«Доктор Стрэндж» Стив Белинг читать онлайн - страница 1. Доктор стрэндж книга


Доктор Стрэндж читать онлайн - Стив Белинг

Стив Белинг

Доктор Стрэндж

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Как я сюда попал?

Все мы рано или поздно задаем себе подобный вопрос. Обычно в этот миг мы думаем о принятых решениях, о событиях, которые привели к одному конкретному, важному, значимому моменту в нашей жизни. Это почти что вопрос бытия: как так вышло, что именно сейчас мы занимаем именно это место во Вселенной? С тем же успехом можно задаваться вопросом: «Зачем я здесь?»

Стивен Стрэндж, задавая себе вопрос: «Как я сюда попал?», думал совсем о другом.

На самом деле его интересовало, каким образом он попал в Гринвич-Виллидж. Ну, в буквальном смысле. Потому что всего секунду назад он стоял посреди древней библиотеки, расположенной в древнем месте под названием Камар-Тадж, со своими куда менее древними соратниками Мордо и Вонгом.

Стрэндж глубоко вздохнул и огляделся. Нет, ошибки быть не может, это определенно Гринвич-Виллидж, квартал в Нью-Йорке. Бликер-стрит, если быть совсем точным. («Спасибо тебе, дорожный знак».) Бросающиеся в глаза жилые здания из коричневого кирпича и кофейни были хорошо знакомы Стрэнджу, долгое время прожившему в городе, который никогда не спит.

Это было до Камар-Таджа.

До аварии.

— Может быть, ты сегодня все-таки сдвинешься с места?

Стрэндж развернулся и заметил стоящего рядышком старика с тросточкой. Морщинистый человечек сморщил нос и несколько раз причмокнул. Только тогда до Стрэнджа дошло, что он стоит посреди тротуара, мешая пожилому мужчине пройти.

— Прошу прощения, — произнес Стрэндж, быстро отходя в сторону, — я просто пытаюсь собраться с мыслями.

— Да, со мной такое каждый день, — ответил старичок. — Удачи тебе с цирком.

И с этими словами пожилой человек поплелся восвояси.

«Цирк?» — мелькнуло в голове у Стрэнджа. Затем он вспомнил, осмотрел себя и понял, что имел в виду старик. Он все еще носил синюю рясу, полученную в Камар-Тадже. Синюю рясу, символ истинного ученика Древней. Струящиеся одежды определенно отличали его от других людей на улицах Нью-Йорка — что туристов, что местных хипстеров. Окружающие, к слову, активно пялились на Стрэнджа и его своеобразное одеяние. Своеобразное даже по нью-йоркским меркам, что уже говорит о многом.

Развернувшись кругом, Стрэндж увидел позади себя трехэтажный дом из коричневого кирпича. Подняв взгляд, он заметил большое круглое окно. В окне красовался изящный, изогнутый узор. Узор выстраивался в определенный символ, хорошо знакомый Стрэнджу.

Символ Святая Святых.

Стрэндж бросился к зданию, перелетел через две ступеньки, распахнул дверь и заскочил внутрь.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Доктору Стрэнджу было бы тяжело отличить этот день от любого другого. В нем не было ничего особенного. Доктор находился в операционной, в Нью-Йоркском госпитале. Мыл руки. Мыл предплечья. Просто еще один день, просто еще одна операция.

Он натянул хирургические перчатки. Эластичная ткань на правой руке, когда он отпустил ее, издала удовлетворительный щелчок. Звук заставил Стрэнджа улыбнуться. Он взглянул на себя в висящее над раковиной зеркало. Что привело его сюда? Что привело его к этому моменту? Упорный труд и прирожденный талант. Стивен взглянул на седину у себя на висках. И опыт.

«Приступим же», — мысленно произнес он.

* * *

— Доктор Брюнер, — поприветствовал Стрэндж сквозь хирургическую маску, входя в операционную.

— Стивен, — откликнулась Брюнер, анестезиолог. Она стояла над распростертым на столе человеком, вводя ему обезболивающее и следя за жизненно важными показателями на мониторе.

Стрэндж улыбнулся сквозь маску.

— Вы что, заигрываете со мной, доктор Брюнер?

— Не поощряйте его, — произнес еще один голос. Доктор Варма. — Нам и так тут слишком тесно из-за его эго.

Стрэндж снова улыбнулся, хотя из-за маски Варма и Брюнер не смогли бы увидеть выражение его лица. Но морщинки в уголках глаз выдавали его веселье.

— Ваши слова ранят меня, доктор Варма! Вчера вы сказали, что мое эго способно занять весь госпиталь, а теперь его можно запихнуть в какую-то жалкую комнатку?

Стрэнджу едва удалось подавить смешок: он мог практически слышать, как Варма и Брюнер закатывают глаза. Он нравился им? Определенно. Было ли у него огромное эго? Бесспорно.

Посреди всей этой дружеской перепалки произошла занятная вещь.

К тому времени Стрэндж и его коллеги приступили к работе. Доктор с эго достаточно большим, чтобы занять целую комнату (а в удачный день — и весь госпиталь), орудовал пальцами почти незаметно. Деликатно. Как опытный пианист.

Сквозь маленькую дырочку, просверленную в черепе пациента, Стрэндж и Варма просунули эндоскоп. Через его камеру перед Стрэнджем открылся другой мир — теперь он мог видеть мозг мужчины. Двигаясь с грацией и непринужденностью, натренированной годами, Стрэндж направлял эндоскоп до тех пор, пока не увидел то, что искал.

— А вот и наш дружок-опухоль, — произнес он. — И подобно большинству друзей, этот злоупотребил гостеприимством и слишком задержался.

Стрэндж пользовался новейшими инструментами. Ультрасовременными. У зонда был лазерный наконечник, и Стивен с невероятной точностью расправлялся с опухолью. Тепловые заряды разъедали раковую массу. Один осторожный заряд. Затем еще один.

— И вот так, — начал Стрэндж, — вы и спасаете чью-то жизнь прежде, чем ваш кофе успевает остыть.

Он отвел взгляд от пациента и посмотрел на окно, возвышающееся над операционной. По ту сторону стекла группа студентов-медиков зачарованно следила за тем, как Стрэндж, Варма и Брюнер сотворили чудо. Затем студенты начали аплодировать, как будто только что стали свидетелями какого-то волшебства, ловкого фокуса, который они не смогли бы объяснить.

Ловя момент, Стрэнж повернулся к студентам и слегка поклонился.

А затем дверь в операционную распахнулась, пропустив доктора Кристину Палмер. Халат Кристины был заляпан кровью, под мышкой она зажимала планшет. Палмер поманила к себе Стрэнджа.

— Лучше займись этим, Стивен, — произнес Варма, мигом оценив серьезность происходящего, — мы здесь сами закончим.

Стрэндж кивнул и одним плавным движением оказался возле Кристины. Варма встал на его место и начал зашивать рану.

* * *

— Что стряслось?

— ПРЧ, — ответила Кристина. — Огнестрел.

Проникающее огнестрельное ранение черепа.

Обмениваясь вопросами и информацией, они вдвоем шли по коридору больницы. Кристина передала Стрэнджу планшет, и он на ходу пролистывал слайды, изучая собранные там данные.

— Поразительно, что ты сохранила ему жизнь, — заметил Стрэндж, покачав головой. Все было плохо. На первый взгляд здесь ничего нельзя было сделать. Пациент был не жилец. Никаких шансов на выживание.

Стрэндж посмотрел на данные рентгена и нахмурился.

— Кажется, я нашел проблему, доктор Палмер. Ты забыла у него в голове пулю.

Кристина хотела уже закатить глаза, но вовремя остановилась и не заглотила наживку.

— Она застряла в костном мозге. Мне не справиться без специалиста. Но Ник диагностировал смерть мозга.

— Ник… Ник диагностировал смерть мозга? — переспросил Стивен.

Ник — это доктор Никодемус Вест, коллега-хирург, о котором Стрэндж был не очень высокого мнения. Стивен еще раз пролистал показатели, затем уставился на результат магнитно-резонансной томографии. Что-то было неправильно. Картинка не складывалась. Он взглянул на Кристину. Их взгляды встретились. «Ты думаешь о том же, о чем и я»?

А потом оба помчались по коридору.

* * *

В отделении экстренной помощи была толпа народу. Как и всегда, впрочем. У Стрэнджа и Кристины ушло какое-то время, чтобы добраться до пациента с огнестрелом. Над его кроватью возвышался Ник Вест. Темноволосый хирург был сосредоточен — вместе с несколькими терапевтами он готовился к очередной процедуре.

Пытаясь отдышаться, Стрэндж выдохнул:

— Мне нужно оборудование для трепанации черепа в травме! Прямо сейчас!

Кристина тем временем уставилась на Веста и других врачей.

— Что ты делаешь? — спросила она.

— Извлекаю органы. Парень стал донором, — невозмутимо произнес Вест.

— Я на это не соглашалась! — взвизгнула Кристина.

Вест вздохнул:

— А тебе и не нужно было. Мы ведь уже зарегистрировали смерть мозга.

Стрэндж протолкался между Вестом и остальными терапевтами, встав между ними и пациентом. Он молчал, но язык его тела словно бы говорил: «Ты ошибаешься, Вест, ты, как всегда, ошибаешься».

— Подготовьте его к субокципитальной краниотомии, — распорядился Стрэндж.

Он собирался вытащить пулю, засевшую у пациента в голове.

Вест уставился на Стивена, словно на безумца.

— Здесь я — врач по вызову, и я не позволю тебе оперировать мертвеца!

В ответ Стрэндж ткнул ему в лицо планшет с выведенным на экран рентгеновским снимком:

— Что ты видишь?

— Пулю, — утомленно ответил Вест. — Конечно же, я вижу пулю.

Стрэндж покачал головой.

— Нет. Ты видишь идеальную пулю. Идеальную пулю, которая прошла сквозь кость, — начал он. — Она должна была деформироваться, расплющиться, но этого не произошло.

Вест непонимающе посмотрел на Стрэнджа.

knizhnik.org

Читать онлайн электронную книгу Доктор Стрэндж. Участь снов Doctor Strange: The Fate of Dreams - Глава 1 бесплатно и без регистрации!

– Очистите разум от всех сомнений. Поверьте, что я могу вывести вас оттуда. Вот моя рука, держитесь.

Доктор Стивен Стрэндж, Верховный Чародей, обращался к людям в зеркале с непоколебимым спокойствием. Стеклянный прямоугольник в раме из красного дерева вместо его собственного отражения показывал троих – двое полицейских в полном обмундировании и глубоко расстроенный воришка-домушник таращились на Стрэнджа, одновременно прижимая ладони к стеклу. За спиной Доктора, позади сияющего защитного круга, начертанного им с помощью магической энергии на матово-белом ламинированном полу зала совещаний, за происходящим наблюдали, затаив дыхание, напарник воришки, смотритель музея Мерчантс-Хаус и едва ли не все сотрудники Шестого участка.

Лейтенант Рейнард Баччи отхлебнул кофе из кружки и, прищурившись, следил, как Стрэндж протянул руку сквозь зеркало и аккуратно вытащил из него почти восьмидесятикилограммового мужчину. Подельник воришки с облегчением выдохнул и бросился было к товарищу, но строгий взгляд Стрэнджа остановил его у самой границы защитного круга. Испуганно лепеча благодарности, спасенный домушник упал на колени.

– Боже милостивый! Живее! Там какая-то нечисть, которая явно не любит незваных гостей! Мужик, вытаскивай копов, а то их сожрут! Там по всем углам скелеты, вот те крест! Человеческие! Мужик, точно говорю, нечисть там!

Услышав его болтовню, публика оживленно и настороженно загудела.

– Теперь вам ничто не угрожает, – уверенно, но жестко заявил Доктор. – Прошу минуту тишины!

– Хорошо, хорошо! – не выпуская кружки, поднял руку лейтенант, призывая всех успокоиться. – Помолчите и дайте человеку поработать!

С нескрываемым уважением седовласый полицейский обратился к Стрэнджу:

– Дайте знак, когда можно будет надеть на него наручники.

– Минутку, – бросил Стрэндж, вновь протягивая руку сквозь стекло и хватая одного из полицейских. – Не стоит им покидать круг, пока я не очищу их от призрачной пыли.

– Как скажете, Док.

Баччи хватило одного взгляда на проклятое зеркало, чтобы взять трубку и позвонить Вонгу, помощнику Доктора Стрэнджа. На тот момент офицеры Смит и Хоскин еще не оказались внутри зеркала вместе с преступником. Началось все утром – Гейбл, сообщник неудачливого воришки, в панике вбежал в отделение с завернутым в ветровку зеркалом под мышкой, утверждая, что оно проглотило его друга. Он сообщил дежурному, что у них возникла нелепая идея проникнуть в музей Мерчантс-Хаус и разбогатеть на продаже краденых оттуда артефактов. План действительно был неудачным – как потому, что дотошные сотрудники популярного музея наверняка тут же заметили бы пропажу, так и потому, что прежде самым серьезным преступлением обоих воришек была кража конфет из магазина. А когда один из них, Макхейл, «пропал» в найденном в сундуке на третьем этаже зеркале, началось полное безумие.

К моменту прибытия Доктора Стрэнджа в зеркало попал попытавшийся вытащить Макхейла офицер Смит, а следом и бросившийся выручать напарника офицер Хоскин.

Баччи предпочел бы, чтобы любые сверхъестественные события обходили его стороной, но тем не менее, он был несказанно рад знакомству со знатоком волшебной науки, жившим в доме 177-А по Бликер-стрит. Несмотря на странную манеру наряжаться в синюю тунику, черные сапоги и ярко-красный плащ, этот человек являл собой истинный образец здравомыслия и успешности. Насколько Баччи мог понять, Стрэндж был могущественным волшебником, главной шишкой среди всех чародеев Земли. Он был верховным хранителем планеты, или, по его собственным словам, «царства смертных». Чем бы он в действительности не занимался, у него всегда находилось время, чтобы помочь нью-йоркскому департаменту полиции в вопросах, выходящих за пределы логики, и за последние годы он нередко выручал полицейских.

Доктор Стрэндж все исправит, уж в этом лейтенант не сомневался. Опершись на лекционный пюпитр, он отхлебнул еще кофе и скривился. Напиток совсем остыл. Тут же испуганные возгласы вокруг заставили его поднять взгляд. Стрэндж наполовину вытащил Хоскина из зеркала, но грудь офицера неожиданно обвило длинное черное щупальце и потянуло назад. Несколько полицейских выхватили пистолеты, но Баччи хладнокровно приказал им опустить оружие.

– Ребята, не паникуйте. Док сам разберется.

Он повернулся к особо беспокойному патрульному и сунул ему кружку.

– Подлей-ка мне кофейку. А остальные – не мешайте доктору.

Доктор Стрэндж лишь нахмурился и прикоснулся к большой золотой пряжке своего плаща. Амулет раскрылся, будто глаз, мгновенно озарив зеркало таинственным сиянием. Щупальце отпустило офицера Хоскина и скрылось в глубинах зеркала. Стрэндж вытащил полицейского на свободу.

– Не выходите за пределы круга, – через плечо предупредил чародей Макхейла и Хоскина, протягивая руку оставшемуся в зеркале Смиту.

Хоскин кивнул, но добавил:

– Спасите моего напарника! Его схватили за ногу!

Доктор еще сильнее наморщил лоб, но не стал мешкать ни секунды. Он сам шагнул сквозь стекло и мгновенно очутился по ту сторону, рядом с офицером Смитом. Баччи снова прищурился и придвинулся как можно ближе, но так и не разобрал, что происходит внутри. Стрэндж поднял руку, командуя Смиту не двигаться, и оба они устремили взгляд куда-то под раму. Вспыхнули желтые огни – Баччи показалось, что сорвались они с руки Доктора, – и в следующее мгновение Стрэндж уже помогал Смиту выбраться. Как только тот оказался в зале совещаний, чародей повернулся к скрытой в зеркале неизвестной сущности, разглядеть которую из-за красного плаща Доктора Баччи не мог.

Хоскин приобнял товарища за плечо.

– Приятель, ты цел?

На лице Смита по-прежнему застыл ужас, но он кивнул.

– Он выстрелил прямо из руки каким-то лазером и разрубил щупальце, – произнес полицейский и хотел было добавить что-то еще, но его прервал звон стекла.

Зеркало разлетелось на миллионы мерцающих осколков.

Реакция последовала мгновенно. Несколько копов нацелили пистолеты в направлении источника шума, другие поспешили оттолкнуть товарищей с траектории летящих осколков. Смит и Хоскин прикрыли Макхейла, а Баччи закрыл собой женщину – музейного смотрителя. Не успел он прикинуть, кто мог оказаться в зоне поражения, как осколки стекла застыли в воздухе. На секунду они зависли, и тут же полетели обратно, каждый на свое место, чтобы еще через мгновение сжаться в светящуюся точку, из которой повалил столб едкого черного дыма. Из дымовой завесы вышел Доктор Стрэндж и одним взмахом руки разогнал ее. От зеркала не осталось и следа.

Чародей обвел взглядом собравшихся в зале, и Баччи заметил в его глазах сожаление. Амулет Стрэнджа продолжал сиять таинственным светом, которым Доктор умело манипулировал, создавая концентрический световой круг, охвативший всех присутствующих. Когда свет озарил Баччи, тот не по своей воле глубоко вдохнул и тут же почувствовал, как возбуждение стихает, а тело с головы до пят наполняется спокойствием и безмятежностью. Похоже, все, тронутые светом, испытывали подобное; Баччи видел, как его подчиненные расслабляют плечи, выпрямляются, а некоторые даже вздыхают.

Наконец веки похожего на глаз амулета сомкнулись, и свет погас. Стрэндж взмахнул рукой, и начертанный на полу защитный круг исчез. Доктор кивнул Баччи.

– Можете их арестовать, если хотите.

Баччи отдал команду Хоскину и Смиту, те помогли горе-взломщикам подняться и увели их из зала для взятия показаний. Стрэндж обратился к музейному смотрителю.

– Прошу прощения, мисс Хэйзел, но артефакт спасти не удалось. Если вас это хоть как-то утешит, не думаю, что он был древним. По-моему, его создали недавно, чтобы заключить в нем сущность.

Джессика Хэйзел и не думала возражать. Баччи предположил, что ей, как и ему, понравилось в этот пятничный вечер стать свидетелем столь необычных событий.

– Не волнуйтесь. Я уже сообщила лейтенанту, что эта вещь – определенно не из коллекции Тредуэллов. Я ее никогда не видела, и ума не приложу, как она попала в дом. У нас есть повод для беспокойства?

Стрэндж сунул руки под плащ.

– Ваш музей давно известен как дом с привидениями. Возможно, кто-то подложил вам это зеркало, думая, что вы сможете уберечь его. Как бы то ни было, волноваться не о чем. Я пришлю своего коллегу, чтобы тот осмотрел здание на предмет других опасных вещей.

– Благодарю вас, Доктор.

Баччи показалось, что загадочный волшебник очаровал мисс Хэйзел, и удивляться тут было нечему. Если отбросить плащ, Стрэндж весьма привлекательный мужчина, элегантный и тактичный, как участники «Крысиной стаи»[1]«Крысиная стая» – существовавшая в 1950-1960-х гг. группа деятелей искусства, в которую входили такие знаменитые актеры и музыканты, как Хамфри Богарт, Лорен Бэколл, Фрэнк Синатра, Нэт Кинг Коул и другие. ( прим. перев. ). Доктор Стрэндж был старше большинства ребят в плащах и трико, то и дело появлявшихся в городе, и был во всех смыслах зрелым и представительным человеком. Он безусловно многое повидал и многое знал. К несчастью для мисс Хэйзел, его связывало множество обязательств.

Убедившись, что угроза миновала, Стрэндж поспешил удалиться. Баччи проводил его, остановившись лишь, чтобы взять кружку свежего кофе у патрульного.

– Док, спасибо за помощь.

– Не стоит благодарности.

– Если вам что-нибудь понадобится, только позвоните.

– Просто берегите себя.

Баччи кивнул и вспомнил, что хотел еще кое о чем спросить Доктора.

– Можно еще минуточку? В последнее время я плохо сплю, с каждым днем все хуже и хуже. На работе никак не сосредоточиться. Может, знаете какой-нибудь фокус-покус, который мне поможет?

Доктор Стрэндж остановился, обернулся, и пристально посмотрел на кружку в руке лейтенанта.

– Пейте кофе без кофеина, – иронично посоветовал он.

Пока Баччи таращился на кружку, Доктор Стрэндж вышел из невысокого кирпичного здания и растворился в толпе прохожих Гринвич-Виллидж.

* * *

Не успел Стивен и на пару шагов отойти от полицейского участка, как почувствовал тяжесть в голове. Ощущение было не из приятных, но тот, кто пытался достучаться до его разума, был ему знаком и близок. Стрэндж всегда ставил телепатическую защиту, когда покидал дом, но сейчас в ней не было нужды. Он мысленно поприветствовал Вонга, своего помощника. Тот находился на расстоянии полумили, и Стивен общался с ним беззвучно, не шевеля губами, и в глазах прохожих выглядел, должно быть, весьма растерянно.

– Вонг, в чем дело? Все хорошо? Я только что вышел из участка.

– Прошу прощения за беспокойство. У нас посетитель.

Стивен сошел с тротуара на узенький съезд парковки, вклинившейся между двумя таунхаусами и шестиэтажным кирпичным домом.

– Сейчас буду.

Быстро осмотрев въезд в подземный гараж и убедившись, что никто его не видит, Стрэндж открыл портал в собственную гостиную и ступил в него.

Как обычно, Вонг усадил гостью лицом к картине Рихтера[2]Герхард Рихтер (р. 1932) – современный немецкий художник-абстракционист., так, чтобы Стивен мог появиться в гостиной, не напугав ее своим перемещением сквозь пространство.

От стоявшей рядом с его другом женщины шел настолько мощный поток психической информации, что у Стивена заломило руки. Вонгу нравилось соблюдать формальности и представлять гостей хозяину, пусть для Стивена в этом и не было большой необходимости. Стрэндж откашлялся, и Вонг повернулся к нему, аккуратно приглашая женщину сделать то же самое.

– Доктор Шаранья Мисра из фонда Бакстера, – произнес Вонг, учтиво поклонившись своему хозяину и другу. – Доктор Мисра, это Доктор Стивен Стрэндж.

Стивен улыбнулся, и женщина улыбнулась в ответ, но видно было, что любезности не произвели на нее впечатления. На вид ей было около тридцати, лицо квадратное, блестящие темные волосы стянуты в хвост. Глаза темно-карие, внимательные, губы скептически поджаты. Стивен чувствовал исходящие от ее стройной фигуры волны страха и нервозности. На мгновение заглянув женщине в глаза, Стивен увидел кровавую картину. Похоже, совсем недавно она стала свидетелем жестокого преступления, что объясняло ее напряженные плечи и спину, не говоря уж о трехметровой психопиявке Мальбранша, присосавшейся к ней между лопатками. Пиявка была жирной, раза в два толще вентиляционной трубы, с пурпурной в черных пятнах шкурой и огромным ртом-присоской.

Едва заметно щелкнув пальцами, Стивен сотворил заклинание прорицания и выяснил, что женщине было тридцать два, родилась она в Куинсе в семье иммигрантов из Карнатаки, жила одна, имела докторскую степень по когнитивной нейробиологии Колумбийского университета и по гранту фонда Бакстера исследовала метакогнитивные процессы в интернате Рэйвенкрофта для душевнобольных преступников. По утрам она медитировала и занималась йогой, помимо английского знала хинди и каннаду, была в отличной физической форме и злоупотребляла чайным грибом.

– Добро пожаловать в Святая Святых, – сказал он, убирая руки под плащ вместо того, чтобы протянуть для рукопожатия.

Стрэндж свыкся с покрывающими их шрамами и давно перестал носить перчатки, которые были непременным атрибутом его костюма в те годы, когда он только заступил на пост Верховного Чародея, но по-прежнему до дрожи стеснялся рукопожатий.

– Чем я могу вам помочь?

Доктор Мисра нервно покрутила серебряный браслет с изображением бога Ганеши на левом запястье.

– По правде говоря, не знаю. Мне стыдно отнимать ваше время, но моя мать… – женщина замялась и покраснела, не сводя глаз с длинного, до пола, плаща Стивена. – Она фанатеет от экстрасенсов и прочего, и… честно говоря, я даже не знаю, чем вы на самом деле занимаетесь. Я просто потакаю ее желаниям.

Она произнесла слово «экстрасенсы» с пренебрежением, и Стивен с Вонгом переглянулись. Было понятно, что появись Стрэндж из портала прямо у нее на глазах, это бы нисколько не поколебало ее мнения. У людей невероятно здорово получалось находить логическое объяснение всему неведомому, и для человека, изначально отрицающего все сверхъестественное, даже появление из воздуха не значило ровным счетом ничего. Он мог появиться из тайного прохода. Воспользоваться трюком с зеркалами и игрой света. Стивен по опыту знал: когда ты окончательно и бесповоротно настроил себя на неверие, то и в двухметровом короткозубе увидишь лишь перекормленного хомяка. Когда-то и сам Стрэндж был таким же скептиком.

– Я и без вашей помощи могу выяснить причину вашего визита, – сказал Стивен, – но многие считают такой метод посягательством на их личную жизнь.

Чуть понизив голос, он взглянул своими яркими голубыми глазами в глаза Шараньи, желая получить ее доверие.

– Когда мои мысли читали в первый раз, меня это, мягко говоря, смутило.

Это было лишь отчасти правдиво, – когда мысли Стивена читали впервые, в силу своего высокомерия он даже не обратил на это внимания, – но с эмоциональной точки зрения достаточно верно, чтобы об этом упомянуть.

Пока Стрэндж изучал ауру женщины, Вонг продолжил разговор за него. Доктора Мисру окружала насыщенная темно-синяя аура с серой кромкой, что лишь укрепило убеждение Стивена в том, что перед ним был сильный и уравновешенный человек, столкнувшийся с временными неприятностями.

– Так какая, по мнению вашей матери, помощь вам нужна? – поинтересовался Вонг.

Он умел найти общий язык с гостями, и Стивен всегда мог на него положиться.

Шаранья поморщилась и потупила взгляд.

– На работе случилось… происшествие. Весьма жестокое. Погибло много людей.

Она перешла на шепот, и Стивену пришлось наклониться, чтобы лучше расслышать.

– Они погибли каким-то необъяснимым образом? – спросил он, настороженно вздернув бровь.

– Что? – Шаранья удивленно взглянула на него и покачала головой, когда до нее наконец дошел смысл вопроса. – Ах. Нет. Ничего подобного. Они поубивали друг друга. Мои пациенты.

Доктор говорила отрывисто – потрясение от случившегося еще не отпустило ее. Впрочем, в ее словах Стивен почувствовал скрытое, но отчаянное желание выяснить, что на самом деле произошло. Шаранье недостаточно было знать, каким образом это случилось; в ее голове, как камушек в галтовочной машине, крутился другой вопрос: «почему?».

Стивен дождался, пока она вновь посмотрит ему в глаза.

– Может, расскажете все по порядку?

Шаранья мешкала, то и дело поглядывая в сторону выхода из гостиной.

– Я же сказала: вы мне ничем не поможете. Никто не поможет. Полиция завершила расследование, а все участники происшествия…

Шаранья внезапно замолчала, но Стивен услышал слово столь ясно, будто она выкрикнула его.

Мертвы .

Вонг переступил с ноги на ногу, и женщина очнулась. Она продолжила рассказ, то и дело ускоряя темп, словно хотела как можно скорее закончить:

– Я изучаю метакогнитивные процессы осознанных сновидений в Рэйвенкрофте. Наш отдел онейрологии изучает сны во всех их разновидностях: сны-откровения, целительные сны, воодушевляющие, вещие, осознанные… Короче говоря, мы исследуем взаимодействие сна и поведения, сравниваем сновидения душевнобольных и здоровых преступников, например, и ищем способы, как лечить психические расстройства с помощью сна. В интернате есть специальная лаборатория, где пациенты спят, и восемь дней назад двенадцать из них, проснувшись, набросились друг на друга. Никто не смог их остановить, как ни пытался. Все погибли.

Стивен кивнул. Теперь понятно, откуда взялась психопиявка. Ничто так не привлекало этих гигантских червеподобных паразитов, как чувство вины. До ухода женщины от пиявки необходимо было избавиться.

– Двенадцать человек одновременно взбесились. Да, на их совести жестокие преступления, но они хорошо знали друг друга и без всяких происшествий участвовали в исследовании уже несколько месяцев. На записи с камеры наблюдения видно, что все они проснулись одновременно от какого-то кошмара, и…

Шаранья прервалась и потерла виски. Стивен понял, что она что-то недоговаривает. Он взглянул на Вонга, тот на него. Стивен знал, о чем тот думает. Он и сам думал о том же. Одним из заклятых и самых опасных врагов Стивена был Кошмар, демон из одноименного царства в Измерении снов. Нельзя было исключать, что он приложил руку к описываемым событиям. Впрочем, вряд ли такая идея приходила в голову Шаранье. Если бы она догадывалась, что у ночных кошмаров может быть вполне реальное воплощение, то наверняка бы об этом упомянула.

Нет, в ее несомненно ужасной истории не было ничего сверхъестественного. Обычно люди приходили в Святая Святых после того, как обнаруживали, что их тошнит мухами, а голова повернута на 180 градусов. Да, к Шаранье присосалась психопиявка, но сама-то она об этом не подозревала. Никто не использовал ее разум ни в качестве межпространственного портала для вторжения армии демонов, ни в качестве передатчика паранормальных частиц. Никто не заставлял исчезать целые здания, просто входя в них, никого не донимали стаи говорящих на эсперанто ворон. Да что там – даже телепатический колодец в рассказе не фигурировал. Стивен твердо решил помочь этой женщине, но пока что не мог предложить ей никакой иной помощи, кроме избавления от пиявки.

Почувствовав замешательство Стрэнджа, Вонг начал расспрашивать Шаранью о матери, давая боссу возможность осторожно прочитать ее мысли. Пока женщина рассказывала, что ее мать услышала о Докторе от бакалейщика, чью дочь он избавил от одержимости, Стивен закрыл глаза, вошел в ее мысли и аккуратно начал перелистывать страницы воспоминаний о трагедии.

Секундой спустя его глаза распахнулись. Шаранья поморщилась и дотронулась до виска.

– Они называли мое имя? – строго спросил Стивен.

– Да, но как..? Это не поддается объяснению! – Шаранья начала запинаться, сбитая с толку тем, что Стивен узнал подробности, которыми она не стремилась поделиться.

Стивен обратился к Вонгу:

– Очнувшись, все ее пациенты закричали: «Стивен Стрэндж!», а потом набросились друг на друга.

– Как вы узнали? – в тоне Шараньи смешались испуг и любопытство.

Таращя глаза и сжав кулаки, она повернулась к Вонгу, надеясь, что он поможет ей вновь обрести привычное чувство реальности.

– Может, они просто звали меня или другого доктора и хотели сказать, что странно себя чувствуют? Да, они все кричали «доктор Стрэндж», но мало ли что они на самом деле имели в виду?

Вонг загадочно улыбнулся.

– Не нужно искать сложных объяснений там, где вполне годятся простые. Пускай вы их и не понимаете.

Шаранья помотала головой.

– Он, значит, читает мои мысли, а вы мне цитируете принципы «бритвы Оккама»? Что ж, по крайней мере вы правы в том, что я действительно ничего не понимаю.

– Моя работа напрямую связана с другими мирами, – объяснил Стивен, как мог. – Весьма вероятно, что некая чужеродная сущность пыталась привлечь мое внимание посредством ваших пациентов. Это может означать, что та сущность заинтересована в диалоге – что не так уж плохо.

Не прекращая говорить, он незаметно начертил указательным пальцем левой руки усыпляющий знак вокруг психопиявки. Тем, кто не подкован в магии, могло бы показаться, что он лишь машинально дернул рукой.

– Полагаю, что вы ощутили на себе отголосок серьезных волнений в одном из соседних измерений.

– И много их, этих соседних измерений? – насмешливо, но с интересом спросила Шаранья.

Стивен взглянул ей в глаза, гадая, что в действительности она хочет знать. Измерения исчислялись тысячами – и они постоянно и весьма агрессивно расширялись. Реальность, в которой существовала доктор Мисра, была настолько маленькой и хрупкой, что уже как минимум однажды была уничтожена и заменена другой.

Стивен был единственным, живым человеком, кто помнил это.

– Много, – ответил он. – Нужные вам ответы наверняка хранятся в одном из них. Если вы дадите добро на расследование, я свяжусь с вами сразу же, как выясню что-то новое.

Притворившись, что хочет поправить пряжку на плаще, Стрэндж отвернулся от гостьи, подобрался поближе к пиявке и крепко прижал ее хвост ногой. Он не стеснялся проводить свои манипуляции на глазах у окружающих, но все равно старался делать все скрытно, дабы не доставить тем лишних переживаний. Большинству людей спокойнее было не знать о прицепившихся к их смертным оболочкам потусторонних организмах.

– И… чего мне это будет стоить? – настороженно спросила Шаранья, вытягивая шею, чтобы посмотреть, что делает Доктор.

– Не могу сказать, пока не пойму, с какой именно силой имею дело, – рассеянно ответил Стивен.

Почувствовав опасность, психопиявка как можно крепче впилась в спину Шараньи.

– Доктор не берет денег за свою помощь, – поспешил уточнить Вонг.

Шаранья заметно обрадовалась такой новости и вновь обратилась к Стивену.

– Вам нужно от меня что-то еще или…

– Перед уходом я бы хотел наложить на вас защитный знак. Не волнуйтесь, это не значит, что вам угрожает опасность.

Шаранья недоверчиво и хмуро покосилась на него через плечо. Стивен по-быстрому начертил знак и попросил Вонга проводить женщину.

– Доктор Мисра, следуйте за мной, пожалуйста.

Вонг шагнул к дверям, ведущим из гостиной в прихожую. Шаранья не ожидала столько быстрого прощания, и хотела было повернуться к Стивену, но Вонг остановил ее, легонько тронув за локоть.

– Ну, э… пока, – все так же через плечо бросила она Стивену. – Спасибо за… помощь. Приятно было познакомиться.

Стивен кивнул, но даже не посмотрел в ее сторону. Он сосредоточенно опутывал цилиндрическое тело психопиявки нитями энергии.

Отделить паразита от жертвы было легко. А вот чтобы сделать это, не повредив ни тому, ни другому, требовалось предельное внимание.

librebook.me

Книга Доктор Стрэндж

Долгожданный фильм «Доктор Стрэндж» с неподражаемым Бенедиктом Камбербэтчем в главной роли вот-вот появится на киноэкранах страны, а российские издатели, как обычно, приурочили к премьере выход одноимённой книги, которая прольёт свет на биографию неординарного супергероя, а также раскроет некоторые подробности его жизни, не вошедшие в экранизацию комикса.

Начну с того, что Доктор Стрэндж – совершенно нетипичный герой Marvel. Не мутант, не космический пришелец, не эксцентричный миллиардер-изобретатель, выбравший своим хобби борьбу с преступностью. Ситвен Стрэндж – самый настоящий волшебник, как Гэндальф, или Гарри Поттер, как Антон Городецкий из Лукьяненовских «Дозоров». Он обладает не суперспособностями, а глубочайшими познаниями в чёрной и белой магии, поэтому супергеройский костюм ему, в общем-то, ни к чему.

И всё же создатели серии комиксов Стэн Ли и Ститвен Дитко каким-то образом умудрились гармонично вплести в общую вселенную Marvel всю ту сложную магию, которой пользуется Доктор Стрэндж, и привнесли нотку чистого фэнетзи в сугубо, в целом, научно-фантастический сеттинг, где на первом плане такие персонажи как Халк, Железный человек и Люди Икс.

Книга «Доктор Стрэндж» Стива Белинга тоже по-своему нетипична. Официальная новеллизация фильма это в первую очередь роман для юного читателя, на что намекает формат и оформление издания, конечно, если не отвлекаться на пафосную кинообложку. Развороты содержат чёрно-белые иллюстрации, а для гарнитуры подобран красивый, достаточно крупный шрифт, такой как в большинстве детских книжек. Кроме того, в этой книге всего сто шестьдесят страниц. По всем признакам мы имеем дело с облегчённой версией похождений Стренджа, которая рассчитана на аудиторию не старше шестнадцати лет.

Сюжет, как принято в новеллизациях, представляет собой развёрнутый пересказ показанных в кино событий, дополненный интересными подробностями. В центре повествования талантливый нейрохирург Стивен Стрэндж, влюблённый в свою работу. Пережив ужасную автокатастрофу, он больше не способен продолжать практику, и теряет смысл жизни. Отчаявшись, Стрэндж отправляется в путешествие на Тибет, где долгое время постигает духовные сферы, открывает для себя мистические тайны и альтернативные измерения, и спустя годы становится Верховным магом Земли, главным защитником мира от магических угроз.

Написана книга очень даже неплохо, читать её легко и приятно. Каких-нибудь откровений от произведения Стива Белинга ждать, разумеется, не приходится, особенно, если вы уже посмотрели фильм. Но для фанатов комиксов, и для тех, кто только начинает своё знакомство с этим видом искусства, историю от Докторе Стрэндже, поданную в виде романа, безусловно стоит прочесть. А если принять во внимание прекрасное оформление издания от АСТ, то этот томик запросто украсит собой любую книжную полку.

comments powered by HyperComments

ramanteg.com

Доктор Стрэндж — обзор фильма и немного о книге

Здравствуйте, дорогие читатели и подписчики Блога о фэнтези и фантастике!

Хочу рассказать вам о фильме и книге «Доктор Стрэндж».

В недавней статье «Самые ожидаемые фильмы осени» я писал, что собираюсь на него сходить, и рассказать вам, как оно. Что ж, обещал — выполняю.

Фильм крутят в кино с конца октября – можно было сходить на предпоказ (кажется, с 27-го они начались). Официальная премьера в России – 31 октября, в Украине – 28-го. В мире, если что – была 20-го.

Книга авторства Стива Белига. Совсем недавно вышла. Называется, как и фильм, без добавлений – просто «Доктор Стрэндж». В бумажном виде её уже можно найти в магазинах, а вот в электронном варианте я её найти пока не смог.

Фильм я видел, расскажу как оно, а о книге в самых общих чертах – в мои руки она пока не попала. Поехали.

Фильм. Завязка сюжета

Давайте договоримся сразу – без имён. Потому что ни имён главного антагониста, ни наставника ГГ, ни злой божественной сущности я не запомнил. Хотя даже имя актёра – Бенедикта Камбербэтча я наловчился писать почти без ошибок.

Итак, превосходный нейрохирург, чьи руки весь мир заслуженно считает волшебными, а знания – выдающимися, в один миг теряет всё. Теряет очень показательно – нам показывают и пренебрежение и эгоизм ГГ, и к чему они привели.

Пережив 7 сложнейших операций, он отчаялся . Для хирурга,  трясущиеся руки и негнущиеся пальцы — это однозначно конец карьеры. Случайно он узнаёт о человеке, который смог выкарабкаться из ещё более сложной ситуации, и ГГ идёт к нему за ответами.

Это привело доктора Стрэнджа, теперь уже бывшего нейрохирурга, и пока ещё будущего чародея, в загадочное место. Его ждёт много потрясающих открытий, но как всегда, у всего есть цена.

И доктору придётся выбирать, в каком мире он хочет жить, ведь на двух стульях не усидеть.

А параллельно с этим нужно ещё и мир спасти – иначе уже не нужно будет выбирать.

Герои и актёры

Стивен Стрэндж получился вполне неплох. Безусловно, далеко не самая интересная роль для Камбербэтча, но нормально. Он выглядит и ведёт себя как живой человек, а не как фрик, напяливший красный плащ.

Метания ГГ между своим прошлым и настоящим выглядят слегка рудиментарно, но это и не драма. Блокбастер – и приходится с этим мириться.

Антагонист – бывший мастер чародеев в исполнении Мадса Миккельсена. И к этому персонажу у меня есть вопросы. На мой взгляд, злодей получился как-то ни о чём. Вроде бы и мотивация у него имеется, и актёр хороший, но персонаж показался мне блеклым.

Гуру – наставницу ГГ сыграла Тильда Суинтон. Выбор странный, но хороший.

Чиветель Эджиофор – один из мастеров чародеев. Комментировать нечего. Персонаж нормальный.

Впечатления

Фильм смотрится прекрасно. Динамику иногда чередуют с незамысловатыми, но весёлыми шутками, которые позволяют перевести дыхание.

Визуальная составляющая мне очень понравилась, как и связанные с ней боевые сцены – когда всё вокруг движется и меняет форму, повсюду открываются порталы, мгновенно меняется гравитация. Выглядит очень здорово.

Итог

Фильм «Доктор Стрэндж» — это отличный блокбастер. Это характеризует как его лучшие стороны, так и недостатки. Они, так сказать, единые для лучших представителей этого жанра (с очень редкими исключениями).

То есть, посмотреть этот фильм один раз в кино – не просто можно, а нужно. Я получил отличные впечатления и очень доволен.

С другой стороны – никаких подводных камней, подтекстов и аллюзий здесь нет. И это лишает какого-либо смысла идею повторного просмотра. Всё, что здесь есть предельно понятно с первого раза.

В общем, идите в кино, если вам нравятся подобные фильмы. Но твёрдо знайте – вы идёте именно на блокбастер.

Рейтинги

Мировые критики, которые уже больше недели копаются в фильме, вполне к нему благосклонны.

На сегодняшний день, издания, за которыми я слежу, выдают такие оценки:

IMDb: 8,1.

Метакритик: 74 балла.

Rottentomatoes: 93% (только критики, рейтинг зрителей пока не сформирован).

Книга

В живую я книгу не видел, в онлайн магазинах вот такая обложка

В 2016 году вышло две книги об это докторе:

  • «Доктор Стрэндж. Участь снов» — Девин Грейсон.

Это книга об уже сформировавшемся персонаже, и читать её перед просмотром фильма или чтением одноимённой книги я не рекомендую – нахватаетесь спойлеров. А вот если предыстория вам понравится, тогда уже можно приниматься за эту книгу.

  • «Доктор Стрэндж» — Стив Белинг.

В оригинале название более длинное —  «Doctor Strange: Junior Novel».

А это уже книга, приуроченная к выходу фильма. Аннотация в точности повторяет завязку фильма, хотя, очень вероятно, будут какие-то расхождения с историей, показанной в фильме. По крайней мере, так было с «Варкрафтом».

Рейтинги, там, где они уже появились, держатся на уровне 7-8 баллов, что вполне неплохо.

Моё мнение – для фанатов. Одна надежда – что крайне необычная магия этой вселенной интересно описана в книге.

На этом, пожалуй, всё. До скорых встреч на Блоге о фэнтези и фантастике!

fantblog.ru

Читать онлайн книгу «Доктор Стрэндж. Участь снов» бесплатно — Страница 1

Девин Грейсон

Доктор Стрэндж. Участь снов

Арнольду, с любовью.

Спасибо за то, что ты всегда веришь в меня.

DOCTOR STRANGE: THE FATE OF DREAMS

Devin Grayson

Originally published in the English language by Marvel Worldwide, Inc., under the title

Doctor Strange: The Fate of Dreams prose novel

VP, PRODUCTION & SPECIAL PROJECTS: JEFF YOUNGQUIST

ASSOCIATE EDITOR, SPECIAL PROJECTS: SARAH BRUNSTAD

MANAGER, LICENSED PUBLISHING: JEFF REINGOLD

SVP PRINT, SALES & MARKETING: DAVID GABRIEL

EDITOR IN CHIEF: AXEL ALONSO

CHIEF CREATIVE OFFICER: JOE QUESADA

PUBLISHER: DAN BUCKLEY

EXECUTIVE PRODUCER: ALAN FINE

Copyright © 2016 MARVEL

© Ю. Павлов, А. Горбатова, перевод на русский язык, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Книга I

Пролог

Джейн Бэйли стояла у края высокой красной скалы и наблюдала, как танковая дивизия Александра Македонского перешла в оборону. Солнце нещадно палило, разреженный воздух был сухим. Сам юный правитель стоял совсем рядом с Джейн, на расстоянии вытянутой руки. Он был сногсшибательно красив – высокий, с оливковой кожей и тугими, играющими под белоснежной туникой мускулами. Джейн застегнула куртку, не сводя глаз с его золотистых локонов, словно корона, обрамлявших голову.

У подножия скалы, перед гигантскими чугунными воротами, по флангам от танков выстроились воины в алых туниках и золоченых нагрудниках. Они стояли плечом к плечу, шеренг было великое множество – сотни, если не тысячи. Большинство были вооружены длинными копьями – Джейн смутно припоминала, что назывались они дору, – но ближайшие к воротам солдаты несли массивный таран. Александр поднял руку над головой, закрыв от Джейн солнце.

Она обернулась и оказалась лицом к лицу с женщиной, которая никак не могла быть человеком – фигура ее была огромной и расплывчатой, четко различались лишь голова и руки, а остальное тело утекало куда-то, как песок под раскаленным пассатом. Волосы незнакомки были цвета бирюзы, призрачное, резко очерченное и выразительное лицо одновременно пугало и завораживало. Глаза женщины были черны, как самые темные уголки Вселенной, а в глубине их будто искрились далекие звезды.

– Переход пал! – воскликнула женщина так громко, что у Джейн застучали зубы. – Путь открыт!

Сперва Джейн решила, что женщина говорит с ней, но потом поняла, что та обращалась к армии Александра. Повернув голову, Джейн заметила, что объявление услышал и сурового вида парень лет двадцати, стоявший прямо у нее за спиной. Над губой у него был пушок, подбородок покрывала редкая щетина. На парне был широкий армейский плащ, а на плече болтался автомат «Хеклер-Кох 416». Он стоял совсем рядом, но определенно явился из другой эпохи и другого места. Джейн стояла между ним и Александром, одной ногой на горячем асфальте из мира парня, другой – на пыльном плато Александрова мира. Быть может, она одновременно находилась в обоих мирах. Или ни в одном из них.

Автоматчик развернулся и, ссутулившись, зашагал к материализовавшемуся неподалеку магазину. Джейн охватило беспокойство за столпившихся у входа людей. В ту же секунду, не сводя проницательных зеленых глаз со своей армии, Александр опустил руку и скомандовал:

– Открыть ворота!

Внизу, по правую руку от Джейн, воины начали ломать ворота. Слева парень в армейском плаще открыл огонь по собравшимся у магазина людям. Лязг тарана и грохот автоматной очереди оглушили Джейн. Ей хотелось бежать, но она не могла пошевелиться. Хотелось спрятаться или хотя бы закрыть глаза, но что-то заставляло ее смотреть, как из обрушившихся ворот вырвалось полчище невиданных ей прежде ужасных чудовищ. Все ее детские страхи будто слились воедино: огромные гоблины с паучьими ногами, марширующие скелеты с горящими как угли глазами, аморфные черные сгустки, вурдалаки с полными острых зубов пастями – все они заполонили пустынную равнину. Воины Александра попрятались за танками, но чудовища не обращали на них внимания. Тем не менее, Джейн была уверена, что эти существа поглотят любого, кто осмелится преградить им путь.

Одновременно слева от Джейн люди у магазина с криками разбежались и попрятались за мусорными баками, в ужасе хватаясь друг за друга. Парень в плаще медленно и неотвратимо приближался, не прекращая стрельбу. Джейн расплакалась, но женщина с голубыми волосами вытерла ее слезы.

– Не плачь, – ласково сказала она, – сегодня великий день. Мой день! Сегодня вершится моя судьба! Своим примером я выведу тебя из мрака, как должна!

Джейн отвернулась от женщины и увидела перед собой бородатого старика в белой шерстяной тоге и сандалиях. Некогда голубые, его глаза были подернуты молочно-белой пеленой и поражены корковой катарактой. Джейн видела его прежде, но не могла вспомнить, где и когда.

– Назови ему свое имя! – поспешно произнес старик, ощупывая ее лицо иссушенными, но нежными руками. – Это же ты? Ты должна знать наверняка. Уговори его исцелить себя – лишь тогда ты узнаешь свой путь!

Начался дождь. Старик сунул руку под тогу и вытащил нож, в котором Джейн узнала охотничий кортик, подаренный ей отцом на девятнадцатый день рождения. Она осторожно взяла его из рук старика.

– Переходы разрушила наука, так что не бойся пролить немного крови – совсем чуть-чуть. Лишь тогда он заметит. Ее зовут доктор Мисра.

Старик, насквозь промокший, побрел было прочь, но спохватился. Вернувшись к Джейн, он ласково взял ее за руку.

– Больно не будет, – заверил он, блаженно улыбнувшись беззубым ртом. – Повтори это для меня.

– Больно не будет, – ответила Джейн, пусть и не понимала, что к чему.

Старый слепец кивнул и погладил ее по руке.

– Надеюсь, что так. И надеюсь, Доктор Стрэндж, что ты все поймешь.

Джейн не стала брать в голову то, что ее назвали чужим именем, и внимательно рассмотрела нож. Уже несколько месяцев реальный мир ускользал от нее. Вначале все было проще – она не могла вспомнить, с кем на самом деле говорила, испытывала длительное эмоциональное истощение из-за ночных кошмаров. Со временем она начала искать в телефоне номера несуществующих друзей. Она теряла вещи в местах, которые потом не могла найти, и то и дело совершала невероятные поступки. Наконец, законы физики полностью перестали действовать. Люди и места менялись у нее на глазах, течение времени нарушилось. Попытки противиться беспорядку делали только хуже, и Джейн попросту отдалась на волю хаоса. Все настолько перепуталось, что Джейн и не задумывалась о том, что могла сойти с ума.

Отведя взгляд от ножа, Джейн поняла, что стоит на рыжем ковре посреди служившего ей спальней подвала материнского дома в Гудзон-Вэлли. Вокруг едва различимо пахло плесенью, но подвал был просторнее тесной комнатки, в которой она жила в детстве, и в нем была раздвижная стеклянная дверь, через которую можно было попасть прямиком в соседний лес. Джейн была полностью одета, охотничий кортик плотно лежал в руке. Сквозь дверь она заметила, что снаружи было светло – стояло позднее утро. На желтых листьях березы поблескивали дождевые капли, как и на ее большой зеленой куртке с капюшоном.

Джейн не двигалась с места и лишь лихорадочно шарила карими глазами по комнате в поисках телефона. Увидев его, она подошла, дотронулась влажным пальцем до экрана и рассеянно вытерла ладонь футболкой.

– Окей, Google. Доктор Мисра, – сделала она голосовой запрос.

Нашлось три подходящих результата: педиатр, терапевт и нейробиолог. Выбрать из них нужный не составляло труда.

Убрав кортик в ножны из оленьей кожи, Джейн сунула их, а заодно и телефон в и без того доверху набитый рюкзак, вышла через раздвижную дверь и как можно тише закрыла ее за собой.

Глава 1

– Очистите разум от всех сомнений. Поверьте, что я могу вывести вас оттуда. Вот моя рука, держитесь.

Доктор Стивен Стрэндж, Верховный Чародей, обращался к людям в зеркале с непоколебимым спокойствием. Стеклянный прямоугольник в раме из красного дерева вместо его собственного отражения показывал троих – двое полицейских в полном обмундировании и глубоко расстроенный воришка-домушник таращились на Стрэнджа, одновременно прижимая ладони к стеклу. За спиной Доктора, позади сияющего защитного круга, начертанного им с помощью магической энергии на матово-белом ламинированном полу зала совещаний, за происходящим наблюдали, затаив дыхание, напарник воришки, смотритель музея Мерчантс-Хаус и едва ли не все сотрудники Шестого участка.

Лейтенант Рейнард Баччи отхлебнул кофе из кружки и, прищурившись, следил, как Стрэндж протянул руку сквозь зеркало и аккуратно вытащил из него почти восьмидесятикилограммового мужчину. Подельник воришки с облегчением выдохнул и бросился было к товарищу, но строгий взгляд Стрэнджа остановил его у самой границы защитного круга. Испуганно лепеча благодарности, спасенный домушник упал на колени.

– Боже милостивый! Живее! Там какая-то нечисть, которая явно не любит незваных гостей! Мужик, вытаскивай копов, а то их сожрут! Там по всем углам скелеты, вот те крест! Человеческие! Мужик, точно говорю, нечисть там!

Услышав его болтовню, публика оживленно и настороженно загудела.

– Теперь вам ничто не угрожает, – уверенно, но жестко заявил Доктор. – Прошу минуту тишины!

– Хорошо, хорошо! – не выпуская кружки, поднял руку лейтенант, призывая всех успокоиться. – Помолчите и дайте человеку поработать!

С нескрываемым уважением седовласый полицейский обратился к Стрэнджу:

– Дайте знак, когда можно будет надеть на него наручники.

– Минутку, – бросил Стрэндж, вновь протягивая руку сквозь стекло и хватая одного из полицейских. – Не стоит им покидать круг, пока я не очищу их от призрачной пыли.

– Как скажете, Док.

Баччи хватило одного взгляда на проклятое зеркало, чтобы взять трубку и позвонить Вонгу, помощнику Доктора Стрэнджа. На тот момент офицеры Смит и Хоскин еще не оказались внутри зеркала вместе с преступником. Началось все утром – Гейбл, сообщник неудачливого воришки, в панике вбежал в отделение с завернутым в ветровку зеркалом под мышкой, утверждая, что оно проглотило его друга. Он сообщил дежурному, что у них возникла нелепая идея проникнуть в музей Мерчантс-Хаус и разбогатеть на продаже краденых оттуда артефактов. План действительно был неудачным – как потому, что дотошные сотрудники популярного музея наверняка тут же заметили бы пропажу, так и потому, что прежде самым серьезным преступлением обоих воришек была кража конфет из магазина. А когда один из них, Макхейл, «пропал» в найденном в сундуке на третьем этаже зеркале, началось полное безумие.

К моменту прибытия Доктора Стрэнджа в зеркало попал попытавшийся вытащить Макхейла офицер Смит, а следом и бросившийся выручать напарника офицер Хоскин.

Баччи предпочел бы, чтобы любые сверхъестественные события обходили его стороной, но тем не менее, он был несказанно рад знакомству со знатоком волшебной науки, жившим в доме 177-А по Бликер-стрит. Несмотря на странную манеру наряжаться в синюю тунику, черные сапоги и ярко-красный плащ, этот человек являл собой истинный образец здравомыслия и успешности. Насколько Баччи мог понять, Стрэндж был могущественным волшебником, главной шишкой среди всех чародеев Земли. Он был верховным хранителем планеты, или, по его собственным словам, «царства смертных». Чем бы он в действительности не занимался, у него всегда находилось время, чтобы помочь нью-йоркскому департаменту полиции в вопросах, выходящих за пределы логики, и за последние годы он нередко выручал полицейских.

Доктор Стрэндж все исправит, уж в этом лейтенант не сомневался. Опершись на лекционный пюпитр, он отхлебнул еще кофе и скривился. Напиток совсем остыл. Тут же испуганные возгласы вокруг заставили его поднять взгляд. Стрэндж наполовину вытащил Хоскина из зеркала, но грудь офицера неожиданно обвило длинное черное щупальце и потянуло назад. Несколько полицейских выхватили пистолеты, но Баччи хладнокровно приказал им опустить оружие.

– Ребята, не паникуйте. Док сам разберется.

Он повернулся к особо беспокойному патрульному и сунул ему кружку.

– Подлей-ка мне кофейку. А остальные – не мешайте доктору.

Доктор Стрэндж лишь нахмурился и прикоснулся к большой золотой пряжке своего плаща. Амулет раскрылся, будто глаз, мгновенно озарив зеркало таинственным сиянием. Щупальце отпустило офицера Хоскина и скрылось в глубинах зеркала. Стрэндж вытащил полицейского на свободу.

– Не выходите за пределы круга, – через плечо предупредил чародей Макхейла и Хоскина, протягивая руку оставшемуся в зеркале Смиту.

Хоскин кивнул, но добавил:

– Спасите моего напарника! Его схватили за ногу!

Доктор еще сильнее наморщил лоб, но не стал мешкать ни секунды. Он сам шагнул сквозь стекло и мгновенно очутился по ту сторону, рядом с офицером Смитом. Баччи снова прищурился и придвинулся как можно ближе, но так и не разобрал, что происходит внутри. Стрэндж поднял руку, командуя Смиту не двигаться, и оба они устремили взгляд куда-то под раму. Вспыхнули желтые огни – Баччи показалось, что сорвались они с руки Доктора, – и в следующее мгновение Стрэндж уже помогал Смиту выбраться. Как только тот оказался в зале совещаний, чародей повернулся к скрытой в зеркале неизвестной сущности, разглядеть которую из-за красного плаща Доктора Баччи не мог.

Хоскин приобнял товарища за плечо.

– Приятель, ты цел?

На лице Смита по-прежнему застыл ужас, но он кивнул.

– Он выстрелил прямо из руки каким-то лазером и разрубил щупальце, – произнес полицейский и хотел было добавить что-то еще, но его прервал звон стекла.

Зеркало разлетелось на миллионы мерцающих осколков.

Реакция последовала мгновенно. Несколько копов нацелили пистолеты в направлении источника шума, другие поспешили оттолкнуть товарищей с траектории летящих осколков. Смит и Хоскин прикрыли Макхейла, а Баччи закрыл собой женщину – музейного смотрителя. Не успел он прикинуть, кто мог оказаться в зоне поражения, как осколки стекла застыли в воздухе. На секунду они зависли, и тут же полетели обратно, каждый на свое место, чтобы еще через мгновение сжаться в светящуюся точку, из которой повалил столб едкого черного дыма. Из дымовой завесы вышел Доктор Стрэндж и одним взмахом руки разогнал ее. От зеркала не осталось и следа.

Чародей обвел взглядом собравшихся в зале, и Баччи заметил в его глазах сожаление. Амулет Стрэнджа продолжал сиять таинственным светом, которым Доктор умело манипулировал, создавая концентрический световой круг, охвативший всех присутствующих. Когда свет озарил Баччи, тот не по своей воле глубоко вдохнул и тут же почувствовал, как возбуждение стихает, а тело с головы до пят наполняется спокойствием и безмятежностью. Похоже, все, тронутые светом, испытывали подобное; Баччи видел, как его подчиненные расслабляют плечи, выпрямляются, а некоторые даже вздыхают.

Наконец веки похожего на глаз амулета сомкнулись, и свет погас. Стрэндж взмахнул рукой, и начертанный на полу защитный круг исчез. Доктор кивнул Баччи.

– Можете их арестовать, если хотите.

Баччи отдал команду Хоскину и Смиту, те помогли горе-взломщикам подняться и увели их из зала для взятия показаний. Стрэндж обратился к музейному смотрителю.

– Прошу прощения, мисс Хэйзел, но артефакт спасти не удалось. Если вас это хоть как-то утешит, не думаю, что он был древним. По-моему, его создали недавно, чтобы заключить в нем сущность.

Джессика Хэйзел и не думала возражать. Баччи предположил, что ей, как и ему, понравилось в этот пятничный вечер стать свидетелем столь необычных событий.

– Не волнуйтесь. Я уже сообщила лейтенанту, что эта вещь – определенно не из коллекции Тредуэллов. Я ее никогда не видела, и ума не приложу, как она попала в дом. У нас есть повод для беспокойства?

Стрэндж сунул руки под плащ.

– Ваш музей давно известен как дом с привидениями. Возможно, кто-то подложил вам это зеркало, думая, что вы сможете уберечь его. Как бы то ни было, волноваться не о чем. Я пришлю своего коллегу, чтобы тот осмотрел здание на предмет других опасных вещей.

– Благодарю вас, Доктор.

Баччи показалось, что загадочный волшебник очаровал мисс Хэйзел, и удивляться тут было нечему. Если отбросить плащ, Стрэндж весьма привлекательный мужчина, элегантный и тактичный, как участники «Крысиной стаи»[1]. Доктор Стрэндж был старше большинства ребят в плащах и трико, то и дело появлявшихся в городе, и был во всех смыслах зрелым и представительным человеком. Он безусловно многое повидал и многое знал. К несчастью для мисс Хэйзел, его связывало множество обязательств.

Убедившись, что угроза миновала, Стрэндж поспешил удалиться. Баччи проводил его, остановившись лишь, чтобы взять кружку свежего кофе у патрульного.

– Док, спасибо за помощь.

– Не стоит благодарности.

– Если вам что-нибудь понадобится, только позвоните.

– Просто берегите себя.

Баччи кивнул и вспомнил, что хотел еще кое о чем спросить Доктора.

– Можно еще минуточку? В последнее время я плохо сплю, с каждым днем все хуже и хуже. На работе никак не сосредоточиться. Может, знаете какой-нибудь фокус-покус, который мне поможет?

Доктор Стрэндж остановился, обернулся, и пристально посмотрел на кружку в руке лейтенанта.

– Пейте кофе без кофеина, – иронично посоветовал он.

Пока Баччи таращился на кружку, Доктор Стрэндж вышел из невысокого кирпичного здания и растворился в толпе прохожих Гринвич-Виллидж.

* * *

Не успел Стивен и на пару шагов отойти от полицейского участка, как почувствовал тяжесть в голове. Ощущение было не из приятных, но тот, кто пытался достучаться до его разума, был ему знаком и близок. Стрэндж всегда ставил телепатическую защиту, когда покидал дом, но сейчас в ней не было нужды. Он мысленно поприветствовал Вонга, своего помощника. Тот находился на расстоянии полумили, и Стивен общался с ним беззвучно, не шевеля губами, и в глазах прохожих выглядел, должно быть, весьма растерянно.

– Вонг, в чем дело? Все хорошо? Я только что вышел из участка.

– Прошу прощения за беспокойство. У нас посетитель.

Стивен сошел с тротуара на узенький съезд парковки, вклинившейся между двумя таунхаусами и шестиэтажным кирпичным домом.

– Сейчас буду.

Быстро осмотрев въезд в подземный гараж и убедившись, что никто его не видит, Стрэндж открыл портал в собственную гостиную и ступил в него.

Как обычно, Вонг усадил гостью лицом к картине Рихтера[2], так, чтобы Стивен мог появиться в гостиной, не напугав ее своим перемещением сквозь пространство.

От стоявшей рядом с его другом женщины шел настолько мощный поток психической информации, что у Стивена заломило руки. Вонгу нравилось соблюдать формальности и представлять гостей хозяину, пусть для Стивена в этом и не было большой необходимости. Стрэндж откашлялся, и Вонг повернулся к нему, аккуратно приглашая женщину сделать то же самое.

– Доктор Шаранья Мисра из фонда Бакстера, – произнес Вонг, учтиво поклонившись своему хозяину и другу. – Доктор Мисра, это Доктор Стивен Стрэндж.

Стивен улыбнулся, и женщина улыбнулась в ответ, но видно было, что любезности не произвели на нее впечатления. На вид ей было около тридцати, лицо квадратное, блестящие темные волосы стянуты в хвост. Глаза темно-карие, внимательные, губы скептически поджаты. Стивен чувствовал исходящие от ее стройной фигуры волны страха и нервозности. На мгновение заглянув женщине в глаза, Стивен увидел кровавую картину. Похоже, совсем недавно она стала свидетелем жестокого преступления, что объясняло ее напряженные плечи и спину, не говоря уж о трехметровой психопиявке Мальбранша, присосавшейся к ней между лопатками. Пиявка была жирной, раза в два толще вентиляционной трубы, с пурпурной в черных пятнах шкурой и огромным ртом-присоской.

Едва заметно щелкнув пальцами, Стивен сотворил заклинание прорицания и выяснил, что женщине было тридцать два, родилась она в Куинсе в семье иммигрантов из Карнатаки, жила одна, имела докторскую степень по когнитивной нейробиологии Колумбийского университета и по гранту фонда Бакстера исследовала метакогнитивные процессы в интернате Рэйвенкрофта для душевнобольных преступников. По утрам она медитировала и занималась йогой, помимо английского знала хинди и каннаду, была в отличной физической форме и злоупотребляла чайным грибом.

– Добро пожаловать в Святая Святых, – сказал он, убирая руки под плащ вместо того, чтобы протянуть для рукопожатия.

Стрэндж свыкся с покрывающими их шрамами и давно перестал носить перчатки, которые были непременным атрибутом его костюма в те годы, когда он только заступил на пост Верховного Чародея, но по-прежнему до дрожи стеснялся рукопожатий.

– Чем я могу вам помочь?

Доктор Мисра нервно покрутила серебряный браслет с изображением бога Ганеши на левом запястье.

– По правде говоря, не знаю. Мне стыдно отнимать ваше время, но моя мать… – женщина замялась и покраснела, не сводя глаз с длинного, до пола, плаща Стивена. – Она фанатеет от экстрасенсов и прочего, и… честно говоря, я даже не знаю, чем вы на самом деле занимаетесь. Я просто потакаю ее желаниям.

Она произнесла слово «экстрасенсы» с пренебрежением, и Стивен с Вонгом переглянулись. Было понятно, что появись Стрэндж из портала прямо у нее на глазах, это бы нисколько не поколебало ее мнения. У людей невероятно здорово получалось находить логическое объяснение всему неведомому, и для человека, изначально отрицающего все сверхъестественное, даже появление из воздуха не значило ровным счетом ничего. Он мог появиться из тайного прохода. Воспользоваться трюком с зеркалами и игрой света. Стивен по опыту знал: когда ты окончательно и бесповоротно настроил себя на неверие, то и в двухметровом короткозубе увидишь лишь перекормленного хомяка. Когда-то и сам Стрэндж был таким же скептиком.

– Я и без вашей помощи могу выяснить причину вашего визита, – сказал Стивен, – но многие считают такой метод посягательством на их личную жизнь.

Чуть понизив голос, он взглянул своими яркими голубыми глазами в глаза Шараньи, желая получить ее доверие.

– Когда мои мысли читали в первый раз, меня это, мягко говоря, смутило.

Это было лишь отчасти правдиво, – когда мысли Стивена читали впервые, в силу своего высокомерия он даже не обратил на это внимания, – но с эмоциональной точки зрения достаточно верно, чтобы об этом упомянуть.

Пока Стрэндж изучал ауру женщины, Вонг продолжил разговор за него. Доктора Мисру окружала насыщенная темно-синяя аура с серой кромкой, что лишь укрепило убеждение Стивена в том, что перед ним был сильный и уравновешенный человек, столкнувшийся с временными неприятностями.

– Так какая, по мнению вашей матери, помощь вам нужна? – поинтересовался Вонг.

Он умел найти общий язык с гостями, и Стивен всегда мог на него положиться.

Шаранья поморщилась и потупила взгляд.

– На работе случилось… происшествие. Весьма жестокое. Погибло много людей.

Она перешла на шепот, и Стивену пришлось наклониться, чтобы лучше расслышать.

– Они погибли каким-то необъяснимым образом? – спросил он, настороженно вздернув бровь.

– Что? – Шаранья удивленно взглянула на него и покачала головой, когда до нее наконец дошел смысл вопроса. – Ах. Нет. Ничего подобного. Они поубивали друг друга. Мои пациенты.

Доктор говорила отрывисто – потрясение от случившегося еще не отпустило ее. Впрочем, в ее словах Стивен почувствовал скрытое, но отчаянное желание выяснить, что на самом деле произошло. Шаранье недостаточно было знать, каким образом это случилось; в ее голове, как камушек в галтовочной машине, крутился другой вопрос: «почему?».

Стивен дождался, пока она вновь посмотрит ему в глаза.

– Может, расскажете все по порядку?

Шаранья мешкала, то и дело поглядывая в сторону выхода из гостиной.

– Я же сказала: вы мне ничем не поможете. Никто не поможет. Полиция завершила расследование, а все участники происшествия…

Шаранья внезапно замолчала, но Стивен услышал слово столь ясно, будто она выкрикнула его.

Мертвы.

Вонг переступил с ноги на ногу, и женщина очнулась. Она продолжила рассказ, то и дело ускоряя темп, словно хотела как можно скорее закончить:

– Я изучаю метакогнитивные процессы осознанных сновидений в Рэйвенкрофте. Наш отдел онейрологии изучает сны во всех их разновидностях: сны-откровения, целительные сны, воодушевляющие, вещие, осознанные… Короче говоря, мы исследуем взаимодействие сна и поведения, сравниваем сновидения душевнобольных и здоровых преступников, например, и ищем способы, как лечить психические расстройства с помощью сна. В интернате есть специальная лаборатория, где пациенты спят, и восемь дней назад двенадцать из них, проснувшись, набросились друг на друга. Никто не смог их остановить, как ни пытался. Все погибли.

Стивен кивнул. Теперь понятно, откуда взялась психопиявка. Ничто так не привлекало этих гигантских червеподобных паразитов, как чувство вины. До ухода женщины от пиявки необходимо было избавиться.

– Двенадцать человек одновременно взбесились. Да, на их совести жестокие преступления, но они хорошо знали друг друга и без всяких происшествий участвовали в исследовании уже несколько месяцев. На записи с камеры наблюдения видно, что все они проснулись одновременно от какого-то кошмара, и…

Шаранья прервалась и потерла виски. Стивен понял, что она что-то недоговаривает. Он взглянул на Вонга, тот на него. Стивен знал, о чем тот думает. Он и сам думал о том же. Одним из заклятых и самых опасных врагов Стивена был Кошмар, демон из одноименного царства в Измерении снов. Нельзя было исключать, что он приложил руку к описываемым событиям. Впрочем, вряд ли такая идея приходила в голову Шаранье. Если бы она догадывалась, что у ночных кошмаров может быть вполне реальное воплощение, то наверняка бы об этом упомянула.

Нет, в ее несомненно ужасной истории не было ничего сверхъестественного. Обычно люди приходили в Святая Святых после того, как обнаруживали, что их тошнит мухами, а голова повернута на 180 градусов. Да, к Шаранье присосалась психопиявка, но сама-то она об этом не подозревала. Никто не использовал ее разум ни в качестве межпространственного портала для вторжения армии демонов, ни в качестве передатчика паранормальных частиц. Никто не заставлял исчезать целые здания, просто входя в них, никого не донимали стаи говорящих на эсперанто ворон. Да что там – даже телепатический колодец в рассказе не фигурировал. Стивен твердо решил помочь этой женщине, но пока что не мог предложить ей никакой иной помощи, кроме избавления от пиявки.

Почувствовав замешательство Стрэнджа, Вонг начал расспрашивать Шаранью о матери, давая боссу возможность осторожно прочитать ее мысли. Пока женщина рассказывала, что ее мать услышала о Докторе от бакалейщика, чью дочь он избавил от одержимости, Стивен закрыл глаза, вошел в ее мысли и аккуратно начал перелистывать страницы воспоминаний о трагедии.

Секундой спустя его глаза распахнулись. Шаранья поморщилась и дотронулась до виска.

– Они называли мое имя? – строго спросил Стивен.

– Да, но как..? Это не поддается объяснению! – Шаранья начала запинаться, сбитая с толку тем, что Стивен узнал подробности, которыми она не стремилась поделиться.

Стивен обратился к Вонгу:

– Очнувшись, все ее пациенты закричали: «Стивен Стрэндж!», а потом набросились друг на друга.

– Как вы узнали? – в тоне Шараньи смешались испуг и любопытство.

Таращя глаза и сжав кулаки, она повернулась к Вонгу, надеясь, что он поможет ей вновь обрести привычное чувство реальности.

– Может, они просто звали меня или другого доктора и хотели сказать, что странно себя чувствуют? Да, они все кричали «доктор Стрэндж», но мало ли что они на самом деле имели в виду?

Вонг загадочно улыбнулся.

– Не нужно искать сложных объяснений там, где вполне годятся простые. Пускай вы их и не понимаете.

1 2 3 4

www.litlib.net

Читать книгу Доктор Стрэндж. Участь снов Девина Грейсона : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Девин ГрейсонДоктор Стрэндж. Участь снов

Арнольду, с любовью.

Спасибо за то, что ты всегда веришь в меня.

DOCTOR STRANGE: THE FATE OF DREAMS

Devin Grayson

Originally published in the English language by Marvel Worldwide, Inc., under the title

Doctor Strange: The Fate of Dreams prose novel

VP, PRODUCTION & SPECIAL PROJECTS: JEFF YOUNGQUIST

ASSOCIATE EDITOR, SPECIAL PROJECTS: SARAH BRUNSTAD

MANAGER, LICENSED PUBLISHING: JEFF REINGOLD

SVP PRINT, SALES & MARKETING: DAVID GABRIEL

EDITOR IN CHIEF: AXEL ALONSO

CHIEF CREATIVE OFFICER: JOE QUESADA

PUBLISHER: DAN BUCKLEY

EXECUTIVE PRODUCER: ALAN FINE

Copyright © 2016 MARVEL

© Ю. Павлов, А. Горбатова, перевод на русский язык, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Книга I
Пролог

Джейн Бэйли стояла у края высокой красной скалы и наблюдала, как танковая дивизия Александра Македонского перешла в оборону. Солнце нещадно палило, разреженный воздух был сухим. Сам юный правитель стоял совсем рядом с Джейн, на расстоянии вытянутой руки. Он был сногсшибательно красив – высокий, с оливковой кожей и тугими, играющими под белоснежной туникой мускулами. Джейн застегнула куртку, не сводя глаз с его золотистых локонов, словно корона, обрамлявших голову.

У подножия скалы, перед гигантскими чугунными воротами, по флангам от танков выстроились воины в алых туниках и золоченых нагрудниках. Они стояли плечом к плечу, шеренг было великое множество – сотни, если не тысячи. Большинство были вооружены длинными копьями – Джейн смутно припоминала, что назывались они дору, – но ближайшие к воротам солдаты несли массивный таран. Александр поднял руку над головой, закрыв от Джейн солнце.

Она обернулась и оказалась лицом к лицу с женщиной, которая никак не могла быть человеком – фигура ее была огромной и расплывчатой, четко различались лишь голова и руки, а остальное тело утекало куда-то, как песок под раскаленным пассатом. Волосы незнакомки были цвета бирюзы, призрачное, резко очерченное и выразительное лицо одновременно пугало и завораживало. Глаза женщины были черны, как самые темные уголки Вселенной, а в глубине их будто искрились далекие звезды.

– Переход пал! – воскликнула женщина так громко, что у Джейн застучали зубы. – Путь открыт!

Сперва Джейн решила, что женщина говорит с ней, но потом поняла, что та обращалась к армии Александра. Повернув голову, Джейн заметила, что объявление услышал и сурового вида парень лет двадцати, стоявший прямо у нее за спиной. Над губой у него был пушок, подбородок покрывала редкая щетина. На парне был широкий армейский плащ, а на плече болтался автомат «Хеклер-Кох 416». Он стоял совсем рядом, но определенно явился из другой эпохи и другого места. Джейн стояла между ним и Александром, одной ногой на горячем асфальте из мира парня, другой – на пыльном плато Александрова мира. Быть может, она одновременно находилась в обоих мирах. Или ни в одном из них.

Автоматчик развернулся и, ссутулившись, зашагал к материализовавшемуся неподалеку магазину. Джейн охватило беспокойство за столпившихся у входа людей. В ту же секунду, не сводя проницательных зеленых глаз со своей армии, Александр опустил руку и скомандовал:

– Открыть ворота!

Внизу, по правую руку от Джейн, воины начали ломать ворота. Слева парень в армейском плаще открыл огонь по собравшимся у магазина людям. Лязг тарана и грохот автоматной очереди оглушили Джейн. Ей хотелось бежать, но она не могла пошевелиться. Хотелось спрятаться или хотя бы закрыть глаза, но что-то заставляло ее смотреть, как из обрушившихся ворот вырвалось полчище невиданных ей прежде ужасных чудовищ. Все ее детские страхи будто слились воедино: огромные гоблины с паучьими ногами, марширующие скелеты с горящими как угли глазами, аморфные черные сгустки, вурдалаки с полными острых зубов пастями – все они заполонили пустынную равнину. Воины Александра попрятались за танками, но чудовища не обращали на них внимания. Тем не менее, Джейн была уверена, что эти существа поглотят любого, кто осмелится преградить им путь.

Одновременно слева от Джейн люди у магазина с криками разбежались и попрятались за мусорными баками, в ужасе хватаясь друг за друга. Парень в плаще медленно и неотвратимо приближался, не прекращая стрельбу. Джейн расплакалась, но женщина с голубыми волосами вытерла ее слезы.

– Не плачь, – ласково сказала она, – сегодня великий день. Мой день! Сегодня вершится моя судьба! Своим примером я выведу тебя из мрака, как должна!

Джейн отвернулась от женщины и увидела перед собой бородатого старика в белой шерстяной тоге и сандалиях. Некогда голубые, его глаза были подернуты молочно-белой пеленой и поражены корковой катарактой. Джейн видела его прежде, но не могла вспомнить, где и когда.

– Назови ему свое имя! – поспешно произнес старик, ощупывая ее лицо иссушенными, но нежными руками. – Это же ты? Ты должна знать наверняка. Уговори его исцелить себя – лишь тогда ты узнаешь свой путь!

Начался дождь. Старик сунул руку под тогу и вытащил нож, в котором Джейн узнала охотничий кортик, подаренный ей отцом на девятнадцатый день рождения. Она осторожно взяла его из рук старика.

– Переходы разрушила наука, так что не бойся пролить немного крови – совсем чуть-чуть. Лишь тогда он заметит. Ее зовут доктор Мисра.

Старик, насквозь промокший, побрел было прочь, но спохватился. Вернувшись к Джейн, он ласково взял ее за руку.

– Больно не будет, – заверил он, блаженно улыбнувшись беззубым ртом. – Повтори это для меня.

– Больно не будет, – ответила Джейн, пусть и не понимала, что к чему.

Старый слепец кивнул и погладил ее по руке.

– Надеюсь, что так. И надеюсь, Доктор Стрэндж, что ты все поймешь.

Джейн не стала брать в голову то, что ее назвали чужим именем, и внимательно рассмотрела нож. Уже несколько месяцев реальный мир ускользал от нее. Вначале все было проще – она не могла вспомнить, с кем на самом деле говорила, испытывала длительное эмоциональное истощение из-за ночных кошмаров. Со временем она начала искать в телефоне номера несуществующих друзей. Она теряла вещи в местах, которые потом не могла найти, и то и дело совершала невероятные поступки. Наконец, законы физики полностью перестали действовать. Люди и места менялись у нее на глазах, течение времени нарушилось. Попытки противиться беспорядку делали только хуже, и Джейн попросту отдалась на волю хаоса. Все настолько перепуталось, что Джейн и не задумывалась о том, что могла сойти с ума.

Отведя взгляд от ножа, Джейн поняла, что стоит на рыжем ковре посреди служившего ей спальней подвала материнского дома в Гудзон-Вэлли. Вокруг едва различимо пахло плесенью, но подвал был просторнее тесной комнатки, в которой она жила в детстве, и в нем была раздвижная стеклянная дверь, через которую можно было попасть прямиком в соседний лес. Джейн была полностью одета, охотничий кортик плотно лежал в руке. Сквозь дверь она заметила, что снаружи было светло – стояло позднее утро. На желтых листьях березы поблескивали дождевые капли, как и на ее большой зеленой куртке с капюшоном.

Джейн не двигалась с места и лишь лихорадочно шарила карими глазами по комнате в поисках телефона. Увидев его, она подошла, дотронулась влажным пальцем до экрана и рассеянно вытерла ладонь футболкой.

– Окей, Google. Доктор Мисра, – сделала она голосовой запрос.

Нашлось три подходящих результата: педиатр, терапевт и нейробиолог. Выбрать из них нужный не составляло труда.

Убрав кортик в ножны из оленьей кожи, Джейн сунула их, а заодно и телефон в и без того доверху набитый рюкзак, вышла через раздвижную дверь и как можно тише закрыла ее за собой.

Глава 1

– Очистите разум от всех сомнений. Поверьте, что я могу вывести вас оттуда. Вот моя рука, держитесь.

Доктор Стивен Стрэндж, Верховный Чародей, обращался к людям в зеркале с непоколебимым спокойствием. Стеклянный прямоугольник в раме из красного дерева вместо его собственного отражения показывал троих – двое полицейских в полном обмундировании и глубоко расстроенный воришка-домушник таращились на Стрэнджа, одновременно прижимая ладони к стеклу. За спиной Доктора, позади сияющего защитного круга, начертанного им с помощью магической энергии на матово-белом ламинированном полу зала совещаний, за происходящим наблюдали, затаив дыхание, напарник воришки, смотритель музея Мерчантс-Хаус и едва ли не все сотрудники Шестого участка.

Лейтенант Рейнард Баччи отхлебнул кофе из кружки и, прищурившись, следил, как Стрэндж протянул руку сквозь зеркало и аккуратно вытащил из него почти восьмидесятикилограммового мужчину. Подельник воришки с облегчением выдохнул и бросился было к товарищу, но строгий взгляд Стрэнджа остановил его у самой границы защитного круга. Испуганно лепеча благодарности, спасенный домушник упал на колени.

– Боже милостивый! Живее! Там какая-то нечисть, которая явно не любит незваных гостей! Мужик, вытаскивай копов, а то их сожрут! Там по всем углам скелеты, вот те крест! Человеческие! Мужик, точно говорю, нечисть там!

Услышав его болтовню, публика оживленно и настороженно загудела.

– Теперь вам ничто не угрожает, – уверенно, но жестко заявил Доктор. – Прошу минуту тишины!

– Хорошо, хорошо! – не выпуская кружки, поднял руку лейтенант, призывая всех успокоиться. – Помолчите и дайте человеку поработать!

С нескрываемым уважением седовласый полицейский обратился к Стрэнджу:

– Дайте знак, когда можно будет надеть на него наручники.

– Минутку, – бросил Стрэндж, вновь протягивая руку сквозь стекло и хватая одного из полицейских. – Не стоит им покидать круг, пока я не очищу их от призрачной пыли.

– Как скажете, Док.

Баччи хватило одного взгляда на проклятое зеркало, чтобы взять трубку и позвонить Вонгу, помощнику Доктора Стрэнджа. На тот момент офицеры Смит и Хоскин еще не оказались внутри зеркала вместе с преступником. Началось все утром – Гейбл, сообщник неудачливого воришки, в панике вбежал в отделение с завернутым в ветровку зеркалом под мышкой, утверждая, что оно проглотило его друга. Он сообщил дежурному, что у них возникла нелепая идея проникнуть в музей Мерчантс-Хаус и разбогатеть на продаже краденых оттуда артефактов. План действительно был неудачным – как потому, что дотошные сотрудники популярного музея наверняка тут же заметили бы пропажу, так и потому, что прежде самым серьезным преступлением обоих воришек была кража конфет из магазина. А когда один из них, Макхейл, «пропал» в найденном в сундуке на третьем этаже зеркале, началось полное безумие.

К моменту прибытия Доктора Стрэнджа в зеркало попал попытавшийся вытащить Макхейла офицер Смит, а следом и бросившийся выручать напарника офицер Хоскин.

Баччи предпочел бы, чтобы любые сверхъестественные события обходили его стороной, но тем не менее, он был несказанно рад знакомству со знатоком волшебной науки, жившим в доме 177-А по Бликер-стрит. Несмотря на странную манеру наряжаться в синюю тунику, черные сапоги и ярко-красный плащ, этот человек являл собой истинный образец здравомыслия и успешности. Насколько Баччи мог понять, Стрэндж был могущественным волшебником, главной шишкой среди всех чародеев Земли. Он был верховным хранителем планеты, или, по его собственным словам, «царства смертных». Чем бы он в действительности не занимался, у него всегда находилось время, чтобы помочь нью-йоркскому департаменту полиции в вопросах, выходящих за пределы логики, и за последние годы он нередко выручал полицейских.

Доктор Стрэндж все исправит, уж в этом лейтенант не сомневался. Опершись на лекционный пюпитр, он отхлебнул еще кофе и скривился. Напиток совсем остыл. Тут же испуганные возгласы вокруг заставили его поднять взгляд. Стрэндж наполовину вытащил Хоскина из зеркала, но грудь офицера неожиданно обвило длинное черное щупальце и потянуло назад. Несколько полицейских выхватили пистолеты, но Баччи хладнокровно приказал им опустить оружие.

– Ребята, не паникуйте. Док сам разберется.

Он повернулся к особо беспокойному патрульному и сунул ему кружку.

– Подлей-ка мне кофейку. А остальные – не мешайте доктору.

Доктор Стрэндж лишь нахмурился и прикоснулся к большой золотой пряжке своего плаща. Амулет раскрылся, будто глаз, мгновенно озарив зеркало таинственным сиянием. Щупальце отпустило офицера Хоскина и скрылось в глубинах зеркала. Стрэндж вытащил полицейского на свободу.

– Не выходите за пределы круга, – через плечо предупредил чародей Макхейла и Хоскина, протягивая руку оставшемуся в зеркале Смиту.

Хоскин кивнул, но добавил:

– Спасите моего напарника! Его схватили за ногу!

Доктор еще сильнее наморщил лоб, но не стал мешкать ни секунды. Он сам шагнул сквозь стекло и мгновенно очутился по ту сторону, рядом с офицером Смитом. Баччи снова прищурился и придвинулся как можно ближе, но так и не разобрал, что происходит внутри. Стрэндж поднял руку, командуя Смиту не двигаться, и оба они устремили взгляд куда-то под раму. Вспыхнули желтые огни – Баччи показалось, что сорвались они с руки Доктора, – и в следующее мгновение Стрэндж уже помогал Смиту выбраться. Как только тот оказался в зале совещаний, чародей повернулся к скрытой в зеркале неизвестной сущности, разглядеть которую из-за красного плаща Доктора Баччи не мог.

Хоскин приобнял товарища за плечо.

– Приятель, ты цел?

На лице Смита по-прежнему застыл ужас, но он кивнул.

– Он выстрелил прямо из руки каким-то лазером и разрубил щупальце, – произнес полицейский и хотел было добавить что-то еще, но его прервал звон стекла.

Зеркало разлетелось на миллионы мерцающих осколков.

Реакция последовала мгновенно. Несколько копов нацелили пистолеты в направлении источника шума, другие поспешили оттолкнуть товарищей с траектории летящих осколков. Смит и Хоскин прикрыли Макхейла, а Баччи закрыл собой женщину – музейного смотрителя. Не успел он прикинуть, кто мог оказаться в зоне поражения, как осколки стекла застыли в воздухе. На секунду они зависли, и тут же полетели обратно, каждый на свое место, чтобы еще через мгновение сжаться в светящуюся точку, из которой повалил столб едкого черного дыма. Из дымовой завесы вышел Доктор Стрэндж и одним взмахом руки разогнал ее. От зеркала не осталось и следа.

Чародей обвел взглядом собравшихся в зале, и Баччи заметил в его глазах сожаление. Амулет Стрэнджа продолжал сиять таинственным светом, которым Доктор умело манипулировал, создавая концентрический световой круг, охвативший всех присутствующих. Когда свет озарил Баччи, тот не по своей воле глубоко вдохнул и тут же почувствовал, как возбуждение стихает, а тело с головы до пят наполняется спокойствием и безмятежностью. Похоже, все, тронутые светом, испытывали подобное; Баччи видел, как его подчиненные расслабляют плечи, выпрямляются, а некоторые даже вздыхают.

Наконец веки похожего на глаз амулета сомкнулись, и свет погас. Стрэндж взмахнул рукой, и начертанный на полу защитный круг исчез. Доктор кивнул Баччи.

– Можете их арестовать, если хотите.

Баччи отдал команду Хоскину и Смиту, те помогли горе-взломщикам подняться и увели их из зала для взятия показаний. Стрэндж обратился к музейному смотрителю.

– Прошу прощения, мисс Хэйзел, но артефакт спасти не удалось. Если вас это хоть как-то утешит, не думаю, что он был древним. По-моему, его создали недавно, чтобы заключить в нем сущность.

Джессика Хэйзел и не думала возражать. Баччи предположил, что ей, как и ему, понравилось в этот пятничный вечер стать свидетелем столь необычных событий.

– Не волнуйтесь. Я уже сообщила лейтенанту, что эта вещь – определенно не из коллекции Тредуэллов. Я ее никогда не видела, и ума не приложу, как она попала в дом. У нас есть повод для беспокойства?

Стрэндж сунул руки под плащ.

– Ваш музей давно известен как дом с привидениями. Возможно, кто-то подложил вам это зеркало, думая, что вы сможете уберечь его. Как бы то ни было, волноваться не о чем. Я пришлю своего коллегу, чтобы тот осмотрел здание на предмет других опасных вещей.

– Благодарю вас, Доктор.

Баччи показалось, что загадочный волшебник очаровал мисс Хэйзел, и удивляться тут было нечему. Если отбросить плащ, Стрэндж весьма привлекательный мужчина, элегантный и тактичный, как участники «Крысиной стаи»1   «Крысиная стая» – существовавшая в 1950-1960-х гг. группа деятелей искусства, в которую входили такие знаменитые актеры и музыканты, как Хамфри Богарт, Лорен Бэколл, Фрэнк Синатра, Нэт Кинг Коул и другие. (прим. перев.)

[Закрыть]. Доктор Стрэндж был старше большинства ребят в плащах и трико, то и дело появлявшихся в городе, и был во всех смыслах зрелым и представительным человеком. Он безусловно многое повидал и многое знал. К несчастью для мисс Хэйзел, его связывало множество обязательств.

Убедившись, что угроза миновала, Стрэндж поспешил удалиться. Баччи проводил его, остановившись лишь, чтобы взять кружку свежего кофе у патрульного.

– Док, спасибо за помощь.

– Не стоит благодарности.

– Если вам что-нибудь понадобится, только позвоните.

– Просто берегите себя.

Баччи кивнул и вспомнил, что хотел еще кое о чем спросить Доктора.

– Можно еще минуточку? В последнее время я плохо сплю, с каждым днем все хуже и хуже. На работе никак не сосредоточиться. Может, знаете какой-нибудь фокус-покус, который мне поможет?

Доктор Стрэндж остановился, обернулся, и пристально посмотрел на кружку в руке лейтенанта.

– Пейте кофе без кофеина, – иронично посоветовал он.

Пока Баччи таращился на кружку, Доктор Стрэндж вышел из невысокого кирпичного здания и растворился в толпе прохожих Гринвич-Виллидж.

* * *

Не успел Стивен и на пару шагов отойти от полицейского участка, как почувствовал тяжесть в голове. Ощущение было не из приятных, но тот, кто пытался достучаться до его разума, был ему знаком и близок. Стрэндж всегда ставил телепатическую защиту, когда покидал дом, но сейчас в ней не было нужды. Он мысленно поприветствовал Вонга, своего помощника. Тот находился на расстоянии полумили, и Стивен общался с ним беззвучно, не шевеля губами, и в глазах прохожих выглядел, должно быть, весьма растерянно.

– Вонг, в чем дело? Все хорошо? Я только что вышел из участка.

– Прошу прощения за беспокойство. У нас посетитель.

Стивен сошел с тротуара на узенький съезд парковки, вклинившейся между двумя таунхаусами и шестиэтажным кирпичным домом.

– Сейчас буду.

Быстро осмотрев въезд в подземный гараж и убедившись, что никто его не видит, Стрэндж открыл портал в собственную гостиную и ступил в него.

Как обычно, Вонг усадил гостью лицом к картине Рихтера2   Герхард Рихтер (р. 1932) – современный немецкий художник-абстракционист.

[Закрыть], так, чтобы Стивен мог появиться в гостиной, не напугав ее своим перемещением сквозь пространство.

От стоявшей рядом с его другом женщины шел настолько мощный поток психической информации, что у Стивена заломило руки. Вонгу нравилось соблюдать формальности и представлять гостей хозяину, пусть для Стивена в этом и не было большой необходимости. Стрэндж откашлялся, и Вонг повернулся к нему, аккуратно приглашая женщину сделать то же самое.

– Доктор Шаранья Мисра из фонда Бакстера, – произнес Вонг, учтиво поклонившись своему хозяину и другу. – Доктор Мисра, это Доктор Стивен Стрэндж.

Стивен улыбнулся, и женщина улыбнулась в ответ, но видно было, что любезности не произвели на нее впечатления. На вид ей было около тридцати, лицо квадратное, блестящие темные волосы стянуты в хвост. Глаза темно-карие, внимательные, губы скептически поджаты. Стивен чувствовал исходящие от ее стройной фигуры волны страха и нервозности. На мгновение заглянув женщине в глаза, Стивен увидел кровавую картину. Похоже, совсем недавно она стала свидетелем жестокого преступления, что объясняло ее напряженные плечи и спину, не говоря уж о трехметровой психопиявке Мальбранша, присосавшейся к ней между лопатками. Пиявка была жирной, раза в два толще вентиляционной трубы, с пурпурной в черных пятнах шкурой и огромным ртом-присоской.

Едва заметно щелкнув пальцами, Стивен сотворил заклинание прорицания и выяснил, что женщине было тридцать два, родилась она в Куинсе в семье иммигрантов из Карнатаки, жила одна, имела докторскую степень по когнитивной нейробиологии Колумбийского университета и по гранту фонда Бакстера исследовала метакогнитивные процессы в интернате Рэйвенкрофта для душевнобольных преступников. По утрам она медитировала и занималась йогой, помимо английского знала хинди и каннаду, была в отличной физической форме и злоупотребляла чайным грибом.

– Добро пожаловать в Святая Святых, – сказал он, убирая руки под плащ вместо того, чтобы протянуть для рукопожатия.

Стрэндж свыкся с покрывающими их шрамами и давно перестал носить перчатки, которые были непременным атрибутом его костюма в те годы, когда он только заступил на пост Верховного Чародея, но по-прежнему до дрожи стеснялся рукопожатий.

– Чем я могу вам помочь?

Доктор Мисра нервно покрутила серебряный браслет с изображением бога Ганеши на левом запястье.

– По правде говоря, не знаю. Мне стыдно отнимать ваше время, но моя мать… – женщина замялась и покраснела, не сводя глаз с длинного, до пола, плаща Стивена. – Она фанатеет от экстрасенсов и прочего, и… честно говоря, я даже не знаю, чем вы на самом деле занимаетесь. Я просто потакаю ее желаниям.

Она произнесла слово «экстрасенсы» с пренебрежением, и Стивен с Вонгом переглянулись. Было понятно, что появись Стрэндж из портала прямо у нее на глазах, это бы нисколько не поколебало ее мнения. У людей невероятно здорово получалось находить логическое объяснение всему неведомому, и для человека, изначально отрицающего все сверхъестественное, даже появление из воздуха не значило ровным счетом ничего. Он мог появиться из тайного прохода. Воспользоваться трюком с зеркалами и игрой света. Стивен по опыту знал: когда ты окончательно и бесповоротно настроил себя на неверие, то и в двухметровом короткозубе увидишь лишь перекормленного хомяка. Когда-то и сам Стрэндж был таким же скептиком.

– Я и без вашей помощи могу выяснить причину вашего визита, – сказал Стивен, – но многие считают такой метод посягательством на их личную жизнь.

Чуть понизив голос, он взглянул своими яркими голубыми глазами в глаза Шараньи, желая получить ее доверие.

– Когда мои мысли читали в первый раз, меня это, мягко говоря, смутило.

Это было лишь отчасти правдиво, – когда мысли Стивена читали впервые, в силу своего высокомерия он даже не обратил на это внимания, – но с эмоциональной точки зрения достаточно верно, чтобы об этом упомянуть.

Пока Стрэндж изучал ауру женщины, Вонг продолжил разговор за него. Доктора Мисру окружала насыщенная темно-синяя аура с серой кромкой, что лишь укрепило убеждение Стивена в том, что перед ним был сильный и уравновешенный человек, столкнувшийся с временными неприятностями.

– Так какая, по мнению вашей матери, помощь вам нужна? – поинтересовался Вонг.

Он умел найти общий язык с гостями, и Стивен всегда мог на него положиться.

Шаранья поморщилась и потупила взгляд.

– На работе случилось… происшествие. Весьма жестокое. Погибло много людей.

Она перешла на шепот, и Стивену пришлось наклониться, чтобы лучше расслышать.

– Они погибли каким-то необъяснимым образом? – спросил он, настороженно вздернув бровь.

– Что? – Шаранья удивленно взглянула на него и покачала головой, когда до нее наконец дошел смысл вопроса. – Ах. Нет. Ничего подобного. Они поубивали друг друга. Мои пациенты.

Доктор говорила отрывисто – потрясение от случившегося еще не отпустило ее. Впрочем, в ее словах Стивен почувствовал скрытое, но отчаянное желание выяснить, что на самом деле произошло. Шаранье недостаточно было знать, каким образом это случилось; в ее голове, как камушек в галтовочной машине, крутился другой вопрос: «почему?».

Стивен дождался, пока она вновь посмотрит ему в глаза.

– Может, расскажете все по порядку?

Шаранья мешкала, то и дело поглядывая в сторону выхода из гостиной.

– Я же сказала: вы мне ничем не поможете. Никто не поможет. Полиция завершила расследование, а все участники происшествия…

Шаранья внезапно замолчала, но Стивен услышал слово столь ясно, будто она выкрикнула его.

Мертвы.

Вонг переступил с ноги на ногу, и женщина очнулась. Она продолжила рассказ, то и дело ускоряя темп, словно хотела как можно скорее закончить:

– Я изучаю метакогнитивные процессы осознанных сновидений в Рэйвенкрофте. Наш отдел онейрологии изучает сны во всех их разновидностях: сны-откровения, целительные сны, воодушевляющие, вещие, осознанные… Короче говоря, мы исследуем взаимодействие сна и поведения, сравниваем сновидения душевнобольных и здоровых преступников, например, и ищем способы, как лечить психические расстройства с помощью сна. В интернате есть специальная лаборатория, где пациенты спят, и восемь дней назад двенадцать из них, проснувшись, набросились друг на друга. Никто не смог их остановить, как ни пытался. Все погибли.

Стивен кивнул. Теперь понятно, откуда взялась психопиявка. Ничто так не привлекало этих гигантских червеподобных паразитов, как чувство вины. До ухода женщины от пиявки необходимо было избавиться.

– Двенадцать человек одновременно взбесились. Да, на их совести жестокие преступления, но они хорошо знали друг друга и без всяких происшествий участвовали в исследовании уже несколько месяцев. На записи с камеры наблюдения видно, что все они проснулись одновременно от какого-то кошмара, и…

Шаранья прервалась и потерла виски. Стивен понял, что она что-то недоговаривает. Он взглянул на Вонга, тот на него. Стивен знал, о чем тот думает. Он и сам думал о том же. Одним из заклятых и самых опасных врагов Стивена был Кошмар, демон из одноименного царства в Измерении снов. Нельзя было исключать, что он приложил руку к описываемым событиям. Впрочем, вряд ли такая идея приходила в голову Шаранье. Если бы она догадывалась, что у ночных кошмаров может быть вполне реальное воплощение, то наверняка бы об этом упомянула.

Нет, в ее несомненно ужасной истории не было ничего сверхъестественного. Обычно люди приходили в Святая Святых после того, как обнаруживали, что их тошнит мухами, а голова повернута на 180 градусов. Да, к Шаранье присосалась психопиявка, но сама-то она об этом не подозревала. Никто не использовал ее разум ни в качестве межпространственного портала для вторжения армии демонов, ни в качестве передатчика паранормальных частиц. Никто не заставлял исчезать целые здания, просто входя в них, никого не донимали стаи говорящих на эсперанто ворон. Да что там – даже телепатический колодец в рассказе не фигурировал. Стивен твердо решил помочь этой женщине, но пока что не мог предложить ей никакой иной помощи, кроме избавления от пиявки.

Почувствовав замешательство Стрэнджа, Вонг начал расспрашивать Шаранью о матери, давая боссу возможность осторожно прочитать ее мысли. Пока женщина рассказывала, что ее мать услышала о Докторе от бакалейщика, чью дочь он избавил от одержимости, Стивен закрыл глаза, вошел в ее мысли и аккуратно начал перелистывать страницы воспоминаний о трагедии.

Секундой спустя его глаза распахнулись. Шаранья поморщилась и дотронулась до виска.

– Они называли мое имя? – строго спросил Стивен.

– Да, но как..? Это не поддается объяснению! – Шаранья начала запинаться, сбитая с толку тем, что Стивен узнал подробности, которыми она не стремилась поделиться.

Стивен обратился к Вонгу:

– Очнувшись, все ее пациенты закричали: «Стивен Стрэндж!», а потом набросились друг на друга.

– Как вы узнали? – в тоне Шараньи смешались испуг и любопытство.

Таращя глаза и сжав кулаки, она повернулась к Вонгу, надеясь, что он поможет ей вновь обрести привычное чувство реальности.

– Может, они просто звали меня или другого доктора и хотели сказать, что странно себя чувствуют? Да, они все кричали «доктор Стрэндж», но мало ли что они на самом деле имели в виду?

Вонг загадочно улыбнулся.

– Не нужно искать сложных объяснений там, где вполне годятся простые. Пускай вы их и не понимаете.

Шаранья помотала головой.

– Он, значит, читает мои мысли, а вы мне цитируете принципы «бритвы Оккама»? Что ж, по крайней мере вы правы в том, что я действительно ничего не понимаю.

– Моя работа напрямую связана с другими мирами, – объяснил Стивен, как мог. – Весьма вероятно, что некая чужеродная сущность пыталась привлечь мое внимание посредством ваших пациентов. Это может означать, что та сущность заинтересована в диалоге – что не так уж плохо.

Не прекращая говорить, он незаметно начертил указательным пальцем левой руки усыпляющий знак вокруг психопиявки. Тем, кто не подкован в магии, могло бы показаться, что он лишь машинально дернул рукой.

– Полагаю, что вы ощутили на себе отголосок серьезных волнений в одном из соседних измерений.

– И много их, этих соседних измерений? – насмешливо, но с интересом спросила Шаранья.

Стивен взглянул ей в глаза, гадая, что в действительности она хочет знать. Измерения исчислялись тысячами – и они постоянно и весьма агрессивно расширялись. Реальность, в которой существовала доктор Мисра, была настолько маленькой и хрупкой, что уже как минимум однажды была уничтожена и заменена другой.

Стивен был единственным, живым человеком, кто помнил это.

– Много, – ответил он. – Нужные вам ответы наверняка хранятся в одном из них. Если вы дадите добро на расследование, я свяжусь с вами сразу же, как выясню что-то новое.

Притворившись, что хочет поправить пряжку на плаще, Стрэндж отвернулся от гостьи, подобрался поближе к пиявке и крепко прижал ее хвост ногой. Он не стеснялся проводить свои манипуляции на глазах у окружающих, но все равно старался делать все скрытно, дабы не доставить тем лишних переживаний. Большинству людей спокойнее было не знать о прицепившихся к их смертным оболочкам потусторонних организмах.

– И… чего мне это будет стоить? – настороженно спросила Шаранья, вытягивая шею, чтобы посмотреть, что делает Доктор.

– Не могу сказать, пока не пойму, с какой именно силой имею дело, – рассеянно ответил Стивен.

Почувствовав опасность, психопиявка как можно крепче впилась в спину Шараньи.

– Доктор не берет денег за свою помощь, – поспешил уточнить Вонг.

Шаранья заметно обрадовалась такой новости и вновь обратилась к Стивену.

– Вам нужно от меня что-то еще или…

– Перед уходом я бы хотел наложить на вас защитный знак. Не волнуйтесь, это не значит, что вам угрожает опасность.

Шаранья недоверчиво и хмуро покосилась на него через плечо. Стивен по-быстрому начертил знак и попросил Вонга проводить женщину.

– Доктор Мисра, следуйте за мной, пожалуйста.

Вонг шагнул к дверям, ведущим из гостиной в прихожую. Шаранья не ожидала столько быстрого прощания, и хотела было повернуться к Стивену, но Вонг остановил ее, легонько тронув за локоть.

– Ну, э… пока, – все так же через плечо бросила она Стивену. – Спасибо за… помощь. Приятно было познакомиться.

Стивен кивнул, но даже не посмотрел в ее сторону. Он сосредоточенно опутывал цилиндрическое тело психопиявки нитями энергии.

Отделить паразита от жертвы было легко. А вот чтобы сделать это, не повредив ни тому, ни другому, требовалось предельное внимание.

iknigi.net

Межавторский цикл «Доктор Стрэндж»

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.

[!] данный цикл составлен не полностью: указаны только произведения, занесённые в базу данных сайта.

7.00 (5)
7.25 (4)
  • Графические произведения
10.00 (1)
10.00 (1)
10.00 (1)
7.29 (14)
6.00 (7)
7.13 (15)
7.14 (14)
7.14 (14)
7.07 (14)
7.23 (13)
7.67 (9)
7.10 (10)
7.30 (10)
7.20 (10)
7.10 (10)
6.80 (10)
6.67 (9)
  • Одиночные выпуски и Графические романы
6.00 (3)
6.57 (7)
  • The Cure (2010) // Автор: Кирон Гиллен  
  • Melancholia (2010) // Автор: Питер Миллиган  

fantlab.ru