еще башенка в четыре яруса, причем в верхнем ярусе устанавливались скорпионы и катапульты, а в нижних ярусах помещалось большое количество воды для заливания огня на случай, если его стихия будет напущена неприятелем. В этом таранном сооружении устанавливалась так называемая по-гречески κριογόκη, на которой помещалась изготовленная на токарном станке округлая балка, на верхнем конце которой вделывался «баран», производивший большой эффект действия механизма по мере движения его канатами взад и вперед. Покрывался он, точно также как и башня, сырыми необделанными кожами.

7. Что касается «тарана-бурава», то Диад дал в своих писаниях следующие объяснения способов его устройства. Эта самая машина описывается как черепаха, имеющая в середине установленный на стояках жолоб так, как это обычно делается на катапультах или баллистах, длиною в 50 локтей, вышиной в один локоть. В этом жолобе поперек его устанавливается ворот.

А в головной части жолоба справа и слева — два блока, при посредстве которых приводится в движение ударное бревно, с головы обитое железом и вставленное в жолоб. Под этим бревном, в самом жолобе, вводятся расположенные рядом друг с другом катки [по конъектуре голландского ученого Лаэта. А.М.], которые позволяли двигать бревно более быстрыми темпами и с большей силой удара. Над этим же бревном, которое имело такое внутреннее расположение, устраивались также в частом порядке дугообразные деревянные стропила вдоль по всему каналу и для поддержания неотделанных сырых кож, которыми покрыт этот механизм.

8. Относительно же стенобитного «ворона» Диад не счел нужным что-либо писать, потому что, по его наблюдениям, эта машина не имела решительно никакого значения. Что касается механизма для восхождения на вражескую стену, который по-гречески называется επιβάθρα, а также о морских механизмах, при посредстве которых можно восходить на вражеские корабли, судя по его писаниям, Диад, к моему глубокому сожалению, ограничился только обещанием дать их описание, но самих же систем их не развернул.

Таким образом, я изложил то, что написано было Диадом об осадных машинах в отношении их конструкции.

Теперь я буду излагать так, как я воспринял от своих наставников и как мне это представляется целесообразным.

 

Глава XIV

ОБ УСТРОЙСТВЕ ЧЕРЕПАХИ ДЛЯ ЗАПОЛНЕНИЯ РВОВ

 

1. Тот род черепахи, который изготовляется для заполнения рвов и посредством которого вместе с тем может быть получен доступ к городской стене, должен строиться следующим образом.

Основание, которое по-гречески называется εσχάρα (эсхара), конструируется квадратной формы, по сторонам 25 футов каждая и с четырьмя поперечными балками. Эти же балки должны быть связаны двумя другими, имеющими в толщину ⅞ фута и в ширину ½ фута. А поперечные балки должны находиться друг от друга на расстоянии приблизительно 1½ фута. А под низ в каждом отдельном интервале балок должны быть помещены деревянные опоры, называемые по-гречески αμαξόποδες, в которых вращаются оси колес, стиснутые железными поддосками [полосами], причем эти деревянные опоры должны быть сконструированы с такими шипами и отверстиями, чтобы вставленные туда рычаги могли легко производить вращательное движение опор так, чтобы могло осуществляться движение вперед в желаемом направлении при помощи этих вращающихся опор; благодаря их направлению — то прямо вперед, то назад, то вправо, то влево, либо, если потребуется, вкось под углом.

2. Затем поверх этого основания, по его сторонам, надлежит проложить два бревна, образующих выступ с каждой стороны по 6 футов, а окрест этих выступов должны быть прикреплены еще других два бревна, выступающих вперед на фронтах на 7 футов, а в толщину и ширину — как это уже отмечено в отношении основания. Поверх этих деревянных связей надлежит воздвигнуть сколоченные стояком брусья в 9 футов, не считая шипов, а толщиной в каждую сторону один фут с пядью, на расстоянии друг от друга в полтора фута. Эти брусья сверху должны быть замкнуты балками, соединяющимися посредством шипов. Поверх балок должны быть установлены раскосы с шипами, входящими один в другой, и устремленные ввысь на 9 футов; поверх же раскосов следует расположить квадратный брус, с которым должны быть соединены раскосы.

3. А сами эти раскосы должны быть связаны прибитыми с боков досками, преимущественно из «каменного дерева», при отсутствии же его — из другого дерева, которое имеет только соответствующее достоинство, но кроме сосны и ольхи, ибо последние породы отличаются ломкостью и легкой воспламеняемостью.

В круг дощатого переплета должен быть положен настил из тонких прутьев, часто сплетенных и, что особенно важно, свежих. Затем неотделанными сырыми кожами, сшитыми вдвое и начиненными морской травой или мякиной, размоченной в уксусе, следует покрыть всю машину целиком со всех сторон. При таких условиях от этой кожаной покрышки будут отскакивать удары баллист и напасти пожаров.

 

Глава XV

О ДРУГИХ РОДАХ ЧЕРЕПАХ

 

1. Есть также еще другой род черепахи, который имеет все прочее, как это было описано выше, кроме раскосов, но зато он имеет по окружности бруствер, дощатые зубцы, а поверх их навесы с наклоном вниз, причем последние связываются сверху при помощи досок и кож, крепко-накрепко прибитых. Поверх же этой обшивки глиной, смешанной с волосом, наводится слой такой толщины, чтобы огонь ни в коем случае не мог причинить вреда этой машине.

Такого рода машины могут быть на восьми колесах, если сообразно с природой местности потребуется именно так их устроить. Что же касается тех черепах, которые конструируются для производства подкопов и называются по-гречески όρυγες (орюгес), то они имеют остальные части в том виде, как было это описано выше, и только их фронты делаются наподобие углов треугольников. И в то время как со стены пускаются на них метательные снаряды, они встречают удары последних не горизонтальным фронтом, а флангами, заставляя, таким образом, этим снаряды проскальзывать, обеспечивая безопасность тем, которые находятся внутри черепахи.

2. Мне представляется не лишним также дать сведения о той черепахе, которую соорудил Гегетор Византийский, — о том, по какой системе она была сооружена. Итак, длина ее основания равна 60, ширина — 13 футам. Стояки, которые располагались на дощатом основании в количестве четырех, сколачивались из балок, соединенных попарно, в вышину каждый 36 футов, толщиной в 1 фут с пядью, а шириной в 1½ фута. Основание этой черепахи имело восемь колес, на которых она и двигалась. Высота же этих колес имела 6¾ фута, а толщина — 3 фута; рама их конструировалась из трех деревянных пластин, крест-накрест связанных между собою шпилями и скрепленных еще железными полосами холодной ковки.

3. Колеса вращались в деревянных опорах основания, иначе называемых «гамаксоподами», т.е. в деревянных ногах движущейся повозки. При такой конструкции на плоскости, сделанной из поперечных балок, которая покоилась на основании, воздвигались стоячки 18 футов и высоту, шириной ¾ фута, толщиной ⅝ фута и находившиеся друг от друга на расстоянии 1¾ фута.

Поверх этих стоячков горизонтальные балки, образовывая замкнутый круг, охватывали всю эту сколоченную конструкцию, имея в ширину 1 фут, в толщину ¾ фута. Поверх деревянной конструкции устремлялись вверх раскосы в высоту на 12 футов, а вверху раскосов располагалась балка, служившая связью между скрепленными раскосами. Равным образом раскосы скреплялись поперек досками на боках, а поверх этих досок деревянный настил покрывал кругом весь низ.

4. Кроме того, черепаха имела еще средний ярус на малых столбиках, где помещаются скорпионы и катапульты. Затем воздвигались еще два стояка, сколоченных из балок высотой 35 футов, толщиной — 1½, шириной — 2 фута, соединенных в своих головах поперечной балкой с шипами и другой еще балкой, проходящей посередине, которая связана шипами между двух столбов и которая с последними связана еще посредством железных полос. С верхней стороны этой конструкции прикреплялись доски в перекрещивающемся направлении, т.е. между столбов и поперечных балок они крепко-накрепко прикреплялись клиньями и скобами. В этой конструкции и приспосабливались два выточенных на токарном станке ролика, продетые канаты в которые держали на весу таран.

5. Над головой тех, которые держали таран, помещался бруствер [балюстрада — парапет. А.М.] с отделкой наподобие башенки и с таким расчетом, чтобы, не подвергаясь опасности, два воина могли, стоя в укрытом месте, исполнять обязанности наблюдения и давать знать, что пытаются делать противники. Что касается самого тарана этой черепахи, то он имел длину в 104 фута, ширину в нижней части — 1 фут с пядью, а в толщину — 1 фут. При своем сужении в головной части [вверху. А.М.] он имеет в ширину 1 фут, а в толщину ¾ фута.

6. Так вот этот таран имел нос из твердого железа в том роде, как имеют обычно военные корабли, а начиная от самого носа в дерево были вбиты четыре железные полосы размером приблизительно в 15 футов. От головы и до самой пяты бревна «барана» были натянуты четыре каната толщиной в 8 перстов, привязанные так, как стягиваются обычно снасти корабля от его кормы и до самого носа. Притом же эти канаты, имеющие между собою расстояние в 1 фут с пядью, связывались вместе поперечными поясами. А поверх всего этого «баран» был целиком окутан неотделанными кожами. Что касается тех канатов, на которых висел «баран», то их концы представляли собою четырехконечные железные цепи, причем сами эти цепи были также завернуты в свежие кожи.

7. Равным образом выступающая вперед часть «барана» имела сколоченную из досок раму, в которой из вытянутых и более основательных канатов была сделана веревочная лестница, опираясь на узлы которой можно было, не скользя ногами, с легкостью добираться до вражеской стены. Надо сказать, что этот род механизма приводился в движение шестью способами: продвижением вперед, продвижением назад, затем боковым движением вправо и влево, и, кроме того, путем приподнятия он вздыбался вверх и опускался вниз постепенным наклоном.

В вышину эта машина для своего стенобитного действия воздвигалась приблизительно футов на 100, точно также и с боков, справа и слева, в своем движении вперед она захватывала не менее 100 футов. Управляли же этим механизмом 100 человек, вес он имел 4000 талантов, что составляет в фунтах [римских] 480000.

 

Глава XVI

ОБ ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ ПРИСПОСОБЛЕНИЯХ

 

1. Я дал исчерпывающее объяснение по поводу скорпионов, катапульт и баллист, равно как о черепахах и башнях с приведением всех деталей, какие мне представлялись целесообразными, и с указанием, кем они были изобретены, а также и способов их надлежащей конструкции. Что касается лестниц, движущихся платформ и вообще таких приспособлений, устройство которых носит более элементарный характер, я не видел необходимости их описывать. Со всем этим ведь воины сами обычно самостоятельно справляются. Да притом же все это не везде по одному и тому же рецепту может быть применено к делу, ибо способы ведения обороны бывают одни не похожи на другие, как и степень храбрости различных народов. Совсем иначе следует конструировать механизмы, имея в виду смелых противников и опрометчивых, сравнительно с тем, как надо приспособлять, имея в виду противников бдительных, и еще иначе, имея дело с трусами.

2. Поэтому, если кто благоволит вникнуть во все до сих пор преподанные предписания и, из их разнообразия делая выбор, мобилизует их для одной конкретной цели, то он не окажется беспомощным, и какие бы требования ни ставились обстоятельствами или местными условиями, он без колебания сможет в них ориентироваться. А специально о способах обороны не приходится особо писать инструкции. В самом деле, ведь не по нашим писаниям враги готовят свои осадные приспособления, а их механизмы нередко опрокидываются и без помощи контр-механизмов, путем импровизированных, ловко рассчитанных, быстрых действий. Случай этого рода имел место, по преданию, с родосцами.

3. Был в Родосе такой архитектор Диогнет. Ему из казны ежегодно выплачивалось определенное содержание в виде почета в соответствии с высокой оценкой его искусства. В ту пору прибыл в Родос еще некий архитектор, по имени Каллий из Арада, выступил с докладом и представил макет стены; наверху его уставил на вращающейся площадке механизм, при помощи которого он подхватывал «гелеполу» [осадный механизм. А.М.] в момент подхода ее к городским стенам и переправлял ее внутрь города через стену. Когда родосцы увидели этот макет, то пришли в восхищение, отняли у Диогнета установленное ежегодное содержание и эту честь перенесли на Каллия.

4. Между тем царь Деметрий, тот самый, который получил за свое боевое упорство наименование Полиоркета [осадителя городов. А.М.], в результате своих энергичных приготовлений к войне с Родосом привез с собой под его стены завербованного знаменитого архитектора из Афин — Епимаха. Этот Епимах соорудил «гелеполу», стоившую чудовищных расходов, с затратой напряженнейшей изобретательской энергии и труда. Ее вышина имела 125, а ширина — 60 футов. Он забронировал ее волосяной набивкой и сырыми кожами до такой степени, что она могла выносить удар камня, пущенного из баллисты, весом в 360 фунтов. Сама же эта «гелепола» весила 360 тысяч фунтов.

Когда родосцы обратились к Каллию с просьбой соорудить в противовес этой «гелеполе» контр-механизм, и чтобы он ее перебросил за стену, как это он обещал раньше, то Каллий ответил, что он этого сделать не может.

5. Не всегда можно производить все по одному и тому же рецепту: есть, правда, одни вещи, которые, согласно опытам на примерах небольшого масштаба, имеют и при увеличенном масштабе аналогичный эффект, другие же вещи не могут иметь при изменении масштаба соответствия в эффекте, а эффект их ограничен самим их масштабом. Есть некоторые вещи, которые в своих моделях кажутся обеспечивающими соответствующий эффект, но при увеличении их размера эффективность их исчезает. Вот пример тому, как мы можем в этом убедиться. Буравом проверчивается отверстие в полперста, затем в один перст и, наконец, в 1½ перста. Но если мы таким способом захотим сделать отверстие в одну пядь, то бурав здесь неприложим. Что же касается отверстия в полфута или больше, то о таких [буравах], очевидно, не приходится и помышлять.

6. Вот так точно и в некоторых моделях только кажется, что в минимальных масштабах получаемый эффект может быть тождественным и в моделях увеличенного масштаба. Аналогичным образом и родосцы, обманутые такого же рода просчетом, поступили с Диогнетом несправедливо и оскорбительно. И вот уже после того, как они увидели перед собою врага, упорно грозившего им гибелью, перед лицом опасности порабощения силой механизма, снаряженного для захвата их города, и перед ожидающим их общину опустошением — родосцы вынуждены были поклониться в ноги Диогнету, прося его прийти на помощь отечеству.

7. Диогнет сначала отказался действовать, но после того, как пришли к нему умолять его благородные девы и юноши в сопровождении жрецов, тогда, наконец, он обещал свое содействие, но под тем лишь условием, что, если ему удастся захватить вражескую машину, она будет принадлежать ему. По утверждении этого условия он распорядился проломить городскую стену в той стороне, с которой должна была подступать «гелепола», и велел всем поголовно в порядке общественной повинности и частной инициативы выливать перед стеной массу воды, экскрементов и грязи через стенной пролом по расходившимся вперед канавам. Когда на указанном месте за ночь была вылита великая масса воды, грязи и экскрементов, то на другой день «гелепола» при своем подходе, не успев еще приблизиться к стене, засела в образовавшейся топкой трясине и не могла после этого двинуться ни взад, ни вперед. Тут Деметрий, увидев себя жертвой силы ума Диогнета, решил удалиться со своим флотом.

8. Тогда родосцы, избавленные от военной опасности благодаря ловкости Диогнета, принесли ему публично благодарность и осыпали его всевозможными почестями и отличиями. Диогнет препроводил вражескую «гелеполу» в город и поставил ее на площади с надписью: «Диогнет дал это в дар народу из захваченной у врага добычи». Так-то в деле обороны надо запасаться не только одними машинами, но, кроме того, и в особенности находчивой сообразительностью.

9. Аналогичным образом в Хиосе, когда враги снабдили палубы своих кораблей механизмами перекидных мостов, хиосцы ночью набросали перед городской стеной массу земли, песку и камней. На другой день, когда враги захотели подступить, их корабли сели на искусственно образованную мель под водой и оказались не в состоянии ни подойти к стене, ни отойти от нее назад, но тут же на месте под ударами воспламененных стрел погибли в пламени пожара. То же самое во время осады города Аполлонии, когда враги, прорывая подкопы, думали проникнуть за стену внутрь города, не вызывая подозрений, — а это было заблаговременно сообщено жителям Аполлонии их разведчиками, — жители перепугались от этого известия и в страхе, не зная, что предпринять, приходили в полный упадок духа, ибо не могли предвидеть ни времени, ни точного места, где и когда должны были появиться из земли враги.

10. Тут-то оказался как раз на месте архитектор из Александрии [некий] Трифон. Он наметил в черте стен города прорытие нескольких подземных ходов, и в своих прокопах он продвигался за черту городской стены и за пределы досягаемости выстрела, причем он во всех прокопах развесил медные сосуды. Из этих сосудов в одном прокопе, который оказался как раз против неприятельского подкопа, висевшие сосуды [вдруг] стали звенеть при ударах железных орудий. Отсюда-то было понятно, в каком направлении противники, ведя подкопы, думали проникнуть внутрь города. Таким образом, когда направление подкопов было определено, Трифон распорядился заготовить в верхнем слое против неприятельских голов медные котлы с кипятком, горячей смолой, с человеческими экскрементами и с пережженным и раскаленным песком. Затем ночью Трифон пробил частые отверстия и через них, внезапно выливая содержимое котлов, умертвил всех находившихся в подкопе врагов.

11. Еще другой подобный пример. Когда происходил штурм Массилии и в город велись подкопы числом свыше тридцати, тогда жители Массилии, почуяв это, опустили дно своего рва, который проходил впереди городской стены, путем его более глубокого прорытия. В результате все вражеские подкопы получили выход в этот ров. Что касается тех мест, где нельзя было вырывать ров, они в ограде городской стены выкопали впадину непомерной длины и ширины наподобие резервуара, как раз против того места, где велись подкопы, и заполнили ее водой из колодцев и из гавани.

Таким образом, когда подкоп вдруг оказался с открытыми ноздрями, то стремительная сила впущенной туда воды подмыла опорные балки, и все люди, которые там находились, были задавлены массой воды и обвалом подкопа.

12. Мало того, когда против них воздвигался вал по направлению к их стене и когда по вырубке деревьев и помещении последних на вал над всей местностью доминировали воздвигнутые таким образом сооружения, тогда осажденные вызвали уничтожающий пожар всего сооружения, пуская из баллист раскаленные железные пруты.

А когда «черепаха-баран» подступила для нанесения ударов в стену, осажденные закинули петлю и, в нее затянув «барана», при помощи подъемника, приводимого в движение колесом, подняли его голову и этим не допустили касаться им стены.

В заключение они уничтожили всю эту машину зажигательными стрелами и выстрелами из баллист. Так-то вот эти победоносные обороны городов разрешались не с помощью машин, а благодаря ловкости архитекторов в их борьбе против действия этих машин.

В настоящей книге я дал законченный обзор устройства машин, потребных как для мирного, так и для военного времени, какие только мог привести и какие считал наиболее целесообразными в практике.

Что касается первых девяти книг, то в них я собрал сведения об отдельных родах и частях строительства, так что весь этот свод заключает развернутый анализ в десяти книгах всех отраслей строительного искусства.

Публикация:Марк Витрувий Поллион. Об архитектуре. Десять книг. Л., 1936, стр. 319-327

www.xlegio.ru

Десять книг об архитектуре (Книга X, главы 10-12). Издание ГАИМК | Десять книг об архитектуре (Книга X, главы 10-12) | Десять книг об архитектуре | Библиотека источников — ХLegio 2.0

КНИГА ДЕСЯТАЯ

 

Глава X

О КОНСТРУКЦИИ СКОРПИОНОВ

 

1. Теперь я перейду к изложению изобретений для защиты от опасности и для необходимого обеспечения в целях самосохранения, т.е. об устройстве скорпионов и баллист, о пропорциях, по которым они могут быть сконструированы.

Все пропорции этих орудий выводятся из расчета длины стрелы, какую должно метать данное орудие. Величиной в одну девятую часть ее [стрелы] длины делаются в головной части орудий отверстия, через которые натягиваются закрученные воловьи жилы (nervi torti), поддерживающие плечи орудия.

2. На основании величины сделанного отверстия должны быть определены вышина и ширина капитула [головной части].

Деревянные пластинки, которые находятся сверху и внизу капитула, так называемые перитреты, должны иметь толщину в диаметр одного отверстия, а ширину в один диаметр и три четверти, по концам же в полтора диаметра отверстия.

Поперечные же пластинки справа и слева, не считая шипов, должны иметь в вышину 4 диаметра, в толщину — 5 диаметров, а шипы — величиной в половину диаметра. От поперечной пластинки до отверстия должно быть расстояние в половину и 1/16 диаметра, а от этого отверстия до средней поперечной пластинки — тоже половина и 1/16 диаметра. Ширина же этой средней пластики равна одному и 3/16 диаметра, толщина — в один диаметр.

 

Скорпион для бросания стрел (реконструкция Заккура).

 

3. Вырез в средней пластине, куда помещают стрелу, делается в одну четверть. Четыре угла, которые находятся окрест капитула следует обить с внутренней и внешней стороны [с флангов и фронтов] железными полосами, укрепить медными болтами и гвоздями. Длина малого жолоба, называемого по-гречески σύριγξ «сюринкс» (syrinx), должна иметь 19 диаметров [отверстия]. Рейки, которые некоторыми называются щечками и которые прикрепляются по правую и левую сторону этого желоба, имеют также 19 диаметров в длину, а в высоту и толщину по одному диаметру. Кроме этого, прибиваются две планки, в которые продевается ворот. Они имеют в длину 3 диаметра, в ширину — полдиаметра. Толщина же щечки — ее называют скамеечкой или, как некоторые, домиком, — связывающей эти планки и прибиваемой крепко-накрепко шипами наподобие шпилей, имеет один диаметр, а вышина — ½ + 2/16 диаметра. Длина же ворота должна иметь... [в рукописи пропуск. А.М.], а толщина его ручки [наподобие скалки] — девять.

4. «Собачка» — натягиватель — имеет в длину ½ + 2/16 диаметра, в толщину — 4/16. Такой же величины делается и ямка — углубление. Рычажок [«собачки»], или так называемая рукоять, имеет в длину три диаметра, в толщину и ширину по ½ + 4/16 диаметра. Длина дна желоба — 16 диаметров, толщина... [непрочитываемый знак. А.М.], глубина — ½ + 4/16 диаметра. Основание подставки от земли имеет 8 диаметров, ширина основания, на котором устанавливается подставка, — ½ + 4/16 диаметра; толщина его — 6/16 + 4/16 диаметра, длина же подставки до шипа должна иметь 12, ширина — ½ + 4/16 толщина — половину диаметра. Подставка имеет три ножки, длина которых равняется 9 диаметрам, ширина — половине, толщина — 4/16 диаметра. Длина шипа равна одному диаметру. Длина же головки у подставки имеет 1½ диаметра, ширина же вперед выходящих планок — 9/16 их высоты, а толщина — один диаметр.

5. Позади устанавливаемый малый столб, называемый по-гречески αντίβασις («антибазисом»), делается размером в 8 диаметров, ширина его — ¾ диаметра, толщина — 6/16 + 4/16 диаметра. Подпорка (под «антибазис») делается 12 диаметров и такой же ширины и толщины, как малый столб. Наверху малого столба устанавливается «черепаха», или так называемая подушка, длиною в 2½, диаметра, высотой в 2½, а шириной в ¾ диаметра. Рукоятки ворота должны быть длиной 2 + ½ + 1/16 диаметра, толщиной в ½ и шириной — в 1½ диаметра. Поперечники с шипами имеют длину... [непрочитываемый знак. А.М.] ширину и толщину в 1½ диаметра. Длина плеча устанавливается в 7 диаметров, толщиной же в 6/16 + 4/16 у своего основания, в 2/4 + 4/16 в верхней части и в восемь диаметров у сгиба.

6. Таковы вышеописанные орудия, которые изготовляются по указанным пропорциям или же путем прибавок или убавок от этих пропорций. Действительно, если капитулы будут изготовлены в высоту больше, чем в ширину (в таком случае их называют «анатонами», т.е. высокозвучными), то придется усечь плечи с тем, чтобы в соответствии со смягчением тона благодаря высоте капитула укороченность плеча усилила удар. И наоборот, если капитул будет сделан менее высоким (в таком случае получается так называемый «кататон», т.е. низкозвучный), то вследствие силы напряжения плечи будут установлены на несколько более отдаленном друг от друга расстоянии, чтобы их можно было легко натягивать. Или, например, взять рычаг, как он, имея в длину пять футов, поднимает тяжесть при помощи четырех человек, а будучи длиною в десять футов, дает поднять тот же груз двоим, точно также и плечи, чем длиннее, тем они натягиваются легче, и чем короче, тем труднее.

 

Глава XI

ОБ УСТРОЙСТВЕ БАЛЛИСТ И ИХ ПРОПОРЦИЯХ

 

1. Я описал системы катапульт, указав, из каких сочленений и частичных деталей они составляются. Что касается устройства баллист, то их системы бывают различные и разнообразные, но своей конструкцией преследуют один определенный эффект. Одни приводятся в действие при помощи рычагов и ворота, другие же при помощи полиспастов; одни — при помощи подъемных воротов, а другие — при помощи тимпанов.

Но при всех этих системах ни одна баллиста не изготовляется иначе, как в соответствии с определенной величиной веса того камня, который должно выпускать это орудие. Поэтому вопрос об их устройстве далеко не всем по плечу, а только тем, кто знаком с вычислениями и увеличениями масштабов на основании геометрических расчетов.

2. Дело в том, что те отверстия, которые делаются в капитулах и через которые натягиваются канаты, главным образом из женского волоса или жил [животных. А.М.], берутся величиной, определяемой весом камня, каковой должна выпускать баллиста, т.е. по пропорциональному расчету веса, подобно тому, как регулируются размеры отверстий в катапультах на основании длины их стрел.

А потому-то, чтобы и не сведущие в геометрии получили инструкцию и не вынуждены были задумываться в момент военной опасности, я изложу, что сам на практике познал как безусловно точное, наравне с тем, что я в некоторой части почерпнул из определенных сведений от своих наставников. Вместе с тем я дам объяснение, в каком соответствии меры веса у греков находятся с нашими единицами веса, для того чтобы они могли переводиться на наши весовые измерения.

3. Итак, баллиста, которая должна метать камень в два фунта, потребует отверстия в своей головной части [капитула] размером в 5 перстов; если камень будет весом в четыре фунта, то отверстие берется в 6 перстов; а [здесь в рукописи пропуск — принимаем вставку Шуази. А.М.] если в шесть фунтов, то размером в 7 перстов; если в 10 фунтов, то в 8 перстов; если в 20 фунтов, то в 10 перстов; если в 40 фунтов, то в 12½ перстов; если в 60 фунтов, то в 13⅛ перста; если в 80 фунтов, то в 15 перстов; если в 120 фунтов, то в 1 фут и полтора перста; если в 160 фунтов, то в 1 фут и 2 перста; если в 180 фунтов, то в 1 фут и 5 перстов; если в 200 фунтов, то в 1 фут и 6 перстов; если 210 фунтов, то в один фут и 6 перстов, если в 360 фунтов, то отверстие делается в 1½ фута.

4. Итак, когда будет величина отверстия баллисты установлена, то следует набросать [начертить] маленький щиток (scutula), называемый по-гречески περίτρητος («перитретос»). Длину его надлежит взять такого размера, как и ширину, т. е. в 21/6 диаметра отверстия.

Посередине провести линию, и когда фигура ею будет поделена, то крайние части этой фигуры по углам должны быть срезаны так, чтобы фигура получила продолговатую форму, в местах округления в длину меньше на одну шестую, а в ширину — на одну четвертую. По стороне изгиба по местам выступов вершин углов и ориентируются отверстия, и вследствие усечения ширины они должны податься внутрь на 1/6. Отверстие при этом должно иметь несколько продолговатую форму, такую именно, какую в толщину имеет хомут.

Когда наметка будет сделана, надо провести круг по краям так, чтобы получилась изогнутость с мягкой округлостью.

5. Толщина этого перитрета должна быть установлена в один диаметр. Маленькие втулки должны иметь два диаметра [в длину], в ширину — 19/16 диаметра, в толщину, не считая части, входящей в отверстие, — 13/16, а в своем же конце втулка имеет в ширину один диаметр... [половина знака не прочитываема. А.М.]. Длина брусьев имеет 513/16 диаметра, изгиб должен быть сделан в половину диаметра, в толщину брусья берутся в полдиаметра и 1/60, при этом прибавляется к ширине в середине столько, сколько намечено приблизительно для отверстия на чертеже.

Выемка [по вставке, предлагаемой Шуази. А.М.] имеет в ширину и в толщину 1/5 диаметра, а в высоту [глубину. А.М] ¼ диаметра.

6. Длина деревянной пластины, которая находится на стане, имеет 8 диаметров, ширина и толщина — половину диаметра. Шипы равняются 2 + 4/16 диаметра, толщиной же они в 1 + 1/16 + 1/16 диаметра. Изгиб пластины равняется 5/16 + 7/16 диаметра. Ширина и толщина верхней пластины имеют такие же измерения. Длина ее устанавливается в том размере, какой позволяет собою угол перитрета и ширина бруса у его сгиба. Верхние же пластины будут одинаковые с нижними. Поперечные брусья стана имеют 9/16 диаметра.

7. Длина лесенки ложа должна иметь 13 диаметров, его толщина — один диаметр. Промежуток между бортами ложа имеет ширину в один диаметр с ¼, толщину [глубину. А.М.] — ⅛. Верхняя часть ложа (climax), которая находится ближе всего к плечам (баллисты) и которая соединена со станом по всей своей длине, должна быть разделена на 5 частей; из них две доли должны быть предоставлены той части (баллисты), которую греки называют χηλή: ширина последней равняется ...[непрочитываемый знак. А.М.] диаметра, толщина — 1/16 диаметра, длина — 3½ диаметра. Выдающаяся вперед часть «хелона» имеет ½ диаметра; «плентигомата» [углубление в ложе для натягивателя — собачки. А.М.] делается размером в ¼ диаметра и один сицилик (¼ перста). А та часть, которая находится у оси и называется «поперечным фронтом», имеет 3 диаметра.

8. Ширина внутренних пластин должна иметь 3/16 диаметра, толщина — ¼. Углубление «хелона» является как бы футляром для введения «топорика». Рама ложа имеет ширину 3/16 диаметра, толщину — 1/12 диаметра. Толщина квадратной рамы, которая примыкает к лесенке, — 7/16 диаметра, толщина по краям... [в рукописи нет указаний. Можно предполагать по краям некоторое утолщение. А.М.]. Что касается диаметра ее вращательной оси, то она будет равна оси хелона. А в местах скрепления оси толщина их должна быть меньше на 1/16 диаметра.

9. Антеридес (подпорки) делаются в длину... [в рукописи пропуск. А.М.], ширина их в нижней части равна 13/16, а в верхней части... [пропуск в рукописи. А.М.], толщина ... [непрочитываемый знак. А.М.]. Основание, которое называется εσχάρη, имеет длину... [в рукописи неизвестный знак. А.М.], его подпора — 4 диаметра; ширина же и толщина и того и другого равны одному диаметру. К этому устанавливается столбик высотой на половину, шириной и толщиной в 1½ диаметра. Что касается высоты столбика, то она не измеряется диаметром, а берется такой, какая нужна будет для пользы дела. Длина плеча должна иметь 6 диаметров, толщина же в основании его имеет... [в рукописи нет обозначений. А.М.], на краях — ⅜.

Я сообщил сведения о баллистах и катапультах, по части их пропорций, какие мне представились наиболее целесообразными в практике. Теперь же я не премину, насколько это возможно, суммировать в письменном виде те приемы, какими эти орудия настраиваются при зарядках посредством канатов, свитых из жил и волос.

 

Глава XII

О ЗАРЯДКАХ И НАСТРОЙКАХ КАТАПУЛЬТ И БАЛЛИСТ

 

1. Берутся балки весьма значительной длины. Поверх их прикрепляются подушки, в которые вделывают вороты. В середине балок вырезываются и вытесываются рамки, в которые вводятся капитулы катапульт, а чтобы капитулы при зарядке не шатались, их забивают клиньями. А затем в упомянутые капитулы вводятся бронзовые втулки, и в них помещают маленькие железные болты, называемые греками επιζυγίδες.

2. После этого ушки канатов продеваются через отверстия капитулов и таким образом перебрасываются на противоположную сторону; затем канаты вводятся в вороты, и на них наматываются так, чтобы после натяжения их рычагами воротов и при прикосновении к ним рук они могли бы с обеих сторон издавать соответствующий одинаковый тон. Тогда-то при помощи болтов канаты прижимаются к отверстиям так, чтобы они не могли ослабиться.

Таким образом, канаты, перекинутые на противоположную сторону аналогичным способом, вытягиваются рычагами при помощи воротов, пока не будут издавать одинаковый тон.

Вот каким образом, путем включения болтов, катапульты настраиваются по звуку, воспринимаемому музыкальным слухом.

Значит, по данному вопросу я сказал все, что мог. Теперь мне остается сказать обо всем, что относится к производству осады, т.е. каким образом при помощи соответствующих механизмов могут быть обеспечены победы вождям, а государствам — защита.

Публикация:Марк Витрувий Поллион. Об архитектуре. Десять книг. Л., 1936, стр. 314-319

www.xlegio.ru

Книга X | Десять книг об архитектуре. Витрувий

Книга X. Полный текст трактата Витрувия «Десять книг об архитектуре» (Vitruvius "De architectura libri decem") публикуется по изданию Всесоюзной Академии Архитектуры 1936 года. Перевод Петровского Ф.А.

1. В славном и великом греческом городе Эфесе издавна установлен, как говорят, строгий, но вполне справедливый, закон. Именно, архитектор, берущийся за выполнение государственной работы, должен объявить, во что она обойдется. По утверждении сметы должностными лицами в обеспечение издержек берется в залог его имущество до тех пор, пока работа не будет выполнена. Если по окончании ее окажется, что расходы соответствуют объявленным, то его награждают похвальным отзывом и другими знаками почета. Также если перерасходы превысят смету не более, чем на четверть ее, то они выплачиваются из государственной казны, и никакого наказания за это он не несет. Но если потребуется издержать свыше этой четверти на работу, то средства на ее окончание берутся из его собственного имущества.

2. Да соизволили бы бессмертные боги, чтобы такой закон был установлен и римским народом не только для государственных, но и для частных построек. Ибо это прекратило бы безнаказанную наглость невежд, а заниматься архитектурой, без сомнения, стали бы люди предусмотрительные, постигшие всю глубину знаний; домохозяева не вводились бы в безграничные и безумные расходы, доводящие их до полной потери состояния, а сами архитекторы, в страхе перед наказанием, принуждены бы были действовать осмотрительнее в составлении подсчетов издержек, благодаря чему домохозяева строили бы здания за положенную, или только слегка превышающую ее, цену. Ибо кто может отпустить на работу четыреста тысяч, тот, если приходится добавить еще лишнюю — сотню тысяч, утешается надеждой видеть работу доведенной до совершенства; кто же отягощается увеличением расходов на нее наполовину или даже больше, тот, потеряв надежду и напрасно потратившись, бывает принужден бросить ее, впадая в разорение и в отчаянье.

3. Этот вред касается не только зданий, но и зрелищ, даваемых должностными лицами, — будь то гладиаторские бои на форуме или театральные представления, где не может быть и речи ни о промедлении, ни об отсрочке, но для которых непременно должны быть готовы к определенному сроку и места для зрителей, и натянутые завесы, и все то, что по зрелищным обычаям производится посредством механизмов для услаждения народных взоров. Здесь необходимы внимательная предусмотрительность и обдуманность, требующая изощренного знаниями таланта, потому что ничего из этого нельзя исполнить без помощи машин и разносторонней и искусной силы знаний.

4. Поэтому, раз все это так установлено и утверждено, представляется вполне целесообразным, чтобы, до того как приступать к работам, план их был обдуман с величайшей осмотрительностью и вниманием. Итак, раз ни закон, ни существующие обычаи не могут принудить к этому, а преторы и эдилы обязаны ежегодно сооружать машины для устройства зрелищ, я решил, император, что вполне целесообразно, раз в предыдущих книгах мною рассмотрены здания, в этой, являющейся окончательным заключением моего труда, разъяснить по порядку основы строения машин.

antique.totalarch.com

Десять книг об архитектуре Википедия

«Десять книг об архитектуре» (лат. De architectura libri decem) — трактат об архитектуре прославившегося этой работой римского архитектора Марка Витрувия Поллиона. Трактат является единственной сохранившейся античной работой об архитектуре и одной из первых на латыни. По свидетельству самого Витрувия на момент написания трактата на латыни было всего четыре книги об архитектуре: Фуфиция, Терренция Варрона и две — Публия Септимия. Книга посвящена императору Августу как знак благодарности за оказанную им помощь[1][2][3][4].

Содержание

Витрувий описал шесть основополагающих принципов науки (лат. scientia) архитектура[5].

  1. Ordinatio (систематичность, порядок, ордер) — описаны общие принципы архитектуры, основы формирования объёма (quantitas), основы пропорций, основы соотношений размеров (modulus). Здесь приведена знаменитая триада Витрувия: три качества, которыми обязательно должна обладать архитектура: firmitas (прочность конструкции), utilitas (польза), venustas (красота)[6].
  2. Dispositio (диспозиция, расположение, основа) — описаны основы организации пространства, основы проекта и отображение их в трёх основных чертежах: ichnografia (план этажа), ortografia (чертёж) и skenografia (перспективный вид).
  3. Eurythmia (эвритмия) — определяет красивые пропорции, изучается композиция.
  4. Symetria (симметрия) — под этой категорией скрывается сильный антропоморфизм. Акцентируется модуль, основанный на частях человеческого тела (нос, голова).
  5. Decor (декор) — эта категория не ограничивается только декорацией и описывает ордерную систематичность.
  6. Distributio — категория описывает способ использования объекта экономически[3][7].

В I книге Витрувий изъясняет науку архитектора, которая состоит из теории и практики. Он обращает на необходимость геометрии и рисования для занятий архитектурой, а также на знания в области философии, права, медицины и астрономии.

Во II книге содержится описание строительных материалов: кирпича (лат. laterum), песка, извести и камня.

В III книге описан Витрувианский человек c его пропорциями (лицо занимает десятую часть тела, а пупок центр композиции).

В IV книге рассказывается о храмах и положениях алтарей.

V книга посвящена устройству форумов, базилик, театров, бань и верфей.

VI книга посвящена устройству помещений (атриумов) и их фундаментов.

В VII книге он описывает приготовление красок (белую, красную, чёрную, зелёную, синюю и охру) и штукатурки.

В VIII книге он описывает гидротехнические сооружения (колодцы, водопроводы).

В IX книге он описывает устройство солнечных и водяных часов.

В X книге он противопоставил машины (сочетание частей для перемещения тяжестей) и орудия (лат. organa), а также описал разнообразные механизмы, такую как водяные мельницы, баллисты и катапульты.

Издание

Одно из изданий трактата

Автор обобщил в трактате опыт греческого и римского зодчества, рассмотрел комплекс сопутствующих градостроительных, инженерно-технических вопросов и принципов художественного восприятия[7].

За исключением нескольких свидетельств (Фронтин, Фавентин, Плиний Старший) труд Витрувия нашёл только очень небольшой отклик среди современников. Этому наверняка способствовала ограниченность темы, интересной тогда узкому кругу специалистов[3].

Витрувий первый из теоретиков архитектуры высказал теорию о возникновении архитектуры. Он поставил проблему золотой середины между теорией и практикой, описал основные понятия эстетики, описал соответствие масштабов здания масштабу человека. Это теория более-менее удержалась до XIX века[1][2][4][4].

Средние века

Трактат был известен в Средние века, существует более 80 средневековых манускриптов с текстом трактата на различных языках. Самый старый найденный датируется 996 годом и находится в Британском музее (Harley 2767). Однако, наибольшую популярность работа приобрела в эпоху Ренессанса[3][4].

Часто указывается, что с открытия этой работы началось итальянское возрождение. Без сомнения «10 книг» очень повлияли на развитие возрождения, но не могли быть причиной (были хорошо известны в средневековье). Скорее наоборот, в период возрастающего интереса к античности единственный сохранившийся античный автор не мог быть оставлен без внимания, даже при определенной несистематичности своего повествования[8]. В 1486—1492 гг. гуманист Поджо Браччолини осуществляет первое печатное издание трактата в Италии[1][2][4][7].

«10 книг об архитектуре» изучались архитекторами с XV вплоть до XIX века[3][4].

Издание 1936 года
Витрувий. «Десять книг об архитектуре». / Пер. Ф. А. Петровского. Т. 1. М., Изд-во Всес. Академии архитектуры. (Серия «Классики теории архитектуры»). 1936. 331 стр. 6000 экз[7].
Переиздание 2003 года
Марк Витрувий Поллион. «Об архитектуре». / Пер. Ф. А. Петровского. (Серия «Из истории архитектурной мысли»). М., Едиториал УРСС. 2003. 320 стр. 960 экз. ISBN 5-354-00366-0[3]
Переиздание 2006 года
Витрувий. «Десять книг об архитектуре» Издательство: Архитектура-С 2006 г., Твердый переплет, 328 стр., 2000 экз. ISBN 5-9647-0107-8
Другие издания трактата
Манускрипт Витрувия, датированный приблизительно 1390 годом London, British Museum, Harl. 2767 (8th cent.). Selestad, Bibl. 1153 (10th cent.). Wolfenbuttel, Bibl. 132 (10th cent.). Wolfenbuttel, Bibl. 69 (11th cent.). London, B.M., Harl. 3859 (11th cent.). Oxford, St. John’s Coll. 66 В (1316.). Escorial, 2. 5 (15th cent.). London, В. М., Harl. 2760 (15th cent.). Paris, Bibl. Nat. 7227 (11th cent.). Escorial, 3. 19 (11th or 12th cent.). Eton College, MSS. 137 (15th cent.). Rome, Vatican Codd. Urbin. Lat. 3. 1360 (15th cent.). Paris, Bibl. Nat. 7382 (15th cent.). Paris, Bibl. Nat. 7228 (15th cent.). Oxford, Bodleian, F. V. 7 (15th cent.). Rome, Vatican Codd. Urbin. Lat. 1. 293 (15th cent.). Sulpitius, Rome, 1486. Fra Giocondo, Florence, Junta, 1522. Philander, Rome, 1544. Laet, Amsterdam, 1649. Perrault, Paris, 1673. Schneider, Leipzig, 1807—1808. Lorentzen, Gotha (Books 1-5), 1857. Rose, Leipzig, 1867, 1899. Krohn, Leipzig, 1912.

Переводы

В 1547 году в Париже издаётся французский перевод трактата (перевод Жана Мартена).

В серии «Loeb classical library» сочинение издано в 2 томах в пер. Грейнджера (под № 251, 280).

В серии «Collection Budé» сочинение издано в 10 отдельных книгах (издание завершено в 2009 году).

Русские переводы

  • Перро К. «Сокращенный Витрувий, или Совершенный архитектор». М., 1789.
  • Баженов В. «Марка Витрувия Поллиона об архитектуре» С примеч. г. Перро. / Пер. с фр. и прим. В. . СПб, 1790—1797.
  • Кн. 1-2. 1790. 230 стр. Кн. 3. 1792. 136 стр. Кн. 4. 1793. 122 стр. Кн. 5. 1794. 159 стр. Кн. 6. 1794. 96 стр. Кн. 7. 1795. 86 стр. Кн. 8. 1796. 75 стр. Кн. 9. 1797. 79 стр. Кн. 10. 1797. 208 стр.

Литература

  • Лебедева Г. С. Новейший комментарий к трактату Витрувия «Десять книг об архитектуре». — М.: УРСС, 2003. — 160 стр. — 650 экз.
  • Михайлов Б. П. Витрувий и Эллада: Основы античной теории архитектуры. — М.: Стройиздат, 1967. — 280 с.

Примечания

Ссылки

wikiredia.ru

Десять книг об архитектуре - это... Что такое Десять книг об архитектуре?

Десять книг об архитектуре (лат. De architectura libri decem) — трактат об архитектуре прославившегося этой работой римского архитектора Марка Витрувия Поллиона. Трактат является единственной сохранившейся античной работой об архитектуре и по свидетельству самого Витрувия на тот момент единственной книгой об архитектуре на латыни. Книга посвящена императору Августу как знак благодарности за оказанную им помощь[1][2][3][4].

Содержание

Витрувий описал шесть основополагающих принципов архитектуры.

  1. Ordinatio (систематичность, порядок, ордер) — описаны общие принципы архитектуры, основы формирования объема (quantitas), основы пропорций, основы соотношений размеров (modulus). Здесь приведена знаменитая триада Витрувия: три качества, которыми обязательно должна обладать архитектура: firmitas (прочность конструкции), utilitas (польза), venustas (красота).
  2. Dispositio (расположение, основа) — описаны основы организации пространства, основы проекта и отображение их в трех основных чертежах: ichnografia (план этажа), ortografia (чертеж) и skenografia (перспективный вид).
  3. Eurythmia — определяет красивые пропорции, изучается композиция.
  4. Symetria — под этой категорией скрывается сильный антропоморфизм. Акцентируется модуль, основанный на частях человеческого тела (нос, голова).
  5. Decor — эта категория не ограничивается только декорацией и описывает ордерную систематичность.
  6. Distributio — категория описывает способ использования объекта экономически[3][5].

Издание

Одно из изданий трактата

Автор обобщил в трактате опыт греческого и римского зодчества, рассмотрел комплекс сопутствующих градостроительных, инженерно-технических вопросов и принципов художественного восприятия[5].

За исключением нескольких свидетельств (Фронтин, Фавентин, Плиний Старший) труд Витрувия нашёл только очень небольшой отклик среди современников. Этому наверняка способствовала ограниченность темы, интересной тогда узкому кругу специалистов[3].

Витрувий первый из теоретиков архитектуры высказал теорию о возникновении архитектуры. Он поставил проблему золотой середины между теорией и практикой, описал основные понятия эстетики, описал соответствие масштабов здания масштабу человека. Это теория более-менее удержалась до XIX века[1][2][4][4].

Средние века

Трактат был известен в Средние века, существует более 80 средневековых манускриптов с текстом трактата на различных языках. Самый старый найденный датируется 996 годом и находится в Британском музее (Harley 2767). Однако, наибольшую популярность работа приобрела в эпоху Ренессанса[3][4].

Часто указывается, что с открытия этой работы началось итальянское возрождение. Без сомнения «10 книг» очень повлияли на развитие возрождения, но не могли быть причиной (были хорошо известны в средневековье). Скорее наоборот, в период возрастающего интереса к античности единственный сохранившийся античный автор не мог быть оставлен без внимания, даже при определенной несистематичности своего повествования[6]. В 1486—1492 гг. гуманист Поджо Браччолини осуществляет первое печатное издание трактата в Италии[1][2][5][4].

«10 книг об архитектуре» изучались архитекторами с XV вплоть до XIX века[3][4].

Издание 1936 года
Витрувий. «Десять книг об архитектуре». / Пер. Ф. А. Петровского. Т. 1. М., Изд-во Всес. Академии архитектуры. (Серия «Классики теории архитектуры»). 1936. 331 стр. 6000 экз[5].
Переиздание 2003 года
Марк Витрувий Поллион. «Об архитектуре». / Пер. Ф. А. Петровского. (Серия «Из истории архитектурной мысли»). М., Едиториал УРСС. 2003. 320 стр. 960 экз. ISBN 5-354-00366-0[3]
Переиздание 2006 года
Витрувий. «Десять книг об архитектуре» Издательство: Архитектура-С 2006 г., Твердый переплет, 328 стр., 2000 экз. ISBN 5-9647-0107-8
Другие издания трактата
Манускрипт Витрувия, датированный приблизительно 1390 годом London, British Museum, Harl. 2767 (8th cent.). Selestad, Bibl. 1153 (10th cent.). Wolfenbuttel, Bibl. 132 (10th cent.). Wolfenbuttel, Bibl. 69 (11th cent.). London, B.M., Harl. 3859 (11th cent.). Oxford, St. John’s Coll. 66 В (1316.). Escorial, 2. 5 (15th cent.). London, В. М., Harl. 2760 (15th cent.). Paris, Bibl. Nat. 7227 (11th cent.). Escorial, 3. 19 (11th or 12th cent.). Eton College, MSS. 137 (15th cent.). Rome, Vatican Codd. Urbin. Lat. 3. 1360 (15th cent.). Paris, Bibl. Nat. 7382 (15th cent.). Paris, Bibl. Nat. 7228 (15th cent.). Oxford, Bodleian, F. V. 7 (15th cent.). Rome, Vatican Codd. Urbin. Lat. 1. 293 (15th cent.). Sulpitius, Rome, 1486. Fra Giocondo, Florence, Junta, 1522. Philander, Rome, 1544. Laet, Amsterdam, 1649. Perrault, Paris, 1673. Schneider, Leipzig, 1807—1808. Lorentzen, Gotha (Books 1-5), 1857. Rose, Leipzig, 1867, 1899. Krohn, Leipzig, 1912.

Переводы

В 1547 году в Париже издаётся французский перевод трактата (перевод Жана Мартена).

В серии «Loeb classical library» сочинение издано в 2 томах в пер. Грейнджера (под № 251, 280).

В серии «Collection Budé» сочинение издано в 10 отдельных книгах (издание завершено в 2009 году).

Русские переводы

Перро К. «Сокращенный Витрувий, или Совершенный архитектор». М., 1789. Марка Витрувия Поллиона об архитектуре. С примеч. г. Перро. / Пер. с фр. и прим. В. Баженова. СПб, 1790—1797. Кн. 1-2. 1790. 230 стр. Кн. 3. 1792. 136 стр. Кн. 4. 1793. 122 стр. Кн. 5. 1794. 159 стр. Кн. 6. 1794. 96 стр. Кн. 7. 1795. 86 стр. Кн. 8. 1796. 75 стр. Кн. 9. 1797. 79 стр. Кн. 10. 1797. 208 стр.

Литература

  • Лебедева Г. С. Новейший комментарий к трактату Витрувия «Десять книг об архитектуре». — М.: УРСС, 2003. — 160 стр. — 650 экз.
  • Михайлов Б. П. Витрувий и Эллада: Основы античной теории архитектуры. — М.: Стройиздат, 1967. — 280 с.

Примечания

Ссылки

dik.academic.ru

Десять книг об архитектуре (Книга X, главы 10-12) | Десять книг об архитектуре | Библиотека источников — ХLegio 2.0

КНИГА ДЕСЯТАЯ

 

ГЛАВА Х

 

1. Теперь же я изложу правила соразмерности, применяемые при изготовлении скорпионов и баллист – орудий, изобретенных для защиты от опасности и для необходимой охраны.

Все пропорции этих орудий вычисляют по данной длине стрелы, выпускаемой орудием. Девятою ее частью определяется размер отверстий в капителях, через которые натягивают скрученные жилы, каковые держат рычаги.

2. Высота же и ширина самых этих отверстий выводится из размеров всей капители. Доски, находящиеся сверху и снизу капители и называемые перитретами, должны иметь толщину в одно отверстие, а ширину в одно и три четверти отверстия, а по краям в полтора отверстия. Стойки справа и слева имеют высоту в четыре отверстия, за вычетом шипов, а толщину в пять двенадцатых отверстия; самые же шипы – в пол-отверстия. Расстояние от стойки до отверстия равно четверти отверстия и таково же расстояние от отверстия до срединной стойки. Ширина срединной стойки равна одной и одной восьмой отверстия, а толщина – целому отверстию.

3. Проем в средней стойке, куда кладут стрелу, равен четверти отверстия. Все четыре угла кругом должны сбоку и спереди быть окованы железом или же обиты медными шипами и гвоздями. Длина ствола, называемого по-гречески συριγξ, равна девятнадцати отверстиям. Планки, которые иные зовут щечками и которые прибивают справа и слева от ствола, имеют длину в девятнадцать отверстий, а вышину и толщину – в одно. Две другие планки, в которых заключается ворот, прибивают к первым планкам; они имеют длину в три отверстия, а ширину в пол-отверстия. Щечка, прибитая к ним, называемая скамейкой, а иными коробкой, и прикрепленная шипами в виде сковородней, имеет толщину в одно отверстие, а высоту в семь двенадцатых. Длина ворота равна... отверстия, а толщина его – трем четвертям.

4. Длина затвора – семь двенадцатых отверстия, а толщина – четверть, как и гнезда. Длина спуска, или ручки, равна трем отверстиям, а ширина и толщина его – трем четвертям. Длина желоба ствола – шестнадцать отверстий, толщина – четверть, а высота – три четверти. Основание колонки на земле – восемь, ширина же колонки – там, где она прикрепляется к плинту – четверть, а толщина – две трети. Высота колонки до шипа – двенадцать, ширина – три четверти, а толщина – две трети. Длина каждого из трех ее подкосов – девять, ширина – половина, толщина – пять двенадцатых. Длина шипов – в отверстие, а головка колонки – в полтора. Ширина антефикса – в одну и одну восьмую, толщина – в одно отверстие.

5. Задняя, меньшая колонка, называемая по-гречески αντιβασις, – длиною в восемь, шириною в три четверти и толщиною в две трети отверстия. Ее подставка равна двенадцати отверстиям при той же ширине и толщине, как у самой меньшей колонки. Над колонкой находится гнездо или то, что называется подушкой. Длина ее – два с половиной, высота – полтора, а ширина – три четверти. Длина рычага ворота – два и семь двенадцатых, толщина – две трети, а ширина – три четверти. Длина поперечин с их шипами... ширина – три четверти, а толщина – две трети. Длина рычага – семь, толщина у основания – две трети, а у конца – половина; изгиб его – две трети.

6. Эти машины строят по указанным пропорциям, или же с добавлениями или убавлениями в них. Ибо если высота капителей, называющихся в таких случаях капителями высокого натяжения, сделана большей, чем их ширина, то надо немного отнять от рычагов так, чтобы чем больше натяжение ослаблялось высотою капителей, тем более сила удара увеличивалась короткостью рычагов. Если же капитель ниже, то есть, как говорится, низкого натяжения, то рычаги из-за его усиления делают несколько длиннее, чтобы их легче было натягивать. Ибо подобно тому, как для поднятия тяжести пятифутовым рычагом требуется четыре человека и довольно двух для поднятия этой же тяжести десятифутовым рычагом, точно так же, чем длиннее рычаги, тем легче их натягивать, а чем короче, тем труднее.

О том, каковы члены и пропорции катапульт, я сказал.

 

ГЛАВА ХI

 

1. Что до баллист, то они строятся по-разному, но для достижения одной и той же цели. Одни из них закручиваются рычагами горизонтальных воротов, некоторые – полиспастами, другие – стоячими воротами, а иные посредством барабанов. Однако никакая баллиста не делается без учета данного веса камней, которые мечет это орудие. Поэтому их устройство ясно не для всех, а только для тех, кому хорошо известны правила геометрии в подсчетах и умножениях.

2. Ибо для отверстий, проделанных в головах баллист, через которые натягивают канаты из волоса, большей частью женского, или из жил, берутся пропорции в зависимости от веса камней, которые мечет данная баллиста по законам тяготения, подобно тому, как в катапультах, – в зависимости от длины стрел. Поэтому, для того чтобы и не знающие геометрии могли быть подготовлены и не задумывались над этим в миг военной опасности, я в точности изложу то, что я знаю наверное, по собственному опыту их изготовления, и то, что я узнал со стороны от наставников. И в тех случаях, когда греческие меры веса окажутся связанными с модулями, я их объясню, переведя их на счет наших весовых единиц.

3. У баллисты, которая должна метать двухфунтовые камни, отверстие в ее капители будет в пять дюймов, при четырехфунтовых – в шесть дюймов, при шестифунтовых – в семь дюймов, при десятифунтовых – в восемь дюймов, при двадцатифунтовых – в десять дюймов, при сорокафунтовых – в двенадцать с половиной дюймов, при шестидесятифунтовых – тринадцать с половиной дюймов, при восьмидесятифунтовых – пятнадцать и три четверти дюйма, при стадвадцатифунтовых – фут и два дюйма, при стасорокафунтовых – фут и три дюйма, при сташестидесятифунтовых – фут с четвертью, при ставосьмидесятифунтовых– фут и пять дюймов, при двухсотфунтовых – фут и шесть дюймов, при двухсотсорокафунтовых – фут и семь дюймов, при двухсотвосьмидесятифунтовых – полтора фута, при трехсотдвадцатифунтовых – фут и девять. дюймов, при трехсотшестидесятифунтовых – фут и десять дюймов.

4. Определив размер отверстия, вычерчивают раму, называемую по-гречески περιτρητος, длина которой равна... отверстиям и ширина – двум и одной шестой. Ее разделяют диагональной линией, и по разделении концы этой фигуры стягивают так, что она получает форму ромба и. укорачивается в длину на одну шестую и в ширину у тупых углов – на, четверть. В той части, где имеются сгибы и куда выдаются вершины углов, пробуравливают отверстия, и сужение внутрь доводят до одной шестой; отверстие же должно быть продолговатее на толщину болта. Когда станина сделана, ее обтесывают, чтобы края ее имели мягкий изгиб.

5. Толщина ее должна быть в семь двенадцатых отверстия. Чашки – вышиной в два отверстия, шириной в одно и три четверти, толщиной в две трети, исключая часть, входящую в отверстие; ширина же на конце – в треть. Длина боковых стоек – пять и две трети, изгиб – в половину отверстия, толщина – тридцать семь сорок восьмых отверстия, в середине же ширина их увеличивается до той ширины, какая была на рисунке около отверстия, а именно на ширину и толщину в... отверстия; вышина же стоек – на одну четверть отверстия.

6. Длина рейки на столе равна восьми отверстиям, а толщина и ширина – пол-отверстию. Длина ее шипов – в одно и одну шестую отверстия, а толщина – в одно с четвертью; изгиб этой рейки – в три четверти. Ширина и толщина наружной рейки таковы же, длина же определяется тупым углом на чертеже и шириной боковой стойки у ее изгиба. Верхние рейки должны быть равны нижним, а поперечины стола – половине отверстия.

7. Длина стержней лестницы равна тринадцати отверстиям, толщина одному; расстояние между ними в ширину равно одному с четвертью отверстия и в глубину одному и одной восьмой. Всю длину лестницы наверху, то есть часть ее, примыкающую к рычагам и прикрепленную к столу, делят на пять частей. Две из них идут на часть, называемую греками χελωνιον, ширина которой равна одному и одной шестой, толщина одной четырнадцатой, а длина одиннадцати с половиной. Клешня выдается на пол-отверстия, а хвост – на три шестнадцатых. То, что находится у оси и называется поперечным лбом, – в три отверстия.

8. Ширина внутренних реек равна четверти отверстия, а толщина их – одной шестой. Рама, или покрышка гнезда, врезана сковороднем к стержням лестницы и имеет в ширину три шестнадцатых отверстия, а в толщину одну двенадцатую. Толщина квадратной части лестницы равна одной шестнадцатой..., диаметр круглой оси равен диаметру клешни, а у шипов – семи шестнадцатым.

9. Длина подпорок равна..., ширина их у основания – одной четверти отверстия и толщина наверху – одной шестой. Основание, называемое εσχαρα, имеет... отверстий в длину, а заднее основание – четыре; толщина и ширина и того и другого равны одному отверстию. На половине высоты вставлена колонка, ширина и толщина которой равны полуторному отверстию. Высота ее не измеряется пропорционально отверстиям, но смотря по надобности. Длина рычага равна шести отверстиям, ширина у основания – двум третям, а на концах – половине.

О соразмерности баллист и катапульт я изложил то, что мне казалось наиболее полезным; а о том, каким образом в них натягивают и настраивают скрученные из жил или волос тетивы, я не премину написать по мере возможности.

 

ГЛАВА ХII

 

1. Берут брусья значительной длины, сверху вбивают гнезда, в которые вкладывают вороты. На середине длины брусьев вырезают и высекают пазы, в каковые заключают капители катапульт и распирают клиньями для того, чтобы они не сдвигались во время натяжки. Затем в эти капители вставляют медные чашки и в них помещают маленькие железные клинышки, которые греки называют επιζυγιδες.

2. Потом петли тетив вдевают в отверстия капителей и пропускают на другую сторону, после чего их прикрепляют и прикручивают воротом так, чтобы тетивы, натягиваемые ими при помощи рычагов, издавали на обоих концах одинаковый звук при ударе руками. Тогда их закрепляют клиньями в отверстиях, чтобы они не спускались. Так же перекинутые на другую сторону, они тем же способом натягиваются воротами посредством рычагов до тех пор, пока не станут звучать одинаково. Таким образом, при закреплении их клиньями катапульты музыкально настраиваются на слух.

Об этом я сказал то, что мог. Мне остается сказать об осадных машинах и о том, при помощи каких механизмов полководцы делаются победителями, а города защищаются.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

ГЛАВА Х

 

Катапульты и скорпионы – описание и разбор метательных орудий античности см. в Дильс, Античная техника (стр. 85 слл. и 26-29).

Рис. 148 и 150, фиг. 1-4. Рис. 148 изображает общий вид катапульты с отнятой (для показания деталей устройства) правой передней частью. На рис. 150: 1 – план катапульты, 2 – разрез по оси метательного аппарата, 3 – стойка, или кран, для поворота катапульты в горизонтальном и вертикальном направлении на лафете, 4 – лафет.

 

ГЛАВА ХI

 

Баллисты – рис. 149 и 150, фиг. 5-8. Рис. 149 изображает общий вид баллисты без нижней части лафета и правой стороны метательного аппарата. На рис. 150: 5 – план баллисты, 6 – разрез по оси метательного аппарата, 7 – деталь «лестницы», 8 – стойка для поворотов при прицеле.

 

ГЛАВА ХII

 

Рис. 151. Натяжка и настройка катапульт.

1 – установка двигательного аппарата на раме с двумя продольными брусьями и двумя горизонтальными воротами,

2-5 – прикрепление тетивы для настройки и закрепление ее клиньями, описанное в параграфе 2.

 

Здесь мы даем с некоторыми сокращениями описание устройства метательных машин, сделанное Шуази (Aug.Choisy, Vitruve, Paris, 1909, т. I, стр. 295-314):

 

Метательные машины

 

Устройство метательного аппарата. В больших метательных машинах двигательным аппаратом служит не лук, т.е. не гибкая полоса, которая сгибается, а потом, разгибаясь, выбрасывает снаряд с помощью тетивы. Вообразим (рис. 148, 149) пук эластичных нитей, натянутых между двумя неподвижными основаниями, а введенный в середину этого пука рычаг, при помощи которого пук нитей скручивается. Пара рычагов, действующих таким образом, и заставляет двигаться тетиву.

Евтитоны и палинтоны: катапульты и баллисты. Указанные рычаги (рис. 150, фиг. 1 и 5) могут быть расходящимися или сходящимися по отношению к оси аппарата. В одном случае используется почти вся двигательная сила, в другом – лишь некоторая ее часть. Первое расположение имеет то неудобство, что требует тяжелой и громоздкой установки; оно применяется для метания тяжелых снарядов, ядер. Второе, более удобное и подвижное, подходит к легким снарядам. Первое расположение, как установил Пру в своих работах по античной баллистике, то, которое греки называли «евтитоном», второе – это «палинтон». К типу евтитона принадлежат катапульты, или скорпионы, к типу палинтона – баллисты. Так как спуск закрученного пука сообщает снаряду довольно ограниченную скорость, то единственным средством достигнуть дальнобойности является стрельба под углом, причем наибольшая дальнобойность достигается под углом примерно в 45°.

Модуль пропорций. Размеры метательных машин Витрувий сводит к единому модулю, которым является foramen – отверстие, через которое натягиваются жилы двигателя (X, 10, 1). По примеру греческого фута, который делится на двенадцать дактилей (дюймов), все части машины выражены в модулях и в шестнадцатых долях модуля.

Катапульта. Катапульта, или скорпион (рис. 148 и 150, фиг. 1, 2) служит специально для метания стрел. Длина стрелы – 9 модулей.

Метательный аппарат и его устройство. Установка пука-двигателя состоит из двух горизонтальных толстых досок (tabulae) и четырех вертикальных стоек (parastaticae) между ними: двух крайних и двух средних. Высота этих стоек, не считая болтов и шипов соединения, – 4 модуля. Толщина крайних – 1 модуль. Средние стойки отстоят на 1¾ модуля друг от друга. – Горизонтальные доски ("перитреты") длиной в 10, а толщиной в 1 модуль. Их ширина, равная 1¾ модуля в средней части, прогрессивно уменьшается к концам, где она равна 1½ модулям. Ближе к этим концам в досках проделаны отверстия – foramina – для прохода пуков. Диаметр этого отверстия есть модуль, хотя контур его не вполне круглой формы. В действительности (рис. 149, фиг. 2) контур отверстия – овал, составленный из двух полукругов, радиусом в ½ модуля, и интервала между ними, равного толщине клина, на котором укреплен пук. – Чашка. Отверстие снабжено металлической чашкой, служащей основанием для "хомута". Чашка (или "бочонок") называется modiolus, а клин – επιζυγις. – Рычаги (X, 10, 5). Рычаг имеет в длину 7 модулей и в толщину ⅝ модуля, уменьшающуюся к концу до ½ модуля. В состоянии покоя рычаги должны принимать положение, указанное на рис. 150, фиг. 1; соответственно этому расположены оси овала. Рычагам придают кривизну, которая увеличивает амплитуду их колебаний; стрела кривой у этого рычага составляет ⅛ модуля. – Прибор для направления стрельбы и заряжания. Прибор, служащий подставкой для капители, в то же время является приспособлением для наводки. Этот прибор состоит из двух частей: неподвижного ствола (syrinx) и выдвижного затвора (epitoxis). Сиринкс (ствол – X, 10, 3) – это канал, длиною в 19 модулей, образованный из трех досок: основной, служащей дном канала, толщиной в ¾ модуля, и двух боковых. Общая ширина равна свободному промежутку между двумя стойками капители, т. е. 1¾ модуля. Соединение сиринкса с капителью – разборное и состоит из двух крыльцев, которые закрепляются в соответствующим образом прилаженных выемках, сделанных по сторонам стоек. – Epitoxis (X, 10, 4). В канале сиринкса скользит эпитоксис, или выдвижная планка, толщиной ¾ модуля и длиной 19 модулей, как и сам сиринкс. Из этих 19 модулей 16 заняты направляющим желобком для стрелы, а остальные 3 заняты так называемым гнездом (chelonium), служащим для заряжания, и крючком для спуска. – Ворот для заряжания (X, 10, 3). К концу гнезда прикрепляется веревка, которая служит для заряжания катапульты. Она навивается на маленький ворот, помещенный на сиринксе. Две обоймы у сиринкса несут валики ворота и образуют то приспособление, которое Витрувий называет «поперечным лбом» (frons transversarius) (X, 11, 7). – Станок. Каким образом подвешен сиринкс, Витрувий не говорит; зато он описывает все части станка.1. Несущие части (рис. 150, фиг. 3, 4): колонка (или треножник), стойка, укрепленная в ней, наверху стойки – кран или площадка (carchesius), имеющая две оси вращения – горизонтальную и вертикальную, что позволяет придавать сиринксу любые направления и наклон. 2. Приборы для наводки и для сопротивления отдаче (рис. 150, фиг. 4). Наклонная подставка (subjectio, X, 10, 5), соединенная шарниром с серединой, опирается на землю. К этой подставке прикреплен, тоже шарниром, костыль для наводки («задняя колонка» – antibasis, – X, 10, 5), позволяющий придавать сиринксу больший или меньший наклон. Подставка и костыль вместе составляют систему сопротивления отдаче при вылете снаряда. – Размеры основных частей. Колонка, или треножник (basis columnae): длина ног – 9 модулей, расстояние между ними – 8, сечение их – ½х¼ модуля. Треугольная обвязка наверху стойки: толщина – ⅝, длина сторон – 1¾ модуля. – Стойка. Форма – прямоугольная, высота – 12 модулей, ширина одной поверхности – ¾ другой – 9/16 модуля. Наверху стойки – головка высотой в 1½ модуля, на которой вращается площадка, или кархесий. Длина кархесия – 2 9/16, ширина – 1½, толщина его щеки – ¼ модуля. Щеки сочленения опорной ноги: высота – 9/16, толщина – ¼ модуля. Подставка (subjectio): длина – 17 модулей, разрез – ¾х⅝, модуля. – Костыль для наводки (antibasis, или "задняя колонка"): длина – 8 модулей, разрез тот же, что и опорной ноги. – Способ действия. Способ действия вытекает из описания частей. а) Заряжание. Дать нужное положение сиринксу при помощи костыля наводки. Толкнуть вперед планку и зацепить тетиву за крючок. Оттянуть выдвижную планку и укрепить ее на месте. Положить стрелу. б) Наводка. После этого даются направление и наклон стрельбе при помощи двух шпилей кархесия: вертикальный шпиль дает направлений стрельбе, а горизонтальный придает ей желательный наклон. Опорный костыль прекращает в момент выпуска снаряда всякие перемещения и движение назад станка. – Разновидности катапульты. Если придать "чашкам" высоту, которую мы определяем в главе о баллистах, то окажется, что общая высота капители вместе с чашками, т. е. длина пука-двигателя, в точности равна длине горизонтальных досок. На практике пук бывает большей и меньшей длины (X, 10, 6). В первом случае катапульта называется "высокого натяжения", во втором – "низкого натяжения". Ясно, что при одном и том же модуле напряжение пука тем сильнее, чем меньше его длина. Отсюда следует, что по мере удлинения пука надо укорачивать рычаги, и наоборот. Другими словами, у катапульты "высокого натяжения" рычаги большей длины, чем у катапульты "низкого натяжения".

Баллиста. Баллиста, предназначенная для метания тяжелых снарядов, именно каменных ядер, является машиной палинтонной. Каждый рычаг имеет движение по обе стороны, выходящее за линии вертикальных плоскостей головы (рис. 150, фиг. 5), так что все пространство движения рычага должно быть свободно. Отсюда невозможность применения в данном случае капители катапульты, в которой стойки мешали бы такой большой амплитуде колебаний рычагов. Рис. 149 дает общий вид баллисты. – Метательный аппарат и его устройство. Каждый пук-двигатель натянут между двумя рамами (scutulae), стойки, или парастады, которые расположены одна – впереди, другая – сзади, на таком расстоянии, чтобы не препятствовать колебаниям рычагов. Рамы соединены друг с другом двойной системой горизонтальных связей, которые держат расстояние между ними в 13 модулей. – Устройство рамы (рис. 150, фиг. 5, 6). Связи. Связи имеют одинаковую толщину в ½ модуля; ширина их посредине – 9/8, а к концам – ½ модуля. Поперечные стойки укрепляют связи друг с другом, а вся совокупность связей со скутулами скреплена шипами в форме ласточкина хвоста и железными скрепами. – Парастады, или стойки, расположенные спереди и сзади каждой рамы, имеют высоту в 5 3/16 и толщину в 31/60 модуля. Чтобы увеличить поле для колебательных движений рычагов, в стойке делают выем, укрепляемый накладкой (рис. 149, фиг. 3). – Чертеж рамы. Рама имеет форму ромба с кривыми сторонами, как зто показано на чертеже (рис. 87, фиг. 2): квадрат ABCD, у которого MN – медиана, а сторона S равна 2⅔ модуля. Чтобы получить кривую сторону ромба, например MD, на MB откладывают отрезок Мm, равный 1/6 S; на DB откладывают Dd, равный ¼, S; тогда проводят кривую MD, касательную к прямой md. – Чашки (рис. 149, фиг. 3). Чашки – цилиндры с усеченно-конусной (внутренней) поверхностью вделаны в скутулы и имеют наверху клинья (επιζυγιδες), на которых укрепляются пуки-двигатели. Размеры чашек следующие: длина цилиндра, не считая врезанной части, – 2 модуля; его толщина у основания – 13/32, у начала конусности – 9/32, у вершины – 5/32 модуля; толщина клина (цифра Филона Византийского) – 1/5 модуля. Как и у катапульты, контур отверстия – овальный; модулю равна только малая ось, а большая равна модулю плюс толщина хомута. Эти размеры указаны буквами 1, 1', 1" на фиг. 3 и равны: 1 – 24/16, 1' – 28/16, 1" – 29/16, модуля. Таким образом, основание бочонка может быть вписано в криволинейный контур скутулы. – Рычаги (рис. 150, фиг. 5). Длина рычага – 6 модулей; толщина рычага у основания – 5/18, на конечности – ⅜ модуля. Если принять без поправки цифру рукописи, то толщина in radice (у основания) будет равна 1 модулю. Эта толщина рычага, сложенная с диаметром пука, давала бы сумму, превосходящую промежуток между стойками. Поэтому мы заменяем эту явно недопустимую цифру другой, заимствованной из сведений о катапульте. В состоянии покоя рычаг имеет направление, показанное на чертеже (рис. 150, фиг. 5). Это, в свою очередь, определяет положение хомута в отношении бочонка. – Прибор для направления снаряда и заряжания (рис. 149 и 150, фиг. 5, 6). Как в катапультах, прибор, служащий подставкой для аппарата с пуками-пружинами, является в то же время приспособлением для направления стрельбы. Прибор связан с корпусом баллисты при помощи высячих болтов, проходящих через нижние перекладины. Эту связь дополняют подпорками (anterides), которых Витрувий только слегка касается, а Герон уточняет значение: антериды – это связи в виде наклонных подпорок, опирающиеся одним концом на верхние связи головки, а другим – на вытянутые обоймы направляющего прибора. – а. Неподвижная часть прибора. Строение неподвижного канала то же, что и обычной лестницы в миниатюре: две лестничные тетивы длиной в 13 модулей, квадратного сечения – в 1 модуль, отстоящие друг от друга на 1¼ модуля, связаны "ступеньками", размера 3/16х4/16 и площадкой посредине – intervallum medium, шириной в ⅛ модуля. – б. Выдвижная планка – operimentum или chelonii replum. Желобчатая часть ее выдолблена в доске шириной в 1 1/16 и толщиной в 1 модуль. Планка скользит, в точности пригнанная, в пазах желоба, имеющих в разрезе форму ласточкина хвоста, и составляет одно целое с гнездом, "казенной частью", длиной в 2½ модуля, снабженной крючком для спуска. – Части, служащие для заряжания. Клешня. Клешня удерживает тетиву и оканчивается "хвостом", который можно по желанию или заклинить или оставить свободным. – Ворот для заряжания. Чтобы зацепить тетиву за клешню, надо планку пустить вперед, а затем, протянуть ее снова назад. Это последнее действие требует усилий. В обычных баллистах это достигается с помощью валов ворота, помещенного на обоймах направляющего аппарата. В баллистах очень больших размеров прибегают для этого к талям, кабестанам и т. д. – Станок. По недосмотру, как и в отношении катапульты, Витрувий оставляет невыясненным вопрос о подвеске направляющего аппарата. Он обходит молчанием и несущую часть, треножник, и довольствуется описанием опорной стойки и приспособлений для наводки и обеспечения устойчивости. – а. Стойка (рис. 150, фиг. 8). Сторона основания – 1½ модуля; высота – в зависимости от остальных условий. Колонна заканчивается шпилем с двумя осями, наподобие кархесия в катапульте, quadratum, обоймы которого имеют ⅝ модуля у основания и который позволяет придавать "лестнице" двойное движение – вращения и наклонения. – б. Приспособление для сопротивления отдаче и для наводки. Сопротивление отдаче достигается при помощи наклонной ноги eschara, на середине высоты которой прикреплен шарниром костыль для наводки, или postelium minor columna. Эсхара здесь точно соответствует subjectio катапульты. Единственная цифра, переданная переписчиками, это длина костыля, равная 4 модулям. Действие частей станка вполне совпадает с действием катапульты. – Подробности приведения пука-двигателя в пружинящее состояние. Пук-двигатель делается из веревок, свитых из конского или, лучше, человеческого волоса. Эти веревки должны быть расположены вполне параллельно друг другу и совершенно одинаково натянуты. Способ действия баллисты и катапульты одинаков. Голова неподвижно прикреплена (рис. 151, фиг. 1) к станку, имеющему на оконечностях валы ворота. Операция производится в такой последовательности. Фиг. 2: веревка, прикрепленная к клину чашки, проходит через отверстие второй чашки и возвращается назад, чтобы прикрепиться к валу ворота T. Ее натягивают воротом до такого напряжения, когда она издает при колебании звук заранее установленной высоты. Фиг. 3: чтобы не допустить ослабления натяжения веревки в промежутке между двумя чашками, ее укрепляют зажимом у чашки A. После этого (фиг. 4 и 5) веревку отвязывают; и это действие повторяют в обратном направлении, пользуясь теперь воротом T’. Витрувий советует давать, по возможности, наибольшее расстояние между воротами Т и Т’. Действительно, чем длиннее веревка, тем легче постепенно увеличивать напряжение ее. Не изменяя чувствительно степени натяжения, ворот можно остановить немного ближе или дальше того положения, какое ему предназначено было теоретическим вычислением.

 

ИЛЛЮСТРАЦИИ

 

Рис. 148

 

Рис. 149

 

Рис. 150

 

Рис. 151

Публикация:Марк Витрувий Поллион. Десять книг об архитектуре. М., 1936, стр. 204-208, 310-324

www.xlegio.ru