Глава 4. «Добровольная простота» (сознательная простота) и защита здоровья. Добровольная простота книга


Читать книгу Как сохранить здоровье в большом городе П. Ю. Попова : онлайн чтение

Текущая страница: 8 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

«А что думаете вы? Допустим, вам сейчас 25, или 40, или 60. Что означает «вкладывать в отношения»? – спрашивает доктор Уолдингерт. Возможности практически не ограничены, это может быть простая замена времени у экрана временем с людьми, оживление утративших новизну отношений какой-то новой затеей вместе, например, долгой прогулкой, или свиданием ночью, или звонок тому родственнику, с которым вы сто лет не разговаривали.

В заключение Роберт Уолдингерт приводит цитату писателя Марка Твена. Более века назад, оглядываясь на свою жизнь, тот написал: «Нет времени – так коротка жизнь – на склоки, извинения, желчь и призвания к ответу. Есть только время, чтобы любить, да и на это, так сказать, есть лишь мгновение». Хорошая жизнь строится на хороших отношениях. Спасибо.

Таким образом, выводами исследования доказано, что качество межличностных отношений является во многих случаях основополагающим фактором защиты здоровья. Влияние других факторов второстепенно, хотя их и нельзя не учитывать.

Глава 4. «Добровольная простота» (сознательная простота) и защита здоровья

Что нам может дать знание принципа «добровольная простота» (сознательная простота) в аспекте защиты здоровья в «неэкологичной городской среде», в которой живет большинство из нас? Как можно улучшить здоровье, руководствуясь своим мироощущением и принципами? Каким образом изменение образа жизни и мысли влияет на функциональное состояние ведущих органов и систем?

Словосочетание «добровольная простота» родственно понятию simple living (простая жизнь), а также слову «опрощение», которое использовал Лев Толстой. «Опрощение» – выбор человеком образа жизни, связанного с сознательным отказом от некоторых благ современной цивилизации. Причины такого выбора могут быть различными – как этическими, религиозными, так и экологическими.

В 1981 году впервые этот термин ввел Д. Элгин в одноименной книге, которая представляет набор методик, на первый взгляд созвучных с культурой хиппи 1960-х годов XX века. В отличие от движения хиппи, «добровольная простота» не предполагает полного отказа от карьеры, всех благ цивилизации и нарочитой бедности. Это движение призывает правильно пользоваться достижениями цивилизации для наполненного существования, для внесения порядка и осмысленности в жизнь каждого человека.

Делается акцент на бережливость, скромность и взаимопомощь. Нельзя отожествлять принцип «добровольная простота» и бедность. Бедность вызывается обстоятельствами или образом жизни и переживается как тяжелая неприятность. Философия «жизни ради себя», «отказа от ненужных целей» предполагает изменение только образа мыслей и жизненной философии, а место жительства и способ заработка, социальный статус – индивидуальный выбор каждого.

Это явление стало массовым в конце 1990-х в Евросоюзе, Австралии и США, где, по данным различных источников, 10–20 % населения разделяют эту жизненную философию. Добровольная простота в развитых странах имеет прежде всего экологический подтекст, в частности, в виде употребления и (или) выращивания экологически чистых продуктов, специфического отношения к мусору и его переработке, экономии воды и энергии и т. д. Именно на экологической и медицинской причине выбора принципа «добровольной простоты» я и буду делать акцент.

В России приверженцы принципа «добровольной простоты» редко переезжают в деревню, экологические поселения или в экзотические страны, такие как, например, Индия или Таиланд. Источником средств, в случае переезда, является доход от сдачи квартиры, реже удаленная работа или проценты от вклада в банке, еще реже работа в новом месте проживания.

Многие меняют жизненные приоритеты, оставаясь дома. Как сказал писатель Н. Гейман: «Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал, ты берешь с собой себя».

Причины кардинального изменения жизни, как уже было сказано, могут быть разнообразны – от личных до медицинских и религиозно-философских. Примеры многих людей, исповедующих этот принцип, показывают, что все они сменили жизненные приоритеты, такие как карьера и высокие заработки, на работу, которая занимает несколько часов в неделю, большинство не меняло место жительства и занимается в свободное время своим хобби и семьей. Рассказ об этих людях и их оценка своей жизни представлены в главе 5.

Совершенно очевидно, что простая, экологически чистая еда, родниковая вода, полный отказ от вредных привычек, лишних знакомств и телевизора являются защитой здоровья в «неэкологичной городской среде» и лечением многих уже имеющихся заболеваний.

В современном обществе потребления нам навязывают идею, что, покупая больше дорогих вещей и пищи, мы становимся счастливее. Нами манипулируют с помощью средств массовой информации, создавая новые потребности и убеждая в их необходимости. Однако навязанное, чрезмерное потребление пагубно влияет и на экологию, и вызывает стресс, «экологические болезни», что прямо или косвенно влияет на наше здоровье. Понятно, чтобы много потреблять, нужно много зарабатывать, поэтому многие люди отдают все силы работе, не оставляя ничего себе.

Природные ресурсы планеты при этом истощаются. В условиях неблагоприятной экологической об-становки в большинстве крупных городов здоровье людей ухудшается, что приводит к появлению острых и обострению хронических заболеваний. В 30 лет у 90–95 % наших современников в развитых странах есть хотя бы одно хроническое заболевание! А ритм жизни современных городов приводит к лавинообразному росту психических и сосудистых заболеваний!

Каждый человек хочет оставаться навсегда молодым, здоровым и красивым. Это естественное желание ВСЕХ людей. Кто-то ищет самостоятельно «эликсир молодости», кто-то надеется на успехи науки в поиске «лекарства от всех болезней» или на прорыв экспериментов со стволовыми клетками. Такие надежды имеют под собой основание, но все-таки – это дело будущего. Надо действовать сейчас! Нельзя откладывать на потом и «ждать у моря погоды».

Типичные члены современного общества подрывают здоровье на работе, имея много в материальном плане, но не становятся от этого счастливее и здоровее. Все больше наших современников осознает, что надо что-то менять в своей жизни. Но что и как? «Перемен требуют наши сердца, перемен», – пел в известной песне популярный певец В. Цой.

Но что? С чего начать перемены? А что в своем здоровье хотели бы улучшить ВЫ? А счастливы ли ВЫ?

Что же можно сделать прямо сейчас? Как можно защитить свое здоровье в «неэкологичной городской среде»? Мы не можем быстро изменить экологию, общество, но можем быстро начать изменять себя. Если, не откладывая в долгий ящик, взять на вооружение принцип «добровольная простота» и одновременно улучшить качество межличностных отношений, можно относительно быстро добиться улучшения здоровья. Не ждите немедленного решения ваших проблем, но первые результаты не заставят себя ждать.

Самочувствие улучшится, обострения хронических заболеваний пройдут, а главное – изменится эмоциональная окраска проблем и неприятностей, изменится отношение к себе.

Еще вас ждет на пути к здоровью появление идеи изменения не только себя, но и своих близких, друзей и единомышленников. Если под вашим влиянием они примут ваши идеи, значит, немного изменится и окружающий мир. Чем больше будет счастливых людей, тем счастливее будет общество в целом. Значит, и счастливее станете вы.

Не откладывайте «до понедельника», займитесь переменами прямо сейчас! «Время не ждет, и что-то не вышло, глядя в свою телефонную книжку, кого-то уже сто лет не слышно, здесь ставим крест, он уже никогда не придет…» – поет популярная рок-группа «Чайф». Загляните в свою книжку прямо сейчас! Может, кто-то ждет вашего звонка? Может, кому-то он необходим как воздух? Может, кто-то думает, как вы, но не знает, с чего начать. Может, кто-то начал, но неправильно? Поторопитесь! Время не ждет…

В книге даны подробные, научно доказанные и только проверенные на практике рекомендации. Поверьте, они работают! Возьмите их на вооружение, и ответить на вопрос о счастье или причине болезней будет гораздо проще. Вслед за улучшением физического здоровья непременно придет психологическое равновесие и спокойствие. «Дорогу осилит идущий» – гласит свободная интерпретация древнего текста. Трудности, которые могут возникнуть по мере продвижения по пути к здоровью, преодолимы. Они не должны вас пугать и останавливать, тем более что эмоциональная окраска будет уже другой – спокойной и позитивной. Не останавливайтесь, думайте и анализируйте, помните:

«Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете, стучите, и отворят вам».

Вы обязательно станете счастливыми и здоровыми, сделаете счастливыми ваших единомышленников. Вместе вы преодолеете все трудности по мере движения по пути к здоровью, используя принципы добровольной простоты.

В заключение этой главы можно сделать вывод, что принцип «добровольной простоты» – это еще один современный подход к защите здоровья.

Глава 5. Короткие истории людей, придерживающихся философии «добровольная простота»

Все эти люди являются моими пациентами или знакомыми. Во время бесед с ними я выяснил, что все они придерживаются принципов добровольной простоты, некоторые даже не зная этого термина. Я старался понять, как такие разные люди пришли к этому и что в их жизни и здоровье изменилось. Какие общие черты объединяют всех опрошенных? Какое у этих людей физическое и психическое здоровья? Счастливы ли они? Получилось ли у меня задуманное, вы можете судить по их коротким рассказам.

Прежде всего я отметил, что всех участников моего интервью отличает хорошее здоровье, практически полный отказ от вредных привычек, мясной пищи, высокая физическая активность и приверженность к «простой» жизни. Обращает внимание дружелюбие и спокойствие этих людей, позитивный настрой и толерантность. Все проявляют интерес к медицине и экологии. Это приятные в общении современные люди, которые много читают, равнодушны к телевизору, которому предпочитают общение с близкими людьми или хобби. К своему образу жизни они пришли по-разному, но, как правило, в зрелом возрасте. Это приятные люди различных национальностей, оригинальные, имеющие свою точку зрения и позицию. Но всех их отличает одно качество – отсутствие амбиций в плане карьеры и материального благополучия. Некоторые поменяли место жительства, другие – нет, почти все работают, но немного, зарабатывая только «на жизнь».

Всем был задан вопрос:

Считаете ли вы себя счастливым, и если да, то почему? Ответ см. на стр. 125.

Как видно из ответов на этот вопрос, все считают себя счастливыми людьми. Причины счастливого состояния у всех сходные, но не одни и те же, но никто не назвал причиной личного счастья материальный или социальный успех.

* * *

1. Александр, 53 года, пригород Парижа, переводчик.

Мы давно знали друг друга и откровенно побеседовали в уютном кафе в центре Парижа, расположенном на площади Сталинград, названной в честь Сталинградской битвы. Александр переехал в Париж из России более 20 лет назад, где был государственным служащим. Он – православный верующий, не женат, но у него есть герлфренд. Детей нет. Вредных привычек – нет. Много друзей-единомышленников. Хобби – чтение книг по экономике, иностранные языки.

В Париже окончил университет, экономический факультет, после получения диплома работал в различных крупных бизнес-структурах, таких как банки, финансовые компании. Стремился сделать карьеру топ-менеджера, параллельно выучил три иностранных языка. Много работал в ущерб личной жизни и хобби. Примерно 10 лет назад почувствовал переутомление, разочаровался в погоне за карьерой, материальным благополучием и необходимостью соблюдать корпоративную культуру. В это же время началась бессонница, ночью просыпался и не мог заснуть. Лечился у психологов, затем психиатров, засыпал и не просыпался ночью только на высоких дозах снотворного. Уволился с работы в целях дальнейшего лечения, улучшения в отношении бессонницы не наступало. Под влиянием друзей пересмотрел свои жизненные ценности, перестал думать о карьере и материальном достатке, изменил привычки и образ жизни. Стал использовать философию добровольной простоты – перестал снимать дорогую квартиру, получил социальную, продал машину. Сейчас работает фрилансером, бизнес-переводчиком 2–3 раза в неделю по 1–4 часа (3 иностранных языка).

Уверен, что принципы добровольной простоты наиболее приемлемы для него. Бессонница стала менее актуальной проблемой, спит неплохо, поздно ложится спать и поздно встает. От лекарств отказался, ходит в бассейн и тренажерный зал. В свободное время ходит в библиотеку, встречается с герлфренд и с друзьями.

Считает себя счастливым человеком, а жизнь удачной. В понятие «счастье» вкладывает гармоничное состояние души, отсутствие каких-либо жизненных проблем, необходимости рано вставать, кому бы то ни было подчиняться. Финансовую и личную независимость ставит превыше всего.

Оценивая с медицинской точки зрения данную ситуацию, можно заключить, что благодаря философии «добровольная простота» здоровье улучшилось, главная проблема – бессонница – уже не мешает жить. Самореализация в бизнесе, для достижения высокого социального и материального уровня, перестала быть жизненной целью. Спокойная и размеренная жизнь с акцентом на новые личные цели положительно повлияла на здоровье, способствовала улучшению не только психологического, но и физического состояния. Появились новые интересы в жизни, возросло желание укрепить свои межличностные отношения, завести новых друзей.

После окончания беседы Александр пригласил меня приехать в Париж снова. «Я покажу настоящий Париж глазами парижанина, который отличается от туристического», – произнес он. Потом добавил, что «Мона Лиза» всегда улыбается именно тебе, а Эйфелева башня всегда падает, если на нее смотреть с нужного места».

* * *

2. Константин, 42 года, Орловская область, фермер.

С Константином я познакомился случайно, когда, возвращаясь с рыбалки, оказался с ним вдвоем в одном купе поезда. Дорога и стук колес располагают к общению. Сначала мы поговорили о рыбалке, затем на более серьезные темы.

Константин рассказал мне о себе. Он разведен, от брака есть дочь, живет с родителями в деревне. Православный верующий. Состоит в гражданском браке. Работает несколько часов в день. Хобби – рыбалка.

Константин – бывший госслужащий, с работы ушел из-за недовольства работой, начальством и зарплатой. Поменял много мест работы, нигде не прижился, личная жизнь также не заладилась. Неудовлетворенность собственной жизнью нарастала и мешала жить. Кризиса «среднего возраста» как такового не было, но решил поменять свой образ жизни. Он развелся с женой, с которой не находил любви и взаимопонимания, и переехал из города к родителям в деревню, где вырос. Там стал вести жизнь фермера. У него небольшое хозяйство, но оно полностью обеспечивает всем необходимым. Этому способствовало трудолюбие и крепкое здоровье. Константин не стремится к материальным ценностям и достижению каких-либо целей.

Что касается здоровья, то единственная проблема, которая у него была, – это псориаз (заболевание кожи). Сейчас она не особенно мешает жить. Лечение давало временный эффект, обострения происходили несколько раз в год. Живя в деревне, отказался от вредных привычек, мяса, стал посещать церковь, наладил отношения с близкими людьми и соседями. Летом его часто навещают родственники и друзья. Течение псориаза улучшилось, обострения стали редкими, позже и вовсе перестали беспокоить.

С термином «добровольная простота» Константин незнаком, но его взгляды и образ жизни вполне ему соответствуют. Константин трепетно относится к природе, считает, что «все разрушили», вместе с соседями регулярно чистит ближайшую речушку и гоняет браконьеров с сетями.

Считает себя полностью счастливым. В понятие «счастье» вкладывает прежде всего финансовую независимость, возможность жить на природе и заниматься любимым делом при отсутствии «начальства» и каких-либо значительных проблем.

После окончания беседы Константин пригласил меня на рыбалку. «Рыбак рыбака видит издалека», – подумал я.

* * *

3. Владимир, 47 лет, Московская область, «мастер на все руки».

С Владимиром я знаком давно, мы регулярно общаемся на самые разные темы. Он женат, имеет троих детей. Православный верующий. Офицер в отставке. Работает 2–3 часа в неделю по 3–4 часа только в летний период. Хобби – футбол, книги.

После увольнения из армии стал подрабатывать на строительстве и ремонте дач рядом со своим военным городком. Жизнь на природе, отказ от вредных привычек, физический труд и отсутствие стрессов укрепили здоровье. Гипертоническая болезнь, которой он долгое время страдал, больше не беспокоит, гипертонических кризов нет уже несколько лет. Имеет качественную семейную жизнь и широкий круг друзей-единомышленников. Вместо термина «добровольная простота» предпочитает называть свой образ жизни – «скромная жизнь». Живет в квартире со всеми удобствами, но «блага цивилизации» считает вредными. Любит природу и домашних животных. У него есть собака.

Считает себя полностью счастливым благодаря жизни на природе, самореализации, возможности помочь людям, занимаясь любимым делом и подчиняясь только себе, имея финансовую независимость.

После беседы сказал: «Если что-то надо починить, обращайся, я возьму недорого». Бизнес есть бизнес.

* * *

4. Владимир, 50 лет, Москва, индивидуальный предприниматель.

Мы познакомились после посещения воскресной службы в церкви, прогулялись и разговорились. Владимир сначала не хотел говорить о себе, потом, узнав, что я врач, стал более откровенным.

Он женат, двое детей, православный верующий, офицер в отставке. Работа занимает несколько часов в неделю. Хобби – работа в христианском братстве, помощь больным людям, посещение христианских святынь.

Служил в армии офицером, после досрочного увольнения в запас долго искал себя в гражданской жизни. Уже на службе были проблемы с алкоголем в виде запоев, которые усилились на гражданке. Несколько раз лечился от алкоголизма, но безуспешно, перерывы были короткими. Начались семейные проблемы, и ухудшилось здоровье. Все поменяла встреча с православным священником, который сумел наставить Владимира на «путь истинный». Владимир стал верующим человеком, свято соблюдающим каноны православной церкви. Воспитывает детей в строгих традициях русской православной церкви.

Поверив в бога, сумел полностью излечиться от алкоголизма, не употребляет алкоголь много лет. Владимир организовал христианское братство при церкви Рождества Христова в Измайлове, одной из целей которого является помощь всем страждущим. Всех, кто обращается к нему за помощью, он сначала приглашает в храм, на службу, объясняет, как нужно там себя вести. Помогает всем изменить жизнь и «прийти к богу».

Верит, что его спасла вера в бога, выздоровел только благодаря вере. Самостоятельно изучая книги, пришел к заключению, что принципы добровольной простоты сходны с христианскими ценностями. Считает себя счастливым человеком в вере, семье и бизнесе. Любимая поговорка Владимира: «На все воля божья». На прощанее Владимир пожелал мне успеха в написании книги и пригласил посетить заседание православного братства.

* * *

5. Алексей, 28 лет, Питер, программист-фрилансер.

Алексея я консультировал в качестве психотерапевта по просьбе своих знакомых. Он женат, детей нет. Православный верующий. Работает 3–4 часа в неделю, дома. Хобби – искусство, философия, музыка, изучение языков, путешествия.

Поступил в дневной институт, специальность «программирование», но был отчислен из-за неуспеваемости, учебе уделял мало времени, в основном увлекался музыкой. Через год поступил на заочное отделение, но и там занимался без интереса. Появились психологические проблемы: бессонница, резкие перепады настроения, раздражительность, быстрая утомляемость, апатия. Лечился в Москве в клинике им. Соловьева, где поставлен диагноз «невроз». После лечения состояние незначительно улучшилось.

Под влиянием родителей и прочитанных книг решил заняться здоровьем, одновременно совершенствоваться профессионально, изучать языки «программирования». Бросил курить, есть мясо, стал заниматься спортом, устроился на работу программистом. Много уделял времени духовному росту, искренне поверил в бога, крестился и воцерковился. К философии добровольной простоты пришел самостоятельно. Это помогло улучшить здоровье и межличностные отношения, наладил утраченные контакты с родителями и сестрой.

Сейчас полностью адаптировался к жизни, общее состояние намного улучшилось, настроение хорошее, жалоб со стороны психики нет. Женился на любимой женщине, нашел высокооплачиваемую удаленную работу, которая приносит удовлетворение.

Считает себя счастливым благодаря плюсам, вытекающим из радостей семейной жизни и финансовой независимости. Думает в ближайшее время завести детей. Много общается с друзьями-единомышленниками, посещает культурные мероприятия. Любимая икона Алексея называется «Об умягчении жестких сердец». «Она нужна всем», – сказал Алексей на прощание.

* * *

6. Дмитрий, 50 лет, Москва, рантье.

С Дмитрием я познакомился во время празднования дня рождения своего друга. Он женат, атеист, одна взрослая дочь. Бывший предприниматель, хобби – математика, путешествия.

Дмитрий несколько лет назад продал свой бизнес и живет на проценты по банковским вкладам. Считал свой бизнес делом жизни и тяжело переживал его продажу. Продать бизнес заставила неблагоприятная рыночная обстановка, которая не позволила дальнейшее развитие. Этому предшествовала работа на износ, которая привела к длительному стрессу. Это, по-видимому, косвенно способствовало развитию артрита коленного сустава. Несмотря на своевременное лечение, заболевание не проходило, боли стали беспокоить и в покое, усиливались при ходьбе.

По совету врача изменил образ жизни, отказался от вредных привычек, изменил питание и стиль жизни. Главная рекомендация состояла в изменении жизненных приоритетов и ценностей. Это – изменение уклада жизни в аспекте добровольного отказа от некоторых материальных благ в пользу здоровья и душевного спокойствия. Отчасти это соответствует принципам добровольной простоты. А после осознания и принятия того, что жизнь – это не только бизнес, самочувствие улучшилось. Боли в коленном суставе беспокоят только при перемене погоды.

Стал уделять намного больше внимания семье и друзьям, занялся тем, что доставляет удовольствие, – математикой. Много читает, путешествует по экзотическим странам, занимается спортом. Всегда находится в бодром расположении духа. У Дмитрия хорошие межличностные отношения, он любит помогать людям.

Считает себя счастливым благодаря состоянию души, отсутствию жизненных проблем и необходимости деловой самореализации.

После разговора Дмитрий посоветовал мне писать проще. Сложно написанную книгу никто читать не будет, считает он. А я думаю, что, может быть, кто прочтет, захочет сам разобраться?

* * *

7. Юрий, 52 года, Москва, страховой агент.

С Юрием я знаком давно, он каждый год страхует мою машину и консультируется в отношении своего здоровья.

Он женат, взрослая дочь. Православный верующий. Хобби – семья, книги.

Юрий – бывший инженер, много лет занимается страхованием, работа приносит удовлетворение и доход. От карьеры и работы в офисе много раз отказывался, предпочитая «вольные хлеба». Давно страдает хроническим бронхитом, частые обострения привели к астматическому компоненту. После очередного обострения отказался от курения, похудел и стал заниматься велоспортом. Имеет качественный уровень межличностных отношений. К жизненному принципу добровольной простоты пришел самостоятельно. Это не только помогло отказаться от вредных привычек, но и принесло уверенность в правильности выбора образа жизни. Состояние здоровья быстро улучшилось, бронхит практически не беспокоит, вес стабилизировался.

Считает себя счастливым человеком благодаря финансовой и деловой независимости, хорошим семейным отношениям.

Побеседовав со мной, Юрий сказал: «Надумаешь страховать машину по программе «Каско» – звони». – «Надумаю – обязательно позвоню», – ответил я и подумал, а зачем моей старой машине «Каско»?

* * *

8. Виктор, 35 лет, Таиланд, Патайя, менеджер.

С Виктором я познакомился во время поездки в Таиланд. Я отдыхал в том отеле, где он работает. Виктор любит общаться с соотечественниками и с удовольствием рассказал о себе. Он буддист, женат, у него двое детей, хобби – мотоцикл.

Виктор постоянно живет в Таиланде, он бывший работник посольства, решил остаться в Таиланде. Выбор страны определила религия, любовь к жене-тайке и детям, а также местные обычаи и климат. Во время беседы я понял, что Виктор считает, что буддистские постулаты созвучны философии добровольной простоты.

Все это помогло целиком и полностью адаптироваться в новой стране и избавиться от избыточного веса и проблем, с ним связанных. Раньше он пробовал похудеть, но многочисленные диеты не помогали, а после окончательного выбора в пользу Таиланда и смены образа жизни все проблемы с лишним весом решились. Перешел полностью на местную кухню и обычаи, много двигается, работая 3–4 часа в день с русскими туристами. Похудел на 20 кг и гордится этим. Стал отлично себя чувствовать и выглядеть.

Считает себя счастливым благодаря любви к жене-тайке и детям, работе без стрессов и улучшению здоровья. Имеет качественные межличностные отношения, в окружении есть друзья-единомышленники.

После окончания беседы Виктор показал мне свой мотоцикл и пригласил прокатиться с ветерком, таким, что я чуть было не пожалел об этом. Но если моему читателю было интересно, значит, я не зря прокатился.

* * *

9. Надежда, 47 лет, Москва, дистрибьютор сетевой компании.

Консультировалась у меня по поводу своего здоровья и рассказала немного о себе. Она разведена, у нее взрослая дочь, хобби – домашнее хозяйство. Православная верующая. Работа занимает 1–4 часа в день.

Окончила институт, работала инженером в «почтовом ящике». Работа и режим тяготили, мечтала найти маленькую «калиточку», чтобы уйти с работы. После экономических потрясений в стране стала безработной. В это же время появились проблемы со здоровьем, «нервы», скакало давление и пульс, болело сердце. Плохое самочувствие усугубил развод. Лечение почти не помогало, хотя жила на таблетках. Долго искала новую работу. Подруга предложила сетевой маркетинг. Было трудно, мешало здоровье, но главное – это боязнь разговаривать с людьми и самостоятельно решать, что и как делать. Со временем стала неплохо зарабатывать, в свободное время много читала.

Инстинктивно пришла к выводу, что надо все менять. Полностью изменила образ жизни – от питания до выбора косметики. Стала вегетарианцем и верующим человеком. К жизненному принципу, добровольной простоты пришла благодаря книге Д. Элгин «Добровольная простота». Считает себя счастливым человеком благодаря возможности работы на себя, финансовой и личной независимости, наличию друзей-единомышленников. «Если вы хотите что-то изменить, то надо начинать с себя», – считает Надежда.

На прощание Надежда коротко, но восторженно рассказала мне о продукции компании и пригласила в сетевой маркетинг. Все сетевики неисправимы?

* * *

10. Михаил, 31 год, Греция, о. Крит, г. Агиос-Николаос, экскурсовод.

Мы познакомились в автобусе во время экскурсионной поездки по Криту, языкового барьера не было, и Михаил рассказал о себе.

Он женат, имеет двоих детей, переехал из России. Православный верующий.

Михаил историк по образованию и этнический грек по национальности, родился в Челябинске, откуда эмигрировал в Грецию. В России работал учителем истории, на исторической родине – экскурсоводом 2–4 часа в неделю. В России страдал частыми простудными заболеваниями, которые протекали тяжело и надолго выбивали из колеи. После адаптации на новом месте проблемы со здоровьем прошли. Этому способствовало изменение образа жизни и взглядов, сыграл роль и теплый климат. К жизненному принципу добровольной простоты пришел при помощи новых друзей.

Считает себя счастливым благодаря возможности вернуться на историческую родину и заниматься любимой профессией, которая приносит доход, а также хорошим семейным отношениям.

После завершения беседы Михаил сказал: «У нас в Греции кризис, тяжело, но главное, что вы, русские, приехали, приезжайте к нам еще».

* * *

11. Сергей, 38 лет, Израиль, Эйлат, инструктор по дайвингу.

Мы познакомились в дайвинг-клубе в Эйлате, и Сергей, узнав, что я пишу книгу, ответил на мои вопросы. Он женат, у него двое детей, хобби определенного нет. Вероисповедание – иудей. Работа в теплое время года занимает 2–3 часа в день.

Выходец из России, где работал в различных коммерческих структурах, работа ни хороших денег, ни удовлетворения не приносила. Много лет занимался дайвингом, тратил на это все свободное время. Занятию спортом мешала язвенная болезнь желудка, обострения были несколько раз в год. После переезда и изменения образа жизни частота обострений уменьшилась, стал профессиональным инструктором по дайвингу. К жизненному принципу добровольной простоты пришел под влиянием новых друзей и коллег.

Счастлив благодаря тому, что хобби стало профессией и принесло финансовую независимость. Однако на первое место в причинах счастья ставит семейные ценности.

Прощаясь, Сергей сказал мне: «Приезжайте к нам на Красное море еще. Только больше свой международный сертификат по дайвингу не забывайте». – «Не забуду», – сказал я и подумал, что по правде-то у меня его-то и нет.

* * *

12. Павел, 45 лет, врач.

Мы давно знаем друг друга, правда, редко общаемся. Когда Павел узнал, о чем я пишу книгу, он откровенно рассказал мне о себе. Он разведен, двое взрослых детей, православный верующий. Алкоголь не употребляет, не курит, не ест мяса. Живет один на даче в Московской области круглый год. Зарабатывает на жизнь редактированием медицинской литературы и процентами от банковского вклада. Работа занимает 3–5 дней в месяц по несколько часов в день. Хобби – медицина, философия, ландшафтный дизайн, резьба по дереву.

После окончания института работал врачом, потом медицинским менеджером в коммерческих структурах, одновременно занимаясь частной медицинской практикой. Работа не приносила удовлетворения, часто утомляла и вызывала внутренний протест. Однако она обеспечивала стандартный в России «средний» уровень: машина – квартира – дача – отдых (Египет – Турция – Греция – Таиланд).

iknigi.net

Философия добровольной простоты

Бессмысленная жертва, пустая трата времени — жить, чтобы питаться, и питаться ради жизни, и снова жить, чтобы питаться, и так — до самой смерти. Развлечения, придуманные людьми, как бы они при этом ни изощрялись, — всего лишь жалкие потуги забыться, не выходя за пределы порочного круга — питаться, чтобы жить, и жить, чтобы питаться… Как по мне, то не может быть страшнее потери!

Дон Хуан

Дауншифтинг (англ. downshifting, переключение автомобиля на более низкую передачу, а также замедление или ослабление какого-либо процесса) — это социальное явление, заключающееся в стремлении индивида или части социальной группы уйти от общепринятых стандартов общественной жизни. Википедия ассоциирует этот термин с философией «жизни для себя», «отказа от чужих целей».

Что же это такое, дауншифтинг? Сегодня это понятие становится все более популярным, об этом многие говорят, но почти никто ничего об этом не знает.

Социальное явление дауншифтинг появилось не так давно именно в таком виде, каким мы видим его сегодня. Но об этой идее говорили и писали многие поколения великих и не очень мудрецов. Приведу пример великих. Лев Николаевич Толстой был первым русским осознанным дауншифтером — да-да, именно он! Это была идея его жизни, по крайней мере ее последних лет. Эту идею он облек в понятие опрощение. Вот слова классика:

Доход отдать на бедных и школы… Прислуги держать только столько, сколько нужно… и то на время, приучаясь обходиться без них… Кроме кормления себя и детей и учения, работа, хозяйство… По воскресеньям обеды для нищих и бедных и чтение и беседы. Жизнь, пища, одежда — всё самое простое. Всё лишнее: фортепьяно, мебель, экипажи — продать, раздать…

Сегодня существует множество сторонников идеологии опрощение. Наверное, каждому хоть раз в жизни приходилось задуматься: «Правильно ли я поступаю? Где заканчивается моя свобода и начинается рабство от всяческих благ, навязанных нам обществом потребления?»

В романе «Братья Карамазовы» Ф.М. Достоевский пишет про это так:

Понимая свободу как приумножение и скорое утоление потребностей, люди искажают природу свою, ибо зарождают в себе много бессмысленных и глупых желаний, привычек и нелепейших выдумок. Живут лишь для зависти друг к другу, для плотоугодия и чванства. Иметь обеды, выезды, экипажи, чины и рабов-прислужников считается уже такою необходимостью, для которой жертвуют даже жизнью, честью или человеколюбием, чтобы утолить эту необходимость, и даже убивают себя, если не могут утолить ее.

Спрашивается, свободен ли такой человек? Ведь все сказанное Достоевским настолько применимо к нашей современной действительности, что лучше и нельзя сказать, и у меня, конечно, не получится.

Свободен ли я? С этого вопроса начинается путь любого дауншифтера. Но в процессе этого пути людей забрасывает в самые разные ситуации и точки земного шара. Одно можно сказать точно: любой человек, решивший выйти из порочного круга «жить, чтобы питаться», в первую очередь, покидает крупные мегаполисы. Примечательно, что в кругу дауншифтеров преобладают именно жители крупных городов. С чем это связано? Может быть, для них более очевиден факт, что никакие блага цивилизации не наполнят твое сердце большим счастьем, чем звук сельской тишины и пение птиц. А может быть, гораздо проще уволиться с работы и искать счастья в другом мире, сдавая небольшую квартирку в Москве.

Итак, в чем же основная суть идеологии дауншифтинга? Это отказ от всех стремлений, присущих современному «успешному» человеку: разбогатеть, сделать карьеру, построить большой дом и завоевать уважение в обществе. Дауншифтер пришел к осознанию того, что не это сделает его счастливым. Также это отказ от всех благ общества потребления, это образ жизни, основанный на идее антипотребления.

Но тут можно, к слову, сделать одну оговорку. Может ли считаться дауншифтером человек, решивший забить на работу менеджера и самореализацию в Москве, уехавший в солнечный Гоа и забывший навеки (а может, и до поры до времени) о радостях современной жизни? Ведь он ни от чего не отказывался, только приобрел вместо тяжкого труда расслабленную жизнь в приятном месте. Разве это движение вниз? Для многих это, напротив, движение вверх!

На эту тему ходит много споров. Действительно, понятие дауншифтинг подразумевает именно отказ, потерю материального благосостояния. Об этом мог говорить граф Лев Николаевич Толстой, но никак не начинающий менеджер из Москвы, никогда не знавший того самого материального благосостояния. Согласимся, что претендовать на эту идею, не хотеть этого заранее, еще и не достигнув, он все же имеет право.

Противники дауншифтеров возражают, что стремление к карьерному росту и финансовому успеху — это естественное стремление личности развиваться, что без этого человек деградирует, становится пустым и неинтересным. И эта точка зрения имеет право на существование. Но дауншифтер ответит на это, что то, чем приходится заниматься подавляющему большинству работающих и зарабатывающих людей, это не развитие, это, напротив, деградация — перекладывание бумаг с полки на полку, потом на другую полку и так до конца жизни. И главное, ради чего? И более того, любой дауншифтер скажет, что именно эта безысходность — невозможность заниматься нужным делом и подтолкнула его к такому образу жизни.

Дауншифтеры обычно живут коммунами. Где же можно встретить подобные коммуны? Новым трендом в России становится создание экопоселений в разных отдаленных уголках нашей Родины. Например, на Алтае их уже немало. Люди приезжают сюда из крупных городов России, обзаводятся небольшим домиком и обязательно собственным хозяйством, живут общинами и радуются такой жизни. Первые экопоселения были созданы в России в 1990-х, когда люди столкнулись лицом к лицу с зарождающимся у нас капитализмом и осознали всю тщетность борьбы с ним. Помимо этого, основным толчком к созданию экопоселений служит понимание того, что в такой экологической ситуации, в какой находятся наши города, человек здоровым и счастливым быть просто не может.

Временные поселения коммун дауншифтеров и просто любителей дикой природы собираются каждый сезон в Краснодарском крае в местечке Утриш и в Крыму в Лисьей бухте. Это, пожалуй, самые известные места отдыха отечественных хиппи, дауншифтиров, нудистов и неформалов.

Также коммуны счастливых и довольных дауншифтеров вы можете встретить на побережьях Юго-Восточной Азии. В этой статье нельзя не упомянуть коммуны солнечного Гоа, острова Панган в Таиланде, экзотического Бали и так далее. Да и не только на побережьях, на севере Тайланда, например, есть замечательный городок Чиангмай, который считается одним из самых удобных мест для так называемого лонгстея. Кстати, понятие «дауншифтер» не должно у вас ассоциироваться с понятием «безработный». Многие представители этого комьюнити так или иначе зарабатывают себе жизнь. Сегодня с развитием интернета это не так сложно, в интернете полно предложений об удаленной работе.

Но в основном дауншифтеры «на воле» начинают заниматься творчеством, духовными практиками, всяческим саморазвитием и совершенствованием себя как личности. Городские жители считают такие занятия, как жонглирование или, например, резьба по дереву, совершенно бесполезными, но если бы вы видели, на что способны те же гоанские умельцы, то невольно прониклись бы к ним большим уважением. Тихий труд не ради результата, а в удовольствие от самого процесса — вот идеальный труд для дауншифтера.

Конечно, чтобы иметь возможность жить, не зарабатывая себе на жизнь, необходим хоть какой-то пассивный доход. Чаще всего это оказывается банальная квартира, сдаваемая в аренду. Но не всегда это так. Некоторым людям, захотевшим вырваться хоть на какое-то время из рутины, приходится избавляться от своего имущества. Подумайте, только продажа среднестатистической машины может обеспечить дауншифтеру скромное существование в течение нескольких месяцев, а может, и лет. Это зависит от того, насколько аскетичный образ жизни вы готовы вести. Я знаю людей, которые умудряются на 200 долларов в месяц вести такой образ жизни, что, глядя на их фотографии в Facebook, вы подумаете, что это дети богатых родителей. Природа: море, солнце, песок, — это все бесплатно, всегда для вас, стоит только захотеть. На питание рисом и кокосами хватит денег у всякого, а жить можно даже арендуя койко-место в некоторых гестхаусах, что тоже обходится в копейки.

В общем, часто дауншифтеру приходится отказаться от многого для достижения мифической цели — счастья. Вообще, что есть счастье для дауншифтера? Я провела опрос среди двадцати представителей этого комьюнити и могу перечислить основные ценности, которых стремится достичь каждый из них. Свобода, любовь, саморазвитие, общение (дружба), дело в понимании занятия, поскольку карьера тут никого не интересует.

Это ли не счастье? Согласитесь, что прибавив к этому всему жизнь на природе, питание экологически чистой пищей, отсутствие ежедневных стрессов, мы получаем квинтэссенцию счастья, счастье в чистом виде для любого человека. Ведь получив все это, даже самый продвинутый городской житель забудет про все, что обещает ему большой город, забудет про все, что он мечтал купить, на что мечтал накопить, и расслабится, осознает красоту и все великолепие данного нам Богом подарка — нашей жизни.

www.cablook.com

Глава 4. «Добровольная простота» (сознательная простота) и защита здоровья - Как сохранить здоровье в большом городе - Петр Юрьевич Попов - rutlib5.com

Что нам может дать знание принципа «добровольная простота» (сознательная простота) в аспекте защиты здоровья в «неэкологичной городской среде», в которой живет большинство из нас? Как можно улучшить здоровье, руководствуясь своим мироощущением и принципами? Каким образом изменение образа жизни и мысли влияет на функциональное состояние ведущих органов и систем?

Словосочетание «добровольная простота» родственно понятию simple living (простая жизнь), а также слову «опрощение», которое использовал Лев Толстой. «Опрощение» – выбор человеком образа жизни, связанного с сознательным отказом от некоторых благ современной цивилизации. Причины такого выбора могут быть различными – как этическими, религиозными, так и экологическими.

В 1981 году впервые этот термин ввел Д. Элгин в одноименной книге, которая представляет набор методик, на первый взгляд созвучных с культурой хиппи 1960-х годов XX века. В отличие от движения хиппи, «добровольная простота» не предполагает полного отказа от карьеры, всех благ цивилизации и нарочитой бедности. Это движение призывает правильно пользоваться достижениями цивилизации для наполненного существования, для внесения порядка и осмысленности в жизнь каждого человека.

Делается акцент на бережливость, скромность и взаимопомощь. Нельзя отожествлять принцип «добровольная простота» и бедность. Бедность вызывается обстоятельствами или образом жизни и переживается как тяжелая неприятность. Философия «жизни ради себя», «отказа от ненужных целей» предполагает изменение только образа мыслей и жизненной философии, а место жительства и способ заработка, социальный статус – индивидуальный выбор каждого.

Это явление стало массовым в конце 1990-х в Евросоюзе, Австралии и США, где, по данным различных источников, 10–20 % населения разделяют эту жизненную философию. Добровольная простота в развитых странах имеет прежде всего экологический подтекст, в частности, в виде употребления и (или) выращивания экологически чистых продуктов, специфического отношения к мусору и его переработке, экономии воды и энергии и т. д. Именно на экологической и медицинской причине выбора принципа «добровольной простоты» я и буду делать акцент.

В России приверженцы принципа «добровольной простоты» редко переезжают в деревню, экологические поселения или в экзотические страны, такие как, например, Индия или Таиланд. Источником средств, в случае переезда, является доход от сдачи квартиры, реже удаленная работа или проценты от вклада в банке, еще реже работа в новом месте

rutlib5.com

Дауншифтинг: четыре причины "добровольной простоты"

В современном английском языке слово downshifting часто выступает как синоним простой жизни (simple living), "добровольной простоты" (voluntary simplicity) – стиля жизни, основанного на гармоничном сочетании материальных и духовных потребностей.

В 1960-1970-е годы подобный стиль жизни был связан с движением хиппи. В 1980 году американец Дюн Элджин (Duane Elgin) предложил термин "добровольная простота" (voluntary simplicity).

Сотрудники американского Института изучения трендов (Trends research institute) отмечали, что "добровольная простотa" находится в первой десятке основных тенденций 1990-х годов.

К середине 2006 года дауншифтинг стал массово обсуждаться в российской блогосфере, осенью того же года было создано российское сообщество приверженцев нового явления на базе "Живого журнала".

Существуют четыре основных причины дауншифтинга:

- стремление к гармоничной жизни;- несоответствие личных целей и должностных обязанностей;- желание максимально выразить себя;- ухудшение здоровья, связанное с постоянно накапливающимся стрессом

К плюсам дауншифтинга можно отнести: снижение уровня стрессов, тревожности и агрессивности; естественный ритм жизни; здоровое питание, свежий воздух и чистая вода; полную самореализацию, раскрытие творческого потенциала и другое.

В то же время дауншифтинг имеет свои минусы: "синдром конца войны" – обострение хронических заболеваний; потерю существенной части дохода; конфликты с родственниками и коллегами; снижение уровня комфорта.

Итогом может быть разочарование в дауншифтинге как способе решения всех проблем.

Российские дауншифтеры чаще всего покидают крупные города. Среди семей с детьми популярна российская глубинка, фермерство и экологические поселения в Воронежской, Владимирской, Тульской и других областях.

У дауншифтеров, решивших попробовать себя в живописи или литературе, большой популярностью пользуется Украина – особенно крымские города Севастополь, Ялта и Феодосия, а также поселки в степной глуши или на берегах Черного моря.

Среди российских дауншифтеров популярны Болгария, Черногория, Турция, Таиланд и Латинская Америка. Райский уголок дауншифтеров из России – Индия, пляжи Гоа.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

ria.ru

Из книги “Добровольная простота”: shestero

В далёком-придалёком начале лета я улучил возможность посетить Центральную Российскую Библиотеку и почитать книжку Дюана Элджина Добровольная простота (см. http://lj.rossia.org/users/shestero/64612.html ). Книга там старого, 1984 года издания.

Теперь, спустя три с половиной месяца наконец-то нашлось время рассказать здесь, кое-что из того что я там законспектировал.

Итак,

Что такое «добровольность»?...To live more voluntary means to live more deliberately, intentionally, purposefully. Consciously.Когда в жизни больше «доброй воли», мы поступаем взвешеннее, преднамеренее, толковее. Сознательнее.

We cannot be deliberate when we are distracted from our critical life circumstances.Нельзя обдумывать решения в сметении и будучи отвлеченным от самых важных обстоятельств собственной жизни.

We cannot be purposeful when we are not being present.Нельзя поступать толково не сосредоточившись на текущем моменте.

We cannot be intentional when we are not paying attention.Нельзя упорядочить поступки к целям, не владея вниманием.

Voluntary Simplisity and Interpersonal CommunicationДобровольная простота и межличностное общение.

1. To communicate more simply means fundamentally to communicate more honesty.Общаться проще в сущности значит общаться честнее.2. Simplicity is evident in our communications when we begin to let go of idle gossip and wasteful speech. ...When we simplify our communications by eliminating the irrelevant, we infuse what we communicate with greater dignity and intention.Простота проявляется в общении, когда мы перестаём заниматься пустыми сплетнями и бесполезными разговорами. ...Избавившись от [этого] неуместного, мы придадим нашему общению больше достоинства и целеустремлённости.3. ...consciously respecting the value of silence...благоразумно уважать тишину.4. ...greater eye contacts with other...больший визуальный контакт5. opennessоткрытость.

shestero.livejournal.com

как контркультура создает новую культуру потребления»

ТОП 10:

Поиски иного. Фантазии и экзотизм. Добровольная простота. Дзэн-буддизм и синтез Востока и Запада. Золотые рыбки и суп из акульих плавников. Постмодернистские аборигены. Путешественники и туристы. Поиски задворок. Конкурентный эскапизм. Фильм «Пляж». Альтернативная медицина.

В 1995 году бывшая танцовщица Аланис Морисетт выпустила музыкальный альбом под названием Jagged Little Pill. Благодаря исповедальным текстам, сопровождаемым тяжелыми роковыми аккордами, альбом стал для Морисетт тем же, чем Nevermind для группы Nirvana, мгновенно превратив ее в кумира миллионов одиноких и недовольных судьбой молодых женщин. Чувствуя себя не менее одинокой, чем Курт Кобейн, Морисетт сумела справиться с проблемами популярности. После нескольких лет непрерывных гастролей она на какое-то время сделала паузу, чтобы «перезарядить батарейки»: занималась триатлоном, экспериментировала с фотографией и совершила путешествия на Кубу и в Индию. Поездка в Индию поистине изменила ее жизнь, наполнив ее чувством уверенности и духовностью, которые нашли свое отражение в следующем альбоме Supposed Former Infatuation Junkie.

Хит этого альбома под названием «Спасибо» (Thank You) содержит поразительный момент прозрения. Морисетт благодарит разных людей и обстоятельства, которые помогли ей в ее стремлении к духовному совершенствованию. Она поет «Спасибо, Индия!» — и у многих слушателей буквально захватывает дух от глубины чувств в этих словах. Неужели ей в эти мгновения грезилось, как миллиард жителей Индостана в один голос обращались к ней: «Добро пожаловать, Аланис! Всегда, когда мы будем нужны тебе, мы здесь, мы поможем»?

Надо сказать, что Аланис в этом отношении едва ли уникальна. Уже десятилетиями жители Запада используют страны третьего мира для путешествий в поисках своего истинного «я». Соблазн, естественно, проистекает из идеи контркультуры. Если западная культура есть система манипуляции и контроля, то, возможно, наилучший способ сбросить это наваждение — погрузиться в какую-нибудь другую культуру, желательно такую, которая радикально отличается от нашей.

Таким образом, контркультурная критика всегда была подвержена экзотизму — некритичной романтизации того, что сильно отличается от западного образа жизни. Можно погрузиться в экзотику, путешествуя в такие места, как Индия и Центральная Америка, и принимая религиозные верования и ритуалы китайцев или американских индейцев, или просто перенимая речь, манеру одеваться и культурные привычки других людей — например, говорить на диалекте, носить батик или заниматься йогой. В любом случае цель здесь одна: сбросить цепи технократической современности и добиться революции сознания, которая позволит нам жить более естественной жизнью.

Самое слабое место контркультурного мышления — неспособность сформировать понятия о действительно свободном обществе, а тем более предложить практическую политическую программу изменения мира, в котором мы живем сейчас. Однако уклон в сторону экзотизма вызвал массовое отрицание этой проблемы, сформировав представление, что какой-то другой культуре — процветающей за горизонтом — свойственны совершенно иные мышление и поведение и она поможет нам выбраться из железной клетки современности. Бунтари контркультуры потратили десятки лет, мечтая раздобыть волшебный «ключ от двери тюремной камеры» и обращая свой взор то на безумную культурную революцию в Китае, то на пустыню Мохаве, богатую галлюциногенными кактусами пейотами. Но результаты этих поисков никак нельзя было назвать настоящим открытием нового пути. Проецируя собственные желания и стремления на другие культуры, бунтари контркультуры сконструировали экзотику как отражение собственной идеологии.

* * *

Соблазнительность экзотики — не новый феномен. Процесс самопознания через неистовый поиск «иного» — постоянная тема западной цивилизации, проявляющаяся в таких романтических понятиях, как «дикий Запад», «сердце Африки» и «блеск Востока». Эта тема породила распространенное убеждение, что по мере развития цивилизации мы утратили понимание того, кто мы на самом деле и вообще что такое жизнь. Но если в этом виновата цивилизация, то разумно предположить, что «реальность» по-прежнему можно найти где-то еще — в нецивилизованных культурах, эзотерических религиях и даже в истории древнего мира. Большое распространение получил образ «благородного дикаря», версии которого можно найти в политических трудах Жана-Жака Руссо, в рассказах Гюстава Флобера о своем путешествии в Египет и на полотнах Поля Гогена, написанных на острове Таити. В глазах Руссо первобытный человек был счастлив, поскольку он был самодостаточен, имел возможность удовлетворять свои естественные потребности в пище и сексе и не знал социального неравенства, характеризующего современное общество. Руссо считал, что в крупных европейских государствах человек стал отчужденным от своей подлинной самости и озабоченным искусственными потребностями и фальшивыми моральными обязательствами — такими как лицемерное соблюдение манер, маскирующих жестокость буржуазного образа жизни.

Это во многом звучит как критика массового общества, разве что идеал благородного дикаря — не поиск экзотики, а ностальгия по собственному европейскому ушедшему прошлому. Руссо даже казалось, что город Женева сохранял определенную невинность и чувство настоящей общности, которое можно уберечь от дальнейшего разложения. В работах Гогена и Флобера мы видим аналогичное желание вернуть утраченное Европой. В Египте Флобера привлекала грубая простота повседневной жизни, разительно отличавшаяся от жеманства, снобизма, самодовольства и расизма французской буржуазии. Он нашел в Египте уважение к ценностям, которые больше не одобрялись его обществом. Но неприязнь у Флобера вызывала исключительно французская элита, он никоим образом не критиковал обычаи и ценности масс. Подобно Руссо, он искал убежище от лицемерной упорядоченности европейской жизни.

Это контрастирует с контркультурными взглядами, согласно которым нам нужно полностью сменить западные культуру и способ мышления. Появляющийся из подобного стремления экзотизм — это уже не желание возвращения к примитивной первобытности, а скорее желание чистого «иного» — изменения ради изменения. Многие бунтари контркультуры утоляли данное стремление чтением литературы в жанрах фэнтези и фантастики (внеся продукцию, созданную в этих некогда маргинальных жанрах, в списки бестселлеров). Знакомясь со сказочными странами — от Гипербореи из цикла «Конан-варвар» Роберта Говарда («Варварство — это естественное состояние человечества. Цивилизация — состояние неестественное») до Средиземья из «Властелина колец» Дж. Р. Толкиена — бунтари контркультуры страстно желали жить в среде, полностью отличной от нашей. В особенности они жаждали попасть в «магический» мир — такой, где обычные законы физики и общества не действуют. Они мечтали о временах, когда «власть людей» (по выражению Толкиена) еще не наступила.

В то время как некоторые довольствовались одними лишь фантазиями о таком мире, другие отправились на его поиски. Одни люди делали это буквально, разыскивая, например, Атлантиду. Другие пытались найти его через наркотики, полагая, что ЛСД, кактусы пейоты дают возможность перемещаться в другие измерения. Но основная масса надеялась найти альтернативу в незападных культурах, где по-прежнему процветали культ колдовства, а репрессивные структуры западной технократии еще не захватили власть. От «Сиддхартхи» Германа Гессе до «Учения дона Хуана» Карлоса Кастанеды — бунтари контркультуры отчаянно жаждали найти способ покинуть западную цивилизацию. «Тибетская книга мертвых» и «Книга перемен» стали библиями зарождающегося движения.

Результат этого — непомерное проецирование контркультурных стремлений и фантазий на незападный мир. Мы не можем найти Средиземье или познакомиться с представителями Великой Старой Расы в «пространстве между звездами», но мы способны совершить паломничество в Индию или отправиться в Непал, чтобы открыть неведомую экзотическую страну, расположенную далеко от нашей. Помимо этого, мы всегда вольны путешествовать в глубинах своего «я». Так или иначе, эскапизм, то есть уход от реальной действительности и общепринятых стандартов и норм общественной жизни в мир социальных иллюзий или в сферу псевдодеятельности, стал главным пристрастием контркультуры.

* * *

Хотя романтизация незападных культур, пожалуй, достигла своего апогея в 1960-х, она до сих пор сохраняет заметное влияние. Рассмотрим, к примеру, «добровольную простоту» (Voluntary Simplicity) — движение за возвращение к основам, получившее свое имя благодаря одноименной книге Дюэйна Элгина (1981), которая представляет собой конспект убеждений и методик, вытекающих непосредственно из идей контркультуры 1960-х. В своей современной инкарнации это движение представляет собой намеренную попытку отстраниться от цикла «работа-траты-долги», характеризующего современную жизнь. Но хотя «сокращение оборотов» нацелено конкретно на консюмеризм, движение, описанное Элгином, предусматривает гораздо более радикальное отрицание западного общества.

Движение добровольной простоты (ДП) возникло в результате решения, принятого хиппи, которые пришли к выводу о тщетности своих попыток изменить основные институты общества путем развития нового массового сознания. Для представителей «этой передовой культуры задачи сместились от трансформации общества к поиску новых способов жизни — таких, которые служат практическим и полезным выражением нового сознания. На место общественной активности пришли исследования новых способов жизни в низовых слоях общества». Развившуюся из этого политическую программу выражает лозунг «мысли глобально, действуй локально», хотя из книги Элгина ясно: политика заняла здесь периферийное положение, уступив место духовному развитию. Осознав, что крупномасштабных институциональных изменений ждать не приходится, бунтари контркультуры обратили взор внутрь себя, и целое поколение активистов пыталось выйти «за пределы интеллектуальной разобщенности и отчаяния, чтобы непосредственно соприкоснуться с тем местом, где все мы — единое целое».

Движение ДП никоим образом не выступает ни за бедность, ни за примитивизм, несмотря на явные отголоски призывов Генри Торо к жизни в лесной хижине. Ведь бедность подавляет личность, порождает беспомощность и отчаяние, между тем как цель ДП — расширять возможности и усиливать контроль. Суть простоты не в том, чтобы отказываться от всех современных удобств и не в том, чтобы отвернуться от прогресса. Задача ДП — пользоваться этими удобствами для более полного и насыщенного существования, для привнесения порядка и ясности в жизнь индивида. (Яркое выражение этих идей можно найти на страницах журнала Real Simple, являющегося одним из самых специфических плодов описываемого движения.) Речь не идет о том, чтобы отстраниться от мира, речь идет о поиске большего количества времени и энергии для более полного вовлечения в дела общества и внешнего мира.

Элгин даже составил в помощь читателям таблицу, где сравниваются «взгляды индустриального мира» и «взгляды мира добровольной простоты». Первая позиция рассматривает материальный прогресс как главнейшую цель жизни, причем идентичность человека определяется социальным положением и материальным достоянием. Делается акцент на его автономность и мобильность с очень сильной зависимостью от специалистов и бюрократических институтов, поддерживающих работу «государственной машины». В отличие от этой позиции, согласно взглядам ДП, основная цель жизни — равновесие и гармония между материальными и духовными потребностями, причем акцент делается на бережливость и скромность, на взаимопомощь в рамках самодостаточных и самоуправляемых общин. Самая главная задача движения ДП — способствовать внутреннему росту, процессу духовного развития, который позволит нам выработать новое видение окружающего мира.

В общих чертах план намеренного упрощения жизни не выглядит экзотическим. Идея о том, что правильная жизнь заключается в достижении должного баланса между материальными и духовными ценностями, является частью западной философской и духовной мысли со времен Аристотеля и по-прежнему занимает важное место в христианском учении. Во время обращения к верующим в честь наступления нового тысячелетия папа Иоанн Павел II выступил с критикой массового консюмеризма и призвал католиков оставаться верными духовным ценностям.

Ввиду этого странно наблюдать, что большинство приверженцев движения ДП отвергают так называемые западные религии (иудаизм, католицизм, протестантизм) как путь к внутреннему росту. Элгин рассказал о проведенных исследованиях в рядах приверженцев ДП, в которых он спрашивал, какие средства «внутреннего роста» они применяют. Всего 20 % опрошенных назвали традиционные западные религии, в то время как 55 % сообщили, что используют медитационные техники дзен или трансцендентальную медитацию. Мало этого, опрашиваемые смогли назвать даже более чем одно подобное средство. Так, помимо медитации 46 % опрошенных назвали биофидбэк и визуализацию, 26 % — гештальт-терапию и 10 % — психоанализ. Причин недоверия к традиционным религиям две: структура их организаций и специфическая природа якобы свойственных нам духовных потребностей.

Традиционные церкви, несомненно, представляют собой иерархические бюрократические институты массового общества, а движение ДП выступает против любой бюрократии. В книге «Добровольная простота» есть даже приложение со списком примерно дюжины проблем, присущих крупным бюрократиям (среди которых- громоздкость, косность и разобщенность), а также график, показывающий неизбежный крах цивилизации после того, как мы, наконец, утратим контроль над обществом благодаря роковому сочетанию неповоротливых общественных институтов и социальной дезинтеграции.

Попросту говоря, проблема в том, что «духовные потребности» представителей контркультуры отличаются от тех, удовлетворению которых призвана способствовать церковь. Традиционные функции западных религий состоят в том, чтобы проповедовать мораль, возвеличивать институт брака и семьи и поддерживать социальную стабильность с помощью общих убеждений, ритуалов и общественных институтов. Подлинное содержание вероучения, хотя и имеет значение, но на самом деле уступает по важности этим светским функциям, а реальные духовные кризисы (смерть и грех, рай и ад) полагается рассматривать только с точки зрения догм, установленных церковной иерархией. Критики церкви утверждают, что наши нынешние потребности не носят в традиционном смысле духовный характер. Нам нужна скорее терапия, чтобы освободиться от чувств подавленности и социальной зависимости, нагнетаемых окружающей действительностью. Посему священнослужители совершенно не подходят для удовлетворения духовных потребностей современного мира. Они не способны разрешать конфликты между людьми и государственными институтами, так как представляют те самые институты, которые и считаются источниками наших проблем. Если церковь учит морали, которая есть не что иное, как система репрессивных правил и установлений, значит, церкви нечего сказать людям. Предлагаемое ею спасение — это псевдоспасение, и за ним стоит лишь дальнейшая репрессивная социализация.

Таким образом, неудивительно, что приверженцы движения ДП отворачиваются от традиционной церкви. Впрочем, интересно: хотя некоторые из них искали утешение у психотерапевтов Юнга и Фрейда, гораздо большее число людей обратились к восточным религиям — буддизму и даосизму. Существуют интересные параллели между психотерапией и восточным мистицизмом. И то и другое можно интерпретировать как путь к освобождению, суть которого в изменении нашего сознания и избавлении от определенных форм обусловливания. И то и другое в каком-то смысле является критикой культуры и испытывает крен в сторону индивидуализма (особенно даосизм), соответствующему кредо контркультуры, выраженному в призыве «поступай по-своему». Но восточный мистицизм обладает тем, чего не хватает психотерапии, — экзотичностью, служащей важным фактором высокой репутации учения.

* * *

Одно из самых непоколебимых убеждений контркультуры состоит в том, что азиаты более духовны, чем жители Запада, и что ближайший путь к освобождению заключается в некоем синтезе между западным и восточным способами мышления. Есть много литературы, стремящейся соединить эти две культуры, и в этой области ключевой фигурой является Алан Уоттc. Написав такие работы, как «Психотерапия Востока и Запада» (Psychotherapy East and West), «Это оно» (This Is It) и «Космология радости» (The Joyous Cosmology), Уоттc сыграл огромную роль в деле популяризации и интерпретации восточной религии. Впрочем, он не единственный. Идеи и терминология буддизма и индуизма мы найдем в произведениях Аллена Гинзберга и Джека Керуака.

Мы можем сравнить два эти мировоззрения, проанализировав ряд противопоставлений «восточное-западное», которые на сегодняшний день для многих стали вполне привычными:

 

Западное мировоззрение

Восточное мировоззрение

 

материализм

спиритуализм

 

спиритуализмдуализм тела и разума

холизм [21]

 

разум-теломеханическая вселенная

органическая вселенная

 

рациональность

осознанность

 

технологический прогресс

духовный рост

 

атомистические индивиды

коммунитаризм [22]

 

Практический результат противопоставления этих мировоззрений состоит в следующем: мы на Западе будто бы считаем, что мир состоит из неодушевленных (механических) частей, которыми манипулируют и которых эксплуатируют, в то время как жители Востока считают мир единым целым, которое нужно понять и оценить. Запад рассматривает отдельного человека как атомную единицу, естественно отделенную от остальной части общества и, возможно, находящуюся в конфликте с ним, а Восток считает человека социальным существом, чья природа не может конфликтовать с целым. (Полезно сравнить эту характеристику с перечнем хиппового и цивильного, составленным Норманом Мейлером. Восток — это хиппово; Запад — цивильно.)

Эти контрастирующие интерпретации Востока и Запада прочно закрепились в нашей культуре. Однако стоит задаться вопросом, а справедливы ли они в отношении обеих традиций.

* * *

Знак гласил: «Ты должен покупать». Он был ярко-желтый, с большими красными надписями на английском и китайском и располагался в магазине гонконгского района Монгкок. На знаке было сказано все, что нужно, ибо в Гонконге магазины, торговые центры и рынки, без всякого сомнения, являются главной туристической достопримечательностью. Половина денег, которые тратит средний турист, посещающий «Особый административный район», оседает в торговых предприятиях. И во время проведения летнего отпуска в этой бывшей британской колонии я не был исключением. Я должен был покупать.

В 1997 году накануне передачи Гонконга Китаю многие беспокоились по поводу политических, экономических и культурных аспектов этого шага, но ничто не волновало людей больше, чем опасения, что Пекин вмешается в капиталистическую структуру экономики, сделавшую Гонконг мировым центром бизнеса, туризма и банковского дела. Волноваться было незачем: благодаря договоренности о принципе «одна страна, две системы», достигнутой в 1984 году и гарантировавшей, что Гонконг будет сохранять свою капиталистическую систему по меньшей мере 50 лет после присоединения к Китаю, его экономика продолжает процветать. В то время как большая часть тяжелой промышленности была перенесена через границу в южный Китай, местная экономика переключилась на сферу услуг и легкую промышленность. Будучи крупнейшим мировым экспортером одежды, игрушек и часов, Гонконг является мощнейшим магнитом для потребителей со всей планеты, где для них начинается настоящий праздник консюмеризма, в частности благодаря огромным местным рынкам некондиционных изделий, товаров, снятых с производства, и пиратской продукции.

Одним ясным солнечным днем я бродил по рынку Стэнли — лабиринту магазинов и лавок в южной части острова Гонконг. Я отправился туда с искренней, но (как оказалось) совершенно несбыточной надеждой быстренько купить дешевые брюки, а остальную часть дня посвятить прогулке среди холмов. Через три часа я покинул рынок с раздувшимся баулом и в полном изнеможении.

Подобно более солидным торговым центрам в районе залива Козуэй и рынкам поплоше в Каулуне (где и туристов поменьше), рынок Стэнли может совершенно помутить разум. Продаются любые товары, какие только можно вообразить, все очень дешево, да еще можно и поторговаться. Внутренняя логика существования рынка с таким необъятным ассортиментом состоит в том, что если там немного походить, взвешивая в уме будущие потребности и желания, дни рождения, отпуска и обменные курсы, то начинаешь понимать: просто глупо не сделать покупок. На многих торговых местах не дают примерять вещи, и можно попасть впросак в смысле размера, но разве это имеет значение, когда ты можешь купить две пары штанов для горных лыж за 15 баксов? Ни в одной лавке не выдают чеки, и я не смогу вернуть мои поддельные швейцарские армейские часы, если они сломаются, но не велика беда — тогда я их просто выброшу и обеднею на сумму, равную цене комплексного обеда с бигмаком.

Есть соблазн объяснить все это так: Гонконг — бывшая колония Британской империи. Ведь если взять различные элементы западного мировоззрения, описанного выше, и извлечь из них суть, то это и будет консюмеризм — та самая ценность, которая, по мнению многих, является основополагающей в нашем пустом, материалистическом, разобщенном существовании. Многие заключили: если Гонконг является меккой материализма, то, без сомнения, это следствие полуторавекового западного влияния и эксплуатации.

Однако мнение, что консюмеризм такого рода — чисто западный феномен, импортированный в Гонконг, совершенно неверно, и любой, кто провел хоть какое-то время в любом другом месте Азии, может это подтвердить. Культура потребительства гораздо сильнее выражена в Сингапуре, Тайбэе, Шанхае и Токио, чем в Лос-Анджелесе, Лондоне или Торонто, и нет никаких сомнений: азиатский консюмеризм целиком доморощенный. В большинстве азиатских сообществ не только бытует сильное традиционное почтение к ценности материальных благ, но также существует культурно обусловленный кодекс потребления особенно престижных товаров, свидетельствующих о социальном статусе. Большинство жителей Запада просто не знают азиатскую культуру достаточно, чтобы иметь понятие о таких кодексах, и потому не подозревают, насколько ожесточенным может быть конкурентное потребление в Азии.

Например, большинству людей Запада никогда не придет в голову: золотые рыбки — это товар для демонстративного потребления в традиционной китайской культуре. Наличие большого аквариума в фойе или искусно украшенного пруда на заднем дворе — примерно такое же хвастовство, как поездки на работу в лимузине Rolls-Royce Silver Phantom. Причудливая анатомия современных пород китайских золотых рыбок есть результат этой конкуренции, так как потребители стараются переплюнуть друг друга, культивируя все более экзотические мутации. «Ситцевые водяные глазки» и «черная львиная голова» — эти несчастные уродцы — являются продуктом такой гонки навстречу проигрышу.

Рестораны — вот места, где китайская культура предстает во всей красе. Там никто и не думает интересоваться ценами, так как «материальные» заботы такого рода — удел низших классов. Западные гости нередко смущают своих китайских хозяев, заказывая к тому или иному блюду рис — практика, обычная для Северной Америки, но нетерпимая в среде богатых азиатов. Крестьянская пища — такая как соевый творог тофу — абсолютно неприемлема, хотя существуют блюда, хитро (и дорого) имитирующие тофу для тех, кому очень нравится его вкус. И разумеется, еще существует знаменитый суп из акульих плавников — блюдо, которое, в общем-то, никому не нравится, но за которое люди готовы платить огромные деньги именно потому, что это блюдо такое дорогое. Трудно найти более яркие примеры конкурентного потребления.

Если уж на то пошло, то отличительной характеристикой Запада является постоянное наличие антиконсюмеристских ценностей. Даже если не принимать во внимание аскетические наклонности христианской традиции, контркультурное движение 1960-х оставило большинство западных обществ с очень строгим табу на старомодную статусную конкуренцию. В большинстве других частей мира, в том числе в Азии, такое табу отсутствует, что сразу бросается в глаза и объясняет настоящее процветание потребительских ценностей в этих местах. Жители Запада часто и с гордостью рассказывают своим китайским знакомым, как мало они заплатили за свои часы, одежду или автомобиль. Это неизбежно вызывает разочарование. В Азии, напротив, цель состоит в том, чтобы рассказывать всем, как много вы заплатили за эти вещи.

* * *

Еще в 1959 году Алан Уоттc признал: та версия дзен-буддизма, которую усвоили битники, имела мало сходства с настоящим дзен-буддизмом. В своем эссе «Битнический дзен, академический дзен и просто дзен» (Beat Zen, Square Zen and Zen) он выразил озабоченность тем, как древний способ освобождения личности превратился в карикатуру, в повод для того, чтобы быть «крутым псевдоинтеллектуальным хипстером, ищущим приключений, бросающимся дзенскими высказываниями и джазовым жаргоном, лишь бы оправдать свои выпады против общества, которые на самом деле лишь циничная эксплуатация других людей». Уоттса волновало то, что небрежная и своекорыстная интерпретация классических текстов используется, чтобы оправдывать «полностью эгоистичное богемное поведение». У него действительно были причины для беспокойства.

В ряде хорошо известных фрагментов дзен-буддистской литературы спокойное благодушие однозначно ставится превыше благочестия. Дзенский мастер Лин-Чи писал: «В буддизме нет места усилиям. Просто будь обыкновенным, будь простым. Ешь свою пищу, освобождайся от съеденного, освобождайся от выпитого, а устав, ложись и отдыхай. Невежды могут потешаться надо мной, но кто мудр, тот поймет меня». А один из самых старых стихов дзен рекомендовал: «Если хочешь познать истину, не заботься о том, что есть добро и что зло. Противоречие между добром и злом — это болезнь ума».

Из этих двух цитат легко понять, почему увлечение дзен-буддизмом может привести к тому, что Теодор Роззак называет инфантилизацией. Отрицание правил и понятий о правильном и неправильном, показная приверженность принципиальному безразличию, апатии и валоризации элементарных телесных функций — все это подпитывает «угрюмую несговорчивость юности» и подталкивает к мысли о потребности в неограниченной свободе. Проблема в том, что метафизический индивидуализм дзен, согласно которому не может быть конфликта между индивидуальными натурами, поскольку все они происходят от Матери Дао, был интерпретирован адептами контркультуры как художественное и социальное кредо «делай что хочешь» или «все проходит». Битнический дзен-буддизм может запросто выливаться в обыкновенную подростковую неприветливость и агрессивность, подкрепленную доверием к азиатской экзотике.

Впрочем, по мнению Роззака, в общем-то не имеет значения, верно ли контркультура истолковывает дзен-буддизм. Вопрос о правильности интерпретации учения не важен, ибо по-настоящему имеет значение то, что они считают: дзен-буддизм им нужен.

Когда речь идет о самоосвобождении от «нашего технократического общества, в котором господствуют унылость, алчность и маниакальный эгоизм», то буквально каждому приходится делать это лично. Какая разница, является ли правильной интерпретация дзен-буддизма Керуаком и Гинзбергом или интерпретация индуизма The Beatles и The Who? Важно то, что бунтари сумели повернуться спиной к доминирующей репрессивной культуре и найти новый выход для духовных устремлений и протеста.

По мнению Роззака, каждая культура — не важно, светская или технократическая — нуждается в некоем источнике таинственности и ритуалах, которые скрепляли бы гражданское общество. Но эти связи бывают двух видов: навязанные сверху в целях манипуляции, и демократичные, освобождающие разум для исследований и воображения. Судьба нашего общества — наследовать именно первый тип традиции ритуалов и таинственности под маской христианства. Как считает Роззак, экзотические изыскания контркультуры дали всем нам доступ к истинным путям духовного освобождения, а не просто ложного избавления, предлагаемого нам нашими церквями.

* * *

Прочтите нижеследующее описание жизни людей в «золотом» штате Калифорния: «Деньги ценятся исключительно высоко и определяют влияние повсюду в Калифорнии… В результате [калифорниец] сильнее всего в жизни озабочен своей собственностью. Во время досуга он думает о деньгах; находясь в нужде, он их выпрашивает. Он постоянно думает о возможностях предъявить кому-нибудь требование или самому не отдавать долга. Он не воздержится ни от обмана, ни от подлости ради своих корыстных замыслов».

Это может показаться довольно точным описанием жизни в современной Калифорнии. Есть только одна закавыка: данный фрагмент взят из труда антрополога Альфреда Кребера. Это описание традиционной культуры народа юроков — племени рыболовов и охотников, жившем в районе нижнего течения реки Кламат и тихоокеанского побережья в северной Калифорнии. Задолго до контактов с европейцами юроки «имели культуру, в той же мере пронизанную коммерцией, как любое индустриальное общество наших дней». В этой культуре абсолютно все, чем владел мужчина, имело цену, включая жену и детей. Криминальных законов не было вовсе, только коммерция. «Каждое оскорбление, каждая привилегия или злодеяние оценивается и компенсируется». У юроков не было ни официальной религии, ни священных церемоний; все коллективные мероприятия имели единственную цель — демонстрацию благосостояния.

Если кто-то сочтет существование такой несусветной коммерциализации в рамках традиционной индейской культуры удивительным, то только потому, что большая часть наших представлений об индейцах является выдумкой контркультуры. Коренные обитатели Северной Америки в целом были добродетельными ровно настолько, насколько люди в любом другом месте. Немногочисленное население материка было широко рассредоточено, и во многих регионах мирные контакты между племенами были очень редки. По этой причине в Северной Америке не существовало единой культуры. Некоторые племена были довольно мирными, другие — невообразимо кровожадными. Было широко распространено рабовладение, и войны являлись совершенно обычным делом. Во многих случаях европейские захватчики воспользовались своим преимуществом над коренными обитателями. В других случаях, как с испанскими конквистадорами и ацтеками, пожалуй, обе стороны были достойны друг друга.

Великой инновацией контркультуры стало предположение о том, что между всеми этими культурами имелось нечто общее. Утверждалось: американские аборигены находились в особых отношениях с природой (которые, к сожалению, были утрачены европейцами). Указывалось на многие черты анимистических религий, распространенных в доколумбовую эпоху, как на свидетельство такой глубинной связи. Именно благодаря этим системам верований — а не просто технологической недоразвитости — коренные американцы смогли жить в гармонии с природой так долго.

В свете этих теорий возникло представление о том, что индейцы поклонялись Матери Земле. Это представление моментально получило в контркультуре большое распространение по очевидным причинам: оно было экзотично, созвучно ценностям зарождавшегося культурного феминизма и предполагало такое отношение к экологии, которое казалось диаметрально противоположным западным идеям властвования над природой и ее эксплуатации. Важную роль сыграл текст речи под названием «Земля священна», которую в 1855 году произнес Сиэтл — вождь племени суквамиш. Он обвинял европейцев, говоря:

Как вы можете покупать или продавать небо, тепло земли? Эта мысль нам непонятна. Если мы не распоряжаемся свежестью воздуха и всплесками воды, то как вы можете купить их у нас? Для моего народа каждая пядь этой земли священна… Так что когда Великий вождь из Вашингтона говорит, что хочет купить у нас землю, он требует от нас слишком многого… Не земля принадлежит человеку, а человек принадлежит земле. Вот что мы знаем. Все в мире взаимосвязано, как кровь, которая объединяет целый род. Когда последний краснокожий исчезнет с этой земли и воспоминания о нем станут лишь тенью от облака, плывущего над прерией, эти берега и леса по-прежнему будут сохранять дух моего народа.

Эта речь широко цитировалась и тиражировалась. Она даже попала в календарь влиятельной экологической организации «Сьерра-Клуб». Единственная беда в том, что эти слова не принадлежат Сиэтлу. Их написал в 1972 году белый техасец Тед Перри для фильма на экологическую тему, спродюсированного Южной баптистской конвенцией, крупнейшей протестантской общиной в США.

Эпизод напоминает о еще более ранней подделке, сделанной в Канаде англичанином по имени Арчи Белани, который жил и писал под именем Серая Сова. Многие считают, что серия его книг, начатая в 1930-х годах, заложила фундамент современного природоохранного движения: «Бок о бок с современной Канадой находится последнее поле битвы в долгой и жестокой борьбе между цивилизацией и силами природы. Это земля теней и скрытых троп, затерянных рек и неизвестных озер, обиталище осторожных существ, бесшумно двигающихся по ковру из мха. Здесь царит тишина — глубокая, абсолютная и всеобъемлющая».

Однако не факт, что в борьбе между цивилизацией и природой коренные жители обязательно займут сторону природы. Вообще-то мало что свидетельствует об их непоколебимой верности священной Матери Земле. Нет ни исторических, ни лингвистических, ни культурных свидетельств приверженности такой концепции со стороны кри или оджибве — двух крупнейших индейских племен Канады. Такая концепция не просматривается ни в культуре инуитов, ни в культуре дене, ни в культуре племени черноногих, обитавших на территории современных Альберты и Монтаны. Так откуда же взялась идея Матери Земли?

Это — продукт контркультуры. В частности, она возникла на волне калифорнийского движения «Вся Земля». «Мать Земля» — это просто другое название теории Геи, разработанной британским ученым Джеймсом Лавлоком в 1969 году и гласящей, что наша планета со всеми ее обитателями представляет собой единую саморегулирующуюся систему — т. е. фактически является огромным живым существом. Кроме того, это представление целиком и полностью западное: в греческой мифологии богиня Гея — это воплощение Земли в образе женщины.

С самого начала понятие о Матери Земле представляло собой чистой воды проекцию идей контркультуры на коренных американцев. Как ни странно, многие из этих идей со временем были приняты индейскими общинами, став ключевыми компонентами зарождающейся пан-индейской идентичности. Пан-индианизм — это, в сущности, побочный продукт урбанизации и традиционного христианства, зародившийся в ходе Индейских экуменических конференций, проводившихся в 1970-х годах. К сожалению, эти идеи продолжают оказывать сильное влияние на левых политиков разного рода. Не так давно Канадский союз государственных служащих с помощью рекламного плаката объявлял о своей солидарности с организацией «Первые люди Канады». Реклама изображает перо, наложенное на изображение черепахи, отдаленно напоминающее индейскую графику, и надпись: «Мы выбираем многообразие как часть нашего пути к обеспечению гармонии друг с другом и с Матерью Землей».



infopedia.su

Анна Фенько - Люди и деньги

Один из примеров такого конфликта - случай Мигеля, 32-летнего инженера из Южного Техаса, выросшего в бедной мексиканской семье. Сейчас у Мигеля хорошая работа в успешной компании, он получил степень MBA, y него есть семья и ребенок. Мигель высоко ценит те преимущества, которые дает ему принадлежность к среднему классу. На интервью он появляется в синем деловом костюме, классической рубашке, галстуке и черных туфлях, он коротко подстрижен, а в руке у него черный кожаный портфель. Своим стилем он выражает стремление к успеху, социальную мобильность и конкуренцию: "Ты пытаешься остаться в этой социальной группе, делаешь то, что и они, просто чтобы быть на виду, чтобы тебя не забыли и ты не оказался бы через десять лет на той же самой должности в том же самом офисе".

Для Мигеля большое значение имеет его физическая форма. Именно успехи в спорте позволили ему получить высшее образование (он получил стипендию как футболист). Для него дисциплина тела стала "пропуском" в высшие слои общества. И в корпоративной среде Мигель воспринимает занятия спортом как способ сообщить коллегам о своей мобильности, командном духе и лояльности. Теперь он занимается бодибилдингом в спортивном зале, где люди смотрят друг на друга и на себя в зеркало, демонстрируя свои бицепсы и принимая скульптурные позы.

Мигель руководит группой инженеров, так что для работы ему физическая сила не нужна. Однако он ценит ее как символ авторитета, молчаливо признаваемый в кругу его коллег. Кроме того, Мигель начал играть в гольф, поскольку это тоже часть корпоративной культуры.

С той же целью - быть замеченным и засвидетельствовать, что он командный игрок, - Мигель посещает корпоративные вечеринки и выпивает с начальством в командировках, даже когда ему этого не хочется: "Ты пьешь, потому что важный человек в компании предложил тебе выпить, и ты просто не можешь отказаться".

Определенная модель потребления - в данном случае борьба с лишним весом, игра в гольф и корпоративные вечеринки - помогают Мигелю выработать стиль, объединяющий его собственные интересы и цели с ценностями организации. По словам Мигеля, "ты выставляешь себя на продажу, удачно себя продаешь и в результате - зарабатываешь больше денег".

Другая участница интервью - Сара, 49-летняя разведенная мать двоих детей из Калифорнии. Это стройная, миниатюрная и привлекательная женщина с аккуратно зачесанными назад волосами. В день интервью на ней узкие трикотажные брюки, широкий свитер с высоким воротником и скромные ювелирные украшения.

Свой стиль Сара обозначает метафорой "чистой эстетики". Этот стиль она соблюдает не только в одежде, но и в ландшафтной архитектуре, и в дизайне интерьера. Ее понимание чистоты не имеет ничего общего с гигиеной; это эстетическая категория. Она осознает, что такой стиль она выработала в противовес стилю своих родителей, которые были прекрасными и добрыми людьми, но никогда не удовлетворяли ее эстетическому вкусу - им нравились яркие цвета и экстравагантные украшения на грани кича. Этот стиль распространяется и на то, что Сара называет "правилом тела": она много занимается спортом, поддерживает себя в форме и не допускает ни грамма лишнего веса.

Ребекка пришла на интервью в длинном платье из льна и простых туфлях из коричневой кожи. На шее у нее поблескивает маленький золотой крестик. Она описывает свой стиль как "комфортный": "Я хочу, чтобы мне было комфортно в том, что я ношу, хочу просто быть самой собой". Этот стиль отражает стремление Ребекки к "норме" и ее дискомфорт при столкновении с любыми проявлениями либерализма и плюрализма.

Для Ребекки плюрализм и открытость переменам представляются опасными и "дискомфортными". Она уволилась с работы, потому что ее начальник был геем: "Дело не в том, что я не могу этого принять. Но от меня требовалось, чтобы я этому радовалась - радовалась всему, что отличает одного человека от другого, даже если это противоречит моим убеждениям. Это для меня стало последней каплей!"

Ребекка выросла в консервативной религиозной семье на Среднем Западе, которая дала ей твердые представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. "Комфортный" стиль для нее означает поиск центра, противостоящего этническому и культурному плюрализму университетского городка, где она живет сейчас: "Все эти люди выглядят так, будто они получили одежду у Армии Спасения. И у них по всему телу пирсинг. По-моему, это отвратительно".

Стиль Ребекки подвергается постоянным атакам со стороны новых социальных движений. С другой стороны, он противостоит новой потребительской модели, которая поощряет гибкую, подвижную идентичность, вечно меняющуюся с изменением моды. Ребекка и Сара придерживаются консервативного стиля, который помогает им сформулировать свое отношение к социальной организации общества, выразить свою идеологическую позицию и найти свое место в социальной иерархии.

profilib.org