Текст книги "Никогда не взрослей! (СИ)". Дмитрий гринберг книги


Никогда не взрослей! (СИ) - Дмитрий Гринберг

Загрузка. Пожалуйста, подождите...

  • Просмотров: 3748

    Твои грязные правила (СИ)

    Виолетта Роман

    Я не хотела, но он заставил... Искусный манипулятор, ему плевать на жизни других. Я думала, что…

  • Просмотров: 3460

    Хищник цвета ночи (СИ)

    Татьяна Серганова

    Мой начальник красив, умен, обворожителен. А еще Ник Н’Ери хищник, привыкший получать то, что…

  • Просмотров: 3334

    Брачная охота на ректора магической академии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Продали замуж за чудовище? Предала подруга? Улечу в академию магии! Хочу быть другой девушкой,…

  • Просмотров: 2789

    Уютная, родная, сводная (СИ)

    Наталия Романова

    Всё смешалось в голове, перепуталось, прошлое и настоящее, о будущем Марк не думал. Воспоминания о…

  • Просмотров: 2785

    Невеста из проклятого рода 2

    Кристи Кострова

    Проклятие снято, и моя магия свободна. Однако появилась новая проблема: стихии выдали меня замуж,…

  • Просмотров: 2385

    Брачная охота на главу тайной канцелярии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Ошибка ангела смерти? Переезд в магмир? По моим правилам! Хочу быть аристократкой, сверхсильным…

  • Просмотров: 2197

    Муж на сутки (СИ)

    AleX Night

     А мне мама говорила, что мужики на дороге не валяются. Вон же лежит, бесхозный, под елочкой, чуть…

  • Просмотров: 2083

    Помощница особого назначения (СИ)

    Ксения Болотина

    — Вы находите меня привлекательным? — задал мужчина неожиданный вопрос. — Нет, — выдала честный…

  • Просмотров: 1893

    Свадьба как повод познакомиться (СИ)

    Анна Минаева

    Ее ждала счастливая семейная жизнь, но все пошло наперекосяк. Или, наоборот, наладилось? Случайный…

  • Просмотров: 1847

    Демон и Фиалка (СИ)

    Оксана Северная

    Он – демон высшего ранга. Сильный, могущественный – сослан на землю в наказание за попытку смещения…

  • Просмотров: 1717

    Живая Академия. Печать Рока (СИ)

    Марина Весенняя

    Потерять за один день все богатства, вылететь из элитной академии и умудриться избежать…

  • Просмотров: 1680

    Дороже золота (СИ)

    Эми Мун

    С давних пор Янария существовала под надежным крылом черного дракона. Но защита не была бесплатной.…

  • Просмотров: 1574

    Милашка (ЛП)

    Алекса Райли

    Мила проработала моделью всю свою жизнь. Рано начавшая свою карьеру, она всегда была в центре…

  • Просмотров: 1530

    Снегурочка для Дракона (СИ)

    Villano

    Я дождалась, когда платье упадет на пол, развернулась и впилась в жадные мужские губы поцелуем.…

  • Просмотров: 1528

    Проданная королева (СИ)

    Екатерина Кариди

    Вчера была невестой, сегодня - вдова. Семья покойного презирает Мирославу, считая охотницей за…

  • Просмотров: 1505

    Белая королева для Наследника костей (СИ)

    Айя Субботина

    Я была единственной обласканной дочерью Короля Северных просторов. Мой брак был сговорен, и я…

  • Просмотров: 1434

    Скромница для хулигана (СИ)

    Илона Шикова

    Меня зовут Анна Мартынова, и я занимаюсь не совсем женским делом — ремонтирую автомобили. Жизнь моя…

  • Просмотров: 1349

    Наследница Тумана. Академия при Храме всех богов (СИ)

    Мстислава Черная

    Никогда не спрашивайте Варю Лаппа, как размножаются боги. Все её неприятности начались именно с…

  • Просмотров: 1314

    Ты покоришься мне (СИ)

    Ксения Г

    Он жесток. Он опасен. И он похитил меня. Я его пленница. Нет ни единого шанса, что я смогу…

  • Просмотров: 1211

    Поющая во тьме (СИ)

    Леди Эм

    Когда Лекс отправлялся на невольничий рынок, он и не думал, что встретит там ту, что однажды…

  • Просмотров: 1204

    Золотой путь или как полюбить дракона (СИ)

    Ирина Зимина

    В школе «Золотая нить» обучаются лишь лучшие из лучших. Алексе очень повезло, что ее туда приняли.…

  • Просмотров: 1203

    Буду С Тобой (СИ)

    Никтория Мазуровская

    Встретелись два одиночества. Два разных мира. Двое разных людей. Встретились и влюбились.Итория…

  • Просмотров: 1114

    Поцелуй дракона для рыжей бестии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Угодила в беду? Не отчаивайся!Получила магическую силу и сумасбродного мужа-мага? Не беда!Гораздо…

  • Просмотров: 1000

    Обуздать пламя (СИ)

    Кристи Кострова

    Проклятие снято, и моя магия свободна. Однако появилась новая проблема: стихии выдали меня замуж,…

  • Просмотров: 863

    Альфа горцев (ЛП)

    Кей Перри

    Граф Оксфордшира — все, чего леди Изабель Ройс когда-либо хотела, но он запретная тема…С ее…

  • Просмотров: 862

    Ведьма в апельсинах (СИ)

    Анна Одувалова

    Утка с яблоками в медовом соусе, вепрево колено и нежнейшие профитроли — вот обычный завтрак в моей…

  • Просмотров: 764

    Венок для оборотня (СИ)

    Amy Moon

    Иллин не желала несметных сокровищ, и сомн блестящих мужчин ей был без надобности. Все, чего хотела…

  • Просмотров: 729

    Брат короля (СИ)

    Ольга Талан

    Мне всегда казалось несправедливым, что в жанре гендерная интрига для читателя как правило никакой…

  • itexts.net

    Читать онлайн книгу Никогда не взрослей!

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

    Назад к карточке книги

    Никогда не взрослей!История перваяДмитрий Гринберг

    © Дмитрий Гринберг, 2018

    ISBN 978-5-4493-4249-2 (т. 1)

    ISBN 978-5-4493-4250-8

    Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

    Пролог

    Я начну свой рассказ с того, что я повзрослел. Да-да, именно повзрослел. Мне сейчас двадцать восемь лет и меня пугает, что ждет меня впереди. Я не хочу, чтобы это заканчивалось. Это не должно закончиться. Понимаете, дело в том, что я насмотрелся фильмов, где главные герои не умирают и не стареют. Может быть, у них и обычная жизнь, но хотя бы день выдается таким, из-за которого стоит снять целый фильм. Но у меня такого дня не было. Были плохие дни, да. Но разве о таких днях стоит снимать фильмы? Нет, я лично хочу, чтобы фильм был красочным, чтобы он запомнился зрителям, и они захотели прожить такую же жизнь, как и я.

    Меня зовут Пол, и вот моя история…

    Я писатель. Да-да, именно писатель. Но меня еще не издавали. Никто не верит мне, что я пишу достойные вещи – это я о друзьях, которых почти не осталось. Со временем все они начинают думать, что они особенные, и что ты им что-то должен. Только я им ничего не должен, как впрочем, и они мне. Все дело в том, что я могу их выслушать, и даже могу это сделать с удовольствием, в отличие от них. Это меня и задевает. Я – честный человек. Но почему-то мое слово ставят под сомнение, хотя они знают, что я не вру, а врут обычно они… Наверно, им так проще жить – не придавая мне вес.

    Я всю жизнь прожил здесь, в Чикаго. Наша улица была довольно тихой, если не считать бара, который находился на углу улицы. Как и полагается, все мои друзья живут неподалеку. Например, Джон до сих пор живет в Питсбурге, через две дороги от меня. Мы с ним дружим с тринадцати лет. С моих тринадцати, потому что Джон на два года старше меня. Он плотник. Он начал заниматься этим еще в том возрасте, когда мы все играли в бейсбол и ни о чем путевом не думали. Джон первый из нас, кто повзрослел. Есть еще Фрэнк, он никакой. Когда человека до тридцати лет содержат родители – он вырастает никаким. Я сам некоторое время сижу без работы, но до этого я работал в газете. Мне чертовски нравится писать. Я бы писал, даже если бы мне за это ничего не платили. Когда я говорю, я не такой умный, как здесь, на страницах. Может, это меня и привлекает? Но, тем не менее… Хотя, ладно, о себе много говорить – чертовски некрасиво.

    Джону уже тридцатник, а он собирался к этому возрасту стать миллиардером. Даже представить не могу, как его напрягает тот факт, что он и на велосипед себе не заработал.

    Даже представить себе трудно, я вижу улицу, которую видел в детстве. Она точно такая же, и в то же время совсем другая. Ее словно перекрасили и все в ней поменяли местами, хотя не хватает всего пару деревьев, которые сгнили от старости. Они еще в детстве были сухими, а потом и вовсе рухнули. Теперь я стараюсь не смотреть на место, где они стояли. И эти мысли я могу выплеснуть только здесь, потому что мои друзья меня не поймут. Это плохо иметь таких друзей. Хотя, мне кажется, настало такое время, когда друзья тебя перестают понимать. Это проблема современного мира – все стали слишком индивидуальны.

    Сейчас я, словно в детстве, сидел и ел чипсы с колой, которые так люблю, но теперь мне нужно следить за весом. Мой подкожный слой жира не так быстро сжигается, как раньше, и у меня практически диета. Я радую себя красивыми картинками, где изображены пицца, молочный коктейль, гамбургер. Я поедаю их глазами. За эти двадцать восемь лет я многое успел в плане еды, хотя, это не важно. Все когда-нибудь станут такими, как я. Они будут смотреть в зеркало каждый день, и думать, соответствуют ли они каким-то эталонам красоты. Как далеко они ушли, или насколько приблизились? Все мы хотим быть похожими на кого-то. Хоть чем-то, хоть как-то. Иначе мир не двигался бы вперед – мы должны превосходить тех, кто был до нас. Сегодня мне надо сходить на Уолл-Стрит и купить хлеба. Мне этого делать не хочется, потому что на улице чертовски жарко. Да-да. Я не люблю эту жару. Не люблю потеть, и не люблю машины, которые вечно поворачивают и норовят тебя сбить. Я откладываю свое излияние души на некоторое время. Мне надо выйти из дому, пока солнце еще на так сильно нагрело воздух. Продолжу, когда вернусь.

    Кажется, меня не было сорок минут, но вот я здесь, и такое ощущение, будто я никуда не отходил. Мне пришлось стоять в очереди за людьми, которые явно не думают о своем здоровье. Они накупили столько вредных продуктов, что не удивлюсь, если их в скором времени сразит какая-нибудь болезнь. Кассир пожелала мне приятного дня. И я честно скажу, мне приятно. Даже такая формальная фраза, сказанная немножечко от души, может поднять настроение. Я в ответ тоже желаю им приятного дня, хотя понимаю – они будут ненавидеть всех людей уже через час. Но это их работа. Они выбрали свой ад сами. Ад? – спросите вы. Да, именно ад. Ибо слишком много людей – это всегда ад.

    В каком-то смысле я живу в раю. У меня собственная квартира и я один. Последние пару лет я один всегда, и это уже мало напоминает рай. Я поневоле сам начинаю искать встречи с ними. Мне нужно, чтобы меня увидели, услышали, чтобы поняли, в конце концов… Всем нужно, чтобы их поняли. Если тебя не понимают, получается, ты зря живешь на этой планете. Но каждый уверен в своей исключительной роли, с которой он пришел в этот мир.

    Наверно, я дождусь вечера и выйду на прогулку подышать свежим воздухом в парке. День я закончу просмотром фильма – выберу что-нибудь постарее. А сейчас мне надо сделать себе завтрак, потому что уже половина двенадцатого, а я все еще не завтракал.

    ***

    Однажды наступил один особый день 1982 года, мы с Фрэнки гуляли недалеко от города возле старого заброшенного депо, о котором давно всеми было забыто. Подул сильный ветер, и поднялась страшная пыль, я успел закрыть лицо руками, но Фрэнки не заметил надвигающейся стены из пыли и она забрала его к себе в плен. Когда эта стена унеслась, он начал чихать и кашлять. Он протер глаза, и мы пошли дальше. На его черной футболке остались следы мелкой пыли, которая падала на землю. Он покашливал еще некоторое время, но мы подошли к небольшому ручью и уселись возле него.

    – Слушай, Рэй, – сказал Фрэнк, – зачем мы сюда пришли? Ты же знаешь, мои родители не любят, когда меня долго нет дома.

    – Брось Фрэнки… Мы что-то найдем здесь. Ты ведь хочешь здесь что-то найти, верно?

    – А что можно здесь найти, кроме пыли?

    – Что-то очень интересное. То, что не хотят, чтобы его увидели.

    – Почему ты так уверен, Рэй?

    – Я чувствую это.

    Я встал, и начал было идти, но Фрэнки меня остановил.

    – Подожди, – сказал он, – я отхлебну немного воды.

    Я снова сел и стал ждать, пока Фрэнки напьется.

    – Черт! Она совсем холодная. Мои зубы! Черт!

    – Я знаю, что она холодная, – сказал я, – а зубы твои болят, потому что в них слишком много дырок. Сколько шоколадок ты сегодня слопал?

    – Одну.

    – Только одну? Не ври мне, Фрэнк!

    Я слегка толкнул Фрэнка, и он вцепился в меня. Мы начали возню и вскоре оказались на земле. Из-за локтя Фрэнка у меня из носа брызнула кровь. Она капнула на мою красную футболку, но была почти не заметна. Только краешек белой полоски выделялся и мог привлечь внимание, поэтому, когда мы перестали, я снял футболку и смочил ее в холодной воде. В ней кровь тут же отстиралась.

    – И что теперь? – спросил меня Фрэнк, все еще сидя на земле под палящим солнцем.

    – Не знаю, – ответил я, – наверно, нам стоит вернуться к тому заброшенному месту, – я указал рукой на заросшее травой и обезображенное временем старое депо.

    – Ну, хорошо. Только не смей больше шутить над моими зубами, ясно?

    – Ладно, Фрэнк, идем скорей!

    Фрэнк поднялся, и мы пошли обратно. Под ногами была сухая земля и кое-где пробивалась зеленая травка. Когда взобрались на территорию этого жуткого места, мы тут же пошли к ржавому поезду, Фрэнк провел по нему железным прутом и тишину пронзил жуткий скрежет.

    – Хватит, Фрэнк! – сказал я, прикрыв уши.

    Но Фрэнк не услышал.

    – Фрэнк, перестань! – сказал я еще раз, дернув его за руку.

    – Рэй, что это ты делаешь?

    – Перестань, Фрэнк! Этот звук меня просто с ума сводит!

    – Это всего лишь железный прутик… – сказал Фрэнк.

    – Дай его сюда! – я выхватил из рук его дурацкий металлический прутик и выбросил изо всех сил, как можно дальше. Мы оба с изумлением смотрели, как он поднялся высоко вверх, и угодил в грязное окно длинного сооружения, куда раньше заезжали поезда.

    – Ого! – сказал Фрэнк и посмотрел на меня. Его челюсть отвисла, и стали виднеться его желтые зубы. Он их никогда не чистил, поэтому к Фрэнку лучше было особо не приближаться.

    – Пошли, – сказал я, и вскоре остановился возле заброшенного вагона, который оказался не заперт. Я решил взобраться, и посмотреть, что там.

    – Ты куда, Рэй? – спросил Фрэнк, не решаясь последовать за мной.

    – Полезай сюда, Фрэнк, здесь никого нет. Не бойся!

    – А что там?

    – Здесь темно, сыро и много мусора, но ни одной живой души, Фрэнк.

    Фрэнк с большим трудом поднялся ко мне, и настороженно огляделся.

    – А что мы здесь ищем?

    – Не знаю, надо хорошенько все проверить, – сказал я.

    Я посмотрел по сторонам и увидел кучу каких-то коробок. Я подошел к ним, и проверил парочку, но в них ничего не оказалось. Фрэнк стоял и смотрел на меня, не решаясь ни к чему приблизиться.

    – Здесь наверняка кто-то оставил свой пистолет, – сказал я, с озарением в глазах.

    – Да ну, брось. Кому это может быть нужно?

    – Не знаю. Где-то же им надо хранить свое оружие.

    – Кому, Рэй?

    – Бандитам.

    – Каким еще бандитам? Что ты мелишь? Только бездомные собаки могут сюда прийти, – сказал Фрэнк.

    – Откуда тебе знать? В таких местах всегда кто-то водится. Странно, что мы бездомных здесь еще не встретили.

    – Точно, Рэй, странно. Давай лучше уйдем отсюда.

    – Ты испугался?

    – Перестань, хватит. Ничего я не испугался. Просто мне домой уже пора. Ты ведь знаешь, какие у меня родители, и что меня потом еще неделю из дому не выпустят, если я вовремя не вернусь. Ты же все знаешь!

    – Да, знаю. Но ты недавно говорил, что тебя отпустили до восьми, а сейчас…

    Я посмотрел на свои старые круглые часы, найденные в одном из таких мест, которые все еще шли.

    – Сейчас только пять часов, Фрэнки младший!

    – Но нам надо возвращаться пешком, Рэй!

    – Это займет не больше часу. У нас еще полно времени, так что хватит ныть, Фрэнк!

    – Не буду больше я с тобой гулять, обманщик!

    – Ладно, договорились. Мне девчонки не очень-то и нужны, – сказал я.

    – Ты кого это назвал девчонкой?

    – Тебя, Фрэнки, здесь больше никого!

    Фрэнк обиделся, и схватил мою футболку, но мне удалось вырваться. И только мы замахнулись, как раздался странный шум. Услышав его, мы замерли на месте, оставив кулаки сжатыми.

    – Рэй, что это было? – спросил меня Фрэнк.

    – Не знаю, должно быть, ветер.

    – Не похоже на ветер, Рэй.

    Звук доносился откуда-то снаружи. Я выглянул, но на вид все казалось спокойным.

    – Там ничего. Может, нам показалось?

    – Нам обоим?

    – Ладно, – сказал я, – тогда пойдем, и посмотрим, что там.

    – Ты что, спятил, я никуда не пойду, – сказал Фрэнк.

    – Трусишка.

    Фрэнк оттолкнул меня в сторону и спрыгнул с вагона.

    – Ну что там, Фрэнк, видно что-нибудь?

    – Никого. Слезай.

    Я спрыгнул и чуть не угодил Фрэнку на ноги.

    – Ты мне чуть ногу не отшиб! – сказал Фрэнк, глядя вниз, на то место, куда я приземлился.

    – Брось, пойдем, посмотрим, что там.

    – А помнишь откуда шел звук?

    – Нет, – сказал я, – пошли вон туда, – я указал рукой на какую-то груду мусора. Она находилась вблизи с помещением, где хранились старые поезда. Мы подошли, но ничего подозрительного не заметили.

    – Здесь пусто, – сказал Фрэнк.

    И в этот момент я увидел что-то темное, какую-то тень возле старого здания, и замолчал. Фрэнк обернулся и посмотрел туда же.

    – Черт, Рэй, что это? Какой-то человек?

    – Что-то не похоже, – сказал я.

    – Ты спятил?

    – Сейчас мы все узнаем, – сказал я, и громко крикнул, приставив ладони так, чтобы звук стал громче: ЭЙ, МИСТЕР! ВЫ МЕНЯ СЛЫШИТЕ?!

    – Рэй, он смотрит на нас. Ты видишь? Мне страшно.

    – Вижу, кажется, он не шевелится. Думает, мы его не видим. ЭЙ, МИСТЕР! ОТВЕЧАЙТЕ НАМ, А ТО МЫ ПОБЕЖИМ В ПОЛИЦИЮ И ВСЕ РАССКАЖЕМ!

    – Рэй, замолчи! Ты его только рассердишь!

    – Нет. Сейчас я в него чем-нибудь брошу…

    Я наклонился взять камень, но Фрэнк схватил меня за плечо.

    – Смотри, Рэй, его больше нет!

    – Черт, куда это он исчез?!

    – Не знаю. Он будто испарился. Но я с него глаз не спускал, честное слово.

    – Мне надоело все это, лучше бы нам убраться отсюда, пока целы.

    – Ну, наконец-то. Мне здесь стало не по себе, как только мы пришли сюда.

    – Ладно, пошли, – сказал я, и мы побежали, на восток что есть духу. Фрэнк стал немного отставать, и я стал бежать медленнее. Когда я понял, что Фрэнк скоро упадет, мы остановились перевести дух.

    – Стой, Фрэнк, – крикнул я, – если так бежать и дальше, мы выплюнем легкие.

    – Да… – сказал он, еле дыша, – ты прав…

    Мы свалились без сил на землю, и глотали воздух, как рыбы.

    – Сейчас бы воды, – простонал Фрэнк.

    – Добраться бы до города, а там найдем что-нибудь.

    – И гамбургер.

    Я посмотрел на Фрэнка, – насколько мне удалось понять, он видел перед собой еду, воображаемую, конечно.

    – Поменьше бы ты ел Фрэнки. Смотри, как ты бегаешь.

    – Я бежал наравне с тобой, Рэй.

    Это была почти правда. Поэтому я не стал особо возражать.

    – Ладно, – сказал я, – вставай, нам пора. Думаю, он не пошел за нами.

    Мы встали, отряхнули свои шорты, и пошли.

    Мы прошли примерно четыре мили, прежде чем дошли до города. Мы так устали, что буквально валились с ног. По пути нам попался магазинчик, где мы купили содовой и пару шоколадок.

    Мы слопали их, как только вышли за дверь. Через две минуты ничего не осталось и в бутылках. Мы сели на крыльцо какого-то старого дома, чтобы еще разок передохнуть. Все, что случилось ранее, казалось чем-то сказочным, и неправдоподобным. Если бы мне кто-то рассказал такую историю, я бы просто рассмеялся в ответ, но как можно было не верить себе самому? К тому же я был не один, и со мной находился свидетель всего произошедшего.

    – Что будем делать дальше? – спросил меня Фрэнк.

    – Думаю, нам надо бы вернуться домой.

    – А дальше?

    – А дальше наступит ночь, и мы уснем, – ответил я.

    – Я, наверно, сразу завалюсь в постель, как только доберусь до нее, – сказал Фрэнк.

    – Я тоже, – ответил я.

    – Я очень голоден, давай вернемся в магазин и купим чего-нибудь?

    – Нет, нам пора идти, Фрэнки. Потерпи еще.

    Фрэнк согласился. Да и денег у нас почти не осталось. Только на проезд, и все.

    Мы дошли до автобусной остановки и сели в старый автобус, когда тот остановился. Он тронулся и неторопливо довез нас на улицу Трикли, она вся была усажена деревьями, и застелена зеленым газоном подле невысоких деревянных домов. Это был тихий район пригорода, где ничего не происходило, все было, как всегда. Мы вышли с Фрэнки на одной остановке, и поплелись, забыв обо всем на свете.

    Через три квартала Фрэнк сказал:

    – Ладно, Рэй, до встречи. Завтра увидимся.

    И он ушел. Мы разошлись, еле волоча ноги. Через пару кварталов мое сердце стало биться спокойнее, я увидел свой дом и белую ограду. Она всегда меня успокаивала. Я тихо отворил дверь, и почти на ципочках собрался, было, пробраться в свою комнату, как услышал голос:

    – Рэй, это ты? – спросила мама, как только скрипнула первая ступенька на лестнице.

    – Да, миссис Аддингтон!

    Мама вышла и осмотрела меня.

    Она отвела меня в кухню, и усадила за стол.

    – Нет, дорогой, сперва тебе придется вымыть руки.

    Я с большим усилием сделал то, что мне велели, и вернулся за стол.

    – Итак, я жду.

    – Мы были у Дага Мерфи, мам, мы с Фрэнки, – вообще мне часто приходилось врать. Ну, сочинять на ходу, причем, так, чтобы никто ничего не заподозрил, иначе можно было получить. – Да, – говорю. – Мы с Фрэнки. Его дядя недавно вернулся из Японии, и привез кучу интересных вещиц. Честное слово!

    – Кучу интересных вещиц, говоришь?

    – Угу…

    – Каких, например?

    – Ну… – я замешкался с ответом, и тут она меня подловила.

    – Я так и знала, – сказала она, – ты опять где-то шлялся. И где на этот раз?

    Я ничего не ответил. С ней лучше было не спорить. Так она могла выговориться и хоть немного успокоиться, а если ей хоть что скажешь, можно было и не дождаться, когда она закончит. Так что лучше уж было совсем молчать.

    Через пару секунд я услышал шаги на лестнице. Это был мой отец, он всегда громко спускался, но не потому что был какой-нибудь там толстый – не знаю даже, как у него это получалось. Вообще, он был добрым, он подошел к нам, и провел рукой по моим волосам, и сказал:

    – Рэй, что ты успел натворить в этот раз? Судя по шуму, ты жутко напроказничал. Верно, дорогая?

    – Пап, я всего лишь опоздал к ужину, и больше ничего. Честное слово!

    – В очередной раз, дорогой, в очередной раз! – сказала мама, покачивая головой.

    – Ну, то, что ты опоздал, это мы уже заметили. А что еще? Говори, все равно это всплывет рано или поздно.

    – Больше ничего. Я уже сказал. Я только опоздал к ужину.

    – Любимая, – он с нежностью посмотрел на маму, – мне кажется, Рэй говорит правду. Может, оставим его в покое?

    Он посмотрел на маму еще раз, и улыбнулся ей.

    Она замешкалась, и сказала:

    – Ну, хорошо. Только объясни этому засранцу, что я волнуюсь за него. Мы абсолютно не знаем, где ты, и что ты делаешь. Я места себе не нахожу, когда тебя так долго нет дома!

    – Он все прекрасно знает, – сказал отец, – он знает, и больше так не будет. Правильно, Рэй?

    – Угу.

    Я покачал головой для большей убедительности.

    – Ты видишь, что его одежда вся в пыли? Это нормально?

    – Ему тринадцать лет. И моя одежда была в пыли в его возрасте. Тебе пора успокоиться, Кристи.

    – Но тогда было другое время. А сейчас… Хорошо, разве вас можно переубедить. Я слишком устала от всего этого.

    Мама развернулась и ушла. Отец молча посмотрел ей вслед и уселся рядом со мной.

    – Ну, Рэй, а теперь расскажи мне, что вы делали на самом деле.

    «Вот черт!», подумал я. Отправил маму, чтобы самому надо мной поиздеваться…

    – Ничего особенного, пап. Мы просто немного вышли за пределы нашего города, и все.

    – Рэй, это и в самом деле опасно. Вас могут похитить. Я как раз сегодня читал в газете одну историю. Там…

    – Брось пап, что может произойти? Ты же знаешь, как здесь скучно.

    – Ты хотел сказать спокойно?

    – Да, сэр.

    – Думаешь это плохо?

    – Нет. Но…

    – Иногда «скучно», гораздо лучше, чем «весело». Ты понимаешь о чем я?

    – Да, понимаю, пап.

    – Ну, все. Давай спать. Только поешь сначала.

    Отец ушел, и я поел. Потом я пошел умыться, и почистить зубы, а после – замертво завалился в кровать. От усталости мои глаза закрывались, а когда я их снова открывал, то видел вместо моих плакатов, сегодняшний день. Он был очень ярким, и словно проносился у меня перед глазами. Честно говоря, если бы мне предложили прожить его еще раз, я бы согласился.

    Мои веки стали тяжелеть. Я чувствовал приятную усталость. Иногда я поглядывал на часы, на них было 11:20 p.m. Окно было не зашторено, и через него проникал лунный свет, который падал на мою тумбочку, что стояла возле кровати. В округе была оглушающая тишина. Не было слышно ни одной машины, и ни одной собаки, только я и тиканье часов.

    Я почти успел заснуть, как услышал, что в мое окно что-то ударилось. Я открыл глаза и прислушался. Еще раз. По звуку я понял, что это был камешек. Я выглянул – внизу стоял Фрэнки.

    – Эй, Фрэнк! Чего ты камнями разбросался? Иди поспи лучше.

    – Спускайся, Рэй!

    – Это еще зачем?

    – Мне надо тебе кое-что рассказать!

    «Черт с тобой», подумал я.

    – Ладно, жди меня там.

    Я надел штаны, футболку, и открыл окно пошире, и полез вниз. Я спрыгнул и подошел к Фрэнку. По его глазам было видно, что он перепугался не на шутку. Я спросил:

    – Чего тебе?

    – Ты это видел? – сказал Фрэнк, оглядываясь по сторонам.

    – Что я должен был видеть, Фрэнк? Я почти начал видеть сны.

    – Его…

    – Кого, Фрэнк? Говори ясней, здесь никого нет…

    – Хорошо. Кажется, я видел его снова.

    – Кого же ты видел, черт тебя подери?

    – Тень…

    – Тень?

    – Да, тень. Ту, с которой ты сегодня разговаривал…

    – Ты что, пришел меня разыграть перед сном? Лучше проваливай.

    – Да нет, говорю тебе! Я собирался закрыть окно, как увидел возле дома напротив точно такую же тень, как сегодня днем, на старом депо…

    – А ты не подумал, что это могли быть твои соседи? Например, они поздно вернулись домой и ты случайно принял кого-то из них за того парня.

    – То был не парень, Рэй. У него не было лица. Только шляпа. Помнишь?

    – Это что, детская страшилка? Прибежал ночью ко мне и несешь какою-то чушь.

    – Я бы оставил тебя, не сказав самого главного, раз уж ты так со мной разговариваешь, но поскольку я твой друг то…

    – То что?

    – Ты должен кое-что знать.

    – Что знать?

    – Я услышал, как он сказал: «Рэй»…

    – И что тут такого?

    – Ты не понимаешь… – сказал Фрэнк, – откуда он мог знать твое имя? И это был его шепот… Шепот возле моего уха…

    – Ты просто устал. Тебе надо выспаться…

    – Ладно, Рэй. Я пойду. Только потом ты обязательно вспомнишь мои слова…

    Фрэнк ушел, а я вернулся в свою комнату и лег в постель. Какое-то время я думал над его словами, но потом меня оставили сомнения и я уснул.

    Будильник сработал, как обычно в семь утра. Не успел я, как следует продрать глаза, как замахнулся, было, ударить по нему, но вовремя остановился. Нет, надо же, я снова уснул. Минут через двадцать меня разбудила мама.

    – РЭ-Э-ЭЙ! СПУСКАЙСЯ, ЗАВТРАК ГОТОВ! – кричала она, прямо с кухни.

    «Вот черт…» пронеслось у меня в голове.

    Я спустился совершенно опустошенным. Внизу родители уже доедали свой завтрак, и собирались уходить. Им пора было идти на работу.

    – Что ты такой взъерошенный? Причешись, – сказала мама.

    – Дорогая, тебя подвести на работу?

    – Нет. За мной заедет Нэнси, мы с ней должны кое-что обсудить перед работой. Езжай.

    – Хорошо. Тогда я пошел.

    Отец коснулся моего плеча и сказал:

    – Съешь все, чемпион!

    – Хорошо, пап. Пока…

    – Удачи, милый…

    Папа быстро поцеловал маму, и вышел. Он сел в синий форд и дал задний ход, выезжая по асфальтированной дорожке, рядом с которой росли цветочные клумбы.

    – Так, мне тоже пора выходить. Нэнси уже подъехала. Веди себя хорошо, Рэй.

    – Ладно, мам…

    Мама поцеловала меня в щеку и села в машину к Нэнси, и они уехали.

    Я съел свой омлет с паприкой и соком, и включил телевизор. Там шел Микки-Маус, и я его выключил. Я вернулся в свою комнату и снова завалился в кровать.

    – Рэй… Рэй… – стал слышать я чей-то шепот. Я вскочил с кровати и осмотрел всю комнату. Никого не было. Я даже открыл окно, чтобы проверить, не пытается ли Фрэнки снова подшутить надо мной. Но там никого не оказалось. Вдруг у меня потемнело в глазах, и, как оказалось позже, я потерял сознание. Когда я пришел в себя, то лежал на кровати. Я подумал, что мне это приснилось, но на всякий случай решил заглянуть к Фрэнку и узнать, как обстоят дела у него.

    Фрэнк жил всего в четырех кварталах от меня, в таком же белом доме с белой оградой. Только дом у них был немного дряхлее, чем у нас, и на пороге всегда лежал огромный лабрадор молочного цвета. Он был уже старый, поэтому был довольно ленивым, и от дома далеко не уходил. Его звали Барри.

    Когда я подошел, Барри только поднял голову и посмотрел на меня тяжелым взглядом. Он узнал мой запах, поэтому не сдвинулся с места. Я нажал кнопку звонка.

    – Рэй, ты чего так рано? – спросил Фрэнк.

    Фрэнк вышел совсем сонным. Я знал, что он дома один, не считая его сестры, которая была старше него на три года, и которая была немного полнее моего друга.

    – Я слышал этот голос, – сказал я, – ты был совершенно прав…

    – О, черт, – всполошился Фрэнк, – я почти не спал из-за него. Мне все время что-то мерещилось!

    – Мне не хочется оставаться дома, поэтому я пришел к тебе, если ты не возражаешь.

    – Да, заходи, Рэй…

    Мы поднялись в комнату Фрэнка и заперли дверь.

    У Фрэнки всегда водился беспорядок, но до сего дня, он, должно быть, не убирал целую неделю. Я, если честно, тоже не сильный чистюля, но у Фрэнка был явный перебор, если честно.

    – Что думаешь, Рэй?

    – А ты, что думаешь? Это человек, или чудовище?

    – Даже не знаю… А люди разве так умеют?

    – Вернуться бы туда, где мы его встретили, что скажешь, лейтенант Фрэнк Вилкинсон?

    – Зачем?

    – Трудно сказать, но мне ничего больше в голову не приходит. Поделись, если у тебя есть идеи получше.

    – Даже не знаю… – задумался Фрэнк.

    – Вот именно. Пойду я туда и разыщу его, а когда найду, скажу, чтоб он отстал от нас, и перестал шептать на ухо.

    – Ты пойдешь один?

    – Да. Я не могу рисковать тобой, Фрэнк. Что я потом скажу твоим родителям?

    – Но мы должны пойти вместе. Вместе мы с ним справимся.

    – Ты так думаешь?

    – Да. А вдруг, он тебя схватит, если ты будешь один?

    – А ты что, сможешь меня выручить?

    – Конечно, Рэй! Я стукну его по голове, и он тебя отпустит.

    – Да, железным прутиком стукнешь…

    – А хоть и прутиком, но можно и камнем.

    – А ты попадешь им в дыню с тридцати ярдов? – спросил я, решив, что это может быть неплохая идея.

    – В дыню? – удивился Фрэнк.

    – Да. В большую дыню!

    – В большую, может и попаду…

    – Запомни, если однажды он меня схватит, и ты окажешься далеко – бросай камень ему прямо в голову. Представь, что это дыня… Маленькая дыня… Договорились?

    – Хорошо, я попробую.

    – Потренируемся?

    – Да, давай.

    Мы взяли в холодильнике большую дыню, и вышли с ней на задний дворик. Погода была, что надо. Как раз для таких тренировок.

    – Ставь ее здесь, – сказал я, – мы отойдем вон к той стенке, и ты попробуешь попасть вот сюда. Вот в эту чертову голову.

    – Хорошо. Только тебе стоит отойти, Рэй, а то я могу тебя случайно задеть.

    Мы встали почти вплотную к стенке гаража. До цели было примерно пятнадцать ярдов, и Фрэнки держал в руке три больших камня.

    – Давай, Фрэнк!

    Фрэнк замахнулся и… камень словно пуля, вылетел из его руки, и попал точно в цель. В желтую голову.

    – Молодец, Фрэнки. Давай еще раз.

    Фрэнк снова отвел руку назад, чтобы замахнуться получше, но в этот раз промазал, сделав небольшую вмятину в стене дома.

    – Черт, – сказал Фрэнк.

    – Ничего, Фрэнк, эту мелкую царапину даже и не заметят… Давай еще! последний бросок!

    Наш малыш Фрэнк хоть и расстроился из-за этой вопиющей дыры на самом видном месте, но сумел собраться, и повторил свой первый шедевр.

    – Молодец, Фрэнк! Ты снова меня спас!

    – Ух-ты… – обрадовался Фрэнк.

    Мы подошли, чтобы рассмотреть дыню поближе. Ею как будто в футбол играли.

    – Ты бы ему башку снес, Фрэнк. Смотри, не потеряй свой золотой бросок.

    – Да… Постараюсь. А как ты думаешь, может, я и в бейсбол смог бы играть, а?

    – Может, и смог бы… Все может быть… Фрэнк.

    – А когда же мы отправимся в это проклятое депо?

    – Не сегодня. Лучше завтра. Родители ничего не должны знать об этом.

    – Ладно, как скажешь.

    – Встретимся утром возле нашего супермаркета. Идет?

    – Идет. Но зачем именно там? Там же работает мой дядя.

    – Нам надо взять кое-что в дорогу. Ты же не хочешь проголодаться, как в прошлый раз?

    – Нет, Рэй, не хочу, конечно.

    – Вот и договорились.

    – А сейчас что будем делать?

    – Можно было бы заглянуть к Дагу. Но я должен ему пять долларов. Не хочу я смотреть в глаза человеку, которому я что-то должен.

    – Тогда ты должен их вернуть, Рэй.

    – Сам знаю. Но у меня есть только три доллара, и они лежат дома.

    – Ну и что? Давай я пойду с тобой, чтоб тебе не было страшно, а?

    Мне нечего было возразить ему.

    – Ладно, Фрэнки, – сказал я, – ты прав, что уж теперь? Пошли со мной.

    Дома оказалось тихо. Никаких голосов не было. Никаких следов чьего-либо присутствия. Лишь близилось время обеда…

    Я оставил Фрэнка внизу, а сам поднялся к себе, закрыл дверь, и достал из своей коробочки деньги. Я засунул ее обратно, и спустился вниз. Фрэнк сидел на диване, там, где я его и оставил.

    – Рэй, ты нашел деньги?

    – Да, вот они… – я показал три доллара, взятые из картонной коробочки, которая лежала у меня под кроватью. Я хранил в ней то, что мне было дорого. И деньги тоже там были…

    – Здорово.

    После этого слова у Фрэнка заурчало в животе, и я понял, что он голоден.

    – Ты проголодался, Фрэнк?

    – Нет, тебе послышалось, Рэй, я не голоден.

    – Перестань, Фрэнк! Я сам голоден. Составь мне компанию, будь другом.

    – Ладно, – сказал Фрэнк, и явно приободрился.

    Мы прошли на кухню: со шкафчика я достал хлопья, а из холодильника шоколадное молоко, из другого шкафчика – две тарелки, и две ложки. Поделил я поровну. Правда, Фрэнку досталось чуть больше. Но я так и рассчитывал. Мы сидели и жевали разбухшие в холодном молоке кукурузные хлопья. Не знаю, о чем думал Фрэнки, но я в это время за него переживал. Он из-за своего веса был неповоротлив, и завтра это может нам дорого стоить. Одному мне точно не следует туда ходить. Можно взять с собой Дага. Думаю, три доллара должны его устроить. Но не брать Фрэнка было бы не честно, он так старается…

    В общем, я сказал:

    – Нужно заглянуть к Дагу. Он кое-что смыслит, верно, Фрэк?

    – Но ты почти ничего не съел, Рэй.

    Я ответил, что не голоден, дождался Фрэнка, и мы вышли. Даг Мерфи жил совсем близко к дому Фрэнка, на той же улице. Дом у него был самый бедный, и ничто не могло его улучшить, только снести, и построить новый.

    Я нажал старую кнопку звонка, и Даг Мерфи через некоторое время открыл дверь.

    – О, Рэй! – воскликнул он, увидев меня.

    – Привет, Даг!

    Мы похлопали друг друга по плечу, как старые приятели. И что-то он насторожился.

    – Пройди немного с нами, нам надо кое-что тебе рассказать.

    Даг не стал сильно сопротивляться, и мы прошли один квартал в сторону Кливери, и завернули на глухую улочку, где были одни сплошные стены.

    – Ну, чего вы хотели? – спросил Даг.

    – Держи, это часть моего долга.

    Я протянул три скомканные бумажки, Даг взял деньги и сунул их себе в карман.

    – Здесь три доллара, остальное верну чуть позже.

    – Без проблем, дружище…

    Даг повернулся к Фрэнку, и тот подошел поближе.

    – Фрэнк, как ты?

    – Слушай, Даг… – Я подошел к Дагу вплотную, и стал говорить очень-очень тихо.

    – Я слушаю тебя, Рэй.

    – Мы с Фрэнки были вчера на старом Депо. Ну, ты знаешь, верно?

    – Да, знаю. И что?

    – Так вот.

    Вплотную подошел и Фрэнк.

    – Мы гуляли там.

    – Мы там встретили тень, Даг! – испуганным голосом добавил Фрэнк.

    – Мою, что ли?

    Даг рассмеялся.

    – Нет. Не твою, а чью-то тень. Без хозяина…

    – Тень человека, который ее оставил?

    – Не шути, Даг! – вспылил Фрэнк. У него на лбу выступили крупные капельки пота, и голос совсем задрожал.

    – Да что это с вами? Ребят, вы сами меня тут разыгрываете, и говорите, чтоб я не шутил? Мне начинает казаться, что вы просто перегрелись на солнце.

    – Пойдем завтра с нами, и ты во всем убедишься сам, если не сдрейфишь, – сказал я.

    – Идти с вами, чтобы охотиться за тенью, что ли?

    – Да.

    – А получше занятие вы придумать не смогли, что ли? – улыбнулся Даг.

    Назад к карточке книги "Никогда не взрослей!"

    itexts.net

    Никогда не взрослей! - Дмитрий Гринберг

    Загрузка. Пожалуйста, подождите...

  • Просмотров: 3748

    Твои грязные правила (СИ)

    Виолетта Роман

    Я не хотела, но он заставил... Искусный манипулятор, ему плевать на жизни других. Я думала, что…

  • Просмотров: 3460

    Хищник цвета ночи (СИ)

    Татьяна Серганова

    Мой начальник красив, умен, обворожителен. А еще Ник Н’Ери хищник, привыкший получать то, что…

  • Просмотров: 3334

    Брачная охота на ректора магической академии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Продали замуж за чудовище? Предала подруга? Улечу в академию магии! Хочу быть другой девушкой,…

  • Просмотров: 2789

    Уютная, родная, сводная (СИ)

    Наталия Романова

    Всё смешалось в голове, перепуталось, прошлое и настоящее, о будущем Марк не думал. Воспоминания о…

  • Просмотров: 2785

    Невеста из проклятого рода 2

    Кристи Кострова

    Проклятие снято, и моя магия свободна. Однако появилась новая проблема: стихии выдали меня замуж,…

  • Просмотров: 2385

    Брачная охота на главу тайной канцелярии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Ошибка ангела смерти? Переезд в магмир? По моим правилам! Хочу быть аристократкой, сверхсильным…

  • Просмотров: 2197

    Муж на сутки (СИ)

    AleX Night

     А мне мама говорила, что мужики на дороге не валяются. Вон же лежит, бесхозный, под елочкой, чуть…

  • Просмотров: 2083

    Помощница особого назначения (СИ)

    Ксения Болотина

    — Вы находите меня привлекательным? — задал мужчина неожиданный вопрос. — Нет, — выдала честный…

  • Просмотров: 1893

    Свадьба как повод познакомиться (СИ)

    Анна Минаева

    Ее ждала счастливая семейная жизнь, но все пошло наперекосяк. Или, наоборот, наладилось? Случайный…

  • Просмотров: 1847

    Демон и Фиалка (СИ)

    Оксана Северная

    Он – демон высшего ранга. Сильный, могущественный – сослан на землю в наказание за попытку смещения…

  • Просмотров: 1717

    Живая Академия. Печать Рока (СИ)

    Марина Весенняя

    Потерять за один день все богатства, вылететь из элитной академии и умудриться избежать…

  • Просмотров: 1680

    Дороже золота (СИ)

    Эми Мун

    С давних пор Янария существовала под надежным крылом черного дракона. Но защита не была бесплатной.…

  • Просмотров: 1574

    Милашка (ЛП)

    Алекса Райли

    Мила проработала моделью всю свою жизнь. Рано начавшая свою карьеру, она всегда была в центре…

  • Просмотров: 1530

    Снегурочка для Дракона (СИ)

    Villano

    Я дождалась, когда платье упадет на пол, развернулась и впилась в жадные мужские губы поцелуем.…

  • Просмотров: 1528

    Проданная королева (СИ)

    Екатерина Кариди

    Вчера была невестой, сегодня - вдова. Семья покойного презирает Мирославу, считая охотницей за…

  • Просмотров: 1505

    Белая королева для Наследника костей (СИ)

    Айя Субботина

    Я была единственной обласканной дочерью Короля Северных просторов. Мой брак был сговорен, и я…

  • Просмотров: 1434

    Скромница для хулигана (СИ)

    Илона Шикова

    Меня зовут Анна Мартынова, и я занимаюсь не совсем женским делом — ремонтирую автомобили. Жизнь моя…

  • Просмотров: 1349

    Наследница Тумана. Академия при Храме всех богов (СИ)

    Мстислава Черная

    Никогда не спрашивайте Варю Лаппа, как размножаются боги. Все её неприятности начались именно с…

  • Просмотров: 1314

    Ты покоришься мне (СИ)

    Ксения Г

    Он жесток. Он опасен. И он похитил меня. Я его пленница. Нет ни единого шанса, что я смогу…

  • Просмотров: 1211

    Поющая во тьме (СИ)

    Леди Эм

    Когда Лекс отправлялся на невольничий рынок, он и не думал, что встретит там ту, что однажды…

  • Просмотров: 1204

    Золотой путь или как полюбить дракона (СИ)

    Ирина Зимина

    В школе «Золотая нить» обучаются лишь лучшие из лучших. Алексе очень повезло, что ее туда приняли.…

  • Просмотров: 1203

    Буду С Тобой (СИ)

    Никтория Мазуровская

    Встретелись два одиночества. Два разных мира. Двое разных людей. Встретились и влюбились.Итория…

  • Просмотров: 1114

    Поцелуй дракона для рыжей бестии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Угодила в беду? Не отчаивайся!Получила магическую силу и сумасбродного мужа-мага? Не беда!Гораздо…

  • Просмотров: 1000

    Обуздать пламя (СИ)

    Кристи Кострова

    Проклятие снято, и моя магия свободна. Однако появилась новая проблема: стихии выдали меня замуж,…

  • Просмотров: 863

    Альфа горцев (ЛП)

    Кей Перри

    Граф Оксфордшира — все, чего леди Изабель Ройс когда-либо хотела, но он запретная тема…С ее…

  • Просмотров: 862

    Ведьма в апельсинах (СИ)

    Анна Одувалова

    Утка с яблоками в медовом соусе, вепрево колено и нежнейшие профитроли — вот обычный завтрак в моей…

  • Просмотров: 764

    Венок для оборотня (СИ)

    Amy Moon

    Иллин не желала несметных сокровищ, и сомн блестящих мужчин ей был без надобности. Все, чего хотела…

  • Просмотров: 729

    Брат короля (СИ)

    Ольга Талан

    Мне всегда казалось несправедливым, что в жанре гендерная интрига для читателя как правило никакой…

  • itexts.net

    Читать онлайн книгу Никогда не взрослей! (СИ)

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 5 (всего у книги 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

    Назад к карточке книги

    – Постараюсь, мисс!

    – Меня зовут Сэмми!

    Что-то я занервничал и быстро выбежал оттуда, не сказав в ответ, как меня зовут.

    «Вот дурак», подумал я, «Она точно поняла, что я полный идиот…» Я долго шел с этой бутылкой в руках, но не выпил ни капли. Мне почему-то захотелось сохранить ее, как воспоминание о моей спасительнице, которой я даже не удосужился назвать свое имя.

    Так я доплелся к тому дереву, о котором я вам рассказывал ранее. Поставил бутылку на траву и забрался на колесо. Еще никого не было, я пришел первым и мог поразмышлять. Эти размышления были и сладки и мучительны. Мне почему-то все стало казаться страшно глупым. Вообще все. Даже то, как я хожу. Ну, разве может быть такое, чтоб человек ходил глупо? Если хорошенько задуматься, можно припомнить одного бедолагу, который хромал на обе ноги. Да, это было весьма нелепо, и многие над ним посмеивались за его спиной, но в лицо ему никто ничего так и не сказал. Видно, понимали, что неправильно это – смеяться над больными.

    Мне так запала в память каждая деталь в том магазинчике, что я мог бы и среди ночи рассказать все, как было, не упустив ни малейшей детали.

    Я оттолкнулся, и колесо закрутилось вместе со мной, голова начала кружиться, и мне стало очень хорошо. В животе я почувствовал что-то особенное, похожее на голод. Мне страшно захотелось есть, и пришлось отхлебнуть разок из бутылки.

    Содовая оказалась уже не такой холодной, и меня это раздосадовало и привело в чувства. Я немного расстроился, и залез обратно на колесо.

    «Какая же она милая, эта Сэмми! Просто ангел господень» думал я.

    Вдали стали виднеться две приближающиеся фигуры. Это были Даг с Фрэнки. Сейчас мне больше хотелось побыть одному, чем слушать их болтовню. Наверно, это был первый случай, когда я так подумал. Я смотрел, как неумолимо приближаются эти две темные фигуры, которые вот-вот разлучат меня с моей Сэмми. Я закрыл глаза, и меня не стало.

    – Рэй! Ты чего, спишь что ли?

    – Да спит он, видишь какое лицо блаженное…

    Я с трудом открыл глаза и меня ослепил яркий солнечный свет.

    – Вы чего пристали? – сказал я.

    – Ты сюда спать пришел, что ли? – спросил Даг.

    – Да, – ответил я.

    – Даг, может ему плохо? – занервничал Фрэнки.

    – Нет, с ним все хорошо. Посмотри на его морду.

    – Даг, отстань ты от меня.

    – Ты залез на мое колесо, поэтому не отстану!

    – Ничерта это не твое колесо, с ума сошел, что ли? Забыл, как мы втроем его сюда приволокли, а веревку я сам лично к нему привязывал.

    – Но нашел-то его я!

    – Тоже мне дело, колесо найти… они везде валяются, девать некуда.

    – Ладно, не трогай ты Рэя, с ним что-то неладное. Заболел, может?

    – Да не заболел я, чего ты повторяешь это, как молитву?

    – Ладно, Рэй, ладно…

    Я остался сидеть на колесе, а Даг с Фрэнки пошли на другую сторону дерева. Я снова закрыл глаза и почувствовал, как растворяюсь и сливаюсь со всем вокруг. Ко мне едва доносились обрывки их разговора, из которого я ничего не мог понять, и признаться, очень не хотел я что-то понимать. Я чувствовал только дуновение ветра, и только он был настолько ласков, насколько мне сейчас это было надо. Может быть, только рука Сэмми оказалась бы такой же нежной, как этот ветер.

    Когда я открыл глаза, передо мной на траве стоял ворон. Он был черный, как ночь, в которой нет ни одной звезды. Он посмотрел мне в глаза, прыгнул и улетел. Я посмотрел на Дага и Фрэнка, они сидели все там же. Когда я перевел взгляд на ворона – его не было. Я не знаю, куда он исчез, птицы так быстро не летают. Быть может, он мне просто померещился из-за жары, которая стояла этим днем?

    Этот воздух меня совсем разморил. Я попытался слезть с колеса, но руки и ноги меня совсем не слушались, они были тяжелы, и тянули к земле. Я решил, что нужно немного прийти в себя, и потом уж предпринять еще одну попытку.

    – Чего это Рэй спит там целый день? – спросил, было, Фрэнки.

    – Рэй любитель поспать. Я давно за ним это замечал, – сказал Даг, – не хотел тебе говорить, чтоб не расстраивать. Ты меня понимаешь? Такая вредная привычка не очень-то приветствуется среди людей. Не хорошо это. Так и умереть недолго. Я слышал одну историю, как один парнишка был очень ленивым. Словом, любил поспать. Так вот, стал он спать все больше и больше, а ходить меньше и меньше. Так он и рос. Когда вырос – стал совсем толстым, еле передвигался. Он только спал и ел, спал и ел. И так изо дня в день. Представляешь?

    – Да ну!

    – Говорю тебе! Так вот… Жил он так всю жизнь, пока однажды ночью не уснул, и не умер во сне.

    – Серьезно?

    – Клянусь своими костями! Чтоб мне провалиться!

    Пока я слушал эту историю, у меня хватило сил убраться с этого колеса.

    – Так у него была счастливая жизнь! – сказал я.

    – Чего это ты пугаешь нас, Рэй?!

    – Ты сам всех пугаешь. Посмотри на Фрэнки. Ты же знаешь, что у него и так проблемы с весом.

    – Вот и правильно. Может спортом хоть займется. Нечего столько ткани на одного человека расходовать…

    – Фрэнк, не слушай его. Ты в норме.

    – Нет, Даг прав. Я знаю, что мне нужно скинуть фунтов десять, а то и все пятнадцать.

    – Двадцать, ты хотел сказать?

    – Если Фрэнк скинет двадцать фунтов, он станет, как скелет, похлеще тебя, Даг.

    – А я совсем не скелет!

    – Кожа да кости. Вот ты кто!

    – Неправда, Рэй! Я занимаюсь спортом, ты же знаешь.

    – Но это не меняет того, что ты худой, Даг.

    – Черт бы тебя побрал.

    – Вам лишь бы болтать, честное слово… Мы делом сегодня собирались заняться.

    – Каким же делом, Фрэнк?

    – А мне почем знать? Ты предложил, ты и должен знать, каким…

    – Ты прав. Только я что-то совсем забыл…

    – Никаким делом он не хотел заниматься. Трепло ты, Даг!

    – А вот и неправда! Заврался ты, Рэй! Я хотел предложить искупаться в речке!

    – А солнечный удар не хватит? Идти туда далеко будет.

    – Далеко, да. Но я думаю, все обойдется, – сказал Даг, и встал с травы.

    Если идти на юг, можно было встретить реку. Туда пешком мили две точно. Эта река текла зигзагами, и была расположена посреди леса. Почти, как я и мечтал. Не горы, конечно, но местечко заманчивое. Вот только ночью там должно быть совсем жутко, особенно, когда один!

    Мы шли, и шел я не с друзьями, а со своим ангелом Сэмми. Я прям таки видел ее перед собой, и, засмотревшись на нее, иногда спотыкался, когда под ноги что-то попадалось. Не мог я отвести взгляда от нее, понимаете? Она мне что-то даже говорила, но я не слышал. «Сэмми» повторял я ее имя.

    Достаточно измотавшись, мы стали подходить к лесу; высокие деревья с их широкими ветвями и спасительной тенью показались нам совсем близко. Я услышал, как Фрэнк задышал полной грудью. Он дышал из нас громче всех. Да и я сделал пару глубоких вдохов. Даг сломал какую-то ветку и стал идти с ней. То ли боялся кого, то ли для серьезности, черт его знает. Я тоже так сделал. Земля была еще сырой и отдавала прохладой, некоторые деревья были покрыты мхом, и большие камни зеленели, сливаясь с верхушками деревьев. Изредка где-то поблизости что-то шуршало и ломалось. Нам надо было забраться подальше вглубь леса, там были устья реки. Фрэнк вечно беспокоился, сможем ли мы вернуться обратно. Вот уж балбес, сколько раз бывал здесь, а никак не запомнит дорогу. «Не ной, Фрэнк» отвечал ему Даг. Для Фрэнка скулить было обычным делом, я даже не воспринимал это нытьем, просто он был такой человек, вечно во всем сомневающийся, и всего боящийся. Остался б здесь он один – реву было бы на всю округу. Сразу бы нашли. Но когда он был с нами – становился спокойней, знал, что мы его не бросим.

    В общем, зацепился он ногой об выступающий из-под земли толстый корень, и свалился в небольшой овраг.

    – А-а-а! – закричал он. – Зачем только я поплелся с вами! – запричитал он, вставая с земли и стряхивая налипший мусор с одежды.

    – Фрэнк, ты в порядке?

    – Да! Но кажется, я поранил руку!

    – Ничего, главное, что не сломал. Сможешь выбраться?

    – Попробую!..

    Фрэнк разбежался, и только он сделал несколько шагов по крутому спуску, как земля под ногами стала сыпаться, и он съехал обратно.

    – Давай еще раз! – крикнул ему Даг.

    На этот раз Фрэнк взял разбег немного больше, и ему удалось достать до середины.

    – Фрэнк, – крикнул я, – давай еще раз! И попробуй ухватиться за ветку!

    Фрэнк разбежался изо всех сил, и, не смотря на землю, которая ползла у него из-под ног, ему удалось ухватиться за длинную ветку, которую я протянул ему.

    – Только посмотрите на шорты! – сказал он выкарабкавшись.

    – Ничего, отстираются, – ответил Даг.

    Немного отдышавшись, мы пошли дальше. Мы шли, и сквозь густую зелень пробивалось солнце. Я любил взглянуть вверх, где оно словно мигало нам, за огромными ветками старых деревьев. Его лучи блестели на еще мокрых из-за дождя листьях, который прошел здесь под утро. Ливень был не очень-то долгим, но зато с сильной грозой. Даже я тогда испугался. Помню, открыл я глаза, а в окне все сверкает, как от фейерверков на День Независимости. Я накрыл голову одеялом, но подумал, что мне не стоит бояться. И я встал и подошел к окну. Видно было, что льет как из ведра. Я очень хотел открыть настежь окно, чтобы послушать, но когда приподнял его, в комнату стали залетать брызги со страшной силой, и я тут же его закрыл. Еще минут пять я смотрел, как зачарованный на эти капли. Потом мне надоело, и я вернулся в кровать. Но уснул я не сразу, гром не давал, да и стены все красным переливались из-за грозы, которая только и делала, что приближалась.

    – Даг, нам еще долго? Я устал.

    – Еще чуть-чуть…

    Помню, когда мне было еще совсем мало лет, родители куда-то уехали, и я остался дома один, поздно вечером тоже начался один такой дождь, который мне запомнился. Но больше запомнился день. Тогда я думал, что родители и не вернутся вовсе, до того долго их не было. Кажется, я даже убрался в доме, решил, что пора привыкать ко всему этому, и быть… ну… настоящим хозяином, что ли? Так вот, был август, солнце тогда садилось, и дух осени уже носился вовсю по городу, хоть и было совсем не холодно. Знаете, бывает такое, ну, в общем, тревожное ощущение, что ли. На дворе висело белье, которое развешали еще утром. Обычно его мама собирает, но, как я сказал, солнце уже садилось, а их все еще не было, и я решил, что пора бы мне это сделать. Я подставил себе под ноги какой-то ящик и дотянулся до первой веревки. Корзина лежала на траве, и я в нее скидывал вещи.

    Когда я управился и разложил их, подумал что надо бы поесть, но еды уже оставалось мало, и тогда-то я испугался. Я подумал, что однажды можно умереть с голоду. Еще я подумал, что даже если смогу себе что-то состряпать, денег все равно надолго не хватит, и я испугался еще раз.

    Сидел я и ждал ночи. Уже почти совсем стемнело, когда я услышал шум. Это были родители.

    Они удивились, что я немного странный, потом увидели собранные вещи, и похвалили меня. «Молодец» говорят, «Ты совсем как взрослый», я не стал говорить им, что струхал в тот вечер.

    – Эй, Рэй! – крикнул Даг. – Смотри что здесь! – Он указал рукой на дерево. Я сперва ничего не заметил, но через секунду стал различать какие-то слова, вырезанные на дереве.

     «Десять негритят отправились обедать,Один поперхнулся, их осталось девять.» 

    – Смотри, Рэй, здесь еще есть! – Фрэнк указал рукой на другое дерево:

     «Девять негритят, поев, клевали носом,Один не смог проснуться, их осталось восемь.» 

    – Черт, что это все значит? – спросил Даг.

    – Не знаю, ребята, но мне это не нравится…

    – Мне тоже, – сказал Фрэнк.

    – А, ладно… – сказал Даг, – это просто чья-то глупая шутка. Вы думаете, мы одни здесь бываем?

    – Не знаю, Даг. Эта считалочка вырезана здесь совсем недавно.

    – Ну и что? Я лично иду дальше. Вы со мной?

    Мы с Фрэнки переглянулись и молча пошли за ним. То ли глупость его вела, то ли бесстрашие, трудно сказать. Что-то нехорошее затаилось внутри. Стал слышен шум небольшого водопада, и скоро нам должна была открыться река. Через пару минут мы оказались на месте.

    Даг первым снял с себя вещи и кинул их себе возле ног.

    Мы с Фрэнки еще стояли на месте, и не спешили повторять за ним, но Даг прыгнул в воду, и когда вынырнул лицо его засияло радостной улыбкой.

    Через несколько секунд и мы попрыгали в воду. Правда, Фрэнки был более осторожен, и не вытворял таких трюков, как мы.

    Даг попытался затащить меня поглубже, но ему это не удалось. Я схватил его за ногу, но он резко дернул ею и она выскользнула. Фрэнки мы не трогали, он просто держался на воде, и не отплывал далеко от берега.

    Через минут двадцать я первым поплыл к берегу, и уселся на траве. За мной залез Фрэнк и Даг.

    – Здорово, что мы пришли сюда, – сказал Фрэнк, совсем позабыв о тех деревьях.

    – Видишь, а ты не хотел, – сказал Даг, и стал что-то искать в шортах.

    Шум водопада был убаюкивающим, и я прилег на травку. Я лежал и смотрел в небо. Его было не так много, так как вокруг раскинулись широкие ветки деревьев, но его краешек был совсем белесым и лучи, которые попадали на тело, были горячими. Я закрыл глаза, все замолчали, и наступило блаженство.

    Я наслаждался звуками природы, а окружающая зелень царствовала над всеми нами. Она была похожа на пасть какого-то громадного чудовища, которое хочет нас проглотить. Но пасть эта совсем не пугала нас, а наоборот, в ней было что-то пленительное, от чего не хотелось спастись.

    Птицы то и дело летали над нами со стороны в сторону и покачивали маленькие упругие деревца. Весь этот водоворот звуков носился над нами, как дикая песня, или симфония, хоть я и смутно представляю, что это…

    Иногда становилось страшно и хотелось открыть глаза, чтобы проверить, не угрожает ли какая опасность. Иногда я слушался своего страха, иногда – нет.

    Однажды в детстве, когда я был совсем мал, мы поехали к родственникам в Калифорнию. В Город Ангелов. Мы ходили каждый день на пляж, и я помню эту огромную бесконечную стихию воды. Она уходила так далеко за горизонт, что казалось, ничто не может охватить ее всю, никакие приборы. Ее было так много, что порой становилось страшно. Шум волн, и далеких брызг меня тоже убаюкивали. Я тогда оставался на пляже один, родители были в воде, и каждый раз находили меня спящим. «Не волнуйся ты» говорили они «Он все равно сейчас заснет», поэтому спокойно оставляли меня на пляже одного. Как же я благодарен Богу, что меня никто не стащил…

    – Эй, Вилл!

    – Какой Вилл?

    – Вилл!

    – Какой Вилл? – спросил Фрэнки.

    – Вилл, стой!

    Я повернул голову и увидел, как Фрэнки поднялся с места и поспешил к Дагу.

    – Даг, чего ты? – спросил Фрэнки, – ты что, бредишь?

    У Дага глаза были закрыты, и он беспорядочно мотал головой.

    – Вилл! Не надо, Вилл!

    – Даг, что с тобой? Рэй, что с ним?

    – Не знаю…

    Фрэнк нагнулся, чтобы растормошить его, но:

    – Бу! – крикнул тот, когда Фрэнки приблизился почти вплотную.

    – Чего это ты, с ума сошел? – обиделся Фрэнк.

    – Я просто хотел посмотреть, что ты будешь делать. Не обижайся.

    – Да иди ты!

    Я ничего не сказал, просто опустил голову на траву и снова посмотрел в небо. Оно ни капельки не изменилось.

    – Больше не буду тебя выручать, – сказал Фрэнк, – хоть тонуть будешь, не подойду даже.

    – А как бы ты подошел? – спросил Даг.

    – Отстань, – сказал Фрэнк обиженным голосом.

    – Я сделаю из тебя мужчину! – сказал Даг. – Вот увидишь, еще спасибо мне скажешь!

    – Еще чего!

    – Ты должен пройти военную школу боевой подготовки Дага Мерфи!

    – Это тебе нужно ее пройти, – сказал Фрэнк, сидя к нему спиной.

    – Ладно, ребята, хватит вам. Мне нужно отойти, кто со мной?

    – Не знаю, – сказал Даг, – может, Фрэнки пойдет, мне, кажется, не надо.

    Я посмотрел на Фрэнка, но тот не реагировал.

    – Ладно, сам схожу, так и быть.

    Я прошел шагов двадцать-тридцать, дошел до кустов и сделал свое дело. А когда развернулся, то увидел еще продолжение:

     «Восемь негритят в Девон ушли потом,Один не возвратился, остались всемером.» 

    «Черт», подумал я, «Если об этом узнает Фрэнки, он до смерти испугается. Но смолчать тоже неправильно. Как быть?»

    – Даг, пойди-ка сюда!

    – Чего тебе? Сам не справишься?

    – Нет, иди давай!

    – А-а-а… ладно! – сказал он и направился ко мне.

    – Чего тебе?

    – Только тихо ты! – шепнул я.

    – Ладно, чего там? – прошептал он в ответ.

    – Смотри.

    Я кивнул в сторону дерева.

     «Восемь негритят в Девон ушли потом,Один не возвратился, остались всемером.» 

    – Черт, это же та считалочка!

    – Верно…

    – Быстро ты ее вырезал, Рэй!

    – Но это не я. В том-то и дело…

    – Перестань. Зачем кому-то столько деревьев портить?

    – А мне откуда знать? Но лучше побыстрей убраться отсюда.

    – Еще чего!

    – Даг, лучше убраться, – повторил я, – только Фрэнки ничего не говори.

    – Ладно, Рэй, только ради Фрэнка. Чувствую, ты сам ему разболтаешь, если я не соглашусь.

    – Спасибо тебе.

    Мы вернулись, Фрэнк сидел все в той же позе.

    Даг присел на корточки и взглянул на меня.

    – Пора бы уже домой идти, что скажешь, Рэй?

    Я взял свою футболку и стряхнул ее.

    – Верно говоришь, Даг. Пора бы.

    Взглянув на Фрэнка, я понял что он ничего не заподозрил.

    Мы стали возвращаться той же дорогой, но Фрэнк почему-то остановился. Он смотрел в сторону, не сводя взгляда с какого-то дерева. Через минуту он подошел и встал возле него. Мне это не понравилось, и я присоединился к нему. Отодвинув ветку с большими зелеными листьями, я увидел следующее:

     «Семь негритят дрова рубили вместе,Зарубил один себя – и осталось шесть их.» 

    – Что это, Рэй?

    – Черт, не знаю, Даг. То есть, Фрэнк…

    – А как же Вилли?

    – Вилли? – переспросил я.

    – Как же Вилли? – повторил Фрэнк.

    – Кто вообще этот Вилли?

    – Он здесь заблудился, – сказал Фрэнк.

    – А тебе-то откуда знать? Ты вообще его не знаешь!

    – Но Вилли здесь скучно, – сказал Фрэнк, и это меня напугало. Фрэнк не такой, как Даг, он не станет кого-нибудь так разыгрывать. Значит, он сейчас не шутил, только что это все может значить???

    Меня это не на шутку перепугало. Фрэнк стоял, как зачарованный. Даг тут же толкнул его, и Фрэнк очнулся.

    – Чего ты толкаешься? – спросил он.

    – Нечего тут околесицу нести! – ответил Даг.

    – О чем это ты? – спросил Фрэнк.

    Даг собрался было что-то ответить, но я остановил его.

    Я сказал Фрэнки, что у меня болит живот, и нам надо поспешить.

    Долго мы шли молча. Когда мы покинули пределы леса, под ногами снова оказалась пыль. Между нами воцарилось какое-то непонимание, что-то стало нас разделять. Мне было крайне неприятно, – день складывался как нельзя лучше, но какая-то странная нелепость все испортила. Вдруг над нами пролетела какая-то маленькая птичка, и мне почему-то стало очень приятно. Словно я очутился холодной зимой возле горящего камина, где мой дедушка рассказывает мои любимые сказки.

    – А что это за птичка? – спросил я.

    Фрэнк только посмотрел на нее, а Даг сказал: «Это павлин!».

    – Какой павлин? – спросил я. – Ты что, павлинов не видел?

    – Летающий павлин, – сказал он.

    – Ты опять взялся за свои шуточки.

    – Не веришь, не надо. А я знаю, что это за птица.

    – Ты только выдумки свои знаешь, – сказал я.

    Он подобрал большой камень, и запустил его в сторону птички. Она была уже далеко, поэтому он не достал, но мне его поступок крайне не понравился.

    – Жаль, у тебя рогатки нет, – сказал я ему.

    – Да, – ответил он. – Иначе я ее сбил бы.

    – Но зачем? – удивился я.

    – Да чтобы забрать домой. Мы бы показали ее кому-нибудь, и ты убедился, что я дело говорю.

    ГЛАВА 4

    Мы вернулись, и каждый отправился к себе домой. В тот день мы больше не виделись, но на этом он не закончился…

    Так как живот у меня не болел, я сытно пообедал, и снова вышел, чтобы еда хорошенько утряслась. Солнце разошлось не на шутку, и всем, кто находился на улице – было худо. Но я знал местечко, где можно было посидеть, спокойно прислонившись к древесной стене старого амбара. Порой и придумать нельзя ничего лучше, чем вот так посидеть в одиночестве и поразмышлять.

    Ворота в тот амбар были всегда открыты, поэтому внутри можно было сидеть и днем и ночью. Ночью правда я не советовал бы вам это делать, кто знает, что окажется у вас за спиной? Убежать-то вы не успеете. А вот в светлое время это было очень уютное местечко. Если кто из взрослых и приближался, можно было спрятаться за чем-нибудь и спокойно переждать их. Я никому про него не рассказывал. Ну, знаете, есть места, где хочется быть только одному.

    Вообще, говорят, здесь когда-то убили человека. Я слышал, что лужа крови долго не смывалась. Ни дожди, ни снег, ничего ее не брало. Словно краской облили здесь землю. Но когда я впервые увидел этот амбар, здесь ничего такого не было, поэтому для меня это были всего лишь слухи.

    Так вот, добрался я до него быстро, чтоб не сильно-то поджариться. Когда я к нему приблизился, то стал прислушиваться, не разговаривает ли кто внутри. Совсем замедлив шаг, я подбирался, как кошка, на ципочках. Не знаю, зачем. Но мне так захотелось.

    Подойдя вплотную, я прислонился к нему и затих. «Ничего не слышно» сказал я сам себе. Войдя внутрь, я огляделся, и, убедившись, что я совершенно один, сел на старый деревянный табурет. Он был до того старый, что вся зеленая краска с него слезла, и сидушка покрылась большими трещинами.

    Я вздохнул с большим облегчением, словно избавился от чего-то, что долгое время висело надо мной. Я видел, что так делают взрослые, и вот, впервые так сделал и я.

    Я закрыл глаза, и увидел воду, Дага и Фрэнки. Мне вспомнилась дорога в лес, и то, из-за чего нам пришлось оттуда уйти. Вспомнил я и ту птичку, которую хотел сбить Даг. Мне эти мысли уже не делали больно. Сейчас они были бесцветны и безвкусны, как вода. Как прошлогодние новости, которые уже не имели никакой ценности. Я даже улыбнулся. В амбаре было как-то особенно прохладно и уютно. Знаете, это был высокий красный амбар, которые бывают у нас на юге. Он, конечно, был старый, и не такой уж красный, но когда-то он был очень-очень ярким, и сразу же бросался в глаза. А когда зимой его засыпало снегом, он был похож на уютный домик, хоть и был весьма большим. Мысли у меня в голове переплетались, в них не было никакой связи, картинки менялись одна за другой, и я снова захотел пить. Из-за этого вспомнилась Сэмми… Сэмми, и бутылка с содовой. У меня сразу заурчало в животе. Я постарался подумать о чем-нибудь другом, и он успокоился.

    Вдруг свет стал особенно ярким, но тут же потемнело. Солнце спряталось за облаками, и было похоже на большую яркую горошину. Я смотрел на него, пока не увидел, как что-то быстро залетело внутрь. Я сперва не сообразил, что это. Наверно, с минуту я искал это взглядом по всему амбару. И снова кто-то промелькнул мимо меня так близко, что я почти мог его словить, и только тогда я узнал, что это была та птичка, которую я видел днем.

    Она приземлилась и была шагах в двадцати от меня.

    – Эй, птичка! – крикнул я ей.

    Она стояла и не шевелилась.

    – Птичка! – повторил я еще раз.

    Она немного проскакала, и теперь смотрела прямо мне в глаза.

    – Что же вы здесь делаете? – спросил я.

    Она смотрела так ясно, словно понимала, что я говорю.

    – Даже и не знаю, что вам рассказать, мистер птичка. Может быть, вам скучно? Вы прилетели ко мне для компании, верно?

    Было такое странное чувство, будто я свихнулся. Но не молчать же мне!

    – Я вас понимаю, – продолжил я, – мне тоже бывает так скучно, что хочется к кому-нибудь прийти.

    Птичка не отрываясь смотрела, и изредка покачивала головой из стороны в сторону. У нее был длинный хвост, маленькая головка, и совсем крохотный клюв. Я встал, и хотел было подойти к ней, но она вспорхнула и улетела. Я вышел и посмотрел, где она. Она села на нижнюю часть крыши.

    – Мистер птичка, я не хотел вас обидеть, – сказал я.

    На этот раз она не обращала на меня внимания.

    – Мистер птичка! – крикнул я. – Здесь жарко стоять, давайте вернемся в амбар!

    Она смотрела куда-то вдаль и не шевелилась.

    Я прождал ее, наверно, с минуту, потом сказал:

    – Если вы не пойдете со мной, мне придется вернуться в амбар самому.

    И, вдруг, она, не обращая на меня никакого внимания, красиво и громко запела. Это было так красиво, что я готов был стоять под солнцем, лишь бы слушать ее пение, но она взмахнула крыльями и улетела.

    – Прощайте, мистер птичка, – сказал я.

    Я вернулся в амбар, и мне стало грустно. Я даже забыл про Сэмми, и бутылку с содовой. Мне хотелось услышать еще, как она поет. Я коснулся своих волос, и они оказались совсем горячими. «Ого», подумал я «Если не забуду, надо будет разбить куриное яйцо на асфальте».

    Я погрустил минут с десять, и мне надоело. Я пошарил в кармане и нашел несколько центов. Подойдя к выходу, я протянул руку на солнце так, словно там шел дождь, но дождя, конечно же, никакого не было. На нее светило солнце, я хотел проверить, насколько оно горячо.

    «Ах, ты ж!», подумал я, вернувши руку обратно в тень. Я ее растер и побежал.

    Прохожие, должно быть, думали, что я от кого-то убегаю, или, напротив, к кому-нибудь спешу, но я просто не хотел поджариться.

    – Здравствуйте, мистер Уолтер!

    – Здравствуй, Рэй!

    – Здравствуйте, миссис Томпсон!

    – Здравствуй, мой мальчик! И куда это он бежит?

    – А, разве вы не знаете детей?

    – Верно-верно… Пускай бегает…

    Я пробежал еще вдоль по улице, и завернул налево. Сбавив скорость, я остановился и перевел дух. Хорошенько отдышавшись, так, чтобы не было видно, что я бежал, я постарался пойти, как можно уверенней. Но мне почему-то кажется, что у меня получилось совсем наоборот. Я прошел еще с полквартала и завернул в одну прикрытую дверь…

    «Дзынь-дзынь» раздался звук.

    – О, мальчик, это ты? Входи, не стесняйся.

    – Я вовсе не стесняюсь, мэм… мисс…

    – Можешь называть меня просто Сэмми.

    – Хорошо, мисс Сэмми.

    – Нет, просто Сэмми. Без мисс.

    – Как скажете, Сэмми, – пролепетал я неуверенным голосом.

    – Вот и славно… Ты что-то хотел? Может быть еще содовой?

    – Верно, откуда вы знаете?

    – На улице жарко, и видно, что ты бежал. Наверняка хочется чего-нибудь холодненького.

    – Только я не бежал, зачем это мне бегать?

    – Мало ли, сколько причин может найтись? Может, ты хочешь поскорее попасть домой?

    – Но я не хочу домой, мисс… То есть, я хотел сказать: Сэмми…

    – Это не так уж важно.

    – Но вы правы, я за содовой.

    – Мне очень жаль, – сказала она. – Но всю содовую раскупили. Стой, не уходи. Я новую только что поставила в холодильник, но она еще не…

    – Не стала достаточно холодной?

    – Да! Она еще не достаточно холодная. Можешь подождать здесь, если хочешь. А если у тебя есть дела, что ж… зайдешь как-нибудь в другой раз…

    – Нет уж, я лучше здесь подожду. Там слишком жарко.

    – Может быть, ты присядешь?

    – Можно было бы.

    Она куда-то вышла, и вернулась с чем-то вроде ящика.

    – У меня ничего больше нет, – сказала она. – Как тебе?

    – То, что надо, – сказал я, – я уже устал от всяких стульев и кресел.

    Я сел на этот ящик, и он мне показался самым удобным местом на земле.

    – Ну, что ж, – сказала она. – Я вижу, ты удобно расположился.

    – Да, Сэмми.

    – Ты обращаешься ко мне по имени, а сам так и не представился.

    – О, простите… Меня зовут Рэй. Рэй Батлер.

    – Ну, что ж, Рэй Батлер. Рада познакомиться… Может быть, расскажешь, что-нибудь?

    – Даже не знаю…

    – Расскажи, например, чем ты сегодня занимался.

    – Сегодня? – задумался я. – Сегодня мы ходили к речке.

    – К речке? – переспросила она.

    – Да.

    – Сейчас это самое верное занятие. – Заметила Сэмми, – в такую погоду только в воде и надо сидеть. И что же вы там делали?

    – Сидели в воде.

    – И всего-то?

    – Да. Ну, если честно, мы там дурачились. Только никому не рассказывайте об этом. Хорошо?

    – Ну, если это большой секрет, Рэй Батлер, я никому об этом не скажу.

    – Спасибо, Сэмми. Мы никаких глупостей не делали, просто, вы же знаете взрослых, они всегда найдут что-нибудь запретить.

    – Да, если припомнить мое детство, именно так все и было…

    Наступила неловкая пауза.

    – А с кем ты туда ходил, Рэй? – спросила она.

    – С Дагом и Фрэнки.

    – Это твои друзья?

    – Верно. Мы дружим с самого детства. Фрэнки всегда был, ну, в общем, он шоколадки всегда любил. А Даг занимается боксом.

    – Боксом? – удивилась Сэмми.

    – Да. Отец его туда отдал. Но это у него в крови, должен я вам сказать.

    – Наверно, у него суровый отец? – предположила Сэмми.

    – Есть немного. Они довольно бедная семья.

    – К сожалению, это частое явление. В бедных семьях часто царят суровые нравы.

    – Верно, мисс…

    Зазвонил колокольчик и в магазин вошел человек.

    – Здравствуй, Сэмми, – сказал он. – Дай-ка мне муки и яиц.

    Она положила заказ в пакет и протянула его.

    – Держите, мистер Вилмот.

    Мужчина взял пакет и расплатился.

    – Славный мальчик, – сказал он. – Это ваш брат?

    – Нет. Это покупатель. Он ждет, когда охладится его содовая.

    – А-а-а… – протянул мужчина. – Ну, что ж, всего доброго, Сэмми.

    – Хорошего дня, мистер Вилмот.

    Он вышел.

    – Ну и гадкий же этот тип ваш мистер Вилмот.

    – Почему же?

    – Просто, не нравится он мне.

    – Для того, чтобы кто-то не нравился, должны быть какие-то основания. Иначе так можно сказать абсолютно обо всех.

    – Не знаю, как обо всех, но этот мистер какой-то скользкий.

    – Я не согласна с тобой, Рэй. Я ничего такого в нем не заметила.

    Я ничего ей не ответил. Не заметила, так не заметила.

    Я молчал и смотрел в стену. Сэмми тоже молчала, и занималась какими-то делами. Через несколько минут зашел еще один покупатель.

    – Здравствуйте, миссис Флорес.

    – Здравствуй, Сэмми. Мне нужна говядина и две плитки шоколада.

    – Сейчас, одну минутку.

    Сэмми стала рыться в коробке, вытащила оттуда две плитки шоколада, завернула все в пакет и протянула.

    Женщина расплатилась и вышла.

    Когда она выходила, я кое-что увидел в открытую дверь. Это снова была та птичка. Она сидела футах в двадцати отсюда. Я встал, подошел к двери и стал наблюдать за ней.

    – Рэй, что ты там увидел? – спросила Сэмми.

    – Птичку. Вы не знаете, как называется такая порода? – спросил я.

    Сэмми подошла ко мне, и выглянула на улицу.

    – Это же пересмешник, – сказала она.

    – Пересмешник? Черт, как же я мог забыть!

    – Красивая, правда?

    – Да, очень.

    – А как чудесно поет! Ты бы только слышал…

    – О, я слышал, Сэмми. И я полностью с вами согласен. Она просто восхитительна.

    – Я часто вижу ее в своем окне, – сказала она.

    – Серьезно? – удивился я.

    – Да. Сядет на ветку, и радует меня своими песнями.

    – Вот здорово…

    – Я знаю, мне очень повезло, – улыбнулась она.

    Мы вошли обратно в магазин и захлопнули дверь.

    – Кажется, твоя содовая уже достаточно остыла, – сказала Сэмми.

    – Да, пожалуй, вы правы.

    Она залезла рукой в морозильную камеру и достала бутылку.

    – Вот, держи. Почти, как лед!

    – Здорово!

    – Только не пей ее быстро, а то заболеешь.

    – Хорошо, не буду.

    Я расплатился и вышел.

    Мне не хотелось оттуда уходить, но лучше не становиться обузой со второй же встречи, верно?

    Назад к карточке книги "Никогда не взрослей! (СИ)"

    itexts.net

    Читать онлайн книгу Никогда не взрослей!

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 2 (всего у книги 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

    Назад к карточке книги

    – Она разговаривает с нами, Даг. В наших домах. Ее голос очень неприятен, скажу я тебе.

    – Вы перегрелись, честное слово…

    – Ладно. Все ясно. Мы с Фрэнки и вдвоем справимся. Верно Фрэнк?

    – Да. Я отлично бросаю, Даг. Лоб ему прошибу, если она тронет Рэя.

    – Лоб? Это же тень, Фрэнк. Вы сами сказали… Как ты собираешь прошибить лоб тени?

    – Трудно здесь все объяснить, но мы должны это сделать, чтобы мы смогли спать…

    – Ладно…. Уговорили. Хоть вы и несете какую-то чушь, – как старший, я должен за вами присмотреть. И запомните: если что… Я все расскажу вашим родителям.

    – Не расскажешь, Даг.

    – Еще как расскажу! Чтоб отучить вас от глупостей.

    – Мы еще посмотрим, кто из нас глупости говорит. Ладно, слушайте, выходим завтра утром. Мы должны добраться туда к полудню. В полдень теням приходится не сладко.

    – Рэй, думаешь, на него это тоже как-то подействует?

    – Не могу сказать. Но попытаться стоит…

    – Может, нам нужно взять с собой веревку? – робко предложил Фрэнк, которого проняла дрожь.

    – Что ты будешь с ней делать, Фрэнк?

    – Мы сможем его связать.

    – Нет. Веревка нам не понадобится, – ответил я.

    На секунду между нами повисло молчание.

    – Завтра в девять. Не забудь, Даг.

    – Хорошо, Рэй. Мне зайти за тобой?

    – Нет. Встретимся возле супермаркета Кернджиз.

    – Хорошо, удачи Фрэнк…

    – Удачи, Даг!

    Даг вернулся домой, а мы с Фрэнки пошли обратно.

    Когда нам довелось проходить мимо его дома, Фрэнк остановился.

    – Ну что, – сказал Фрэнк, – может, все-таки зайдешь?

    – Нет, спасибо, Фрэнки. Мне нужно идти домой.

    – Как скажешь. Тогда счастливо, Рэй.

    – И тебе, Фрэнк.

    Толстяк Фрэнк скрылся за своими дверьми, а я не спеша отправился домой. Мне не очень хотелось туда возвращаться, но скитаться целый день я тоже не мог. Нужно было попробовать. Попробовать вернуться домой.

    Я подошел к парадной двери и остановился, достал ключи, но что-то не давало мне всунуть их в замочную скважину. Я прислонился лбом к двери и закрыл глаза. «Черт, что я делаю? Я буду там один. А если я снова потеряю сознание?», думал я в этот момент. Моя рука, словно без воли, потянулась и вставила ключ. Я вошел в дверь. Внутри было, как никогда пусто. Тишина давила на меня. Я словно попал в глубокую пещеру, в которой никто и никогда не бывал.

    «Давай, Рэй. Ты должен это сделать…», сказал я сам себе.

    Я осторожно подошел к лестнице, которая вела на второй этаж, и взялся за перила. Я будто задумался о чем-то, хотя в голове было совершенно пусто. Я уставился на поломанную ступеньку и не мог сделать первый шаг.

    «Рэй, ты сдрейфил?», сказал я сам себе, «Чего ты ждешь? Иди же! Иди наверх! Там ты сможешь уснуть!».

    Я сделал шаг. Затем еще. И еще. С каждым новым шагом я переставал бояться, и начинал идти уверенней. И вот, бесчисленное количество ступеней было позади. Передо мной открылся коридор, а в конце – комната. Это была моя комната с желтой табличкой на двери, которая гласила: «ОПАСНО!». Я сказал себе, что никто не должен быть хозяином моей комнаты, кроме меня…

    Я вошел в комнату и огляделся по сторонам – все вещи лежали на своих местах. Мне на минуту показалось, что я параноик. Но тут же я вспомнил Фрэнки – он тоже его слышал. Он сам мне рассказал об этом шепоте…

    Я сел на кровать и у меня не было сил держать голову. Во мне снова пробудились страхи, которые тут же исчезли. Я лег на кровать и бесцельно смотрел в потолок. Я старался моргать как можно реже, чтобы ничего не пропустить… И это меня утомляло еще больше. Меня стало клонить в сон, я закрыл глаза и уснул.

    – Даг! Смотри, там Рэй…

    – Где?

    – Да вон же!

    – Ты прав. Черт, что с ним?

    – Понятия не имею.

    – Рэй, очнись!

    – Рэй, что с тобой, Рэй?

    – Он нас не слышит.

    – Фрэнк, ему нужна помощь! Ты должен привести сюда кого-нибудь!

    – А как же ты?

    – Я побуду с ним, пока ты не вернешься. Поторопись!

    – Хорошо, я мигом!

    – Постой. Нужно его перетащить в тень. На солнце ему станет только хуже. Бери за ноги. Так… Теперь несем вон к тому дереву. Все.

    – Может брызнуть на него водой? Я видел в фильмах, это помогает.

    – Дай сюда бутылку.

    – Набери в рот побольше воды.

    – Ха фу-у-у-у. Черт, это не помогло! Ну, теперь поспеши. Рэй, ничего скоро за нами придут… Что же он с тобой сделал, Рэй? Понимаешь, я вчера не поверил вам, в такое трудно поверить. Только ты держись. Фрэнк доберется до города и приведет кого-нибудь. Тебе помогут, слышишь, Рэй?

    – Мерфи, Даг Мерфи…

    – Кто это сказал?!

    – Даг. Да-а-аг…

    – Выйди, ублюдок! Я набью тебе морду!

    – Да-а-аг…

    – Жарко… Слишком жарко…

    Я открыл глаза. Голова раскалывалась. Я посмотрел на часы, на них показывало почти семь вечера. Я проспал около четырех часов. До чего же странный сон мне приснился. Скоро должны вернуться родители. А пока мне нужно прийти в себя…

    За книгой Чарльза Диккенса я провел около часа, пока не вернулись мои родители. Я так увлекся чтением, что не услышал, как они вошли в дом. Только когда мама появилась в комнате, я обратил на нее внимание.

    – Рэй, ты действительно читаешь? – заговорила она.

    – Да. Мне очень нравится Чарльз Диккенс.

    – Ну-ка покажи. Хм, странно. Я думала, ты не любишь читать.

    – Я тоже раньше так думал, но сейчас люблю. Я взял еще одну книгу в библиотеке.

    – Да? Ну, смотри, не пропадай там. Мальчик твоего возраста должен играть с детьми.

    – Хорошо, мам.

    – Что ж, а теперь спускайся, мы сейчас будем ужинать.

    – Хорошо. Мне осталось пару страниц.

    Мама вышла, и я какое-то время смотрел ей вслед, в открытую дверь. Я не хотел разозлить родителей, опаздывая на ужин, поэтому не стал сильно задерживаться.

    В этот вечер мы довольствовались картофельным пюре, и прожаренным мясом со свежими овощами. Отец произнес короткую молитву, и мы приступили к делу. Непродолжительную тишину прервала мама.

    – Рэй, расскажи нам, чем ты сегодня занимался.

    – Ничем особенным. Увиделся с Дагом и Фрэнком, а потом валялся на кровати и читал.

    – Мама говорит, – сказал отец, – что ты читал Диккенса. Это правда?

    – Да. Мне нравятся его книжки. А что тут такого?

    – Ничего. Это хорошо. Я тоже любил в свое время Чарльза. Но однажды он мне наскучил.

    – Наскучил? Почему же?

    – Даже не знаю. Но такое иногда бывает. В один момент может надоесть даже самое любимое занятие…

    – Любимый, а я и не знала, что ты когда-то держал книги в руках ради удовольствия. Я всегда думала, что они причиняют тебе только муки.

    – Это было очень давно, дорогая. Мы тогда еще не были с тобой знакомы.

    – Почему же тебя всегда раздражало, когда я читала перед сном?

    – Потому что это всегда были детективы, или женские романы.

    – Не понимаю, какая разница? Это же книги.

    – Это не книги, дорогая.

    – Стоп, стоп! Не хватало, еще чтоб вы поссорились из-за этого, – попробовал я остановить эту оживленную беседу двух интеллектуалов.

    – Рэй прав, дорогая. Нам нужно остановиться. Просто…

    – Дорогой, ты хочешь продолжить?

    – Все, прости-прости…

    Мама посмотрела на отца исподлобья. Он даже кашлянул от такого взгляда.

    Календарные листы говорили, что приближается конец июля. От этого было так же грустно, как в субботний вечер. Два месяца пролетели как-то очень неожиданно. Кажется, я ничего толком и не успел сделать, ни отдохнуть, как следует, ни телевизор посмотреть, ни с друзьями погулять. Каникулы начались, словно неделю назад, которую мне довелось провести в постели из-за простуды, – вот на что это было похоже. Родители все время пропадали на работе, а закат сменялся рассветом, и только мечты о бейсболе грели мое сердце. Что ж, от стариков я часто слышал, как они мечтают остановить время, но мне никогда и в голову не могло прийти, что и я стану мечтать о том же.

    И я не знаю, теперь мне стало казаться, что лучше бы мы с Фрэнки не ходили в тот день к старым поездам. Может быть, случилось бы так, что в другой раз мы никого не встретили там, кроме бездомных кошек.

    В окно был виден закат. Он был необычайно багровый. Облака словно налились чьей-то кровью.

    В комнату вошла мама, и отвлекла меня от моих мыслей.

    – Рэй, куда это ты смотришь?

    – Что? Что, мам?

    – Я спросила, что ты увидел в окне. Ты так долго не отрывал от него взгляд, будто увидел в небе супермена.

    – Нет. Ничего. Просто небо такое красное…

    – Красное? Ты шутишь, Рэй?

    – Кажется, нет, мам… а что?

    Мама подошла к окну и внимательно присмотрелась.

    – Рэй, там ничего красного нет. Только детишки спешат домой.

    Я ничего не ответил, хотя и сильно удивился.

    – Спасибо, мам. Я бы почитал еще, если ты не против.

    – Конечно, только смотри, не ложись слишком поздно.

    – Спасибо, мам!

    Мама ушла, а я подошел к окну. Я приподнял створки и сел на подоконник. Меня охватило блаженство.

    Я просидел так, пока не стало темнеть, и этот магический свет не исчез.

    Я будто спал с открытыми глазами, и на меня уставился какой-то парень.

    – Эй, малыш, смотри не упади там!

    – Спасибо, сэр! Я буду осторожен!

    Он пошел дальше, в темноту, и один раз оглянулся. Люблю заботливых людей.

    Я слез с окна и взял книгу, но читать мне больше не хотелось, я посмотрел на страницу, на которой остановился, и закрыл ее. Теперь мне вообще ничего не хотелось. Меня пугало приближение ночи. Кто знает, что происходит, пока мы спим? Я совершенно один в своей комнате, а вдруг он стоит надо мной, и шепчет? Родители далеко и ничего не слышат. Может быть, и я не всегда слышу, что он мне говорит. Сегодня мама не видели неба таким, каким его видел я.

    Я посмотрел в окно, тьма совсем окутала город. Луна и звезды тонули в густой пустоте, где-то вдалеке горели фонари, и асфальт под ними становился желтым.

    Я оставил книгу на столе, среди кучи разбросанного хлама. В комнате опять воцарилась тишина. Я стал слышать, как перемещаются стрелки моего будильника. Он отсчитывал мою жизнь. Свет в комнате мне показался слишком тусклым. Подул ветер, и занавески поднялись вверх.

    – Черт! – сказал я, и двинулся к ним.

    Я закрыл окно, а когда обернулся, заметил на тумбочке предмет, которого не было раньше. Это был Чепмен. Рэй Чепмен. Я взял фотографию в руки и посмотрел на нее.

    – Черт! – сказал я, не разжимая зубов.

    Я выронил ее из рук, когда вспомнил, кто это. Он был игроком Кливленд Индианс. Его убили мячом во время игры. Убили шестьдесят два года тому назад. И звали его так же, как и меня.

    – Что за черт?! – прошептал я.

    – Ти-и-ише… Не ругайся, Рэ-э-эй… – раздался шепот в ответ. В комнате было пусто и выключился свет.

    – Где ты прячешься?!

    Я бросился проверить под кроватью, затем в шкафу, везде, где можно было спрятаться, но никого не нашел…

    – Пора играть, Рэй…

    – ДУРАЦКИЙ ГОЛОС! ГДЕ ТЫ?! ПОКАЖИСЬ!!!

    Через минуту в комнату вошла мама, и переключила выключатель, зажегся свет.

    – Рэй, ты с кем разговариваешь?

    – Что? Я ни с кем не разговаривал. Тебе послышалось.

    – С тобой точно все в порядке?

    – Да, не волнуйся, мам. Все в порядке…

    Она вышла и закрыла дверь. Бог знает, что я говорю правду, больше всего на свете я хотел, чтобы она осталась. Я очень хотел убежать отсюда, но я очень боялся, что родители подумают, что я спятил.

    – Выходи на поле, Рэй, – раздался голос, – «Янкиз» уже ждут тебя…

    – Ты ничего мне не сделаешь, слышал? Если бы мог – то уже убил бы меня. Ты ничего не можешь со мной сделать! Трус проклятый!

    – Теперь ты БЬЮЩИЙ!

    – Заткнись!

    И он заткнулся. Больше я его в тот вечер не услышал. Лишь один раз за всю ночь я открыл глаза, потому что мне что-то померещилось, но это был ветер.

    Иногда во сне, я будто падал. Мы с друзьями начинали ссориться, и дрались.

    – Ты жмот, Рэй! Слышишь? Ты оставил себе мои деньги!

    – Эти несчастные два доллара? Уж не шутишь ли ты, Даг Мерфи?

    – Да, Рэй! И я ничуть не шучу с тобой, богатенький ты мамин сынок! У тебя наверняка есть деньги, и даже гораздо больше. Но тебе, как всегда плевать на всех! Ты считаешь меня отбросом, верно? Ты, наверно, думаешь, что я не замечаю, как ты смотришь на мою семью, да? Ты смотришь на нас с пренебрежением! А все потому что моего отца уволили с работы! И потому что у него старая машина, да, Рэй? И потому, что он живет на пособие по безработице, верно? Знаешь, что я скажу тебе? Он был хорошим рабочим!

    – Тогда почему же его уволили, Даг, а? Хороших работников не увольняют, чтоб ты знал!

    – А тебе откуда знать? Судишь по своей семье, да? Твоего отца, наверно, никогда не увольняли, верно? У вас, я погляжу, две машины, и уж очень сомневаюсь, что вы в супермаркета покупаете самую дешевую еду!

    – Много ты знаешь обо мне, Даг. Уж не следишь ли, а? И вы могли бы так жить, если бы твой отец постарался. Но он этого не сделал, прав я или нет?

    – Думаешь, он не старался, да? Думаешь, он работал меньше твоего! Просто не повезло ему! Знаешь, люди зовут это неудачей! Попался ему не тот начальник. А мой-то не захотел прогибать под него спину, и помогать в его темных делишках. Вот его и уволили по сокращению. И знаешь скольких еще сократили?

    – Нет, откуда же мне знать. Нет у меня такой привычки – следить, как у тебя.

    – Только моего отца!

    – Не шутишь? Но так же нельзя. Вам нужно было защищаться. Для чего же у нас суды?..

    – Там место гнилое. Он хотел найти себе другую работу, где не было бы столько алчных идиотов. Но знаешь, Рэй, там все места уже заняты…

    – Я не знал, Даг, мне очень жаль, что так вышло.

    – Да, конечно, жаль ему…

    – Мне действительно жаль. Мир?

    – Убери свою руку от меня. Ты думаешь, твои слова о том, что тебе очень жаль что-то изменят? Думаешь кому-то от этого станет лучше?

    – Не знаю, Даг. Но я больше ничего не могу для тебя сделать. Не я виноват в том, что произошло.

    – А кто же? Ты и тебе подобные. Вы останетесь жить по-старому, да и мы тоже. Так что, не нужны мне твои извинения.

    – Ладно, как знаешь, Даг. Я не хотел тебе зла.

    – Давай, вали отсюда! Катись к своему папаше! Он знает, как ему надо работать, чтоб не потерять ее!

    Сработал будильник. Я с радостью открыл глаза, чтобы убедиться, что это был сон. Что за ужасы мне стали сниться? Никогда не разберешь, где сон, а где реальность.

    Я раскрыл одеяло, и присел на кровати, пытаясь прийти в себя после чудовищного кошмара. Мне очень не хотелось потерять своих друзей.

    Родители, должно быть, еще спали. Во всяком случае их не было слышно. В субботнее утро можно позволить себе делать, что угодно.

    Я долго рассиживать не стал, проверил, есть ли чьи-нибудь следы у окна, и, удостоверившись, что никто ночью меня не посещал, я воспрял духом, и спустился вниз. Правда, с досадой я обнаружил, что родителей нет дома. Но я знал, что мне делать. Я сделал себе пару сэндвичей с арахисовым маслом, которые вместе со стаканом молока и составили мой завтрак.

    Время говорило о том, что нельзя рассиживаться, и пора собираться, если я не хочу, чтобы все отменилось. Я написал записку для родителей, которую прикрепил к холодильнику. Туда, где мы прикрепляли все записки, если нам необходимо было оставить какое-либо послание. «Мам, пап», говорилось там «Прошу простить меня, что оставил дом в такой ранний час. Но у нас с Фрэнки появились важные дела, которые не терпят отлагательства! До заката ручаюсь непременно вернуться!».

    Я, на всякий случай, решил проверить еще один свой тайник, куда давно не заглядывал. Там я нашел еще десять долларов, видимо, припасенные когда-то на развлечения. Этого должно было хватить, чтобы рассчитаться с Дагом и купить нам чего-нибудь в дорогу.

    Я пришел почти вовремя, Даг и Фрэнк ждали меня возле магазина. Я был рад их увидеть, особенно мне подняло настроение то, как они воспряли духом, – во всяком случае, так они выглядели издалека, а все то, что было ночью – оказалось глупым кошмаром. Они ждали меня, прямо под вывеской. Видимо, успев побывать внутри, дабы убедиться, что я не жду их там, и вернулись обратно.

    – Привет, ребята, вы давно меня ждете?

    – Мы только подошли, Рэй.

    – Рэй, тебе этой ночью ничего странного не снилось? – сходу спросил меня Фрэнк.

    – Снилось, а откуда ты знаешь?

    – Меня всю ночь кошмары мучили, вот я и решил поинтересоваться, все ли у тебя в порядке.

    – Может, хватит вам трепаться? Я хочу поскорей разделаться со всем этим, чтобы вы могли спать спокойно. Я уже начинаю беспокоиться за вашу психику, – сказал Даг.

    Он открыл дверь, и мы вошли внутрь. Я знал, куда нам идти, и не терял зря времени. Мы пошли туда, где было полно шоколадных батончиков, содовой, и нашей жвачки.

    Через пару минут все, что мы набрали, выложили перед продавщицей, и та стала считать.

    – Шесть шоколадок Hershey’s, три Coca-Cola, и три жвачки Donald. С вас 8,75, ребята.

    – Возьмите, мэм.

    Я забрал сдачу, и мы вышли из магазина. Фрэнк не удержался и стал раскрывать свою шоколадку.

    – Стой, Фрэнк! Нам это нужно взять с собой в дорогу. Засунь ее обратно в рюкзак!

    Я протянул доллар двадцать пять центов.

    – Возьми, Даг, это тебе.

    – Ладно, Рэй. Ты и так хорошо потратился. Оставь деньги себе.

    – Нет, Даг, перестань! Я не хочу быть тебе должником сегодня.

    – Я серьезно, Рэй. Я не возьму этих денег.

    Лицо Дага выражало всю серьезность его слов, и я не стал ему долго перечить.

    – Ладно, как скажешь, дружище.

    Маршрут М88 довез нас до конечной остановки. Там мы вышли и сразу же отправились в сторону старого депо. У нас еще было полно сил и утренней энергии, поэтому ноги вели нас сами. У Фрэнка в рюкзаке лежали все наши запасы провизии. Он хотел, чтобы еда была рядом с ним, и мы не особо возражали.

    Я и Даг надели кепки, чтобы нас не хватил солнечный удар. Фрэнк солнца будто и не замечал вовсе, хотя потел он, как слон.

    Он шел позади нас, и если бы мы сбавили скорость, он стал бы идти еще медленней, поэтому мы оставили все, как есть.

    – Эй, Фрэнк! Ты еще не слопал нашу провизию?

    – Иди к черту, Даг!

    Мили через две мы достали бутылку колы, и выпили, передавая ее друг другу.

    – Очень жаль, что мы стали рано использовать наш провиант, – сказал Даг.

    – Не будем же мы помирать от жажды, – заметил Фрэнк.

    Я посмотрел на часы, на которых было 10:34 am. и подумал, что родители должны были уже вернуться и прочитать мою записку. Я подумал, что сейчас с удовольствием бы позавтракал с ними еще раз, – к этому времени я изрядно успел вымотаться в дороге.

    – Нам надо идти через лес, – сказал Даг.

    – Ты в этом уверен?

    – Да, я уже ходил в тех местах, и знаю дорогу.

    – Я туда не пойду, – сообщил Фрэнки, – ты снова врешь, и мы из-за тебя заблудимся, как в прошлом году. Сам иди.

    – Тебе что, страшно, да, Фрэнк? страшно стало?

    Фрэнки молчал. Даг смотрел на него, должно быть, с целую минуту, пока тот не обогнал нас, дабы не чувствовать на себе его взгляда. Хотя вряд ли это ему помогло.

    – Ну что, Рэй, что скажешь?

    – Хорошо, – сказал я, – если ты действительно помнишь дорогу, стоит рискнуть. Иначе долго здесь не протянем, солнце почти в зените…

    Фрэнк больше не возмущался, и мы последовали за Дагом.

    – Предупреждаю всех: здесь ничего есть нельзя. Ягоды и грибы будете есть дома, а здесь ни к чему не прикасайтесь!

    – Капитан Даг Мерфи… – сказал Фрэнк язвительным тоном.

    – Фрэнк, ты что бубнишь? Я тебя не расслышал, повтори-ка, – сказал Даг.

    – Не хочу. Ты говоришь очевидные вещи, Даг.

    – Очевидные вещи? Я в лесах провел больше времени, чем ты за обеденным столом! И попробуй мне возразить! Ты ничего не знаешь о такой жизни!

    – Даг, брось. Зачем ты так с ним? Ты хочешь сломать его?

    – Нет, Рэй, я просто хочу донести этому болвану, что ему стоит прислушиваться ко мне.

    – Но он ведь с тобой согласился.

    – В самом деле? А я и не расслышал.

    Фрэнк привык, что над ним подшучивают, поэтому не встревал в такие разговоры. Знал, что это бессмысленно.

    К этой минуте у нас стали сдавать нервы. Огонь внутри нас угасал, и между нами появлялось недопонимание.

    – Ребята! Нам нужно сделать привал, иначе я скоро помру здесь.

    – Фрэнк, ты устал?

    – Нет, Рэй, я умираю от усталости.

    – Если бы не Фрэнк, мы бы уже давно были на месте. – сказал Даг.

    – Даг, хватит строить из себя капитана. Когда в прошлый раз мы с Фрэнки были вдвоем, нам было гораздо легче, если честно.

    – Я никого из себя не строю, Рэй. Никого… А если тебе спокойней без меня, так шел бы с ним, а не звал меня с вами. Зачем ты меня позвал?

    – Эй, хватит вам, ребята! Я уже готов идти дальше, – сказал Фрэнк.

    – Даг, это тебе не боксерский зал, здесь твои друзья. Выплескивай агрессию где-нибудь в другом месте.

    Фрэнк встал.

    – Идем, Рэй! – сказал он.

    – Идем, – сказал я.

    – Ну и куда это вы пошли? Вы же не знаете дороги! – забеспокоился Даг.

    – Мы будем идти наугад, – сказал я.

    – Черт вас подери! Стойте!

    Даг поспешил и догнал нас.

    Футов через двести стали видны деревья, значит, мы шли верным путем. Спустя несколько минут мы уже забыли наши разногласия, и шли как старые добрые друзья. Деревья шумели таким образом, что это меня завораживало.

    – Смотри не споткнись! – предупредил Даг.

    – Чертовы камни!..

    Слова Дага и Фрэнка вернули меня к жизни.

    Теперь лес был позади, а впереди виднелась зеленая, местами выжженная солнцем высокая трава.

    Не знаю, насколько лес сократил наш путь, но окунуться в его тень было приятно.

    – Сколько сейчас времени, Рэй?

    Я посмотрел на часы.

    – Четверть двенадцатого.

    – Мы почти пришли. Видишь?

    – Да. Именно там мы его и встретили.

    – Черт, что он мог там делать? – заволновался Фрэнк.

    – Не знаю… – ответил я, – возможно, это его убежище?

    – Интересно, как ты думаешь, от чего бы он мог скрываться?

    – Может быть, от людей? – предположил я.

    – Интересно, а в городе он часто бывает? Если не считать поводом для визитов нас?

    – Последние пару дней он точно заглядывал в Sadpoint, – сказал я, – а часто он делает это без нас, или нет, думаю, не так уж и важно.

    – Верно, Рэй…

    Мы подходили все ближе и ближе, и стали осторожно переглядываться. Старые поезда стояли на тех же местах, что и раньше. Пустынный ветер трепал все, что плохо лежало. Изредка постукивало старое железо, служившее раньше дорожными знаками. Все это попало в сердце Дага, и очаровало его.

    – Сегодня мне это место не очень нравится, – сказал Фрэнки.

    – Мне тоже, – ответил я.

    – Я никого не вижу, – сказал Даг.

    – А ты думал, он будет ждать нас прям посреди пустыря? – удивился я.

    – Тс-с-с… – прошипел Фрэнк, приставив к губам указательный палец.

    Мы снова осмотрелись.

    – Помнишь тот поезд, Фрэнк? Мы тогда стояли в одном из его вагонов.

    – Помню.

    – Пошли к нему… Мне кажется, надо начать поиск именно оттуда.

    Мы приблизились, и перед нами возвысилась огромная надпись красными буквами, которая гласила: «УЙДИТЕ ПРОЧЬ!», не знаю, кровь это была, или обычная краска, но два эти слова надолго останутся здесь, откуда все и начиналось.

    – Что это может значить? – спросил Фрэнк растерянным голосом.

    – Не знаю… – сказал я, чувствуя странную сухость в горле. Я и представить себе не мог, что нас будет ожидать ТАКОЕ. Стало казаться, что это создание может проникнуть куда угодно, и никакие стены, никакие преграды его не остановят.

    – Рэй, мне страшно…

    – Не бойся, Фрэнки. Это могли сделать и какие-нибудь дети.

    – Вроде нас с тобой, да, Рэй?

    – Верно, Фрэнк. Только не бойся. И помни о том, чему ты учился на заднем дворе, когда размазал эту дыню по стенке дома.

    – Только как эти дети могли достать вон туда? – спросил Даг, и указал пальцем еще на одну красную надпись, сделанную возле крыши старого сооружения, вроде амбара.

    Мы залезли внутрь вагона, чтобы проверить, ничего ли не изменилось за время нашего отсутствия. Но все лежало на своих местах.

    – Что скажешь, Рэй?

    – Здесь ничего не изменилось.

    – Уверен?

    – Да. Этот хлам так и лежал здесь. Все на своих местах.

    – Ну что ж, пошли тогда дальше.

    Мы спрыгнули с вагона, и я посмотрел туда, куда я забросил в прошлый раз металлический прутик Фрэнка.

    – Что ты там увидел, Рэй?

    – Ничего. Но надо проверить. Помоги мне найти немного камней для Фрэнка.

    Даг стал пинать землю ногами, что-то поднял, выбросил, и ничем не помог. Я нашел несколько штук подходящего размера.

    – Фрэнк, раскрой рюкзак.

    Фрэнк снял рюкзак, и протянул его мне.

    – Отлично, Рэй. Спасибо…

    – Если что-нибудь случится – бросай как тогда во дворе, договорились?

    – Я постараюсь, я очень постараюсь.

    – Давай пройдем к этому зданию.

    – Мне туда страшно подходить, Рэй.

    – Честно говоря, мне тоже, Фрэнк.

    – Тогда я сделаю это за вас, – заявил Даг.

    – Стой, Даг! – крикнул я ему.

    Но Даг не послушался. Он пошел к тому зданию, возле которого в прошлый раз мы видели тень.

    – Фрэнк, достань камни.

    Фрэнк достал два камня, и приготовился ждать.

    Даг подошел вплотную к зданию и остановился. Он осторожно осмотрелся, и толкнул дверь ногой, – она открылась.

    – Даг, видишь что-нибудь?

    – Нет. Ничего не вижу, там слишком темно!

    Даг внезапно схватился за сердце и упал на колени. Дрожь прокатилась по моему телу, пока мы бежали к нему.

    – Даг, что с тобой?!

    Мы бросились его тормошить и проверять пульс.

    – БУ!!!

    – Черт!

    – Как я вас, а?! – сказал Даг, и приподнялся на локти. Его довольная улыбка, говорила, что сейчас он отыгрался за все, что ему не понравилось во время пути.

    – Даг, ты идиот! – сказал я, вставая с колен.

    – Да ладно вам, ребята. Что, и пошутить уже нельзя?

    Дверь в помещение громко захлопнулась.

    – Смотри! – встревожился Фрэнк.

    – Дверь захлопнулась.

    – Но ветра не было.

    – Черт.

    – Мне это не нравится…

    – Мне тоже. Может, зайдем? Что думаете? – заговорил Даг уже не таким уверенным голосом, как минуту назад.

    – Только если мне дадут пару камней, – сказал Фрэнки. Он выронил свои, когда бежал к Дагу.

    – Фрэнк, лучше тебе остаться здесь. Мы с Дагом зайдем внутрь. Договорились? Даг, возьми у Фрэнка в рюкзаке камни. Пожалуй, я тоже возьму.

    После того, как мы взяли камни, в рюкзаке их почти не осталось.

    Даг осторожно приоткрыл двери, и заглянул внутрь.

    – Ну что там, Даг?

    – Очень темно. Я ничего не вижу.

    Он повернулся к нам.

    – Надо войти. Кто со мной?

    – Я. Фрэнк пускай остается снаружи.

    – Хорошо. Фрэнк, ты останешься здесь. Ясно?

    – Только не долго, ребята.

    – Ладно. Пошли, Рэй.

    Мы вошли в помещение, и там действительно было очень темно. Через грязные запыленные стекла свет сюда не проникал уже много лет. Через некоторое время, нам стали видны кучи старого мусора, и появилось впечатление, что там кто-то живет.

    – Смотри, Рэй, здесь есть матрас.

    – Я вижу, Даг.

    – Черт, как же здесь грязно.

    – Теперь ты нам веришь?

    – Рэй, смотри, – Даг указал пальцем, который в темноте был едва заметен, и спросил: что это за пирамида из хлама? Самая главная пирамида…

    – Кажется, нам нужно подойти.

    Под ноги нам попадались пустые консервные банки и стеклянные бутылки, которые звенели, заставляя нас нервничать еще больше.

    Внезапно раздался сильный грохот. Будто кто-то ударил металлической трубой в огромный ржавый лист металла.

    – Черт, что это было?! – занервничал Даг.

    – Уходите… – прошипел чей-то зловещий голос.

    Фрэнк открыл дверь шире, и стало немного светлее. Теперь можно было различать предметы, но мы по-прежнему никого не видели.

    – Уходите… – снова прошипел этот голос.

    – Кто это говорит?! – закричал Даг.

    – А-а-а-а!!!

    Мы услышали крик какого-то мальчика.

    Затем что-то угодило в стенку с большой скоростью. Скорее всего, это была пустая консервная банка.

    – Рэй, ты слышал этот крик?

    – Да. Это голос какого-то мальчика.

    – Ему нужна наша помощь, – сказал Даг.

    – А ты уверен, что это был именно мальчик?

    – Нет, Рэй, не уверен. Но вдруг он у себя кого-то держит? Если мы уйдем отсюда, здесь уже никого не найдут.

    – Очень жаль, Даг, что мы фонарик не прихватили с собой.

    – Это верно…

    – Фрэнк, ты нас слышишь?

    – Да, Рэй!

    – Держи дверь все время открытой!

    – Держу, Рэй!

    Даг, не сказав ничего, сорвался с места, и побежал к зловещему голосу.

    – Даг, стой!

    Он не остановился, а когда добежал, мне показалось, что он споткнулся и упал.

    – Даг, вставай! Давай обратно, Даг!

    Но он не отзывался. Я подбежал к тому месту, но его там уже не было. Он исчез. Я помчался к двери, но она стала закрываться. Вдруг стало так темно, что я ничего не видел, я просто бежал наугад, пока не столкнулся о дверь. Я выбежал и увидел, что Фрэнк лежит без сознания.

    – Фрэнк, очнись. Фрэнк, Фрэнк…

    Я поднял его голову и у меня потекли слезы.

    – ФРЭНК, ЧТО С ТОБОЙ?!!

    Он не шевелился.

    Я оттащил его в тень и сел рядом и заплакал. Я не мог понять, что происходит.

    Передо мной лежал Фрэнк. Его бледное лицо с синими кругами под глазами было похоже на лицо трупа.

    – Фрэ-э-нк! – прошептал я, не имея уже никаких сил, – Даг изсчез.

    Вскоре у меня потемнело в глазах, и я отключился.

    Когда я пришел в себя, у меня жутко болела голова. Особенно затылок. Будто меня сзади ударили металлической трубой. Фрэнка рядом не было.

    Возле меня лежал его рюкзак. Я не знал, что с ним делать. Потом я понял, что надо его взять с собой. Через лес мне идти не хотелось, и я пошел по прериям. Через несколько миль я остановился, чтобы перекусить. У меня жутко разыгрался аппетит. Я и раньше бы остановился, но мне хотелось как можно дальше уйти от того места. Я снял рюкзак, положил его на землю и сел рядом. Всюду была тишина, и только шум колышущихся трав нашептывал мне что-то, чтобы я уснул.

    Я сидел и не мог поверить в то, что произошло. Я не мог понять, это сон или реальность. Голова изредка давала о себе знать, что говорило о том, что я не сошел с ума, но все остальное… Разве так бывает? Как я смогу объяснять это своим родителям? А Родители Фрэнка и Дага? Что им сказать?

    Во всяком случае, виноват – я, поэтому нечего мне здесь сокрушаться. Надо скорее вернуться домой!

    Я встал, надел рюкзак, и пошел навстречу правосудию.

    itexts.net

    Читать онлайн книгу Никогда не взрослей! (СИ)

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

    Назад к карточке книги

    Никогда не взрослей!История перваяДмитрий Гринберг

    © Дмитрий Гринберг, 2018

    ISBN 978-5-4493-4249-2 (т. 1)

    ISBN 978-5-4493-4250-8

    Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

    Пролог

    Я начну свой рассказ с того, что я повзрослел. Да-да, именно повзрослел. Мне сейчас двадцать восемь лет и меня пугает, что ждет меня впереди. Я не хочу, чтобы это заканчивалось. Это не должно закончиться. Понимаете, дело в том, что я насмотрелся фильмов, где главные герои не умирают и не стареют. Может быть, у них и обычная жизнь, но хотя бы день выдается таким, из-за которого стоит снять целый фильм. Но у меня такого дня не было. Были плохие дни, да. Но разве о таких днях стоит снимать фильмы? Нет, я лично хочу, чтобы фильм был красочным, чтобы он запомнился зрителям, и они захотели прожить такую же жизнь, как и я.

    Меня зовут Пол, и вот моя история…

    Я писатель. Да-да, именно писатель. Но меня еще не издавали. Никто не верит мне, что я пишу достойные вещи – это я о друзьях, которых почти не осталось. Со временем все они начинают думать, что они особенные, и что ты им что-то должен. Только я им ничего не должен, как впрочем, и они мне. Все дело в том, что я могу их выслушать, и даже могу это сделать с удовольствием, в отличие от них. Это меня и задевает. Я – честный человек. Но почему-то мое слово ставят под сомнение, хотя они знают, что я не вру, а врут обычно они… Наверно, им так проще жить – не придавая мне вес.

    Я всю жизнь прожил здесь, в Чикаго. Наша улица была довольно тихой, если не считать бара, который находился на углу улицы. Как и полагается, все мои друзья живут неподалеку. Например, Джон до сих пор живет в Питсбурге, через две дороги от меня. Мы с ним дружим с тринадцати лет. С моих тринадцати, потому что Джон на два года старше меня. Он плотник. Он начал заниматься этим еще в том возрасте, когда мы все играли в бейсбол и ни о чем путевом не думали. Джон первый из нас, кто повзрослел. Есть еще Фрэнк, он никакой. Когда человека до тридцати лет содержат родители – он вырастает никаким. Я сам некоторое время сижу без работы, но до этого я работал в газете. Мне чертовски нравится писать. Я бы писал, даже если бы мне за это ничего не платили. Когда я говорю, я не такой умный, как здесь, на страницах. Может, это меня и привлекает? Но, тем не менее… Хотя, ладно, о себе много говорить – чертовски некрасиво.

    Джону уже тридцатник, а он собирался к этому возрасту стать миллиардером. Даже представить не могу, как его напрягает тот факт, что он и на велосипед себе не заработал.

    Даже представить себе трудно, я вижу улицу, которую видел в детстве. Она точно такая же, и в то же время совсем другая. Ее словно перекрасили и все в ней поменяли местами, хотя не хватает всего пару деревьев, которые сгнили от старости. Они еще в детстве были сухими, а потом и вовсе рухнули. Теперь я стараюсь не смотреть на место, где они стояли. И эти мысли я могу выплеснуть только здесь, потому что мои друзья меня не поймут. Это плохо иметь таких друзей. Хотя, мне кажется, настало такое время, когда друзья тебя перестают понимать. Это проблема современного мира – все стали слишком индивидуальны.

    Сейчас я, словно в детстве, сидел и ел чипсы с колой, которые так люблю, но теперь мне нужно следить за весом. Мой подкожный слой жира не так быстро сжигается, как раньше, и у меня практически диета. Я радую себя красивыми картинками, где изображены пицца, молочный коктейль, гамбургер. Я поедаю их глазами. За эти двадцать восемь лет я многое успел в плане еды, хотя, это не важно. Все когда-нибудь станут такими, как я. Они будут смотреть в зеркало каждый день, и думать, соответствуют ли они каким-то эталонам красоты. Как далеко они ушли, или насколько приблизились? Все мы хотим быть похожими на кого-то. Хоть чем-то, хоть как-то. Иначе мир не двигался бы вперед – мы должны превосходить тех, кто был до нас. Сегодня мне надо сходить на Уолл-Стрит и купить хлеба. Мне этого делать не хочется, потому что на улице чертовски жарко. Да-да. Я не люблю эту жару. Не люблю потеть, и не люблю машины, которые вечно поворачивают и норовят тебя сбить. Я откладываю свое излияние души на некоторое время. Мне надо выйти из дому, пока солнце еще на так сильно нагрело воздух. Продолжу, когда вернусь.

    Кажется, меня не было сорок минут, но вот я здесь, и такое ощущение, будто я никуда не отходил. Мне пришлось стоять в очереди за людьми, которые явно не думают о своем здоровье. Они накупили столько вредных продуктов, что не удивлюсь, если их в скором времени сразит какая-нибудь болезнь. Кассир пожелала мне приятного дня. И я честно скажу, мне приятно. Даже такая формальная фраза, сказанная немножечко от души, может поднять настроение. Я в ответ тоже желаю им приятного дня, хотя понимаю – они будут ненавидеть всех людей уже через час. Но это их работа. Они выбрали свой ад сами. Ад? – спросите вы. Да, именно ад. Ибо слишком много людей – это всегда ад.

    В каком-то смысле я живу в раю. У меня собственная квартира и я один. Последние пару лет я один всегда, и это уже мало напоминает рай. Я поневоле сам начинаю искать встречи с ними. Мне нужно, чтобы меня увидели, услышали, чтобы поняли, в конце концов… Всем нужно, чтобы их поняли. Если тебя не понимают, получается, ты зря живешь на этой планете. Но каждый уверен в своей исключительной роли, с которой он пришел в этот мир.

    Наверно, я дождусь вечера и выйду на прогулку подышать свежим воздухом в парке. День я закончу просмотром фильма – выберу что-нибудь постарее. А сейчас мне надо сделать себе завтрак, потому что уже половина двенадцатого, а я все еще не завтракал.

    ***

    Однажды наступил один особый день 1982 года, мы с Фрэнки гуляли недалеко от города возле старого заброшенного депо, о котором давно всеми было забыто. Подул сильный ветер, и поднялась страшная пыль, я успел закрыть лицо руками, но Фрэнки не заметил надвигающейся стены из пыли и она забрала его к себе в плен. Когда эта стена унеслась, он начал чихать и кашлять. Он протер глаза, и мы пошли дальше. На его черной футболке остались следы мелкой пыли, которая падала на землю. Он покашливал еще некоторое время, но мы подошли к небольшому ручью и уселись возле него.

    – Слушай, Рэй, – сказал Фрэнк, – зачем мы сюда пришли? Ты же знаешь, мои родители не любят, когда меня долго нет дома.

    – Брось Фрэнки… Мы что-то найдем здесь. Ты ведь хочешь здесь что-то найти, верно?

    – А что можно здесь найти, кроме пыли?

    – Что-то очень интересное. То, что не хотят, чтобы его увидели.

    – Почему ты так уверен, Рэй?

    – Я чувствую это.

    Я встал, и начал было идти, но Фрэнки меня остановил.

    – Подожди, – сказал он, – я отхлебну немного воды.

    Я снова сел и стал ждать, пока Фрэнки напьется.

    – Черт! Она совсем холодная. Мои зубы! Черт!

    – Я знаю, что она холодная, – сказал я, – а зубы твои болят, потому что в них слишком много дырок. Сколько шоколадок ты сегодня слопал?

    – Одну.

    – Только одну? Не ври мне, Фрэнк!

    Я слегка толкнул Фрэнка, и он вцепился в меня. Мы начали возню и вскоре оказались на земле. Из-за локтя Фрэнка у меня из носа брызнула кровь. Она капнула на мою красную футболку, но была почти не заметна. Только краешек белой полоски выделялся и мог привлечь внимание, поэтому, когда мы перестали, я снял футболку и смочил ее в холодной воде. В ней кровь тут же отстиралась.

    – И что теперь? – спросил меня Фрэнк, все еще сидя на земле под палящим солнцем.

    – Не знаю, – ответил я, – наверно, нам стоит вернуться к тому заброшенному месту, – я указал рукой на заросшее травой и обезображенное временем старое депо.

    – Ну, хорошо. Только не смей больше шутить над моими зубами, ясно?

    – Ладно, Фрэнк, идем скорей!

    Фрэнк поднялся, и мы пошли обратно. Под ногами была сухая земля и кое-где пробивалась зеленая травка. Когда взобрались на территорию этого жуткого места, мы тут же пошли к ржавому поезду, Фрэнк провел по нему железным прутом и тишину пронзил жуткий скрежет.

    – Хватит, Фрэнк! – сказал я, прикрыв уши.

    Но Фрэнк не услышал.

    – Фрэнк, перестань! – сказал я еще раз, дернув его за руку.

    – Рэй, что это ты делаешь?

    – Перестань, Фрэнк! Этот звук меня просто с ума сводит!

    – Это всего лишь железный прутик… – сказал Фрэнк.

    – Дай его сюда! – я выхватил из рук его дурацкий металлический прутик и выбросил изо всех сил, как можно дальше. Мы оба с изумлением смотрели, как он поднялся высоко вверх, и угодил в грязное окно длинного сооружения, куда раньше заезжали поезда.

    – Ого! – сказал Фрэнк и посмотрел на меня. Его челюсть отвисла, и стали виднеться его желтые зубы. Он их никогда не чистил, поэтому к Фрэнку лучше было особо не приближаться.

    – Пошли, – сказал я, и вскоре остановился возле заброшенного вагона, который оказался не заперт. Я решил взобраться, и посмотреть, что там.

    – Ты куда, Рэй? – спросил Фрэнк, не решаясь последовать за мной.

    – Полезай сюда, Фрэнк, здесь никого нет. Не бойся!

    – А что там?

    – Здесь темно, сыро и много мусора, но ни одной живой души, Фрэнк.

    Фрэнк с большим трудом поднялся ко мне, и настороженно огляделся.

    – А что мы здесь ищем?

    – Не знаю, надо хорошенько все проверить, – сказал я.

    Я посмотрел по сторонам и увидел кучу каких-то коробок. Я подошел к ним, и проверил парочку, но в них ничего не оказалось. Фрэнк стоял и смотрел на меня, не решаясь ни к чему приблизиться.

    – Здесь наверняка кто-то оставил свой пистолет, – сказал я, с озарением в глазах.

    – Да ну, брось. Кому это может быть нужно?

    – Не знаю. Где-то же им надо хранить свое оружие.

    – Кому, Рэй?

    – Бандитам.

    – Каким еще бандитам? Что ты мелишь? Только бездомные собаки могут сюда прийти, – сказал Фрэнк.

    – Откуда тебе знать? В таких местах всегда кто-то водится. Странно, что мы бездомных здесь еще не встретили.

    – Точно, Рэй, странно. Давай лучше уйдем отсюда.

    – Ты испугался?

    – Перестань, хватит. Ничего я не испугался. Просто мне домой уже пора. Ты ведь знаешь, какие у меня родители, и что меня потом еще неделю из дому не выпустят, если я вовремя не вернусь. Ты же все знаешь!

    – Да, знаю. Но ты недавно говорил, что тебя отпустили до восьми, а сейчас…

    Я посмотрел на свои старые круглые часы, найденные в одном из таких мест, которые все еще шли.

    – Сейчас только пять часов, Фрэнки младший!

    – Но нам надо возвращаться пешком, Рэй!

    – Это займет не больше часу. У нас еще полно времени, так что хватит ныть, Фрэнк!

    – Не буду больше я с тобой гулять, обманщик!

    – Ладно, договорились. Мне девчонки не очень-то и нужны, – сказал я.

    – Ты кого это назвал девчонкой?

    – Тебя, Фрэнки, здесь больше никого!

    Фрэнк обиделся, и схватил мою футболку, но мне удалось вырваться. И только мы замахнулись, как раздался странный шум. Услышав его, мы замерли на месте, оставив кулаки сжатыми.

    – Рэй, что это было? – спросил меня Фрэнк.

    – Не знаю, должно быть, ветер.

    – Не похоже на ветер, Рэй.

    Звук доносился откуда-то снаружи. Я выглянул, но на вид все казалось спокойным.

    – Там ничего. Может, нам показалось?

    – Нам обоим?

    – Ладно, – сказал я, – тогда пойдем, и посмотрим, что там.

    – Ты что, спятил, я никуда не пойду, – сказал Фрэнк.

    – Трусишка.

    Фрэнк оттолкнул меня в сторону и спрыгнул с вагона.

    – Ну что там, Фрэнк, видно что-нибудь?

    – Никого. Слезай.

    Я спрыгнул и чуть не угодил Фрэнку на ноги.

    – Ты мне чуть ногу не отшиб! – сказал Фрэнк, глядя вниз, на то место, куда я приземлился.

    – Брось, пойдем, посмотрим, что там.

    – А помнишь откуда шел звук?

    – Нет, – сказал я, – пошли вон туда, – я указал рукой на какую-то груду мусора. Она находилась вблизи с помещением, где хранились старые поезда. Мы подошли, но ничего подозрительного не заметили.

    – Здесь пусто, – сказал Фрэнк.

    И в этот момент я увидел что-то темное, какую-то тень возле старого здания, и замолчал. Фрэнк обернулся и посмотрел туда же.

    – Черт, Рэй, что это? Какой-то человек?

    – Что-то не похоже, – сказал я.

    – Ты спятил?

    – Сейчас мы все узнаем, – сказал я, и громко крикнул, приставив ладони так, чтобы звук стал громче: ЭЙ, МИСТЕР! ВЫ МЕНЯ СЛЫШИТЕ?!

    – Рэй, он смотрит на нас. Ты видишь? Мне страшно.

    – Вижу, кажется, он не шевелится. Думает, мы его не видим. ЭЙ, МИСТЕР! ОТВЕЧАЙТЕ НАМ, А ТО МЫ ПОБЕЖИМ В ПОЛИЦИЮ И ВСЕ РАССКАЖЕМ!

    – Рэй, замолчи! Ты его только рассердишь!

    – Нет. Сейчас я в него чем-нибудь брошу…

    Я наклонился взять камень, но Фрэнк схватил меня за плечо.

    – Смотри, Рэй, его больше нет!

    – Черт, куда это он исчез?!

    – Не знаю. Он будто испарился. Но я с него глаз не спускал, честное слово.

    – Мне надоело все это, лучше бы нам убраться отсюда, пока целы.

    – Ну, наконец-то. Мне здесь стало не по себе, как только мы пришли сюда.

    – Ладно, пошли, – сказал я, и мы побежали, на восток что есть духу. Фрэнк стал немного отставать, и я стал бежать медленнее. Когда я понял, что Фрэнк скоро упадет, мы остановились перевести дух.

    – Стой, Фрэнк, – крикнул я, – если так бежать и дальше, мы выплюнем легкие.

    – Да… – сказал он, еле дыша, – ты прав…

    Мы свалились без сил на землю, и глотали воздух, как рыбы.

    – Сейчас бы воды, – простонал Фрэнк.

    – Добраться бы до города, а там найдем что-нибудь.

    – И гамбургер.

    Я посмотрел на Фрэнка, – насколько мне удалось понять, он видел перед собой еду, воображаемую, конечно.

    – Поменьше бы ты ел Фрэнки. Смотри, как ты бегаешь.

    – Я бежал наравне с тобой, Рэй.

    Это была почти правда. Поэтому я не стал особо возражать.

    – Ладно, – сказал я, – вставай, нам пора. Думаю, он не пошел за нами.

    Мы встали, отряхнули свои шорты, и пошли.

    Мы прошли примерно четыре мили, прежде чем дошли до города. Мы так устали, что буквально валились с ног. По пути нам попался магазинчик, где мы купили содовой и пару шоколадок.

    Мы слопали их, как только вышли за дверь. Через две минуты ничего не осталось и в бутылках. Мы сели на крыльцо какого-то старого дома, чтобы еще разок передохнуть. Все, что случилось ранее, казалось чем-то сказочным, и неправдоподобным. Если бы мне кто-то рассказал такую историю, я бы просто рассмеялся в ответ, но как можно было не верить себе самому? К тому же я был не один, и со мной находился свидетель всего произошедшего.

    – Что будем делать дальше? – спросил меня Фрэнк.

    – Думаю, нам надо бы вернуться домой.

    – А дальше?

    – А дальше наступит ночь, и мы уснем, – ответил я.

    – Я, наверно, сразу завалюсь в постель, как только доберусь до нее, – сказал Фрэнк.

    – Я тоже, – ответил я.

    – Я очень голоден, давай вернемся в магазин и купим чего-нибудь?

    – Нет, нам пора идти, Фрэнки. Потерпи еще.

    Фрэнк согласился. Да и денег у нас почти не осталось. Только на проезд, и все.

    Мы дошли до автобусной остановки и сели в старый автобус, когда тот остановился. Он тронулся и неторопливо довез нас на улицу Трикли, она вся была усажена деревьями, и застелена зеленым газоном подле невысоких деревянных домов. Это был тихий район пригорода, где ничего не происходило, все было, как всегда. Мы вышли с Фрэнки на одной остановке, и поплелись, забыв обо всем на свете.

    Через три квартала Фрэнк сказал:

    – Ладно, Рэй, до встречи. Завтра увидимся.

    И он ушел. Мы разошлись, еле волоча ноги. Через пару кварталов мое сердце стало биться спокойнее, я увидел свой дом и белую ограду. Она всегда меня успокаивала. Я тихо отворил дверь, и почти на ципочках собрался, было, пробраться в свою комнату, как услышал голос:

    – Рэй, это ты? – спросила мама, как только скрипнула первая ступенька на лестнице.

    – Да, миссис Аддингтон!

    Мама вышла и осмотрела меня.

    Она отвела меня в кухню, и усадила за стол.

    – Нет, дорогой, сперва тебе придется вымыть руки.

    Я с большим усилием сделал то, что мне велели, и вернулся за стол.

    – Итак, я жду.

    – Мы были у Дага Мерфи, мам, мы с Фрэнки, – вообще мне часто приходилось врать. Ну, сочинять на ходу, причем, так, чтобы никто ничего не заподозрил, иначе можно было получить. – Да, – говорю. – Мы с Фрэнки. Его дядя недавно вернулся из Японии, и привез кучу интересных вещиц. Честное слово!

    – Кучу интересных вещиц, говоришь?

    – Угу…

    – Каких, например?

    – Ну… – я замешкался с ответом, и тут она меня подловила.

    – Я так и знала, – сказала она, – ты опять где-то шлялся. И где на этот раз?

    Я ничего не ответил. С ней лучше было не спорить. Так она могла выговориться и хоть немного успокоиться, а если ей хоть что скажешь, можно было и не дождаться, когда она закончит. Так что лучше уж было совсем молчать.

    Через пару секунд я услышал шаги на лестнице. Это был мой отец, он всегда громко спускался, но не потому что был какой-нибудь там толстый – не знаю даже, как у него это получалось. Вообще, он был добрым, он подошел к нам, и провел рукой по моим волосам, и сказал:

    – Рэй, что ты успел натворить в этот раз? Судя по шуму, ты жутко напроказничал. Верно, дорогая?

    – Пап, я всего лишь опоздал к ужину, и больше ничего. Честное слово!

    – В очередной раз, дорогой, в очередной раз! – сказала мама, покачивая головой.

    – Ну, то, что ты опоздал, это мы уже заметили. А что еще? Говори, все равно это всплывет рано или поздно.

    – Больше ничего. Я уже сказал. Я только опоздал к ужину.

    – Любимая, – он с нежностью посмотрел на маму, – мне кажется, Рэй говорит правду. Может, оставим его в покое?

    Он посмотрел на маму еще раз, и улыбнулся ей.

    Она замешкалась, и сказала:

    – Ну, хорошо. Только объясни этому засранцу, что я волнуюсь за него. Мы абсолютно не знаем, где ты, и что ты делаешь. Я места себе не нахожу, когда тебя так долго нет дома!

    – Он все прекрасно знает, – сказал отец, – он знает, и больше так не будет. Правильно, Рэй?

    – Угу.

    Я покачал головой для большей убедительности.

    – Ты видишь, что его одежда вся в пыли? Это нормально?

    – Ему тринадцать лет. И моя одежда была в пыли в его возрасте. Тебе пора успокоиться, Кристи.

    – Но тогда было другое время. А сейчас… Хорошо, разве вас можно переубедить. Я слишком устала от всего этого.

    Мама развернулась и ушла. Отец молча посмотрел ей вслед и уселся рядом со мной.

    – Ну, Рэй, а теперь расскажи мне, что вы делали на самом деле.

    «Вот черт!», подумал я. Отправил маму, чтобы самому надо мной поиздеваться…

    – Ничего особенного, пап. Мы просто немного вышли за пределы нашего города, и все.

    – Рэй, это и в самом деле опасно. Вас могут похитить. Я как раз сегодня читал в газете одну историю. Там…

    – Брось пап, что может произойти? Ты же знаешь, как здесь скучно.

    – Ты хотел сказать спокойно?

    – Да, сэр.

    – Думаешь это плохо?

    – Нет. Но…

    – Иногда «скучно», гораздо лучше, чем «весело». Ты понимаешь о чем я?

    – Да, понимаю, пап.

    – Ну, все. Давай спать. Только поешь сначала.

    Отец ушел, и я поел. Потом я пошел умыться, и почистить зубы, а после – замертво завалился в кровать. От усталости мои глаза закрывались, а когда я их снова открывал, то видел вместо моих плакатов, сегодняшний день. Он был очень ярким, и словно проносился у меня перед глазами. Честно говоря, если бы мне предложили прожить его еще раз, я бы согласился.

    Мои веки стали тяжелеть. Я чувствовал приятную усталость. Иногда я поглядывал на часы, на них было 11:20 p.m. Окно было не зашторено, и через него проникал лунный свет, который падал на мою тумбочку, что стояла возле кровати. В округе была оглушающая тишина. Не было слышно ни одной машины, и ни одной собаки, только я и тиканье часов.

    Я почти успел заснуть, как услышал, что в мое окно что-то ударилось. Я открыл глаза и прислушался. Еще раз. По звуку я понял, что это был камешек. Я выглянул – внизу стоял Фрэнки.

    – Эй, Фрэнк! Чего ты камнями разбросался? Иди поспи лучше.

    – Спускайся, Рэй!

    – Это еще зачем?

    – Мне надо тебе кое-что рассказать!

    «Черт с тобой», подумал я.

    – Ладно, жди меня там.

    Я надел штаны, футболку, и открыл окно пошире, и полез вниз. Я спрыгнул и подошел к Фрэнку. По его глазам было видно, что он перепугался не на шутку. Я спросил:

    – Чего тебе?

    – Ты это видел? – сказал Фрэнк, оглядываясь по сторонам.

    – Что я должен был видеть, Фрэнк? Я почти начал видеть сны.

    – Его…

    – Кого, Фрэнк? Говори ясней, здесь никого нет…

    – Хорошо. Кажется, я видел его снова.

    – Кого же ты видел, черт тебя подери?

    – Тень…

    – Тень?

    – Да, тень. Ту, с которой ты сегодня разговаривал…

    – Ты что, пришел меня разыграть перед сном? Лучше проваливай.

    – Да нет, говорю тебе! Я собирался закрыть окно, как увидел возле дома напротив точно такую же тень, как сегодня днем, на старом депо…

    – А ты не подумал, что это могли быть твои соседи? Например, они поздно вернулись домой и ты случайно принял кого-то из них за того парня.

    – То был не парень, Рэй. У него не было лица. Только шляпа. Помнишь?

    – Это что, детская страшилка? Прибежал ночью ко мне и несешь какою-то чушь.

    – Я бы оставил тебя, не сказав самого главного, раз уж ты так со мной разговариваешь, но поскольку я твой друг то…

    – То что?

    – Ты должен кое-что знать.

    – Что знать?

    – Я услышал, как он сказал: «Рэй»…

    – И что тут такого?

    – Ты не понимаешь… – сказал Фрэнк, – откуда он мог знать твое имя? И это был его шепот… Шепот возле моего уха…

    – Ты просто устал. Тебе надо выспаться…

    – Ладно, Рэй. Я пойду. Только потом ты обязательно вспомнишь мои слова…

    Фрэнк ушел, а я вернулся в свою комнату и лег в постель. Какое-то время я думал над его словами, но потом меня оставили сомнения и я уснул.

    Будильник сработал, как обычно в семь утра. Не успел я, как следует продрать глаза, как замахнулся, было, ударить по нему, но вовремя остановился. Нет, надо же, я снова уснул. Минут через двадцать меня разбудила мама.

    – РЭ-Э-ЭЙ! СПУСКАЙСЯ, ЗАВТРАК ГОТОВ! – кричала она, прямо с кухни.

    «Вот черт…» пронеслось у меня в голове.

    Я спустился совершенно опустошенным. Внизу родители уже доедали свой завтрак, и собирались уходить. Им пора было идти на работу.

    – Что ты такой взъерошенный? Причешись, – сказала мама.

    – Дорогая, тебя подвести на работу?

    – Нет. За мной заедет Нэнси, мы с ней должны кое-что обсудить перед работой. Езжай.

    – Хорошо. Тогда я пошел.

    Отец коснулся моего плеча и сказал:

    – Съешь все, чемпион!

    – Хорошо, пап. Пока…

    – Удачи, милый…

    Папа быстро поцеловал маму, и вышел. Он сел в синий форд и дал задний ход, выезжая по асфальтированной дорожке, рядом с которой росли цветочные клумбы.

    – Так, мне тоже пора выходить. Нэнси уже подъехала. Веди себя хорошо, Рэй.

    – Ладно, мам…

    Мама поцеловала меня в щеку и села в машину к Нэнси, и они уехали.

    Я съел свой омлет с паприкой и соком, и включил телевизор. Там шел Микки-Маус, и я его выключил. Я вернулся в свою комнату и снова завалился в кровать.

    – Рэй… Рэй… – стал слышать я чей-то шепот. Я вскочил с кровати и осмотрел всю комнату. Никого не было. Я даже открыл окно, чтобы проверить, не пытается ли Фрэнки снова подшутить надо мной. Но там никого не оказалось. Вдруг у меня потемнело в глазах, и, как оказалось позже, я потерял сознание. Когда я пришел в себя, то лежал на кровати. Я подумал, что мне это приснилось, но на всякий случай решил заглянуть к Фрэнку и узнать, как обстоят дела у него.

    Фрэнк жил всего в четырех кварталах от меня, в таком же белом доме с белой оградой. Только дом у них был немного дряхлее, чем у нас, и на пороге всегда лежал огромный лабрадор молочного цвета. Он был уже старый, поэтому был довольно ленивым, и от дома далеко не уходил. Его звали Барри.

    Когда я подошел, Барри только поднял голову и посмотрел на меня тяжелым взглядом. Он узнал мой запах, поэтому не сдвинулся с места. Я нажал кнопку звонка.

    – Рэй, ты чего так рано? – спросил Фрэнк.

    Фрэнк вышел совсем сонным. Я знал, что он дома один, не считая его сестры, которая была старше него на три года, и которая была немного полнее моего друга.

    – Я слышал этот голос, – сказал я, – ты был совершенно прав…

    – О, черт, – всполошился Фрэнк, – я почти не спал из-за него. Мне все время что-то мерещилось!

    – Мне не хочется оставаться дома, поэтому я пришел к тебе, если ты не возражаешь.

    – Да, заходи, Рэй…

    Мы поднялись в комнату Фрэнка и заперли дверь.

    У Фрэнки всегда водился беспорядок, но до сего дня, он, должно быть, не убирал целую неделю. Я, если честно, тоже не сильный чистюля, но у Фрэнка был явный перебор, если честно.

    – Что думаешь, Рэй?

    – А ты, что думаешь? Это человек, или чудовище?

    – Даже не знаю… А люди разве так умеют?

    – Вернуться бы туда, где мы его встретили, что скажешь, лейтенант Фрэнк Вилкинсон?

    – Зачем?

    – Трудно сказать, но мне ничего больше в голову не приходит. Поделись, если у тебя есть идеи получше.

    – Даже не знаю… – задумался Фрэнк.

    – Вот именно. Пойду я туда и разыщу его, а когда найду, скажу, чтоб он отстал от нас, и перестал шептать на ухо.

    – Ты пойдешь один?

    – Да. Я не могу рисковать тобой, Фрэнк. Что я потом скажу твоим родителям?

    – Но мы должны пойти вместе. Вместе мы с ним справимся.

    – Ты так думаешь?

    – Да. А вдруг, он тебя схватит, если ты будешь один?

    – А ты что, сможешь меня выручить?

    – Конечно, Рэй! Я стукну его по голове, и он тебя отпустит.

    – Да, железным прутиком стукнешь…

    – А хоть и прутиком, но можно и камнем.

    – А ты попадешь им в дыню с тридцати ярдов? – спросил я, решив, что это может быть неплохая идея.

    – В дыню? – удивился Фрэнк.

    – Да. В большую дыню!

    – В большую, может и попаду…

    – Запомни, если однажды он меня схватит, и ты окажешься далеко – бросай камень ему прямо в голову. Представь, что это дыня… Маленькая дыня… Договорились?

    – Хорошо, я попробую.

    – Потренируемся?

    – Да, давай.

    Мы взяли в холодильнике большую дыню, и вышли с ней на задний дворик. Погода была, что надо. Как раз для таких тренировок.

    – Ставь ее здесь, – сказал я, – мы отойдем вон к той стенке, и ты попробуешь попасть вот сюда. Вот в эту чертову голову.

    – Хорошо. Только тебе стоит отойти, Рэй, а то я могу тебя случайно задеть.

    Мы встали почти вплотную к стенке гаража. До цели было примерно пятнадцать ярдов, и Фрэнки держал в руке три больших камня.

    – Давай, Фрэнк!

    Фрэнк замахнулся и… камень словно пуля, вылетел из его руки, и попал точно в цель. В желтую голову.

    – Молодец, Фрэнки. Давай еще раз.

    Фрэнк снова отвел руку назад, чтобы замахнуться получше, но в этот раз промазал, сделав небольшую вмятину в стене дома.

    – Черт, – сказал Фрэнк.

    – Ничего, Фрэнк, эту мелкую царапину даже и не заметят… Давай еще! последний бросок!

    Наш малыш Фрэнк хоть и расстроился из-за этой вопиющей дыры на самом видном месте, но сумел собраться, и повторил свой первый шедевр.

    – Молодец, Фрэнк! Ты снова меня спас!

    – Ух-ты… – обрадовался Фрэнк.

    Мы подошли, чтобы рассмотреть дыню поближе. Ею как будто в футбол играли.

    – Ты бы ему башку снес, Фрэнк. Смотри, не потеряй свой золотой бросок.

    – Да… Постараюсь. А как ты думаешь, может, я и в бейсбол смог бы играть, а?

    – Может, и смог бы… Все может быть… Фрэнк.

    – А когда же мы отправимся в это проклятое депо?

    – Не сегодня. Лучше завтра. Родители ничего не должны знать об этом.

    – Ладно, как скажешь.

    – Встретимся утром возле нашего супермаркета. Идет?

    – Идет. Но зачем именно там? Там же работает мой дядя.

    – Нам надо взять кое-что в дорогу. Ты же не хочешь проголодаться, как в прошлый раз?

    – Нет, Рэй, не хочу, конечно.

    – Вот и договорились.

    – А сейчас что будем делать?

    – Можно было бы заглянуть к Дагу. Но я должен ему пять долларов. Не хочу я смотреть в глаза человеку, которому я что-то должен.

    – Тогда ты должен их вернуть, Рэй.

    – Сам знаю. Но у меня есть только три доллара, и они лежат дома.

    – Ну и что? Давай я пойду с тобой, чтоб тебе не было страшно, а?

    Мне нечего было возразить ему.

    – Ладно, Фрэнки, – сказал я, – ты прав, что уж теперь? Пошли со мной.

    Дома оказалось тихо. Никаких голосов не было. Никаких следов чьего-либо присутствия. Лишь близилось время обеда…

    Я оставил Фрэнка внизу, а сам поднялся к себе, закрыл дверь, и достал из своей коробочки деньги. Я засунул ее обратно, и спустился вниз. Фрэнк сидел на диване, там, где я его и оставил.

    – Рэй, ты нашел деньги?

    – Да, вот они… – я показал три доллара, взятые из картонной коробочки, которая лежала у меня под кроватью. Я хранил в ней то, что мне было дорого. И деньги тоже там были…

    – Здорово.

    После этого слова у Фрэнка заурчало в животе, и я понял, что он голоден.

    – Ты проголодался, Фрэнк?

    – Нет, тебе послышалось, Рэй, я не голоден.

    – Перестань, Фрэнк! Я сам голоден. Составь мне компанию, будь другом.

    – Ладно, – сказал Фрэнк, и явно приободрился.

    Мы прошли на кухню: со шкафчика я достал хлопья, а из холодильника шоколадное молоко, из другого шкафчика – две тарелки, и две ложки. Поделил я поровну. Правда, Фрэнку досталось чуть больше. Но я так и рассчитывал. Мы сидели и жевали разбухшие в холодном молоке кукурузные хлопья. Не знаю, о чем думал Фрэнки, но я в это время за него переживал. Он из-за своего веса был неповоротлив, и завтра это может нам дорого стоить. Одному мне точно не следует туда ходить. Можно взять с собой Дага. Думаю, три доллара должны его устроить. Но не брать Фрэнка было бы не честно, он так старается…

    В общем, я сказал:

    – Нужно заглянуть к Дагу. Он кое-что смыслит, верно, Фрэк?

    – Но ты почти ничего не съел, Рэй.

    Я ответил, что не голоден, дождался Фрэнка, и мы вышли. Даг Мерфи жил совсем близко к дому Фрэнка, на той же улице. Дом у него был самый бедный, и ничто не могло его улучшить, только снести, и построить новый.

    Я нажал старую кнопку звонка, и Даг Мерфи через некоторое время открыл дверь.

    – О, Рэй! – воскликнул он, увидев меня.

    – Привет, Даг!

    Мы похлопали друг друга по плечу, как старые приятели. И что-то он насторожился.

    – Пройди немного с нами, нам надо кое-что тебе рассказать.

    Даг не стал сильно сопротивляться, и мы прошли один квартал в сторону Кливери, и завернули на глухую улочку, где были одни сплошные стены.

    – Ну, чего вы хотели? – спросил Даг.

    – Держи, это часть моего долга.

    Я протянул три скомканные бумажки, Даг взял деньги и сунул их себе в карман.

    – Здесь три доллара, остальное верну чуть позже.

    – Без проблем, дружище…

    Даг повернулся к Фрэнку, и тот подошел поближе.

    – Фрэнк, как ты?

    – Слушай, Даг… – Я подошел к Дагу вплотную, и стал говорить очень-очень тихо.

    – Я слушаю тебя, Рэй.

    – Мы с Фрэнки были вчера на старом Депо. Ну, ты знаешь, верно?

    – Да, знаю. И что?

    – Так вот.

    Вплотную подошел и Фрэнк.

    – Мы гуляли там.

    – Мы там встретили тень, Даг! – испуганным голосом добавил Фрэнк.

    – Мою, что ли?

    Даг рассмеялся.

    – Нет. Не твою, а чью-то тень. Без хозяина…

    – Тень человека, который ее оставил?

    – Не шути, Даг! – вспылил Фрэнк. У него на лбу выступили крупные капельки пота, и голос совсем задрожал.

    – Да что это с вами? Ребят, вы сами меня тут разыгрываете, и говорите, чтоб я не шутил? Мне начинает казаться, что вы просто перегрелись на солнце.

    – Пойдем завтра с нами, и ты во всем убедишься сам, если не сдрейфишь, – сказал я.

    – Идти с вами, чтобы охотиться за тенью, что ли?

    – Да.

    – А получше занятие вы придумать не смогли, что ли? – улыбнулся Даг.

    Назад к карточке книги "Никогда не взрослей! (СИ)"

    itexts.net

    Читать онлайн книгу Никогда не взрослей!

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 6 (всего у книги 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

    Назад к карточке книги
    ***

    Я сидел на веранде. Позади стояло кресло-качалка и скамейка, болтавшаяся на цепи от порывов ветра. В руках у меня был складной ножик, лезвием которого я водил по обшарпанным ступеням. Мне хотелось с ними что-то сделать. Но я знал, что лучше их не портить еще больше, родители точно заметят и наругают. Поэтому я отошел к дереву, которое росло поблизости. Я прислонился к нему и стал незаметно и еле ощутимо царапать его кору, словно ему от этого становилось больно. Я посмотрел на запад, лучи солнца заставили меня прищуриться. Оно было красным, и медленно опускалось за крыши домов.

    По тротуару проехала девочка на велосипеде, за ней бежал мальчик и что-то кричал ей. Им обоим было весело. Ее платьице развивалось на ветру, и длинные волосы повторяли за ним же. Мальчик был в коротких шортах и держал в руках какие-то игрушки, явно припасенные для игры со своей подружкой, когда она накатается. Трудно сказать, кто из них был более счастлив. Одному нравилось, что за ним бегут, другому, бежать.

    Я посмотрел на них, и в моем сердце появилось чувство наподобие зависти. Мне тоже захотелось так же беззаботно бегать, зная, что на меня оглядываются с опаской, не отстал ли я.

    Только черт, та, с которой мне хотелось вот так резвиться, вряд ли бы села на велосипед. Да и смотрели бы странно. Хотя они могли подумать, что мы брат и сестра. Да, это бы нас выручило.

    Я когда-то целовался с одной девчонкой, но это было давно, и совсем по-детски. А Сэмми достаточно взрослая. Мне от этой мысли становилось страшно. Ей наверняка все, что я делаю, кажется полнейшей ерундой.

    А вдруг у нее вообще есть ухажер!? Об этом-то я не подумал… У такой-то замечательной девушки наверняка, есть кавалер, а то и не один… Куда уж мне. Посмешище. Только бы она не узнала, как сильно она мне нравится.

    Я толком-то и угостить ее ничем не смогу. Разве что поцелуем в домике на дереве. Но разве это для нее? Ей в самую пору машины с откидным верхом, как в голливудских фильмах. И вообще она наверно мечтает стать актрисой и свалить отсюда… Точно. Долго она здесь не продержится… Укатит с каким-нибудь красавчиком. Или с каким-нибудь дедуганом на дорогой машине! Так обычно и бывает. Слышал я такие истории. И по телевизору в фильмах так и происходит. Но… разве Сэмми такая? Мой светлый ангел разве может целовать чьи-то противные, мерзкие старые, скукоженные губы? Да и на молодых спортсменов она, наверно, не смотрит. Сидит бедняжка одна по вечерам дома, и книжки читает…

    Может, неспроста она со мной так долго сегодня разговаривала? Уж точно она бы не усадила на ящик этого мистера, как его там… «Дай-ка яиц и муки!».

    Этот старый черт наверняка не просто так к ней ходит. Наверняка он на нее глаз положил, а то и все два. Ему бы какую-нибудь толстушку в самый раз тискать, а не Сэмми. Черт, Сэмми, не позволь себя одурачить! Как бы я хотел тебе помочь не попасться на удочку какого-нибудь негодяя… Их сейчас пруд пруди. Ах, рыбка Сэмми.

    Я почувствовал, что у меня взмокли ладони. Нож держался неуверенно и пальцы стали скользить по его рукоятке. «Сегодня выдался до-о-олгий день» сказал я, складывая нож, и убирая его к себе в карман.

    – Рэй! Что ты там делаешь? – Крикнула в окно мать, высунувшись наполовину.

    – Ничего, мам!

    – Я же видела, что ты там прячешь?!

    – Ничего я не прячу! – крикнул я.

    – Смотри мне!.. – бросила она и вернулась обратно в комнату.

    «Убежать бы отсюда», подумал я, глядя на то окно, откуда мне только что сделали замечание. «Следит за каждым шагом. Вот сейчас нарочно упаду, и тотчас она вылезет в окно накричать на меня, уж я-то ее знаю».

    Я ударил ногой дерево, и сделал вид, что мне больно. Но посмотрев в окно, я никого не увидел. «Святые небеса!», подумал я «Неужели ее не оказалось где-нибудь, откуда меня можно увидеть?».

    На часах было уже больше восьми вечера. Скорее, даже больше девяти. Ветер принес свежую прохладу, которая была как-никак кстати. «Вообще, я бы сейчас на качелях покатался», подумал я, «Только качелей здесь никаких нет. Только наше колесо на дереве». «Что ж, пора этому дню дать возможность уйти».

    ГЛАВА 5

    В общем, скажу сразу: я не показывался Сэмми на глаза около двух недель. Страшно мне хотелось это сделать, но я удержался. Ходил, конечно, вокруг того магазина, как очумелый, но кажется, не видела она меня. Я так думаю, потому что наверняка бы подозвала, чтобы спросить, как дела. Все с ней здороваются, я заметил. Общительная она. Только, признаюсь вам, ладошки мои стали становиться слегка влажными, когда я начинал думать о ней, и сердце начинало выпрыгивать из груди. Я прятался иногда где-то неподалеку, и следил, не провожает ли ее кто с работы. Вроде таких обнаружено не было. Это, конечно, меня очень сильно успокаивало. Если бы я кого-то увидел с ней, я бы, наверно, познакомился с обмороком.

    А еще мне стало ее жаль. Честное слово, жаль. Такая красивая, почему у нее никого нет? Никто не позаботится о ней. Может, ей опасно одной возвращаться по вечерам? Я даже иногда хотел, чтобы ей кто-нибудь встретился, но только такой… хороший. Вы понимаете? Правда, я тут же вспоминал, что я остаюсь в пролете, поэтому сразу отбрасывал эту идею. Может быть, мне надо чуток подрасти, и тогда все будет намного проще? Она, я вижу, никуда не торопится. Это хорошо. Даже очень хорошо. Но буду ли я ее любить к тому времени? Черт, что за вопросы? Конечно, буду!

    Я лежал в постели и не мог заснуть. В комнату проникал ночной свет звезд и большой луны. Все казалось таким странным и привычным одновременно. Я лежал, укутавшись одеялом под самый подбородок. Я смотрел в пол, почти не моргая. Коты иногда ходили по крыше, и тень от них шевелилась у меня на полу. «Проклятые создания!» думал я. Затем я повернулся на спину, и пытался увидеть что-то в потолке. Но тени котов меня преследовали и там. «Да чтоб вас!». Я раскрылся. Стало как-то спокойнее. Свежий ночной воздух меня остудил. Но пролежав так с пять минут, я снова почувствовал все те же тяготы, что и под одеялом. Два кота сцепились где-то неподалеку, и уши стал резать невыносимый протяжной вопль абсолютно безнравственного животного. Я не выдержал и встал. Подойдя к окну, я увидел, как белая и серая кошка сидели напротив друг друга. Они смотрели друг другу в глаза и что-то пытались доказать, видимо, соревнуясь, кто громче заорет. Они не обращали на меня абсолютно никакого внимания, и казалось, могут они так провести целую вечность. Когда я это понял, я взял тапок и бросил в них. Он не долетел, лишь одна кошка едва повернула голову. Или это был кот? Черт их поймешь. Словом, я им не сильно помешал. И я вернулся обратно в кровать. «Что же теперь с тапком-то будет?», подумал я, «Его точно утащат». Но не буду же я идти за ним посреди ночи. Еще минут с пять эти создания что-то рассказывали друг другу, и, наконец-то, успокоились. Я настолько был погружен в свои мысли, что даже не заметил этого.

    Я думал над тем, каким долгим и необычным выдался день. Иногда, а вернее, довольно часто думал и о Сэмми, но уже, честно говоря, устал о ней думать, хоть и не мог с этим ничего поделать.

    Я стал представлять нас мужем и женой, ну, такими, как мои родители. Это мне сразу не очень понравилось. Не хотел бы я так жить. Лучше, как показывают в фильмах. Да, так было бы намного лучше. Я бы дарил ей ее любимые цветы. Наверняка у нее есть любимые цветы. Мы бы часто ходили в кино, она бы убирала в доме, готовила кушать, стирала. Возможно, у нас когда-нибудь и появился бы ребенок, но я не знаю, лучше не сразу… Да, я наверняка бы открыл свое дело. Возможно ремонтную мастерскую машин. Я приходил бы домой весь в машинном масле, в рабочем комбинезоне, она усаживала бы меня за стол, и вкусно кормила. Я бы рассказывал ей, как проходят дела на работе. Жаловался бы, что мало клиентов, и что вообще времена уже не те, что раньше. Она бы меня успокаивала, говорила, что ей все нравится. Только просила бы, чтоб я не задерживался на работе, а сразу шел домой, потому что она очень скучает без меня. Я обещал бы ей так и делать, но друзья бы все равно меня уговаривали выпить с ними по стаканчику пива. Черт, замечательная жизнь. Надеюсь, Сэмми это понимает?

    На следующее утро я проснулся на удивление в хорошем настроении. Было такое чувство, что все складывается, как нельзя лучше. Я даже попросил добавки, чего обычно не делаю. От избытка энергии меня начало аж трясти, и я решил, что надо мне ее куда-то девать.

    – Дорогой, – сказала мам, – смотри, как светится наш сын.

    – Верно. Хм, давно я его таким не видел.

    Мама протянула руку и прикоснулась ею ко лбу.

    – Температуры нет, – сказала она.

    – Да с ним все в порядке, сказал отец, – не переживай. Через неделю пройдет.

    – Черт, пап!

    – Не чертыхайся за столом, сколько раз говорить?

    – Простите, сэр…

    – Тебе надо чем-нибудь заняться, Рэй. Может быть, тебе пойти подрабатывать?

    – Но мам!

    – А это хорошая идея, дорогая… Чего ему летом маяться без дела?

    – Пап?

    – Все в порядке, сынок. Ты уже достаточно взрослый, чтобы начать учиться зарабатывать деньги…

    – И куда вы хотите, чтоб я пошел? Водителем? – поинтересовался я в ужасе.

    – Ну, зачем же водителем, – задумчиво ответила ма. – Можно газеты по утрам разносить, или помогать кому-нибудь…

    – Какому только идиоту нужна будет его помощь? – остроумно подметил отец.

    – А что? – сказала ма. – Лишние руки никому не помешают.

    – Но я ничего не умею, – сказал я.

    – Не волнуйся, где-нибудь и это пригодится, – успокоила меня мама.

    Целый день я провел с мыслью о том, что мне придется работать. Разок, другой, я подумывал, чтобы сбежать из дому, но пораскинув мозгами, каждый раз я приходил к мысли, что это куда суровей испытание, нежели работа. Что ж, я решил отдаться воле случая, и посмотреть, что из этого выйдет.

    Следующим днем я пошел добывать себе хлеб насущный. Первым делом я зашел в цветочный магазин, так как он был ближе всего. Я сказал:

    – Здравствуйте!

    – Здравствуй, чем я могу тебе помочь? – отозвалась пожилая женщина, что стояла за прилавком. Она была очень милого вида, ее седые волосы были похожи на серебро, а морщины на лице говорили, что ей уже очень много лет, но ни капельки ее не портили.

    – Скажите, пожалуйста, – начал я неуверенным голосом. – Вам не нужен случайно помощник?

    – Помощник? – удивилась она.

    – Да.

    – А кто же им хочет быть? – спросила пожилая леди.

    – Я, мэм.

    Она посмотрела на меня жалобным взглядом, и сказала:

    – Боюсь, дорогой мой, я не могу себе этого позволить. Как видишь, магазин мой совсем маленький. Да и клиенты бывают здесь, как снег летом.

    Я посмотрел по сторонам, и понял, что эта старенькая леди меня не обманывает.

    Заходил я в книжный магазин, был у торговца мороженым, даже в кинотеатр захаживал, – все без толку. Я и отчаялся, подумав, что я такой никудышный и никому не нужный. Потом я подумал, что это не так уж плохо, смогу еще одно лето провести без этой взрослой канители. Но случай привел меня к магазинчику, где работала Сэмми. Ноги как-то сами меня туда привели. Я остановился в тени, засунул руки в карманы, и стал думать. Я понял, что нет абсолютно никакого смысла заходить к ней в поисках работы. Она и сама со всем прекрасно справлялась. Но мне так нравилось это место, и так сильно хотелось находиться возле нее, что я готов был бы и за просто так здесь торчать.

    – Проходи, чего встал?! – раздался вдруг голос какого-то мужчины. Я взглянул в ту сторону, откуда он доносился, и увидел лавку с большим количеством газет и журналов. «Как-то раньше я ее совсем не замечал», подумал я.

    – Ну, чего стоишь? – повторил мужчина.

    – Простите, сэр, – сказал я. Просто я…

    – Уснул? – сурово спросил он.

    – Нет, сэр. Я просто ищу работу.

    – Работу ищешь?

    – Да, сэр.

    Он замолчал и несколько секунд стоял с исступленным взглядом.

    – А лет-то тебе сколько будет?

    – Тринадцать, сэр.

    – Тринадцать, говоришь?

    – Да, сэр.

    – А считать умеешь?

    – Конечно, сэр. Я хорошо умею считать. У меня в школе одни четверки и пятерки по этому делу.

    – Ты меня, наверно, разыгрываешь, – сказал он. – Стоишь, как истукан! Какие у тебя могут быть пятерки?

    – Но я вас не обманываю, сэр.

    – Хорошо, сейчас мы проверим, – сказал он. – Сколько будет семьдесят четыре плюс сорок восемь?

    – Сто двадцать два, сэр.

    – Верно.

    Секунду подумав:

    – Двадцать восемь плюс восемьдесят пять?

    – Сто тринадцать, сэр.

    – Да-а-а… – протянул он, – здорово ты считаешь, парень…

    – Благодарю вас, сэр.

    – Но… не знаю… Что-то я в тебе не уверен. Может быть, ты воришка? – Мистер наклонился, и очень внимательно осмотрел меня с ног до головы.

    – Нет, сэр, – ответил я. – Никакой я не воришка.

    – Ладно. Так и быть. Мой бизнес работает не на всю катушку. По утрам я почти всегда отсутствую. Поэтому, если у тебя есть свободное время до полудня, можешь приходить сюда. Может, что-то и получится…

    – Благодарю вас, сэр. А что я должен буду делать?

    – Стоять здесь и продавать газеты. Справишься?

    – Я попробую, сэр.

    – Смотри мне. Будешь приходить в полвосьмого утра. Стоять будешь до двенадцати. В двенадцать я тебя сменю. Все понятно?

    – Да, сэр.

    – Завтра я тебе расскажу, что по чем, чтобы ты не забыл. На свежую голову лучше запоминается. По себе знаю. Только я должен тебя предупредить, плата будет небольшая, тут много денег не заработаешь. Но если тебе нужна подработка летом, это как раз то, что тебе надо. Сидишь, ничего не делаешь, а что-то в карман да упадет в конце недели.

    – Полностью с вами согласен, – сказал я.

    – Тогда приходи завтра в полвосьмого, как условились. Не забудь только.

    Мистер пожал мне руку в знак договора, и сказал, как его зовут: мистер Гарнет Кларк. Я представился в ответ, он мне пожал руку еще раз, и я ушел.

    Вы можете спросить себя: откуда это он так хорошо умеет считать? Но должен признаться вам, у меня несколько математический склад ума. Я даже в шахматы люблю иногда сыграть с самим собой. Так, чтоб этого никто не видел, а то еще заставят ими заниматься, а я бы этого не очень-то хотел.

    Я шел домой, весь воодушевленный, предвкушая свой первый рабочий день. Очень мне хотелось его начать. Как-то вдруг мне захотелось стать полезным. Вместе с этим и я бы стал что-то значить для окружающих. Я первый из нас троих, кто получит первый доллар, заработанный честным трудом. Это вам не шутки. Мир вокруг стал красочнее и гармоничнее.

    ГЛАВА 6

    Я проснулся очень рано. Ночью почти не спал. Когда я решил встать с кровати, было примерно полшестого утра. Ночью всякие мысли не давали мне покоя. То я боялся, что разучусь считать, то мне казалось, что меня могут ограбить. Хотя кому нужно грабить газетный прилавок? Потом я подумал, что меня могут увидеть мои друзья и станут посмеиваться, говоря, что работа эта недостойная. Я не знал, как справиться со своими страхами. Просто лежал в темноте, пытаясь уснуть, и разворачивал любую из возможных историй. Меня это жутко измотало к утру. Я надеялся, что когда покину постель, время начнет идти быстрее, но этого не случилось. Кстати, забыл сказать, родители радостно восприняли эту новость. «Молодец!» сказал отец. Мама тоже похвалила, но слов было больше, поэтому мне трудно будет их повторить, все не упомнил.

    Как я и сказал, время тянулась, как старая, уже давно утратившая вкус, жвачка. Но я не дал себя сломить. Я плотно позавтракал, мама собрала мне перекус и дала с собой. Отец к тому времени еще не выходил из спальни, но ждать его у меня не было времени, и я открыл дверь в свое нечто новое и волнующее, и вышел.

    Шел я очень быстро, так быстро, что казалось, я обгоняю взрослых, идущих на работу. Через десять минут я был на месте.

    – А, вот и ты, – сказал мистер Гарнет Кларк, завидев меня издалека.

    – Здравствуйте, мистер Кларк! – ответил я ему, не доходя до газетного прилавка.

    – Ну, подходи, подходи, – сказал он, явно, будучи в хорошем расположении духа.

    Я подошел, и мистер Кларк стал знакомить меня с товаром. Я внимательно слушал его. Так внимательно, что запомнил, наверно, с треть из того, что мистер Кларк мне сказал и показал.

    – Ты все понял? – спросил он меня.

    – Да, – ответил я.

    Он еще раз напомнил, что ждать его следует к полудню. Так же он подбодрил меня, сказав, что здесь ничего сложного нет, и что я со всем справлюсь. Я ему не очень поверил, но в знак согласия кивнул ему в ответ, озаряясь испуганной улыбкой.

    Еще было утро, как вы успели понять, и утренние силы переполняли мое скованное этим местом тело. Мне не терпелось продать свою первую газету. Но прохожий за прохожим шли мимо, не поворачивая даже головы в мою сторону. Все те, кто шел на работу, уже, должно быть, прошли, и теперь улица почти пустовала. Только изредка прохожие мелькали где-то вдалеке, или что еще хуже – у меня под носом. Я уже и не ждал никого. Представлял только, с каким позором мне придется сказать мистеру Кларку, что я ничего не продал. Я хотел было купить сам пару газет, но решил, что так дело не пойдет. В общем, сидел я и ждал. Ждал, ждал. И… через какое-то время ко мне подошел мужчина.

    – Пацан, – сказал он, – не подскажешь, как мне пройти в полицейский участок?

    – Вам, сэр, нужно идти вон до того высокого здания, – сказал я, указав рукой, – видите?

    – Угу.

    – Дойдете до него, сэр, и свернете направо. Пройдете два квартала, и упретесь прямо в отделение полиции.

    – Спасибо, сынок.

    – Не за что, сэр.

    – Дай-ка мне пару газет, – сказал джентльмен в ковбойской шляпе.

    Я протянул ему пару, как он и попросил.

    – Дай-ка еще одну. Нет, лучше какой-нибудь журнал. Мне, знаешь ли, в дороге надо будет как-то развлекаться.

    Я достал самый дорогой журнал и протянул ему.

    – Спасибо, парень, – сказал мистер, и вручил мне целых два доллара, – сдачу оставь себе.

    – Спасибо, сэр!

    Вот так я и продал свою первую газету…

    О, вы себе даже не представляете, как меня это окрылило! Я на целый час забыл обо всем на свете! Я доставал эти два доллара и смотрел на них, осторожно сжимая в руках, как что-то очень ценное, что-то, что дороже, чем двести центов, которые заключались в этих двух купюрах…

    За это время ко мне подошло человека два, не больше. Но радость, которую я испытал уже не повторить никогда.

    – Дай мне вот эту газету, парень.

    – Держите, сэр!

    Каждый раз, когда я произносил эти слова, мне было страшно приятно. Будто происходило что-то очень важное, что ничем нельзя заменить, но мой первый покупатель останется навсегда в моей памяти.

    Прошло еще часа три, и к этому времени я продал десять газет и три журнала. Неплохо, как по мне. Я чувствовал себя уже настоящим соколом в этом нехитром деле. Будто занимался им всю жизнь, хотя только сегодня утром я шел сюда, и мне казалось, что у меня ничего не получится.

    У меня на руках были старые круглые часы, я посмотрел на них, и стрелки показывали ровно двенадцать часов. Я тут же подумал, что скоро должен подойти мистер Кларк. «Я его обрадую своей выручкой!», подумал я, «Только не сильно опаздывайте, мистер Кларк!».

    Но мистер Кларк опоздал. Он опоздал на целых двадцать минут. И эти минуты мне показались куда длиннее, чем те часы, что я здесь провел. К тому же я успел и проголодаться к этому времени. Дело в том, что пару часов назад я еще не хотел есть, а когда стало урчать в животе, подумал, что скоро я освобожусь, и перекушу где-нибудь в теньке, спокойно и размеренно уплетая свой сэндвич с арахисовым маслом.

    Когда же я увидел, как приближается мистер Кларк, я простил ему его опоздание, так как был слишком рад его появлению. Его фигура становилась все больше и больше, и вот он совсем рядом.

    – Здравствуйте, мистер Кларк!

    – Ну, как ты здесь?

    Он осмотрел прилавок, словно рассматривал новую лошадь.

    – Все отлично!

    Я рассказал ему как прошел день, сколько мне удалось продать, и свои впечатления.

    – Было здорово, мистер Кларк! – сказал я ему, не отводя глаз от товара.

    – Не жалеешь, что устроился ко мне работать? – с почти коварной улыбкой поинтересовался мистер Кларк.

    – Нет, что вы, сэр! Это лучше, чем слоняться по городу без дела. А здесь дело есть, и дело толковое.

    – Это ты верно говоришь, пацан.

    Тут у меня громко заурчало в животе.

    – А что это за звуки? Это у тебя, что ли?

    – Да, сэр.

    – Ты ничего не взял с собой перекусить?

    – Взял, сэр.

    – Так чего же ты? А, ладно. Держи. Это тебе за первый рабочий день в твоей жизни, купи себе молочного коктейля и кусок пирога.

    – Спасибо, сэр.

    Я встал, взял деньги, что протянул мне мистер Кларк, и посмотрел на то место, где я провел эти несколько часов своей жизни. Я смотрел, и, прощаясь почти как с родным человеком, заставил себя уйти. Я подумал, что даже от родных можно устать, поэтому ничего, если я вернусь сюда завтра.

    Вокруг солнца скопились облака, и свет стал каким-то призрачным. Тонкий луч прорезал эту дымку в небе, и падал куда-то далеко. Сейчас я мог делать все, что захочу. Я словно шел домой после уроков, только сейчас я не забивал себе голову чем-то странным и скучным, как делал это в школе. У меня появились деньги. И теперь стал вопрос, что с ними делать. С одной стороны следовало их откладывать на путешествие с Дагом. С другой, я хотел как-то отметить этот день, купить себе молочного коктейля, как и сказал мне мистер Кларк. Я засунул руку в карман и проверил все ли на месте. Нащупав пригоршню монет и долларовую купюру, я успокоился и вздохнул с облегчением.

    Назад я не огладывался, хоть и было любопытно, что там. Я шел с чувством, будто позади меня взорвалась граната, и происходит что-то необъяснимое, но если я обернусь, меня заметят и заставят признаться в том, чего я не совершал.

    Когда я завернул за угол, у меня это чувство почти пропало. Среди всех домов я видел только одно место – кафе, в котором мог утолить свой голод и свою жажду. Подойдя к двери, и взявшись за ручку, я вспомнил, что держу в руке свой сэндвич. «Черт с ним», подумал я. Я открыл дверь и вошел. Внутри крутились большие лопасти двух вентиляторов, прикрепленных к потолку.

    Я сел за столик в самом конце кафе. Здесь было совсем пусто, но я знал, что сюда в любую минуту могут нагрянуть люди. Целая толпа, как со стадиона после бейсбольного матча.

    – Что будешь, малыш? – спросила меня официантка в зеленом переднике.

    – Молочный коктейль и две порции яблочного пирога, пожалуйста.

    Официантка молча удалилась, и спустя некоторое время вернулась с моим заказом.

    – Держи, – сказала она и приветливо улыбнулась.

    Попробовав первый кусочек, я не очень-то понял, нравится он мне или нет.

    Я посмотрел на тарелку, где лежали два этих огромных куска.

    Не успел я погоревать, как следует, как вдруг открылась дверь. Это были те ребята, что однажды звали меня, когда я сидел дома у окна, чтобы показать мне дохлую кошку, вы наверно, помните. Так вот, зашли они целой гурьбой, о чем-то споря. Я решил, что было бы неплохо, если бы они меня и вовсе не заметили, но поскольку был я здесь совсем один – такое представить было трудно.

    – Эй! Кто это у нас здесь? – сказал Гэйдж Спрюэл, повернув голову в мою сторону.

    Они направились ко мне, совсем забыв, для чего явились сюда изначально.

    – Да это же Рэй! – продолжил он с дурацкой ухмылкой.

    – Точно, Рэй… – сказал кто-то из них.

    – Привет, Рэй, – обратился ко мне Гэйдж, подойдя почти вплотную, но я ему не ответил.

    – Кажется, здесь кто-то не обучен хорошим манерам, – сказал он.

    – Чего это ты здесь делаешь? – спросил белобрысый коротышка.

    – Помнишь, ты обещал мне дохлую кошку подкинуть? – перебил его Гэйдж. – Жду ее, жду, а ее все нет, и нет… Так где же она, а, Рэй?

    – Завтра ты ее получишь, – сказал я, стараясь держать себя в руках.

    – Ага! ты все-таки не разучился говорить! – радостно воскликнул он – Давай-ка, повтори, что ты сказал, или я решу, что мне послышалось.

    Я ничего не сказал.

    – Друзья! – воскликнул он. – А вы знали, перед нами просто девчонка с мужским именем?

    Я посмотрел ему в глаза, и тут у меня дернулась верхняя губа.

    – Мальчики! О чем это вы спорите? – поинтересовалась официантка в клетчатом переднике. Она подошла, чтобы напомнить о себе и отвлечь их.

    – Ни о чем, мэм.

    – Все в порядке? – обратилась она ко мне.

    – Да, мэм.

    – Точно?

    – Да, это мои друзья, – сказал я.

    – Хорошо, – ответила она с удивлением, и удалилась обратно.

    Дружки Гэйджа молча уставились на нее, а затем и на меня.

    – Не хочешь прогуляться с нами, а, Рэй?

    – Нет, я голоден, – сказал я и откусил еще кусочек.

    – Да, это видно. Но нам печально это слышать, мы ведь нашли новую дохлую кошку для тебя, – сказал Гэйдж, и обернулся, чтобы не засмеяться.

    Я поднял взгляд и увидел его каменные глаза, что таращились на меня и на мою тарелку.

    – Хочешь мой пирог? – поинтересовался я у него. Но он почему-то побледнел и отвернулся.

    – Я ничего у тебя брать не стану! – крикнул Гэйдж, – но мы подождем тебя у входа, слышишь?

    Они развернулись и вышли. Дверь громко стукнулась, и стало совсем тихо.

    Я с минуту сидел молча и думал, какого черта они пристали ко мне? Но объяснения так и не нашел.

    – Напрасно выброшенные деньги, – сказал я сам себе.

    Допив коктейль, я встал из-за стола и направился к выходу. Сэндвич я тоже забрал с собой, – нечего делать такие подарки незнакомцам. Я съем его по пути, куда бы я ни пошел.

    – Эй! Рэй! – услышал я, когда вышел из кафешки. Они стояли за боковой стеной. Там людей не было, и я направился в их сторону.

    – Стой, – сказал один из них.

    – Почему ты не пошел, когда мы тебя позвали?

    – У меня были дела, я же вам сказал.

    – Да? Но мы тебе не верим. Нам кажется, что ты считаешь нас недостойными твоего общества.

    – Угу, – подтвердил второй.

    – Это правда? – спросил Гэйдж.

    – Нет, – сказал я.

    – Сейчас мы узнаем, правду ты говоришь, или нет.

    Его дружки меня обступили. Бежать было нельзя, да я и не собирался.

    – Ну, что? Скажешь правду, или нет? – сказал Гэйдж, сделав ко мне угрожающий шаг.

    – Гэйдж, ты хочешь драться? – спросил я.

    – Да, – ответил он, – я не позволю тебе считать себя лучше нас!

    – Врежь, врежь ему! – стали кричать его дружки.

    Он уверенно направился ко мне, и я понял, что все началось.

    Я был готов принимать удары и наносить в ответ, но Гэйдж почему-то остановился.

    – Гэйдж, ты чего? – спросил один из них.

    Гэйдж схватился за живот, а глаза его стали абсолютно белыми.

    «Четыре негритенка пошли купаться в море,

    Один попался на приманку, их осталось трое.»

    Раздался чей-то голос неподалеку. Мне показалось, что он прозвучал с крыши этого кафе.

    Гэйдж свалился на землю и стал тяжело дышать.

    «Четыре негритенка пошли купаться в море,

    Один попался на приманку, их осталось трое.»

    Повторилось еще раз каким-то детским голосом.

    – Кто это говорит, черт побери!? – крикнул белобрысый коротышка, глядя по сторонам.

    – Что это с Гэйджом? – спросил второй.

    Гэйдж продолжал тяжело дышать, и трудно было поверить, что это происходит здесь и сейчас, среди белого дня, за задней стеной старого кафе, где я бывал с самого детства.

    Внезапно Гэйдж пришел в себя, и с испуганными глазами подорвал с места. Его дружки переглянулись с вытаращенными глазами и поспешили за ним.

    Я ничего не понял, но меня это жутко напугало, и я не стал здесь засиживаться, и первые пару кварталов пробежал с приличной скоростью. Когда я остановился, чтобы отдышаться, я подумал: «Что мать твою это за чертовщина была только что!?». Я посмотрел в ту сторону, откуда прибежал, но там ничего не было. Лишь шли несколько человек, которые посмотрели на меня искоса, проходя мимо. «Черт!», подумал я еще раз. Я перестал пялиться назад и попробовал идти, как все люди, не привлекая к себе лишнего внимания. «Что это было?» повторял я снова и снова в своей голове. Завернув за угол, мне стало немного спокойнее, словно за мной перестали следить.

    Стукнувшись плечом о какого-то господина, я снова обернулся назад, но все было спокойно.

    – Простите, сэр!

    – Осторожней, мальчик.

    Вдруг проходя мимо старых полузаброшенных домов, я повернул голову направо, и заметил кое-что:

     «Четыре негритенка пошли купаться в море,Один попался на приманку, их осталось трое.» 

    Было написано там. Выцарапано гвоздем.

    «Зачем мне помогать, если ты меня преследуешь?», подумал я, и у меня забилось сердце так сильно, что я стал ощущать его удары о грудную клетку.

    Я понял, что мне лучше отправляться домой, так как дома я буду в большей безопасности. Я ускорил шаг, и, не смотря по сторонам, торопился домой.

    Назад к карточке книги "Никогда не взрослей!"

    itexts.net