Текст книги "Последний романтик". Джанет чапмен книги


Читать онлайн книгу Соблазнение жены

сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Назад к карточке книги
Глава 6

Все, что Саре хотелось сделать, – это постоять под горячим душем часа три, забраться в кровать и оставаться там следующие три месяца. Но ей надо было накормить шесть человек, находившихся в состоянии крайнего возбуждения, пропылесосить шесть матрасов, посыпанных сухими цветками лаванды, застелить шесть постелей и перемыть полсотни грязных тарелок после ужина.

Она стояла посреди своей комнаты и отрешенно смотрела на мокрую постель, слушая крики радости, доносившиеся с причала. Она сообразила, почему постель была мокрой – в прошлом месяце ей пришлось сушить матрас Пола, когда Грейди своим способом разбудил младшего сына, после того как Пол, не посоветовавшись ни с кем, уволил одну из бригад.

Сара усмехнулась, представив себе, что Алексу довелось испытать подобное сегодня утром. Хорошо. Она надеялась, что он проснулся с пульсирующей головной болью, мучившей его так же сильно, как и ее.

Наконец она заставила себя двигаться. Стащила мокрые простыни, порылась в шкафу, чтобы достать вентилятор, который, как она еще вчера надеялась, не понадобится ей до весны, и установила его на тумбочке, чтобы высушить матрас. Затем пошла в свою ванную, разделась, включила душ и стала под сильную струю. У нее было немного времени, чтобы согреться, а затем ей требовалось нафаршировать индейку и поставить ее в духовку. Обедать и так придется не раньше пяти, хотя она планировала накрыть на стол к трем.

Сара стояла под душем и кряхтела, постепенно отогреваясь. Ей пришлось собрать все силы, чтобы не заплакать, когда Грейди открыл дверцу грузовичка. Он помог ей выйти из машины и схватил в свои огромные нежные объятья, шепча, что очень сожалеет, что не оказался здесь раньше.

Сара тепло улыбнулась и сказала, что ему не за что извиняться. Затем она вошла в дом, стояла и смотрела в окно, пока Алекс бесшумно ставил на пол ее сумки и тихо закрывал дверь.

Женщине было о чем подумать во время долгой утренней прогулки, когда она уже не подпрыгивала от страха при каждом шорохе, и она пришла к выводу, что просто не может здесь остаться. Черт, она даже не была уверена, что сможет жить в старом спортлагере в трех милях отсюда. Уже нет. Не после того, что произошло между ней и Алексом.

Если бы они не переспали! Если бы они не сделали этого, она бы легко добилась постановления о признании брака недействительным и просто выполняла бы обязанности домработницы до конца зимы. Но она не могла жить под одной крышей с Алексом, притворяясь, что не знает, как это – чувствовать себя в его руках, ощущать его губы на своей груди, чувствовать его так глубоко в себе.

Каким бы шокирующим ни было пробуждение, когда она обнаружила, что ее сон был реальным, Сара не могла не вспоминать, каким чудесным он был. Ну, почти чудесным. Учитывая все, во что вляпалась, она, по крайней мере, могла бы испытать большее наслаждение. Сара запрокинула голову, и вода потекла по ее волосам. Она была рада, что больше не девственница. Она наконец узнала, как это – заниматься любовью с мужчиной… пусть даже так быстро и бессознательно с его стороны.

Сара услышала крик Пола за стеной, и улыбнулась, понимая, что младший Найт только что приехал домой и узнал самую неожиданную новость в жизни. Она быстро сполоснула волосы. Ей предстоит устроить грандиозное празднование! По шкале от одного до десяти ее будущее тянуло на четверку, по сравнению с тем, что было у Найтов. Алекс был жив, у Делани и Такера снова был отец, у Грейди – сын, а у Итана и Пола – брат.

Сара вытерлась, взяла из чемодана какую-то одежду и быстро пошла в кухню. Вытащила из холодильника индейку и положила ее в мойку, затем достала продукты для фаршировки.

– Мама! Мама! – кричал Такер, так сильно толкая дверь, что та чуть не ударила Делани, бегущую за ним. – Ты видела его? Папа дома! Он жив!

– Я видела его, – спокойно ответила Сара, вытирая руки о фартук и обнимая Такера, – и я поняла, что он твой папа, как только увидела его. Он выглядит как на фотографии. – Она протянула руку и обняла Делани. – Я так счастлива за вас обоих, – она на минутку крепко прижала их к себе.

– Теперь у нас есть и мама, и папа, – голубые глаза Такера сияли, когда он смотрел на Сару.

– Не совсем, Так. – Делани опередила Сару. – Они только что познакомились. Они даже не знают друг друга.

– Но они женаты, – быстро сказал Такер. – Дедушка поженил их на прошлой неделе. Теперь мы семья, потому что судья Рори дал Саре подписать бумаги, и теперь она – наша мама. Как он велел, мы должны теперь всем говорить, что она – наша мама.

Такер посмотрел на отца, тихо стоящего в дверях, тот был бледен.

– Мы были одеты в самую красивую одежду, – продолжал Такер, упрямо задрав голову, – на мне был костюм, и я был твоим шафером. Так дедушка сказал. А Делани стояла возле Сары. Мы все поженились. – Он сделал шаг к Алексу, который стал белым как стена: – Скажи ей, пап. Скажи Лани, что Сара – наша мама.

– Что тут за шум? – спросил Итан, проходя мимо Алекса, и подошел к Такеру. Он подхватил мальчика и закинул его себе на плечо. – Стоит одеть молодого человека в костюм, и он думает, что понял все на свете. – Итан понес Такера в гостиную, минуя брата, который по-прежнему не сказал ни слова. – На твоем месте, Такер, я бы больше волновался о том, как объяснить папе «двойку» по математике, вместо того, чтобы…

Голос Итана затих. Алекс продолжал стоять и смотреть на Сару, которая четко видела, что между ними стоит Делани.

– Он поймет, что это была не настоящая свадьба, – Делани посмотрела на Сару. – Это все было, чтобы бабушка и дедушка Мейхью не смогли забрать нас к себе.

– Ты… ты знала? – растерялась Сара.

Делани широко улыбнулась и отбросила с плеча длинные каштановые волосы.

– Мне через пять месяцев будет одиннадцать. Конечно, я знала. – Она пожала худенькими плечами: – Труба обогревателя в моей комнате выходит на кухню. Я слышала все, что дедушка собирался сделать.

– Так ты знала, что твой отец погиб, за шесть дней до того, как мы сказали тебе? – ужаснулась Сара. – Делани, почему ты ничего не сказала? Как ты могла вести себя, будто ничего не знала?

Алекс стремительно подошел к ней и схватил Делани на руки, крепко прижав к груди.

– Ах, детка, – прошептал он.

– Я не верила в это, папа. – Делани крепко вцепилась в него и прижалась щекой. – Я знала, что ты не можешь быть мертв. Я знала это! – Она отодвинулась и взяла его лицо в свои ладони, глядя ему прямо в глаза. – Я знала, что ты вернешься домой.

– Ах, зайка, – повторил он, зарываясь лицом в ее волосы и покачивая ее. – Именно поэтому я и вернулся – потому что вы с Такером ждали меня, – он убрал волосы с ее лица. – Обещаю: больше никаких контрактов на инженерные работы. Я не уеду из этих краев, пока вы с Такером будете со мной, – быстро закончил он, поглаживая ее по голове и крепко обнимая. – Ты была моим ангелом-хранителем все одиннадцать дней, детка. Я будто слышал твои молитвы.

– Я молилась каждую ночь, папа, – прошептала она, – иногда всю ночь.

Саре пришлось отвернуться, чтобы промокнуть глаза фартуком. Господи, она догадывалась, что сегодня слезы будут литься потоком.

– Пойдем, малышка, – услышала она голос Алекса, – давай ты, я и Такер прогуляемся к нашему секретному месту.

– Хорошо, только ненадолго. Мне нужно помочь Саре накрыть на стол. Я сшила все подставки под приборы сама, и тебе одну сшила тоже, я знала, что ты вернешься домой.

– Ты сшила подставки под приборы? – не веря своим ушам, переспросил Алекс. – Когда ты научилась шить?

– Этой осенью. Сара научила.

Сара открыла кран, чтобы помыть поддон, зная, что Алекс смотрит на нее.

– Идем, папа, сейчас. У нас с ней сегодня куча работы.

Когда за ними закрылась дверь, Сара улыбнулась. Делани сшила подставки под приборы и настольную дорожку для обеда в День благодарения, и более симпатичных и корявых подставок Сара в жизни не видела.

Обед на День благодарения прошел быстро. Попозже, когда Сара пробегала через гостиную наверх стелить постели, она приостановилась и, открыв рот, наблюдала за Алексом, удобно устроившимся на диване. Такер сидел у него на коленях лицом к нему, Делани свернулась калачиком рядом с ним и вытянула голову, чтобы лучше видеть, а Грейди, Пол и Итан стояли перед диваном, наклонившись к нему.

Алекс расстегнул рубашку и водил пальцами по груди. Сара не могла понять, чем они так увлечены, пока он не продолжил свой рассказ:

– Должно быть, в ней было больше двадцати футов длины, а толщиной она была почти с меня самого, – он посмотрел прямо в расширенные от изумления глаза Такера. – Анаконды не ядовиты, поэтому они душат добычу, – сказал он театральным шепотом, сжимая Такера в могучих объятьях, пока мальчик не завизжал.

Алекс откинулся на спинку дивана и снова указал на несколько маленьких порезов на груди.

– Но они могут кусаться. Поэтому я вытащил нож и несколько раз ударил ее по голове, – продолжил он, поднимая руку вверх и как бы нанося удар. – Тем вечером я съел ее на ужин, но пришлось есть сырое мясо: я не мог развести огонь.

– Ф-у-у-у-у-у-у-у, – Делани отклонилась, – папочка, как ты мог есть сырую змею?!

Алекс улыбнулся и похлопал ее по ноге:

– На вкус она была почти как сегодняшняя индейка, детка. Только жестче.

Сара не могла понять, что ужаснуло ее больше – то, что Алекс дрался с гигантской змеей, или то, что он в мельчайших подробностях рассказал об этом детям.

Поймав на себе взгляд Алекса, который заметил, что она смотрит на него, Сара развернулась и побежала вверх по лестнице. Там она вытащила из кладовки пылесос, вспоминая документальные передачи об анакондах на канале «Discovery».

Алекс на самом деле схватился с одним из самых крупных животных? И не только выжил, но и съел его – сырым! И на вкус оно было почти как ее индейка. Сара не могла понять, комплимент это или оскорбление. Она включила пылесос и начала счищать лаванду с кровати Грейди.

Внезапно пылесос отключился, и Сара, обернувшись, увидела Алекса с шнуром от пылесоса в руке.

– Мы здесь пропылесосим. У тебя был долгий и тяжелый день, Сара. – Он поднял руку, когда она открыла было рот, чтобы возразить. – Я думаю, мы справимся с собственными кроватями, и Делани с Такером тоже. И вымоем посуду.

– Очень мило с вашей стороны предложить помощь, но посуду я помою сама. – Она не хотела, чтобы кто-нибудь распоряжался на ее кухне, так как после этого утром пришлось бы наводить там порядок. – И мне нужно поговорить с Грейди сегодня вечером.

Алекс прислонился к дверному косяку и продолжал размахивать шнуром от пылесоса.

– Насчет этого. Я еще раз прошу тебя подождать и пока не говорить Грейди, что ты уезжаешь. Он все еще растревожен известием о моем благополучном возвращении домой, как и остальные. Ты можешь подождать хотя бы до Нового года, и начать новую жизнь после праздника?

– Но…

– За это время ты можешь подыскать хорошее место, куда ты хотела бы отправиться.

Сара прищурилась:

– Почему вы так настаиваете, чтобы я осталась?

Он бросил шнур, засунул руки в карманы и потупился. После продолжительного молчания он наконец поднял на нее печальный и даже слегка горестный взгляд:

– Я не хочу, чтобы то, что произошло между нами, так и осталось, – тихо сказал он. Затем обернулся назад и окинул взглядом коридор, сделал шаг в комнату и закрыл дверь. – Сара, если ты сейчас уедешь от нас, то единственным твоим воспоминанием обо мне будет вот эта ночь и как я с тобой поступил. И я всю жизнь буду чувствовать себя виноватым. Мне нужно, чтобы ты знала, что я не тот человек, который пришел в твою комнату вчера вечером и воспользовался тобой.

– Вы мной не воспользовались, – сказала она, метнув взгляд на закрытую дверь и подходя ближе, – я сама все начала. Мне приснился сон и я, не просыпаясь, прикоснулась к вам. – Она протянула руку, но остановилась, не коснувшись его руки, испытывая стыд от мысли, что он взял вину на себя из-за ее глупости. – Алекс, я ни в чем не виню вас. И не виню себя. Это просто… – она пожала плечами, – это просто произошло.

– Я не должен был приходить в твою комнату в таком состоянии и уж точно не должен был ложиться в твою постель. Мне следовало быть более благоразумным.

– Мне тоже.

Он отвернулся и подошел к темному окну.

– Пожалуйста, останься до Нового года, – повторил он, – если не из-за меня, то из-за остальных.

Вот черт. Целый месяц? Еще пять или шесть недель? Но ведь она провела двенадцать лет, связанная обязательством, которого не желала… Конечно, она может потерпеть шесть недель…

– Тебе нравится работать здесь? – Алекс нарушил тишину, глядя в окно. – Вернее, тебе нравилось работать здесь, пока не появился я? – Он повернулся к ней. – Должно быть, это так и есть, если ты согласилась участвовать в плане Грейди поженить нас и усыновить моих детей. Ну, кроме того, что я жив, что-нибудь изменилось?

– Ну… нет, – нахмурилась Сара. – Мне нравится жить здесь, и я люблю этих детей. Но теперь все изменилось.

– Дело во мне. Мое присутствие – единственное, что изменилось. И если бы не нападение банды в джунглях, я вернулся бы домой весной, и ты не сушила бы себе этим голову. Я был бы еще одним Найтом в доме, где ты работаешь, – он сделал шаг в ее сторону. – Дай мне шанс доказать, что я не тот человек, каким ты увидела меня вчера вечером, – он криво усмехнулся. – Я только прошу, чтобы мы притворились, что все по-настоящему, и Грейди мог бы сохранить лицо. Через некоторое время, достаточное, чтобы никто ничего не заподозрил, мы разведемся и ты сможешь начать новую жизнь.

– То есть мы притворимся, что бракосочетание было настоящим, по нашему желанию? И, идя в город, надо будет вести себя как муж и жена?

Он кивнул.

– Да, иначе все поймут, что Грейди придумал аферу, а Роджерс был с ним заодно. Только до января! Только пока мы не сможем притвориться, что из нашего брака ничего не получилось. Скажем людям, что ты очень скучала по дому, океану, или что-нибудь в таком роде.

Сара смотрела на него, не будучи уверена, что ей стоит согласиться, но еще меньше ей хотелось отказаться. Грейди на эти несколько месяцев заменил ей отца, и она не хотела, чтобы у него были неприятности. И ее спортлагерь – она давно мечтала заниматься этим бизнесом.

– Почему бы тебе не подумать об этом вечером и дать ответ утром? – Алекс открыл дверь, вышел в коридор и махнул ей рукой: – Давай, иди поспи. Я соберу войска, и мы пропылесосим тут все и застелем постели в мгновение ока, – его улыбка стала шире, – а Итан с Полом вымоют посуду.

– Но я…

– Я настаиваю. И можешь поспать подольше завтра утром. – Он взял ее за плечи и подвел к лестнице. – Я не притворялся, когда сказал Делани, что впечатлен ее рукоделием. Спасибо, что учишь ее шить. Я научил ее управлять тягачом и снегоходом, но мне и в голову не приходило, что девочка должна также научиться шить.

– Ей нравится, – Сара постаралась не замечать, как тепло ей было от его рук на плечах или как его прикосновение заставило ее желудок сжаться. – Немного практики – и она научится шить себе одежду.

– Спасибо тебе, – тихо сказал он, и от его дыхания волосы у нее на макушке зашевелились. – А теперь иди спать и не хватайся за кастрюли, когда будешь проходить через кухню.

Саре было любопытно: он отправил ее отдыхать, потому что хотел побыть с семьей один? Да, пожалуй, ей все-таки следует оставить их сегодня вечером, чтобы он мог провести время с детьми и сам уложить их спать.

– Спокойной ночи, – она шагнула на ступеньку, освобождаясь из его рук. – Увидимся утром.

Несколько часов спустя Алекс лежал в своей спальне, думая о том, что находится прямо над кроватью Сары, и о неожиданных поворотах, произошедших в его судьбе за последние пару недель. Ему удалось преодолеть смерть, а вернувшись домой, он обнаружил, что женат на необычной женщине, которая, по глубокому убеждению его отца, была просто находкой для них всех. Алекс не мог толком определиться со своим мнением о Саре, но был точно уверен в одном: эта женщина – мечта любого мужчины. Один взгляд на ее соблазнительное тело мог лишить сна кого угодно. Он вспоминал ее глаза, ощущение ее тела и вкус ее губ и чувствовал, как желание растет в нем и сейчас. Ни один мужчина в здравом уме, будь то пьяный или трезвый, не ушел бы от нее прошлой ночью!

Но Сара точно не заслуживала, чтобы пьяный незнакомец занялся с ней любовью. Несмотря на то, что она утверждала обратное, Алекс знал, что он в равной мере был виноват в произошедшем и ему нужно теперь все исправить.

Понадобится изрядное терпение, чтобы вернуть ее расположение. Алекс надеялся, что сможет не обращать внимания на красоту женщины достаточно долго, чтобы заслужить ее доверие. Однако одно лишь воспоминание о полненькой груди, которую он ласкал вчера вечером, бросало его в пот и заставляло сомневаться в собственной решимости. Даже если их брак закончится разводом, не хотелось, чтобы Сара уехала с сожалением о роковом сладострастии прошлой ночи.

Он подумал о ее первом муже. Она сказала, что Роланда Бенкса не интересовали женщины, и тот факт, что она была девственницей, подтверждал это. Но тогда почему она согласилась на такой брак? И почему в таком юном возрасте? Ведь она, должно быть, была еще подростком, когда выходила замуж за Бенкса. Что за отец в здравом уме отдаст дочь замуж так рано? И, если уж на то пошло, что у нее за родители? Почему никто о них не вспоминал? Может, она была юной сиротой, попавшей в лапы негодяя?

Так много вопросов. Так много кусочков, из которых хотелось сложить образ этой женщины. И еще она божественно готовит – в этом Алекс снова мог убедиться за обедом. Идеальная маленькая домработница в восхитительном теле.

Но как насчет реальной личности в этом теле? Что руководит ее поступками? Есть же у нее собственные мечты, желания, потребности? Ей сейчас около тридцати лет, конечно же, она хочет от жизни чего-то большего, чем вести хозяйство в чужой семье.

Он должен сесть и поговорить с ней, если сможет удержать ее в одном месте достаточно долго. Она старательно избегала его весь день, прячась в кухне или занимаясь работой по дому. Кроме того момента, когда он поймал ее взгляд на своей груди во время рассказа о встрече с анакондой.

Алекс улыбнулся в темноту. Кажется, он немного разбил лед между ними, когда вечером предложил сделать ее работу и отправил спать. Следует быть очень осторожным, добиваясь ее доверия, чтобы она ничего не заподозрила. Алекс знал, что может быть очаровательным, когда захочет, – и он использует все свое умение, чтобы совесть его была чиста, когда она уедет.

И может быть… может быть, ему удастся снова попасть в ее постель перед этим – только чтобы показать, каким может быть хороший секс. По мнению Грейди, Саре нужно немного расслабиться, а что может быть лучше, чем показать ей, насколько классным может быть занятие любовью, происходящее по взаимному согласию между двумя взрослыми, а главное – трезвыми людьми.

Алекс вздохнул, закрыл глаза и удобнее устроился в кровати, о которой мечтал две недели пребывания в том кошмаре.

В конце концов, когда ему придется отпустить Сару, почему бы не оставить ей немного приятных воспоминаний на замену неприятным?

Ну и он сам тоже не против пары новых приятных моментов.

Глава 7

Сара проснулась в девять, быстро оделась и пошла готовить всем завтрак, но в доме никого не было. В записке на столе значилось, что Грейди, Алекс, Делани и Такер уехали в Гринвилль, что на тридцать миль дальше, чем Оук Гроув, а Итан и Пол пошли на вырубку проверять новую бригаду. Также на листочке было сказано, что все вернутся к вечеру.

Сара позавтракала хлопьями и все оставшееся утро убеждала себя, что поступила правильно, приняв решение остаться. Сама мысль об отъезде заставляла ее сердце сжиматься – она любила Делани и Такера. И все еще не была готова расстаться с мыслью об открытии спортлагеря. И предполагала, что не сможет выбросить Алекса Найта из головы, даже будь между ними три сотни миль.

Закладывая простыни в стиральную машину, она краснела, вспоминая ощущение его губ на своей груди. Как она намерена жить под одной крышей с Алексом следующие шесть недель? Да с тем, как стучит ее сердце при одной мысли о нем, она бросится в его объятия через неделю!

Повесив простыни сушиться, Сара пошла в кухню расставлять все на свои места и вполуха слушать Марту Стюарт, рассказывающую по телевизору о том, как очистить масло. Сара минут десять искала нужную сковородку, пока наконец не заметила ее на верхней полке буфета. Она нахмурилась: как Пол с Итаном умудрились сделать на ней вмятину? Она, наверное, заснула в тот самый момент, как ее голова коснулась подушки вчера вечером, раз не слышала грохота тяжелой сковороды.

Когда она закончила расставлять все на кухне в соответствии со своим пониманием порядка, то выключила телевизор, перешла в гостиную, включила телевизор там и уселась смотреть передачу по рукоделию, прихватив школьный проект, который дети вытащили, чтобы показать отцу. Зазвонил телефон, но Сара была в нерешительности: поднимать трубку или нет? Скорее всего, звонят по поводу лесозаготовочного бизнеса Найтов, о котором она почти ничего не знает. Но после того как Алекс появился без предупреждения только потому, что она позволила автоответчику записывать звонки, она решила, что пришла пора отвечать.

– Компания «NorthWoods Timber».

Тишина.

– Алло?

Снова ничего. Но Сара знала, что кто-то был на линии: на заднем плане слышался шум дороги.

– Алло? Кто это?

Раздался щелчок и послышался длинный гудок.

Сара села возле телефона и задумалась. С ней это было впервые, хотя за последние две недели такое случалось один раз с Полом и дважды с Грейди. Кто мог звонить и молчать в трубку?

Часы в углу пробили полдень, и Сара стряхнула с себя задумчивость, решив, что у кого-то очень похожий номер с Найтами. Она переключила телевизор на музыкальный канал, и гостиную заполнил голос Тоби Кита. Затем взяла тряпку для пыли и вернулась к работе.

Через десять минут, когда она стояла на табурете перед камином и смахивала пыль с лосиных рогов, пара больших рук неожиданно обхватила ее за талию наподобие железного обруча. Сара вскрикнула от неожиданности и чуть не упала. Она подпевала артистам в телевизоре и не слышала, как кто-то вошел. Оказалось, что голова Алекса была на уровне ее груди. Она попыталась спрыгнуть, но табурет закачался, и его руки сжались крепче.

– Не стоит залезать на табурет, когда никого нет в доме, – он снял ее с табурета и опустил на пол.

– Думаю, я пережила бы падение с полуметровой высоты, – быстро возразила она и выскользнула из его рук.

Телефон снова зазвонил.

– Вы не поднимете трубку? – не выдержала она, когда он не двинулся с места.

– Ты – домработница, ты должна ответить.

– Наверное, это вас, – предположила она, когда телефон зазвонил в третий раз. Ее сердце бешено колотилось от ощущения его рук вокруг ее талии, а грудь трепетала оттого, что оказалась возле его лица. Сара ослепительно улыбнулась Алексу: – Это, наверное, какая-нибудь из ваших старых подруг звонит, чтобы поздравить с возвращением из мертвых.

Он ничего не ответил.

Телефон зазвонил в пятый раз, когда Сара взяла его с кофейного столика и нажала кнопку разговора.

– Компания «NorthWoods Timber», – сказала она. – Да, это миссис Алекс Найт… Да, спасибо за соболезнования, мистер Портер. Нет, Грейди нет…

Алекс выхватил у нее телефон.

– Какого черта ты звонишь, Портер? – прорычал он в трубку. И вдруг нехорошо улыбнулся: – Да, это я, – голос Алекса был таким же угрожающим, как и выражение его лица. – Я не умер, поэтому не утруждай себя выражением соболезнований моей жене. И ответ все еще нет! Если ты еще раз используешь нашу дорогу для чего-нибудь, кроме перевозки леса, мы подадим на тебя в суд за незаконное проникновение на частную территорию.

Даже не попрощавшись, Алекс нажал кнопку и бросил телефон на диван, а потом повернул рассерженное лицо к Саре.

– Если Клей Портер позвонит еще раз, сразу же бросай трубку, как только поймешь, что это он. А если он вздумает появиться здесь, наставь на него ружье.

Кажется, Клей Портер не относится к друзьям Алекса.

– Это вы о том ружье, что бесполезно направлять на людей, так как у него нет бойка?

Он нахмурился еще сильнее.

– Просто не пускай его сюда.

Он повернулся на каблуках и вышел в кухню:

– А пирог еще остался?

Сара проследовала за ним через вращающуюся дверь.

– Кто такой Клей Портер? – спросила она, когда он подошел к столу и руками взял кусок пирога.

– Сосед. Его земля граничит с нашей на севере. – Алекс откусил огромный кусок, но сумел продолжить: – Его лесовозы пользуются нашей главной лесовозной дорогой, чтобы возить древесину и пиломатериалы.

– И вы намерены подать на него в суд за незаконное проникновение на частную территорию?

– Только если он воспользуется нашей дорогой для чего-нибудь, кроме перевозки леса.

– А для чего еще он может ее использовать?

– Для перевозки тяжелого оборудования. – Алекс откусил еще один большой кусок. Он наклонился над столом, выражение его лица все еще было угрожающим, когда он жевал. – Приблизительно за десять миль отсюда дорожное покрытие сильно износилось, и Клей хочет его поменять.

– А почему вы этого не хотите?

– А это пока не нужно. Мы не будем делать вырубку так далеко в ближайшие три года.

Сара совершенно запуталась.

– Но почему бы не разрешить мистеру Портеру починить вашу дорогу сейчас, если это позже принесет вам пользу?

– Мы разрешаем ему использовать нашу главную дорогу согласно договору, который Грейди подписал с его отцом двадцать лет назад. Но в договоре ничего не говорится о том, что мы должны помогать ему в этом.

– И если вы разрешите ему починить дорогу, это усилит его позиции как вашего конкурента? А рынок пиломатериалов невелик?

Алекс покачал головой, дожевывая следующий кусок.

– Тогда почему вы не разрешаете ему починить дорогу? – она уже теряла терпение.

Алекс проглотил пирог и снова недобро улыбнулся.

– Потому что мы не хотим, – он оттолкнулся от стола и подошел поближе, посмотрев на нее сверху вниз. – Держись подальше от Клея Портера, ясно?

Нет, она, черт возьми, ничего не поняла, но просто кивнула, глядя Алексу в глаза, и сменила тему:

– Где Делани и Такер? В записке было сказано, что они с вами.

– Грейди повез детей на вырубку. Он высадил меня, чтобы я забрал из автомастерской один из наших деревопогрузчиков и пригнал его туда. – Его лицо смягчилось. – Итан хочет разрешить Такеру вести один из скиддеров – это такой трелевочный трактор, – поскольку на нем никто сегодня не работает.

– Вести? Но ему только семь!

– Я водил скиддер в пять. А Делани умеет это с шести.

Сара подумала, что Алекс и Итан – идиоты, раз позволяют детям управлять такими огромными машинами. Она подошла к вешалке и сняла свою куртку.

– Я прогуляюсь, – сказала она, когда Алекс подхватил последний кусок пирога.

Через три дня Сара проснулась холодным утром – на улице шел дождь со снегом. Но внутри нее светило солнце от воспоминаний о чудесном уикенде, и ей было все равно, что там за окном. Делани и Такер не отходили от отца с момента его возвращения домой, и Алекс просто светился от счастья.

Сара тихонько держалась в стороне от всех, довольная тем, что вся семья наслаждается воссоединением. Даже Пол, казалось, не выказывал желания уходить из дому и отменил свои обычные свидания в пятницу и субботу вечером. Мужчины играли с детьми весь день, а когда те шли спать, переходили из гостиной в кабинет, выпивали по стаканчику, по очереди принимали горячую ванну и сами отправлялись в постель.

Ни Грейди, ни Алекс не спрашивали Сару о ее решении, поэтому и она не стала заводить этот разговор. Она не знала, решил ли Алекс, что она остается, или просто не хотел лишний раз обращаться к ней с вопросом. К тому же, возможно, он был так же смущен произошедшим, что решил взять на вооружение ее тактику и притвориться, будто она просто домработница.

Пока это подходило им обоим.

Сара наконец вылезла из постели, быстро оделась и отправилась готовить завтрак и собирать шесть обедов с собой. Дети сегодня возвращались в школу, а мужчины – к работе в лесу, несмотря на дождь. Яичница с беконом и хрустящие тосты уже ждали Найтов, когда они по очереди вошли в кухню. Сонный Такер тащился последним.

– Я не хочу сегодня в школу, – заявил мальчик, – я хочу с тобой на работу, пап, снова водить скиддер.

Алекс улыбнулся насупленному сыну.

– Я сегодня не иду в лес, Так. Мне нужно в город за запчастями, а затем – работать в мастерской и чинить один из тягачей. Тебе будет скучно.

Такер сердито посмотрел на свою яичницу, и вдруг лицо его просияло:

– Камера для моего велосипеда может быть уже готова. Ты заберешь ее для меня? И поставишь на велосипед?

Алекс пообещал это сделать, и остаток завтрака прошел спокойно, слышался только стук вилок и стаканов на фоне неторопливого разговора. Затем все разошлись по своим делам.

Алекс повел детей к повороту дороги, чтобы посадить на школьный автобус, Пол отправился в мастерскую разбирать двигатель тягача, а Грейди с Итаном поехали на вырубку, посмотреть, как там идет работа.

Когда дом опустел, Сара занялась сбором пустых тарелок, улыбаясь мыслям о том, каким особенно красивым выглядел Алекс сегодня утром. Прошло не так много времени после чудесного возвращения из джунглей, а его взгляд уже не был настолько замученным, и он, кажется, начал набирать вес. Ей было приятно думать, это ее стряпня помогала ему восстановиться после сурового испытания. Мать Сары всегда говорила: лучшее лекарство – это любящая семья и хорошая еда.

Но даже отличная еда, приготовленная дочерью, не смогла помочь матери, и та умерла, когда Саре было всего четырнадцать. Как не помогли и отцу ее чудные супы оправиться от падения с крыши, когда ей было шестнадцать. Он протянул почти девять месяцев и умер почти перед самым ее семнадцатым днем рождения. Пять недель спустя Марта Бенкс уговорила девушку выйти замуж за ее сына.

Когда Сара складывала посуду в посудомоечную машину, ее мысли опять вернулись к Алексу. Он вполне мог быть таким добрым человеком, за которого она когда-то мечтала выйти замуж. До самой брачной ночи с Роландом Сара не знала, что ее мечты об уютном доме, полном детей, никогда не сбудутся.

Но сейчас у нее двое чудесных детей. И временный муж. А следующей весной она начнет собственное дело и переедет в свой дом возле озера в трех милях отсюда – достаточно близко, чтобы навещать Делани и Такера, и достаточно далеко, чтобы нечасто встречать их отца. Значит, хотя бы на короткое время Сара может воплотить свою мечту.

Она фыркнула про себя. Алекс, без сомнения, оформит развод, как только какая-нибудь барышня в городе привлечет его внимание и он поймет, что не может никуда ее пригласить, пока у него в доме есть жена. Он, вероятно, начнет бракоразводный процесс второго января – не будет же он жить монахом вечно.

Назад к карточке книги "Соблазнение жены"

itexts.net

Последний романтик - Джанет Чапмен

  • Просмотров: 4038

    Двойное рычание (ЛП)

    Милли Тайден

    Большая прекрасная женщина, нуждающаяся в спутнике + Два горячих альфы, ищущих пару = Горячая…

  • Просмотров: 3666

    Землянки - лучшие невесты! (СИ)

    Мария Боталова

    Вы знали, что девушки с Земли — лучшие невесты во всех объединенных мирах? Никто не знал, и оттого…

  • Просмотров: 3289

    Попаданка в семье драконов (СИ)

    Любовь Свадьбина

    Попала в другой мир и семью драконов – одраконивайся!Уничтожают новый дом – борись за него!Заботясь…

  • Просмотров: 2770

    Самый хищный милый друг (СИ)

    Маргарита Воронцова

    Болезненные отношения, тяжелый развод… Теперь Кате не нужны мужчины, она их избегает. Но мужчины…

  • Просмотров: 2555

    Аукцион (СИ)

    Ольга Коробкова

    Кира работает в благотворительном фонде и содержит сестру. Им приходится очень сложно. И тут…

  • Просмотров: 2516

    Операция О.Т.Б.О.Р (СИ)

    Альмира Рай

    У меня никогда не было выбора. Я не могла решать свою судьбу, когда погибли родители. Не могла…

  • Просмотров: 2405

    Лилия для герцога (СИ)

    Светлана Казакова

    Воспитанницы обители нередко выходят замуж за незнакомцев, не имеющих возможности посвататься к…

  • Просмотров: 2370

    Чудовища не ошибаются (СИ)

    Эви Эрос

    Трудно жить и работать, когда твой сексуальный босс — чудовище с девизом «Я не прощаю ошибок». А уж…

  • Просмотров: 2131

    Научи меня любить (СИ)

    Кира Стрельникова

    Лилия - хрупкий, нежный цветок с тонким ароматом. Лиля - хрупкая, нежная девушка с мечтой в любовь…

  • Просмотров: 1811

    Единственный, или Семь принцев Анастасии (СИ)

    Ольга Обская

    Белис – довольно милый параллельный мирок, королевство с прогрессивными законами. Только Насте-то…

  • Просмотров: 1796

    Покорность не для меня (СИ)

    Виктория Свободина

    Там, где я теперь вынужденно живу, ужасно плохо обстоят дела с правами женщин. Жен себе здесь…

  • Просмотров: 1682

    Э(ро)тические нормы (СИ)

    Сандра Бушар

    Ее муж изменяет. Прямо на глазах, даже не пытаясь этого скрыть… На что способна жена,…

  • Просмотров: 1630

    Алеррия. Обмен судьбы. Часть 1 (СИ)

    Юлия Рим

    Дочиталась фэнтези! Думала сказки, такого не бывает. И ни куда я не падала, и никто меня не сбивал!…

  • Просмотров: 1542

    Замуж на три дня (СИ)

    Екатерина Флат

    Раз в четыре года в королевской резиденции собираются холостые лорды и незамужние леди. За месяц…

  • Просмотров: 1400

    И небо в подарок (СИ)

    Оксана Гринберга

    Меня ничего не держало в собственном мире, да и в новом - лишь обещание данное отцу, Королевский…

  • Просмотров: 1389

    АН-2 (СИ)

    Мария Боталова

    Невесты для шиагов — лишь собственность без права голоса. Шиаги для невест — те, кому нельзя не…

  • Просмотров: 1309

    Тиран моей мечты (СИ)

    Эви Эрос

    Я никогда не мечтала о начальнике-тиране. Что же я, сама себе враг? Но жизнь вносит свои коррективы…

  • Просмотров: 1304

    Наследница проклятого мира (СИ)

    Виктория Свободина

    Отправляясь в увлекательную экспедицию вместе со своим любимым парнем, я никак не ожидала, что она…

  • Просмотров: 1205

    Игра на двоих (ЛП)

    Селини Эванс

    В автомобильной катастрофе близнецы Дэй теряют своих родителей, едва оставшись в живых сами. По…

  • Просмотров: 1044

    Тайны мглы (СИ)

    Виктория Свободина

    Я родилась человеком. Только прожила совсем недолго. Мне было двадцать лет, когда в мой…

  • Просмотров: 1003

    Иномирянка. Иллюзия выбора. Книга 2 (СИ)

    Марина Абрамова

    Отучиться на спецагента в другом мире? Легко! Пройти боевую отработку? Еще легче! Выжить в…

  • Просмотров: 975

    За твоей спиной (СИ)

    Ксения Болотина

    Она не проживет без него и дня. Без его поддержки, без улыбки, без защиты. Ей не понаслышке знакомо…

  • Просмотров: 974

    То, что снилось ночами (СИ)

    Елизавета Кузьмина

    Как вы относитесь к людям нетрадиционной ориентации? Вы чувствуете агрессию? ненависть? Или же вам…

  • Просмотров: 843

    Пока не нагрянет любовь

    Ирина Ирсс

    Один нежеланный поцелуй может перевернуть весь твой мир с ног на голову, особенно если узнается,…

  • Просмотров: 833

    Соседи через стенку (СИ)

    Елена Рейн

    Сборник романтических историй серии книг "Только моя": 1. "СОСЕДИ ЧЕРЕЗ СТЕНКУ" Наше первое…

  • Просмотров: 734

    Шериф (ЛП)

    Алекса Райли

    Размножение #2.5  Бонусная история из книги «Механик» о шерифе Лоу и его Джозефин.Как всегда…

  • Просмотров: 728

    Строптивица для лэрда (СИ)

    Франциска Вудворт

    До чего же я люблю сказки… Злодей наказан, главные герои влюблены и женятся. Эх! В реальности же…

  • Просмотров: 710

    Домовая в опале, или Рецепт счастливого брака (СИ)

    Анна Ковальди

    Он может выбрать любую. Магиня-огневка, сильнейшая ведьма, да хоть демоница со стажем! Но…

  • itexts.net

    Читать онлайн книгу Соблазнение жены

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 10 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

    Назад к карточке книги
    Глава 14

    Снега выпало достаточно, а первый день нового года был солнечным, и температура поднялась до минус одного градуса. Прекрасная погода для того, чтобы порыбачить и покататься на детском снегоходе на озере, сообщил Грейди за завтраком. Сара загадочно усмехалась, что не укрылось от Алекса, но он понятия не имел, что вызвало эту улыбку.

    Она вышла из охотничьего домика с пятью жалкими на вид ловушками, и Пол разразился истерическим смехом, узнав в них бесполезный хлам, который валялся в магазине Мери вот уже несколько лет. Но Алекс быстро прервал его веселье точно посланным снежком, после чего все вступили в снежную битву.

    Кроме Сары. Она уже шла к озеру, неся свой незатейливый инвентарь, включая ведро с наживкой и долото.

    Алекс тяжело вздохнул: судя по ее решительной походке, она собралась показать, какой она умелый рыбак. Он пошел за ней на озеро, взяв свои высококлассные ловушки и закинув на плечо новую корзину.

    – Сара, подожди. Ты хоть знаешь, куда идти?

    – Да, и собираюсь наловить рыбы для сегодняшнего ужина.

    Боже, ее ждет такое разочарование! Озеро Фрост не особо богато рыбой, а Сара собиралась наловить рыбы на всю семью этим странным подобием ловушек? Алекс снова вздохнул, когда она пошла дальше. Из ее кармана торчала старая книга по подледному лову, которую она, наверное, нашла на чердаке.

    Эх, надо было отговорить ее от идеи порыбачить и просто развлечься. Как опытный рыбак, Алекс положил в корзину с ловушками и воздушного змея. Могут пройти часы без какого-либо результата, а когда утихнет ветер, может, появится клев, а может, и нет. И хороший рыбак всегда предусмотрит себе развлечение.

    Сара остановилась ярдах в сорока от него, почти в двух сотнях ярдов от берега и медленно огляделась вокруг. Она осмотрела свежевыпавший снег, затем безоблачное небо и наконец окинула взглядом берег.

    – Что она ищет? – спросил Итан.

    Алекс пожал плечами:

    – Она прихватила старую книгу по зимней рыбалке, – ответил он, будто это объясняло все.

    Итан улыбнулся впервые за день.

    – Да, опытный рыбак, – он хлопнул Алекса по спине: – Давай-ка лучше займемся делом, если не хотим проиграть. Эй, а что делает Делани?

    Пол с Такером остановились возле Итана и Алекса, и все вместе смотрели, как девочка шла к Саре, неся свое рыболовное снаряжение.

    – Она действительно собирается обставить нас, – сказал Пол и посмотрел на племянника: – Ты знаешь, что это означает, Так?

    Мальчик покачал головой.

    – Это означает войну! – со смехом сказал Пол, хватая Такера и кружа его. – И мы разобьем их наголову.

    Последним пришел Грейди, качая головой.

    – Я не хочу, чтобы кто-нибудь почувствовал себя обиженным, – предупредил он. – Кроме того, что вы за мужчины, если воспользуетесь своим преимуществом? У них на двоих всего десять лет рыболовецкого опыта, и весь он у Делани. Поэтому играйте честно.

    Пол поставил Такера на лед и, недоумевая, посмотрел на отца.

    – Ты с ума сошел? Да они заставят нас мыть посуду до весны!

    – Алекс, – промолвил Итан, – Делани знает, что у нас есть газовый бур. Почему они рубят лед этим долотом?

    – Это очень старая книга, – напомнил Алекс.

    Мужчины начали бурить лед и проделали двадцать пять отверстий против одного, сделанного Сарой. Они установили ловушки, поместили туда наживку и пошли устраивать лагерь – с переносными холодильниками, корзинами с едой и складными стульями, которые прихватили с собой. А затем младшие члены семьи достали воздушных змеев вместе с огромными запутанными мотками бечевки. Рыбалка – забава, запускание воздушных змеев – это куда серьезнее.

    У Такера было совершенно новое снаряжение для запуска воздушного змея и, благодаря Грейди, – новая катушка и ручка, с помощью которой запускать змея на длинной веревке было удобнее. Самый большой змей был у Итана: он сказал, что сделал его таким, чтобы тот выдерживал всю длину веревки, которую он хотел использовать в этом году.

    Алекс мельком взглянул на Сару, прежде чем раскрыл своего разноцветного змея. Она сидела на складном стуле, рассматривая свою ловушку. Та старая книжка лежала раскрытой у нее на коленях. Алекс заторопился запустить своего змея и привязал его к палке, воткнул ее в отверстие во льду, а затем пошел было к Саре показать, как нужно устанавливать ловушку.

    Он не успел сделать и двух шагов, когда его остановил отец. Алекс посмотрел в ту сторону, куда указывал Грейди: к ним на снегоходе приближался егерь, направляясь прямиком к Саре и Делани. Алекс хотел продолжить путь, когда вдруг вспомнил, что забыл оформить Саре разрешение на ловлю рыбы, но Грейди снова остановил его.

    – Пусть сама разбирается, – ответил он на вопросительный взгляд Алекса, – кроме того, если это Дэниел, это будет забавно.

    Алекс решил, что отец прав. Дэниел Рид не был женат и так же поддавался очарованию милых мордашек, как и все они. Алексу не терпелось увидеть, как егерь поддастся чарам Сары.

    Пол с Итаном подошли и стали рядом с ними, Пол все еще держал в руке своего змея. Они все заулыбались, когда Сара встала при виде офицера в форме, приближающегося к ней. Улыбка Алекса стала еще шире, когда Делани прижалась к Саре и взяла ее за руку.

    – Мэм, – сказал Дэниел, засовывая перчатки в карман и рассматривая жалкие ловушки в неровной, слишком маленькой проруби, – я Дэниел Рид, местный егерь.

    Он коснулся края своей шляпы, посмотрел на нее – и ахнул от удивления.

    Она была прекрасна. Великолепна. Ослепительна!

    – Офицер Рид, – тепло приветствовала она.

    А ее голос – как сладкий мед! Дэниел посмотрел на Найтов, которые откровенно потешались над его неловкостью. Он откашлялся и наконец собрался с силами снова посмотреть на эту прекрасную женщину.

    – Могу я увидеть ваше разрешение?

    – Разрешение? – переспросила она. – Мне нужно разрешение… на рыбалку?

    Дэниел кивнул, понимая, что ведет себя невежливо, даже по-дурацки.

    – Да, мэм, – выдавил он, – и нет, если это снасти Делани, – поспешил он заверить ее.

    Дэниел вздохнул, когда она покачала головой. Он догадывался, что малышка Найт не будет ловить рыбу такой штуковиной.

    – Это мое, – сказал ослепительный ангел своим сладким голосом. – В моей книге ничего не говорится о разрешении, – нахмурившись, продолжила она. – На побережье не требовалось никакого разрешения.

    И женщина протянула ему книгу. Дэниел взял ее, глянул на обложку, перевернул первую страницу и усмехнулся:

    – Когда ее издали, разрешения были не нужны. А сейчас, – он догадался, что, если не глядеть на нее, ему удастся связать хотя бы два слова, – для ловли в пресной воде оно требуется. Но, – быстро продолжил он, не удержавшись и взглянув в ее встревоженное лицо, – я отпущу вас на этот раз, если увижу, что вы используете одну… э… одну ловушку… если сможете хоть что-нибудь ею поймать. Просто в следующий раз перед тем, как выходить на лед, убедитесь, что у вас оформлен документ, – предложил он и, набравшись смелости, снова посмотрел на нее.

    Она улыбнулась ему, отчего он почувствовал, как подгибаются колени.

    – А Делани нужно разрешение? – спросила она.

    – Нет, – ответил он, качая головой, – пока ей не исполнится шестнадцать. Вы приехали с побережья? – спросил Дэниел, почувствовав себя смелее, когда заметил, что на пальце у нее нет обручального кольца.

    – Нет, я сейчас живу здесь. Я Сара… Сара Найт, – сообщила она. – Жена Алекса. Мы живем вон там, – сказала она, указывая на дом вдалеке.

    Вдруг Дэниел все понял. Значит, это та женщина, на которой женился Алекс. Но почему этот удачливый ублюдок не надел ей на палец кольцо? Сам он наверняка сделал бы это, если бы она принадлежала ему.

    – Я знаком с вашим мужем, – сказал он. – Ну, оставляю вас рыбачить и пойду проверю остальных. Хорошего дня, Делани. Миссис Найт, – кивнув, попрощался он и оседлал снегоход.

    Он покачал головой, когда остановился перед четырьмя улыбающимися Найтами.

    – Парни, вам следовало бы стыдиться, – отчитал он их и посмотрел на Алекса. – Она сказала, что она твоя жена.

    – Так и есть, – сказал Алекс, протягивая руку.

    – Что, дела не очень? – спросил Дэниел, пожимая Алексу руку.

    – Да нет.

    Дэниел посмотрел на его красавицу-жену, которая старым ржавым долотом проделывала вторую дыру для девочки, затем перевел вопросительный взгляд на Алекса. Тот вздохнул.

    – У нас соревнование. А у нее есть эта книга… – начал было объяснять он.

    Дэниел поднял руку:

    – Ни слова больше. Она серьезный рыбак, я понял, – сказал он, улыбаясь воздушному змею Пола.

    – Она намерена наловить рыбы для праздничного ужина, – сказал Алекс.

    – Надеюсь, вы прихватили сосисок, – ответил егерь, смеясь, и направился к саням. – Алекс, завтра оформи ей разрешение. Эта ослепительная улыбка не поможет ей при встрече с женщинами-егерями.

    Когда Рид уехал, все трое снова взялись разбираться со своими змеями, а Грейди помогал Такеру. Делани внезапно испустила радостный вопль, и Алекс, повернувшись, увидел, как дочь прыгает перед Сарой, а та изо всех сил тянет веревку из проруби. Рыба вылетела, отчаянно трепыхаясь. Это была чертовски большая рыба. Алекс оглянулся на братьев.

    Они все стояли неподалеку от своих ловушек с глупым выражением лица. Алекс засмеялся и пошел поздравить Сару… а может быть, даже признать свою неправоту.

    Все пятеро подошли к женщинам одновременно… и молча смотрели, как Сара умело сняла красивого пресноводного лосося с крючка и ударила его головой об лед. Она гордо улыбнулась им, не сказав ни слова, и наклонилась, чтобы насадить на крючок новую наживку.

    Алекс с удивлением смотрел, как она опустила руку в ведро с мелкой рыбешкой, схватила одну, потом, осторожно держа ее двумя пальцами, насадила на крючок и опустила в отверстие. Она осмотрела рыбку, убедившись, что та достаточно подвижна, затем отпустила толстую веревку до уровня пуговицы, пришитой к ней. Оставшийся конец веревки она накрутила на расшатанную рулетку, переустановила флажок и осторожно опустила ловушку в прорубь.

    Алекс оглянулся на свои пять ловушек. Затем посмотрел на снасти Пола, Итана, Такера и Грейди. Все они были здесь уже около часа, но еще никто не поймал ни плавника.

    Буквально в тот же миг флажок Делани подскочил вверх ярдов на десять. Четверо взрослых мужчин ахнули от удивления, а Такер выругался первый раз в жизни.

    – Просим нас простить, – довольно сказала Сара.

    Они с Делани устремились к флажку, и девочка вытащила живую – да к тому же солидных размеров – озерную форель. На этот раз обе ослепительно улыбнулись наблюдателям, а вторая попытка Такера выругаться оказалась самым подходящим ответом. Мужчины бросились к своим ловушкам, напрочь забыв о воздушных змеях.

    Тем вечером Найты садились за стол с красными лицами – и от зимнего солнца, и от унижения. На ужин была отлично приготовленная рыба. Девочки старались быть скромными и не радоваться открыто своей победе, но не могли сдержать довольных улыбок. Если бы не они, всем пришлось бы есть сосиски – мужчины за целый день не поймали ни одной рыбки. Двадцать пять ловушек почти пять часов простояли пустыми! Ужин прошел в молчании, а вкуснейшая рыба не лезла в горло.

    В какой-то момент ужина Алекс понял, что придется лучше приглядывать за Делани, потому что на ее милом личике стала появляться улыбка, из-за которой ему придется разгонять мальчиков палкой.

    – Сара, сегодня вечером, когда дети уйдут спать, у нас будет ежегодное совещание по планированию работы компании «NorthWoods Timber», – Алекс отодвинул пустую тарелку, – мы можем съесть десерт тогда.

    – Я приготовлю кофе, – пообещала она, вставая и выходя с Делани в гостиную. – Будьте осторожны и не побейте посуду, когда будете ее мыть, – ласково сказала она, подталкивая напарницу к двери.

    Глава 15

    Совещание началось в восемь тридцать. Дети уже спали после дня, проведенного на свежем морозном воздухе, полного солнца, наживки, катания на снегоходе и запускания воздушных змеев. Сара накрыла на стол, аромат свежего кофе и хрустящего яблочного десерта наполнил кухню. Она разлила кофе, разложила по тарелкам сладости и двинулась в сторону гостиной – смотреть телевизор.

    – Садись, Сара, – Алекс отодвинул соседний стул. – Ты тоже в курсе того, что тут происходит, поэтому, может быть, и ты тоже что-нибудь посоветуешь.

    – Насчет чего? – удивилась Сара и села рядом с Алексом.

    – Думаю, ты должна кое-что сказать Грейди.

    – Я? – спросила она, бросив взгляд на Грейди, который вопросительно смотрел на старшего сына.

    Алекс взял с колен большую красную папку и положил перед отцом.

    – Думаю, ты хочешь напомнить Грейди, что ему нужно рассказать нам о твоих планах открыть для туристов стрелково-спортивную базу.

    На две секунды над столом повисла тишина, а затем Пол вскочил на ноги.

    – Что? – Его горящий взгляд метался от Сары к Грейди. – Мы же решили, что она останется закрытой! Мы не хотим, чтобы по нашим лесам шастали туристы.

    Грейди протянул руку и медленно открыл папку, молча изучил несколько страниц, затем посмотрел на Сару и усмехнулся.

    – Это похоже на бизнес-план. Я знал, что принял правильное решение в августе.

    Под пристальными взглядами трех пар глаз Сара проглотила комок в горле и сказала:

    – Спасибо.

    – Минуточку, – тон Итана был угрожающе спокойным. – Ты хочешь сказать, что заключил эту сделку с Сарой еще летом? Что она приехала cюда не просто работать по дому, а чтобы открыть базу?

    Грейди кивнул.

    – Но мы же решили, что она останется закрытой, – повторил Пол, на этот раз спокойнее, но все так же сердито, подтащил свой стул к столу и сел.

    Сара напряженно пыталась понять, что означает молчание Алекса – оно было хуже громких протестов Пола и Итана.

    – Где ты взял это? – спросила Сара, подвигая папку к себе и медленно закрывая ее.

    – На чердаке, в коробке возле окна.

    – В той, на которой написано мое имя?

    Он кивнул:

    – Я искал набор искусственных приманок и не обращал внимания, что на какой коробке написано. Пока не наткнулся на эту папку и не прочитал внимательно то, что в ней нашел.

    – У нас было всего две небольшие аварии за все годы, что мы разрешали пользоваться дорогой прежним владельцам базы, – сказал Грейди, возвращаясь к теме разговора, – и мне очень больно видеть, что она разваливается, вместо того чтобы приносить прибыль.

    – Как? – спросил Пол. – Если Сара будет управлять базой, она единственная, кому это будет приносить прибыль.

    – Она будет платить за аренду определенный процент от прибыли.

    Итан покачал головой.

    – Это дело не принесет ничего. Домики слишком старые, требуют ремонта и вложений. Саре придется терпеть убытки первые пять лет после открытия.

    – Думаю, – вмешался Алекс, – она сможет сделать так, чтобы они стали приносить доход. – Он глянул на Грейди, затем на братьев. – Я изучил этот бизнес-план, и если Сара останется в рамках бюджета, сделает большую часть необходимой работы сама и привлечет тех клиентов, которых наметила, то начнет получать прибыль в течение двух лет.

    Сара чуть не упала со стула.

    – Так ты не против, чтобы я открыла базу?

    Алекс покачал головой.

    – Не совсем. Я согласен с Итаном и Полом: не хочу, чтобы наши дороги наводнили туристы. Просто отмечаю, что ты все хорошо спланировала, и с твоим опытом управления гостиницей ты можешь и здесь добиться успеха.

    – Я обдумывала эту проблему – ну, что база находится в лесу, где ведутся лесозаготовительные работы, – призналась она. – Планирую знакомить гостей с правилами техники безопасности и инструктировать, как не мешать рабочим.

    – Открытие базы привлечет деньги в Оук Гроув, – добавил Грейди, – весь город будет в выигрыше.

    – Особенно наша страховая компания, – буркнул Итан. – Они поднимут нам ставку до небес, как только один из наших лесовозов закатает в землю машину с туристами.

    – Ваши лесовозы ездят по дорогам штата без всяких проблем, – заметила Сара, – так почему водители не могут быть осторожными на лесных дорогах, как и на остальных?

    – Дороги штата спроектированы для плотного движения, – возразил Итан, – они шире, чем наши, и там асфальт. Ты знаешь, сколько нужно груженному многотонному лесовозу, чтобы остановиться на гравии?

    – Это дело решенное, – сказал Грейди, наклоняясь вперед и прижимая руки к столу, – мы с Сарой ударили по рукам в августе. – Он посмотрел по очереди на сыновей, остановившись на Алексе. – Сара не владеет полностью отцовской гостиницей на острове Крег. Долю Марты Бенкс в ней унаследовал ее второй сын, поэтому Саре нужен новый дом и новая работа. Вы же не думаете, что нам следует выгнать ее и отправить в гостиницу, которая ей не принадлежит, только потому, что мы не можем позволить паре машин проехать по нашим дорогам?

    Наступила тишина. Сара затаила дыхание, пока не поняла, что от этого у нее в голове пульсирует сильная боль. Она не отрывала глаз от своей папки, лежащей перед ней на столе, пока ждала решения трех людей, в чьих руках сейчас находилась ее мечта.

    – Где этот твой деверь? – спросил Итан.

    – Никто не знает. Адвокаты Марты пытаются найти его. Я планировала использовать деньги от продажи своей доли в гостинице на ремонт домиков и покупку новых лодок и катеров.

    – Ты точно хочешь спустить все свои деньги на эту базу?

    Сара кивнула.

    – Да, потому что я знаю, как сделать так, чтобы она работала.

    Алекс тяжело вздохнул.

    – Считаю, нужно отложить это решение, пока не обдумаем его как следует, а Пол и Итан не прочтут бизнес-план Сары.

    Вот черт. Это не то, что она хотела услышать.

    – Сколько времени вам понадобиться на принятие решения? – Она посмотрела в глаза Итану и Полу. – Мне уже следует переезжать на базу и готовить ее, если я хочу открыться к первому апреля.

    Алекс покачал головой:

    – Ты не переедешь на базу прямо сейчас.

    – Я буду приходить три раза в неделю, убирать и готовить для вас до апреля. Но мне будет легче работать на базе, если я буду там жить.

    – Ты не можешь переехать прямо сейчас. – Итан молча переглянулся с Алексом, а потом посмотрел на нее. – Пока мы не выясним, что на самом деле происходит со всеми этими чужаками и случаями вандализма, тебе нельзя жить там одной.

    – У тебя теперь есть машина, – заметил Алекс, – ты можешь ездить на базу, работать там несколько часов в день и возвращаться до наступления темноты.

    Ну что же, они хотя бы говорят об этом так, будто и вправду собираются разрешить ей открыть базу. А наличие собственной машины значительно облегчает ее пребывание здесь, хотя и немного отдаляет от Алекса.

    – Тогда решено, – Грейди ободряюще подмигнул ей, – переходим к новому делу. Я хочу, чтобы у нашей компании появился свой лесопильный завод.

    Сыновья уставились на него, не веря своим ушам.

    – Лесопилка! – воскликнул Итан. – Ты с ума сошел? Ты считал, сколько надо вложить, чтобы построить ее?

    Грейди улыбнулся:

    – Она уже есть. Лесопилку «Loon Cove Lumber» выставили на продажу, – он подался вперед на стуле, – и Клей Портер ведет переговоры о ее покупке.

    Эта маленькая новость вызвала у Алекса бурную реакцию:

    – Что Портер хочет делать с «Loon Cove Lumber»? Он же занимается лесозаготовкой, как и мы?

    – Вот именно! И, как и мы, он зависит от «Loon Cove Lumber», которая покупает его сырье. Без нее нам некуда его сбывать, – Грейди показал пальцем на Алекса. – И если Портер купит «Loon Cove», можете быть уверены: он не будет брать в обработку наши деревья, – он посмотрел на Итана и Пола. – Поэтому, если мы не вырвем ее у него из-под носа, единственным сбытом для нас останется бумажная фабрика. А на древесине для производства бумаги не заработаешь и половины того, что мы зарабатываем на пиломатериалах.

    – А другие деревообрабатывающие предприятия есть в округе? Ну, кроме этой «Loon Cove Lumber»? – спросила Сара. – Если мистер Портер купит ее, вы сможете продавать древесину кому-нибудь еще?

    Все четверо покачали головами.

    – Ближайшая в девяноста милях отсюда, – сказал Алекс. – Дешевые канадские лесоматериалы привели к тому, что большинство лесопилок в округе закрылись. «Loon Cove Lumber» – одни из последних, кто держался.

    – А «Loon Cove» в конце концов не закроется, как другие, если канадская древесина дешевле?

    – Мы можем конкурировать с Канадой, – пояснил Грейди, – если у нас будет и лес, и лесопилка. Вот почему Портер охотится за ней.

    – Ему придется заложить самого себя, – сказал Алекс.

    – Нам тоже, – предупредил Грейди, – но я уверен, что игра стоит свеч. – Он откинулся на стуле и скрестил руки на груди. – Или ты хочешь, чтобы Клей решал, что у тебя будет на ужин?

    – «Loon Cove» больше, чем нам нужно, – сказал Пол.

    – Будем покупать древесину у Портера, – пояснил Грейди с озорным огоньком в глазах.

    – У нас еще есть время? – спросил Алекс.

    – Нет. Старик Бишоп хочет продать ее как можно скорее, что нам на руку. Сейчас немного найдется покупателей на лесопильный завод, а цена хорошая. Давайте проголосуем.

    – Вот так сразу? – удивился Итан. – Ты обрушился на нас с этим, а теперь просишь проголосовать?

    – Голосуем, – повторил Грейди.

    – Я за, – сказал Пол, улыбаясь насупленному брату.

    – За, – откликнулся Алекс.

    – Ох, ну ладно, – сдался Итан, – но я не буду работать там слесарем, и это мое последнее слово.

    – Я рад, что решение единодушное, – Грейди довольно улыбнулся. – Ну вообще-то, я уже подписал бумаги на покупку и внес приличный задаток.

    Итан и Пол выругались, а Сара, раскрыв рот от удивления, посмотрела на Грейди.

    Почему этот человек все время что-то замышляет за спинами у своих сыновей и компаньонов?

    – «Loon Cove» в тридцати милях отсюда по дороге, но, если поехать по берегу и построить мост через речку, будет всего пятнадцать, – напомнил Грейди. – К ней прилагаются пятнадцать тысяч акров леса на границе с нашей землей, так что мы можем проложить дорогу, и это даст возможность протащить лес по своим дорогам дальше, чем позволяют дороги штата. Это мудрое решение, – заверил он.

    – Ну и кто будет управлять лесопилкой? – спросил Итан, в голосе которого все еще слышалось раздражение. – Ты сказал, что Бишоп торопится продать ее. Почему?

    – Здоровье уже не то, – Грейди усмехнулся Итану и почесал подбородок. – Да я и сам думал, кто бы мог ею управлять…

    – Черт подери! – выругался Итан.

    – Ты возьмешься? – удивился Пол. – Ты же ненавидишь лесопилки.

    – Чужие ненавижу. Возьмусь, – решительно сказал Итан, взглянув на Алекса.

    Алекс кивнул, соглашаясь.

    – Когда? – спросил Итан.

    – Мы вступим в права владения первого марта.

    – Кажется, у нас будет о-очень интересная весна, – Алекс встал.

    Сара тоже поднялась и, не обращая внимания на стол, заваленный посудой, пошла к задней двери.

    Алекс нагнал ее там.

    – Куда ты собралась? – спросил он, хватая ее за куртку. – На улице десятиградусный мороз и уже темно.

    – Просто пойду прогуляюсь, – она вздернула подбородок.

    Алекс повернулся спиной к остальным.

    – Итан не убежит, – тихо заверил он ее. – Или ты подумала, что он бежит к чему-нибудь?

    – Мне это не по душе.

    Он взял ее куртку, кивком показав, чтобы она повернулась, и помог ей одеться. Сара засунула руки в рукава, и Алекс потянулся за своей курткой.

    – Присоединюсь к тебе, – он открыл дверь, жестом пропуская ее вперед.

    – Я тут подумала, – сказала Сара, выглянув на улицу, и расстегнула куртку, – там холоднее, чем мне казалось. Пойду лучше почитаю у себя в комнате.

    Алекс быстро вывел ее на крыльцо, закрыл за собой дверь и обхватил ее руки своими.

    – Ерунда, – он засмеялся, – прекрасный вечер для прогулки. – Он повел Сару через двор к ее машине и прислонился к ней. – Я заметил, что этот автомобиль не двигался с того места, где Пол припарковал его, когда завел во двор. Почему? Тебе он не понравился?

    – Понравился, – усмехнулась она, – я просто жду, когда дети вернутся в школу.

    – Почему? – он посмотрел на ее губы.

    – Чтобы не было свидетелей.

    Он засмеялся и взглянул ей в глаза.

    – Рядом с твоей красной папкой я нашел маленький квилт, сильно напоминающий букет роз, что я тебе подарил. Это ты его сшила?

    Она опустила глаза.

    – Да.

    – Он довольно сложный, и наверняка тебе понадобилась уйма времени, чтобы сделать его. Почему ты спрятала его в коробке, проделав такую работу? А не повесила где-нибудь?

    – Я собиралась повесить его в домике администратора на базе, – сказала она, не поднимая глаз.

    Он поднял ее подбородок и заставил посмотреть на него.

    – У тебя талант.

    – Спасибо.

    – А почему ты не носишь обручальное кольцо? – спросил он, пряча руку за спину.

    – Я не ездила в город.

    – Дэниел Рид глянул на твою руку. И заметил, что кольца там нет.

    – Дэниел Рид?

    – Тот егерь, что не смог тебя оштрафовать за отсутствие разрешения на ловлю рыбы. – Он покачал головой: – Ты это делаешь специально или инстинктивно?

    – Делаю что?

    – Повергаешь мужчин ниц своей ослепительной улыбкой. Не сердись на меня, – он засмеялся, – я просто указал на очевидный факт. Мне бы хотелось, чтобы ты носила мое кольцо, Сара. Так будет лучше для всех нас, вдруг кто-нибудь из нашей бригады или из города придет к нам.

    Саре была невыносима мысль о том, чтобы надеть это кольцо себе на палец. Она стащила кольцо Роланда в тот же день, когда его объявили утонувшим, и впервые за восемь лет вздохнула свободно. Пора сменить тему – ну, что-то вроде того:

    – Сегодня первое января. Когда ты оформишь развод? Или это нужно сделать мне?

    Алекс отошел от машины.

    – Если кому и надо будет сделать это, то уж лучше я сам.

    – Не стоит тянуть с этим, хотя бы ради детей. Такер называет меня мамой: Грейди попросил его говорить так, когда мы оформили брак, чтобы люди поверили, что свадьба была настоящей. И Такер все еще уверен, что это взаправду, и спрашивает, когда я перееду в твою комнату, как настоящая мама. Тебе нужно поговорить с ним и Делани.

    – Нет.

    – Родители разводятся часто, – продолжала она, не обращая внимания на мрачный вид Алекса, освещенного фонарем, висящим над крыльцом. – Я буду жить на озере, и они смогут приходить ко мне, когда захотят. А я сделаю все возможное, чтобы убедить, что я люблю их. Не стоит подавать им ложные надежды, продолжая притворяться.

    – Я разберусь со своими детьми.

    – Я тоже, – резко отозвалась она. – Я действительно люблю их и не хочу причинить им боль.

    – Тогда не разводись.

    – Ты с ума сошел? Ты так же не хочешь этого брака, как и я.

    Алекс снова прислонился к машине, скрестив руки и ноги.

    – А может, я передумал.

    – Ты не можешь! У нас был уговор! Был? – Черт, разве они не договаривались развестись первого января? – Ты попросил меня притвориться, что брак настоящий, на время, достаточное для того, чтобы у судьи Роджерса и у Грейди не было проблем.

    Он пожал плечами:

    – Я не помню точно, что я говорил. Если и был такой уговор, то я передумал.

    – Ты не можешь!

    – Почему?

    – Почему… – Сара закрыла рот, страстно желая стереть ухмылочку, приводящую ее в бешенство, с его лица.

    – Ты всегда можешь подать на развод. – Его спокойный голос заставлял еще больше злиться. – Если это сделаю я, все мужчины отсюда до Бостона подумают, что я повредился умом.

    – И все? – Она еле могла говорить. – Ты хочешь оставить видимость семьи, чтобы сохранить лицо?

    – Есть еще проблема с пробками на дорогах, которую тоже стоит учесть, – продолжал он, – если ты внезапно станешь свободной, то на базу потянется больше местных, чем туристов.

    Сара закатила глаза.

    – Из всех абсурдных…

    – Ну, еще есть проблема раздела имущества, – продолжал он, потирая подбородок. – На что ты собираешься претендовать? Может, на базу?

    – Мне от этого развода ничего не нужно, – сказала она со злостью, переходящей в отчаяние, – я хочу получить назад свою жизнь!

    Он внимательно посмотрел на нее и тихо спросил:

    – И что это будет за жизнь, Сара? Такая, в которой ты живешь совсем одна в этом большом старом доме на базе, заботясь обо всех, кроме себя самой? – Он взял ее за плечи. – Или такая, в которой у тебя есть собственный муж и дети? Намного безопаснее читать о сказочной жизни со счастливым концом, чем самой добиваться этого, не правда ли?

    – Я нашла книги, которые ты прятал между подушками… Ты думаешь, что раз прочитал пару любовных романов, то раскусил меня?

    Он улыбнулся.

    – Они вымышленные, Алекс. Выдуманные люди в выдуманном мире. И в них нет ничего общего с нашими проблемами. Мы оба не хотели этого брака.

    – Говори за себя, солнышко, – он наклонился и коснулся своими губами ее губ.

    Боже правый, он снова делает это с ней! Выводит ее из равновесия и превращает мозги в желе. Каждый сладострастный сон прошлого месяца как будто ожил наяву, и Сара будто оказалась в одном из них, когда его губы двигались на ее губах, а сладкий вкус яблочного десерта и запах сосновой смолы дразнили ее. Внутри у нее все сжалось, но ее губы постепенно расслабились и раскрылись, а руки, схватившие куртку, потянули его ближе, вместо того чтобы отталкивать.

    Беги, спасайся! – кричал разум, но для Сары он был не громче шепота, перекрываемого ревом несущейся по венам крови. Ее сердце сумасшедше колотилось о ребра, или это его сердце билось так сильно рядом с ней?

    Его язык скользнул ей в рот, его рука опустилась на спину и сильнее прижала ее к нему. Она утонула в море ощущений и не заметила, как ее губы стали двигаться вместе с его. И тут она почувствовала, что на нее обрушился хаос, разбивший ее лодку о берег.

    Нет. Нет, это несомненно было что-то более твердое, чем рука у нее на бедре, и какая-то крошечная, все еще сохраняющая работоспособность часть ее мозга сказала ей, что она сидит на капоте своей машины, ее ноги обхватили Алекса, а ее язык проник глубоко в его рот.

    Ей надо было подумать о чем-нибудь другом – о чем-нибудь, кроме ощущения близости Алекса Найта, вцепившегося в нее. Нет, это она вцепилась в него!

    Мужчина, фантазии о котором наполнили все ее неудержимое воображение, наконец отнял свои губы, а она уронила голову ему на грудь, судорожно хватая ртом морозный воздух. С каждым вдохом она постепенно обретала контроль над собой, пока не нашла в себе силы отклониться и оттолкнуть его.

    Сара сползла с машины, с удивлением обнаружив, что ее ноги не подкосились и смогли удержать ее в вертикальном положении, и пошла к дому. Но она не сделала и трех шагов, как он поймал ее и заставил остановиться.

    – На этот раз я позволю тебе убежать, солнышко, – прошептал он ей в волосы, – но ты скоро поймешь, что бежишь не от меня, а от себя.

    itexts.net

    Читать онлайн книгу Последний романтик

    сообщить о нарушении

    Текущая страница: 1 (всего у книги 19 страниц)

    Назад к карточке книги

    Джанет ЧапменПоследний романтик

    Посвящается Делле. Моей замечательной сестре и лучшей подруге.

    Ты можешь сомневаться в разумности некоторых моих поступков, но не сомневайся в моей любви.

    Глава 1

    Опираясь на трость, Рейчел Фостер, прихрамывая, спустилась с лестницы библиотеки и направилась к своему джипу, мечтая поскорее добраться до дома и надолго погрузиться в горячую ванну. Поврежденное колено почти зажило, но мышцы ослабли из-за недостатка движения. Потребовался целый месяц, прежде чем она начала восстанавливать форму, и Рейчел едва могла дождаться консультации у врача, чтобы избавиться от трости и глупых зудящих скоб на колене.

    Проезжая по улице, которая вела от бухты Паффин-Харбор 1   Бухта Буревестника (англ.).

    [Закрыть], давшей название городку, к зеленому парку, она помахала рукой нескольким друзьям и направилась к дому, дорогу до которого еще три недели назад, до того как с ней произошел несчастный случай, преодолевала пешком за четверть часа.

    Но улыбка Рейчел быстро померкла, когда она проезжала мимо пожарных, стоявших возле пожарной станции. Она умоляла их быть поосторожнее, когда они спасали ее с Галльской горы, но они только смеялись и угрожали сбросить вниз. Сейчас на ее укоризненный взгляд они отвечали свистом и мяуканьем, а Роналд Пайкс замахал обеими руками и закричал что-то насчет того, что ей не мешало бы еще погулять по горам.

    Рейчел повернула на подъездную аллею к своему дому и увидела Уэнделла Поттера. Он сидел на крыльце, закрыв глаза и опустив на портфель подбородок.

    Когда она вылезла из машины, он проснулся и с трудом поднялся на ноги.

    – Что привело тебя сюда, старый козлик? Дела или развлечения? – спросила Рейчел, медленно взбираясь по лестнице.

    Он вернул ей улыбку, но немного вымученно. Или немного устало. Рейчел нагнулась и чмокнула его в щеку, сознавая, что старый друг и адвокат их семьи заметно постарел.

    – Боюсь, что старый козел здесь по делам, – сказал он, придерживая наружную дверь, когда она открывала внутреннюю, а потом следуя за ней на кухню. – Я закрываю контору, – продолжал он, подходя к кухонному столу и ставя на него старый, потрепанный портфель.

    Рейчел повесила трость на спинку стула и села, вытянув больную ногу на второй стул и изучая Поттера, когда он с усталым вздохом опустился в свое кресло.

    – Ты закрываешь лавку? – повторила она. – Но тебе ведь не больше шестидесяти лет. – Она широко улыбнулась.

    – В будущем месяце мне исполнится семьдесят четыре года, и ты это знаешь. – Он поднял одну густую бровь. – Ты что, хочешь, чтобы я до конца жизни заведовал вашими юридическими делами? У тебя есть сестра, которая теперь может заняться этим.

    – А чем будешь заниматься ты?

    Он поднял голову, одарив ее улыбкой, которая лет пятьдесят назад, несомненно, сражала женщин на месте.

    – Мы купили дом во Флориде. Хватите нас мэновских зим!

    Рейчел похлопала его по лежавшей на столе руке:

    – Молодец! Пора уж тебе истратить деньги, которые ты все эти годы делал на нас, Фостерах.

    Он насмешливо нахмурил кустистые брови и покачал головой:

    – Держу пари, что ты делаешься все нахальнее с каждым разом, что я тебя вижу. – Внезапно он посерьезнел. – Как колено? – спросил он, кивая на трость, висевшую на стуле.

    – Теперь нормально. Надеюсь, что доктор Спрейг позволит мне на будущей неделе вернуться к работе.

    Уэнделл одобрительно кивнул.

    – Бетти сказала, что ты катилась чуть ли не с самой вершины Галльской горы. – Его глаза светились добрым юмором. – По ее словам, на твое спасение прибыла почти вся пожарная команда.

    Бетти была секретаршей доктора Спрейга и неисправимой сплетницей. По совместительству она была еще и женой Уэнделла Поттера.

    Рейчел закрыла лицо руками и метнула на него взгляд сквозь пальцы:

    – Это было так страшно. Они швырнули меня на свои носилки и потащили с горы. – Она опустила руки и, широко раскрыв глаза, драматичным тоном продолжала: – Я была в ужасе оттого, что они могли меня уронить, и все время умоляла их быть поосторожнее, стараясь перекричать их смех. Я умирала, а эти идиоты проводили учения на местности.

    – Это потому, что они знали, что ты не умираешь, – усмехнулся Уэнделл. – А каждый пожарный, которому ты когда-либо отказала в свидании, теперь получил его. – Он расстегнул пряжки своего потертого портфеля и запустил руку внутрь.

    Радость Рейчел от неожиданного визита Уэнделла перешла в любопытство, когда он достал маленький металлический ящичек и поставил на стол перед ней.

    Это был старый ящик, почерневший от времени и с вмятинами от небрежного обращения, с зеленой краской, облупившейся по краям и вокруг замка, обнажавшей потускневшую патину ржавого дешевого олова. Рейчел застыла, глядя на него, и с трудом подавила знакомое ощущение горя, всколыхнувшееся в ее груди.

    Она узнала ящик.

    – Что в нем? – прошептала она, поднимая глаза на адвоката.

    Уэнделл положил ладони на пустой портфель.

    – Это сейф твоего отца, – сказал он, сдвинув густые брови. – И я не могу сказать, что в нем, потому что не ведаю. Фрэнк только просил меня сохранить его.

    – Когда?

    Он нахмурился еще больше.

    – Ну… насколько я припоминаю, это было более пяти лет назад.

    Рейчел снова посмотрела на ящик. Значит, это произошло за два года до трагедии, разрушившей мир ее и ее сестры.

    Она перевела взгляд на Уэнделла:

    – Ты хранил его пять лет? Почему ты отдаешь его мне лишь теперь?

    Уже и без того покрасневшее лицо стареющего адвоката сделалось багровым. Он опустил глаза и начал возиться с пряжкой портфеля.

    – Я забыл про него, Рейчел, – сказал он, сокрушенно качая головой. – Клянусь Богом, я просто забыл об этой штуковине. – Он печально посмотрел на нее водянистыми карими глазами. – Три года назад здесь творился такой хаос. Столько горя и отчаяния. Я помнил о своем долге, но это было до того, как умер Фрэнк.

    Да. Отец две недели умирал от застрявшей в его голове пули. Невыносимая печаль снова сдавила ей грудь. Две недели траура по матери и молитв о выздоровлении отца. Две недели, за которыми последовали три года попыток осмыслить трагедию.

    А теперь вот это. Теперь, когда острая боль наконец ослабла и притупилась, Уэнделл приносит проржавевший старый сейф Фрэнка Фостера.

    Последний подарок ее отца.

    Последнее напоминание о разрушительной силе страсти.

    – Я убрал его в кладовку, когда врачи сказали, что Фрэнк может выжить, – продолжал старик с затуманенными от горя глазами. – А потом забыл про него. И нашел только сегодня, когда начал забирать вещи из офиса.

    Он протянул руку через стол и накрыл ею ладонь Рейчел:

    – Прости меня. Я подвел моего старого друга и пробудил твою боль. Но я обязан исполнить свой долг. Фрэнк хотел, чтобы этот ящик был у тебя.

    Рейчел перевернула свою ладонь и сжала теплые, скрюченные от возраста пальцы. Она улыбнулась Уэнделлу благодарной улыбкой, затем дотронулась до ящика и осторожно подвинула его к себе.

    Уэнделл снова заглянул внутрь портфеля, но задержал там руку, глядя на нее с озабоченным выражением лица.

    – Ты видела сегодня газеты, Рейчел? – спросил он.

    – Нет. А что?

    Он достал газету и, развернув, положил на стол перед ней. Рейчел прочла заголовок, напечатанный крупным шрифтом: «Наследник Лейкмана наконец найден».

    Она молча уставилась на него. Неподвижно, застыв на месте, не в силах дышать.

    – В самом деле, Рейчел, – мягко произнес Уэнделл, – именно этот заголовок заставил меня вспомнить о сейфе. Сообщение о том, что они нашли наследника Тэда, вернуло мне память. Как и ты, я думал, что Саб-Роуз будет пустовать до тех пор, пока не обвалится в море.

    Рейчел вздрогнула от внезапной боли в сердце. И это удивило ее – неужели она до сих пор сохраняет такую любовь к Саб-Роуз?

    Почти такую же, как и ненависть к нему.

    – Этого не случится, – произнесла она, беря газету и полностью разворачивая ее. – Скорее мы станем свидетелями Апокалипсиса, чем увидим, как рушится то, что строил Фрэнк Фостер. Он проектировал свои здания до…

    Слова замерли у нее на губах, мысли испарились, как утренняя роса, когда под заголовком на большой цветной фотографии она увидела лицо мужчины.

    Фотография поразила ее.

    Первое, что привлекло ее внимание, – это глаза: темные, сузившиеся от улыбки, с которой он смотрел на ребенка, сидевшего у него на руках. У края глаз проступила легкая сеть морщинок, выделяясь на сильно загорелом, словно высеченном из мрамора лице.

    Его ладони – большие, грубоватые, сильные – прижимали к обнаженной груди маленькую девочку. Широкие плечи, мускулистые, гладкие руки, плоский живот.

    Она не могла отвести от него глаз.

    Ребенку на вид было года четыре-пять. Девочка с пышными белокурыми волосами и ангельским личиком. Своей маленькой ручкой она касалась его щеки и тоже улыбалась ему. На ней был ярко-розовый купальник, и ее кожа была такой же загорелой, как и его. Они находились на паруснике, стоявшем на якоре: толстые канаты, деревянная палуба, сложенные паруса на заднем плане. Возможно, это была шхуна.

    Рейчел прочла подпись под снимком: «Кинан Оукс со своей дочерью Микаэлой».

    Что ж, кажется, особняк, возвышающийся на скале рядом с их домом как спящий призрак, скоро пробудится от трехлетнего сна. Вторые рамы будут выставлены, и в окнах снова зажжется свет. И в него вернутся люди. Дом, где погибли Таддеус и ее родители, скоро оживет и примет своих новых хозяев.

    – Трудно поверить, что этот человек связан с Тэдом, – сказал Уэнделл, врываясь в ее мысли. – Никакого фамильного сходства.

    Рейчел аккуратно сложила газету, подняла сейф и стала его осматривать.

    – О, я не знаю. У Тэда были темные глаза. Где ключ? – спросила она, прогоняя мысли и о Саб-Роуз, и о Кинане Оуксе.

    Уэнделл не ответил, и она взглянула на него. Он смотрел на нее, нахмурясь.

    – Он у тебя, – сказал он. – Фрэнк говорил мне, что отдал тебе ключ несколько лет назад.

    Теперь настал черед Рейчел нахмуриться.

    – Нет, – сказала она, отрицательно качая головой. – Он никогда не говорил об этом ящике, и я не помню, чтобы он давал мне какой-то ключ. – Она поставила сейф обратно на стол и пожала плечами: – Может быть, он у Уиллоу.

    – Не думаю. Фрэнк оставил четкие указания, чтобы я отдал этот ящик только тебе. Он хотел, чтобы только ты решала, что делать с его содержимым.

    Рейчел уставилась на ящик, размышляя о том, какие такие секреты Фрэнк Фостер хотел скрыть от своей младшей дочери Уиллоу. Она отодвинула стул и неловко поднялась. Забыв о трости, прохромала на середину кухни и обернулась к Уэнделлу. Он тоже встал и с озабоченным видом прижал к груди портфель.

    – Он больше ничего не сказал? – спросила она. – Например, почему он не хотел, чтобы Уиллоу узнала о сейфе?

    – Ничего. – Уэнделл обошел стол и остановился перед Рейчел. – Уиллоу училась в своем юридическом колледже, – напомнил он. – жила здесь одна с Фрэнком, работая рядом с ним, строя Саб-Роуз. Ты была его любимым ребенком.

    – Он любил Уиллоу не меньше меня.

    – Да, но ты была связана с отцом как никто другой. Была его гордостью, его зеркальным отражением. – Уэнделл положил портфель на кухонный прилавок позади нее и нежно обнял ее за плечи. – Не забывай, что, когда он дал мне это поручение, твоя мать была еще жива, и Фрэнк никак не мог предвидеть случившуюся потом трагедию. Он думал, что его смерть будут оплакивать три женщины, а не две.

    Уэнделл крепче сжал ее плечи, как бы придавая силы своим словам.

    – Но он особо просил меня ничего не говорить об этом Уиллоу или Марианне. – Он кивнул в сторону стола. – Что бы ни было между тобой и твоим папой, Рейчел. А теперь я исполнил свой долг, – произнес он со вздохом облегчения, привлекая ее к себе. – Так что обними старика и обещай мне, что ты не позволишь этой газетной статье нарушить покой, который ты и твоя сестра наконец обрели.

    Рейчел склонилась к Уэнделлу и обвила его руками.

    – Не позволю, – солгала она.

    – Умница, – проговорил он над ее головой. – Саб-Роуз всего лишь гранит и стекло, Рейчел. Не вини дом за то, что в нем произошло.

    Он высвободился из ее объятия и посмотрел ей в глаза с ободряющей улыбкой.

    – Компания «Фостер и дочь» спроектировали Саб-Роуз, и именно это все будут помнить даже через сто лет.

    Рейчел понимала, что все, что он говорит, правда. Но она не могла убедить в этом свое сердце.

    – Я потеряла там свою душу три года назад. И хотя я знаю, что дом не может предать человека, какая-то часть меня будет всегда винить Саб-Роуз.

    – Это потому, что он принадлежал тебе и твоему отцу в такой же мере, как и Таддеусу, – сказал Уэнделл, снова сжимая ее плечи. – Ты не просто скорбишь об утрате любимых тобой людей, ты также утратила Саб-Роуз. Скажи мне, почему ты и Уиллоу продолжали жить здесь последние три года? Почему вы не переехали, оставив все это позади?

    – Мы не могли. Я не могла, – призналась она. Да, она ненавидела дом, где оборвалась жизнь ее родителей, но мысль о том, чтобы уехать подальше от Саб-Роуз, была ей еще более ненавистна. – Этот дом – результат тринадцати лет беспримерной работы Фрэнка Фостера, – сказала Рейчел. – И тринадцати лет моего обучения под руководством отца. Он мой первый независимый проект. Как я могу сбежать от самых счастливых лет моей жизни?

    Уэнделл улыбнулся ей теплой и понимающей улыбкой:

    – Да, Рейчел, ты не могла сбежать по той простой причине, что всегда будешь папиной дочкой. И душа Фрэнка неспокойна, дитя мое, из-за того, что ты бросила свое призвание. Когда ты снова возьмешься за проектирование? Когда ты снова начнешь строить красивые дома?

    Рейчел обернулась и, взяв со стола его портфель, подала ему со слабой улыбкой.

    – Когда пойму, как их строить, оставаясь бесстрастной.

    – Для тебя это невозможно, так же как было невозможно для Фрэнка. Страсть течет в жилах Фостеров.

    – Страсть погубила мою мать, отца и Таддеуса Лейкмана, – с горечью произнесла Рейчел, внезапно подойдя, прихрамывая, к двери и давая понять старому адвокату, что визит окончен. – Страсть – это то, что заставляет мужчину стрелять в свою жену и друга, когда он застает их вместе в постели, а затем направлять пистолет на себя.

    – Черт возьми, Рейчел, это совершенно разные вещи, – возразил Уэнделл, не двигаясь с места. Он стоял посреди кухни, прижимая к груди портфель. – Преступление Фрэнка и то чувство, которое ты вкладываешь в свои проекты, несравнимы.

    Он наконец подошел к двери и остановился перед ней.

    – Ты для меня как дочь, Рейчел Фостер. И мне больно видеть, как ты запираешь себя в созданную тобой же тюрьму заурядного существования. Ты такой же выдающийся архитектор, каким был твой отец. А что ты создала за последние три года? Ты выдаешь книги в библиотеке, получаешь нищенскую зарплату и читаешь сказки сопливым детишкам.

    – Это приносит мне удовлетворение.

    – Нет, Рейчел, это пустая трата времени.

    – Спасибо за то, что принес мне ящик. – Она поцеловала его в щеку. – До скорой встречи.

    Поняв, что она пропустила его слова мимо ушей, Уэнделл неохотно вышел на крыльцо, но остановился и повернулся к ней.

    – Я люблю тебя, – произнес он хриплым голосом.

    – Я знаю, Уэнделл. Я тоже тебя люблю.

    Он собрался было уйти, но заколебался.

    – Не огорчайся из-за новости с наследником Тэда, – попросил он взволнованно. – Ты будешь хорошей соседкой Кинану Оуксу, когда он приедет.

    Рейчел грустно улыбнулась:

    – Боишься, что я выдумаю привидения и домовых, чтобы отпугнуть его?

    Уэнделл не ответил на ее улыбку, а прищурился.

    – Это приходило мне в голову, – признался он. – Дай этому человеку шанс, хорошо? Не осуждай его за сомнительную честь быть родственником Лейкмана. В статье говорится, что он внучатый племянник Тэда. Это дальнее родство. Кинан Оукс может оказаться хорошим парнем.

    Рейчел прижала руку к сердцу:

    – Я буду сама любезность.

    Уэнделл бросил на нее испытующий взгляд:

    – До тех пор, пока ты не узнаешь, что нелюбезно заливать сводчатый альков морской водой или отключать электричество.

    – Этого не случится, потому что я никогда больше не переступлю порог этого дома.

    – Но ты не можешь ожидать, что он один будет осваивать Саб-Роуз. Ты единственная, кто знает внутреннее устройство особняка. Ему понадобится твоя помощь.

    – Он не получит ее, – твердо сказала она, обеспокоенная его предположением. – Он может поговорить с компанией, которая надзирала за домом последние три года. У них есть все схемы и планы.

    – Брось, Рейчел, у них ушло больше недели только на то, чтобы придумать, как поставить двойные рамы. И еще три недели на то, чтобы высушить приливный резервуар и подключить здание к системе энергоснабжения. И это была самая легкая часть присмотра за домом. В первый год температурные датчики по крайней мере раз в году выходили из строя, пока компания не нашла человека, который сумел решить эту проблему. И знаешь, кого они звали всякий раз, когда портилась эта проклятая система? Меня, – сказал он, выпятив грудь. – А что я понимаю в системе контроля температуры?

    – Почему они звали тебя?

    – Потому что я единственный человек, с которым адвокаты Тэда контактируют здесь, в Мэне.

    – Ты никогда не говорил мне, что Саб-Роуз причиняет тебе беспокойство. Почему ты не приехал ко мне?

    Глаза Уэнделла потеплели, и он ответил не сразу.

    – Потому что я не мог просить твоей помощи, – сказал он мягко. – Не мог после того, что ты обнаружила, когда была там в последний раз.

    Рейчел снова напряглась. Да, она бы не стала помогать ему тогда. Три года назад она бы и пальцем не пошевелила, если бы Саб-Роуз сгорел ко всем чертям.

    А теперь ей было просто безразлично. Или так ей казалось. Но напоминание Уэнделла о замысловатом и иногда противоречивом устройстве Саб-Роуз заставило ее почувствовать ностальгию. Она любила все эти колокольчики, и свистки, и хитроумные новшества, которые они с отцом встроили в этот особняк.

    В Саб-Роуз работал генератор на энергии прилива, а система температурного контроля могла соперничать с международной космической станцией. И все – от светильников до вторых рам, от орошения лужаек до системы сигнализации – управлялось из контрольного зала в цокольном этаже.

    Саб-Роуз был практически самостоятельным живым и дышащим организмом. Любимым детищем архитектурной компании «Фостер и дочь».

    Она скучала по особняку. Но не хотела никогда больше заходить внутрь.

    – Я не могу помогать Кинану Оуксу, – мягко возразила она. – Саб-Роуз теперь принадлежит ему. Он сам в конце концов поймет, что к чему.

    – Знаю, Рейчел. Я только прошу тебя обещать не делать ничего, чтобы… ну, чтобы чинить ему препятствия. Пусть будет как будет.

    Она покачала головой:

    – Я не сержусь на этого человека за его наследство. Я давно перестала думать о Саб-Роуз. – Она посмотрела вдаль, где за чахлыми соснами, растущими на скалах рядом с ее домом, виднелись коньки крыши особняка. – Мы заключили мир, этот замечательный дом и я. Мы теперь живем бок о бок, но не общаясь друг с другом.

    Уэнделл кивнул:

    – Ну что ж, рад за тебя. – Он нагнулся и поцеловал ее в щеку, затем повернулся и наконец, сошел с крыльца и направился к своей машине. Он открыл дверцу, но еще раз остановился и оглянулся на нее. – Теперь заключи мир и со своим новым соседом, Рейчел, потому что он наверняка приедет сюда взглянуть на свое наследство.

    – А зачем ему приезжать? – спросила она, глядя на своего старого друга.

    Он усмехнулся:

    – Возможно, затем, что, когда мы говорили с ним по телефону на прошлой неделе, я посоветовал ему задать вопросы относительно Саб-Роуз его второму архитектору.

    – Почему ты это сделал? – вскричала она, когда он исчез в своей машине и завел мотор.

    Он опустил окно и высунул голову с озорной улыбкой:

    – Тебе пора вернуться к жизни, Рейчел, моя девочка. И я подумал, что Кинан Оукс может оказаться тем человеком, который сумеет тебе в этом помочь! – крикнул он, прежде чем исчезнуть в облаке гравия и пыли.

    Прошло четыре часа со времени взволновавшего ее визита Уэнделла. Теперь Рейчел сидела на софе в гостиной посреди беспорядка, устроенного ею в доме в поисках ключа от сейфа. Открытый ящик стоял на кофейном столике перед ней, все его содержимое было из него выброшено, и сверху всего лежало полусложенное письмо на девяти страницах. Девушка тупо уставилась на картину, висевшую над камином в десяти метрах от нее.

    Это была прекрасная акварель, явно старая и технически совершенная, на которой был изображен вырисовывавшийся в тумане шотландский замок, высокий и неприступный. Они повесили сюда эту маленькую картину в день своего переезда. Отец очень ценил ее. Она была любимой вещью, доставшейся ей от Фрэнка Фостера. И согласно письму, которое она нашла в сейфе, стоила целое состояние.

    В письме также говорилось о том, что она была украдена из музея в Шотландии более двадцати лет назад.

    Изящные изумрудные серьги и колье, хранившиеся в шкатулке для драгоценностей, которые ее мать носила по торжественным случаям, стоили один миллион долларов. В письме говорилось, что они были украдены из частного дома во Франции более шестнадцати лет назад.

    Антикварная бронзовая восточная статуэтка, стоявшая на книжном шкафу рядом с камином, возрастом в полторы тысячи лет и стоившая двести тысяч долларов, была украдена из дома в Орегоне почти десять лет назад.

    Серебряная пивная кружка, дегустационный бокал для вина и табакерка, лежавшая на рояле, поступили из одной немецкой коллекции восемь лет тому назад.

    Все это было украдено.

    И все теперь принадлежало ей.

    Золотое кольцо с рубинами, которое Рейчел носила на среднем пальце правой руки, подаренное отцом к ее совершеннолетию, было похищено из Лондона за два месяца перед тем, как Фрэнк Фостер преподнес его ей. Во время его исчезновения кольцо оценивалось в девяносто три тысячи долларов.

    Рейчел осторожно сняла кольцо с пальца и аккуратно положила в металлический ящик.

    Она взяла в руки письмо и развернула дрожащими руками, чтобы снова прочитать последнюю часть.

    «Не суди меня строго, Рейчел. Я не вор. Но я виноват в том, что был искушен красотой, искусной работой и непреходящей ценностью подарков Тэда. Если ты читаешь это письмо, то все эти вещи твои, Уиллоу и Марианны. Но как ты с ними поступишь, зависит только от тебя одной: сохрани их, тайно продай или выброси в море, если не сможешь примириться с их обладанием. Или просто верни Тэду, если захочешь. Он поймет. Вначале он, возможно, начнет спорить с тобой, но примет обратно.

    Тэд уважает тебя, Рейчел, так же как и я. Ты умная женщина с необыкновенным талантом и добрым, мужественным сердцем. Пожалуйста, не говори другим о том, что я сделал. Мне достаточно тяжело сознавать, как глубоко я ранил тебя своим секретом. Не рань других запятнанной памятью обо мне.

    Я люблю тебя. Каждый день, с тех пор как ты родилась, я восхищался тем, что у меня такая замечательная дочь. Ты и твоя сестра являются плодом большой любви между мной и твоей матерью. Никогда не забывай об этом. Страсть, которую я испытываю к моей жене, усиливается любовью к моим дочерям. Так что вместо того, чтобы плохо обо мне думать, помни только о крепости уз, связывающих всех нас.

    То, что я брал и хранил у себя краденые вещи, грех только мой, Рейчел. Ни твой, ни Марианны, ни Уиллоу. И я не хочу, чтобы этот грех запятнал семью. Марианне не нужна головная боль от страха, что кражи могут раскрыться. Уиллоу надеется добраться по политической лестнице до должности губернатора. А ты, моя любимая дочка, будешь проектировать дома для заслуживающих того семей.

    Пожалуйста, Рейчел, делай то, что сочтешь нужным, чтобы защитить себя, Марианну и Уиллоу. Смой потихоньку мой грех. И продолжай любить меня, несмотря ни на что».

    Рейчел вытерла слезы и медленно положила письмо на стол. Она снова пристально посмотрела на картину.

    Таддеус Лейкман коллекционировал прекрасные и дорогие предметы искусства. Все это знали. Вот почему он нанял Фрэнка Фостера построить Саб – Роуз – богатое видное место для их демонстрации. Ее отцу потребовалось пять лет на то, чтобы спроектировать великолепный особняк, и еще восемь на то, чтобы руководить его сооружением.

    С юности Рейчел была тенью своего отца, помогала ему работать, подбрасывая собственные идеи и оригинальные штрихи к его псевдоготической конструкции. И на выпускном вечере в колледже, когда она еще прижимала к груди диплом, Фрэнк Фостер подарил дочери полное партнерство в своей новой компании «Фостер и дочь».

    Для них обоих это был день наивысшей гордости.

    Но теперь ей казалось, что они строили не просто дом для экспозиции частной коллекции всемирно известных произведений искусства, но и искусно сделанное хранилище краденых вещей.

    Некоторые из которых теперь находились в ее собственном доме.

    Рейчел посмотрела на потолок над своей головой. Что говорилось в письме о потайной комнате наверху? Она схватила письмо и перелистала несколько страниц, пробегая глазами по строчкам, пока не нашла то, что искала.

    «Ты должна простить меня, Рейчел, за то, что я кое-что изменил в твоем прекрасном проекте. Но в чудесном доме, который ты построила для своей семьи, отсутствовала одна маленькая деталь. Когда ты, Уиллоу и Марианна были прошлой зимой в Париже, я взял на себя исправление твоего недосмотра. Ты должна гордиться моим талантом, дочка, тем, что я передвинул стены и перенес некоторые трубы, но сумел от всех скрыть свою работу, и особенно от тебя.

    Если у тебя будет время перемерить верхние комнаты, ты обнаружишь, что они не совсем соответствуют твоим чертежам. Видишь ли, мне нужна была маленькая комнатка, для того чтобы хранить в ней вещи.

    Считай, что мы вместе спрятали клад в Саб-Роуз, когда дом еще строился. Раз ты читаешь это письмо, значит, ты смогла найти ключ к сейфу. Теперь найди комнату.

    И когда ты наконец, войдешь в потайную комнату, улыбнись моему хитроумию и вспомни время, когда мы работали бок о бок.

    Да, и обрати внимание, Рейчел, на то, как я это проделал. Ты найдешь еще одну особую комнату в Саб-Роуз, построенную по тому же проекту. Только не говори Тэду о том, что я тебе сообщил».

    Она нашла, наконец ключ, когда прекратила свои отчаянные поиски и смогла включить левую половину мозга. Пять лет назад отец подарил ей заколку для волос, состоящую из серебряных амулетов. Эти амулеты представляли собой миниатюрные архитектурные инструменты и один маленький серебряный ключик.

    Рейчел снова подняла глаза к потолку главным образом для того, чтобы удержать слезы, текущие по лицу. Папочка изменил ее проект.

    Передвинул стены.

    Спрятал комнату.

    И хранил страшную тайну.

    Назад к карточке книги "Последний романтик"

    itexts.net