Книги, которые расскажут историю украшений. Драгоценности книга


Книга Драгоценности читать онлайн Даниэла Стил

Даниэла Стил. Драгоценности

 

Глава 1

 

Воздух был так тих под ослепительным летним солнцем, что пение птиц и каждый звук были слышны за мили. Сара задумчиво сидела у окна и любовалась великолепным парком, который был разбит Ле Нотром наподобие Версальского. Кроны могучих деревьев зеленым балдахином обрамляли парк замка Шато де ля Мёз. Сам замок стоял уже четыре столетия, а Сара, герцогиня Вайтфилд, жила здесь пятьдесят два года. Она приехала сюда с Вильямом почти девочкой. При этом воспоминании она улыбнулась, наблюдая, как два пса сторожа гонялись друг за другом. Представив, какую радость молодые овчарки доставят Максу, она расцвела в улыбке.

Сара всегда ощущала умиротворение, глядя на парк, в который было вложено столько труда. Вновь вспоминались отчаяние военных лет, бесконечный голод и пустые поля, отдавшие им все, что они могли дать. Ей казалось, что это было совсем недавно… хотя с тех пор прошло пятьдесят лет… половина столетия. Она опустила взгляд на руки, на два перстня с прекрасными крупными изумрудами, с которыми почти никогда не расставалась. Она никак не могла привыкнуть к своим постаревшим рукам. Хотя они, хвала Всевышнему, все еще сохраняли красоту и изящество, тем не менее это были руки семидесятилетней женщины.

Она жила долго и счастливо, слишком долго, думала она иногда… слишком долго без Вильяма… И всегда нужно было что‑то сделать, увидеть, подумать о чем‑то, что‑то спланировать, присмотреть за их детьми. Она была благодарна за прожитые годы, и даже теперь у нее не было ощущения, что жизнь для нее кончилась. Судьба вдруг делала еще один неожиданный поворот, случалось еще какое‑нибудь событие, которое невозможно предусмотреть и где необходимо было ее участие. Казалось странным, что они все еще нуждались в ней, хотя часто они обращались к ней для того, чтобы дать ей почувствовать, что она по‑прежнему нужна им и может быть для них полезной. А еще были их дети. Она улыбнулась, вспомнив и о внуках. Со своего излюбленного места она могла видеть, как они подъезжали к замку… видела их лица, улыбающиеся и смеющиеся или обеспокоенные, когда, выйдя из автомобилей, они с надеждой смотрели вверх на ее окна. Казалось, они знали, что она будет стоять там, наблюдая за ними. Несмотря на все дела, которые ей предстояло сделать, в день их приезда она всегда находила, чем заняться в своей маленькой изысканной гостиной наверху, пока ждала их. И даже после стольких лет, хотя все они уже были взрослыми, она всегда испытывала легкое волнение, видя их лица, слушая их рассказы и обсуждая их проблемы. Она беспокоилась за них, она любила их, так же как любила их всегда, и в какой‑то степени любовь к каждому из них была крошечной частью их огромной любви с Вильямом. Какой он был замечательный человек, лучше, чем можно себе вообразить и о чем можно мечтать. Даже после войны он имел влияние и с ним считались, он был человеком, которого каждый, кто знал его, запоминал навсегда.

Сара медленно отошла от окна, прошла мимо белого мраморного камина, у которого часто сидела холодными зимними вечерами, размышляя, делая записи или сочиняя письмо кому‑нибудь из своих детей. Она часто звонила им в Париж, Лондон, Рим, Мюнхен, Мадрид, но очень любила писать письма.

Она стояла, глядя на стол, покрытый поблекшей парчой, прекрасный образец старинной работы, которую купила много лет назад в Венеции, и осторожно поднимала наугад фотографии, чтобы лучше разглядеть их. И перед ее мысленным взором ожил тот самый момент в день их свадьбы. Вильям смеялся над какой‑то шуткой, сказанной одним из гостей, а она смотрела на него влюбленными глазами, застенчиво улыбаясь. Счастье переполняло ее, и ей казалось, что сердце не выдержит и разорвется от нахлынувших на нее чувств. На ней было бежевое атласное платье, отделанное кружевом, модная кружевная шляпа с небольшой вуалью, в руках она держала букет орхидей. Их обвенчали в доме ее родителей. На небольшой церемонии бракосочетания, кроме них, присутствовали лишь близкие друзья ее родителей.

knijky.ru

Книга: Драгоценности

Даниэла СтилДрагоценностиПеред глазами Сары Вайтфилд проносится вся ее жизнь - неудачный брак, разбитые надежды, счастье новой любви и нового замужества, война и кошмар оккупации, боль утраты, когда супруг Сары, блестящий… — АСТ, (формат: 84x104/32, 432 стр.) Подробнее...2000190бумажная книга
Даниэла СтилДрагоценностиВ день семидесятипятилетия Сары Вайтфилд воспоминания переносят ее в Нью-Йорк в дни ее молодости. К замужеству, которое оканчивается через год, оставив Саре разбитые надежды. Путешествуя с родителями… — Крон-Пресс, (формат: 84x108/32, 448 стр.) Звезда любви Подробнее...1995170бумажная книга
Даниэла СтилДрагоценностиВ день семидесятипятилетия Сары Вайтфилд воспоминания переносят ее в Нью-Йорк в дни ее молодости. К замужеству, которое оканчивается через год, оставив Саре разбитые надежды. Путешествуя с родителями… — Крон-Пресс, (формат: 84x108/32, 448 стр.) Звезда любви Подробнее...1995100бумажная книга
Даниэла СтилДрагоценностиВ день семидесятипятилетия Сары Вайтфилд воспоминания переносят ее в Нью-Йорк в дни ее молодости. К замужеству, которое оканчивается через год, оставив Саре разбитые надежды. Путешествуя с родителями… — Крон-Пресс, (формат: 84x108/32, 448 стр.) Подробнее...1995160бумажная книга
Русакова А. ДрагоценностиНастоящая книга поистине уникальна - благодаря своему необычному оформлению в виде футляра, закрывающегося на магниты, она станет оригинальным и полезным подарком. С древнейших времен ассортимент… — Харвест, (формат: 84x104/32, 432 стр.) Футляр на магните Подробнее...2012318бумажная книга
ДрагоценностиС древнейших времен ассортимент украшений богат: как красками из палитры художника, ими можно воссоздавать ритуал соперничества человека с неумолимым временем и его мечту о собственном идеальном… — Аванта+, (формат: 84x104/32, 432 стр.) Подробнее...2012572бумажная книга
Даниэла СтилДрагоценностиПеред глазами Сары Вайтфилд проносится вся ее жизнь - неудачный брак, разбитые надежды, счастье новой любви и нового замужества, война и кошмар оккупации, боль утраты, когда супруг Сары, блестящий… — АСТ Москва, АСТ, Neoclassic, (формат: 70x100/32, 384 стр.) Подробнее...201049.7бумажная книга
Даниэла СтилДрагоценностиПеред глазами Сары Вайтфилд проносится вся ее жизнь - неудачный брак, разбитые надежды, счастье новой любви и нового замужества, война и кошмар оккупации, боль утраты, когда супруг Сары, блестящий… — АСТ, АСТ Москва, Neoclassic, (формат: 76x108/32, 512 стр.) Подробнее...200677бумажная книга
Ги де МопассанДрагоценностиБлестящее писательское дарование Ги де Мопассана ощутимо как в его романах, так и самых коротких новеллах. Он не только описывал внешние события и движения человеческой души в минуты наивысшего… — ЛитПаб, (формат: 76x108/32, 512 стр.) электронная книга Подробнее...5.99электронная книга
ДрагоценностиНастоящая книга поистине уникальна - благодаря своему необычному оформлению в виде футляра, закрывающегося на магниты, она станет оригинальным и полезным подарком. С древнейших времен ассортимент… — ОГИЗ, Мир энциклопедий Аванта +, (формат: 70x265, 320 стр.) Подробнее...2012257.6бумажная книга
Ги МопассанДрагоценностиБлестящее писательское дарование Ги де Мопассана ощутимо как в его романах, так и самых коротких новеллах. Он не только описывал внешние события и движения человеческой души в минуты наивысшего… — ЛитПаб, (формат: 70x265, 320 стр.) Подробнее...2006бумажная книга
Стил Д.ДрагоценностиСемейная жизнь Сары Уитфилд с весельчаком Фредди вскоре оборачивается для девушки самым большим несчастьем. Сара, вынужденная терпеть постоянное пьянство и измены мужа, понимает, что любовь прошла… — Эксмо, (формат: 70x265, 320 стр.) Великолепная Даниэла Стил Подробнее...2016193бумажная книга
Даниэла СтилДрагоценностиСемейная жизнь Сары Уитфилл с весельчаком Фредди вскоре оборачивается для девушки самым большим несчастьем. Сара, вынужденная терпеть постоянное пьянство и измены мужа, понимает, что любовь прошла… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 480 стр.) Великолепная Даниэла Стил Подробнее...2016222бумажная книга
Стил Д.ДрагоценностиСемейная жизнь Сары Уитфилд с весельчаком Фредди вскоре оборачивается для девушки самым большим несчастьем. Сара, вынужденная терпеть постоянное пьянство и измены мужа, понимает, что любовь прошла… — Эксмо, (формат: 84х108/32, 480 стр.) великолепная даниэла стил Подробнее...2016281бумажная книга
Даниэла СтилДрагоценностиПеред глазами Сары Вайтфилд проносится вся ее жизнь - неудачный брак, разбитые надежды, счастье новой любви и нового замужества, война и кошмар оккупации, боль утраты, когда супруг Сары, блестящий… — АСТ, АСТ Москва, Харвест, Neoclassic, (формат: 84х108/32, 480 стр.) Подробнее...2008196бумажная книга

dic.academic.ru

Читать онлайн электронную книгу Драгоценности - бесплатно и без регистрации!

Господин Лантэн познакомился с ней па вечере у помощника заведующего отделом, и любовь опутала его, точно сетью.

Отец ее был сборщиком податей в провинции; он умер несколько лет назад. Она переехала в Париж вместе с матерью, которая завела знакомство с буржуазными семьями по соседству, желая выдать дочь замуж. Люди они были бедные, но в высшей степени приличные, скромные и приятные. Дочь казалась тем совершенным образцом порядочной девушки, которой всякий благоразумный молодой человек мечтает вручить свою судьбу. В ее скромной красоте была прелесть ангельской чистоты, а неуловимая улыбка, не сходившая с ее губ, казалась отблеском ее души.

Все кругом расхваливали ее, все знакомые без конца повторяли: «Счастливец, кто женится на ней. Лучшей жены не найдешь».

Господин Лантэн, служивший тогда столоначальником в министерстве иностранных дел, с годовым окладом в три тысячи пятьсот франков, сделал предложение и женился на ней.

Он был с ней неописуемо счастлив. Она вела хозяйство с такой искусной расчетливостью, что они жили почти роскошно. Какими только заботами, нежностями, милыми ласками не дарила она мужа; она была так обольстительна, что после шести лет супружества он любил ее еще больше, чем в первые дни.

Он не одобрял в ней только пристрастия к театру и фальшивым драгоценностям.

Ее приятельницы (она была знакома с женами нескольких скромных чиновников) то и дело доставали ей ложи на модные спектакли и даже на премьеры; и муж волей-неволей тащился с ней, хотя эти развлечения страшно утомляли его после трудового дня. Он упрашивал ее ездить в театр с какой-нибудь знакомой дамой, которая могла бы проводить ее потом домой. Она долго не соглашалась, находя это не совсем приличным. Наконец уступила ему в угоду, и он был ей за это бесконечно признателен.

Но страсть к театру скоро вызвала в ней потребность наряжаться. Одевалась она, правда, всегда со вкусом, но очень просто, скромно, и казалось, что ее тихая неотразимая прелесть, бесхитростная прелесть, вся светящаяся улыбкой, приобретала в простом наряде какую-то особую остроту. Она усвоила привычку вдевать в уши большие серьги с поддельными бриллиантами и носила фальшивый жемчуг, браслеты из низкопробного золота, гребни, отделанные разноцветными стекляшками, изображавшими драгоценные камни.

Мужу неприятно было это пристрастие к мишуре, и он часто говорил ей:

— Дорогая моя, у кого нет возможности приобретать настоящие драгоценности, для того красота и грация должны служить единственным украшением; вот поистине редчайшие сокровища.

Но она тихонько улыбалась и повторяла:

— Что поделаешь! Мне это нравится. Это моя страсть. Я прекрасно понимаю, что ты прав, но себя не переделаешь. Я обожаю драгоценности.

И, перебирая жемчужины ожерелья, любуясь сверканьем и переливами граненых камней, она твердила:

— Да ты посмотри, как они замечательно сделаны. Совсем как настоящие.

Он улыбался.

— У тебя цыганские вкусы.

Бывало, когда они коротали вечера вдвоем, она ставила на чайный стол сафьяновую шкатулку со своими «финтифлюшками», как выражался г-н Лантэн, и принималась рассматривать поддельные драгоценности с таким страстным вниманием, словно испытывала глубокое и тайное наслаждение. При этом она неизменно надевала на мужа какое-нибудь ожерелье и от души смеялась, восклицая: «До чего же ты смешной!» — а потом бросалась ему на шею и пылко целовала его.

Как-то зимой, возвращаясь из Оперы, она сильно продрогла. На другой день у нее начался кашель. Через неделю она умерла от воспаления легких.

Лантэн едва сам не последовал за ней в могилу. Его отчаяние было так ужасно, что он поседел в один месяц. Он плакал с утра до вечера, сердце его разрывалось от невыносимых страданий; голос, улыбка, все очарование покойной неотступно преследовали его.

Время не сгладило его горя. Даже на службе, когда чиновники собирались вместе поболтать о новостях, щеки его вдруг надувались, нос морщился, глаза наполнялись слезами, лицо искажалось, и он начинал плакать навзрыд.

Он в неприкосновенности сохранил спальню своей подруги и каждый день запирался там, чтобы думать о ней. Все в комнате — мебель и даже платья — оставалось на том же месте, что в последний день ее жизни.

Но жить ему стало трудно. При жене его жалованья вполне хватало на все хозяйственные нужды, теперь же оно оказывалось недостаточным для него одного. Он недоумевал, каким образом она ухитрялась всегда подавать ему прекрасное вино и тонкие блюда, которых теперь при своих скромных средствах он уже не мог себе позволить.

Он начал делать долги и бегал в поисках денег, как человек, доведенный до крайности. Наконец, очутившись однажды без гроша в кармане, — а до выплаты жалованья осталась еще целая неделя, — он решил что-нибудь продать; и сейчас же ему пришла мысль отделаться от жениных «финтифлюшек», потому что в глубине души он сохранил неприязненное чувство к этой «бутафории», которая в былое время так раздражала его. Вид этих вещей, ежедневно попадавшихся ему на глаза, даже слегка омрачал воспоминание о любимой женщине.

Он долго разбирал кучу оставшейся после нее мишуры, так как до последних дней своей жизни она упорно продолжала покупать блестящие безделушки и почти каждый вечер приносила домой что-нибудь новое. Наконец он выбрал длинное ожерелье, которое она, по-видимому, любила больше всего; он считал, что может получить за него шесть — восемь франков, потому что для фальшивого оно было сделано действительно весьма изящно.

Он положил ожерелье в карман и отправился бульварами в министерство, разыскивая по дороге какой-нибудь солидный ювелирный магазин. Наконец он увидел подходящий и вошел, несколько стесняясь выставлять напоказ свою бедность, продавая столь малоценную вещь.

— Сударь, — обратился он к ювелиру, — мне хотелось бы знать, во что вы можете это оценить.

Ювелир взял ожерелье, оглядел его со всех сторон, прикинул на руку, вгляделся еще раз через лупу, позвал приказчика, что-то тихо сказал ему, положил ожерелье обратно на прилавок и посмотрел на него издали, чтобы лучше судить об эффекте.

Господин Лантэн, смущенный такой долгой процедурой, уже открыл было рот, чтобы произнести: «Ну да, я отлично знаю; что оно ровно ничего не стоит», — как вдруг ювелир заявил:

— Это ожерелье, сударь, стоит от двенадцати до пятнадцати тысяч франков; но я куплю его только в том случае, если вы точно укажете, каким образом оно досталось вам.

Вдовец вытаращил глаза, да так и застыл на месте с раскрытым ртом, ничего не понимая. Наконец он пробормотал:

— Что вы говорите?.. Вы уверены?..

Ювелир по-своему истолковал его изумление и сухо возразил:

— Обратитесь еще куда-нибудь — может быть, в другом месте вам дадут дороже. По-моему, оно стоит самое большее пятнадцать тысяч. Если не найдете ничего выгоднее, приходите ко мне.

Ошеломленный г-н Лантэн забрал свое ожерелье и поспешил уйти, повинуясь смутному желанию обдумать все наедине.

Но на улице он не мог удержаться от смеха: «Ну и болван! Поймать бы его на слове! Вот так ювелир: не может отличить подделку от настоящего!»

И он пошел в другой магазин, на углу улицы Мира.

Как только ювелир увидел ожерелье, он воскликнул:

— А, я прекрасно знаю это ожерелье, оно у меня и куплено.

Чрезвычайно взволнованный г-н Лантэн спросил:

— Какая ему цена?

— Я продал его за двадцать пять тысяч. Могу вам дать за него восемнадцать, но по закону полагается, чтобы вы сперва указали, как оно стало вашей собственностью.

Господин Лантэн даже сел, у него ноги подкосились от изумления.

— Да… но… все-таки осмотрите его внимательнее, сударь, я всегда был уверен, что ожерелье… поддельное.

— Будьте любезны сообщить вашу фамилию, — сказал ювелир.

— Пожалуйста: Лантэн, служу в министерстве иностранных дел, живу на улице Мучеников, дом шестнадцать.

Ювелир раскрыл книги, отыскал в них что-то и сказал:

— Это ожерелье было действительно послано по адресу госпожи Лантэн, улица Мучеников, дом шестнадцать, двадцатого июля тысяча восемьсот семьдесят шестого года.

Оба посмотрели друг на друга в упор: чиновник вне себя от изумления, ювелир — подозревая в нем вора. Ювелир продолжал:

— Вы можете оставить мне ожерелье на одни сутки? Я выдам вам расписку.

— Да, конечно, — пробормотал г-н Лантэн и вышел, сунув в карман сложенную квитанцию.

Он пересек улицу, направился в одну сторону, заметил, что ошибся дорогой, повернул к Тюильри, перешел Сену, понял, что снова идет не туда, и возвратился к Елисейским полям, шагая без всякой определенной мысли. Он пытался рассуждать, понять, в чем же тут дело. Его жена не имела возможности купить такую дорогую вещь. Безусловно нет. Тогда, значит, это подарок! Подарок! От кого? За что?

Он остановился посреди улицы как вкопанный. Ужасное подозрение шевельнулось в нем: «Неужели она…»

Значит, и все остальные драгоценности тоже подарки! Ему показалось, что земля колеблется, что стоящее перед ним дерево падает; он протянул руку и свалился без чувств.

Он пришел в себя в аптеке, куда его перенесли прохожие. Его проводили домой, и он заперся у себя.

До самой ночи он неудержимо рыдал, кусая платок, чтоб не кричать. Потом, сломленный усталостью и горем, лег в постель и уснул тяжелым сном.

Солнце разбудило его, он медленно встал, надо было идти в министерство. Но после пережитого потрясения работать было трудно. Он решил, что не пойдет на службу, и послал своему начальнику записку. Потом вспомнил, что ему надо побывать у ювелира, и покраснел от стыда. Он долго колебался. Однако не мог же он оставить ожерелье в магазине; он оделся и вышел.

Погода была чудесная, синее небо раскинулось над улыбающимся городом. Люди, засунув руки в карманы, фланировали по улицам.

Глядя на них, Лантэн думал: «Хорошо иметь деньги! Богатому и несчастье как с гуся вода, делаешь что хочешь, путешествуешь, развлекаешься. Ах, будь я богатым!»

Он вдруг почувствовал голод, так как ничего не ел со вчерашнего дня. Но в кармане у него было пусто, и он снова вспомнил об ожерелье. Восемнадцать тысяч! Восемнадцать тысяч! Кругленькая сумма!

Он отправился на улицу Мира и стал расхаживать взад и вперед по тротуару против магазина. Восемнадцать тысяч франков! Двадцать раз порывался он войти, и неизменно стыд удерживал его.

Однако ему страшно хотелось есть, а денег у него не было ни единого су. Внезапно он решился: быстро, чтоб не дать себе времени раздумать, перебежал улицу и стремительно вошел в магазин.

Увидев его, хозяин засуетился, вежливо улыбаясь, подставил стул. Подошли и приказчики и, пряча улыбку, искоса весело поглядывали на Лантэна.

— Я навел справки, сударь, — сказал ювелир, — и если вы не переменили намерения, я могу уплатить предложенную мною сумму.

— Да, пожалуйста, — пробормотал чиновник.

Ювелир вытащил из ящика восемнадцать больших ассигнаций, пересчитал их и вручил Лантэну. Тот подписался на квитанции и дрожащей рукой засунул деньги в карман.

В дверях он обернулся к ювелиру, не перестававшему улыбаться, и сказал, опустив глаза:

— У меня… остались еще драгоценности… тоже по наследству… Может быть, вы и те купите?

— Извольте, — кланяясь, отвечал ювелир.

Один приказчик убежал, чтобы не расхохотаться, другой принялся громко сморкаться.

Лантэн, весь красный, невозмутимо и важно заявил:

— Сейчас я их привезу.

Он нанял фиакр и поехал за драгоценностями.

Через час он вернулся, так и не позавтракав. Они принялись разбирать драгоценности, оценивая каждую в отдельности. Почти все были куплены в этом магазине.

Теперь Лантэн спорил о ценах, сердился, требовал, чтобы ему показали торговые книги, и, по мере того как сумма возрастала, все больше возвышал голос.

Серьги с крупными бриллиантами были оценены в двадцать тысяч франков, браслеты — в тридцать пять, броши, кольца и медальоны — в шестнадцать тысяч, убор из сапфиров и изумрудов — в четырнадцать тысяч; солитер на золотой цепочке в виде колье — в сорок тысяч; все вместе стоило сто девяносто шесть тысяч франков.

— Видимо, особа, которой это принадлежало, вкладывала все свои сбережения в драгоценности, — добродушно подсмеивался ювелир.

— Такой способ помещения денег нисколько не хуже всякого другого, — солидно возразил Лантэн.

Условившись с ювелиром, что окончательная экспертиза назначается на следующий день, он ушел.

На улице он увидел Вандомскую колонну, и ему захотелось вскарабкаться на нее, как на призовую мачту. Он ощущал в себе такую легкость, что способен был сыграть в чехарду со статуей императора, маячившей высоко в небе.

Завтракать он отправился к Вуазену и пил вино в двадцать франков бутылка.

Потом он нанял фиакр и прокатился по Булонскому лесу. Он оглядывал проезжавшие экипажи с некоторым презрением, еле сдерживаясь, чтоб не крикнуть: «Я тоже богат! У меня двести тысяч франков!»

Вспомнив о министерстве, он поехал туда, развязно вошел к начальнику и заявил:

— Милостивый государь, я подаю в отставку. Я получил наследство в триста тысяч франков.

Он попрощался с бывшими сослуживцами и поделился с ними планами своей новой жизни; потом пообедал в Английском кафе.

Сидя рядом с каким-то господином, который показался ему вполне приличным, он не мог преодолеть искушения и сообщил не без игривости, что получил наследство в четыреста тысяч франков.

Первый раз в жизни ему не было скучно в театре, а ночь он провел с проститутками.

Полгода спустя он женился. Его вторая жена была вполне порядочная женщина, но характер у нее был тяжелый. Она основательно донимала его.

librebook.me

Book: Драгоценности

Господин Лантэн познакомился с ней па вечере у помощника заведующего отделом, и любовь опутала его, точно сетью.

Отец ее был сборщиком податей в провинции; он умер несколько лет назад. Она переехала в Париж вместе с матерью, которая завела знакомство с буржуазными семьями по соседству, желая выдать дочь замуж. Люди они были бедные, но в высшей степени приличные, скромные и приятные. Дочь казалась тем совершенным образцом порядочной девушки, которой всякий благоразумный молодой человек мечтает вручить свою судьбу. В ее скромной красоте была прелесть ангельской чистоты, а неуловимая улыбка, не сходившая с ее губ, казалась отблеском ее души.

Все кругом расхваливали ее, все знакомые без конца повторяли: «Счастливец, кто женится на ней. Лучшей жены не найдешь».

Господин Лантэн, служивший тогда столоначальником в министерстве иностранных дел, с годовым окладом в три тысячи пятьсот франков, сделал предложение и женился на ней.

Он был с ней неописуемо счастлив. Она вела хозяйство с такой искусной расчетливостью, что они жили почти роскошно. Какими только заботами, нежностями, милыми ласками не дарила она мужа; она была так обольстительна, что после шести лет супружества он любил ее еще больше, чем в первые дни.

Он не одобрял в ней только пристрастия к театру и фальшивым драгоценностям.

Ее приятельницы (она была знакома с женами нескольких скромных чиновников) то и дело доставали ей ложи на модные спектакли и даже на премьеры; и муж волей-неволей тащился с ней, хотя эти развлечения страшно утомляли его после трудового дня. Он упрашивал ее ездить в театр с какой-нибудь знакомой дамой, которая могла бы проводить ее потом домой. Она долго не соглашалась, находя это не совсем приличным. Наконец уступила ему в угоду, и он был ей за это бесконечно признателен.

Но страсть к театру скоро вызвала в ней потребность наряжаться. Одевалась она, правда, всегда со вкусом, но очень просто, скромно, и казалось, что ее тихая неотразимая прелесть, бесхитростная прелесть, вся светящаяся улыбкой, приобретала в простом наряде какую-то особую остроту. Она усвоила привычку вдевать в уши большие серьги с поддельными бриллиантами и носила фальшивый жемчуг, браслеты из низкопробного золота, гребни, отделанные разноцветными стекляшками, изображавшими драгоценные камни.

Мужу неприятно было это пристрастие к мишуре, и он часто говорил ей:

— Дорогая моя, у кого нет возможности приобретать настоящие драгоценности, для того красота и грация должны служить единственным украшением; вот поистине редчайшие сокровища.

Но она тихонько улыбалась и повторяла:

— Что поделаешь! Мне это нравится. Это моя страсть. Я прекрасно понимаю, что ты прав, но себя не переделаешь. Я обожаю драгоценности.

И, перебирая жемчужины ожерелья, любуясь сверканьем и переливами граненых камней, она твердила:

— Да ты посмотри, как они замечательно сделаны. Совсем как настоящие.

Он улыбался.

— У тебя цыганские вкусы.

Бывало, когда они коротали вечера вдвоем, она ставила на чайный стол сафьяновую шкатулку со своими «финтифлюшками», как выражался г-н Лантэн, и принималась рассматривать поддельные драгоценности с таким страстным вниманием, словно испытывала глубокое и тайное наслаждение. При этом она неизменно надевала на мужа какое-нибудь ожерелье и от души смеялась, восклицая: «До чего же ты смешной!» — а потом бросалась ему на шею и пылко целовала его.

Как-то зимой, возвращаясь из Оперы, она сильно продрогла. На другой день у нее начался кашель. Через неделю она умерла от воспаления легких.

Лантэн едва сам не последовал за ней в могилу. Его отчаяние было так ужасно, что он поседел в один месяц. Он плакал с утра до вечера, сердце его разрывалось от невыносимых страданий; голос, улыбка, все очарование покойной неотступно преследовали его.

Время не сгладило его горя. Даже на службе, когда чиновники собирались вместе поболтать о новостях, щеки его вдруг надувались, нос морщился, глаза наполнялись слезами, лицо искажалось, и он начинал плакать навзрыд.

Он в неприкосновенности сохранил спальню своей подруги и каждый день запирался там, чтобы думать о ней. Все в комнате — мебель и даже платья — оставалось на том же месте, что в последний день ее жизни.

Но жить ему стало трудно. При жене его жалованья вполне хватало на все хозяйственные нужды, теперь же оно оказывалось недостаточным для него одного. Он недоумевал, каким образом она ухитрялась всегда подавать ему прекрасное вино и тонкие блюда, которых теперь при своих скромных средствах он уже не мог себе позволить.

Он начал делать долги и бегал в поисках денег, как человек, доведенный до крайности. Наконец, очутившись однажды без гроша в кармане, — а до выплаты жалованья осталась еще целая неделя, — он решил что-нибудь продать; и сейчас же ему пришла мысль отделаться от жениных «финтифлюшек», потому что в глубине души он сохранил неприязненное чувство к этой «бутафории», которая в былое время так раздражала его. Вид этих вещей, ежедневно попадавшихся ему на глаза, даже слегка омрачал воспоминание о любимой женщине.

Он долго разбирал кучу оставшейся после нее мишуры, так как до последних дней своей жизни она упорно продолжала покупать блестящие безделушки и почти каждый вечер приносила домой что-нибудь новое. Наконец он выбрал длинное ожерелье, которое она, по-видимому, любила больше всего; он считал, что может получить за него шесть — восемь франков, потому что для фальшивого оно было сделано действительно весьма изящно.

Он положил ожерелье в карман и отправился бульварами в министерство, разыскивая по дороге какой-нибудь солидный ювелирный магазин. Наконец он увидел подходящий и вошел, несколько стесняясь выставлять напоказ свою бедность, продавая столь малоценную вещь.

— Сударь, — обратился он к ювелиру, — мне хотелось бы знать, во что вы можете это оценить.

Ювелир взял ожерелье, оглядел его со всех сторон, прикинул на руку, вгляделся еще раз через лупу, позвал приказчика, что-то тихо сказал ему, положил ожерелье обратно на прилавок и посмотрел на него издали, чтобы лучше судить об эффекте.

Господин Лантэн, смущенный такой долгой процедурой, уже открыл было рот, чтобы произнести: «Ну да, я отлично знаю; что оно ровно ничего не стоит», — как вдруг ювелир заявил:

— Это ожерелье, сударь, стоит от двенадцати до пятнадцати тысяч франков; но я куплю его только в том случае, если вы точно укажете, каким образом оно досталось вам.

Вдовец вытаращил глаза, да так и застыл на месте с раскрытым ртом, ничего не понимая. Наконец он пробормотал:

— Что вы говорите?.. Вы уверены?..

Ювелир по-своему истолковал его изумление и сухо возразил:

— Обратитесь еще куда-нибудь — может быть, в другом месте вам дадут дороже. По-моему, оно стоит самое большее пятнадцать тысяч. Если не найдете ничего выгоднее, приходите ко мне.

Ошеломленный г-н Лантэн забрал свое ожерелье и поспешил уйти, повинуясь смутному желанию обдумать все наедине.

Но на улице он не мог удержаться от смеха: «Ну и болван! Поймать бы его на слове! Вот так ювелир: не может отличить подделку от настоящего!»

И он пошел в другой магазин, на углу улицы Мира.

Как только ювелир увидел ожерелье, он воскликнул:

— А, я прекрасно знаю это ожерелье, оно у меня и куплено.

Чрезвычайно взволнованный г-н Лантэн спросил:

— Какая ему цена?

— Я продал его за двадцать пять тысяч. Могу вам дать за него восемнадцать, но по закону полагается, чтобы вы сперва указали, как оно стало вашей собственностью.

Господин Лантэн даже сел, у него ноги подкосились от изумления.

— Да… но… все-таки осмотрите его внимательнее, сударь, я всегда был уверен, что ожерелье… поддельное.

— Будьте любезны сообщить вашу фамилию, — сказал ювелир.

— Пожалуйста: Лантэн, служу в министерстве иностранных дел, живу на улице Мучеников, дом шестнадцать.

Ювелир раскрыл книги, отыскал в них что-то и сказал:

— Это ожерелье было действительно послано по адресу госпожи Лантэн, улица Мучеников, дом шестнадцать, двадцатого июля тысяча восемьсот семьдесят шестого года.

Оба посмотрели друг на друга в упор: чиновник вне себя от изумления, ювелир — подозревая в нем вора. Ювелир продолжал:

— Вы можете оставить мне ожерелье на одни сутки? Я выдам вам расписку.

— Да, конечно, — пробормотал г-н Лантэн и вышел, сунув в карман сложенную квитанцию.

Он пересек улицу, направился в одну сторону, заметил, что ошибся дорогой, повернул к Тюильри, перешел Сену, понял, что снова идет не туда, и возвратился к Елисейским полям, шагая без всякой определенной мысли. Он пытался рассуждать, понять, в чем же тут дело. Его жена не имела возможности купить такую дорогую вещь. Безусловно нет. Тогда, значит, это подарок! Подарок! От кого? За что?

Он остановился посреди улицы как вкопанный. Ужасное подозрение шевельнулось в нем: «Неужели она…»

Значит, и все остальные драгоценности тоже подарки! Ему показалось, что земля колеблется, что стоящее перед ним дерево падает; он протянул руку и свалился без чувств.

Он пришел в себя в аптеке, куда его перенесли прохожие. Его проводили домой, и он заперся у себя.

До самой ночи он неудержимо рыдал, кусая платок, чтоб не кричать. Потом, сломленный усталостью и горем, лег в постель и уснул тяжелым сном.

Солнце разбудило его, он медленно встал, надо было идти в министерство. Но после пережитого потрясения работать было трудно. Он решил, что не пойдет на службу, и послал своему начальнику записку. Потом вспомнил, что ему надо побывать у ювелира, и покраснел от стыда. Он долго колебался. Однако не мог же он оставить ожерелье в магазине; он оделся и вышел.

Погода была чудесная, синее небо раскинулось над улыбающимся городом. Люди, засунув руки в карманы, фланировали по улицам.

Глядя на них, Лантэн думал: «Хорошо иметь деньги! Богатому и несчастье как с гуся вода, делаешь что хочешь, путешествуешь, развлекаешься. Ах, будь я богатым!»

Он вдруг почувствовал голод, так как ничего не ел со вчерашнего дня. Но в кармане у него было пусто, и он снова вспомнил об ожерелье. Восемнадцать тысяч! Восемнадцать тысяч! Кругленькая сумма!

Он отправился на улицу Мира и стал расхаживать взад и вперед по тротуару против магазина. Восемнадцать тысяч франков! Двадцать раз порывался он войти, и неизменно стыд удерживал его.

Однако ему страшно хотелось есть, а денег у него не было ни единого су. Внезапно он решился: быстро, чтоб не дать себе времени раздумать, перебежал улицу и стремительно вошел в магазин.

Увидев его, хозяин засуетился, вежливо улыбаясь, подставил стул. Подошли и приказчики и, пряча улыбку, искоса весело поглядывали на Лантэна.

— Я навел справки, сударь, — сказал ювелир, — и если вы не переменили намерения, я могу уплатить предложенную мною сумму.

— Да, пожалуйста, — пробормотал чиновник.

Ювелир вытащил из ящика восемнадцать больших ассигнаций, пересчитал их и вручил Лантэну. Тот подписался на квитанции и дрожащей рукой засунул деньги в карман.

В дверях он обернулся к ювелиру, не перестававшему улыбаться, и сказал, опустив глаза:

— У меня… остались еще драгоценности… тоже по наследству… Может быть, вы и те купите?

— Извольте, — кланяясь, отвечал ювелир.

Один приказчик убежал, чтобы не расхохотаться, другой принялся громко сморкаться.

Лантэн, весь красный, невозмутимо и важно заявил:

— Сейчас я их привезу.

Он нанял фиакр и поехал за драгоценностями.

Через час он вернулся, так и не позавтракав. Они принялись разбирать драгоценности, оценивая каждую в отдельности. Почти все были куплены в этом магазине.

Теперь Лантэн спорил о ценах, сердился, требовал, чтобы ему показали торговые книги, и, по мере того как сумма возрастала, все больше возвышал голос.

Серьги с крупными бриллиантами были оценены в двадцать тысяч франков, браслеты — в тридцать пять, броши, кольца и медальоны — в шестнадцать тысяч, убор из сапфиров и изумрудов — в четырнадцать тысяч; солитер на золотой цепочке в виде колье — в сорок тысяч; все вместе стоило сто девяносто шесть тысяч франков.

— Видимо, особа, которой это принадлежало, вкладывала все свои сбережения в драгоценности, — добродушно подсмеивался ювелир.

— Такой способ помещения денег нисколько не хуже всякого другого, — солидно возразил Лантэн.

Условившись с ювелиром, что окончательная экспертиза назначается на следующий день, он ушел.

На улице он увидел Вандомскую колонну, и ему захотелось вскарабкаться на нее, как на призовую мачту. Он ощущал в себе такую легкость, что способен был сыграть в чехарду со статуей императора, маячившей высоко в небе.

Завтракать он отправился к Вуазену и пил вино в двадцать франков бутылка.

Потом он нанял фиакр и прокатился по Булонскому лесу. Он оглядывал проезжавшие экипажи с некоторым презрением, еле сдерживаясь, чтоб не крикнуть: «Я тоже богат! У меня двести тысяч франков!»

Вспомнив о министерстве, он поехал туда, развязно вошел к начальнику и заявил:

— Милостивый государь, я подаю в отставку. Я получил наследство в триста тысяч франков.

Он попрощался с бывшими сослуживцами и поделился с ними планами своей новой жизни; потом пообедал в Английском кафе.

Сидя рядом с каким-то господином, который показался ему вполне приличным, он не мог преодолеть искушения и сообщил не без игривости, что получил наследство в четыреста тысяч франков.

Первый раз в жизни ему не было скучно в театре, а ночь он провел с проститутками.

Полгода спустя он женился. Его вторая жена была вполне порядочная женщина, но характер у нее был тяжелый. Она основательно донимала его.

www.e-reading.life

Книга: Драгоценности

Даниэла СтилДрагоценностиПеред глазами Сары Вайтфилд проносится вся ее жизнь - неудачный брак, разбитые надежды, счастье новой любви и нового замужества, война и кошмар оккупации, боль утраты, когда супруг Сары, блестящий… — АСТ, (формат: 84x104/32, 432 стр.) Подробнее...2000190бумажная книга
Даниэла СтилДрагоценностиВ день семидесятипятилетия Сары Вайтфилд воспоминания переносят ее в Нью-Йорк в дни ее молодости. К замужеству, которое оканчивается через год, оставив Саре разбитые надежды. Путешествуя с родителями… — Крон-Пресс, (формат: 84x108/32, 448 стр.) Звезда любви Подробнее...1995170бумажная книга
Даниэла СтилДрагоценностиВ день семидесятипятилетия Сары Вайтфилд воспоминания переносят ее в Нью-Йорк в дни ее молодости. К замужеству, которое оканчивается через год, оставив Саре разбитые надежды. Путешествуя с родителями… — Крон-Пресс, (формат: 84x108/32, 448 стр.) Звезда любви Подробнее...1995100бумажная книга
Даниэла СтилДрагоценностиВ день семидесятипятилетия Сары Вайтфилд воспоминания переносят ее в Нью-Йорк в дни ее молодости. К замужеству, которое оканчивается через год, оставив Саре разбитые надежды. Путешествуя с родителями… — Крон-Пресс, (формат: 84x108/32, 448 стр.) Подробнее...1995160бумажная книга
Русакова А.ДрагоценностиНастоящая книга поистине уникальна - благодаря своему необычному оформлению в виде футляра, закрывающегося на магниты, она станет оригинальным и полезным подарком. С древнейших времен ассортимент… — Харвест, (формат: 84x104/32, 432 стр.) Футляр на магните Подробнее...2012318бумажная книга
ДрагоценностиС древнейших времен ассортимент украшений богат: как красками из палитры художника, ими можно воссоздавать ритуал соперничества человека с неумолимым временем и его мечту о собственном идеальном… — Аванта+, (формат: 84x104/32, 432 стр.) Подробнее...2012572бумажная книга
Даниэла СтилДрагоценностиПеред глазами Сары Вайтфилд проносится вся ее жизнь - неудачный брак, разбитые надежды, счастье новой любви и нового замужества, война и кошмар оккупации, боль утраты, когда супруг Сары, блестящий… — АСТ Москва, АСТ, Neoclassic, (формат: 70x100/32, 384 стр.) Подробнее...201049.7бумажная книга
Даниэла СтилДрагоценностиПеред глазами Сары Вайтфилд проносится вся ее жизнь - неудачный брак, разбитые надежды, счастье новой любви и нового замужества, война и кошмар оккупации, боль утраты, когда супруг Сары, блестящий… — АСТ, АСТ Москва, Neoclassic, (формат: 76x108/32, 512 стр.) Подробнее...200677бумажная книга
Ги де МопассанДрагоценностиБлестящее писательское дарование Ги де Мопассана ощутимо как в его романах, так и самых коротких новеллах. Он не только описывал внешние события и движения человеческой души в минуты наивысшего… — ЛитПаб, (формат: 76x108/32, 512 стр.) электронная книга Подробнее...5.99электронная книга
ДрагоценностиНастоящая книга поистине уникальна - благодаря своему необычному оформлению в виде футляра, закрывающегося на магниты, она станет оригинальным и полезным подарком. С древнейших времен ассортимент… — ОГИЗ, Мир энциклопедий Аванта +, (формат: 70x265, 320 стр.) Подробнее...2012257.6бумажная книга
Ги МопассанДрагоценностиБлестящее писательское дарование Ги де Мопассана ощутимо как в его романах, так и самых коротких новеллах. Он не только описывал внешние события и движения человеческой души в минуты наивысшего… — ЛитПаб, (формат: 70x265, 320 стр.) Подробнее...2006бумажная книга
Стил Д.ДрагоценностиСемейная жизнь Сары Уитфилд с весельчаком Фредди вскоре оборачивается для девушки самым большим несчастьем. Сара, вынужденная терпеть постоянное пьянство и измены мужа, понимает, что любовь прошла… — Эксмо, (формат: 70x265, 320 стр.) Великолепная Даниэла Стил Подробнее...2016193бумажная книга
Даниэла СтилДрагоценностиСемейная жизнь Сары Уитфилл с весельчаком Фредди вскоре оборачивается для девушки самым большим несчастьем. Сара, вынужденная терпеть постоянное пьянство и измены мужа, понимает, что любовь прошла… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 480 стр.) Великолепная Даниэла Стил Подробнее...2016222бумажная книга
Стил Д.ДрагоценностиСемейная жизнь Сары Уитфилд с весельчаком Фредди вскоре оборачивается для девушки самым большим несчастьем. Сара, вынужденная терпеть постоянное пьянство и измены мужа, понимает, что любовь прошла… — Эксмо, (формат: 84х108/32, 480 стр.) великолепная даниэла стил Подробнее...2016281бумажная книга
Даниэла СтилДрагоценностиПеред глазами Сары Вайтфилд проносится вся ее жизнь - неудачный брак, разбитые надежды, счастье новой любви и нового замужества, война и кошмар оккупации, боль утраты, когда супруг Сары, блестящий… — АСТ, АСТ Москва, Харвест, Neoclassic, (формат: 84х108/32, 480 стр.) Подробнее...2008196бумажная книга

dic.academic.ru

Читать книгу Драгоценности »Кингсли Джоана »Библиотека книг

   

Опрос посетителей
Какой формат книг лучше?
   
   

На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате (txt), большинство книг относиться к художественной литературе. Доступно бесплатное скачивание и чтение книг без регистрации. Если вы видите что жанр у книги не указан, но его можно указать, можете помочь сайту, указав жанр, после сбора достаточного количество голосов жанр книги поменяется.

   

   

Кингсли Джоана. Книга: Драгоценности. Страница 1
ДРАГОЦЕННОСТИ

Джоанна КИНГСЛИ

Анонс

Драгоценности слепят глаза...Драгоценности становятся мечтой - и мотивами преступлений. И нет власти, способной сравниться с властью хищного, предательского, смертельного блеска драгоценных камней.Драгоценности - рок и судьба многочисленного клана ювелиров. Клана, в котором мужчины до конца бьются за принадлежащее им. А женщины?Женщины сражаются тоже. Но оружие их - иное. Не только ум и бесстрашие, не только цинизм и предательство, но - красота, секс и даже Любовь. Ибо нет и не будет на свете цены, которую не заплатили бы за сверкание ДРАГОЦЕННОСТЕЙ.

ПРОЛОГ

Петра д'Анжели снова вытянула руку и посмотрела на кольцо с бриллиантом. В комнате было довольно темно, но камень, поглощая слабый свет прикроватной лампы, искрился огненно-яркими лучами.Петра видела множество бриллиантов, но этот имел для нее особое значение, ибо выражал желание мужчины заключить с ней союз на всю жизнь.Готова ли она к такому союзу?В тонкой как паутинка ночной сорочке Пет д'Анжели вышла на огромный балкон пентхауса и вгляделась в бархатную темноту Центрального парка, обрамленного огнями редких фонарей.Подумав о том, отражает ли бриллиант и лунный свет, она опять взглянула на кольцо.В этот момент тишину ночи прорезал громкий, резкий металлический звук сигнала тревоги. Пет вбежала в комнату и бросилась к телефону. И тут же на пороге появилась ее экономка Мэдди.- О Господи, мисс! Неужели это из магазина?Магазин был открыт больше года назад, но за это время прямой сигнал тревоги сработал впервые.- Да, наверное, кто-то забрался туда. Но не тревожься, Мэдди, полиция скоро приедет. - Пет ободряюще улыбнулась. - А сейчас приготовь кофе - мне надо подкрепить силы.Необходимость действовать успокоила Мэдди, и она устремилась на кухню. Пет нажала красную кнопку на телефонном аппарате, и сигнал тревоги оборвался. Нажав кнопку прямой линии с магазином, она услышала частые гудки. Оттуда, видимо, пытались дозвониться. Решив не набирать городской номер, Пет начала торопливо одеваться.Приготовленная на завтрашний день одежда уже лежала на кресле: юбка, блузка и нижнее белье.Надев туфли из крокодиловой кожи, она застегнула зеленую шелковую блузку.Пет укладывала тяжелые темные волосы, когда позвонил телефон. Быстро закрепив прическу двумя серебряными гребнями, она подняла трубку.- Пет, это Джим Бэйтман. Просто знай, что я на месте. Копы тоже уже работают, - сообщил начальник охраны.- Хорошо. Я скоро приду. Что-нибудь серьезное, Джим?- Это грабеж, Пет, все довольно скверно. Пока я не могу проверить, что именно пропало, но, похоже, самого ценного не тронули.Пет со вздохом повесила трубку. Поскольку на косметику не оставалось времени, она слегка подкрасила губы и выбежала из комнаты.Мэдди догнала ее у лифта с чашкой дымящегося кофе, и Пет с благодарностью выпила его.- Если кто-нибудь позвонит, Мэдди, не говори, где я. - Пет вошла в лифт. - Кто бы ни был - репортеры, страховщики. Я не хочу лишней паники вокруг магазина.- Все поняла, мисс.Отдав экономке чашку, Пет кивнула лифтеру. Лифт поехал вниз.За восемь кварталов от Пятой авеню полицейские поставили свои машины вокруг входа в «Тезори-Йорк», самого нового и большого магазина в сети «Тезори» по всему миру. Фирма начинала деятельность в Лугано, итальянском районе Швейцарии, и от тех времен в названии сохранилось итальянское слово, обозначающее драгоценности. Целых двадцать лет «Тезори» открывал филиалы во всех столицах Европы. Совсем недавно фирма расширилась: магазины появились в Каракасе и Рио, Токио и, наконец, в США. Филиал в Нью-Йорке хоть и располагался на Пятой авеню рядом с такими монстрами, как «Гарри Уинстон», «Картье», «Булгари», «Тиффани» и «Дюфор и Иверес», но был куда скромнее их.Тем не менее этот магазин, основанный и возглавляемый Петрой д'Анжели, привлекал не меньше покупателей - богачей, проявлявших огромный интерес к самым дорогим камням и оригинальному дизайну, особенно если им занималась сама владелица. Фактически нью-йоркский «Тезори» считался флагманом всей фирмы.Пет добежала до магазина за пять минут.- Сюда, Пет! - крикнул Джим Бэйтман, широкоплечий мужчина с тонкими светлыми усами, окруженный множеством людей, которые о чем-то говорили, что-то записывали в блокнотах, внимательно осматривали тротуар.Пет оглядела витрины. Толстое армированное стекло, отполированное как ювелирное украшение, не повредили. За ним в свете фар полицейских машин сверкали драгоценные камни, беспорядочно разбросанные по витрине. Днем здесь лежали настоящие драгоценности, стоившие миллионы долларов, а ночью уникальные камни заменялись ограненными стекляшками. Бэйтман советовал убирать на ночь даже их, чтобы не искушать мелких воришек, не отличавших бриллиантов от стекла.- Похитители драгоценностей - опытные, - возразила тогда Пет. - Тот, кто взламывает армированное стекло, отличит настоящие ценности от подделок. Зато, оставив красивые стеклышки, мы привлечем женщин, прогуливающихся здесь по ночам, и утром они пошлют своих поклонников именно в наш магазин.Джим Бэйтман уступил. Да и кто бы мог сказать, какая из идей Пет подойдет для «Тезори», имеющего самую высокую прибыль на квадратный фут среди всех ювелирных магазинов мира? Трудно спорить с успехом.Пет подошла к начальнику охраны.- Доброе утро, мистер Бэйтман. - Она держалась со служащими очень дружелюбно, считая, что в коллективе должна царить атмосфера доброжелательности.- Не такое уж и доброе, - обронил Бэйтман.- Вы уже знаете, что именно пропало? У вас довольно мрачный вид, хотя голос по телефону звучал не так уныло.- Похоже, главной проблемой будет уборка. Вот, взгляните. - Легонько взяв Пет за руку, он провел ее через главный вход в магазин.Она увидела ужасающий беспорядок. Большая часть прилавков была разбита, бриллиантовые кольца валялись на гранитном полу, а изумрудные браслеты и рубиновые ожерелья - поверх витрин. Длинная уникальная двойная нить черного жемчуга змеилась по креслу для посетителей, свисая вниз.От этого хаоса Пет пришла в ярость. Какое варварство! Она потянулась к бриллиантовой брошке, лежащей на полу, но Джим остановил ее.- Ничего не трогайте, Пет. Сначала все должны сфотографировать и снять отпечатки пальцев.- Конечно. Тем не менее я хочу знать, сколько мы потеряли.- Точно не определим, пока не наведем порядок и не сделаем ревизию, но, судя по предварительным оценкам, очень мало. Во всяком случае, ничего особенно ценного.Крепкий мужчина в кричащем клетчатом пиджаке подошел к Пет и протянул ей руку:- Мисс д'Анжели, капитан Дэйв Петроселли. Я...- Знаю, капитан, - перебила его Пет. Даже если бы она не заметила полицейского значка, приколотого к нагрудному карману пиджака, то узнала бы его по имени. Специалист по кражам, преимущественно по драгоценностям, редкому антиквариату и художественным полотнам, капитан Петроселли был живой легендой. - Рада, что вы взялись за это дело.- Места вроде «Тезори» всегда достаются мне. - Он огляделся. - Кажется, вы чертовски легко отделались. Обычно воришки приходят за камешками средних размеров, надеясь сбыть их по хорошей цене, или за украшениями, которые можно сломать и продать по частям. Мистер Бэйтман говорит, что крупные вещи, которые хранились в сейфах, не тронуты, и мелкие с витрин - тоже. Значит, приходили за чем-то еще.Бэйтман взглянул на Петроселли.- Даже рабочая комната, где мы держим большую часть новых камней, в целости и сохранности.Пет, недоуменно покачав головой, огляделась.- Не понимаю, ради чего лезть в магазин, если ничего не нужно?- Я не говорил слово «ничего», - заметил детектив. - Возможно, беспорядок устроен для того, чтобы сбить нас со следа. Или ввести в заблуждение насчет вещи, которую они действительно хотели взять.- И что же это?..- Я только предполагаю, - перебил ее Петроселли. - Думаю, тот, кто пришел сюда, искал какую-то конкретную вещь. Вероятно, забрался кто-то из своих и заранее знал, что ищет. У вас есть что-то, мисс д'Анжели, о чем знают лишь несколько человек?..- Бог мой! - ахнула Пет и кинулась к лестнице, ведущей в кабинеты на втором этаже.Добежав до своего кабинета, она толкнула незапертую дверь и включила свет. Ее личный сейф с широко открытой дверцей был пуст. Драгоценности исчезли.Пет упала на колени перед сейфом. Слезы злости, досады и разочарования хлынули из ее глаз. Она уронила голову на сжатые кулаки, и они сразу увлажнились слезами.Но едва взгляд Пет скользнул по бриллианту на пальце, ход ее мыслей изменился. Стоит ли бороться за старые мечты? Одной драгоценности уже нет, но другая могла бы занять ее место.Нет! Ради всего святого, ей надо иметь именно ту. Без той давняя тайна никогда не будет разгадана. Справедливость не восторжествует.Пет придется ответить на вопросы прошлого, прежде чем войти в будущее.

Книга перваяОПРАВЫ

Глава 1

Тоскана, 1938 год

Драгоценности сверкали на атласных подушечках, разложенных на кровати. Ожерелья, браслеты, диадемы, кольца. Впервые за много лет перед ней лежала вся коллекция целиком. Она намеревалась не любоваться своими сокровищами, а только проверить их. Здесь было более ста украшений, но она знала их наизусть.Ведь каждый предмет был не просто ценностью, а выражением преданности определенного мужчины.Протянув руку, она взяла длинное ожерелье из больших изумрудов, надела его и подошла к зеркалу - одному из многих, висевших на стенах богато обставленной спальни. Она никогда не боялась зеркал, и даже сейчас, на седьмом десятке, видела перед собой женщину изумительной красоты, выглядевшую на двадцать лет моложе своего возраста. Она великолепно сохранилась, потому что была всегда любима и окружена восторженными и почитающими ее поклонниками в течение долгих-долгих лет...Ах изумруды! Они пробуждали воспоминания так же легко, как отражали свет. Это ожерелье ей подарил принц во время последнего свидания перед его свадьбой с герцогиней. Только зеленое, сказал он тогда, подходит к сапфировым глазам и оттеняет иссиня-черный цвет волос любимой.Но это было так давно... во времена принцев. В последние годы власть и сила оказались в руках жестоких мужчин с плохими манерами, мечтающих не о завоевании прекрасной дамы, а о порабощении и уничтожении целых наций.Вернувшись к кровати, она собрала драгоценности и разложила их в отдельные ящички. Спрятав все в специальный стенной сейф, женщина присела у туалетного столика.На нем одиноко стояла нефритовая коробочка около шести дюймов длиной - весьма ценная, но не сравнимая с тем, что находилось внутри.Открыв коробочку, женщина подняла с розового шелка самое крупное из своих сокровищ, единственное в мире и баснословно дорогое. Эта фигурка женщины около пяти дюймов в высоту не уступала по мастерству исполнения ни одному из королевских пасхальных яиц Фаберже. Голова была сделана из золота, глаза из сапфиров, плечи из цельной жемчужины причудливой формы. Рубин в виде сердца образовывал лиф платья, бриллианты и изумруды покрывали юбку так, что казалось, будто женщина кружится в танце. Из-под платья выглядывали туфельки из блестящего черного жемчуга.Она любовалась подарком, полученным в тот самый год, когда над миром нависла угроза большой войны. Женщина поежилась от неприятных воспоминаний. Сейчас политическая ситуация вроде бы повторяется, и, по странному совпадению, фигурке снова предстоит перейти в другие руки.Перейти... хотя в несколько иной форме. Сжав верхнюю часть драгоценного изделия в одной руке, а нижнюю в другой, женщина осторожно повернула фигурку, и та разделилась на две половинки. В воздухе поплыл слабый аромат духов, источаемый золотым парфюмерным флакончиком.Взвешивая в руках обе половинки, женщина вновь задумалась над решением, принятым ею сегодня. Она вспомнила историю о том, как царь Соломон рассудил двух женщин, претендующих на одного ребенка. «Сделаем так, - предложил царь. - Пусть ребенка разрубят пополам, и каждой достанется по половине». Когда одна из женщин закричала, чтобы ребенка отдали другой, но только живого и невредимого, Соломон понял, что именно она - настоящая мать.Сейчас ничто не мешало женщине разделить фигурку. Однако отдать бутылочку означало для нее своего рода смерть. Она не только лишится драгоценности, но будет вынуждена раскрыть важные и давно скрываемые секреты.Но разве она имеет выбор? Мир изменился, и ей придется изменить свою жизнь.

Глава 2

Милан, 1938 год

«Дуче в Милане!»Пошел дождь, и тушь на поспешно отпечатанном плакате потекла черными слезами, однако в вечернем свете можно было разглядеть надпись и портрет. Листовки и памфлеты летали над площадью и, намокая от дождя, падали под ноги митингующим.Стефано д'Анжели стоял у окна в своем кабинете, глядя на старые камни кафедральной площади, сейчас почти опустевшей. Он видел лишь торопливо перемещающиеся черные зонтики, а под ними - быстро мелькающие ноги.Все вокруг было мокрым - розоватые мраморные статуи, горгульи - выступающие водосточные трубы в виде мифологических фигур, остроконечные башенки кафедрального собора. Даже маленькая позолоченная Мадонна на вершине самого высокого шпиля блестела от влаги, будто оплакивая то, что произошло несколько часов назад.Весь день толпа на площади кричала: «Да здравствует дуче!» Мелодия «Giovinezza», фашистского гимна, проникала в кабинет Стефано сквозь закрытые окна, мешая работать. Труднее всего было сознавать, что с этими поющими дураками и его брат.Стефано вернулся к столу, пригладил густые блестящие черные волосы и взял документ, который пытался закончить весь день. Как скверно, что он, ученик адвоката, не способен сосредоточиться из-за орущих на улице людей! Впрочем, работа вгоняла его в тоску даже в лучшие времена. Ему двадцать четыре года. Неужели он проведет жизнь, бесконечную череду дней, в кабинетах и судах? Стефан предпочел бы расположиться под деревом у реки, писать стихи, читать Данте или, сидя за столиком в кафе на виа Верди, говорить с друзьями о живописи и литературе.

Все книги писателя Кингсли Джоана. Скачать книгу можно по ссылке

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

   

   

Поиск по сайту
   
   

   

Теги жанров Альтернативная история, Биографии и Мемуары, Боевая Фантастика, Боевики, Военная проза, Детектив, Детская Проза, Детская Фантастика, Детские Остросюжетные, Детское: Прочее, Другое, Иронический Детектив, Историческая Проза, Исторические Любовные Романы, Исторические Приключения, История, Классическая Проза, Классический Детектив, Короткие Любовные Романы, Космическая Фантастика, Криминальный Детектив, Любовные романы, Научная Фантастика, Остросюжетные Любовные Романы, Полицейский Детектив, Приключения: Прочее, Проза, Публицистика, Русская Классика, Сказки, Советская Классика, Современная Проза, Современные Любовные Романы, Социальная фантастика, Триллеры, Ужасы и Мистика, Фэнтези, Юмористическая Проза, Юмористическая фантастика, не указано

Показать все теги

www.libtxt.ru

Книги, которые расскажут историю украшений — Jewellery Mag

В недрах архива Vogue хранится более миллиона изображений, раскрывающих эволюцию моды и культуры с момента появления журнала в 1917 году. Для своей новой книги редактор журнала Кэрол Вултон, окунулась в бесценную коллекцию самых захватывающих иллюстраций. Она уверена, что эти картины «смогут рассказать историю ювелирного дела последнего столетия как никто другой».

Книга «Vogue: The Jewellery» от Кэрол Вултон («Vogue: ювелирные изделия», издательство Octopus Books), облачена в твёрдый переплёт и повествует о бесчисленных стилях ювелирных украшений, рождённых за прошедшее столетие. Отдельные главы посвящены драгоценностям, украшавшим рок-музыкантов, членов королевских семей, джазменов, а также бессмертным творениям и дизайнерскому авангарду.

Весь спектр ювелирных изделий, все их изменения во времени — всё запечатлено знаменитыми фотографами и иллюстраторами, и я в восторге от того, что мне удалось это сохранить. Кэрол Вултон

Вултон не единственная, кто был очарован историей ювелирного дела и его влиянием на мир. Для любопытствующих и тех, кто хочет заглянуть чуть глубже, отлично подойдёт книга Ажа Родена «Stoned: Jewelry, Obsession and How Desire Shapes the World» («Запечатлённые в камне: ювелирные украшения, страсть и как желание меняет мир», издательство Harper Collins). Увлекательная и проницательная книга, переплетая науку и поп-культуру, пытается ответить на вопрос, что же делает драгоценные камни таковыми, и почему мы так одержимы их блеском.

Для любителей Ренессанса можно порекомендовать два новых издания, посвящённых исключительно этой эпохе. Дора Торнтон, в своей книге «Rothschild Renaissance: Treasures from the Waddesdon Bequest» («Ренессанс Ротшильдов: сокровища Уаддесдона», издательство The British Museum Press) исследует драгоценности, завещанные Британскому музею.

В книге «Jewels of the Renaissance» автора Ивон Хакенброх («Драгоценности Ренессанса», издательство Assouline) рассказывается о ювелирных изделиях эпохи Возрождения, великих мастерах и их покровителях.

Любой, кто собирается посетить выставку издательства V&A просто обязан прочитать специально изданный сборник Сьюзан Стронг «Bejewelled Treasures: The Al Thani Collection» («Драгоценные сокровища: коллекция Аль-Тани», издательство V&A Publishing), в котором описана чарующая взор и захватывающая дух история индийских украшений.

Знаменитой парижской коллекцией Ги Ладриера, в которой собраны уникальные артефакты от минойского периода до украшений XIX века, теперь можно полюбоваться на страницах новой книги Дианы Скарибрик, Клавдии Вагнер и Джона Бордмена «The Guy Ladrière Collection of Gems and Rings» («Коллекция колец и драгоценных камней Ги Ладриера», издательство Philip Wilson Publishers).

История Египта неразрывно связана с ювелирным искусством. Их самые известные стили и мотивы отображены в щедро иллюстрированной книге Аззы Фахми «The Traditional Jewelry of Egypt» («Традиционные ювелирные изделия Египта», издательство The American University in Cairo Press).

Анна-Барбара Керм в книге «Fabergé Eggs by Victor Mayer» («Яйца Фаберже от Victor Mayer», издательство Arnoldsche), в свою очередь, сосредоточилась на работах немецкой компании Victor Meyer, которая с 1989 по 2009 год владела правами на создание одного из самых культовых произведений искусства: яиц Фаберже.

Британский ювелир Джон Дональд, любимый дизайнер принцессы Маргарет, предпочёл автобиографический подход к написанию книги «Precious Statements» («Ценные утверждения», издательство McNidder & Grace). Он и его соавтор Рассел Каслтон Эллиот дополнили глубокий анализ современного дизайна изображениями наиболее новаторских работ Дональда.

С таким изобилием исторических эпох трудно решить, какой отдать предпочтение. Поэтому специально для новичков Каролина Кокс выпустила ускоренный курс «Vintage Jewellery: Collecting and Wearing Twentieth-Century Designs» («Старинные украшения: коллекционирование и ношение изделий XX века», издательство Carlton Books).

Отдельно хотелось бы напомнить о еще двух значимых изданиях этого года: книга Graff, рассказывающая историю бренда и его основателя, Лоуренса Граффа, а также демонстрирующая самые выдающиеся из его драгоценных изделий и камней; и книга Бет Бернштайн «Если бы эти драгоценности могли говорить: легенды сокровищ знаменитостей» («If These Jewels Could Talk: The Legends Behind Celebrity Gems»).

Уверены, что любая из перечисленных книг может стать поистине необыкновенным подарком для поклонника мира ювелирных изделий, желающего узнать больше о его истории, стилях и творцах.

jewellerymag.ru