Дозорная книга. Дозорная книга


Дозорная книга Григория Кузьминского из фондов Российского государственного архива древних актов

Галлям Р.Дозорная книга Григория Кузьминского из фондов Российского государственного архива древних актов // Гасырлар авазы — Эхо веков. — 2011. — Вып. 3/4.

Источник: http://www.archive.gov.tatarst...

 

 

Изучение проблем средневековой истории Поволжья затруднено узостью круга источников, малочисленностью письменных свидетельств эпохи. В этой связи важнейшее направление дальнейших исторических исследований — выявление и введение в научный оборот комплекса новых письменных и археологических источников эпохи средневековья.

В Поместном фонде (или Фонде старых вотчинных дел) Российского государственного архива древних актов (РГАДА) сохранились подлинники и поздние копии (как правило, XVIII в.) материалов писцового делопроизводства по уездам Среднего Поволжья второй половины XVI—XVII вв. В числе неизданных — дозорная книга 1619 г. дозорщика Григория Кузьминского, зафиксировавшая состояние Чаллынского городища в бассейне р. Шумбут в начале XVII в.

Дозорные книги являлись одной из разновидностей писцового делопроизводства в Русском государстве XVI — первой четверти XVII вв. В отличие от периодически проводившихся писцовых описаний земель и подворных переписей населения в общегосударственном масштабе, дозорные книги фиксировали промежуточные изменения в хозяйствовании, землевладении и землепользовании различных категорий населения.

В целом, дореволюционная историография изучала дозорные книги в общем массиве делопроизводственных документов. В конце XIX — начале XX вв., в связи с повышенным интересом к истории отдельных регионов материалы дозорных книг частично использовались местными историками-краеведами.

Историки XX — начала XXI вв. сумели расширить возможности использования документов писцового делопроизводства: они не останавливались на изучении традиционной для XIX в. проблематике — истории феодального землевладения и социально-экономического быта средневековой России. Данная тенденция особенно усилилась в 90-е гг. ХХ в. Материалы писцовых, дозорных и переписных книг стали привлекаться в качестве источника по исторической географии и демографии, по проблемам генеалогии, эволюции типов поселений, развития рентных отношений, налогообложения, истории городов, ремесел и торговли и т. д.

Из дозорных книг земель бывшего Казанского ханства сохранилось несколько книг конца XVI — первой четверти XVII вв. (1599, 1617-1621 гг.). Помимо того, имеется целый ряд дозоров первой четверти XVIIв., описывающих отдельно взятые селения и землевладения (вотчины, поместья и т. д.).

В архивной описи книги 153 Поместного фонда РГАДА дозорная книга 1619 г. Григория Кузьминского не обозначена в отдельности, а зафиксирована в старой описи бывшего Московского архива Министерства юстиции (МАМЮ) (л. 1349-1354) под следующим заголовком: «7127 [1619] г. Подлинная дозорная книга поместных земель служилых татар Ишеи Хозяшева и Килея Монашева в пустоши, что было Чаллынское городище (по Зюрейской дороге), письма и дозора Григория Кузьминского».

Текст дозорной книги — полуустав XVII в., выполненный канцелярским почерком черными чернилами, хорошо поддающийся прочтению. Документ имеет скрепу по листам самого писца Григория Кузьминского («к сем книгам Григорей Кузьминской руку приложил»), что свидетельствует о его подлинности.

Первое упоминание документа содержится в труде исследователя XIX в. С. М. Шпилевского1, позднее в работах историка-востоковеда Ш. Ф. Мухамедьярова2.

Сведений о средневековом Чаллынском городище в бассейне р. Шумбут известно немного. Все они приведены в сборнике «Древние Чаллы»3 и научно-популярных изданиях Н. Г. Гарифа4.

Археологические раскопки разных лет позволили ученым прийти к выводу о существовании городища еще с XI-XII вв., т. е. с эпохи Волжской Болгарии. В период Казанского ханства Чаллынское городище, наряду с такими его крупными центрами, как Арск, Алат, Алабуга, — центр вассального княжества, сыгравшего заметную роль в политике средневекового государства. В частности, в летописных преданиях говорится о походе казанского хана на рубеже XVI в. на земли непокорного княжества, упоминаются некоторые его правители (Хаджи Гирей или Гази Гирей, Хафиз Гирей), которые, возможно, имели отношение к ханской династии Гиреев. По одной из гипотез, Чаллынское городище выступило последним укреплением восставшего местного населения против завоевателей в 1552 г. Во всяком случае, хронология существования городища, как жилого поселения, археологами прерывается в 1556 г.

Публикуемый документ является дозором земель по челобитью казанских служилых татар Ишея Хозяшева и Килея Монашева на имя государя с прошением, «чтоб государь их пожаловал двих оклады в поместье в Казанском уезде по Зюрейской дороге, что бывало изстари городисще Чаллынское на речке на Чаллынской вверх Мамы речки по обе стороны». По содержанию документа, последствия челобитья остаются нам неизвестными. Однако, учитывая, что подвергшиеся дозору властей земли в бассейне р. Шумбут (Чаллы) в конечном итоге оказались бесхозной пустошью, можно предположить их передачу в скором времени в поместное владение челобитчикам Ишею Хозяшеву и Килею Монашеву.

Документ интересен среди прочего и тем, что в нем, кроме пустоши, «что бывало Чаллынское городисще», фигурирует целый ряд татарских поселений округи — Чаллы, Шигизда (Шигазда), Пимер, Налгози, Мосляк (Машляк), Би-Юрт, Верхние Чаллы, Новые Чаллы Нижние (Нижние Чаллы), а также реки Чаллы (ныне р. Шумбут) и Мамит. Кроме того, зафиксированы имена более двадцати жителей окрестных деревень с обозначением их родовых тамг. Есть основание полагать, что некоторые из этих ясачно-татарских имен в дальнейшем нашли свое отражение в названиях некоторых населенных пунктов округи. В этой связи, можно предположить, что от имени упомянутого в источнике жителя д. Налгози Кучука Мамышева в дальнейшем произошло название д. Кучуковы Челны в бассейне р. ШумбутI.

Таким образом, дозорная книга Григория Кузьминского, датируемая 1619 г., является важнейшим источником изучения исторической географии, топонимии и антропонимии населенных пунктов Среднего Поволжья эпохи позднего средневековья.

Примечания

1. Шпилевский С. М. Древние города и другие булгаро-татарские памятники Казанской губернии. — Казань, 1877. — 585 с.

2. Мухамедьяров Ш. Ф. Социально-экономический и государственный строй Казанского ханства (XV— первая половина XVI вв.). — М., 1950. — 381 с.

3. Древние Чаллы = Борынгы Чаллы / Отв. ред. Ф. Ш. Хузин. — Казань, 2000. — 320 с.

4. Гариф Н. Г. Казан ханлыгы: оешу тарихы, идарә системасы һәм феодал вассаллык мөнәсәбәтләре. Чаллы олысы мисалында. — Казан, 2006. — 175 б.

1619 г. Подлинная дозорная книга пустоши, что было Чаллынское городище (по Зюрейской дороге), письма и дозора Григория Кузьминского

7127 г. I июня в 29 день подал в Григорьево место Кузьминского Лука Жолнырев да площадной подьячей Дмитрей Кривочуров пустоши, что бывала Чаллынское городище.

№ 539II

[…]IIIЛета 7127 г. июня в 16 день по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу и по наказу боярина и воеводы, князя Ивана МихайловичаВоротынского да диаков Федора Лихачева, Ивана Васильева ездил Григорий Кузьминской по Зюрейской дороге на пустошь, что бывало Чаллынское городисщо, блиско деревни Чаллов для того: в прошлом во 126-м годуIV июня в 28 день в государеве цареве и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии грамоте писано в Казань к боярину и воеводе, ко князю Володимеру Тимофеевичу Долгорукому с товарыщи. Били челом государю казанские // (л. 391 об.) служилые тотаровя Ишей Хозяшев да Килей Монашев, чтоб государь их пожаловал двих оклады в поместье в Казанском уезде по Зюрейской дороге, что бывало изстари городисще Чаллынское на речке на Чаллынской вверх Мамы речки по обе стороны. А та де пустошь тотарская изстари, от казанского взятья лежит впусте. В поместье и на ясак не отдана никому. А пашни де на ней будет на двести чети. А в ясачных хлебных книгах написано прошлого 121 годуV — дана грамота Зюрейские дороги деревни Чаллов чувашенину Сатышу Урузову. А велено ему жити по той же Зюрейской // (л. 392) дороге на пустоши, что конец деревни Чаллов, на целом ясаку. И служилые тотаровя Ишей Хозяшев да Килей Монашев сказали, что тот Сатыш живет на той же пустоши. А земли за ним порожние сверх де ево дачи много. А Григорей, приехав на ту пустошь, взяв с собою тутошних и сторонних всяких людей-старожильцов деревни Шигизды Сатлыгана Байгильдеева, Тлевберду Бегишова, деревни Пимер Тюнека Баксубина, деревни Налгози Теника Насырева, Кучука Мамышева, деревни Мосляк Кебеша Шикземалова, Биюргана Янгизигитова // (392 об.), Ишкильду Мамезерева, Байтемиря Псеева, Каипперду Качкенеева, деревни Би-Юрт Чураша Шихназимова, Емикея Кадышева, деревни Верхних Чаллов Тагая Тохтамышева, Бокаша Шихназимова, Янкшея Тевкелева, Тоная Тохташева, Урусая Нагайчурина, деревни Новые Чаллы Нижние Чютея Косарова, Чураша Сююндюкова, Бекбулата Бегишова, деревни Нижних Чаллов старосту Тавгеня Тлевлеева, Карабая Байсарина, Батмана Кадышева, Бурнаша Кулбакшандина, Тохтамыша Урузова, Досая // (л. 393) Кулбакшеева, Кунтугана Тлевшеева, Менглиша Баукеева, Аметейка Дылеева, Теребердея Уразлыева, Иштюлетя Девлезерова, Ишея Кулбакшина, и теми людьми про тое пустошь, что бывало изстари городищо Чаллынское на речке на Чаллынской вверх Мамит речки, изстари тотарское бывало и от казанского взятья впусте лежит, и к государевым дворцовым селам и к монастырским вотчинам и к ясачным землям не приписана ли. И в с[к]аску сказали чуваша деревни Шизды // (л. 393 об.) Сатлыган с товарыщи, кои в сех книгах имяны написаны, по своей вере по шерти: исстари де то Чаллынское городисще лежит впусте, от казанского взятья, и не владеет им нихто. И к государевым дворцовым селам и к монастырским вотчинам и к ясачным землям не прилегла. Подошла блиско Нижних Чаллов деревни. К той деревне Нижней Чалле не приписана и на ясак не отдана никому. А пашут де тое пустошь Нижних Чаллов деревни чуваша — староста Тавгень с товарыщи. А грамоты на тое Чаллынскую пустошь у них нет. И Григорей // (л. 394) с тами ж сторонними людьми пустоши смечали накрепко — сколько на той пустоши по смете паш[ни] паханые и перелогу и дикого поля и сена и рыбных ловель и всяких угодей.

И по дозору и по смете на том Чаллынском городисще пашни паханые по дватцати чети в поле, а в дву потому ж, да перелогу на двести чети да зарослей и дубров пашенных на сто на пятьдесят чети во всех трех полях. Сена на речке на Чаллынской и вверх Мамит речки и по дубровам на пятьсот копен. А иных никаких угодей и рыбных ловель нет. Лесу непашенново по смете // (л. 394 об.) в длину на четыре версты, а поперег на две версты.

А чувашенин Сатыш Урузов живет на целом ясаке деревни Чаллов, не на той Чаллынской пустоши за речкою за Мамитом.

З[н]амена сторонних людей:

Знамена сторонних людей

РГАДА, ф. 1209, оп. 1, ч. 1, кн. 153, л. 390-396.

I. Ныне д. Биектау Рыбно-Слободского района Республики Татарстан.

II. Дата приведена по летосчислению по эре от сотворения мира и в пересчете на время по эре от рождества Христова (от РХ) соответствует 1619 г. (здесь и далее подстрочные примечания автора вступительной статьи).

По-видимому, канцелярский номер документа.

III. Л. 390 об. — текст отсутствует.

IV. Дата соответствует 1618 г. от РХ.

V. Дата соответствует 1612/1613 г. от РХ.

 

xn--80ad7bbk5c.xn--p1ai

Дозорная книга — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Дозорная книга — разновидность писцовой (иначе межевой[1]) книги.

Термин «дозор» означает «проверку», «обход», «осмотр». дозорные книги составлялись писцами («дозорщиками»[1]) в XVI—XVII веках в России, по челобитью местного населения, просившего о «дозоре», то есть о проверке соответствия между размером оклада налогов и платежеспособностью населения. Дозорщики лично проверяли положение дел на местах, изучали документы, осматривали земли — «дозирали»[2][3]. В них фиксировалось состояние тягла населения, определялись лица для налогообложения по данным дозора. Дозорные книги относились к категории регистрационной документации, составлялись по территориальному принципу[4].

Дозорные книги возникли в приказном делопроизводстве в 70-е годы XVI века[4]. Обычно эти книги составлялись по отдельным уездам, но в начале XVII века дозорами была охвачена значительная территория великорусского центра страны и Поморья. Многие дозорные книги были составлены в 1613 году, по окончании Смутного времени[5][6].

Проведение «дозоров» было экстренной мерой: в основном они проводились после стихийных бедствий, войн и прочих катастроф, в результате которых выплата налогов в прежнем размере становилась невозможной. Составители дозорных книг не мерили и не межевали земли, а опирались на сведения,предоставляемые землевладельцами. Составление дозорные книг имело характер временного мероприятия, составлялись поспешно, часто усилиями местной администрации. Когда правильность сообщённых сведений подтверждалась, то дозорная книга заменяла при сборе налогов писцовую. В дозорных книгах перечислялись административные и торговые постройки, церкви, монастыри, дворы и их владельцы, пахотные земли, покосы, находящиеся в частном или государственном владении. Некоторые книги описывали убранство приходских и монастырских церквей, перечисляли иконы, книги, церковную утварь, священнические облачения и колокола[7].

Напишите отзыв о статье "Дозорная книга"

Примечания

  1. ↑ 1 2 Rossiĭskai︠a︡ akademii︠a︡ nauk. [books.google.com/books?id=odRHAQAAMAAJ Slovarʹ Akademīi Rossīĭskoĭ]. — pri Imperatorskoĭ Akademīi Nauk, 1792-01-01. — 1548 с.
  2. ↑ М.Л. Бережнова, Н.В. Кабакова, С.Н. Корусенко [cyberleninka.ru/article/n/dozornaya-kniga-tarskogo-uezda-1701-g-kak-istochnik-po-etnografii-narodov-tarskogo-priirtyshya ДОЗОРНАЯ КНИГА ТАРСКОГО УЕЗДА 1701 г. КАК ИСТОЧНИК ПО ЭТНОГРАФИИ НАРОДОВ ТАРСКОГО ПРИИРТЫШЬЯ] (рус.) // Вестник археологии, антропологии и этнографии. — 2013. — № 4(23).
  3. ↑ www.ruslang.ru/doc/lingistoch/1964/12-filippova.pdf
  4. ↑ 1 2 Пирогова А. В. [cyberleninka.ru/article/n/toponimicheskoe-prostranstvo-dozornyh-knig-gorodov-moskovskogo-gosudarstva-pervoy-treti-xvii-v Топонимическое пространство дозорных книг городов Московского государства первой трети XVII в] // МНКО. — 2012. — № 4.
  5. ↑ [books.google.com/books?id=ncFfAAAAcAAJ Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском Архиве Министерства Юстиции: Книга первая]. — 1869-01-01. — 568 с.
  6. ↑ [books.google.com/books?id=MZmKAQAAQBAJ Писцовые и переписные книги Старой Руссы конца XV – XVII вв.]. — Litres, 2014-10-24. — 554 с. — ISBN 9785457436886.
  7. ↑ И. Л. Манькова ДОЗОРНАЯ КНИГА 1624 Г. КАК ИСТОЧНИК ДЛЯ РЕКОНСТРУКЦИИ ПРАВОСЛАВНОГО ЛАНДШАФТА ТОБОЛЬСКА // ИСТОРИЯ. — 2014.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Дозорная книга

В клубе, в угловой комнате, собирались читать эти афиши, и некоторым нравилось, как Карпушка подтрунивал над французами, говоря, что они от капусты раздуются, от каши перелопаются, от щей задохнутся, что они все карлики и что их троих одна баба вилами закинет. Некоторые не одобряли этого тона и говорила, что это пошло и глупо. Рассказывали о том, что французов и даже всех иностранцев Растопчин выслал из Москвы, что между ними шпионы и агенты Наполеона; но рассказывали это преимущественно для того, чтобы при этом случае передать остроумные слова, сказанные Растопчиным при их отправлении. Иностранцев отправляли на барке в Нижний, и Растопчин сказал им: «Rentrez en vous meme, entrez dans la barque et n'en faites pas une barque ne Charon». [войдите сами в себя и в эту лодку и постарайтесь, чтобы эта лодка не сделалась для вас лодкой Харона.] Рассказывали, что уже выслали из Москвы все присутственные места, и тут же прибавляли шутку Шиншина, что за это одно Москва должна быть благодарна Наполеону. Рассказывали, что Мамонову его полк будет стоить восемьсот тысяч, что Безухов еще больше затратил на своих ратников, но что лучше всего в поступке Безухова то, что он сам оденется в мундир и поедет верхом перед полком и ничего не будет брать за места с тех, которые будут смотреть на него. – Вы никому не делаете милости, – сказала Жюли Друбецкая, собирая и прижимая кучку нащипанной корпии тонкими пальцами, покрытыми кольцами. Жюли собиралась на другой день уезжать из Москвы и делала прощальный вечер. – Безухов est ridicule [смешон], но он так добр, так мил. Что за удовольствие быть так caustique [злоязычным]? – Штраф! – сказал молодой человек в ополченском мундире, которого Жюли называла «mon chevalier» [мой рыцарь] и который с нею вместе ехал в Нижний. В обществе Жюли, как и во многих обществах Москвы, было положено говорить только по русски, и те, которые ошибались, говоря французские слова, платили штраф в пользу комитета пожертвований. – Другой штраф за галлицизм, – сказал русский писатель, бывший в гостиной. – «Удовольствие быть не по русски. – Вы никому не делаете милости, – продолжала Жюли к ополченцу, не обращая внимания на замечание сочинителя. – За caustique виновата, – сказала она, – и плачу, но за удовольствие сказать вам правду я готова еще заплатить; за галлицизмы не отвечаю, – обратилась она к сочинителю: – у меня нет ни денег, ни времени, как у князя Голицына, взять учителя и учиться по русски. А вот и он, – сказала Жюли. – Quand on… [Когда.] Нет, нет, – обратилась она к ополченцу, – не поймаете. Когда говорят про солнце – видят его лучи, – сказала хозяйка, любезно улыбаясь Пьеру. – Мы только говорили о вас, – с свойственной светским женщинам свободой лжи сказала Жюли. – Мы говорили, что ваш полк, верно, будет лучше мамоновского. – Ах, не говорите мне про мой полк, – отвечал Пьер, целуя руку хозяйке и садясь подле нее. – Он мне так надоел! – Вы ведь, верно, сами будете командовать им? – сказала Жюли, хитро и насмешливо переглянувшись с ополченцем. Ополченец в присутствии Пьера был уже не так caustique, и в лице его выразилось недоуменье к тому, что означала улыбка Жюли. Несмотря на свою рассеянность и добродушие, личность Пьера прекращала тотчас же всякие попытки на насмешку в его присутствии.

wiki-org.ru

Дозорная книга Википедия

Дозорная книга — разновидность писцовой (иначе межевой[1]) книги.

Термин «дозор» означает «проверку», «обход», «осмотр». Дозорные книги составлялись писцами («дозорщиками»[1]) в XVI—XVII веках в России, по челобитью местного населения, просившего о «дозоре», то есть о проверке соответствия между размером оклада налогов и платежеспособностью населения. Дозорщики лично проверяли положение дел на местах, изучали документы, осматривали земли — «дозирали»[2][3]. В них фиксировалось состояние тягла населения, определялись лица для налогообложения по данным дозора. Дозорные книги относились к категории регистрационной документации, составлялись по территориальному принципу[4].

Дозорные книги возникли в приказном делопроизводстве в 70-е годы XVI века[4]. Обычно эти книги составлялись по отдельным уездам, но в начале XVII века дозорами была охвачена значительная территория великорусского центра страны и Поморья. Многие дозорные книги были составлены в 1613 году, по окончании Смутного времени[5][6].

Проведение «дозоров» было экстренной мерой: в основном они проводились после стихийных бедствий, войн и прочих катастроф, в результате которых выплата налогов в прежнем размере становилась невозможной. Составители дозорных книг не мерили и не межевали земли, а опирались на сведения, предоставляемые землевладельцами. Составление дозорные книг имело характер временного мероприятия, составлялись поспешно, часто усилиями местной администрации. Когда правильность сообщённых сведений подтверждалась, то дозорная книга заменяла при сборе налогов писцовую. В дозорных книгах перечислялись административные и торговые постройки, церкви, монастыри, дворы и их владельцы, пахотные земли, покосы, находящиеся в частном или государственном владении. Некоторые книги описывали убранство приходских и монастырских церквей, перечисляли иконы, книги, церковную утварь, священнические облачения и колокола[7].

Примечания

Ссылки

wikiredia.ru

Дозорная книга — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Дозорная книга — разновидность писцовой (иначе межевой[1]) книги.

Термин «дозор» означает «проверку», «обход», «осмотр». дозорные книги составлялись писцами («дозорщиками»[1]) в XVI—XVII веках в России, по челобитью местного населения, просившего о «дозоре», то есть о проверке соответствия между размером оклада налогов и платежеспособностью населения. Дозорщики лично проверяли положение дел на местах, изучали документы, осматривали земли — «дозирали»[2][3]. В них фиксировалось состояние тягла населения, определялись лица для налогообложения по данным дозора. Дозорные книги относились к категории регистрационной документации, составлялись по территориальному принципу[4].

Дозорные книги возникли в приказном делопроизводстве в 70-е годы XVI века[4]. Обычно эти книги составлялись по отдельным уездам, но в начале XVII века дозорами была охвачена значительная территория великорусского центра страны и Поморья. Многие дозорные книги были составлены в 1613 году, по окончании Смутного времени[5][6].

Проведение «дозоров» было экстренной мерой: в основном они проводились после стихийных бедствий, войн и прочих катастроф, в результате которых выплата налогов в прежнем размере становилась невозможной. Составители дозорных книг не мерили и не межевали земли, а опирались на сведения,предоставляемые землевладельцами. Составление дозорные книг имело характер временного мероприятия, составлялись поспешно, часто усилиями местной администрации. Когда правильность сообщённых сведений подтверждалась, то дозорная книга заменяла при сборе налогов писцовую. В дозорных книгах перечислялись административные и торговые постройки, церкви, монастыри, дворы и их владельцы, пахотные земли, покосы, находящиеся в частном или государственном владении. Некоторые книги описывали убранство приходских и монастырских церквей, перечисляли иконы, книги, церковную утварь, священнические облачения и колокола[7].

Напишите отзыв о статье "Дозорная книга"

Примечания

  1. ↑ 1 2 Rossiĭskai︠a︡ akademii︠a︡ nauk. [https://books.google.com/books?id=odRHAQAAMAAJ Slovarʹ Akademīi Rossīĭskoĭ]. — pri Imperatorskoĭ Akademīi Nauk, 1792-01-01. — 1548 с.
  2. ↑ М.Л. Бережнова, Н.В. Кабакова, С.Н. Корусенко [http://cyberleninka.ru/article/n/dozornaya-kniga-tarskogo-uezda-1701-g-kak-istochnik-po-etnografii-narodov-tarskogo-priirtyshya ДОЗОРНАЯ КНИГА ТАРСКОГО УЕЗДА 1701 г. КАК ИСТОЧНИК ПО ЭТНОГРАФИИ НАРОДОВ ТАРСКОГО ПРИИРТЫШЬЯ] (рус.) // Вестник археологии, антропологии и этнографии. — 2013. — № 4(23).
  3. ↑ http://www.ruslang.ru/doc/lingistoch/1964/12-filippova.pdf
  4. ↑ 1 2 Пирогова А. В. [http://cyberleninka.ru/article/n/toponimicheskoe-prostranstvo-dozornyh-knig-gorodov-moskovskogo-gosudarstva-pervoy-treti-xvii-v Топонимическое пространство дозорных книг городов Московского государства первой трети XVII в] // МНКО. — 2012. — № 4.
  5. ↑ [https://books.google.com/books?id=ncFfAAAAcAAJ Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском Архиве Министерства Юстиции: Книга первая]. — 1869-01-01. — 568 с.
  6. ↑ [https://books.google.com/books?id=MZmKAQAAQBAJ Писцовые и переписные книги Старой Руссы конца XV – XVII вв.]. — Litres, 2014-10-24. — 554 с. — ISBN 9785457436886.
  7. ↑ И. Л. Манькова ДОЗОРНАЯ КНИГА 1624 Г. КАК ИСТОЧНИК ДЛЯ РЕКОНСТРУКЦИИ ПРАВОСЛАВНОГО ЛАНДШАФТА ТОБОЛЬСКА // ИСТОРИЯ. — 2014.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Дозорная книга

Мне стало до дикости грустно... Я поняла, что и здесь проиграла. Теперь всё зависело только лишь от моей совести – соглашусь ли я уйти, или буду бороться, зная, что на победу нет никакой надежды... – Что ж, Север, я останусь... Пусть я не столь мудра, как ты и твои Великие предки ... но думаю, если бы они и вправду были бы такими «Великими» – вы бы помогли нам, а они простили бы вас. Ну, а если нет – то, возможно, не такие уж они и «великие»!.. Горечь говорила моими устами, не позволяя мыслить трезво... Я не могла допустить мысли о том, что помощи ждать было не от кого... Что вот, прямо здесь были люди, которые в силах были помочь, всего лишь протянув руку. Но не захотели. Они «защищались» высокими целями, отказываясь вмешиваться... Они были МУДРЫЕ... Ну, а я всего лишь слушала своё сердце. Я хотела сберечь любимых, хотела помочь остальным не терять дорогих им людей. Хотела уничтожить Зло... Возможно, в «мудром» понимании я была всего лишь «ребёнком». Возможно – не доросла. Но даже проживи я тысячу лет, я никогда бы не смогла наблюдать спокойно, как от чьей-то зверской руки гибнет невиновный, прекрасный человек!.. – Хочешь ли увидеть настоящую Мэтэору, Изидора? Вероятнее всего, у тебя уже больше никогда не будет такой возможности, – грустно произнёс Север. – Могу ли я спросить, что означает слово – мэтэора? – О, это было давно, когда назвали его... Теперь это уже не имеет значения. А когда-то оно звучало немного по-другому. Это значило – МЫ-ТЕ-У-РА, что означало – близкие к свету и знаниям, хранящие их и живущие ими. Но потом слишком много «незнающих» стало искать нас. И имя изменилось. Многие не слышали его звучания, а многих это и не волновало вовсе. Они не понимали, что, даже ступая сюда, они уже соприкасались с ВЕРОЙ. Что она встречала их уже у самого порога, начинаясь с имени и понимания его... Знаю, это не твоя речь, и тебе, наверное, трудно её понять, Изидора. Хотя твоё имя тоже относится к таковым... Оно значимо. – Ты забыл, что для меня не важен язык, Север. Я чувствую и вижу его – улыбнулась я. – Прости, ведающая... Я запамятовал – кто ты. Желаешь ли узреть то, что дано только знающим, Изидора? У тебя не будет другой возможности, ты больше не вернёшься сюда. Я лишь кивнула, стараясь удержать, готовые политься по щекам злые, горькие слёзы. Надежда быть с ними, получить их сильную, дружескую поддержку умирала, даже не успев хорошенько проснуться. Я оставалась одна. Так и не узнав чего-то очень для меня важного... И почти беззащитная, против сильного и страшного человека, с грозным именем – Караффа... Но решение было принято, и я не собиралась отступать. Иначе, чего же стоила наша Жизнь, если пришлось бы жить, предавая себя? Неожиданно я совершенно успокоилась – всё наконец-то стало на свои места, надеяться больше было не на что. Я могла рассчитывать только на саму себя. И именно из этого стоило исходить. А какой уж будет конец – об этом я заставила себя больше не думать. Мы двинулись по высокому каменному коридору, который, всё расширяясь, уходил вглубь. В пещере было так же светло и приятно, и лишь запах весенних трав становился намного сильнее, по мере того, как мы проходили дальше. Неожиданно прямо перед нами засияла светящаяся золотая «стена», на которой сверкала одна-единственная большая руна... Я тут же поняла – это была защита от «непосвящённых». Она была похожей на плотный мерцающий занавес, сотворённый из какой-то, невиданной мною, блистающей золотом материи, через который без посторонней помощи мне, вероятнее всего, не удалось бы пройти. Протянув руку, Север легко коснулся её ладонью, и золотая «стена» тут же исчезла, открывая проход в удивительное помещение.... У меня сразу же появилось яркое чувство чего-то «чужого», будто что-то говорило мне, что это был не совсем тот привычный мне мир, в котором я всегда жила... Но через мгновение странная «чужеродность» куда-то исчезла, и опять всё стало привычно и хорошо. Прощупывающее ощущение чьего-то невидимого за нами наблюдения усилилось. Но оно, опять же, не было враждебным, а скорее похожим на тёплое прикосновение доброго старого друга, когда-то давно потерянного и теперь вдруг заново обретённого... В дальнем углу помещения сверкал переливаясь радужными брызгами маленький природный фонтан. Вода в нём была столь прозрачной, что видна была лишь по радужным отблескам света, блестящим на дрожащих зеркальных каплях. Глядя на этот чудо-родник, неожиданно для себя я вдруг почувствовала жгучую жажду. И не успев спросить Севера, могу ли попить, тут же получила ответ:

o-ili-v.ru

Дозорная книга Википедия

Дозорная книга — разновидность писцовой (иначе межевой[1]) книги.

Термин «дозор» означает «проверку», «обход», «осмотр». Дозорные книги составлялись писцами («дозорщиками»[1]) в XVI—XVII веках в России, по челобитью местного населения, просившего о «дозоре», то есть о проверке соответствия между размером оклада налогов и платежеспособностью населения. Дозорщики лично проверяли положение дел на местах, изучали документы, осматривали земли — «дозирали»[2][3]. В них фиксировалось состояние тягла населения, определялись лица для налогообложения по данным дозора. Дозорные книги относились к категории регистрационной документации, составлялись по территориальному принципу[4].

Дозорные книги возникли в приказном делопроизводстве в 70-е годы XVI века[4]. Обычно эти книги составлялись по отдельным уездам, но в начале XVII века дозорами была охвачена значительная территория великорусского центра страны и Поморья. Многие дозорные книги были составлены в 1613 году, по окончании Смутного времени[5][6].

Проведение «дозоров» было экстренной мерой: в основном они проводились после стихийных бедствий, войн и прочих катастроф, в результате которых выплата налогов в прежнем размере становилась невозможной. Составители дозорных книг не мерили и не межевали земли, а опирались на сведения, предоставляемые землевладельцами. Составление дозорные книг имело характер временного мероприятия, составлялись поспешно, часто усилиями местной администрации. Когда правильность сообщённых сведений подтверждалась, то дозорная книга заменяла при сборе налогов писцовую. В дозорных книгах перечислялись административные и торговые постройки, церкви, монастыри, дворы и их владельцы, пахотные земли, покосы, находящиеся в частном или государственном владении. Некоторые книги описывали убранство приходских и монастырских церквей, перечисляли иконы, книги, церковную утварь, священнические облачения и колокола[7].

Примечания[ | код]

Ссылки[ | код]

ru-wiki.ru

Дозорная книга — WiKi

Дозорная книга — разновидность писцовой (иначе межевой[1]) книги.

Термин «дозор» означает «проверку», «обход», «осмотр». Дозорные книги составлялись писцами («дозорщиками»[1]) в XVI—XVII веках в России, по челобитью местного населения, просившего о «дозоре», то есть о проверке соответствия между размером оклада налогов и платежеспособностью населения. Дозорщики лично проверяли положение дел на местах, изучали документы, осматривали земли — «дозирали»[2][3]. В них фиксировалось состояние тягла населения, определялись лица для налогообложения по данным дозора. Дозорные книги относились к категории регистрационной документации, составлялись по территориальному принципу[4].

Дозорные книги возникли в приказном делопроизводстве в 70-е годы XVI века[4]. Обычно эти книги составлялись по отдельным уездам, но в начале XVII века дозорами была охвачена значительная территория великорусского центра страны и Поморья. Многие дозорные книги были составлены в 1613 году, по окончании Смутного времени[5][6].

Проведение «дозоров» было экстренной мерой: в основном они проводились после стихийных бедствий, войн и прочих катастроф, в результате которых выплата налогов в прежнем размере становилась невозможной. Составители дозорных книг не мерили и не межевали земли, а опирались на сведения, предоставляемые землевладельцами. Составление дозорные книг имело характер временного мероприятия, составлялись поспешно, часто усилиями местной администрации. Когда правильность сообщённых сведений подтверждалась, то дозорная книга заменяла при сборе налогов писцовую. В дозорных книгах перечислялись административные и торговые постройки, церкви, монастыри, дворы и их владельцы, пахотные земли, покосы, находящиеся в частном или государственном владении. Некоторые книги описывали убранство приходских и монастырских церквей, перечисляли иконы, книги, церковную утварь, священнические облачения и колокола[7].

ru-wiki.org

Дозорная книга — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Дозорная книга — разновидность писцовой (иначе межевой[1]) книги.

Термин «дозор» означает «проверку», «обход», «осмотр». Дозорные книги составлялись писцами («дозорщиками»[1]) в XVI—XVII веках в России, по челобитью местного населения, просившего о «дозоре», то есть о проверке соответствия между размером оклада налогов и платежеспособностью населения. Дозорщики лично проверяли положение дел на местах, изучали документы, осматривали земли — «дозирали»[2][3]. В них фиксировалось состояние тягла населения, определялись лица для налогообложения по данным дозора. Дозорные книги относились к категории регистрационной документации, составлялись по территориальному принципу[4].

Дозорные книги возникли в приказном делопроизводстве в 70-е годы XVI века[4]. Обычно эти книги составлялись по отдельным уездам, но в начале XVII века дозорами была охвачена значительная территория великорусского центра страны и Поморья. Многие дозорные книги были составлены в 1613 году, по окончании Смутного времени[5][6].

Проведение «дозоров» было экстренной мерой: в основном они проводились после стихийных бедствий, войн и прочих катастроф, в результате которых выплата налогов в прежнем размере становилась невозможной. Составители дозорных книг не мерили и не межевали земли, а опирались на сведения, предоставляемые землевладельцами. Составление дозорные книг имело характер временного мероприятия, составлялись поспешно, часто усилиями местной администрации. Когда правильность сообщённых сведений подтверждалась, то дозорная книга заменяла при сборе налогов писцовую. В дозорных книгах перечислялись административные и торговые постройки, церкви, монастыри, дворы и их владельцы, пахотные земли, покосы, находящиеся в частном или государственном владении. Некоторые книги описывали убранство приходских и монастырских церквей, перечисляли иконы, книги, церковную утварь, священнические облачения и колокола[7].

Примечания

Ссылки

wikipedia.green