Айзек Азимов «Двухсотлетний человек». Двухсотлетний человек книга


Читать Двухсотлетний человек - Азимов Айзек - Страница 1

Айзек Азимов

Двухсотлетний человек

1

– Благодарю вас, – сказал Эндрю Мартин и опустился на предложенный стул. По его виду никто не догадался бы, что он дошел до последней черты. Однако это было так.

Впрочем, его вид вообще ни о чем не говорил, так как лицо у него была сама невозмутимость, если не считать печали, словно затаившейся в глазах. Светло-каштановые волосы лежали ровной красивой волной, щеки и подбородок выглядели так, словно он только что тщательно побрился. В бесспорно старомодной одежде преобладали пурпурно-фиолетовые тона.

За столом перед ним сидел хирург. Серия цифр и букв на вделанной в стол табличке сообщала о нем все необходимые данные, но Эндрю бросил на табличку лишь беглый взгляд, Все равно, обращение «доктор» оставалось наиболее уместным.

– Как скоро может быть совершена эта операция, доктор? – спросил он.

Хирург сказал негромко с той неизменной нотой уважения а голосе, с какой любой робот обращался к любому человеку:

– Я не вполне понял, сэр, кто и каким образом должен подвергнуться этой операции. – Лицо хирурга могло бы выразить почтительную непреклонность, если бы робот его типа из нержавеющей стали с легким бронзовым отливом был способен выразить ее или вообще хоть что-то.

Эндрю Мартин разглядывал правую руку робота, его оперирующую руку, которая лежала на столе в спокойной неподвижности. Длинные пальцы обладали сложной, но изящной формой, и с удивительной легкостью могли стать единым целым со скальпелем или другим инструментом.

Он будет оперировать без колебаний и промахов, без сомнений и ошибок. Результат специализации, которой люди добивались с таким упорством, что теперь роботы за редким исключением вообще не снабжались независимо мыслящим мозгом.

К исключениям, естественно, относились хирурги. Но этот, хотя и обладал мозгом, мыслил настолько узко, что не узнал Эндрю, а возможно, вообще никогда о нем не слышал.

– Вы никогда не думали о том, что хотели бы родиться человеком? – спросил Эндрю.

Хирург помолчал, словно вопрос не укладывался в позитронные цепи его мозга.

– Но ведь я робот, – ответил он неуверенно.

– Однако быть человеком предпочтительнее, не так ли?

– Предпочтительнее, сэр, быть более хорошим хирургом. Будучи человеком, я этого достигнуть не мог бы. И я хотел бы быть роботом новейшей модели.

– И вас не оскорбляет, что я могу вами распоряжаться? Заставить встать, сесть, пойти налево или направо, всего лишь отдав такое приказание?

– Повиноваться вам, сэр, мне приятно. Если ваши приказы помешают мне функционировать с наибольшей пользой для вас или любого другого человека, я их не выполню. Первый Закон, определяющий мой долг в отношении человеческой безопасности, превалирует над Вторым Законом, требующим повиновения. А во всем остальном повиноваться для меня удовольствие… Но кого я должен оперировать?

– Меня, – ответил Эндрю.

– Невозможно. Операция заведомо вредна. Я не могу причинять вред, – сказал хирург.

– Человеку, – возразил Эндрю. – Но я тоже робот.

2

Когда Эндрю был только-только… изготовлен, он заметно больше походил на робота. Внешность его была внешностью общей для всех когда-либо сконструированных и безупречно функциональных роботов.

Он отлично показал себя в доме, куда его доставили в те дни, когда роботы не только в частных домах, но и на всей планете были еще огромной редкостью.

В доме обитали четверо: Сэр, Мэм, Мисс и Крошка-Мисс. Конечно, он знал их имена, но вслух никогда не произносил. Сэра звали Джералд Мартин.

Серия его была НДР, а номер он забыл. Конечно, с той поры прошло много лет, но, естественно, он не смог бы забыть цифры, если бы хотел их помнить.

Эндрю его первой назвала Крошке-Мисс, потому что еще не умела читать буквенные обозначения. Остальные последовали ее примеру.

Крошка-Мисс… Она дожила до девяноста лет и умерла уже давно. Как-то раз он попытался назвать ее Мэм, но она не позволила и осталась Крошкой-Мисс до конца своих дней.

Эндрю был запрограммирован как камердинер, дворецкий и горничная.

Для Эндрю это был испытательный период, как и для всех роботов везде, кроме промышленных предприятий и опытных станций вне пределов Земли.

Мартинам он доставлял массу удовольствия и часто не успевал исполнять свои прямые обязанности, потому что Мисс и Крошка-Мисс требовали, чтобы он играл с ними.

Мисс первая сообразила, как можно это устроить. Она сказала:

– Мы приказываем тебе играть с нами, а ты обязан выполнять приказы.

– Простите, Мисс, – возразил Эндрю, – но предшествующее приказание Сэра обладает большей силой.

И тут она объявила:

– Папа просто сказал, что было бы не дурно, если бы ты занялся уборкой. Какой же это приказ? А я тебе приказываю!

Сэр не возражал. Сэр любил Мисс и Крошку-Мисс даже больше, чем их любила Мэм. Эндрю тоже их любил. Во всяком случае их влияние на его действия было таким, какое у человека было бы названо влиянием любви. И Эндрю называл это любовью за неимением более подходящего термина.

А деревянный кулон Эндрю вырезал для Крошки-Мисс. Она ему приказала. Мисс, насколько он понял, на день рождения подарили кулон, вырезанный из слоновой кости в форме витой раковинки. И Крошка-Мисс очень огорчилась: ей хотелось такой же. У нее нашелся только кусочек дерева, и она принесла его Эндрю вместе с кухонным ножичком.

Он вырезал очень быстро, а Крошка-Мисс сказала:

– Эндрю! Какой красивый. Я покажу его папочке. Сэр не поверил.

– Откуда он у тебя, Мэнди?

Крошку-Мисс он называл Мэнди. И когда убедился, что она говорит правду, то повернулся к Эндрю.

– Это ты вырезал, Эндрю?

– Да, сэр.

– И форму придумал сам?

– Да, сэр.

– С чего ты скопировал эту форму?

– Я выбрал геометрическую фигуру, сэр, отвечающую текстуре древесины.

На следующий день Сэр принес ему новый кусок дерева – побольше – и электрический вибронож, Он сказал:

– Изготовь из этого что-нибудь, Эндрю, А что – реши сам.

Эндрю так и сделал. Сэр смотрел, как он работает, а потом долгое время рассматривал изделие. С тех пор Эндрю уже не прислуживал за столом. Вместо этого ему было приказано читать книги об изготовлении мебели, и он научился делать всякие столы и бюро.

Сэр сказал:

– Это изумительные изделия, Эндрю.

А Эндрю ответил:

– Я наслаждаюсь, делая их, сэр.

– Наслаждаешься?

– Когда я их делаю, сэр, связи у меня в мозгу возбуждаются по-особенному. Я слышал, как вы употребляли слово «наслаждаться». Тот смысл, который вы в него вкладываете, соответствует тому, что ощущаю я. Делая их, я наслаждаюсь, сэр.

3

Джералд Мартин поехал с Эндрю в региональный филиал «Ю. С. Роботс энд Мекэникл Мен Корпорейшн». Сэра, члена Регионального законодательного собрания, старший робопсихолог принял немедленно. Собственно говоря, именно положение конгрессмена давало ему право иметь робота – в те первые дни, когда роботы были редкостью.

Тогда Эндрю еще ничего этого не понимал, но впоследствии, расширив сферу своих познаний, он мысленно воспроизвел эту сцену и увидел ее в надлежащем свете.

Мертон Мэнски, робопсихолог, слушал, все больше хмурился и не раз чуть было не принимался барабанить по столу. Лицо у него было испитое, лоб в глубоких складках, и, возможно, он выглядел старше своих лет.

– Создание роботов, мистер Мартин, – сказал он, – это не точное искусство. Яснее мне объяснить трудно, однако математические формулы, определяющие системы позитронных связей, чрезвычайно сложны и позволяют находить лишь приблизительные решения. Естественно, Три Закона непререкаемы, поскольку мы во всем исходим из них. Разумеется, вашего робота мы заменим…

– Ни в коем случае, – сказал Сэр. – Речь ведь не о неполадках. Свои прямые обязанности он выполняет безупречно. Но кроме того он изумительно режет по дереву, никогда не повторяясь. Он создает произведения искусства.

online-knigi.com

Читать книгу Двухсотлетний человек

1

— Благодарю вас, — сказал Эндрю Мартин и опустился на предложенный стул. По его виду никто не догадался бы, что он дошел до последней черты. Однако это было так.

Впрочем, его вид вообще ни о чем не говорил, так как лицо у него была сама невозмутимость, если не считать печали, словно затаившейся в глазах. Светло-каштановые волосы лежали ровной красивой волной, щеки и подбородок выглядели так, словно он только что тщательно побрился. В бесспорно старомодной одежде преобладали пурпурно-фиолетовые тона.

За столом перед ним сидел хирург. Серия цифр и букв на вделанной в стол табличке сообщала о нем все необходимые данные, но Эндрю бросил на табличку лишь беглый взгляд, Все равно, обращение «доктор» оставалось наиболее уместным.

— Как скоро может быть совершена эта операция, доктор? — спросил он.

Хирург сказал негромко с той неизменной нотой уважения а голосе, с какой любой робот обращался к любому человеку:

— Я не вполне понял, сэр, кто и каким образом должен подвергнуться этой операции. — Лицо хирурга могло бы выразить почтительную непреклонность, если бы робот его типа из нержавеющей стали с легким бронзовым отливом был способен выразить ее или вообще хоть что-то.

Эндрю Мартин разглядывал правую руку робота, его оперирующую руку, которая лежала на столе в спокойной неподвижности. Длинные пальцы обладали сложной, но изящной формой, и с удивительной легкостью могли стать единым целым со скальпелем или другим инструментом.

Он будет оперировать без колебаний и промахов, без сомнений и ошибок. Результат специализации, которой люди добивались с таким упорством, что теперь роботы за редким исключением вообще не снабжались независимо мыслящим мозгом.

К исключениям, естественно, относились хирурги. Но этот, хотя и обладал мозгом, мыслил настолько узко, что не узнал Эндрю, а возможно, вообще никогда о нем не слышал.

— Вы никогда не думали о том, что хотели бы родиться человеком? — спросил Эндрю.

Хирург помолчал, словно вопрос не укладывался в позитронные цепи его мозга.

— Но ведь я робот, — ответил он неуверенно.

— Однако быть человеком предпочтительнее, не так ли?

— Предпочтительнее, сэр, быть более хорошим хирургом. Будучи человеком, я этого достигнуть не мог бы. И я хотел бы быть роботом новейшей модели.

— И вас не оскорбляет, что я могу вами распоряжаться? Заставить встать, сесть, пойти налево или направо, всего лишь отдав такое приказание?

— Повиноваться вам, сэр, мне приятно. Если ваши приказы помешают мне функционировать с наибольшей пользой для вас или любого другого человека, я их не выполню. Первый Закон, определяющий мой долг в отношении человеческой безопасности, превалирует над Вторым Законом, требующим повиновения. А во всем остальном повиноваться для меня удовольствие… Но кого я должен оперировать?

— Меня, — ответил Эндрю.

— Невозможно. Операция заведомо вредна. Я не могу причинять вред, — сказал хирург.

— Человеку, — возразил Эндрю. — Но я тоже робот.

2

Когда Эндрю был только-только… изготовлен, он заметно больше походил на робота. Внешность его была внешностью общей для всех когда-либо сконструированных и безупречно функциональных роботов.

Он отлично показал себя в доме, куда его доставили в те дни, когда роботы не только в частных домах, но и на всей планете были еще огромной редкостью.

В доме обитали четверо: Сэр, Мэм, Мисс и Крошка-Мисс. Конечно, он знал их имена, но вслух никогда не произносил. Сэра звали Джералд Мартин.

Серия его была НДР, а номер он забыл. Конечно, с той поры прошло много лет, но, естественно, он не смог бы забыть цифры, если бы хотел их помнить.

Эндрю его первой назвала Крошке-Мисс, потому что еще не умела читать буквенные обозначения. Остальные последовали ее примеру.

Крошка-Мисс

www.bookol.ru

Читать книгу Двухсотлетний человек

Айзек Азимов Двухсотлетний человек

1

— Благодарю вас, — сказал Эндрю Мартин и опустился на предложенный стул. По его виду никто не догадался бы, что он дошел до последней черты. Однако это было так.

Впрочем, его вид вообще ни о чем не говорил, так как лицо у него была сама невозмутимость, если не считать печали, словно затаившейся в глазах. Светло-каштановые волосы лежали ровной красивой волной, щеки и подбородок выглядели так, словно он только что тщательно побрился. В бесспорно старомодной одежде преобладали пурпурно-фиолетовые тона.

За столом перед ним сидел хирург. Серия цифр и букв на вделанной в стол табличке сообщала о нем все необходимые данные, но Эндрю бросил на табличку лишь беглый взгляд, Все равно, обращение «доктор» оставалось наиболее уместным.

— Как скоро может быть совершена эта операция, доктор? — спросил он.

Хирург сказал негромко с той неизменной нотой уважения а голосе, с какой любой робот обращался к любому человеку:

— Я не вполне понял, сэр, кто и каким образом должен подвергнуться этой операции. — Лицо хирурга могло бы выразить почтительную непреклонность, если бы робот его типа из нержавеющей стали с легким бронзовым отливом был способен выразить ее или вообще хоть что-то.

Эндрю Мартин разглядывал правую руку робота, его оперирующую руку, которая лежала на столе в спокойной неподвижности. Длинные пальцы обладали сложной, но изящной формой, и с удивительной легкостью могли стать единым целым со скальпелем или другим инструментом.

Он будет оперировать без колебаний и промахов, без сомнений и ошибок. Результат специализации, которой люди добивались с таким упорством, что теперь роботы за редким исключением вообще не снабжались независимо мыслящим мозгом.

К исключениям, естественно, относились хирурги. Но этот, хотя и обладал мозгом, мыслил настолько узко, что не узнал Эндрю, а возможно, вообще никогда о нем не слышал.

— Вы никогда не думали о том, что хотели бы родиться человеком? — спросил Эндрю.

Хирург помолчал, словно вопрос не укладывался в позитронные цепи его мозга.

— Но ведь я робот, — ответил он неуверенно.

— Однако быть человеком предпочтительнее, не так ли?

— Предпочтительнее, сэр, быть более хорошим хирургом. Будучи человеком, я этого достигнуть не мог бы. И я хотел бы быть роботом новейшей модели.

— И вас не оскорбляет, что я могу вами распоряжаться? Заставить встать, сесть, пойти налево или направо, всего лишь отдав такое приказание?

— Повиноваться вам, сэр, мне приятно. Если ваши приказы помешают мне функционировать с наибольшей пользой для вас или любого другого человека, я их не выполню. Первый Закон, определяющий мой долг в отношении человеческой безопасности, превалирует над Вторым Законом, требующим повиновения. А во всем остальном повиноваться для меня удовольствие… Но кого я должен оперировать?

— Меня, — ответил Эндрю.

— Невозможно. Операция заведомо вредна. Я не могу причинять вред, — сказал хирург.

— Человеку, — возразил Эндрю. — Но я тоже робот.

2

Когда Эндрю был только-только… изготовлен, он заметно больше походил на робота. Внешность его была внешностью общей для всех когда-либо сконструированных и безупречно функциональных роботов.

Он отлично показал себя в доме, куда его доставили в те дни, когда роботы не только в частных домах, но и на всей планете были еще огромной редкостью.

В доме обитали четверо: Сэр, Мэм, Мисс и Крошка-Мисс. Конечно, он знал их имена, но вслух никогда не произносил. Сэра звали Джералд Мартин.

Серия его была НДР, а номер он забыл. Конечно, с той поры прошло много лет, но, естественно, он не смог бы забыть цифры, если бы хотел их помнить.

Эндрю его первой назвала Крошке-Мисс, потому что еще не умела читать буквенные обозначения. Оста

www.bookol.ru

«Двухсотлетний человек» — коротко о книге. booksonline.com.ua

Выдающийся писатель Айзек Азимов за свою жизнь создал множество талантливых и чрезвычайно увлекательных фантастических произведений. В его книгах оригинальные фантастические сюжеты являются удачным художественным приёмом, который позволяет коснуться главных проблем человеческого бытия. Ярким примером тому служит повесть Азимов «Двухсотлетний человек», которая является по своей сути философской притчей.

Краткое содержание книги «Двухсотлетний человек»

В те времена, когда только началось промышленное производство роботов-помощников, мистер Джеральд Мартин приобрёл для своего дома одну из первых моделей из серии NDR. Робот должен был выполнять роль дворецкого в семействе Мартинов.

Маленькой дочери сэра Джеральда очень нравился помощник по дому, она ласково называла его Эндрю. Через некоторое время хозяева заметили, что робот имеет склонность к творчеству — он начал вырезать красивые деревянные игрушки для Маленькой мисс.

Мистер Мартин долго не верил, что Эндрю способен на творческую деятельность. Но когда он всё-таки понял это, то освободил робота от хлопот по дому и усадил его за учебники по созданию мебели и других изделий из дерева.

Со временем Эндрю научился делать великолепные кресла, шкафы, столы и прочую мебель. Сэр Джеральд обращается в фирму, которая произвела робота, и доказывает, что Эндрю действительно необычный робот. Ему устанавливают дополнительный блок, который ещё больше усиливает творческий потенциал робота.

Поделки Эндрю успешно продавались и приносили неплохие деньги. Маленькая мисс убедила отца откладывать половину денег, вырученных от продажи мебели, на персональный счёт Эндрю. Роботы постоянно совершенствуются, и сэр Джеральд следит за всеми новшествами и вносит их в конструкцию Эндрю. Благодаря этому робот не устаревает и идёт в ногу со временем.

Однажды, когда Маленькая мисс уже выросла и завела собственных детей, Эндрю просит у мистера Мартина купить за накопленные в банке деньги свободу для него. Сэр Джеральд освобождает робота. Вскоре хозяин умирает от старости и Эндрю находится у его смертного одра.

Робот начинает носить одежду и ходить в библиотеку. После инцидента с нападением на Эндрю, Маленькая мисс требует от своего сына Джорджа, который работает адвокатом, подать в суд иск с требованиями расширить прав роботов. Суд принимает расплывчатое решение о том, что никто не может ограничивать свободу другого. Но это победа для Эндрю.

С помощью внука Маленькой мисс Пола, также работающего адвокатом, Эндрю добивается, чтобы фирма, которая его изготовила, заменила его тело на андроидное, практически неотличимое от человеческого. Он изучает робобиологию и придумывает систему, позволяющую роботам есть, чтобы быть максимально схожими с людьми.

Эндрю разрабатывает различные протезы для людей, а также другие полезные устройства, которые успешно продаются. Он становится популярным во всём мире, люди любят его. В парламенте и судах продолжаются разбирательства, приводящие к всё большему расширению прав роботов.

В 150-ю годовщину созданию Эндрю в его честь делают масштабный званый обед. Его уже давно воспринимают как человека, но он неудовлетворён, он хочет быть человеком и по закону, и биологически.

Робот решается на операцию по изменению его позитронного мозга, в результате которого он начнёт стареть и в конечном итоге умрёт. К двухсотлетию Эндрю Президент мира подписывает беспрецедентный указ, в котором объявляет бывшего робота человеком, дожившим до 200 лет. Эндрю узнают об этом, находясь при смерти. До последних секунд своей жизни он думает с благодарностью о Маленькой мисс.

Главные проблемы, затрагиваемые в повести:

  •  борьба за свои права;
  • человечность;
  • может ли искусственный интеллект сравнится с человеческим;
  • свобода и рабство;
  • сущность жизни и смерти.

На нашем сайте вы можете в режиме онлайн читать книгу «Двухсотлетний человек», написанную известным американским писателем Айзеком Азимовым, а также множество других классических фантастических произведений.

booksonline.com.ua

Двухсотлетний человек (повесть), сюжет, упоминания в других произведениях азимова

НазваниеДвухсотлетний человек
Название-оригиналThe Bicentennial Man
ЖанрПовесть
АвторАйзек Азимов
Язык оригиналаанглийский
Написан1976
Публикация1976

«Двухсотлетний человек» (The Bicentennial Man) — научно-фантастическая повесть Айзека Азимова, опубликованная впервые в журнале «Stellar-2» в 1976 году, и посвящённая роботу NDR, который стремился стать человеком. Повесть входит в цикл историй писателя о роботах. Произведение получило три самые престижные премии в англоязычной фантастике в номинации Лучшая короткая повесть (Best Novellette): Небьюла за 1976 год; Хьюго и Локус в 1977 году.

Повесть поднимает проблемы человечности и искусственного интеллекта, рабства и свободы, конформизма и борьбы за свои права, жизни и смерти.

На основе повести Айзек Азимов и Роберт Сильверберг в 1993 году написали роман . На основе обоих произведений в 1999 году Крисом Коламбусом снят фильм «Двухсотлетний человек».

Существует два перевода повести на русский язык: Ирины Гуровой и А. Новикова.

Сюжет

Робот серии NDR компании «Ю. С. Роботс» доставляется в дом Джеральда Мартина (сэра), как рободворецкий. Маленькая Мисс назвала его Эндрю. Вскоре обнаружилось, что робот имеет талант к творчеству. В домашней мастерской он делал различные фигурки и иные поделки из дерева. Джеральд сначала не верит этому, но потом освобождает Эндрю от обязанностей дворецкого и приказывает читать книги по мебельному дизайну. После консультации с фирмой, роботу был вставлен дополнительный блок, усиливающий творческое мышление. Эндрю использует слово «наслаждение», чтобы описать, почему он вырезает. Сэр помогает роботу продавать свою продукцию, и половину прибыли кладет в банк на имя Эндрю Мартина (хотя сначала банк сомневается в законности наличия счёта у робота). Эндрю использует деньги, чтобы заплатить за внесение телесных обновлений, сохраняя себя в отличной форме, но не хочет изменений своего позитронного мозга. Сэр говорит ему, что исследования творчества у роботов прекращены, и Эндрю теперь — единственный непредсказуемый робот в мире.

Маленькая мисс уже замужем и имеет ребенка, Джорджа (Маленького сэра). Эндрю просит у Джеральда выкупить собственную свободу, но сэр опасается, что освобождение робота может привести к потере его банковского счёта. Однако, он соглашается на попытку. Сэр запрещает Эндрю платить ему, то есть освобождает робота. Вскоре он умирает и просит Эндрю стоять у смертного одра.

Эндрю начинает носить одежду, а Джордж Мартин становится адвокатом. После разговора с Джорджем, робот понимает, что должен также расширить свой словарный запас, и отправляется в библиотеку. Он просит двоих прохожих показать путь в библиотеку. Вместо этого они раздевают его и угрожают сломать, но Джордж спугивает их. Этот инцидент возмущает Маленькую мисс, и она убеждает Джорджа обратиться в суд, где он добивается права роботов на ношение одежды. Маленькая мисс после победы дела в суде умирает.

Эндрю, с помощью Пола (сына Джорджа, также адвоката), встречается с главой «Ю. С. Роботс», и просит, чтобы его тело заменили на андроидное, так чтобы больше напоминать человека. После угрозы Пола судебными исками, «Ю. С. Роботс» соглашается. Тем не менее, фирма пошла на ответные меры путём создания одного центрального мозга для групп роботов, так что ни один робот не сможет стать таким, как Эндрю. А Эндрю решает изучить робобиологию, и вскоре начинает проектировать системы, позволяющие андроидам есть пищу — ради всё большего сходства с людьми.

После смерти Пола, Эндрю предлагает «Ю. С. Роботс» выпуск на рынок свои новые разработки человеческих протезов, таких же, как и части его тела. Со временем его продукция всё успешнее продаётся, и он становится заслуженным изобретателем. Когда он достигает 150 лет, даётся обед в его честь, но Эндрю ещё не удовлетворён.

Эндрю решает, что он хочет быть человеком. Он получает поддержку юридической фирмы «Фингольд и Мартин» (основанной Джорджем и Полом), и надеется, что Всемирный Законодательный совет объявит его человеком. Сразу это не удаётся и «Фингольд и Мартин» начинает медленно подавать иски в суд, по поводу определения слова «человек», надеясь, что хотя Эндрю полностью состоит из протезов, его можно рассматривать как человека. Большинство законодателей, однако, все ещё не решаются на это из-за его бессмертия.

Эндрю решается на операцию робохирурга по изменению своего позитронного мозга так, что процессы в нём будут затухать со временем. Операцией определён срок его жизни — примерно до 200 лет. В день его двухсотого дня рождения Всемирный Президент подписал уникальный закон об Эндрю, объявив его Двухсотлетним человеком. Эндрю встречает новость на смертном одре, думая до конца о Маленькой мисс.

Упоминания в других произведениях Азимова

  • В романе «Роботы утренней зари», доктор Хан Фастольф упоминает Эндрю Мартина, как робота, который предположительно прошёл «постепенную гуманизацию», но заявляет, что такие вещи были невозможны.

www.cultin.ru

Двухсотлетний человек (повесть) — WiKi

Робот серии NDR компании «Ю. С. Роботс» доставляется в дом Джеральда Мартина (сэра), как рободворецкий. Маленькая мисс назвала его Эндрю. Вскоре обнаружилось, что робот имеет талант к творчеству. В домашней мастерской он делал различные фигурки и иные поделки из дерева. Джеральд сначала не верит этому, но потом освобождает Эндрю от обязанностей дворецкого и приказывает читать книги по мебельному дизайну. После консультации с фирмой, роботу был вставлен дополнительный блок, усиливающий творческое мышление. Эндрю использует слово «наслаждение», чтобы описать, почему он вырезает. Сэр помогает роботу продавать свою продукцию, и половину прибыли кладет в банк на имя Эндрю Мартина (хотя сначала банк сомневается в законности наличия счёта у робота). Эндрю использует деньги, чтобы заплатить за внесение телесных обновлений, сохраняя себя в отличной форме, но не хочет изменений своего позитронного мозга. Сэр говорит ему, что исследования творчества у роботов прекращены, и Эндрю теперь — единственный непредсказуемый робот в мире.

Маленькая мисс уже замужем и имеет ребёнка, Джорджа (Маленького сэра). Эндрю просит у Джеральда выкупить собственную свободу, но сэр опасается, что освобождение робота может привести к потере его банковского счёта. Однако он соглашается на попытку. Сэр запрещает Эндрю платить ему, то есть освобождает робота. Вскоре он умирает и просит Эндрю стоять у смертного одра.

Эндрю начинает носить одежду, а Джордж Мартин становится адвокатом. После разговора с Джорджем робот понимает, что должен также расширить свой словарный запас, и отправляется в библиотеку. Он просит двоих прохожих показать путь в библиотеку. Вместо этого они раздевают его и угрожают сломать, но Джордж спугивает их. Этот инцидент возмущает Маленькую мисс, и она убеждает Джорджа обратиться в суд, где он добивается права роботов на ношение одежды. Маленькая мисс после победы дела в суде умирает.

Эндрю, с помощью Пола (сына Джорджа, также адвоката), встречается с главой «Ю. С. Роботс», и просит, чтобы его тело заменили на андроидное, чтобы больше напоминать человека. После угрозы Пола судебными исками, «Ю. С. Роботс» соглашается. Тем не менее, фирма пошла на ответные меры путём создания одного центрального мозга для групп роботов, так что ни один робот не сможет стать таким, как Эндрю. А Эндрю решает изучить робобиологию и вскоре начинает проектировать системы, позволяющие андроидам есть пищу — ради всё большего сходства с людьми.

После смерти Пола, Эндрю предлагает «Ю. С. Роботс» выпустить на рынок свои новые разработки человеческих протезов, таких же, как и части его тела. Со временем его продукция всё успешнее продаётся, и он становится заслуженным изобретателем. Когда он достигает 150 лет, даётся обед в его честь, но Эндрю ещё не удовлетворён.

Эндрю решает, что он хочет быть человеком. Он получает поддержку юридической фирмы «Фингольд и Мартин» (основанной Джорджем и Полом), и надеется, что Всемирный законодательный совет объявит его человеком. Сразу это не удаётся, и «Фингольд и Мартин» начинает медленно подавать иски в суд, по поводу определения слова «человек», надеясь, что хотя Эндрю полностью состоит из протезов, его можно рассматривать как человека. Большинство законодателей, однако, все ещё не решаются на это из-за его бессмертия.

Эндрю решается на операцию робохирурга по изменению своего позитронного мозга так, что процессы в нём будут затухать со временем. Операцией определён срок его жизни — примерно до 200 лет. В день его двухсотого дня рождения Всемирный Президент подписал уникальный закон об Эндрю, объявив его Двухсотлетним человеком. Эндрю встречает новость на смертном одре, думая до конца о Маленькой мисс.

ru-wiki.org

«Двухсотлетний человек» краткое содержание | KtoiKak.com

«Двухсотлетний человек» Айзек Азимов краткое содержание

Робот серии NDR компании «Ю. С. Роботс» доставляется в дом Джеральда Мартина (сэра), как рободворецкий. Маленькая мисс назвала его Эндрю. Вскоре обнаружилось, что робот имеет талант к творчеству. В домашней мастерской он делал различные фигурки и иные поделки из дерева. Джеральд сначала не верит этому, но потом освобождает Эндрю от обязанностей дворецкого и приказывает читать книги по мебельному дизайну. После консультации с фирмой, роботу был вставлен дополнительный блок, усиливающий творческое мышление. Эндрю использует слово «наслаждение», чтобы описать, почему он вырезает. Сэр помогает роботу продавать свою продукцию, и половину прибыли кладет в банк на имя Эндрю Мартина (хотя сначала банк сомневается в законности наличия счёта у робота). Эндрю использует деньги, чтобы заплатить за внесение телесных обновлений, сохраняя себя в отличной форме, но не хочет изменений своего позитронного мозга. Сэр говорит ему, что исследования творчества у роботов прекращены, и Эндрю теперь — единственный непредсказуемый робот в мире.

Маленькая мисс уже замужем и имеет ребёнка, Джорджа (Маленького сэра). Эндрю просит у Джеральда выкупить собственную свободу, но сэр опасается, что освобождение робота может привести к потере его банковского счёта. Однако он соглашается на попытку. Сэр запрещает Эндрю платить ему, то есть освобождает робота. Вскоре он умирает и просит Эндрю стоять у смертного одра.

Эндрю начинает носить одежду, а Джордж Мартин становится адвокатом. После разговора с Джорджем робот понимает, что должен также расширить свой словарный запас, и отправляется в библиотеку. Он просит двоих прохожих показать путь в библиотеку. Вместо этого они раздевают его и угрожают сломать, но Джордж спугивает их. Этот инцидент возмущает Маленькую мисс, и она убеждает Джорджа обратиться в суд, где он добивается права роботов на ношение одежды. Маленькая мисс после победы дела в суде умирает.

Эндрю, с помощью Пола (сына Джорджа, также адвоката), встречается с главой «Ю. С. Роботс», и просит, чтобы его тело заменили на андроидное, чтобы больше напоминать человека. После угрозы Пола судебными исками, «Ю. С. Роботс» соглашается. Тем не менее, фирма пошла на ответные меры путём создания одного центрального мозга для групп роботов, так что ни один робот не сможет стать таким, как Эндрю. А Эндрю решает изучить робобиологию и вскоре начинает проектировать системы, позволяющие андроидам есть пищу — ради всё большего сходства с людьми.

После смерти Пола, Эндрю предлагает «Ю. С. Роботс» выпустить на рынок свои новые разработки человеческих протезов, таких же, как и части его тела. Со временем его продукция всё успешнее продаётся, и он становится заслуженным изобретателем. Когда он достигает 150 лет, даётся обед в его честь, но Эндрю ещё не удовлетворён.

Эндрю решает, что он хочет быть человеком. Он получает поддержку юридической фирмы «Фингольд и Мартин» (основанной Джорджем и Полом), и надеется, что Всемирный законодательный совет объявит его человеком. Сразу это не удаётся, и «Фингольд и Мартин» начинает медленно подавать иски в суд, по поводу определения слова «человек», надеясь, что хотя Эндрю полностью состоит из протезов, его можно рассматривать как человека. Большинство законодателей, однако, все ещё не решаются на это из-за его бессмертия.

Эндрю решается на операцию робохирурга по изменению своего позитронного мозга так, что процессы в нём будут затухать со временем. Операцией определён срок его жизни — примерно до 200 лет. В день его двухсотого дня рождения Всемирный Президент подписал уникальный закон об Эндрю, объявив его Двухсотлетним человеком. Эндрю встречает новость на смертном одре, думая до конца о Маленькой мисс.

ktoikak.com