Читать бесплатно книгу Дом духов - Альенде Исабель. Дом духов книга


"Дом духов" Исабель Альенде: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-9985-0869-1

С одной стороны это совершенно обычная книга, рассказывающая о жизни одной семьи. С другой стороны - это глубоко личное произведение, рассказывающее о переживаниях Исабель Альенде во времена тяжелые для Чили. Ведь кто как не она, дочь президента Сальваторе Альенде, прочувствовала на себе переворот, совершенный военными, и убийство своего отца.

Сначала читатель и не подозревает об этой политической подоплеке. Мы полностью погружаемся в жизнь героев, в их быт, в их отношения, в успехи и достижения, в провалы и поражения, в любовь и ненависть, радость и горе. Мы ненавидим Эсебана Труэбу за его несносный характер, который мешал ему практически всю его жизнь. Мешал настолько, что его жена не разговаривала с ним несколько лет, до самой своей смерти. Его дети его не любили. А крестьяне боялись до смерти. И только внучка его обожала и он ее тоже. Мы проникаемся уважением к Кларе, жене Эстебана, которая несморя на всю ветренность и увлеченность ясновиденьем и спиритизмом, смогла взять на себя хозяйство в тяжелые для семьи времена. Мы любим Бланку (дочь Эстебана) и Педро Гарсия (сын управляющего имением), которые любили друг друга с 5 лет и до самой смерти. Любили так сильно, что даже Эстебан Труэба не смог им помешать и в конце концов смерился с этой любовью. Тем более его любимая внучка Альба, является плодом этой любви.

Я не буду много говорить о героях книги, т.к. их очень и очень много, но книга написана настолько хорошо, что каждый из них вызывает в душе совершенно определенные чувства. Каждый персонаж раскрываеся полностью и предстает перед нами со всех сторон его жизни. Что касается меня, то я за эти несколько дней, пока читала книгу, я прожила с героями всю их жизнь. Я с ними всречала рассвет и провожала закат, приезжала в родовое помесье Лас Трес Мариас на лето и уезжала обратно в город на зимнее время, вдыхала ароматы новой только что доставленной мебели, сушеных трав и персиков, купалась в речке и бегала босиком по траве, я переживала за них во времена смуты и путча.

Но возвращаясь к политической стороне романа. Сначала кажется, что это лишнее, что незачем было в замечательный роман о семье Труэба добавлять целые главы о политике. Но потом понимаешь, что это совсем не лишнее, что именно благодаря этим главам роман получился целостным и все герои заняли свое место в жизни. И также появляется большое уважение к автору, как к мастеру своего дела, за то, что она благодаря этому семейсту поведала миру свои мысли и переживания того времени. Не каждому писателю это дано.

Единственное, что мне показалось лишним - это один авторский ход - предупреждение читателя о будущей судьбе некоторых героев, и их роли в жизни других героев. Весь роман напичкан подобными намеками. Мне это совсем не пришлось по вкусу. Ведь гораздо интереснее, когда события происходят неожиданно, без предупреждения.

www.labirint.ru

Читать книгу Дом духов »Альенде Исабель »Библиотека книг

У дедушки возникла мысль написать для нас эту историю.

— Так ты сможешь сохранить свои корни, если когда-нибудь вынуждена будешь уехать отсюда, доченька, — сказал он.

Мы извлекли из забытых и тайных углов старые альбомы и теперь передо мною, на столе моей бабушки, груды фотографий: прекрасная Роза рядом с выцветшими качелями, моя мать и Педро Терсеро Гарсиа в возрасте четырех лет, они кормят кукурузой кур во дворе Лас Трес Мариас, мой дедушка в молодости, когда рост его равнялся метру восьмидесяти сантиметрам, неоспоримое доказательство того, что исполнилось проклятие Ферулы, и тело его уменьшилось в той же мере, что и душа, мои дядюшки Хайме и Николас, один огромный, меланхоличный и ранимый, а другой худощавый и изящный, легкий и улыбающийся, тут же портреты Нянюшки и прадедушки и прабабушки дель Валье, до того как они погибли в автомобильной катастрофе, — словом, все, кроме благородного Жана де Сатини, о котором не осталось ни одного свидетельства, так что я даже стала сомневаться в его существовании.

Я начала писать с помощью дедушки, память которого сохранилась твердой до последнего момента его девяностолетней жизни. Своей рукой он написал несколько страниц и когда решил, что рассказал все, улегся на кровать Клары. Я уселась рядом с ним, и смерть не замедлила подойти, неожиданно и тихо, когда он уснул. Может быть, ему снилось, что это его жена гладит руку и целует его в лоб, потому что в последние дни она не покидала его ни на мгновение, следовала за ним по дому, следила за ним из-за плеча, когда он читал в библиотеке, и ложилась рядом по ночам, своею прекрасной головой, увенчанной кудрями, опираясь о его плечо. Сперва она пребывала в таинственном ореоле, но по мере того как дедушка избавлялся навсегда от гнева и ярости, которые мучили его в течение всей жизни, она стала казаться такой, какой была в их лучшие времена, смеющаяся во весь рот, с полным рядом зубов, вызывающая переполох среди призраков своим стремительным полетом. Она тоже помогла нам писать и благодаря ее присутствию Эстебан Труэба смог умереть счастливым, шепча ее имя: Клара, светлая, светлейшая, ясновидящая.

В собачьей будке я мысленно пообещала, что однажды отомщу полковнику Гарсиа и всем, кто принес мне столько страданий. Но сейчас я начинаю сомневаться в своей ненависти. За несколько недель, с тех пор как я нахожусь дома, мне стало казаться, что я обманывалась, утратила четкие контуры истины. Я полагаю, что все, что произошло, не случайно, что это соответствует судьбе, начертанной еще до моего рождения, и Эстебан Гарсиа всего лишь часть этого рисунка. Это грубый, искривленный набросок, но ни один штрих не лишен смысла. В тот день, когда мой дедушка опрокинул среди прибрежных кустарников Панчу Гарсиа — бабушку Эстебана Гарсиа, — он добавил еще одно звено к цепи событий, которые должны были произойти. Внук обесчещенной женщины повторил то же самое с внучкой насильника, а через сорок лет, быть может, мой внук среди прибрежных зарослей овладеет его внучкой, и, таким образом, в грядущих веках, станет бесконечно повторяться история боли, крови и любви. В собачьей будке у меня появилась мысль, будто я составляю кроссворд, где каждая клетка имеет точное местоположение. Разместить их все вместе сперва казалось трудно, но я была уверена, что, если я это сделаю, то придам смысл каждой клетке и результат будет гармоничным. Каждая имеет право на существование, включая полковника Гарсиа. В какие-то мгновения мне чудится, что я уже многое пережила раньше и что я написала те же самые слова, но я понимаю, что это не я, а другая женщина сделала эти заметки в своих тетрадях, чтобы я воспользовалась ими. Я пишу, как писала она, ведь память недолговечна, а жизненный путь короток, и все происходит так быстро, что мы не успеваем увидеть связь между событиями, не можем отличить следствие от поступков, верим в вымысел, называемый временем, в настоящее, прошлое и будущее, но, может быть, все случается одновременно, как говорили три сестры Мора, обладавшие способностью различать в пространстве души всех эпох. Моя бабушка Клара вела свои заметки, чтобы видеть вещи в их истинном измерении и чтобы посмеяться над скудеющей памятью. И теперь я пытаюсь найти в себе ненависть и не могу ее отыскать. Чувствую, что она угасает, по мере того как я объясняю себе существование полковника Гарсиа и ему подобных, понимаю своего дедушку и вижу цепь событий благодаря тетрадям Клары, письмам моей матери, бухгалтерским книгам Лас Трес Мариас и другим документам, которые лежат сейчас у меня под рукой, на бабушкином столе. Мне будет очень трудно отомстить всем, кому дoлжно отомстить, потому что моя месть это не что иное, как оборотная сторона одной медали. Я хочу думать, что моя миссия — не копить ненависть, что мое назначение — это жизнь, а пока я жду возвращения Мигеля, пока хороню своего дедушку, который покоится сейчас рядом со мной в этой комнате, пока я ожидаю, что придут лучшие времена, пока вынашиваю существо, которое зародилось во мне, дочь стольких насилий или, может быть, дочь Мигеля, но в любом случае — моя дочь.

Моя бабушка описывала в течение пятидесяти лет в дневниках свою жизнь. Спрятанные духами-заговорщиками, они чудом избежали постыдного костра, где погибло столько других семейных документов. Они у меня здесь, у моих ног, перевязанные цветными лентами, разделенные по событиям, а не в хронологическом порядке, так, как это сделала бабушка, прежде чем уйти из этой жизни. Клара написала все это, чтобы ее записи послужили мне теперь, чтобы отвоевать у прошлого ход событий и пережить мои собственные страхи. Передо мной — школьная тетрадь в двадцать страниц, исписанная изящным детским почерком. Начинается она так: «Баррабас появился в доме, приплыв по морю…»

СТО ЛЕТ ОДНОЙ СЕМЬИ И ОСЕНЬ 73-ГО ГОДА

Имя Исабель Альенде (р. 1942) для русского читателя, несомненно, новое, а вот фамилия писательницы широко известна. Исабель — племянница погибшего в 1973 году президента Чили Сальвадора Альенде.

Вспоминая свое детство и своего дядю, Исабель Альенде писала: «Мы поддерживали очень тесные отношения; мои родители разошлись, когда мы, дети, были совсем маленькими, и Сальвадор стал единственным из семьи Альенде, кто оставался рядом с нами. Летом мы обычно виделись каждое воскресенье».[62 - Богомолова Н. А. «Тронуть сердца людей…» // Латинская Америка. 1994. № 9. С. 82.]

Дядя стал и одним из героев романа «Дом Духов». В книге он ни разу не назван по имени, но угадывается легко. Это Кандидат от социалистической партии, а затем Президент. В портретной галерее вымышленных (во всяком случае, преображенных волей автора) героев появляется портрет-фотография, каждой своей чертой похожий на оригинал. Включен в роман и подлинный текст обращения Президента к чилийцам по радио.

Не назван по имени и другой президент Чили — Аугусто Пиночет. Тот, кто совершил государственный переворот и стал во главе военной хунты. В романе он именуется диктатором (с маленькой буквы). Не назван и еще один герой романа, известный всему миру, — нобелевский лауреат поэт Пабло Неруда.

Свою любовь к поэзии Неруды Исабель Альенде не скрывает — повсюду в романе можно встретить слова восхищения Поэтом, его стихами. И эпиграфом к роману «Дом Духов» намеренно взяты строки из стихотворения Пабло Неруды.

Всемирная известность к чилийцу Неруде пришла рано — в середине 20-х годов, после выхода книги «Двадцать стихотворений любви и одна песнь отчаянья». О нем восторженно говорили Гарсиа Лорка и Альберти, Арагон и Эренбург, Борхес и Кортасар, Элюар и Гильен, Зегерс и Лундквист, Мистраль и Астуриас, Алейсандре и Гарсиа Маркес. В заявлении Шведской Академии 1971 года было подчеркнуто: Нобелевская премия присуждается Пабло Неруде «за поэзию, которая проявлением стихийных сил отображает живые судьбы и чаяния континента».

Что же значила поэзия Пабло Неруды для латиноамериканцев XX века? Вот признание знаменитого аргентинца Хулио Кортасара: «С помощью Пабло Неруды и Вальехо[63 - Вальехо Сесар (1892–1938) — перуанский поэт. На русском языке сборники Вальехо выходили дважды — в 1966 и 1984 годах.] я внезапно ощутил себя тем суверенным южноамериканцем, который, чтобы исполнить свой долг, перестал испытывать нужду в чужой опеке».[64 - Кортасар X. Преследователь. СПб., 1993. С. 531.]

Бурные, темпераментные, подчас хаотичные, «чрезмерные» стихи Неруды «открыли» латиноамериканцам их континент — современный, мифический, магический. Те, кто слышал, как Неруда читает свои стихи, рассказывали, что магия его голоса захватывала слушателя целиком. И кто знает: не будь магии нерудовской поэзии — может быть, не было бы в 60-е годы магии латиноамериканской прозы?!

Голос Пабло Неруды — поэтический голос Латинской Америки. «Всеобщая песнь» — это песнь мексиканцев, и кубинцев, и перуанцев, и аргентинцев…

Для самих же чилийцев Неруда — национальная гордость. Кумир. Поэт-новатор. Поэт-трибун. Лауреат самой престижной в мире премии. Творец национального самосознания. Гений.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что чилийка Исабель Альенде была покорена силой его стихов.

С Сальвадором Альенде Пабло Неруда дружил с давних пор. Он принимал активное участие в предвыборной кампании Альенде в 1970 году — лидер Социалистической партии Чили был выдвинут кандидатом в президенты от коалиции Народного единства; радовался его победе на выборах 4 сентября. Остался в дружеских отношениях с Альенде и тогда, когда тот (3 сентября 1970 года) стал президентом Чили.

И гибель Сальвадора Альенде, и смерть Пабло Неруды, умершего через 12 дней после переворота, автор «Дома Духов» пережила как личное горе — это ощущается и при чтении романа.

Похороны Пабло Неруды описаны Исабель Альенде с документальной точностью. Вот для сравнения отрывок из книги о Неруде: «Люди, участвующие в этой процессии, проявляют беспримерное мужество; по сути, они бросили вызов самой смерти, которая кружит над ними, следит со всех грузовиков, где сидят солдаты с автоматами наизготове.

…Пробивается чей-то охрипший голос: „Товарищ Пабло Неруда!“ В ответ: „С нами!“

Чуть погодя другой напряженный голос: „Товарищ Виктор Хара!“[65 - Хара Виктор (1938–1973) — чилийский певец. Был арестован вскоре после государственного переворота и после жестоких пыток убит.] И тут же выплескивается: „С нами!“

Короткую тишину разрезает возглас: „Товарищ Сальвадор Альенде!“ И гром голосов: „С нами!“»[66 - Тейтелъбойм В. Неруда. М., 1988. С. 648. Любопытно отметить: в романе Тейтельбойма «Внутренняя война» (1979), как и в романе Исабель Альенде, одним из героев является Пабло Неруда; в романе Тейтельбойма он тоже не назван по имени, о нем также говорится: Поэт (с большой буквы).]

Едва ли не этими же самыми словами описываются похороны Пабло Неруды в романе Исабель Альенде. Она только не называет по имени ни Президента, ни Поэта.

В романе ни разу не названа страна, где происходят описываемые события.

В литературоведении есть такой термин — «фигура умолчания». То, что не названо автором, но подразумевается им и легко «прочитывается» читателем, — воздействует на читателя своей «тайной» более сильно, чем прочитанное воочию.

Не остается для читателя тайной и любовь чилийской писательницы к своей земле. Наверное, именно магия этой любви заставила Исабель Альенде взяться за перо. Оказавшись после государственного переворота вне Чили, Альенде мысленно все время возвращалась в родную страну, восстанавливала в памяти историю своей семьи, свою жизнь. А потом, на одном дыхании, написала роман «Дом Духов».

Столь любимый писательницей Пабло Неруда в стихотворении 1969 года «Все еще…» «извиняется» перед читателем:

Простите, что я все время,рассказывая о себе,сбиваюсь на эту землю.Такая это земля.Если в тебе растет она,значит, и ты растешь.Если в тебе погасла,гаснешь и ты.

    (Перевод П. Грушко)Так происходит и с Исабель Альенде. Она тоже, начав рассказывать «о себе» (о своей семье, своих близких), «сбивается» на родную землю.

А Чили — страна на Земном шаре поистине уникальная. Узкой полосой (от 15 до 350 км) она протянулась с севера на юг между Тихим океаном и Главными Кордильерами Анд на 4 300 км. На этой земле раскинулись и пустыни, и степи, и горы с вечными снегом и льдом, и тропические и хвойные леса. Страна землетрясений и вулканов…

«Дом Духов» принадлежит к произведениям «нового латиноамериканского романа». К той литературе, «бум» которой в конце 60-х годов во всем мире связан с именем Гарсиа Маркеса.

(В скобках, справедливости ради, заметим: начался «новый латиноамериканский роман» с книг гватемальца Мигеля Анхеля Астуриаса «Маисовые люди», кубинца Алехо Карпентьера-и-Бальмонта «Царство Земное» (обе — 1949 года) и мексиканца Хуана Рульфо «Педро Парамо» (1955). Но, действительно, нужен был «вулканический взрыв» «Ста лет одиночества», чтобы весь мир увидел: в Латинской Америке появилась целая плеяда романистов-новаторов. И еще отметим: один из крупнейших писателей мировой литературы XX века, аргентинец Хорхе Луис Борхес за всю свою долгую жизнь не написал ни одного романа.)

Критики нередко сравнивают «Дом Духов» с произведениями Габриэля Гарсиа Маркеса. Исабель Альенде в таких случаях обычно отвечает, что подобное сравнение для нее только лестно. Возможно, чилийская писательница сознательно училась литературному мастерству на книгах Гарсиа Маркеса; возможно, она невольно попала под их магию. Ведь Гарсиа Маркес заворожил своим письмом многих и многих. И не только в Латинской Америке. Это — «чудесная реальность» латиноамериканской литературы. Но «чудесная реальность» Латинской Америки в случае с Гарсиа Маркесом и Исабель Альенде проявилась еще и в том, что у обоих писателей оказался один и тот же «нелитературный» учитель.

www.libtxt.ru

Исабель Альенде «Дом духов»

,,Дом духов'' – ещё одна книга в моей копилке семейных саг. Но это – семейная сага по–латино–американски, а точнее по–чилийски – сгусток магии в своем натуральном виде, волшебная сказка и безумно горькая явь, тесно живущие среди героев Исабель Альенде.

В этой книге есть всё, чтобы покорить ум и сердце поклонников магического реализма. Здесь в ,,великолепном доме на углу», выстроенном для любви и счастливой жизни, а превратившемся в арену противоборства характеров, сопреничества, слёз, отрешённости, запретной любви, бешеного нрава и непререкаемых решений и т.д. и всё это на фоне политических потрясений в стране, которые не обошли ни одного члена семьи Труэба – в стенах этого дома, существовал мир удивительных рассказов, безмятежного молчания, мир, где время не отмечалось часами или календарями, где предметы жили своей собственной необыкновенной жизнью и где всё могло случиться. Призраки сидели за столом вместе с людьми, разговаривали с ними, прошлое и будущее являлись частью единого целого, а события настоящего напоминали беспорядочные картинки калейдоскопа, пианино с закрытой крышкой играет Шопена, стол постукивает ножками, передавая приветы с того света. В этом доме любят страстно и также страстно ненавидят. Здесь встречаются зеленоволосые женщины и мужчины с железным характером. И всё это — в разгар политических дрязг, выборов и военных перевротов. Всё это безусловно увлекает и погружет в себя.

Но есть в книге моменты, которые мне не позволили её полюбить. Для начала есть у Автора один ход в изложении, который я не люблю: она заранее предупреждает, что произойдёт с кем–то из персонажей или каким образом кто–то из них повлияет в будущем на другого. Думается, что тем самым она подчёркивает, что ничего в истории жизни людей не бывает случайным, за всё придётся расплачиваться и в том числе будущим поколениям. Но зная, что произойдёт с героем теряется внезапность события, пропадают чувства к героям. И мне как раз таки не хватило в книге этих чувств – много страсти, огня, но это всё как–то и сгорает в этом пламени. В связи с этим я испытала некоторое равнодушие к героям: им мало сопереживала и почти не радовалась за них, отчасти потому, что многие события с ними мною предугадывались. Много ярких красок, очень пёстрое повествование, увлекательное и достаточно лёгкое чтение, быстрая смена декораций не даёт читателю заскучать… Но по прошествии времени всё как–то сгладилось и слилось в однотонное пятно смутных воспоминаний из череды повторяющихся событий. Тем более, что судьбы женщин семьи очень похожи, не даром же они носили одно и то же имя, только взятое из разных языков.

Жизнь и судьба героев книги тесно связаны с политическими событиями в Чили и военным переворотом. Эти событи описаны с болью, с надрывом, подробно насколько это возможно, чтобы дать прочувствовать читателю насколько зыбки человеческие желания, планы и надежды – всё может рухнуть в один миг, никакие сказки, духи и потусторонние силы не помогут. Только воля и сила человека. В связи с этим ,, мелкие житейские'' ужасы, приводимые Автором мне не пришлись по душе:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

старый пёс с огромным ножом в холке, отрезанная голова, которая стоит на шкафу во время родов, черви и личинки, копошащиеся в язвах, мальчик, протыкающий глаза цыплёнку, врач, осыпающий поцелуями труп девушки во время вскрытия, отрезанные топором пальцы…

Это же не книга жанра ужасов – натурализма боли и страданий здесь и так предостаточно.

В общем, в книге есть много чего за что она мне понравилась и то, чего лучше бы там не было. Но Автор именно так представила историю своих героев, демонстрируя, что и в грядущих веках станет бесконечно повторяться история боли, крови и любви. Нисколько не жалею, что её прочла – моё мнение это всего лишь моё мнение. А я рада, что познакомилась с ещё одним Автором латино–американской прозы, тем более женщиной, которая знает описываемые события не понаслышке.

fantlab.ru