Книга Девять уроков читать онлайн. Девять книга


Тайные секреты тайного общества «Девять неизвестных» — Альтернативный взгляд Salik.biz

Сколько существует человеческая цивилизация, столько существуют на земле и тайные общества. Масоны, тамплиеры, розенкрейцеры…

О них мало что известно — уж слишком хорошо они скрывали свои тайны. Но безусловным чемпионом по скрытности, несомненно, стало общество «Девяти Неизвестных»: на сегодняшний день оно остается самым загадочным и малоизученным. Это братство законспирировано настолько хорошо, что вот уже на протяжении нескольких столетий историки и исследователи спорят: а существует ли союз «Девяти Неизвестных» на самом деле?

Первые упоминания об обществе «Девяти Неизвестных» относятся к III веку до н. э. Легенда связывает его появление с индийским правителем Ашокой. Продолжая дело своего деда царя Чандрагупты, Ашока проводил политику объединения Индии, погрязшей в междоусобицах. Но потом, преисполненный честолюбия, он отправился завоевывать соседнее государство — Калингу, располагавшееся между нынешними Калькуттой и Мадрасом. Война оказалась кровопролитной: в жестоких схватках погибли тысячи людей. Количество убитых повергло Ашоку в ужас. Он отказался от дальнейшего присоединения земель «огнем и мечом», трезво рассудив, что настоящее завоевание заключается в покорении сердец подданных. Ашока решил, что если уж и объединять Индию, то по законам долга и благочестия, ведь Богу угодно, чтобы все люди жили в безопасности, мире и счастье и пользовались свободой располагать собой.

Одним словом, у царя случилась полная переоценка ценностей: Ашоку будто подменили. Желая облагодетельствовать ныне живущих людей и их потомков, он запретил использовать творения разума во зло. Однако мудрый правитель прекрасно понимал: одним запретом, пусть даже могущественного царя, нельзя контролировать не то что будущее, но даже настоящее. Для этого необходимо было создать организацию, члены которой оберегали бы человечество от самих людей.

Так и появилось могущественное тайное общество «Девяти Неизвестных» -анонимных хранителей древних мудрости и знаний. Следить за тем, чтобы прогрессивные знания не попали в руки профанов, дураков и чрезмерно амбициозных личностей, стало основной задачей братства.

Многие науки, которые, по мнению Ашоки, могли нанести вред человечеству, были засекречены. Разумеется, индийский царь понимал, что прогресс, как и человеческую мысль, запретить нельзя. Поэтому он постарался переманить на свою сторону величайших ученых, магов, астрологов и философов того времени, дабы те продолжали свои исследования в различных областях знания, но не спешили обнародовать открытия и изобретения. Многие великие умы тогда вошли в состав тайного общества. Но в глобальный замысел правителя Ашоки были посвящены только восемь человек. Все остальные знали лишь часть Великого Плана, простиравшегося на столетия. Под видом купцов царь отправлял эмиссаров союза в Тибет, Китай, Японию и Аравию вербовать ученых других стран, черпать у них знания. Все добытые «разведданные» аккумулировались и анализировались в специально созданных для этих целей укромных местах. Архивы также хранились в хорошо защищенных тайниках.

Перестраховываясь, члены братства намеренно распустили слухи, будто тайные лаборатории и хранилища сторожат страшные чудища, дабы отбить охоту у искателей приключений совать нос туда, куда не следует.

Век за веком девять избранных охраняли от людей прогрессивные знания и технологии, выжидая, пока человечество окажется готовым к тому, чтобы правильно отреагировать на известия о новых открытиях и изобретениях.

Братья хотели, чтобы люди использовали полученные знания только во благо, но никак не во вред. Но получалось это далеко не всегда. Человеческий разум — слишком изобретательный «заключенный», а его мысль способна обвести вокруг пальца даже самую бдительную стражу.

Девяти Неизвестным не удалось спасти мир ни от жестокости, ни от войн, ни от эпидемий. Но кто знает, может, катастроф было бы еще больше, не будь рядом с нами бдительного ока Девяти?

Кто они?

Состав «Девяти Неизвестных», пожалуй, самая большая загадка. Известно лишь, что когда один из братьев умирал, на его место приходил другой — столь же одаренный, столь же хорошо умеющий хранить секреты. Можно только догадываться, кому выпадала столь высокая честь (тяжкая участь?). Но такие предположения существуют.

Членом «Девяти Неизвестных» называют папу римского Сильвестра II, известного также под именем Герберта из Орийака (999-1003). Великий ученый-энциклопедист, он собирал необычные рукописи, писал трактаты, посвященные астрономическим инструментам, геометрии и музыке. Его познания в математике, физике и механике опережали время. Но самое главное — он пытался создать универсальное христианское государство и примирить между собой людей разных верований.

К Девяти Неизвестным причисляют и Акбара — падишаха Индии из династии Великих Моголов, жившего в XVI столетии. Хроники правления Акбара напоминают сказку из «Тысячи и одной ночи»: именно в это время империя достигла своего расцвета. В 1578 году Акбар издал поразительный для своего времени указ, провозглашавший свободу вероисповедания, и отменил смертную казнь за вероотступничество. Он собрал при своем дворе лучших ученых, практиков и философов. Как водится, большая часть архивов после его смерти бесследно исчезла.

Среди Девяти Неизвестных называют Леонардо да Винчи, Роджера Бэкона и Парацельса. Но, увы, никаких документальных подтверждений тому нет.

Болтун – находка для шпиона

Конечно, можно отмахнуться от всей этой не слишком достоверной истории об обществе, хранящем и скрывающем передовые знания от неподготовленного человечества более двух тысяч лет. Но некоторые факты, имевшие место в истории, недвусмысленно намекают на существование некоторого тайного «банка знаний».

В XIII веке английский монах и философ Роджер Бэкон предсказал изобретение телескопа, самолета, автомобиля и телефона. Что это?

Прозорливость или неосторожность, в результате которой тайна открылась раньше положенного времени?

А идеи Леонардо да Винчи о вертолете, подводной лодке, шарикоподшипниках и гусеничном ходе? Тоже лишь ослепительные догадки?

В 1636 году некий Швентер в труде «Физико-математические развлечения» изложил принципы работы электрического телеграфа и рассказал о возможности коммуникации двух людей между собой посредством «магнитного луча». Другой не установленный автор из Монтеберга (Фландрия) в 1729 году опубликовал описание процесса черно-белой и цветной (!) фотографии. Из его работы следует, что он получал фотоизображения, пользуясь готовым «рецептом», не зная ни физического принципа действия, ни состава химических соединений проявителя и закрепителя. Вопрос, кто подсказал ему этот «рецепт», остается открытым. FREE ROAMING FOR INTERNATIONAL CALLS! Check out the best international Sim Cards and save up to 80% on your phone calls, go to roaming free sims and travelsim!

Какими источниками пользовался Джонатан Свифт, рассказав в «Гулливере» о двух спутниках Марса за 156 лет до их открытия? Где Данте Алигьери почерпнул описание созвездия Южного Креста (данное им в «Божественной комедии») за 200 лет до того, как о нем стало известно европейцам?

По всему выходит, члены союза «Девяти Неизвестных» (если таковой все же есть на самом деле) не всегда крепко держали язык за зубами. Что ж, в конце концов, и они — только люди…

Но чудо произошло!

В XIX веке об обществе «Девяти Неизвестных» миру поведал Луи Жаколио. Будучи французским консулом в Калькутте при Наполеоне III, он имел доступ ко множеству секретных документов. После себя он оставил библиотеку редчайших книг, посвященных великим тайнам человечества. В одном из своих собственных трудов он прямо заявил, что союз «Девяти Неизвестных» существовал и существует по сей день.

В связи с этим он упоминал о технологиях, совершенно невообразимых в 1860 году, как то: высвобождении энергии, стерилизации посредством излучения и психологических войнах.

По мнению Жаколио, на протяжении двадцати двух столетий на территории, подконтрольной союзу «Девяти» (а это весь цивилизованный мир), во всех областях знаний велись секретные исследования, результаты которых записывались в специальные книги. И находится эта ценнейшая копилка научной мысли и техники в районе основной деятельности союза «Девяти Неизвестных»… на юге Самарской губернии и в оренбургских степях. Так, во всяком случае, утверждал француз в своей книге «Пожиратели Огня», вышедшей в России ограниченным тиражом накануне революции.

Самарский краевед О.В. Ратник, заинтересовавшись этой информацией, попытался установить точное место «дислокации» «Девяти Неизвестных». Увы, ему удалось узнать лишь то, что в оренбургских степях археологи нашли загадочный курган, условно датируемый концом III — началом II тысячелетия до н.э. В захоронении был обнаружен скелет пожилого мужчины, богатый погребальный инвентарь и… меч-палица из меди, по внешнему виду очень похожий на священное оружие древнеиндийского бога грозы.

Оренбургско-самарскую прописку «Девяти Неизвестных» косвенно подтверждает и информация историка и этнографа Кирилла Серебренитского, согласно которой в оренбургских степях с древних времен жила некая «династия» отшельников, владеющих тайными силами…

Девять священных книг

В 1927 году Талбот Мэнди, в течение 25 лет служивший в английской полиции Индии, опубликовал полуроман-полурасследование. В нем английский резидент утверждал, что Девять Неизвестных реально существуют. По Мэнди, каждый из членов общества является хранителем одной Книги, посвященной той или иной отрасли знания. Эти талмуды постоянно пополняются, являясь, по сути, самыми полными собраниями научных сочинений за всю историю существования человечества.

Первая книга посвящена технике пропаганды и методам ведения психологической войны. «Из всех наук, — пишет Мэнди, — самая опасная — это наука о контроле над мыслями толпы, потому что она позволяет управлять всем миром».

Вторая посвящена нервной системе человека. В ней подробно описано, как контролировать в организме течение нервных токов, как убивать и оживлять человека одним лишь касанием. Кстати, некоторые исследователи полагают, что многие восточные единоборства родились благодаря утечке информации из этой «хрестоматии».

Третья книга посвящена микро- и макробиологии.

Четвертая — химии. В частности, она рассказывает о взаимном превращении и трансмутации металлов. Если это так, то, выходит, надежды средневековых алхимиков научиться превращать свинец в золото имели под собой основание.

Пятая книга — о земных и внеземных средствах связи.

Шестая книга посвящена физике и математике, в частности — тайне гравитации.

Седьмая рассказывает о таком явлении, как свет — солнечный, электрический и т. п.

Восьмая содержит сведения по космогонии и законам развития космоса.

И, наконец, девятая посвящена социологии и рассказывает о законах эволюции общества. Она позволяет предвидеть их зарождение, стадии развития и угасание.

В связи с вышесказанным остается лишь гадать о степени могущества тех, кто пользуется опытом, трудами и документами «Девяти Неизвестных»… Впрочем, существует ли это тайное общество на самом деле? Каждый из нас вправе сам искать ответ на этот вопрос. Но если союз «Девяти» — реальность, это обнадеживает: очень хочется верить, что братья сумеют уберечь человечество и от ядерных войн, и от нейтронного оружия. Если же нет, утешимся хотя бы тем, что этот миф, дошедший до нас из глубины веков, указывает человечеству направление, в котором нужно двигаться..

salik.biz

Союз девяти неизвестных

История человечества насчитывает немало тайных сообществ. Их создатели преследовали разные цели, обычно связанные с невозможностью действовать официальным путем. Монахи, революционеры, масоны - все члены секретных организаций старались прятать свою деятельность от посторонних глаз.

Но даже на фоне самых законспирированных сообществ особой скрытностью выделяется загадочный и легендарный Союз девяти. До сих пор нельзя с полной уверенностью сказать, продолжает ли он существовать в наши дни.

Когда нельзя отказываться

Первые упоминания о Союзе девяти неизвестных относятся к III веку до нашей эры. По сохранившимся письменным свидетельствам, войско одного из индийских правителей по имени Ашока вело междоусобную войну, чтобы покорить соседнее государство. В многочисленных кровавых битвах гибли тысячи людей.

Но однажды, когда Ашока обозревал поле боя, покрытое мертвыми телами, он вдруг осознал, что когда-нибудь человечество может истребить само себя. И единственное, что пока удерживает его от этого, -несовершенство имеющегося оружия.

Ашока полностью изменил свою политику, отказавшись от всех территориальных войн. Но главное - император пожелал, чтобы любое изобретение человеческого разума никогда не могло угрожать существованию многих людей.

Он велел призвать к себе всех видных ученых - не только его империи, но и соседних государств. Ашока рассказал им, что хочет создать организацию, которая будет защищать человечество. Ученые тайным голосованием выбрали девять самых авторитетных мудрецов - и Ашока утвердил их кандидатуры.

Отныне все научные исследования должны были продолжаться - но их результаты и открытия передавались Союзу девяти. И только избранные мудрецы, посвященные в главную тайну, могли решать - обнародовать эти научные открытия или скрыть их от других людей. Девятерых членов тайного союза никто, кроме них самих, не должен был знать в лицо.

В случае смерти кого-либо восемь остальных выбирали его преемника -причем если выбранный по каким-либо причинам отказывался, его ждала смерть, ведь ученый узнал то, что было недоступно для не состоявших в тайном обществе.

Девять великих мудрецов отправляли своих учеников в разные страны собирать знания. Все добытые сведения тщательно записывались и скапливались в тайниках, о которых в начале существования братства распускались намеренные слухи, будто их охраняют страшные чудовища и искать их ни в коем случае нельзя.

Если мудрецы осознавали, что дальнейшие исследования в той или иной области могут привести к самоуничтожению цивилизации, они принимали меры по прекращению научной работы в данном направлении, используя подкуп, шантаж или даже убийства.

Тайник в Оренбургской степи

В конце XIX века эта легенда нашла подтверждение в книгах Луи Жаколио, французского консула в Калькутте. Он много времени проводил в местных книгохранилищах и изучил бессчетное количество древних документов.

Его выводы были однозначными: Союз девяти неизвестных существовал и продолжает существование на протяжении более двух тысяч лет, его деятельность распространяется на все области знаний и по всему миру.

В книге «Пожиратели огня» (1887 год) Жаколио говорит о том, что в исследованных им древних документах есть описания странных изобретений, к примеру, касающихся высвобождения энергии или свойств излучения. Напомним, что в XIX веке публичные научные открытия в этих областях еще не были сделаны. То есть речь идет о знаниях, которые намеренно скрывались.

Жаколио удалось проследить судьбу одного из тайников Союза девяти. По одной из версий, он был случайно найден и вывезен во Францию, а оттуда во время войны с Наполеоном попал в Россию, где хранитель был вынужден бросить собранное. Теперь это хранилище знаний находится где-то в Самарской области или Оренбургской степи.

Книга «Пожиратели огня» была издана в России в 1910 году. В дальнейшем, после революции, ее запретили как социально вредную и до 1989 года не издавали. Не могла ли она попросту мешать деятельности Союза девяти?

Девять священных фолиантов

В 1927 году вышла в свет книга Талбота Мэнди, роман-исследование, посвященный данному тайному обществу. Автор, который в течение 25 лет работал в Индии, подтверждал, что оно существует и что каждый из девяти его членов хранит особую книгу, посвященную определенной области знаний.

Эти книги (или, скорее, собрания документов и материалов) являются наиболее полными научными исследованиями на каждый момент времени. Все девять книг тщательно спрятаны (по-видимому, описанная Жаколио утраченная часть тайных знаний была впоследствии восстановлена).

Первая из них рассказывает о пропаганде, поскольку, по словам Мэнди, «из всех наук самая опасная - это наука о контроле над мыслями толпы».

Вторая книга посвящена нервной системе, принципам над ее работы, способам, как ликвидировать или, наоборот, оживить человека одним касанием. Мэнди считает, что возникновение восточных единоборств произошло в результате утечки знаний из этой книги - когда некий тибетский монах вдруг обучил всех желающих 15 начальным приемам, которые позже вошли в учебники разных школ.

Третья книга Союза девяти говорит о биологии, четвертая - о химии, пятая - о земных и космических способах связи.

В шестой книге собраны сведения о гравитации (кстати, некоторые древние индийские документы, по мнению их исследователей, содержат инструкции по постройке космических кораблей и управлению ими).

Седьмая книга рассказывает о солнечном и электрическом свете, восьмая - о законах космоса и, наконец, девятая -об эволюции самого человеческого общества.

Некоторые ученые высказывают мнение, что девять книг достались тайному союзу от более ранних мудрецов - к примеру, жителей исчезнувших цивилизаций Атлантиды или Лемурии.

Кого убили «звездные войны»

Какие же факты могут доказывать деятельность Союза девяти неизвестных? По мнению исследователей, существует ряд научных разработок, которые никак не могут быть доведены до конца.

 Среди них - антигравитация, передача энергии на расстоянии, исследования связи пространства и времени, мысленное воздействие и некоторые другие области знаний. Многие ученые, успешно занимавшиеся этими проблемами, неожиданно погибали, а материалы их исследований не сохранялись.

Трагична судьба талантливого русского естествоиспытателя Михаила Филиппова, который первым высказал тезис о неисчерпаемой природе электрона. Он занимался лучевой энергией и в 1903 году в одной из своих статей написал, что может передать силу заряда с помощью электромагнитных волн так, что взрыв в Москве отразится в Константинополе.

Вскоре после этого, в возрасте 44 лет, Филиппов был найден мертвым в своей лаборатории, все документы экспериментов изъяла полиция, и они считаются утраченными.

Тайный союз может быть причастен к истории развития электричества, о котором знали еще в ранних цивилизациях шумеров и Египта. Но при этом следующий шаг, открытие и описание свойств электрического тока, был сделан только в XIX веке.

В конце 1960-х - начале 1970-х годов в СССР и США произошел целый ряд неожиданных смертей нескольких десятков специалистов в области освоения космоса - и развитие науки в этом направлении резко замедлилось. По сути, изучение космического пространства с тех пор так и не вышло на принципиально новый уровень.

В западной прессе был опубликован список ученых, работавших над программой «звездных войн». 23 ведущих специалиста в области электронного оружия ушли из жизни в течение шести лет, с 1982 по 1988 год. Они стали жертвами авто- и авиакатастроф, убийств или суицида, а программа «звездных войн», как известно, была свернута.

Долой пулеметы!

В то же время многие удивительные научные и технические достижения прошлого исследователи связывают с тем, что их авторы как-то причастны к Союзу девяти неизвестных - являясь его членами либо получая от них информацию.

К примеру, в XIII веке английский философ . Роджер Бэкон говорил о скором изобретении самолета, телефона и автомобиля, описывая эти устройства в общих чертах. Откуда такие познания?

То же относится к идеям Леонардо да Винчи, на рисунках и чертежах которого можно увидеть вертолет или подводную лодку.

Существуют письменные свидетельства того, что немецкий ученый Гейденберг, живший в XVI веке, в своих исследованиях пользовался радиоаппаратурой.

Германский математик Даниель Швентер в 1636 году подробно описал принцип электрического телеграфа.

Джонатан Свифт в книге о путешествиях Гулливера (1726 год) рассказал о двух спутниках Марса - за более чем 150 лет до того, как их открыли.

В 1775 году французский инженер Дю Перрон создал прообраз современного пулемета. Но подобная машина для убийства показалась королю Людовику XVI чудовищной и была отвергнута.

Список невероятных для своего времени изобретений легко продолжить. И разве не мог кто-то из перечисленных людей быть членом загадочного тайного сообщества?

Да, Союзу девяти не удалось предотвратить страшные войны XX века. Но человечество осталось существовать - и, быть может, это показатель того, что тайное общество все еще выполняет свою задачу?

Виктор СВЕТЛАНИН

Вы можете прочитать другие новости на эту тему:

paranormal-news.ru

Книга Девять миров читать онлайн Мария Семенова

Мария Семенова. Девять миров

 

    …Пусть вникают в эту книгу, дабы набраться мудрости и позабавиться. Нельзя забывать этих сказаний или называть их ложью.

    Снорри Стурлусон. «Язык поэзии»

    Два брата и скрывший лицо

    [1]

    Осеннее море с грохотом сотрясало гранитные скалы. Ветер подхватывал брызги и нёс в глубь страны, над ущелиями фиордов, над каменными перевалами, мимо снеговых шапок вершин. И даже орлы, гнездившиеся на неприступных утёсах, с трудом могли разглядеть далеко в море маленькую рыбацкую лодку.

    Шторм давно сломал мачту, сорвал парус и утащил куда-то в низкие тучи. Двое мореходов сперва пытались грести, но тяжёлые волны выхватывали вёсла из рук, да и силы кончились быстро – ведь старшему из гребцов едва минуло десять зим, а младшему и того менее – восемь. Это были Агнар и Гейррёд, сыновья Храудунга, одного из самых знаменитых вождей Северных Стран. Буря уносила их лодку от родного берега прочь. Братья едва успевали вычерпывать холодную воду, хлеставшую через борта.

    – Держись, Гейррёд! – крикнул старший брат младшему. – Мы же викинги! Дымные очаги и тёплые постели – это не для мужчин!

    Агнар был доброго и весёлого нрава: все ждали, что он сделается хорошим вождём, справедливым и щедрым. Отцовские воины охотно пойдут за ним, когда он подрастёт.

    Гейррёд отвечал:

    – Пусть другие плачут или просят пощады.

    Судьба младшего сына – всё в жизни добывать самому, и богатство, и славу, и преданную дружину. Что ж, Гейррёд обещал стать замечательным воином. Кровавое Копьё – вот что значило его имя.

    Двое промокших мальчишек упрямо сражались с волнами, чувствуя, как понемногу стынет кровь в жилах, как ледяной ветер высасывает последние силы… Они были сыновьями вождя. Они хотели стать викингами. Они не привыкли сдаваться.

    Наконец, уже в ночной тьме, впереди заревел прибой, ощерились белые буруны. Братья отчаянно вцепились в обледенелые борта, предчувствуя гибель. Но вот диво: откуда-то из темноты вдруг громко закаркали два ворона, и вздыбившаяся волна подхватила лодку, пронесла над оскаленными клыками камней и вышвырнула на незнакомую сушу. Обоим показалось, что это была не простая волна. Поспешно выскочили сыновья Храудунга на скрипучий песок и – новое диво – тотчас встретили старика.

    Был у него синий плащ, гулко хлопавший на стылом ветру, и широкополая шляпа, низко надвинутая на единственный глаз. Он привёл неудачливых рыбаков к себе в дом и велел старухе раздуть пожарче огонь, чтобы обсушить и согреть нежданных гостей. А поскольку осенние шторма длятся подолгу, до самого снега, делать нечего – остались они в том доме зимовать.

    Многому научили братьев старик со старухой. И так вышло, что Агнар привязался больше к хозяйке, а Гейррёд – к хозяину. Когда же наступила весна, старик дал детям вождя хорошую новую лодку, и, как по волшебству, немедля задул попутный ветер. Стали прощаться. Старик отозвал Гейррёда в сторону:

    – Ты понравился мне. Знай же, что ты был гостем Одина, Отца Богов и Людей. Знай ещё: я помогу тебе стать знаменитым вождём, таким же, как твой отец.

    Быстро принёс ветер лодку к родному берегу. Вот показались впереди горы, замаячили в морском тумане знакомые утёсы возле устья фиорда. Гейррёд первым выскочил на отцовскую пристань, на просмолённые дубовые брёвна… и вдруг оттолкнул лодку с братом прочь, крикнув:

    – Плыви теперь туда, откуда не возвращаются!

    Вот так понял он милость Одина и обещание сделать его вождём.

knijky.ru

Книга Девять уроков читать онлайн Кевин Алан Милн

Кевин Алан Милн. Девять уроков

 

Гольф. Как шутят не слишком удачливые игроки в эту игру, ее назвали так потому, что другие ругательства уже были заняты. Я и правда знаком с парнем, который регулярно «выражается» этим словечком наряду с общеупотребительными «дьявол», «черт возьми» и «проклятье». Более изощренные наблюдатели склонны считать, что создатели гольфа страдали от острой формы дислексии. Это и побуждало их выговаривать название новой игры задом наперед. Так нам недвусмысленно намекнули на то, что перекатывание мячика по траве чем-то похоже на телесное наказание.

Очевидно, что ни один из этих умников не встречался с моим отцом, Освальдом Лондоном Уиттом. Уж он-то никогда не сомневался в том, что гольф – не просто спорт или хобби. Это, как мне не раз доводилось слышать, целая жизнь. «Гольф – лучший из моих учителей, сынок, – сказал он мне как-то с торжественной серьезностью. – Гольф – это жизнь, а жизнь – это гольф».

В то время я понятия не имел, о чем он говорит, но видел, что отец не шутит. Сколько я его помню, слова эти определяли каждый его поступок. Если он не встречал посетителей в своем оформленном «под гольф» ресторане, то вы наверняка находили его на поле для гольфа, где-нибудь поблизости от него или перед экраном телевизора, за просмотром все той же игры. Гольф поглотил отца целиком и полностью: только он придавал смысл самой его жизни.

Как это свойственно многим родителям, Лондон всем сердцем надеялся на то, что его собственное увлечение станет центром и моей вселенной. Едва ли не с первых дней моего появления на свет он начал наряжать меня в костюмчики для гольфа, как будто крохотные жилетики, штанишки до колен и вязаные носочки способны были, как по волшебству, воспламенить во мне страстную любовь к этой игре. Я еще не вышел из младенческого возраста, а отец уже начал предсказывать мне будущее новой звезды гольфа. «Вот увидите, – не раз повторял он друзьям, – из парня вырастет второй Бобби Джонс! Моего сынишку ждет ошеломляющий успех!»

К сожалению, пытаясь передать своему единственному отпрыску эту всепоглощающую любовь к гольфу, отец не учел пары важных моментов. Его завышенные ожидания легли на меня тяжким бременем. Это давление оказалось таким сильным, что любая ошибка выбивала меня из колеи, едва ли не с самого начала обрекая на полный провал. Но куда важней было то, что мне не хватало чисто физических способностей. Каждый взмах клюшкой грозил окончиться не столько ударом по мячу, сколько по моей собственной голове. Если же я все-таки задевал эту чертову штуковину (мяч, а не голову), то лишь Господу было ведомо, куда она в итоге полетит. Да и с его стороны это было не более чем догадкой.

К тому моменту, когда мне исполнилось десять, Лондон уже успел насмотреться на мои неуклюжие попытки, и это заставило его поумерить свои ожидания. И все же он продолжал лелеять надежду, что в один прекрасный день я достигну подлинных вершин в его любимой игре. «Чуть больше практики, и парнишку будет не узнать! Он еще познает незабываемый, волшебный аромат успеха!» Однако весь мой успех сводился к нескольким удачным ударам, которые, как дешевый одеколон, не способны были заглушить зловоние моей природной бездарности.

На смену детской неопытности пришла подростковая неуклюжесть, и это лишь ухудшило ситуацию. Отцу ничего не оставалось, как признать, что его отпрыск никогда не преуспеет в гольфе. Это открытие серьезно осложнило наши и без того натянутые отношения. Лондон заявил, чтобы я забыл про гольф и сосредоточился на развитии тех способностей, которые еще могли у меня проявиться. Это стало серьезным ударом для подростка, который ужасно хотел угодить отцу. В то же время его слова лишь убедили меня в том, о чем я и без того догадывался: я навсегда останусь неудачником в глазах родителя из-за неумения блеснуть на поле для гольфа.

knijky.ru

Книга Девять месяцев, глава Девять месяцев, страница 1 читать онлайн

Девять месяцев

Январь. 5-я неделя беременности

- Нет, мы никому не скажем. Пожалуйста. Срок слишком маленький.

- М-м-м… Даже Лео?

- Лео расскажет Дине, Дина – всем остальным!

- М-м-м…

Илья в очередной раз пытался рассмотреть в загогулине на фото будущего сына или дочь.

- Ты меня не слушаешь, - фыркнула Кира. – Илья…

- Прости, милая.

Он аккуратно убрал фото в папку, папку – в ящик комода и лег. Кира тут же пристроила голову ему на плечо, а он обнял жену и поцеловал в макушку.

- До сих пор не могу поверить. И все, как надо, да? Никаких сюрпризов?

- Мне тоже не верится. – Кира провела пальцем по груди Ильи, от соска до соска. – Насчет сюрпризов не знаю, но внематочной точно нет. Я заставила все проверить.

- Ляг на спину, Кира.

Она послушалась, замирая. Илья наклонился к лону и поцеловал низ живота.

- Он тут, да?

- Да, Илюш, - хихикнула Кира. – Только очень-очень маленький, полмиллиметра. Как кунжутное зернышко.

- Привет, малыш. Я твой папа.

- Илья!

- М-м-м?

- Пообещай мне, что никому не скажешь. Скажем вместе, хорошо?

- Когда, солнышко?

- Перед родами…

- Кирюша, это несерьезно. Ты не будешь прятаться ото всех девять месяцев.

- Ты прав… - вздохнула Кира. – Ладно, скажем после двенадцатой недели. Илья?

- М-м-м?

- Ты не хочешь… продолжить? – спросила она, прикусывая губу.

- Нет, моя милая. Мы же не хотим навредить?

- Никакого секса? – Кира чуть ли не подпрыгнула на кровати.

- Не в первом триместре. Кира, ты так обрадовалась, что забыла, чему тебя учили? – рассмеялся Илья.

Она обиженно засопела, но потом произнесла:

- Ты прав, сейчас нельзя. – И добавила, жалуясь: - Я теряю голову, когда ты меня ласкаешь.

- Иди ко мне, малышка. – Он крепко прижал к себе Киру и поцеловал в губы – легко и нежно. – Впереди девять месяцев ванильной жизни. Мы выдержим, да?

Кира мужественно посмотрела ему в глаза:

- Да, мой господин.

 

Февраль. 8-я неделя беременности

- Кира-а-а… У тебя увеличилась грудь.

- Угу.

- И ареолы потемнели.

- Угу.

- Так теперь будет всегда?

- Тебе не нравится?

- Я просто спросил.

- Нет. Потом я буду кормить ребенка грудью, грудь сдуется и станет похожа на уши нашего Шер-Хана.

- Кира-а-а…

- О, началось…

Зажав рот рукой, Кира пулей выскочила из кровати и побежала в ванную комнату. Илья тяжело вздохнул и пошел следом. Теперь Киру тошнило каждое утро и четко по расписанию, с семи до девяти, с промежутком в пятнадцать-двадцать минут. И в выходные тоже. Еще тошнило от запаха молока, и все молочные каши в их доме теперь под запретом.

Кира во всем искала положительные моменты.

- Это хорошо, что утром, - говорила она Илье. – Зато потом на работе не тошнит. И ты рядом.

«И ты рядом» имело и практическую пользу. Кира уверяла, что ей становится легче, когда чувствует «запах мужа». Умывшись после очередного приступа, она всегда утыкалась носом в рубашку или футболку Ильи и с наслаждением дышала, а муж ласково гладил ее по спине. И так два часа.

Изнуряющий ритуал, но Илья радовался, что в его силах помочь жене в этот непростой период. Кира всегда каким-то удивительным чутьем знала, какой приступ последний, чистила зубы и говорила Илье:

- Можем завтракать.

Завтрак тоже превратился в пытку, но уже для Ильи. Кире было все равно, что он ест, лишь бы не пахло молоком. Но ее предпочтения сводили его с ума. Кира мазала куски селедки медом и запивала «бутерброд» апельсиновым соком.

- Это скоро пройдет, - каждый раз обещала она. – Вместе с тошнотой.

Илья морщился, но терпел.

Еще она ела лимоны. Нарезала кружочками и ела – с кожурой и без сахара. И хрустела яичной скорлупой. Илья купил ей самые лучшие витамины для беременных, она их исправно пила, и все равно ела лимоны и скорлупу.

Он думал, будет трудно удержать беременную Киру от желания заняться привычными играми, но она о них даже не вспоминала. Ее изматывала тошнота, она не хотела уходить с работы раньше положенного срока, и вечером чувствовала себя такой уставшей и разбитой, что Илья сам превратился в ее саба. Он делал жене ножные ванны и расслабляющий массаж, исполнял любую ее прихоть, да еще заботился о Шер-Хане, который рос и тоже требовал внимания, прогулок и хорошего питания. И совсем перестал видеться с друзьями.

litnet.com

Книга Девять принцев Амбера читать онлайн Роджер Желязны

Роджер Желязны. Девять принцев Амбера

Хроники Амбера - 1

 

1

 

После целой вечности ожидания кажется, что‑то стало проясняться.

Попытался пошевелить пальцами ног – удалось. Я лежал, распластавшись, в больничной постели, обе ноги были в гипсе, но все‑таки это были мои ноги.

Я изо всех сил зажмурился, потом открыл глаза – и так три раза.

Комната постепенно перестала вращаться вокруг меня. Но где это, черт побери, я нахожусь?

Постепенно туман, застилавший мозг, начал рассеиваться, и я кое‑что припомнил. Долгие темные ночи, санитарок и уколы. Каждый раз, как только я начинал приходить в сознание, меня тут же кололи какой‑то гадостью. Так все и было. Да. Именно так. Но сейчас я чувствовал себя вполне прилично. По крайней мере наполовину. И им придется прекратить это их лечение.

Придется ли?

Может быть, и нет – внезапно пришло на ум.

Естественный скептицизм относительно чистоты человеческих намерений прочно укоренился в моем мозгу. Да меня просто перекололи наркотиками, – внезапно сообразил я. По моим ощущениям, никакой особой необходимости в этом не было и не могло быть, но если уж они начали, то с какой стати им останавливаться именно сейчас? Ведь наверняка за это заплачено. Значит – действуй хладнокровно и сделай вид, что ты все еще в дурмане, – подсказал мой внутренний голос, мое второе я, самое худшее, но и более мудрое.

Я последовал его совету.

Санитарка осторожно заглянула в палату примерно десятью минутами позже и, конечно, я все еще храпел. Дверь тихо закрылась.

К этому времени в памяти восстановилось кое‑что из того, что произошло.

Я смутно припоминал, что попал в какую‑то аварию. Что произошло потом – было как в тумане, ну, а о том, что было до этого, я вообще не имел ни малейшего представления. Но сперва меня привезли в обычный госпиталь, а потом перевели сюда, это я помнил, но не знал, почему.

Однако я чувствовал, что ноги были в полном порядке. По крайней мере, я вполне мог ходить, хотя и не помнил точно, сколько времени прошло с тех пор, как я их сломал. Ну а то, что у меня было два перелома – это помнил.

Голова несколько кружилась, но вскоре это прошло, и я поднялся, держась за железный прут изголовья кровати, и сделал свой первый шаг.

Полный порядок – ноги меня держат.

Итак, теоретически я вполне способен уйти отсюда восвояси.

Я вновь добрался до кровати, улегся поудобнее и стал думать. Меня зазнобило, на лбу выступил пот. Во рту отчетливо чувствовался вкус сладкого пудинга…

В Дании пахло гнилью…

Да, я попал в автокатастрофу, да еще какую… Затем дверь открылась, впустив в комнату луч яркого света из коридора, и сквозь щелки век я увидел сестру со шприцем в руках.

Она подошла к постели – широкобедрая бабища, темноволосая и с толстыми руками.

Как только она приблизилась, я сел.

– Добрый вечер, – сказал я.

– Д‑добрый… – ответила она.

– Когда я выписываюсь отсюда?

– Это надо узнать у доктора.

– Узнайте!

– Пожалуйста, закатайте рукав.

– Нет, благодарю вас.

– Но мне надо сделать вам укол.

– Нет, не надо. Мне он не нужен.

– Боюсь, что доктору виднее.

– Вот и пригласите его сюда, и пусть он сам это скажет. А до того я не позволю делать себе никаких уколов.

– И все же боюсь, что тут ничего нельзя сделать. У меня точные указания.

– Они были и у Эйхмана, а поглядите‑ка только, что с ним сделали.

И я медленно покачал головой.

– Ах вот как, – сказала она. – Учтите, что мне придется доложить об этом… этом…

– Обязательно доложите, – съехидничал я, – и кстати, во время своего доклада не забудьте сказать, что я решил выписаться отсюда завтра утром.

knijky.ru