Название книги: "Лунная походка" от Майкла Джексона. Джексон майкл книги


Книги - Майкл Джексон.ру

Man in the Music: The Creative Life and Work of Michael Jackson by Joseph Vogel («Человек в музыке: Творческая жизнь Майкла Джексона»)Это лучшая книга о творчестве Майкла Джексона. Не просто лучшая сейчас, но, вероятно, лучшая из всего, что будет издано в ближайшее десятилетие. Если говорить об анализе сольного творчества Майкла, в полном мере отдающем должное его таланту, «Main in the Music» — первая и единственная книга, которую нужно иметь, потому что все остальное просто рядом не стояло. Многое было написано о карьере Джексона со времен Motown и до «Триллера», но Джо Вогель первый берется за серьезное исследование его последующих, более глубоких и недооцененных работ. Альбом за альбомом, песня за песней Джо проходит сквозь музыку артиста, начиная с «Off The Wall» до невыпущенного материала последних лет, разоблачая секреты создания песен, раскрывая перед читателем клады звучаний и смыслов. Эта книга — сплошное удовольствие, от россыпи фактов об альбомах до метких цитат, рисующих портрет Мастера, до профессионального, но теплого тона повествования. Она позволяет погрузиться в мир Майкла-артиста. Кроме того, в книге внимательно отобраны фотографии: это не просто красивые картинки, они на самом деле иллюстрируют сказанное. Книга выглядит как подарочное издание: в хорошем переплете, на мелованной бумаге. Она прекрасна почти как фотоальбом, но самое ценное в ней — экскурсия в творчество великого музыканта, проведенная блестяще и с безмерным уважением и любовью. Более подробно о книге — в рецензии Елены Зеликовой.Информативность: 5Справедливость: 5Увлекательность: 5 
Earth Song: Inside the Michael Jackson’s Magnum Opus by Joseph Vogel (скачать на русском)Прекрасная рецензия на «Earth Song» — одно из центральных произведений в творчестве Майкла Джексона. Автор подробно рассказывает об истории создания песни и ее значимости для Майкла, рассматривает (и разбивает в пух и прах) скептические отзывы критиков, рассуждает о значимости музыкального видео и символике, использованной Майклом в живом исполнении. Именно та глубина анализа, которой заслужвает творчество Майкла Джексона.Информативность: 5Справедливость: 5Увлекательность: 4 
Xscape Origins: The Songs and Stories Michael Jackson Left Behind by Damien Shields («Истоки Xscape»: купить на русском)Это бесценная книжка для поклонников Майкла Джексона, которым интересна анатомия его творческого процесса. Книга прослеживает историю восьми песен, выпущенных во втором посмертном сборнике Xscape, и придает им недостающий контекст. Рассказ основан на эксклюзивных интервью коллег Майкла Джексона, цитаты из которых приведены в книге в виде прямой речи. Помимо изложения истории каждой песни, книга рисует яркий портрет Майкла-артиста и описывает его стиль работы в студии звукозаписи. Автор предисловия — бессменный инженер Майкла, Мэтт Форджер.Информативность: 5Справедливость: 5Увлекательность: 4 
Michael Jackson: The Early Years by Chris Cadman and Craig HalsteadБиография Майкла с рождения и до конца работы с братьями, рассказанная с акцентом на его музыкальной карьере. В хронологическом порядке перечислены все альбомы Jackson 5, The Jacksons и сольные проекты братьев (включая диски, выпущенные Motown за годы после ухода группы), синглы и их позиции в чартах, появления на ТВ и все основные события в музыкальной жизни Джексонов. Прекрасный навигатор в море бесчисленных мотауновских релизов.Информативность: 5Справедливость: 5Увлекательность: 2 
Michael Jackson: The Solo Years by Chris Cadman and Craig HalsteadАналогичная предыдущей книга, посвященная сольной карьере Джексона. Дает краткую биографическую справку о нем и перечисляет в хронологическом порядке все релизы, начиная с сольных выпусков Motown и заканчивая Invincible, а также позиции синглов и альбомов в чартах и заслуженные номинации и награды. В отличие от книги Вогеля, здесь почти нет информации о том, как создавались песни, и нет их критического разбора и оценки. Из полезного можно почерпнуть сведения о раритетах и проектах других артистов, в которых принимал участие Майкл. Хотя книга не без ошибок. Кроме того, она выпущена в 2003 году, поэтому не включает Number Ones, The Ultimate Collection и более поздние релизы.Информативность: 3Справедливость: 5Увлекательность: 2 
Thriller: The Musical Life Of Michael Jackson by Nelson GeorgeКнига посвящена в основном альбому Thriller. Поскольку альбом с его стомиллионным тиражом уже, как Джоконда, сам выбирает, кому нравиться, хвалить или ругать его было бы бессмысленно. Вместо этого Джордж в своей книге ставит альбом в контекст времени. Он описывает музыкальную сцену начала 80-х: что было популярно, какие диски вызвали одобрение критиков, какая музыка играла на радио и какие ди-джеи заправляли в клубе Studio 54, который Майкл частенько посещал в конце 70-х. Также Джордж рассказывает о музыкантах, написавших песни для Thriller (помимо тех, что написал сам Майкл): кто они, в каких направлениях работали до этого, какая музыка повлияла на них. Иными словами, из чего родился альбом — ведь в культуре ничто не вырастает на пустом месте. Книгу ругают за то, что автор позволил себе несколько двусмысленных высказываний в адрес Майкла, а также не очень сведущ в его биографии (путает имена жен и т.п.). Но со своей основной задачей — погрузить читателя в эпоху, когда создавался величайший альбом всех времен, — автор справился.Информативность: 5Справедливость: 3Увлекательность: 4 
Michael Jackson’s Dangerous (33 1/3) by Susan FastМузыковедческая критика альбома Майкла Джексона Dangerous — одна из лучших работ по части глубины анализа и интерпретации альбома. Книга выделяет в альбоме пять последовательных тематических сегментов: «Шум», «Страсть», «Утопия», «Соул» и «Кода» — и исследует, как каждая из этих тем раскрывается в песнях. Если вам интересен академический анализ поп-музыки, то эта книга для вас; если же вы ищете скорее документальные свидетельства о создании песен, обратитесь к книгам Вогеля и Шилдса.Информативность: —Справедливость: 5Увлекательность: 3 
Keep Moving: The Michael Jackson Chronicles by Armond WhiteСборник статей кинокритика Армонда Уайта о музыке Майкла Джексона. Уайт уникален среди критиков тем, что считает альбом Thriller не стоящим большого внимания, а основной прорыв Майкла видит в его более поздних работах, в особенности в дисках Dangerous, HIStory и Blood on the Dance Floor. Более того, он, наверное, единственный, кто воспринял творчество Майкла так сразу, при жизни артиста, именно тогда, как выходили обсуждаемые синглы и альбомы (в книге собраны статьи с 1984-го по 2009 год). На фоне большинства отзывов о музыке Джексона в западной публицистике это свежий и интересный взгляд. Кроме того, при анализе творчества Майкла Джексона (а также реакции на него мейнстримных медиа) Уайт подробно прослеживает связи с расовой историей США и положением чернокожих артистов в шоу-бизнесе.Информативность: —Справедливость: 4Увлекательность: 3 
Featuring Michael Jackson: Collected Writings on the King of Pop by Joseph VogelСборник блестящих статей Джо Вогеля о музыке, различных песнях и альбомах Майкла Джексона. Критические статьи Вогеля – безусловно, наиболее глубокие и интересные из всех, что пишутся о творчестве Джексона. Содержимое этой книги украсит любую библиотеку, хотя издана она довольно просто и почти все статьи открыто доступны на интернет-сайтах Huffington Post и Atlantic.Информативность: 2Справедливость: 5Увлекательность: 5 
On Michael Jackson by Margo JeffersonПопытка некоего гуманитарного анализа персоны Майкла Джексона в современной культуре. Не очень удачная. Главная проблема книги — в том, что вместо интерпретации творчества автор взялась интерпретировать самого Майкла, при этом, очевидно, очень мало понимая о нем как о человеке. Поэтому ее трактовки — не хороши и не плохи сами по себе, но весьма оторваны от реальности. Много рассуждений с привлечением параллелей из истории и культуры, при этом нет выводов, и совершенно непонятно, что по сути хотела сказать автор.Информативность: —Справедливость: 2Увлекательность: 2 
M Poetica: Michael Jackson’s Art of Connection and Defiance by Willa StillwaterУилле блестяще удалось то, что не удалось Марго Джефферсон. Эта книга — захватывающий критический анализ творчества Майкла и его артистизма, выходящего далеко за рамки творчества в жизнь. Автор по сути проводит идею о том, что Майкл разыгрывал драму не только на сцене и в своих видео, но и, как Маэстро в «Призраках», выступал перед публикой на арене собственной жизни. Изменяя себя, он средствами искусства бросал вызов мировосприятию людей и менял его. Можно соглашаться с трактовками автора или спорить с ними, но вопросы и темы поднятые в книге, заставляют задуматься и взгляунть на значимость фигуры Майкла Джексона в современной (как минимум американской) культуре на совсем другом уровне. В двух словах, в этой книге — портрет гения.Информативность: —Справедливость: 4Увлекательность: 5 
Michael Jackson: Exceptional artist or Genius? Points to Consider by Franck VidiellaНебольшая статья, в которой автор пытается, пользуясь формальными критериями, оценить, был ли Майкл гением. Да-да, оказывается и у гениальности вывели формальные критерии (чем только человечество ни занимается). В целом немного смешны эти попытки алгеброй гармонию поверить, но что-то в этих рассуждениях есть. Некоторые условные закономерности, наверное, можно отметить, и любопытно рассмотреть, насколько Майкл в них вписывается. За 99 центов вполне годное чтиво. Симпатичные рисунки.Информативность: —Справедливость: 4Увлекательность: 4 
Michael Jackson, Inc.: The Rise, Fall, and Rebirth of a Billion-Dollar Empire by Zack O’Malley Greenburg Книга посвящена коммерческой стороне деятельности Майкла Джексона. Она хронологически излагает детали его самых крупных предприятий, включая покупку каталога ATV и ранчо Невереленд и промо-кампании с LA Gear и Sony. Некоторая эксклюзивная информация в книге есть, хотя ее относительно мало – по большей части, все эти истории уже хорошо известны из задокументированы. Недостаток книги – в том, что она концентрируется на осуществлении проектов руками менеджеров и юристов Майкла Джексона и почти ничего не говорит о наиболее интересном для поклонников аспекте — об изобилии идей и планов, которые рождались у Майкла. В итоге читатель может получить ошибочное впечатление, будто сам Майкл не играл решающей роли в построении своей империи.Информативность: 3Справедливость: 4Увлекательность: 3 
  Behind The Mask: What Michael Jackson’s Body Language Told The World by Craig James BaxterАвтор книги, специалист по «языку тела», анализирует несколько интервью Джексона (включая интервью Опре и фильм Башира) и пытается сделать заключения о правдивости ответов Майкла и его общем эмоциональном состоянии во время беседы. Анализ любопытен тем, что автор подмечает некоторые бессознательные жесты Майкла, указывая на их связь с поведением интервьюера. Книга снискала единодушное одобрение поклонников за то, что автор во всем оправдывает Майкла Джексона, однако в ней много подгона под желаемый результат. Известно, что Майкл нередко лукавил в интервью и уклончиво отвечал на неугодные вопросы. Когда выводы автора, основанные исключительно на видео, идут вразрез с известной из достоверных источников информацией, он дискредитирует сам себя.Информативность: —Справедливость: 3Увлекательность: 2 
Goodbye Billie Jean: The Meaning of Michael Jackson by Lorette C. LuzajicЧудовищно. По концентрации невежества на страницу не уступит даже Гальперину. Книга — сборник эссе о Майкле Джексоне, которыми различные журналисты, писатели и просто люди отреагировали в 2009-м на его уход из жизни. По задумке составителя книга должна представлять статистическую картину того, как люди видят Майкла Джексона и его место в культуре. Но от такой картины хочется плакать. Практически все авторы понятия не имеют о том, каким Майкл Джексон был человеком и что происходило в его жизни, и находятся в плену абсурднейших заблуждений, но тем не менее считают, что вправе рассуждать о нем с умным видом, осуждать его и даже жалеть. Жалко при этом на самом деле выглядят сами авторы. В общем, к Джексону книга имеет мало отношения, а вот разочарование в человечестве вызывает нешуточное.Информативность: —Справедливость: 1Увлекательность: 1 
The Resistible Demise of Michael Jackson by Mark FisherЕще один сборник статей о Майкле Джексоне, выпущенный в 2010 году. От предыдущего в лучшую сторону его отличает то, что здесь большая часть авторов – искусствоведы и музыкальные журналисты, поэтому они хоть стараются сосредоточиться в основном на музыке – хотя и не всех это спасает от предвзятости и невежественных умозаключений. В начале есть несколько относительно интересных статей (включая статьи Пола Лестера и самого Марка Фишера), а к концу становится просто противно читать.Информативность: —Справедливость: 2Увлекательность: 2 
Michael Jackson: Grasping the Spectacle by Christopher R. SmitИ еще один сборник эссе подобного толка (2012 год). Эта коллекция претендует на высоконаучность – все стати написаны витиеватым языком, с привлечением умной терминологии и сложных лингвистических конструкций. По сути же ни одна статья не добавляет практически ничего нового к дискуссии о культурном феномене Майкла Джексона. По большей части все это абстрактные рассуждения об абстрактных материях. Внимания заслуживают разве что одна-две статьи, рассматривающие эффект, вызванный фигурой Джексона в обществе.Информативность: —Справедливость: 2Увлекательность: 1 
Trapped: Michael Jackson and the Crossover Dream by Dave MarshСтарая книга, написанная американским рок-критиком в середине 80-х, сразу после тура Victory. Она построена в виде открытых писем к Майклу, в которых автор, как бы обращаясь к нему, рассуждает о его славе и личности. Много глав ни о чем, много выводов о Майкле, которые теперь, с высоты времени, кажутся смешными. Тем не менее, книга интересна тем, что отражает статус Джексона и восприятие его (белыми американцами, во всяком случае), на конкретный исторический момент. Сегодня, через годы новостей, скандалов и второй волны признания, сложно воссоздать тот временной срез 28-летней давности, а тем более судить, насколько отношения Майкла с публикой в тот период определили дальнейшее развитие его карьеры. Книга в некотором роде позволяет заглянуть под целый временной пласт.Информативность: —Справедливость: 3Увлекательность: 2 
Otherness and Power: Michael Jackson and His Media Critics by Susan WoodwardБлестящая работа: вдумчивая, демонстрирующая знание темы и вносящая вклад в обсуждение культурного феномена Майкла Джексона. Вудвард рассматривает работы трех авторов, известных своей критикой Джексона: Дейва Марша («Trapped: Michael Jackson and The Crossover Dream»), Морин Орт (ее статьи для Vanity Fair) и Марка Фишера («The Resistible Demise of Michael Jackson») и показывает, как влиятельность и обособленный статус Джексона в восприятии этих авторов вылились в предвзятость и отрицательные оценки его персоны и творчества. Знакомство с критикуемыми работами полезно, но не обязательно: Вудвард дает достаточный контекст для понимания позиции критиков, прежде чем предлагает ее анализ. Критика критики – это интересный жанр, и приятно, что такие работы в отношении Майкла Джексона начинают публиковаться. В конце концов, он на протяжении большей части своей карьеры страдал от непонимания и предвзятых мнений современников.Информативность: —Справедливость: 5Увлекательность: 4 

michaeljackson.ru

Книги | Michael Jackson

Майкл Джексон, конечно, фигура культовая. Но – количество книг, появившееся после его смерти, просто зашкаливает. НЕ написал только ленивый.

Причем, писали не только родные и «друзья», но и мнимые любовницы. В общем – если зайти на amazon.com – то результат поиска удивляет : ) Такое впечатление, что своим уходом Майкл заработал не только сам, но и дал заработать другим.

Но начать предлагаю вот с такой замечательной книжки https://www.goodreads.com/book/show/6616426-the-mysterious-death-of-michael-jackson

Если посмотрите внимательно на дату первой публикации – то это ровно ЗА ДЕНЬ до ГЛАВНОГО события.

Далее — обращаем внимание на:

Jermaine Jackson “You Are Not Alone: Michael, Through a Brother’s Eyes”

Старший брат Майкла Джермен решил вдруг рассказать миру о братишке.

Или – подзаработать. Скорее всего – второе : )

Перед выходом книги в свет – ей устроили огромную ПиАр помпанию. Джермен все время выступал и рассказывал, что книгу написал для того, чтобы поведать миру о братике, рассказать о Майкле – как о человеке, а не как о звезде, каким замечательным братишкой он был.

Только вот, прочитав книгу, мне так и не удалось найти в ней подобных моментов. Совсем наоборот, он все писал о том, каким прекрасным братом был он сам! Уж сколько раз он Майкла выручал, сколько раз помогал, от каких бед он его только ни спасал!

В общем – все для тебя, братишка!

Однако, хочу остановиться на самых запоминающихся моментах.

В 9 главе он пишет о витилиго. Вот, в одно прекрасное утро он проснулся и обнаружил у себя на бедре белое пятно. Пошел к врачу и узнал, что у него тоже витилиго.

Вроде бы и замечательная новость для мира – Майкл не врал! Но вопрос остается открытым: Если для Джермена так был важен Майкл и семья и их репутация – какого х++на он НЕ рассказал об этом ещё в 90ых, когда над братишкой любимым смеялись и говорили, что он отбеливает кожу?

Далее – несколько историй о том, как хороший человек Майкл увел из-под носа парочку выгодных контрактов.

В общем – Вы обязательно поверите – Майкл аж прям ангел блин!

Но – полно и интересных фактов для нас с вами.

1 – Джермен подтверждает, что настоящее имя Майкла – Michael Joe Jackson. Об этом я уже подробно писала ЗДЕСЬ. Но что примечательно – в он пишет, что «слухи о том, что он Джозеф появились после смерти», а в следующей главе – о том, что когда он женился на Лизе – его по ошибке назвали Michael Joseph.

2 – Очень подробно он останавливается на смерти. Прям аж целая глава, в которой он подробно описывает события, свидетелем которых не был.

Очень скрупулезно он рассказывает о том, как Майкл болел, как невежливо с ним обращались на репетициях и пр.

Откуда узнал?

3 – Очень много подробностей про 25 июня.

— например, он пишет, что в больницу Майкла доставили уже мертвым, а все, что мы видели – это парамедики боялись сказать правду.

— дети были с папой в морге. (интересно, кто б их туда пустил? Особенно младшего!)

— далее – он не забывает упомянуть о фанатах, которые оценивали скорбь семьи – достаточно ли они скорбят? Тоже – как будто в ответ всем, кто как и я не очень верит в то, что произошло 25 июня.

— ну и о том, как он выступал с известной всем речью. В которой, кстати, он сказал «My brother, King of Pop, Michael Jackson»! Т.е. сначала-то титул!

(на записи диктор перепутал имена)

— как вся семья собралась в UCLA и «долго и безутешно плакала», Ла Тойя куда-то все бегала… в общем – заняты они были : )

4 – Как готовилось и выбиралось место для 7 июля. Т.е. для той самой церемонии а-ля «пляски у гроба».

Долго спорила семья о том, где проводить, пока им не предложили тот самый Staples Centre, где проходили 2 последние репетиции Майкла. Те самые, которые и засняли на HD камеру и по которым потом и фильмец забацали.

В общем – такое впечатление, что одной из целей книги было убедить всех «неверующих» в том, что Майкл таки умер. Слишком много ненужных и непонятных подробностей и размазанных соплей.

5 — История о том, как «7 июля был последний день, когда он стоял с Майклом за кулисами и наблюдал за происходящим».

Интересно-то как 🙂

6 – Ну и гвоздь программы – История о том, как Джермен приготовил частный самолет, чтобы вывезти братишку из страны в случае, если его признают виновным в 2005 году.

Ах – какая прикрасная история!!! Учитывая ситуацию с частным самолетом 25 июня. Писали об этом здесь

michaeljackson.su

Обзор книг о Майкле Джексоне.

Впечатления от книги Джозефа Джексона.

Прочитала книгу Джозефа Джексона (отца Майкла Джексона и продюссера) «The golden truth about Jackson family.» Давно не читала таких интересных и познавательных книг. Мне было очень приятно, что в освещении некоторых фактов из биографии Майкла, я можно сказать интуитивно сделала правильный вывод из того что я читала и слышала ранее.Например о «романе» с танцовщицей (снявшейся в клипе Майкла «The way you make me feel)», о Лизе-Мари и др.Все больше я склоняюсь к выводу, что если бы Майкл больше поддерживал отношения с родителями и этому не препятствовали люди, боящиеся «конкуренции», что вдруг Майклу что-то правильное о ком-то скажут, он бы еще жил. Да, вот и ругают все Джозефа незаслуженно, что он держал Майкла когда-то в «ежовых рукавицах», но был бы он рядом, навряд ли Майкл бы подсел на болеутоляющие. А Джозеф еще и пишет, что Майкл чуть не умер во время другого турне. Что лежал с капельницей неизвестно с чем, когда Джозеф неожиданно нагрянул. При том что по словам Джозефа, Майкл сильно устал и не мог ехать в турне, но кто-то тогда не получал свои проценты.Безусловно концерты в Лондоне были важны для самого Майкла, и дети его на сцене хотели увидеть. Но не все всё предусмотрели. Не все могли ему перечить или больше внимания ему (по искреннему побуждению) уделять…Джозеф очень много интересного написал о путешествиях группы Jackson 5 во время турне, про разные страны.Юмор у Джозефа такой хороший, особенно мне понравилось: «Даже в чаще девственного леса вы можете наткнуться на фото Майкла.»

*****Книга «Moonwalk» авторства Майкла Джексона.

sergina.wordpress.com

Читать книгу Интимная жизнь Майкла Джексона

К. и Т. Енко

Интимная жизнь Майкла Джексона

"Интимная жизнь Майкла Джексона" - оригинальное издание. В нем на основе документальных материалов рассказано о секретах души М.Джексона, о сексе и женщинах в его жизни, показаны странности и парадоксы короля поп-музыки.

КТО ТАКОЙ МАЙКЛ ДЖЕКСОН?

Майкл Джексон - гений, "суперзвезда", король поп-музыки. Как гений он беспредельно работоспособен, обладает феноменальной музыкальной памятью, остро наблюдателен, чрезмерно чувствителен и чувствен. Как человек он добрый, прямодушный, стеснительный при общении с другими людьми, искренне готов помочь ближнему, особенно ребенку.

Одновременно Майкл Джексон, став "суперзвездой", на сегодня имеет такой исключительный жизненный опыт, какого не знает большинство людей даже вдвое старше его. Артист огромного дарования, он много раз объездил мир вдоль и поперек, развлекая людей всех цветов кожи, всех рас и религий. Он привык к восторгу публики, громовым овациям, к битком набитым залам. Он знает, что такое быть "особенным", иметь возможность требовать и быть уверенным: все будет исполнено. Ему известно могущество огромного капитала: он может дать матери миллион долларов, чтобы ей не надо было работать. Он испытал удовольствие давать и дарить, быть щедрым благотворителем, видеть, как загораются глаза смертельно больных ребятишек, когда он приходит к ним в палаты, потому что он это он.

"Люди думают, что они меня знают, - сказал однажды Майкл. - Как бы не так. Ничего они не знают. Я ведь один из самых одиноких людей на свете. Иногда я из-за этого плачу. Это больно. Больно. Наверное, можно сказать, больно быть мною".

Гений Майкла Джексона сравним с гением великого русского писателя XIX века Федора Михайловича Достоевского. Ему тоже было присуще одиночество, он тоже был застенчив, искренен, добр. Достоевский любил детей, Майкл тоже и так же любит детей. Но разница между этим людьми есть: Достоевский был патологически сексуален, Майкл Джексон очень скромен в сексе, его секс необычен для певца и музыканта, но секс у него есть, и он проявляется весьма своеобразно.

Обычно Майкл не любит говорить о себе. Он остался застенчивым даже тогда, когда стал знаменитым, не любит давать интервью и выступать по телевидению.

У каждого человека существует несколько манер поведения, и Майкл не исключение. На сцене он один, а дома - совсем другой. "Люди часто спрашивают меня, - поясняет Майкл, - какой же я на самом деле?.. Моя любимая - музыка - это и классика, и рок. Я с ума схожу от Дебюсси, Прокофьева. Я могу слушать "Петя и Волк" десятки раз. Копленд - один из моих любимейших композиторов. Я с удовольствием слушаю Чайковского. Из его произведений я больше всего люблю "Щелкунчика". Я вегетарианец, поэтому самые любимые мои кушанья - свежие фрукты и овощи. Я люблю игрушки и всякие побрякушки. Я с удовольствием куплю понравившуюся мне игрушку... Однажды меня спросили, счастлив ли я. И я ответил, что не думаю, что смогу быть до конца счастливым когда-нибудь. Я один из тех, кого очень трудно полностью удовлетворить в жизни, но вместе с тем я сознаю, как много существует вещей, за которые я должен быть благодарен, и я очень высоко ценю свое здоровье и любовь моих родных и близких".

Майкл очень уставал от своей популярности и поэтому принял решение вести более спокойный и уединенный образ жизни. Со временем Майкл очень изменился. Когда Майкл сел на диету и перестал есть мясо, птицу, рыбу и все, что способствует откладыванию жира, он стал выглядеть лучше, стал стройным.

Он обладает невероятным умением собраться, сконцентрировать все силы на главном деле.

С Достоевским Майкла роднит и то, что они оба одержимы в достижении своих целей. Достоевский мог работать над своими произведениями сутками без сна, еды и отдыха. Майкл один из самых работоспособных людей в США - ради работы над песней, музыкой, танцами он забывает всех и вся и даже секс. "Когда я берусь за дело, - говорит Майкл, - то верю в него на все 100 процентов. Я действительно вкладываю в него всю душу. Я готов умереть за свою работу. Вот таков я на самом деле".

Редко кому удается заглянуть в частный мир Майкла Джексона. Он очень редко дает интервью журналистам. За девять лет, с 1983 по 1992 год, он дал одно короткое интервью журналу "Эбони". В этом интервью он говорил с журналистами о том, что хочет делать музыку, которая звучала бы тысячу лет. Беседа продолжилась менее десяти минут. В заключение её Майкл сказал: "Я не даю интервью. За последние девять лет я не сказал столько, сколько сейчас".

Все лица, которые сопровождают Майкла Джексона во время гастрольных поездок, дают "подписку о неразглашении", поэтому и от них узнать ничего нельзя.

По всем статистическим меркам Майкл Джексон - величайшая "поп-звезда" в мире, король поп-музыки. Его альбом "Триллер" был распродан в количестве 43 миллионов экземпляров, став самой популярной пластинкой всех времен. Пластинка "Бэд" разошлась тиражом в 25 миллионов экземпляров, а альбом "Дейнджерос" - 14 миллионов. Никому из исполнителей нашего времени не удавалось посредством музыки обращаться к такому числу слушателей.

Успех Майкла феноменален. В мире нет другого такого представителя поп-музыки, представления которого хотят увидеть миллионы.

Перед выступлениями Майкл гримируется сам, его гримерша лишь немного подправляет его грим во время концерта.

Перед каждым концертом Джексон и его музыканты встают в кружок и молятся, чтобы внести "в оркестр чувство единения".

Помолившись, все дружно вскрикивают и устремляются на сцену. Его рекламный агент Г.Скутер говорит, что Майкл "очень умный малый, каждый его шаг хорошо продуман".

Когда Джексон освободился от опеки отца, стал заниматься тем, что делал себя: семь "переделок" носа сильно изменили его форму, несколько раз Майкл удлинял разрез глаз, обесцвечивал кожу лица, поместил коралловый имплантант под верхнюю губу, чтобы окончательно освободиться от "негритянского облика".

Первый раз встречаясь с кем-то, М.Джексон смотрит во все стороны, но никогда на своего собеседника. Так инстинктивно поступают те, кто знает, что на него всегда устремлены взгляды. Возможно, Майкл Джексон и не представляет, каким должно быть обычное нормальное поведение, потому что он никогда не знал, что такое "нормально".

Поместье М.Джексона в Калифорнии - занимает площадь 2700 акров земли и стоит 22 миллиона долларов. Здесь есть свой зоопарк и парк развлечений. Комнаты забиты видеоиграми, всевозможными игрушками, есть и миниатюрные железные дороги.

Больше всего Майкл Джексон хочет в жизни остаться ребенком, и эта светлая его мечта одновременно сочетается с удачливым руководством многомиллионным шоу-бизнесом.

В то же время Майкл Джексон внешне спокойный, застенчивый, очень остроумный, абсолютно искренен, любит посмеяться, выдумывает сам анекдоты. Вот один из них:

Женщину спрашивают:

- Почему ты убила этого красивого мужчину?

- Потому что он погнался за мной и не догнал!

Майкла интересуют антиквариат, старинные книги, он много читает. Ему интересны люди, их взгляды.

У себя в поместье Майкл устраивает "вечера фантазии". На них в среднем затрачивается больше килограмма взрывчатых веществ, используется три лазера, 115 звуковых дорожек, с помощью трех генераторов производится такое количество электроэнергии, что её хватило бы на освещение небольшого города. В "вечерах" участвует также целая армия танцоров, музыкантов и работников сцены.

Служба перевозок Майкла Джексона включает 160 человек, а с учетом тех, кого нанимают на местах во время гастролей, их число доходит до 240; оборудование во время гастролей перевозят 57 грузовиков.

Майкл Джексон - обладает образным мышлением, свои впечатления он рассказывает людям через песни, созвучные его душе. Его дар - песня, его голос - волшебный мир звуков. Его танцы словно бросают вызов земному тяготению.

КАК МАЙКЛ ДЖЕКСОН СТАЛ "СУПЕРЗВЕЗДОЙ"

Майкл Джексон родился в городе Гэри американского штата Индиана летом 1958 года. Он был седьмым из девяти детей Джо Джексона (отец) и Кэтрин Круз (мать).

Отец - рабочий сталеплавильного завода, мать работала в универмаге. Мать хорошо пела, и спосо

www.bookol.ru

Читать онлайн книгу "Лунная походка" от Майкла Джексона

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

Назад к карточке книги

Майкл ДжексонMoonwalk, или Лунная походка: Майкл Джексон о себе

Хочется прикоснуться к истине и быть в состоянии выразить эту истину через то, что ты пережил и перечувствовал – будь то радость или горе, – тогда жизнь твоя приобретет больший смысл и, может быть, тебе удастся тронуть сердца других. В этом высшее содержание искусства. Ради таких минут озарения я и живу.

Майкл Джексон

Глава 1Просто дети с мечтой

Мне всегда хотелось научиться рассказывать истории, понимаете, истории, исходящие из моей души. Мне бы хотелось сесть у огня и рассказывать людям истории – чтобы увлечь их, вызвать у них смех и слезы, чтобы я мог повести их за собой куда угодно с помощью всего лишь обманчивых слов. Мне бы хотелось рассказывать им истории, которые волновали бы их души и преображали их. Меня всегда тянуло к этому. Вы только вообразите, как должны себя чувствовать великие писатели, зная, что обладают такой властью. Мне иногда кажется, что и я мог бы так. Эту способность мне бы хотелось в себе развить. В некотором смысле сочинение песен требует тех же навыков, создает эмоциональные взлеты и падения, но рассказ – это набросок. Это ртуть. Очень мало написано книг об искусстве рассказа, о том, как завладеть слушателями, как собрать людей вместе и позабавить их. Ни тебе костюма, ни грима, вообще ничего, – просто ты и твой голос, и твоя могучая способность повести их за собой куда угодно, преобразить их жизнь, хотя бы на несколько минут.

Начиная рассказывать мою историю, хочу повторить то, что я обычно говорю людям, когда меня спрашивают, как я начинал в группе «Пятерка Джексонов»: я был таким маленьким, когда мы начинали работать, что по сути дела ничего не помню. Большинству людей везет: они начинают свою карьеру достаточно взрослыми, когда они уже отлично понимают, что делают и зачем. Но со мной, конечно, было не так. Они помнят, как все происходило, а мне-то было всего пять лет от роду. Когда ты ребенком вступаешь на подмостки, ты еще слишком мал, чтобы понимать многое из происходящего вокруг. Большинство решений, затрагивающих твою жизнь, принимается в твое отсутствие. Итак, вот что я помню. Я помню, что пел как оглашенный, с огромным удовольствием отплясывал и чересчур выкладывался для ребенка. Многих деталей я, конечно, вообще не помню. Помню только, что «Пятерка Джексонов» начала по-настоящему завоевывать сцену, когда мне было всего лишь восемь или девять лет.

Родился я в Гэри, штат Индиана, вечером, в конце лета 1958 года – я был седьмым из девяти детей в нашей семье. Отец мой, Джо Джексон, родился в Арканзасе и в 1949 году женился на моей матери, Кэтрин Скруз, родом из Алабамы. На следующий год родилась моя сестра Морин, которой выпала тяжкая доля быть старшим ребенком. За ней последовали Джеки, Тито, Джермэйн, Латойя и Марлон. А после меня родились Рэнди и Дженет.

Часть моих наиболее ранних воспоминаний связана с тем, что отец работал на сталелитейном заводе. Это была тяжелая, отупляющая работа, и, чтобы отвлечься, он музицировал. А мать работала в это время в универмаге. Благодаря отцу, да и потому, что мама любила музыку, она постоянно звучала у нас в доме. Мой отец и его брат создали группу «Фолконс» («Соколы»), которая исполняла у нас Р-и-Би. Отец, как и его брат, играл на гитаре. Они исполняли знаменитые песни раннего рок-н-ролла и блюзы Чака Берри, Литла Ричарда, Отиса Роддинга – перечень можете продолжать сами. Это были поразительные стили, и каждый оказывал свое влияние на Джо и на нас, хотя в то время мы были слишком малы, чтобы понимать это. Репетировали «Фолконс» в гостиной нашего дома в Гэри, так что я был воспитан на Р-и-Би. Нас в семье было девять детей, и у брата моего отца было восемь, так что все вместе мы составляли громадное семейство. Музыкой мы занимались на досуге – она сплачивала нас и как бы удерживала отца в рамках семьи. Эта традиция породила «Пятерку Джексонов» – позже мы стали «Джексонс» («Джексонами»), – и я благодаря такой тренировке и музыкальной традиции начал развиваться самостоятельно и создал свой стиль.

Почти все воспоминания детства связаны у меня с работой, хотя я любил петь. Меня не заставляли силой этим заниматься влюбленные в сцену родители, как, например, Джуди Гарлэнд. Я пел, потому что мне нравилось и потому, что петь для меня было так же естественно, как дышать. Я пел, потому что меня побуждали к этому не родители и не родственники, а моя собственная внутренняя жизнь в мире музыки. Бывало, – и я хочу, чтобы это было ясно, – я возвращался домой из школы и, едва бросив учебники, мчался в студию. Там я пел до поздней ночи, собственно, когда мне уже давно пора было спать. Через улицу от студии «Мотаун» был парк, и, помнится, я смотрел на игравших там ребят. Я глядел на них и дивился – я просто не мог представить себе такой свободы, такой беззаботной жизни – и больше всего на свете хотелось мне быть таким свободным, чтобы можно было выйти на улицу и вести себя так, как они. Так что в детстве у меня были и грустные минуты. Но так бывает со всеми детьми, ставшими «звездами». Элизабет Тэйлор говорила мне, что чувствовала то же самое. Когда ты работаешь совсем юным, то мир может показаться ужасно несправедливым. Никто не заставлял меня быть маленьким Майклом-солистом – я сам это выбрал, и я это любил, – но работа была тяжелая. Когда мы, к примеру, делали записи для альбома, то отправлялись в студию сразу после школы, и иногда мне удавалось перекусить, а иногда и нет. Просто не было времени. Я возвращался домой измученный, в одиннадцать, а то и в двенадцать ночи, когда уже давно пора было спать.

Так что я в достаточной мере похож на любого, кто работал в детстве. Я знаю, сколько детям приходится выносить и чем они жертвуют. Знаю я, и чему учит такая жизнь. Моя жизнь научила тому, что чем старше человек становится, тем все больше требований она к нему предъявляет. Я почему-то чувствую себя старым. Я в самом деле чувствую себя стариком, человеком, который многое видел и многое испытал. Из – за того, что я столько лет вкалывал, мне трудно поверить, что мне всего лишь двадцать девять. Я работаю целых двадцать четыре года. Иногда мне кажется, что я доживаю жизнь, переваливаю за восемьдесят, и люди похлопывают меня по спине. Вот что бывает, когда начинаешь таким молодым.

Когда я в первый раз выступал с моими братьями, нас знали как «Джексонс». Позже мы станем «Пятеркой Джексонов». А еще позже, когда мы ушли из «Мотауна», снова стали «Джексонс».

Каждый из моих альбомов или альбомов группы, с тех пор как мы стали профессионалами и начали записывать собственную музыку, был посвящен нашей матери, Кэтрин Джексон. В моих ранних воспоминаниях она держит меня на руках и поет мне «Ты мое солнышко» или «Хлопковые поля». Она часто пела мне и моим братьям и сестрам. Хотя моя мама довольно долго жила в Индиане, выросла она в Алабаме, а в этих краях черные растут под мелодии кантри и вестерн, которые звучат по радио так же, как спиричуалз звучат в церкви. Она и по сей день любит слушать Уилли Нельсона. У нее всегда был красивый голос, и я думаю, что мама – и, конечно, Господь Бог – наделили меня способностью петь.

Мама играла на пианино и кларнете и учила игре на этих инструментах мою старшую сестру Латойю. Мама уже с детства знала, что никогда не будет играть любимую музыку перед другими – и не потому, что у нее не было таланта или способностей, просто в детстве ее покалечил полиомиелит. Она поборола болезнь, но не избавилась от хромоты. Ребенком она почти не ходила в школу, тем не менее считала, что ей повезло: она выздоровела в такое время, когда многие умирали от этой болезни. Я помню, какое она придавала значение тому, чтобы нам сделали прививку против полиомиелита. Она даже заставила нас однажды пропустить представление в молодежном клубе – настолько важными считались прививки в нашей семье.

Мама знала, что полиомиелит послан ей не в наказание, что это – Господнее испытание, через которое она должна была пройти, и она привила мне любовь к Нему, которая будет жить во мне вечно. Мама внушала мне, что мой талант к пению и танцу такой же дар Божий, как прекрасный закат или метель, оставляющая после себя детям снег для игры. Хотя мы проводили много временя репетируя или путешествуя, мама выкраивала время, чтобы отвести меня – как правило, вместе с Ребби и Латойей – в храм «Свидетели Иеговы».

Через много лет после того, как мы уехали из Гэри, мы выступали в шоу Эда Салливэна, эстрадном концерте в прямом эфире, который передавали в воскресенье вечером и в котором Америка впервые увидела «Битлз», Элвиса Пресли, а также «Слайд энд Стоун». После концерта мистер Салливэн поблагодарил и поздравил каждого из нас, но я-то думал о том, что он сказал мне до концерта. Я болтался за сценой, как мальчишка из рекламы «Пепси», и натолкнулся на мистера Салливэна. Казалось, он обрадовался, пожал мне руку и, не выпуская ее, дал мне напутствие. Был 1970 год, когда среди лучших исполнителей рока были люди, которые губили себя алкоголем и наркотиками. Старшее, мудрое поколение эстрадников не хотело терять молодежь, иные уже говорили, что я напоминаю им Фрэнки Лимона, великого молодого певца 1950-х годов, расставшегося с жизнью подобным образом. Должно быть, думая об этом, Эд Салливэн и сказал мне тогда:

– Никогда не забывай, откуда у тебя талант. Твой талант – это дар Божий.

Я был благодарен ему за доброту, но я не мог бы сказать ему, что мама не дает мне об этом забыть. Я никогда не болел полиомиелитом – танцору даже страшно подумать об этом, – но я знаю, что Бог испытывал меня, моих братьев и сестер по-иному. Семейство было большое, дом крошечный, денег мало. Едва хватало, чтобы свести концы с концами. Да еще завистливые мальчишки из нашего квартала, бросавшие камни нам в окна, когда мы репетировали, злобно кричавшие, что ничего у нас не выйдет. Когда я думаю о маме и нашем детстве, то могу вам сказать: есть награды, которые не измерить ни деньгами, ни бурными аплодисментами, ни призами.

Мама была нам большим помощником. Стоило ей заметить, что кто-то из нас чем-то увлечен, она всячески развивала наш интерес в этом направлении. К примеру, когда я заинтересовался кинозвездами, она стала приносить домой горы книг о знаменитостях. Хотя у нас было девять детей, она относилась к каждому, как к единственному. И все мы помнима, какой она была труженицей и помощницей. История эта стара как мир. Каждый ребенок думает, что его мама самая лучшая в мире, но мы, Джексоны, всегда это чувствовали. Кэтрин была с нами такая мягкая, добрая и внимательная, что я и представить себе не могу, каково расти без материнской любви.

Я знаю: если дети не получают необходимой любви от родителей, они стараются получить ее у кого-нибудь другого и прильнут к этому человеку, будь то дедушка или кто угодно. С нашей мамой нам не нужно было искать кого-то еще. Она давала нам бесценные уроки. Превыше всего она ценила доброту, любовь и внимание к людям. Не обижайте людей. Никогда не просите. Никогда не живите за чужой счет. Все это в нашем доме считалось грехом. Она хотела, чтобы мы всегда отдавали и не хотела, чтобы мы просили или клянчили. Вот какой она была.

Я помню один интересный случай. Однажды – это было еще в Гэри, я был тогда совсем маленький – рано утром какой-то человек стучался в нашей округе в двери. Он буквально истекал кровью, по следу можно было определить, где он уже побывал. Никто его не впустил. В конце концов он добрался до нашей двери и начал колотить по ней. Мама тут же его впустила. Большинство людей побоялось бы, но не такой была моя мать. Помню, я проснулся и увидел кровь у нас на полу. Хотелось, чтобы мы все были больше похожи на маму.

Мои самые ранние воспоминания об отце: помню, как он возвращается со сталелитейного завода с пакетом газированных пончиков для нас всех. Аппетит у нас с братьями был тогда что надо, и пакет в мгновение опустошался. Он водил нас всех кататься на карусели в парк, но я был слишком маленький и хорошо это не помню.

Отец для меня всегда был загадкой, он это знает. Больше всего я жалею, что мы никогда не были с ним по-настоящему близки. С годами он все глубже уходил в себя и, перестав обсуждать с нами семейные дела, понял, что ему тяжело с нами общаться. Бывало, сидим все вместе, а он возьмет и выйдет. Даже сегодня ему трудно говорить об отношениях между отцом и сыном – слишком неловко он себя чувствует. И когда я это замечаю, мне тоже становится неловко. Отец нас всегда оберегал, а это уже немало. Он всегда пытался оградить нас от обмана. И наилучшим образом заботился о наших интересах. Он, может, и допустил за все время несколько ошибок, но всегда считал, что поступает так на благо семьи. И, конечно же, многое из того, чего мы с помощью отца достигли, было уникально и прекрасно, в особенности если взять наши связи с компаниями и людьми, работающими в шоу-бизнесе. Я бы сказал, что мы были среди тех немногих счастливчиков, которые, повзрослев, вступили в шоу-бизнес не с пустыми руками: у нас были деньги, недвижимость, различные капиталовложения. Обо всем позаботился отец. Он заботился о своей и нашей выгоде. Я по сей день благодарен ему за то, что он не пытался отобрать у нас все деньги, как это делали многие родители маленьких «звезд». Вы только представьте себе: обворовывать собственных детей! Отец ничего такого не делал. Но я до сих пор не знаю его, и это грустно, особенно, когда сын жаждет понять своего отца. Он до сих пор загадка для меня и может навсегда ею останется.

То, что отец помог мне обрести, не было дано от Бога, хотя Библия и гласит: что посеял, то и пожнешь. Как-то в минуты откровенности отец сказал это иначе, но смысл был именно такой: у тебя может быть величайший в мире талант, но если не будешь готовиться и работать по плану, все пойдет прахом.

Джо Джексон любил пение и музыку не меньше, чем мама, но он также знал, что за пределами Джексон-стрит лежит большой мир. Я был слишком мал, чтобы помнить членов его группы «Фолконс», хотя они приходили к нам домой по выходным репетировать. Музыка уносила их в иной мир, и они забывали о работе на сталелитейном Заводе, где отец был крановщиком. «Фолконс» играли по всему городу, а также выступали в клубах и колледжах северной Индианы и Чикаго. Перед началом репетиции у нас дома отец вынимал из чулана гитару и подключал к усилителю, который держал в подвале. Все настраивались, и начиналась музыка. Он всю жизнь любил Ритм-и-Блюз, и гитара была его гордостью и утехой. Чулан, где хранилась гитара, считался чуть ли не святыней. Нечего и говорить, что мы, дети, туда не допускались. Папа не водил нас в церковь, но и мама, и папа знали, что музыка может уберечь нашу семью в неспокойном квартале, где банды вербовали ребят в возрасте моих братьев. Трем старшим братьям всегда давали возможность побыть рядом, когда к нам приходили «Фолконс». Папа давал понять, что разрешение послушать – это награда для них. На самом деле ему хотелось, чтобы они не отлучались из дома.

Тито наблюдал за происходящим с величайшим интересом. В школе он брал уроки саксофона, но уже видел, что достаточно подрос и длина пальцев позволяет ему перебирать струны гитары, как делал его отец. Похоже было, что он научится, потому что Тито был очень похож на отца, и мы все считали, что он должен унаследовать таланты отца. По мере того, как он взрослел, они до того становились похожи, что было даже не по себе. Должно быть, отец заметил рвение Тито и установил правило для всех моих братьев: никто не должен прикасаться к гитаре, когда его нет дома. Точка.

Поэтому Джеки, Тито и Джермейн внимательно следили за тем, чтобы мама не покидала кухни на то время, пока они «одалживали» гитару. Они старались не шуметь, извлекая ее. Затем они возвращались в нашу комнату, включали радио или маленький портативный проигрыватель, чтобы было чему подыграть. Тито садился на кровать и, прижав гитару к животу, держал прямо. Они играли с Джеки и Джермейном по очереди – сначала попробуют гаммы, которым их учили в школе, попытаются подобрать «Зеленый луг» – мелодию, услышанную по радио.

К этому времени я был уже достаточно большой – пробирался в комнату и смотрел, как они играют, дав обещание не проговориться. Однажды мама все же их застукала, и мы все страшно перепугались. Она отругала ребят, но пообещала не говорить отцу, если мы будем вести себя осторожно. Она понимала, что гитара удерживала мальчишек от общения со шпаной и от драк, так что она не собиралась отнимать у них то, что позволяло держать их дома.

Естественно, что-то должно было рано или поздно случиться, и вот лопнула струна. Братья были в панике. Времени на то, чтобы натянуть ее до возвращения отца, не было, вдобавок, никто из нас не знал, как это делается. Братья так и не решили, как быть, а потому положили гитару обратно в чулан, горячо надеясь, что отец решит, будто она сама порвалась. Отец, конечно, на это не клюнул и был вне себя от ярости. Сестры посоветовали мне не вмешиваться и затаиться. Я слышал, как заплакал Тито, когда отец все обнаружил, и я, естественно, пошел посмотреть. Тито лежал на кровати и плакал, когда отец вошел в комнату и жестом велел ему встать. Тито перепугался, а отец просто стоял, держа в руках свою любимую гитару. Глядя на Тито тяжелым, пронизывающим взглядом, он произнес:

– Ну-ка, покажи, что ты можешь.

Мой брат собрался с духом и взял несколько аккордов, которым сам научился. Когда отец увидел, как хорошо играет Тито, ему стало ясно, что Тито практиковался игре на гитаре. Он понял, что для Тито, да и для всех нас его любимая гитара вовсе не была игрушкой. Он прозрел: то, что произошло, вовсе не было случайностью. В этот момент вошла мама и принялась восторгаться нашими музыкальными способностями. Она сказала отцу, что у нас есть талант и ему стоит нас послушать. Она продолжала напоминать ему об этом, и вот однажды он стал нас слушать и ему понравилось, что он услышал. Тито, Джеки и Джермейн начали всерьез репетировать. Через два года, когда мне было около пяти, мама сказала отцу, что я хорошо пою и могу играть на бонгах. Так я стал членом группы.

Примерно тогда отец решил, что дело с музыкой в его семье обстоит серьезно. Постепенно он начал все меньше времени проводить с «Фолконс» и все больше с нами. Мы просто собирались вместе, а он давал нам советы и учил технике игры на гитаре. Марлон и я были еще недостаточно взрослыми, чтобы играть, но мы наблюдали, как отец репетировал с остальными, и наблюдая, учились. Нам по-прежнему запрещалось трогать гитару в отсутствие отца, но братья обожали играть на ней, когда им разрешалось. В доме на Джексон-стрит стены дрожали от музыки. Мама с папой платили за музыкальные уроки Ребби и Джеки, когда те были маленькими, так что у них хорошая подготовка. Остальные занимались музыкой в школе и играли в школьных оркестрах Гэри, но энергия в нас била через край – нам все время хотелось играть.

«Фолконс» все еще зарабатывали деньги, хотя они выступали все реже, и без этих дополнительных средств нам пришлось бы худо. Денег этих было достаточно, чтобы прокормить все увеличивающееся семейство, но недостаточно, чтобы мы могли покупать что-либо, кроме самого необходимого. Мама работала на полставки в универмаге «Сирс», отец по-прежнему работал на сталелитейном заводе, и никто не голодал, но я думаю, оглядываясь назад, что мы чувствовали себя тогда как бы в тупике.

Однажды папа не пришел вовремя домой, и мама начала волноваться. К тому времени, когда он явился, она была готова устроить ему хорошую головомойку. Мы были не прочь понаблюдать: было интересно, сумеет ли он вывернуться. Но когда отец просунул голову в дверь, лицо у него было лукавое, и он что-то прятал за спиной. Мы были потрясены, когда он нам показал сверкающую гитару, немного меньше той, что была в чулане. Мы подумали, что, значит, мы получим старую. Но папа сказал, что новая гитара предназначается Тито, чтобы тот давал ее каждому, кто захочет попрактиковаться. Нам не разрешалось брать ее в школу и хвастаться. Это был серьезный подарок, и этот день запомнился в семье Джексонов.

Мама радовалась за нас, но она знала своего мужа. Уж она-то знала, какие грандиозные планы и намерения были у него в отношении нас. Он разговаривал с нею ночью, после того как мы, дети, засыпали. Он лелеял мечты, эти мечты не ограничивались одной гитарой. Довольно скоро нам пришлось иметь дело не просто с инструментами, но с оборудованием. Джермейн получил бас-гитару и усилитель. Джеки – маракасы. Наша спальня и гостиная стали смахивать на музыкальный магазин. Иногда я слышал, как ссорились мама с папой, когда вставал вопрос о деньгах, так как все эти инструменты и инструменты вынуждали нас экономить на том немногом, что мы имели каждую неделю. Папе все же удавалось переубеждать маму, и он не просчитался.

У нас были дома даже микрофоны. В то время это действительно была роскошь, в особенности для женщины, пытавшейся растянуть жалкие гроши, но я понимаю, что появление микрофонов в нашем доме объяснялось не просто стремлением не отставать от «Джонсов» или еще кого-нибудь в наших вечерних любительских состязаниях. Они нужны были для работы. Я видел людей на конкурсах талантов, возможно, прекрасно звучавших дома, но тушевавшихся, как только они оказывались перед микрофоном. Другие начинали истошно орать, словно желая доказать, что не нуждаются в микрофонах. У них не было нашего преимущества, преимущества, которое дает только опыт. Я думаю, кое-кто, наверно, нам завидовал, так как раньше умение владеть микрофоном давало нам преимущество. Если это и правда, то завидовать нам было нечего: мы ведь стольким жертвовали – свободным временем, школьной жизнью и друзьями. У нас начало хорошо получаться, но работали мы, как люди вдвое старше нашего возраста.

Пока я наблюдал за игрой моих старших братьев, включая Марлона, игравшего на барабанах бонго, папа привел пару мальчишек – одного звали Джонни Джексон, а другого Рэнди Рэнсиер – и посадил их за ударные инструменты и фисгармонию.

«Мотаун» позже будет утверждать, что это были наши двоюродные братья, но сделано это исключительно для рекламы: чтобы изобразить нас одной большой семьей. Мы стали настоящей группой. Я, словно губка, впитывал в себя все, что только мог, наблюдая за каждым. Я был весь внимание, когда мои братья репетировали или играли на благотворительных концертах или в торговых центрах. Больше всего я любил наблюдать за Джермейном, потому что он в ту пору был певцом и был моим старшим братом. Марлона, как старшего, я не воспринимал: слишком маленькая разница была у нас в возрасте. В детский сад меня водил Джермейн, и его одежду донашивал я. Если он что-то делал, я старался ему подражать. Когда у меня хорошо получалось, это вызывало улыбку у папы и у братьев, а когда я начал петь, они стали слушать. Я тогда пел дискантом – просто воспроизводил звуки. Я был настолько мал, что не знал значения большинства слов, но чем больше я пел, тем лучше у меня получалось.

Танцевать я всегда умел. Я наблюдал за движениями Марлона – Джермейну-то было не до танцев: ему приходилось держать большую бас-гитару. А за Марлоном я мог поспевать, ведь он был только на год старше меня. Довольно скоро я уже пел почти весь репертуар у нас дома и готовился вместе с братьями выступать на публике. Во время репетиций нам становились ясны наши сильные и слабые стороны, и, естественно, происходила смена ролей.

Наш домик в Гэри был небольшим – по сути дела, три комнаты, – но в то время он казался мне гораздо больше. Когда ты совсем маленький, весь мир представляется таким огромным, что небольшая комнатка кажется в четыре раза больше, чем она есть. Когда спустя несколько лет мы вернулись в Гэри, мы все были поражены, насколько крохотным был наш домик. Мне-то он помнился большим, а в действительности – сделай пять шагов от входной двери и выйдешь в противоположную дверь. На самом деле он был не больше гаража, но, когда мы там жили, нам, детям, он казался отличным. Настолько иначе видятся вещи, когда ты маленький.

У меня сохранились очень расплывчатые воспоминания о школе в Гэри. Я смутно помню, как меня привели в школу в первый день после детского сада, зато отчетливо помню, как я ненавидел ее. Естественно, я не хотел, чтобы мама оставляла меня там, не хотел там находиться.

Через какое-то время я привык, как все дети, и полюбил своих учителей, в особенности женщин. Все они были такие милые и просто обожали меня. Учителя были просто замечательные: когда я переходил в следующий класс, они плакали и обнимали меня, говорили, как им жаль, что я от них ухожу. Я до того любил своих учителей, что воровал у мамы украшения и дарил им. Они были очень тронуты, но в конце концов мама узнала об этом и положила конец моей щедрости. Мое желание как-то отблагодарить их за то, что я от них получал, доказывает, как я любил их и школу.

Однажды в первом классе я участвовал в концерте, который показывали всей школе. Каждый ученик должен был что-то приготовить. Вернувшись домой, я посоветовался с родителями. Мы решили, что мне надо одеть черные брюки с белой рубашкой и спеть «Взберусь на любую гору» из «Звуков музыки». Реакция слушателей, когда я закончил петь, потрясла меня. Зал разразился аплодисментами, люди улыбались, некоторые встали. Учителя плакали. Я просто глазам своим не мог поверить. Я подарил им всем счастье. Это было такое замечательное чувство. Но при этом я был немного смущен: я же ничего особенного не сделал. Просто спел, как каждый вечер пел дома. Дело в том, что, когда выступаешь на сцене, не осознаешь, как ты звучишь или что у тебя получается. Просто открываешь рот и поешь.

Вскоре папа начал готовить нас к конкурсам талантов. Он оказался прекрасным наставником и потратил немало времени и денег на нашу подготовку. Талант человеку дает Бог, а отец учил нас, как его развивать. Кроме того, у нас, я думаю, был врожденный дар к выступлению на эстраде. Нам нравилось выступать, и мы все в это вкладывали. Отец сидел с нами каждый день после школы и репетировал. Мы выступали перед ним, и он давал нам советы. Кто оплошает, получал иногда ремнем, а иногда и розгой. Отец был с нами очень строг, по-настоящему строг. Марлону всегда доставалось. А меня наказывали за то, что происходило, как правило, вне репетиций. Папа так меня злил и делал так больно, что я пытался дать ему в ответ, и получал еще больше. Я снимал ботинок и швырял в него или просто начинал молотить его кулаками. Вот почему мне доставалось больше, чем всем моим братьям вместе взятым. Я никогда отцу не спускал и он готов был меня убить, разорвать на части. Мама рассказывала, что я отбивался, даже когда был совсем маленьким, но я этого не помню. Помню только, как нырял под стол и убегал от него, а это его еще больше злило. У нас были очень бурные отношения.

Так или иначе большую часть времени мы репетировали. Репетировали постоянно. Иногда поздно вечером у нас выпадало время поиграть в игры или с игрушками. Случалось, играли в прятки или прыгали через веревочку, но и только. Большую часть времени мы трудились. Я хорошо помню, как мы неслись с братьями домой, чтобы успеть к приходу отца, потому что туго нам пришлось бы, не будь мы готовы начать репетицию вовремя.

Во всем этом нам очень помогала мама. Она была первой, кто открыл наш талант, и она продолжала помогать нам его реализовывать. Едва ли мы смогли бы достичь того, чего мы достигли, без ее любви и доброжелательности. Она беспокоилась за нас: мы ведь находились в таком напряжении, по стольку часов репетировали, но хотели показать все, на что способны, и действительно любили музыку.

Музыку ценили в Гэри. У нас были собственные радиостанции и ночные клубы, и не было недостатка в людях, желавших в них выступать. Проведя с нами в субботу днем репетицию, папа отправлялся посмотреть местное музыкальное шоу или даже ездил в Чикаго на чье-нибудь выступление. Он постоянно старался выискать что-то, что могло бы нам помочь. Вернувшись домой, он рассказывал нам, что видел и кто как выступал. Он был в курсе всех новинок, будь то в местном театре, проводившем конкурсы, в которых мы могли бы участвовать, или в «Кавалькаде Звезд» с участием знаменитых актеров, чьи костюмы и движения мы могли бы перенять. Иногда я не видел папу до воскресенья, пока не возвращался из церкви, но как только я вбегал в дом, он начинал мне рассказывать о том, что видел накануне. Он убеждал меня, что я смогу танцевать на одной ноге, как Джеймс Браун, стоит только попробовать. Вот так получалось со мной: прямиком из церкви – на эстраду.

Мы начинали получать награды за наши представления, когда мне было шесть лет. Каждый из нас теперь знал свое место: я выступал вторым слева, лицом к публике, Джермейн с краю от меня и Джеки справа. Тито со своей гитарой стоял на правом краю, рядом с ним – Марлон. Джеки вырос и возвышался надо мной и Марлоном. Так мы выступали на одном конкурсе за другим и получалось неплохо. Другие группы ссорились между собой и распадались, мы же выступали все более слаженно и набирались опыта. Жители Гэри, ходившие регулярно на конкурсы талантов, стали нас узнавать, поэтому мы старались превзойти себя и удивить их. Нам не хотелось, чтобы они скучали на нашем представлении. Мы знали: все новое всегда к лучшему, это помогает расти, поэтому мы не боялись новых элементов в нашем исполнении.

Победа на любительском вечере или конкурсе талантов с десятиминутной программой, состоящей из двух песен, требует затраты такого же количества энергии, что и полуторачасовой концерт. Я убежден: это потому, что нет места для ошибок, поскольку выкладываешься так, что за одну-две песни тебя поистине сжигает изнутри – куда больше, чем когда ты неспешно исполняешь двенадцать или пятнадцать песен подряд. Эти конкурсы талантов были нашим профессиональным образованием. Иногда мы приезжали за сотни миль, чтобы спеть пару песен, и очень надеялись, что толпа не отвергнет нас, потому что мы не местные. Мы состязались с людьми разного возраста и умения – от профессиональный групп и актеров до певцов и танцоров, как мы. Нам нужно было завладеть вниманием зала и удержать его. Ничто не предоставлялось случаю – ни костюмы, ни обувь, ни прически. Все должно быть, как задумал папа. Мы действительно выглядели поразительно профессионально. После такого планирования, если мы исполняли песни как на репетиции, награда сама шла к нам в руки. Так было, даже когда мы выступали в Уоллес-Хай – той части города, где были свои музыканты и своя клика. Мы бросали им вызов на их собственной территории. Само собой, у местных музыкантов всегда были свои поклонники, так что, когда мы покидали свои края и приезжали в чужие, бывало очень тяжело. Когда конферансье поднимал над нами руки, «призывая» к аплодисментам, нам хотелось, чтобы публика понимала: мы выложились больше всех остальных.

Назад к карточке книги ""Лунная походка" от Майкла Джексона"

itexts.net

Читать онлайн "Moonwalk, или Лунная походка: Майкл Джексон о себе" автора Джексон Майкл - RuLit

Майкл Джексон

Moonwalk, или Лунная походка: Майкл Джексон о себе

Хочется прикоснуться к истине и быть в состоянии выразить эту истину через то, что ты пережил и перечувствовал — будь то радость или горе, — тогда жизнь твоя приобретет больший смысл и, может быть, тебе удастся тронуть сердца других. В этом высшее содержание искусства. Ради таких минут озарения я и живу.

Майкл Джексон

Глава 1

Просто дети с мечтой

Мне всегда хотелось научиться рассказывать истории, понимаете, истории, исходящие из моей души. Мне бы хотелось сесть у огня и рассказывать людям истории — чтобы увлечь их, вызвать у них смех и слезы, чтобы я мог повести их за собой куда угодно с помощью всего лишь обманчивых слов. Мне бы хотелось рассказывать им истории, которые волновали бы их души и преображали их. Меня всегда тянуло к этому. Вы только вообразите, как должны себя чувствовать великие писатели, зная, что обладают такой властью. Мне иногда кажется, что и я мог бы так. Эту способность мне бы хотелось в себе развить. В некотором смысле сочинение песен требует тех же навыков, создает эмоциональные взлеты и падения, но рассказ — это набросок. Это ртуть. Очень мало написано книг об искусстве рассказа, о том, как завладеть слушателями, как собрать людей вместе и позабавить их. Ни тебе костюма, ни грима, вообще ничего, — просто ты и твой голос, и твоя могучая способность повести их за собой куда угодно, преобразить их жизнь, хотя бы на несколько минут.

Начиная рассказывать мою историю, хочу повторить то, что я обычно говорю людям, когда меня спрашивают, как я начинал в группе «Пятерка Джексонов»: я был таким маленьким, когда мы начинали работать, что по сути дела ничего не помню. Большинству людей везет: они начинают свою карьеру достаточно взрослыми, когда они уже отлично понимают, что делают и зачем. Но со мной, конечно, было не так. Они помнят, как все происходило, а мне-то было всего пять лет от роду. Когда ты ребенком вступаешь на подмостки, ты еще слишком мал, чтобы понимать многое из происходящего вокруг. Большинство решений, затрагивающих твою жизнь, принимается в твое отсутствие. Итак, вот что я помню. Я помню, что пел как оглашенный, с огромным удовольствием отплясывал и чересчур выкладывался для ребенка. Многих деталей я, конечно, вообще не помню. Помню только, что «Пятерка Джексонов» начала по-настоящему завоевывать сцену, когда мне было всего лишь восемь или девять лет.

Родился я в Гэри, штат Индиана, вечером, в конце лета 1958 года — я был седьмым из девяти детей в нашей семье. Отец мой, Джо Джексон, родился в Арканзасе и в 1949 году женился на моей матери, Кэтрин Скруз, родом из Алабамы. На следующий год родилась моя сестра Морин, которой выпала тяжкая доля быть старшим ребенком. За ней последовали Джеки, Тито, Джермэйн, Латойя и Марлон. А после меня родились Рэнди и Дженет.

Часть моих наиболее ранних воспоминаний связана с тем, что отец работал на сталелитейном заводе. Это была тяжелая, отупляющая работа, и, чтобы отвлечься, он музицировал. А мать работала в это время в универмаге. Благодаря отцу, да и потому, что мама любила музыку, она постоянно звучала у нас в доме. Мой отец и его брат создали группу «Фолконс» («Соколы»), которая исполняла у нас Р-и-Би. Отец, как и его брат, играл на гитаре. Они исполняли знаменитые песни раннего рок-н-ролла и блюзы Чака Берри, Литла Ричарда, Отиса Роддинга — перечень можете продолжать сами. Это были поразительные стили, и каждый оказывал свое влияние на Джо и на нас, хотя в то время мы были слишком малы, чтобы понимать это. Репетировали «Фолконс» в гостиной нашего дома в Гэри, так что я был воспитан на Р-и-Би. Нас в семье было девять детей, и у брата моего отца было восемь, так что все вместе мы составляли громадное семейство. Музыкой мы занимались на досуге — она сплачивала нас и как бы удерживала отца в рамках семьи. Эта традиция породила «Пятерку Джексонов» — позже мы стали «Джексонс» («Джексонами»), — и я благодаря такой тренировке и музыкальной традиции начал развиваться самостоятельно и создал свой стиль.

Почти все воспоминания детства связаны у меня с работой, хотя я любил петь. Меня не заставляли силой этим заниматься влюбленные в сцену родители, как, например, Джуди Гарлэнд. Я пел, потому что мне нравилось и потому, что петь для меня было так же естественно, как дышать. Я пел, потому что меня побуждали к этому не родители и не родственники, а моя собственная внутренняя жизнь в мире музыки. Бывало, — и я хочу, чтобы это было ясно, — я возвращался домой из школы и, едва бросив учебники, мчался в студию. Там я пел до поздней ночи, собственно, когда мне уже давно пора было спать. Через улицу от студии «Мотаун» был парк, и, помнится, я смотрел на игравших там ребят. Я глядел на них и дивился — я просто не мог представить себе такой свободы, такой беззаботной жизни — и больше всего на свете хотелось мне быть таким свободным, чтобы можно было выйти на улицу и вести себя так, как они. Так что в детстве у меня были и грустные минуты. Но так бывает со всеми детьми, ставшими «звездами». Элизабет Тэйлор говорила мне, что чувствовала то же самое. Когда ты работаешь совсем юным, то мир может показаться ужасно несправедливым. Никто не заставлял меня быть маленьким Майклом-солистом — я сам это выбрал, и я это любил, — но работа была тяжелая. Когда мы, к примеру, делали записи для альбома, то отправлялись в студию сразу после школы, и иногда мне удавалось перекусить, а иногда и нет. Просто не было времени. Я возвращался домой измученный, в одиннадцать, а то и в двенадцать ночи, когда уже давно пора было спать.

www.rulit.me

"Лунная походка" от Майкла Джексона - Майкл Джексон

  • Просмотров: 4380

    Игрушка олигарха (СИ)

    Альмира Рай

    Он давний друг семьи. Мужчина, чей взгляд я не могу выдержать и десяти секунд. Я кожей ощущаю…

  • Просмотров: 4373

    Всё, что было, было не зря (СИ)

    Александра Дема

    Очнуться однажды утром неожиданно глубоко и прочно беременной в незнакомом месте, обзавестись в…

  • Просмотров: 3620

    Строптивица для лэрда (СИ)

    Франциска Вудворт

    До чего же я люблю сказки… Злодей наказан, главные герои влюблены и женятся. Эх! В реальности же…

  • Просмотров: 3345

    Соблазн двойной, без сахара (СИ)

    Тальяна Орлова

    Брутальная романтика, или два зайца под один выстрел. Да, черт возьми, мне нужна эта работа! Один…

  • Просмотров: 2643

    Тьма твоих глаз (СИ)

    Альмира Рай

    Где-то далеко-далеко, скорее всего, даже не в этой Вселенной, грустил… король драконов. А где-то…

  • Просмотров: 2613

    Он рядом (СИ)

    Фора Клевер

    Утро добрым не бывает… В моем случае оно стало просто ужасным! А всему виной он — лучший друг…

  • Просмотров: 2597

    Вдруг, как в сказке (СИ)

    Александра Дема

    Очнуться однажды глубоко и прочно беременной в незнакомом месте – это ли не счастье? Особенно, если…

  • Просмотров: 2488

    Невеста из мести (СИ)

    Елена Счастная

    В королевстве Азурхил великое событие: рано овдовевший правитель ищет себе новую жену. Со всех…

  • Просмотров: 2356

    Графиня поневоле (СИ)

    Янина Веселова

    Все мы ищем любовь, а если она ждет нас в другом мире? Но ведь игра стоит свеч, не так ли?…

  • Просмотров: 2325

    Твои грязные правила (СИ)

    Виолетта Роман

    Я не хотела, но он заставил... Искусный манипулятор, ему плевать на жизни других. Я думала, что…

  • Просмотров: 2121

    Между двух огней или попаданка планеты Пандора (СИ)

    Anastasia Orazdyrdieva

    Я обычная девушка учусь на втором курсе юрфака . Живу вполне обычно, но однажды все пошло не так…

  • Просмотров: 2076

    Хищник цвета ночи (СИ)

    Татьяна Серганова

    Мой начальник красив, умен, обворожителен. А еще Ник Н’Ери хищник, привыкший получать то, что…

  • Просмотров: 1858

    Невеста из проклятого рода 2

    Кристи Кострова

    Проклятие снято, и моя магия свободна. Однако появилась новая проблема: стихии выдали меня замуж,…

  • Просмотров: 1678

    Уютная, родная, сводная (СИ)

    Наталия Романова

    Всё смешалось в голове, перепуталось, прошлое и настоящее, о будущем Марк не думал. Воспоминания о…

  • Просмотров: 1621

    Помощница лорда-архивариуса (СИ)

    Варвара Корсарова

    Своим могуществом Аквилийская империя обязана теургам, которые сумели заключить пакт с существами…

  • Просмотров: 1595

    Черная кошка для генерала (СИ)

    Валентина Елисеева

    Что делать, если вас оболгали, крупно скомпрометировали, а теперь принудительно волокут к алтарю…

  • Просмотров: 1331

    Пламенное сердце (ЛП)

    Джоанна Блэйк

    Я тушу пожары всю свою жизнь. Я чертовски хорош в этом. Я известен своей храбростью, мужеством и…

  • Просмотров: 1311

    Мой снежный князь (СИ)

    Франциска Вудворт

    Вы никогда не задумывались, насколько наша жизнь полна неожиданностей? Вроде бы все идет своим…

  • Просмотров: 1282

    Книга правил (ЛП)

    Блэквуд Дженифер

    Несколько правил, которые должны быть нарушены.Руководство по выживанию второго помощника Старр…

  • Просмотров: 1268

    Оборотень по объявлению. Альфа ищет пару (СИ)

    Наталья Буланова

    Станислав Суворов, альфа стаи волков, уверен – он легко найдет девушку, которая, как показали…

  • Просмотров: 1235

    Брачная охота на главу тайной канцелярии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Ошибка ангела смерти? Переезд в магмир? По моим правилам! Хочу быть аристократкой, сверхсильным…

  • Просмотров: 1224

    Брачная охота на ректора магической академии (СИ)

    Ксюра Невестина

    Продали замуж за чудовище? Предала подруга? Улечу в академию магии! Хочу быть другой девушкой,…

  • Просмотров: 1201

    Василиса Прекрасная (СИ)

    Светлана Суббота

    Говорят, что Время отлично лечит. В принципе да, но прайс у него - поражающий, такой что волосы…

  • Просмотров: 1149

    Орхидея для демона (СИ)

    Наталья Буланова

    Что может быть проще для двух ведьм, чем приготовить зелье? Да раз плюнуть! А вот доставить его до…

  • Просмотров: 1091

    Академия Межрасовых отношений. Дри Ада (СИ)

    Светлана Рыськова

    Когда я убежала из дома и поступила в Академию Межрасовых отношений, то расслабилась, считая, что…

  • Просмотров: 843

    Прелюдия (ЛП)

    Оден Дар

    Я думала, что у меня есть все. Пока не вернулся он – Джулиан Кейн, друг моего детства. В последнюю…

  • Просмотров: 796

    Три страшных дня из жизни ректора (СИ)

    Наталья Косухина

    Вы умница, красавица, ком… э-э-э… студентка магической академии! Вы жаждете учиться и… Не жаждете?…

  • Просмотров: 740

    Белая королева для Наследника костей (СИ)

    Айя Субботина

    Я была единственной обласканной дочерью Короля Северных просторов. Мой брак был сговорен, и я…

  • itexts.net