5 самых известных психологических экспериментов всех времён. Эксперимент книга


Книга Эксперимент, глава Эксперимент, страница 1 читать онлайн

Эксперимент

Эксперимент

Я очнулась в кромешной тьме. Тело дрожало от холода, сердце стучало медленно и слабо. Головокружение, слабость, тошнота не давали сосредоточиться. Несколько минут я лежала в полной прострации, без единой мысли в голове. Потом сообразила: "Артериальная гипотензия, возможно, гипогликемия".

-Сейчас все пройдет, - решительным движением головы сдвинула в сторону дыхательную маску, - пройдет...

Чуть слышно попискивали приборы, их привычный ритмичный звук немного успокоил. Значит, все в порядке. Эксперимент удался. Только почему я лежу одна в палате в темноте? Почему вокруг меня не стоят друзья и коллеги? Почему не поздравляют? Не приветствуют?

Я просканировала собственное тело. Медленно наполнила воздухом легкие, глубоко вдохнула, выдохнула, еще раз, и еще... Похлопала глазами, пошевелила пальцами рук, ног. Напрягла пресс, бедра, ягодицы. Вены тут же заныли в местах крепления катетеров. Ничего страшного. Две недели мое тело кормили и поили через трубки, не мудрено венам устать. Я опять огляделась. Слабые мигающие огоньки приборов едва освещали небольшое пространство вокруг купола кровати. Дальше, увы, я ничего не смогла разглядеть - чернильный мрак и пугающее безмолвие.

Где же все?

Я прокашлялась и сиплым голосом позвала на помощь.

-Есть кто-нибудь? - Из отвыкшего разговаривать горла вырвался едва слышный хрип, - помогите...

Тишина. Я нащупала экстренную кнопку на койке под правой рукой и нажала. Опять ничего...

Где персонал больницы? Коллеги? Друзья? Что случилось? Мы все так ждали окончания исследования. Этот день должен был стать нашим триумфом, к которому мы шли так долго.

Для эксперимента нужен был доброволец, и я вызвалась сама. Кто лучше опробует оборудование и технологию, чем специалист, который его и разработал?

Три года назад я защитила докторскую диссертацию. Тема была "Искусственное погружение тела в стазис с минимальной выживаемостью раковых клеток. Автономное жизнеобеспечение на пределе выносливости".

Суть была в том, что больного помещали в полностью автономную камеру. Температура тела поддерживалась на минимуме, редкое кормление так же осуществлялось автоматически, через катетер. Все функции организма приостанавливались. Голод, холод, полный покой (точнее его можно назвать искусственной комой), мембранный плазмаферез с постоянным поступлением в кровь химических препаратов экспериментальных разработок должны были замедлить и даже полностью остановить распространение в организме раковых клеток. Диагностика состава эритроцитов, лейкоцитов, тромбоцитов, показателей глюкозы, белков и прочего осуществлялась автоматически, сразу подстраиваясь под заложенные программой минимальные показатели. При отклонении от нормы по многочисленным капельницам поступало в тело необходимое количество лекарств. Так как обмен веществ в организме приостанавливался, очисткой служил только аппаратный гемодиализ. Чтобы кишечник был пуст, перед экспериментом я голодала несколько дней. Были еще несколько эксклюзивных изобретений, которые держались в строгом секрете, так как они еще не были протестированы даже на животных.

 

В теории развитие болезни приостанавливалось в среднем на 1-2 года при пребывании в камере минимум 2 недели каждые 3-4 месяца. Пока не много, но я работала над более длительной ремиссией. Противники моей теории твердили, что мое изобретение - это не лечение от рака, а просто продление агонии. Но я парировала следующим. Да, это не лечение. Но дать человеку еще год, два или пять лет - это подарить надежду на то, что за это время изобретут лекарство. Дать талантливому инженеру или музыканту возможность творить еще несколько лет. На животных было стопроцентно доказано, что нахождение в камере полностью прекращает деление раковых клеток на несколько месяцев.

Я просто опробовала новую аппаратуру. Системы были наполнены глюкозой и витаминами. Следующими добровольцами должны были стать настоящие больные, у которых диагностировали рак второй или третьей стадии. На очереди были несколько кандидатов, давших свое согласие. Через несколько недель мы собирались запустить первую партию больных.

Три года я боролась за свое детище. Искала спонсоров, обращалась в благотворительные организации, читала лекции. Обошла все больницы, госпитали и научно-исследовательские институты. За это время появились единомышленники, последователи, друзья, а затем и спонсоры.

Я со школы знала, что стану врачом. И не просто врачом, а исследователем, экспериментатором. Когда мне было пятнадцать, моя мама умерла от рака груди. Трагедия перевернула мироздание с ног на голову. Мама вела борьбу с болезнью долго и упорно. На десять лет наш дом превратился в поле битвы, на котором с попеременным успехом велись сражения. От меня она скрывала отчаяние и боль, периодическое лечение в хосписах, химию (в это время я гостила у бабушки или меня отправляли на море), но что-то я понимала даже в таком юном возрасте.

 

Отца я не знала, он ушел из семьи еще до моего рождения. После смерти мамы я мыкалась по родственникам до восемнадцати лет, потом поступила в медицинский, и дальше двигалась только вперед. За двенадцать лет я успела закончить институт, защитить диссертацию, найти спонсоров и построить три экспериментальных образца камер. Сейчас мне тридцать и я совершенно серьезно считаю, что достигла поставленной цели. И пусть вся жизнь проходит на работе, пусть у меня не нет ни семьи, ни детей, я не жалею. Еще успеется.

****

Слабость по-прежнему накатывала волнами. Мысли разбегались.

Руки и ноги были не плотно зафиксированы мягкими тканевыми ремнями. Только для того, чтобы я во сне не перевернулась на бок и не выдернула случайно иглу. Матрац был оснащен крошечными подушечками, наполненными гелем. Программа автоматически меняла местоположение шариков, создавался эффект массажа. Разработка противопролежневого матраса была детищем Кирилла, с которым мы познакомились год назад на конференции по проблемам реабилитации восстановления жизненных функций организма больного. Плазмаферез с автоматической диагностикой разработал Джон. Я собрала прекрасную сильную команду и гордилась тем, что мы вместе.

litnet.com

Золотая книга химических экспериментов – описание на русском

Всем привет!

Я снова взялась за свой английский, и именно это привело к написанию сегодняшней статьи. В поисках материала для тренировок наткнулась на достаточно интересную книгу. А поиски ее же на русском языке позволили узнать много интересного, чем я и хочу сегодня с вами поделиться.

Я хочу рассказать о книге и том, какой эффект она оказала на некоторых людей. Причем, истории, связанные с ней, подчас гораздо интереснее, чем сама книга. Не смотря на то, что она была написана еще в 1960 году, отголоски связанных с ней событий до сих пор, словно круги на воде, периодически появляются и будоражат интернет.

Это «Золотая книга химических экспериментов. Как провести в домашней лаборатории свыше 200 простых экспериментов» автора Роберта Брента — «The Golden Book of Chemistry Experiments. How to Set Up at Home Laboratory Over 200 Simple Experiments» by Robert Brent.

Золотая книга химических экспериментов

Я не случайно дала английское название этой книги, так как мне не удалось найти ее перевод на русский язык, а также никакой информации, переводили ли ее вообще. Во всех изученных мной материалах дается только английское название, и нет никакого упоминания о переводе на другие языки.

Есть сайты, на которых, якобы, выложен перевод этой книги и его можно бесплатно скачать. Переходя по ссылкам на скачивание, попадаешь на страницы, где нужно ввести номер телефона. Увы, плавали, знаем эту мошенническую уловку. С телефона снимаются деньги, и ты сидишь в итоге и без книги, и без денег.

Так что, если вы, мои читатели, вдруг найдете перевод этой книги, расскажите, как вам это удалось? Думаю, не только я буду очень признательна за это, так как книга действительно интересная. Не все знают английский, поэтому, думаю, многие не оказались бы от перевода.

Что до меня, то я, благодаря своему образованию и опыту работы (я писала об этом в рассказе О себе) свободно читаю химическую литературу на английском. Мой интерес к этой книге вызван как раз тем, что поймала себя на мысли, что уже начала многое забывать, так как почти пять лет нет практики в языке. Вот и взялась обновить свои знания. Заодно, может, смогу найти интересную информацию для своего блога.

Летняя спячка, о которой я упоминала, постепенно начинает проходить, я ищу интересные идеи для блога и пищу для собственного ума, чтобы не превратиться окончательно в человека формата ТХТ (тапочки-холодильник-телевизор). Жутко боюсь собственного отупения.

Итак, сначала о книге.

Краткое описание

Я ее только пробежала глазами, подробно пока не вчитывалась, поэтому расскажу коротко о том, что в ней есть. Краткое содержание:

  • химические термины,
  • история химии,
  • организация домашней лаборатории – оборудование, реактивы, методы измерений,
  • немного теории о Периодической системе, валентности, составлении формул,
  • изучение газов – кислород, водород, углекислый газ и другие,
  • кислоты, основания, соли,
  • металлы и неметаллы,
  • органическая химия,
  • развитие химии в будущем.

Книга выполнена с добротными и понятными рисунками, художник – Гарри Лазарус.

картинка

Организация домашней лаборатории – в принципе, то же самое, что в любом практикуме по неорганической химии или пособии для лаборантов: описание посуды, приемов работы со стеклом, спиртовкой, весами (в том числе и самодельными), посудой и т.д.

Далее идет описание веществ и соединений, которые есть на нашей планете – простые и сложные вещества, металлы, неметаллы, растворы, газы, кислоты, основания, соли. В целом, очень похоже на старые советские учебники по химии, где все располагалось в практически таком же порядке. Правда, в развлекательной форме и с минимумом формул. Зато с подробным описанием опытов. Например, как получить и собрать водород, а затем – проверить его на чистоту. Классические опыты.

страница

В главе о Периодической системе даже рассказано о Менделееве. Яркий контраст с тем, что сейчас его вклад в открытие Периодического закона оспаривается всеми, кому не лень (в основном, естественно, из зарубежных авторов).

Не обойдена вниманием и техника безопасности при работе с кислотами и щелочами.

Что интересно, в предлагаемых опытах используются соляная и серная кислоты, концентрированный аммиак, различные соли – то есть вещества, которые доступны только в химической лаборатории (в книге предлагается их купить в фирме, специализирующейся на производстве учебных химических наборов, а также перечисляется, что можно купить в аптеке). Поэтому я сильно сомневаюсь, что в настоящее время эти опыты возможно провести в домашних условиях. И немного завидую подросткам тех лет, которые могли заниматься этим самостоятельно.

Мое школьное детство пришлось уже на конец восьмидесятых-начало девяностых, я пошла в школу в год начала перестройки, поэтому ни о каких реактивах дома и речи быть не могло – их просто невозможно было тогда достать, по крайней мере там, где  жила.

А нынешних детей мне даже жалко – они лишены радости экспериментаторства принудительно. Сейчас запретов несравнимо больше, чем разрешений. Запрещено почти все, причем, даже в школах. Дух исследовательства убит в зародыше. О какой тогда любви к химии и хотя бы интересе к ней может идти речь, если дети даже не могут самостоятельно ставить эксперименты.

Многочисленные наборы по выращиванию кристаллов, получению альгинатных «червяков» и и.д.? Ой, не смешите меня. Это лишь огрызки знаний, жалкие кастраты самостоятельного творческого эксперимента. Да, это лучше, чем ничего, но творчество они обрубают на корню.

Ладно, я отвлеклась. Это мое мнение, можете со мной поспорить, буду рада развернутым и аргументированным доказательствам, права я или нет.

А сейчас возвращаюсь к книге «Золотая книга химических экспериментов».

Что мне в ней понравилось? Подача материала. Информация размещена очень грамотно. Опыты пошагово с описанием и иллюстрациями, подробно, с объяснением, что делаем и почему получаются те или иные результаты. Знаете, даже ностальгия чуть-чуть проснулась – этакий добротный учебник по основам химии. Причем, именно как экспериментальной науки. С примерами из жизни.

примеры из жизни

Подводя итоги, скажу, что мне книга очень понравилась. Добротное пособие по основам химии, причем, нескучное, незанудное, с понятными объяснениями и иллюстрациями. Сейчас такая книга была бы не менее интересна, чем почти 60 лет назад, но…

Вот тут я подхожу к тому, что случилось после выхода книги в свет и продолжает «аукаться» сейчас.

Что говорят о книге сейчас

Скачать ее можно легко в интернете, но только на английском языке, как я уже упоминала. Никаких проблем со скачиванием не возникает. Гораздо интереснее история с бумажными вариантами.

По утверждению OCLC (Online Computer Library Center) во всем мире в библиотеках осталось всего 126 бумажных экземпляров этой книги. Не знаю, не знаю… Не могу ни поверить, ни проверить, ни опровергнуть эту информацию, поэтому верю на слово. Интересно, как считали эти экземпляры?

Зато на e-bay и Amazon вы легко найдете лоты по продаже этой книги. Цена – от 140 до 470 долларов, плюс еще 5-6 за доставку.

Вот что написано на сайте «Амазона» про эту книгу (мой вольный перевод):

"ЗАПРЕЩЕНА. Книга противоречива, так как многие из описанных в ней экспериментов сейчас считаются опасными. Тем не менее, книга является одной из лучших книг по химии. Эта книга вдохновила «радиоактивного скаута» Дэвида Хана на создание самодельного ядерного реактора. С другой стороны, она также послужила источником вдохновения для тех детей, кто собрался посвятить свою жизнь изучению химии».

Эта же более чем скудная информация расположена и в Википедии. Кстати, не удивляйтесь, что увидите на том же «Амазоне» другую обложку этой книги.

другая обложка

Дело в том, что ее издавали трижды – в 1960, 1962 и 1963 годах. Поэтому и разное оформление.

Что интересно, везде в описании указано, что она была запрещена после истории с «радиоактивным скаутом» (о нем мы еще поговорим), но здесь, на мой взгляд, несостыковка.

История эта получила огласку в середине девяностых (1994—1995 год), а книга впервые была издана в 1960. Почему за тридцать пять лет ее всего дважды переиздавали, если она действительно так хороша? Почему не переводили на другие языки (по крайней мере, об этом нет никакой информации)? Почему спешно изъяли (точно специально и преднамеренно?) все бумажные экземпляры из библиотек? И как вообще это сделали? А если переводы все же были, то их тоже изъяли?

В общем, мне кажется, тут кто-то лукавит. Либо сознательно нагнетают панику, либо, наоборот, махнули рукой.

Либо же все гораздо проще: кто-то где-то однажды написал, что книга запрещена, а остальные просто перепечатывают эту информацию, потому что другой просто нет.

Тем более, в наш век огромного потока информации и ее (почти) свободного распространения совершенно не составит труда найти отсканированный экземпляр в pdf-формате и скачать легко и бесплатно без всякой регистрации. А благодаря простому и понятному языку написания разобраться в ней сможет любой, имеющий хотя бы «тройку» за школьный курс английского.

Есть еще позабавившая меня информация на сайте «Топомания», который ставит эту книгу в список «10 книг для подростков», которые способны изменить взгляд на жизнь и подготовиться к взрослению. Не знаю, по каким критериям составлялся этот список, но «Золотая книга…» оказалась по соседству со «Скотным двором» Оруэлла, «Милым другом» Мопассана, «Алхимиком» Коэльо, «Основами экономики» Соуэлла и «Полной книгой соусов» Уильямса.

На мой взгляд, более чем странная подборка даже для взрослого, не говоря уже о подростках.

Итак, откуда такой интерес к этой книге, причем, даже не у химиков?

Популярность ей принесла деятельность американского подростка Дэвида Хана.

История Дэвида Хана

Его имя неразрывно связано с «The Golden Book of Chemistry Experiments». Если вы введете в любой интернет-поисковик название книги (без разницы, на английском или на русском), то в первых же ссылках увидите историю, взбудоражившую Америку в 1995 году и приведшую к запрещению переиздания этой книги и изъятия (?) ее из библиотек.

Итак, началось все с мальчика по имени Дэвид Хан, родившегося в 1976 году в штате Мичиган, США. В 10 лет ему подарили «Золотую книгу химических экспериментов», руководствуясь которой он начал проводить самостоятельные опыты, постепенно расширяя свои знания и добираясь до опытов, которых не было в книге, например, получение нитроглицерина.

Естественно, не обходилось без взрывов и несчастных случаев, но его это не останавливало.

Самое интересное началось, когда подросток захотел спасти человечество от энергетического кризиса и сконструировать самодельный ядерный реактор. Работы по получению радиоактивных элементов он начал в начале 90-х, сумев в сарае за домом своей матери выделить относительно чистые реактивы тория, америция и радия.

Закончилось все летом 1994 года, когда совершенно случайно полиция обнаружила у него радиоактивные материалы.

Подробно эту историю вы можете прочитать в книге Сэма Кина «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», а также в материале Кена Силверстайна «Радиоактивный бойскаут».

С тех пор считается, что именно книга Роберта Брента «The Golden Book of Chemistry Experiments» послужила катализатором для юного самородка-недоучки, получившего в прессе прозвище радиоактивного бойскаута, поэтому ее и запретили к переизданию.

Вот такая интересная история связана с этой вроде бы простой и классической книгой по поведению различных химических опытов.

Как думаете, правда ли она сейчас запрещена, как об этом пишут? И по каким действительно причинам?

А у вас было, чтобы какая-то книга, пусть даже не научная, художественная, круто изменила вашу жизнь? Как вы думаете, такое вообще возможно?

Наталья Брянцева

KidsChemistry теперь есть и в социальных сетях. Присоединяйтесь прямо сейчас! Google+, В контакте, Одноклассники , Facebook, Twitter

kidschemistry.ru

Книги с увлекательными экспериментами для детей

книги с экспериментами для детейКниги "Эксперименты профессора Николя" и "Сам себе ученый" с увлекательными научными опытами и экспериментами для детей, которые можно провести дома. Отзыв.

Книги с научными экспериментами для детей издательства "МИФ. Детство"

Эти книги помогут привить ребенку интерес к науке и окружающему миру, получить больше знаний обо всем, что есть рядом с нами и о нас самих, покажут, что явления и процессы в окружающем мире чаще всего имеют научное объяснение.

научные опыты и эксперименты для детей дома

Они цветные, яркие, со множеством подробных иллюстраций, а в конце есть несколько пустых страничек для записи своих наблюдений во время этих экспериментов, научно-исследовательских планов и т.д.

Большой плюс этих книг в том, что описанные эксперименты детям будет легко повторить, причем почти все - самостоятельно, что немаловажно. Для них не понадобится искать вещества с труднопроизносимыми названиями и специальное оборудование. Все необходимое обычно бывает дома.

Книги предназначены для детей младшего и среднего школьного возраста. Они очень полезные, интересные и увлекательные, причем не только для детей, но и для многих взрослых.

Книга "Эксперименты профессора Николя", автор Николай Ганайлюк

Оформление книги

Книга в твердой обложке, увеличенного формата (совсем немного шире листа офисной бумаги А4, но короче него), 160 страниц. Развороты каждого раздела сверху окрашены в разные цвета. Так что, даже если книга закрыта, нужный раздел легко найти по цвету. Очень удобно, что есть вшитая в корешок закладка - ленточка.

Иллюстрации понятные и наглядные, т.к. в качестве иллюстраций качественные достаточно крупные фотографии. Благодаря этому очень удобно рассматривать этапы экспериментов, показанные самим автором, и их результаты.

Эксперименты демонстрируют физические и химические явления, каждый занимает 2 разворота (4 страницы) и содержит подробный список всего необходимого, пошаговый план выполнения, результат и научное объяснение.

Содержание

Большинство экспериментов из этой книги (всего их 38) нам с дочкой уже были известны, мы их проводили. Но от этого они не стали менее интересными! От их повтора и от регулярных занятий по книге (например, каждый день проводить один-два опыта из нее) дочка ни за что бы не отказалась! И на одном-двух опытах остановиться тоже трудно, ребенок хочет их проводить еще и еще!

Разделы:

  • Эксперименты с воздухом
  • Эксперименты с жидкостью
  • Эксперименты с цветом
  • Эксперименты на кухне
  • Научная лаборатория

Несколько фокусов посвящены воздушным шарикам: как положить шарик на гвозди, подержать над огнем или проткнуть насквозь так, чтобы он не лопнул.

Эксперименты профессора Николя Николай Ганайлюк

Очень эффектными получаются фокусы с лавовой лампой, мыльным пузырем в руках, цветными жидкостями, смешением цветов,

детские эксперименты

взлетающей ракетой из чайного пакетика,

опыты и эксперименты для детей

известной своими необычными свойствами неньютоновской жидкостью,

эксперименты для детей дома

приготовлением хэндгама (его еще называют жвачкой для рук),

Хендгам своими руками - эксперименты профессора Николя Николай Ганайлюк

фонтаном из газировки, несгорающей банкнотой.

Книга "Сам себе ученый", автор Хэлейн Беккер

Оформление книги

Обложка книги мягкая, но достаточно плотная, с красивой частичной лакировкой на рисунках и буквах. Формат почти квадратный, 144 страницы. Художник Татьяна Сухова, иллюстрации яркие, цветные, их много.

Содержание

Как же нам с дочкой понравилась эта книга! Она одна из самых интересных и необычных книг на эту тему из тех, что мне встречались! Ребенок узнает из нее, как правильно проводить научные исследования и собирать статистические данные. Благодаря проведенным экспериментам, а также доступным и понятным объяснениям, найдет ответы на многие интересующие детей вопросы, познакомится с интересными фактами о теле человека и, в частности, своем теле, о психологии, о животных и космосе.

Сам себе ученый Хэлейн Беккер

Книга написана живым языком, автор обращается непосредственно к маленькому читателю, умело заинтересовывает - просто подряд читать эксперименты из этой книги не получится, их хочется тут же провести и убедиться во всем на собственном опыте!

Изучать свое тело и его возможностями дети начинают в самом раннем возрасте. Ведь мы, люди, такие похожие, и вместе с тем такие разные! Чтобы найти общие черты или отличия, дети сравнивают себя и свои возможности с другими детьми: кто из нас в садике или начальной школе не пробовал вместе с друзьями сворачивать язык трубочкой, шевелить ушами, поднимать одну бровь так, чтобы при этом не поднималась другая, отгибать большой палец руки так, чтобы он плотно прилегал к ней? Оказывалось, что это получается не у всех. А тем, у кого получалось, было удивительно, как можно этого не уметь, это же так просто, почему это происходит?

Для того, чтобы организовать собственную лабораторию, достаточно надеть белый халат и очки, взъерошить волосы и, пользуясь инструкцией, начинать раскрывать тайны мироздания:

  1. Начать с простого вопроса
  2. Выдвинуть продуманное предположение
  3. Проверить гипотезу
  4. Записать наблюдения и повторить эксперимент

Экспериментировать можно начать прямо с себя. В книге есть несколько интересных экспериментов по изучению собственного тела, которые помогут узнать:

  • почему наша рука может сама взлетать
  • почему трудно долго стоять на одной ножке с закрытыми глазами
  • почему трудно пройти по прямой линии если покружиться с закрытыми глазами
  • что произойдет, если то, что мы видим и слышим, не совпадаетопыты и эксперименты со своим телом для детей
  • как обмануть мозгопыты и эксперименты со своим телом для детей
  • как работают тактильные рецепторы, условные и безусловные рефлексыопыты и эксперименты со своим телом для детей
  • и т.д.

Очень просто и понятно рассказано о генетике, генах, доминантных и рецессивных генах. Можно сравнить себя с другими по следующим признакам:

  • впалому или выпуклому пупку
  • наличием ямочек на щеках
  • форме мочек ушей
  • способности сворачивать язык трубочкой
  • способности отгибать большой палец руки назад больше чем на 90°
  • форме линии волос на лбу
  • длине второго пальца на ногах
  • доминирующими полушарием головного мозга, рукой и глазом

генетика для детей

Раздел о зрении очень понравился! Много интересного рассказано о том, стоит ли верить своим глазам, зрительных иллюзиях и возможностях зрения.

обман зрения и зрительные иллюзии для детей

В другом разделе даны два рецепта неньютоновской жидкости.

Много интересных фактов о самых странных и забавных экспериментах. Например, о животных: о выведенных светящихся свиньях, клонированной овечке, использовании силы хомяка для зарядки мобильного телефона, первых отправленных в космос животных.

Просто и наглядно рассказано о космосе в самом последнем разделе: о космических впадинах и гравитации, черных дырах, путешествиях во времени ("если ты путешествуешь на высокой скорости, близкой к скорости света, то будешь стареть медленнее, чем когда сидишь на месте" - да-да, помню сильно впечатливший меня в детстве фильм "Полет навигатора"), звездных свойствах карандашей, пространственно-временных туннелях.

опыты и эксперименты для детей

эксперименты для детей

Если вы, как и мы, хотите со смехом ловить взлетающие сами по себе руки, пытаться подольше простоять на одной ножке с закрытыми глазами, узнать больше о себе, других людях, о животных и окружающем мире, то книга "Сам себе ученый" станет в этом замечательным помощником!

Ссылка

Эти и другие книги на сайте издательства, книги про эксперименты и опыты в "Озоне".

Предлагаю посмотреть статьи о занимательных домашних экспериментах для детей.

© Юлия Валерьевна Шерстюк, https://moreidey.ru

Всего доброго! Если статья была вам полезна, пожалуйста, помогите развитию сайта, поделитесь ссылкой на данную статью в соцсетях.

Размещение материалов сайта (изображений и текста) на других ресурсах без письменного разрешения автора запрещено и преследуется по закону.

Загрузка...

moreidey.ru

Читать онлайн книгу «Эксперимент» бесплатно — Страница 1

Константин Якименко

ЭКСПЕРИМЕНТ

Эксперимент

Посвящается Кате Гоцуляк

Джон Харрикейн одиноко сидел в своем загородном доме, в кабинете на втором этаже. Он пытался собраться с мыслями, но они в конце концов возвращались к одному и тому же. Прошло уже столько времени… да, уже почти месяц после того, как он поставил последнюю точку в Эксперименте. Он сделал то, что должен был сделать. И, что не менее важно, он сделал это сам. Это совсем не так просто — перечеркнуть все то, чем он занимался на протяжении нескольких лет. Трудно объяснить это тому, кто сам никогда не оказывался в подобной ситуации… Впрочем, неважно. Джон уничтожил мир, который сам создал — не по указанию Корпорации, а потому что продолжать Эксперимент дальше было уже опасно. Ситуация вышла из под контроля, и любой мыслящий человек способен был это понять. И тогда он принял решение…

Жалел ли Джон о содеянном? Самому себе он мог признаться честно — да, жалел. Дело не в том, что этому было отдано очень много сил… хотя и в этом тоже. Просто этот мир стал для него уже почти своим, чем-то вроде еще одного ребенка — правда, детей этих там было много. Но что сделано — то сделано. Интересно, думал Джон иногда, если бы Корпорация отдала ему указание прекратить Эксперимент — поступил бы он так же? Вполне возможно, он кинулся бы защищать свое любимое детище, пытаясь доказать, что еще не поздно и все можно исправить. Что-то вроде неосознанного подсознательного протеста, заложенная в любом человеке привычка спорить, когда от него требуют что-то сделать — даже, если это «что-то» кажется очевидным. Но вряд ли Корпорация проявила бы инициативу по данному вопросу. Шутка ли — угрохать на проект миллионы долларов, чтобы потом поставить на нем крест. Возможно, он сделал это еще и потому, что не был уверен в дальнейших действиях этих толстосумов. Нужно было принимать решение, и он его принял — единственно правильное в сложившейся ситуации. Корпорация признала его правоту, и Джон мог совершенно не беспокоиться о своем будущем. Но он сам до сих пор время от времени начинал сомневаться в своей правоте. Прошел почти месяц, а покоя по-прежнему не было.

Из приоткрытого окна подул ветерок. Джон встал и неспеша направился к окну с намерением закрыть его. На полдороги он вдруг стал, передумав, но все-таки дошел до окна и посмотрел вперед. За неширокой полосой деревьев можно было видеть пляж. Ветер усиливался, люди начинали расходиться, но все же довольно много кто лежал, подставив спину солнцу, а из воды выглядывали головы купающихся. Где-то там была сейчас его жена… и уже почти взрослая дочь. Эми… Джон вдруг понял, что почти никогда не уделял ей внимания. Пожалуй, у него просто не было времени. Можно ли считать это оправданием? Наверное, нет, если быть честным, хотя бы с самим собой. Эксперимент забирал все. Вся жизнь уходила на то, чтобы возиться с созданным им самим миром. Другой жизни просто не было. Тогда казалось, что ничего больше и не нужно просто не было возможности посмотреть вокруг себя. И только теперь Джон начал понимать, что он что-то потерял. Пожалуй, он никогда и не жил по-настоящему. Есть ли еще возможность наверстать упущенное?

«Завтра обязательно пойду вместе с ними на пляж. К черту — хватит прикидываться отшельником», — решил Джон, опускаясь обратно в кресло.

Сколько лет ушло на Эксперимент? Семь? Нет, надо копать глубже — еще с того времени, когда он учился в университете. Ведь еще тогда у него возникла идея, как соединить вместе фактор случайности, времени и приоритета — и что будет, если строить искусственный интеллект на такой основе. Но тогда у него не было возможности и средств, чтобы осуществить задуманное. Корпорация предоставила ему эту возможность — семь лет назад, когда у него хватило наглости описать им эту идею. Семь лет существования другого мира, похожего на наш, но все же живущего по своим законам. Семь лет у нас — а сколько прошло у них? Века? Тысячелетия? И что в результате? Творение выходит из под контроля своего творца. Достаточный ли это повод, чтобы уничтожить его?

Джон вспоминал людей, лица, которые он видел почти каждый день. Можно ли называть их людьми? Почему нет — ведь они жили и действовали как люди! Он дал им эти лица, а как они сами видели друг друга? Правильно ли употреблять здесь слово «видели»? Джон по-прежнему не знал ответа на этот, как и на многие другие вопросы. Что они почувствовали, когда ЭТО произошло? Впрочем, они не успели ничего почувствовать. Все было мгновенно и безболезненно. Но разве это снимает вину? Ведь он убил их — миллионы людей, пускай потомки тех, кто был порожден когда-то его фантазией, но ведь они самостоятельно жили, сами могли принимать решения. Джон Харрикейн — убийца! Если бы кто-то сейчас сбросил бомбу на его домик, он бы тоже не успел ничего почувствовать. Впрочем, что за чушь? Называть людьми порождения компьютерной программы… Достаточно совершенной программы, чтобы моделировать жизнь во всех ее проявлениях. Даже для того, чтобы эта жизнь вышла из под контроля первоначальной программы и стала настолько самостоятельной, чтобы представлять угрозу для реальной, настоящей жизни. И тогда он сделал это. Он пожертвовал миром искусственным ради сохранения мира реального. Может быть, человечество еще поставит ему памятник после смерти. Хотя какое это теперь имеет значение?

Мысли Джона были прерваны сигналом, означавшим, что кто-то намеревается войти. Он включил терминал и увидел на экране знакомое лицо. Глен Торн… что ему нужно здесь? Этот человек выступал раньше кем-то вроде посредника между Джоном Харрикейном как руководителем Эксперимента и Корпорацией, не питая при этом особых чувств ни к тому, ни к другому. Джон вспомнил, что в день, когда ЭТО случилось, Торн куда-то пропал. Правда, тогда у него не было ни малейшего желания выяснять, куда именно. Почему же он теперь пришел к нему на виллу, вместо того, чтобы просто позвонить, да и вообще — о чем они могут говорить?

— Торн? Мне казалось, с прекращением Эксперимента все дела между нами закончены, — сказал Джон фразу, предполагающую необходимость ответа.

— Можно мне войти? — Торн не спешил с ответом.

Что-то с самого начала не понравилось Джону. Он не понимал, что именно, и это его раздражало. Возможно, это было что-то во взгляде Торна, нечто скрытое, затаенное, чего там раньше не было. Человек, для которого на первом месте всегда стояли деньги, не мог так смотреть. Может быть, это было и в голосе, в той интонации, с которой Торн произнес эту фразу. Он как будто демонстрировал свое превосходство — и все же это было не то превосходство, которое дают деньги. Так или иначе, Джон не мог этого понять и предпочел бы, чтобы этот человек сейчас ушел. Но послать его к черту, даже не узнав, в чем дело, казалось глупым.

— Разве я не дал понять Корпорации, что не буду подписывать с ними никаких новых контрактов? — Джон попытался перейти к сути вопроса.

— Это не имеет отношения к Корпорации. Мне нужно с вами поговорить. Есть кое-какие невыясненные детали насчет Эксперимента.

Послать его к черту? Джон наверняка бы так и сделал, если бы Торн не упомянул Эксперимент. Любопытство дало о себе знать. Джон вдруг понял, что не сможет успокоиться, если не узнает, в чем дело.

— Хорошо, проходи. Мой кабинет на втором этаже.

Дверь открылась, и лицо исчезло с экрана. Чего хотел от него Торн? У Джона промелькнула догадка, что, возможно, он просто сменил подданство. Кажется, Корнелл Ассошиэйшнс был совсем не против заполучить некоторые детали Эксперимента. Может, именно это Торн имел в виду, когда сказал, что это не связано с Корпорацией? Если это так, пусть выскажется, а потом можно будет преспокойно выставить его за дверь. Подсознание подсказывало Джону, что на самом деле все намного сложнее. Может, сделать это прямо сейчас, пока еще не поздно? Но вот дверь кабинета распахнулась, и в проеме показалась мощная фигура Торна.

Своим внешним видом Глен Торн производил впечатление человека, у которого ум стоит далеко не на первом месте. Лишь поговорив с ним, можно было убедиться, что на самом деле это не так. Правда, чаще у него проявлялся не ум, а особая хитрость, свойственная тем людям, которые постоянно имеют дело с деньгами и доведенная у Торна почти до совершенства. Он был из тех, кто обычно не брезгует никакими средствами ради получения прибыли, и как правило выходит сухим из воды. Это было причиной, почему Джон не любил его и имел с ним дела только из-за контракта, подписанного когда-то с Корпорацией. Но сейчас было еще что-то неуловимое, Джон снова убедился в этом, когда Торн вошел и странная улыбка промелькнула у него на лице. Стало ясно, что отдохнуть сегодня уже не удастся.

— А ты, я вижу, неплохо устроился, — заметил Торн, окидывая взглядом кабинет.

Домик Харрикейнов, действительно, был обставлен со вкусом. В основном, конечно, это было сделано на деньги, полученные от Корпорации за работу над Экспериментом. Но совсем не обязательно говорить об этом Торну.

— Садись, — Джон указал на кресло у другой стены напротив своего, игнорируя замечание.

Торн опустился в кресло, откинулся на спинку и закинул ногу за ногу, продолжая оглядывать кабинет. Он явно не спешил переходить к делу.

— О чем же ты хотел со мной поговорить? — спросил Джон, чувствуя, что иначе ждать придется долго.

— Прежде всего — я не Глен Торн.

Выражение лица Джона никак не изменилось. Он просто не понял, что имеет в виду его собеседник. Понимать эту фразу в буквальном смысле казалось глупым. Разве он так плохо знает Глена Торна, чтобы усомниться в его личности? Здесь должен быть какой-то скрытый намек… о Джон не мог уловить его, и раздражение росло. Он не мог придумать, что на это ответить. Видимо, человек, заявивший, что он не тот, каким выглядит, понял это и продолжил сам:

— Я Эл Нимек. Тебе это имя о чем-нибудь говорит?

— Эл Нимек?.. — только и смог повторить Джон.

Конечно, он помнил этого человека. Нимек был одним из тех, за которыми интересно было наблюдать. Житель того мира, не потерявшийся в массе размножившихся образов, а действительно представлявший собой личность. Один из тех, кто предъявил Корпорации ультиматум. Внезапно Джон понял, что он не просто «один из…». Нимек вполне мог быть инициатором этого ультиматума… и причиной того, что произошло потом. Но Эл Нимек — здесь, в теле Глена Торна… Да, это конечно объясняло, что именно казалось Джону странным с самого начала. И необычный для Торна взгляд, и странная интонация в голосе… о как это могло быть, черт побери?

— Если это правда, — начал Джон и продолжил после небольшой паузы, — то как тебе это удалось?

— Нам приходилось держать все в тайне, чтобы такие, как ты, ни о чем не узнали. Это устройство спроектировало мой образ в тело Глена Торна. Выбор был случайным, он просто оказался поблизости. Мы надеялись, что это поможет нам договориться. К сожалению, было уже слишком поздно.

— А как же Торн…

— Его личность, естественно, была разрушена. Остались только воспоминания общего характера. Вот почему я смог так быстро адаптироваться к здешним условиям. Правда, первое время приходилось скрываться, слишком велик был риск обнаружения, что я — не Торн.

Это казалось невероятным, и в то же время было очень похоже на правду. По крайней мере, это объясняло, почему Торн пропал после ЭТОГО. Джон вдруг осознал, что гордится собственным созданием. Ему нравился Эл еще тогда, когда был одним из жителей того мира. А теперь это был человек, который прыгнул выше головы. Джон иногда представлял себе, как бы он говорил с этими людьми — не являясь в их мир в виде чего-то божественного, а вот так просто — с глазу на глаз. Впрочем, он никогда раньше не думал, что это возможно. И вот теперь этот человек сидит напротив него… Было множество вопросов, которые нужно было ему задать, но сейчас ни один из них не приходил на ум. Поэтому Джон просто задал вопрос, который казался естественным:

— И что ты теперь собираешься делать?

В глазах Эла промелькнули недобрые огоньки. А может, они были там и раньше?

— Я пришел отомстить, — последовал ответ. — Ты уничтожил мой мир, я уничтожу тебя.

И на коленях у него немедленно оказался пистолет.

Джон вздрогнул, настолько неожиданным показался этот оборот событий. Затем взял сигарету и прикурил — рука слегка дрожала. Неожиданно у него промелькнула мысль, что он курит обычно только тогда, когда нервничает. Захотелось отбросить сигарету, но это казалось глупым. Самым простым решением было бы включить охранную систему — только протянуть руку и нажать кнопку под столом. Но инстинкт ученого-экспериментатора уже проснулся в Джоне. Он вдруг понял, что человек, сидящий перед ним — единственный. Это было все, что осталось от огромного когда-то мира. Долг исследователя требовал сохранить его в целости и сохранности. Нужно только найти с ним общий язык… Нет, такую возможность определенно нельзя упускать.

— Допустим, ты меня убьешь, — предположил Джон. — Что ты этим докажешь?

— Я хочу восстановить справедливость. Твоя смерть — слишком малая цена за то, что ты сделал. Я предпочел бы, чтобы она была долгой и мучительной. Но я хочу быстрее покончить с этим, чтобы чувствовать себя свободным.

Эл говорил очень спокойно, и Джон чувствовал холодную решимость в его словах. Как объяснить этому человеку, что он не мог поступить иначе?

— Вы с вашим ультиматумом… — начал он и осекся. — Это была угроза для нас. Для нашего мира. Вы представляли опасность. Я просто не мог поступить иначе. У меня не было выбора.

Он говорил что-то не то. Джон сам понимал, что говорит не то. Но он не знал, что нужно говорить. Он не знал, как он может оправдаться перед этим человеком, у которого отнял все.

— Боюсь, у меня тоже нет выбора, — сказал Нимек.

Если бы кто-то отнял у него Сьюзен и Эми, смог бы он найти оправдание такому поступку?

— Пойми же меня, черт побери! Ваш мир — искусственный! Вот настоящий мир. Я боялся, что вы можете причинить вред… настоящему миру.

— Как ты смеешь! — гневно крикнул Эл. — Искусственный! Значит, и я сейчас тоже искусственный? Ты говоришь, мы были угрозой? Люди, которых я знал, которых я любил — они все были угрозой? Что они могли вам сделать? Мы ведь хотели договориться с вами! Разве это мы виноваты, что пришлось прибегать к ультиматуму? Какой вред мы могли вам принести? Разве мы могли сделать с вами то, что вы сделали… с нами?

Джон понимал, что Эл говорит правду. И, что хуже всего, у него было чувство, что он всегда это понимал. Только теперь он осознал, что никогда не воспринимал их как людей. Конечно, он называл их людьми, но в душе относился к ним, как к игрушкам. Игрушкам, с которыми интереснее, чем с обычными, но от которых лучше избавиться, когда они ведут себя не так, как полагается по инструкции. На ум пришла фраза о том, что разница между детьми и взрослыми в стоимости их игрушек. Да, так оно и было, учитывая, сколько денег потратила на это Корпорация. И только теперь он стал понимать, что эти игрушки на самом деле были людьми. Пусть другими, но тоже людьми, которые имели право на жизнь.

— Нимек, поверь мне, я действительно этого не хотел. Я никогда не сделал бы этого, если бы не…

— Знаю. Но факт есть факт — ты СДЕЛАЛ это. И я тоже сделаю. Какое будет последнее желание?

Рука уже непроизвольно тянулась под стол, но остановилась на полпути. Джон вдруг вспомнил вещь, которую Эл мог не знать. Если бы он получил все воспоминания Торна, вопрос бы так не стоял. Но, учитывая, что все это время он отсиживался где-то на стороне, то не было никаких источников, откуда Нимек мог бы получить эту информацию. Конечно, еще неизвестно, как он отреагирует… но в этой ситуации Джон не видел никаких причин, почему бы не попытаться.

— Нимек, я думаю, тебе известно не все. Ты знаешь, что я уничтожил ваш мир, что до этого я был руководителем Эксперимента. Но ты можешь не знать, что я же и создал его.

На лице Эла появилась улыбка, и он рассмеялся.

— Я слышал эту сказочку. Бог придумал нас всех за семь часов, а потом месяц воплощал в жизнь. Ерунда! Согласен, что ваш мир стоит выше нашего. Но наукой доказано, что он сначала расширялся, потом в нем появились планеты вроде нашей, и…

— Ерунда то, что ты говоришь сейчас. Этого никогда не было. На момент создания условия были сформированы так, чтобы создать видимость, будто этому предшествовал некий процесс. Конечно, я постарался не один, потребовались эксперты по космогонии и эволюционной теории. Но основная идея была моя.

Теперь удивление начало проявляться на лице Эла.

— Постой! То, что ты говоришь, звучит весьма правдоподобно. Но рассуждать так может каждый.

— Семь лет назад я представил Корпорации новую идею. Я разработал программу реализации искусственного интеллекта на основе трех факторов случайности, времени и приоритета. Кроме того, я предложил применить ее для создания мира, подобного нашему. Это казалось заманчивым. Можно было наблюдать за поведением искусственных людей и делать выводы, как бы действовали в подобной ситуации настоящие люди. Наконец, можно было самим создавать определенные ситуации… Короче говоря, Корпорация дала мне добро, и мы построили этот мир. Мы заложили в программу все законы развития, а потом можно было просто наблюдать за процессом. Или корректировать, если что-то было не так. Если тебе нужны доказательства, пойди в Корпорацию и посмотри архив. Для них ведь ты все еще Глен Торн.

Джон чувствовал себя теперь гораздо уверенней. Эл, напротив, казалось, был сбит с толку. Его былая уверенность куда-то исчезла. Пистолет из рук переместился на стол и там и остался.

— Этого не может быть, — пробормотал он. Фраза прозвучала совсем не убедительно.

Джон встал из кресла и подошел к терминалу, по дороге выбросив окурок в пепельницу. Руки больше не дрожали, когда он входил в главное меню, а затем запустил какую-то игру. Через минуту он уже управлял человечком, который бегал по темным коридорам, отчаянно уворачиваясь от чудовищ, плюющихся чем-то зеленым и, без сомнения, вредным, так как полоска жизни понемногу укорачивалась.

— Видишь, — обратился Джон к Элу, — это всего лишь игра. Здесь тоже есть свои герои. Они тоже живут в своем мире. Эти чудовища ничего не чувствуют, когда герой их убивает. Чувства не заложены в программе, где главное только иметь быструю реакцию. Моя программа была намного сложнее. Компьютер, который мы использовали, был самым мощным из ныне существующих. Мы заложили в его память все начальные образы, каждому дали набор всевозможных чувств, исходя из трех факторов. Кроме того, что было главным, я заложил в программу возможность самосовершенствования. Это не просто тупое размножение, когда один порождает другого со своим набором чувств. Нужна была настоящая цель. В каждом из вас было заложено стремление что-то изменить в мире, оставить в нем свой след. Одни изменяли к лучшему, другие к худшему, но все это давало развитие. Кое-кто стремился узнать причины всего существующего, и мы позаботились об этих причинах.

— Подожди, — перебил Эл, — значит, те артефакты, исторические ценности, которые мы находили…

— Некоторые были заложены с самого начала. Другие мы подбрасывали по мере исследования вами мира. Естественно, в таких местах, где вы до этого не были.

— А космос? Далекие звезды, которые мы видели? Ваша программа была настолько обширной, чтобы все это вместить?

— Это была иллюзия. Объекты, смоделированные таким образом, чтобы производить впечатление настоящих звезд. Но если бы вы туда полетели, они стали бы настоящими, и вы нашли бы новые планеты. Конечно, это потребовало бы расширения программы, но оно стоило бы того. Легче расширять ее постепенно, чем задать все сразу. Все выглядело бы естественно, вы никогда ничего не заподозрили бы.

— Выходит, бог, в которого у нас верили, который будто бы сотворил наш мир — это ты?

— Религия — обязательный элемент любой культуры. Естественно, мы не могли без нее обойтись. Да, я был для вас богом. Любил иногда явится куда-нибудь и повлиять на исход события. Помнишь то сияние, которое воодушевило ваши войска и помогло победить трангорийцев? А внезапная смерть последнего диктатора, и его странные слова перед смертью? Да, это был я. Мне нравилось играть в эту игру, она была частью моей жизни, и весьма значительной частью. Жалко, что больше этого никогда не будет.

Выражение лица Эла постепенно менялось к худшему. После последних фраз он вдруг отступил назад, и Джон заметил в его глазах злые огоньки, еще не понимая причины.

— Я никому этого не рассказывал, но ты-то должен помнить… если ты это он, — заговорил Эл, и в голосе его тоже чувствовалась слегка приглушенная злоба. — Хотя ты, наверное, уже забыл, ведь я был всего лишь одним из многих. Я тогда был зеленым юнцом, думал, что знаю о жизни больше всех остальных, а на самом деле ничего не понимал. Я написал что-то вроде руководства к жизни, и считал, что это может изменить мир к лучшему. Была поздняя ночь, я возвращался домой, в сумке лежало мое произведение, и я чувствовал, что в этом весь смысл моей жизни. И мне было приятно сознавать это. А потом они напали из-за угла. Требовали деньги, а денег у меня не было. Они стали рыться в сумке и наткнулись на исписанные листки. Я говорил: делайте, что хотите, но оставьте это. Они порвали все на части и развели костер… Потом посмеялись надо мной, избили и убежали. Я чувствовал, что это конец. Мой смысл жизни сгорел, дальше жить было незачем. Я пошел вперед по улице, к мосту, чтобы спрыгнуть в реку и утопиться. А потом я увидел сияние. Оно было передо мной и казалось прекрасным. И голос, он был внутри меня, и в то же время где-то далеко. Он сказал: «ТЫ БЛАГОРОДНЫЙ ЧЕЛОВЕК. ДЕЛАЙ ТО, ЧТО СЧИТАЕШЬ НУЖНЫМ». И тогда я поверил в него. Я решил, что он на моей стороне. Возможно, он послал мне испытание, но он считал, что я его преодолею. И я понял, что ничего не кончено. Может быть, те записки и не были такими уж ценными. Жизнь продолжается, и надо жить дальше. Я жил, и верил в него, хотя и никому не говорил, что верю. Что бы я ни делал, я знал, что он это одобрит. И я действительно СДЕЛАЛ это, сделал то, что когда-то считал невозможным. Я переступил эту черту, потому что он когда-то меня поддержал. Мы переступили границу, которая отделяла наш мир от вашего. И я ушел за эту границу… навсегда! А теперь выходит, что он — это ты… человек, который ничем не лучше меня. Великое божество, которое я себе представлял… И вот оно — передо мной. И жизнь этого божества — в моих руках… Какое дерьмо! — внезапно воскликнул Эл, хватая пистолет.

На Джона было просто жалко смотреть. Он чувствовал себя глубоко виноватым — настолько, что, казалось, потерял дар речи. Кто бы мог подумать, что его Эксперимент может так обернуться? Разве он думал, к каким последствиям может привести его ночное явление? Да, ему понравился Эл Нимек, и он решил его поддержать. Но это тоже была только часть игры. Могло ли тогда прийти ему в голову, что эта игра может стать реальностью?

— Я понял, почему ты нас уничтожил, — сказал Эл. — Мы переступили черту. Ты хотел, чтобы мы всегда оставались по ту сторону. По твоему плану мы не должны были знать ничего о том, что находится за пределами нашего мира. Это должно было всегда оставаться игрой для таких, как ты. Но мы нарушили… я нарушил правила, послав вам ультиматум. Вот почему ты это сделал.

— Когда ты назвал свое имя, я почему-то сразу решил, что ты был главным, — сказал Джон.

Это было не то, что нужно было сказать, и Джон понимал это. У него кружилась голова. Промелькнула мысль, что скоро он совсем потеряет способность соображать.

Эл снял пистолет с предохранителя. Взгляд Джона скользнул по столу, где были спрятаны две кнопки. Одна просто активировала охранную систему и включала слежение. Действие следовало в том случае, если возникала прямая угроза жизни хозяина. Вторая — красная — была кнопкой немедленного действия. Угрозой считалось все, что двигалось, за исключением самих хозяев. Реакция была мгновенной, в зависимости от расположения объекта система выбирала наиболее быстрый и эффективный способ.

— Творение уничтожает собственного творца. Кто бы подумал, что это возможно? Что я этими руками убью своего бога? Рассказал бы нашим — не поверили бы, — но воспоминание о «наших» затронуло в его сердце больную струну, и он осекся. — Сейчас ты умрешь, — просто добавил Эл немного погодя, целясь в голову.

— На твоем месте я бы этого не делал.

— А я сделаю!

Дотянуться до красной кнопки не составляло труда. Мгновенно открылось отверстие в стене, освободив лазерную пушку. Мощный луч, отклоненный охранной системой под нужным углом, ударил по голове Эла, сразу пробив черепную коробку. Только после этого раздался выстрел, когда тело уже потеряло равновесие. Пуля прошла справа от Джона, вонзившись в стену кабинета. Затем пистолет выпал из руки на пол, тело рухнуло на месте, попав окровавленной головой на кресло и тут же запачкав дорогостоящую обивку. Там оно и осталось, абсолютно неподвижное.

Теперь к Джону вернулась способность размышлять. В том, что этом человек мертв, сомнений быть не может, об этом красноречиво свидетельствует дыра в голове. Почему он мертв? Об Эле Нимеке — ни слова. Этот человек — Глен Торн. Почему бы не воспользоваться первоначальной гипотезой о его предательстве по отношению к Корпорации? Торн уговаривал его перейти в Корнелл. Услышав отказ, он начал угрожать. Затем последовал выстрел… Вот пистолет, на нем — отпечатки пальцев Торна. Пришлось активировать охранную систему. Все чисто — придраться не к чему. В Корпорации наверняка ему поверят. Что сказать Сьюзен и Эми? Впрочем, они редко заходят в этот кабинет. Лучше ничего не трогать до прихода полиции. Почему бы не вызвать ее прямо сейчас? Только не отсюда. Быть в одной комнате с трупом — не очень приятное соседство.

Джон старался не думать о человеке, которого он убил. Это было сделано по мере необходимости. Нимек был нужен ему живым, он никогда бы на это не пошел, если бы не угроза его собственной жизни. Угроза? Он поймал себя на том, что думает также, как и после ТОГО дня. А, к черту! Просто пойти и вызвать полицию, а потом забыть обо всем…

Дверь кабинета не открывалась. Джон подергал ручку туда-сюда напрасно. Что за глупости? Кабинет может быть закрыт для входа снаружи, но не для выхода же изнутри? Джон дернул дверь к себе, потом от себя. Не открывается… Что за черт? Нервы уже расшатаны порядком. Надо просто сесть и отдохнуть. Хотя какой может быть отдых в комнате с трупом?

Джон развернулся, и вдруг замер на месте. Что-то светилось под потолком комнаты, прямо над телом Эла Нимека. Казалось, воздух переливается желто-оранжевым цветом. Примерно то же должен был видеть Нимек, когда ОН ему являлся, пронеслась мысль. Что за бред? Такого не может быть. Наверное, именно так и сходят с ума. Это сияние не может быть настоящим. А может, и все, что произошло, было не на самом деле?

Но тут Джон услышал голос. Это было именно так, как сказал Эл: внутри себя, и в то же время откуда-то издалека.

— ЭТОТ ЧЕЛОВЕК БУДЕТ ЖИТЬ!

Но эта проблема сейчас не слишком заботила Джона. Вопрос сам собой сорвался с языка:

— Кто ты такой?

— Я — ТВОРЕЦ. Я СОЗДАЛ ТЕБЯ И ВСЕ ВОКРУГ ТЕБЯ.

И тогда Джон начал понимать. Иногда он про себя смеялся над тем, что люди в его мире живут и не знают своего настоящего происхождения. Как-то на вечеринке в Корпорации он в шутку сказал: «А что, если и мы тоже часть чьего-нибудь эксперимента? И тоже живем и не знаем, что мы такое есть на самом деле?» Вспомнилось, что в каждой шутке есть доля правды. Но он никогда не думал всерьез, что ЭТО может быть правдой. Он не хотел, чтобы это было правдой. А сейчас вдруг понял, что обманывал сам себя.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

www.litlib.net

Книга Эксперимент, глава Эксперимент, страница 1 читать онлайн

Эксперимент

Эксперимент.

 

В институте анатомических наук в Бостоне, шестидесятилетний профессор Греди, почти половину своей жизни проводил эксперименты. Он хотел изобрести лекарство, которое могло бы продлить жизнь человеку. А кому бы этого не хотелось?

И вот долгожданный день настал, опыт удался. Профессор дал эликсир старой обезьяне, которая была тяжело больна. Греди вколол ей небольшую дозу «Жизнь 1», так он назвал свое открытие. Через некоторое время обезьяна уснула. Профессор ждал, сидя в своей лаборатории, иногда поглядывая на часы. Прошло четыре часа и это казалось целой вечностью.

- Неужели опять очередная неудача? - подумал профессор, вдруг обезьяна открыла глаза и встала со своего места, постепенно приходя в себя.

Греди подошел к клетке, животное быстро вскочило на задние лапы, хотя до этого еле волочило их, что бы попить воды. Обезьяна радостно подбежала к стоящему человеку, уставившись на него через прутья своими блестящими глазами.

Ученый осторожно просунул руку в клетку, погладив ее по голове. Заметив как помолодело его подопытное животное.

- Ну что Мина, - обратился он к шимпанзе, - Поздравляю тебя, ты совершенно здорова и даже помолодела, судя по внешнему виду. - Профессор достал небольшой фотоаппарат «Кодак» сделав очередной снимок подопытной, взял шприцем анализ крови у животного, быстро направился в лабораторию.

Проделав несколько тестов с кровью и убедившись, что все удачно, он достал сотовый телефон из кармана и набрал номер друга, который жил за океаном в Португалии в городе Лисабоне. Тот был тоже ученый и знал, чем занимался его друг.

- Здравствуй Мик! Ты не поверишь, у меня получилось о чем я давно мечтал! - Радостно проговорил профессор в трубку, своему другу.

- Невероятно!!! Неужели ты сделал это? - Обрадовался друг. - И как тебе это удалось?

- Завтра же я сажусь на пароход и плыву к тебе, об этом никто еще не знает и мне бы хотелось, тебе первому рассказать всё! - Быстро затараторил профессор Греди.

- Жду тебя с нетерпением! - Разговор закончился.

Мужчина спустился по ступенькам и помчался к себе в кабинет собирать вещи, с его преданностью к работе, у него почти не было времени ходить домой. Он был одинок и все необходимые вещи, Греди держал в своем кабинете, на работе. За глаза его некоторые так и называли «чокнутый профессор». Но никому даже в голову не приходило, чем он занимался, за спиной у всех.

Билл позвонил по телефону и заказал билет на пароход, что бы из Америки плыть к другу в Европу. Греди не спалось, он лежал на диване представляя, что будет когда он объявит всем о своем открытии. Но усталость и сон все же сломили его, профессор уснул на диване, даже не раздеваясь.

Едва наступило утро, мужчина проснулся, подошел к умывальнику что бы умыться, потом немного перекусил, выпил чашку кофе и съев яичницу, он подошел к сумке с вещами. Взяв со стола пузырек с зеленой жидкостью - свое изобретение и журнал куда делал все свои записи. Все это Греди положил в небольшую сумку с вещами.

Он вышел на улицу и поймав такси поехал в порт. Небольшой пароход под названием «Стрела», примерно на 100 пассажиров стоял возле причала, тихо покачиваясь на волнах. Профессор поднялся по трапу на корабль, подав билет человеку в синем костюме, ему указали куда идти по билету второго класса, затем он направляясь в свою каюту. Внутри было уютно, белая кровать аккуратно заправлена, тумбочка и небольшой шкаф. Пароход отправился в плавание, Греди сел на кушетку и задумался о своем.

Время медленно шло, Греди вышел на палубу корабля, подышать морским воздухом, он не любил находится на корабле, так как его укачивало.

Солнце ярко светило, профессор медленно подошел к борту корабля, любуясь красотой океана. Блики солнечных лучей как зайчики поблескивали на волнах.

Ученый посмотрел на часы, время показывало 15-20, - скоро можно сходить в столовую и чем нибудь перекусить,- подумал мужчина. Он хотел уже идти когда заметил, как большая волна вихрем несется на корабль.

Внезапно поднялся сильный ветер, все взлетело вверх, это был смерч, корабль бросало как щепку из стороны в сторону. Люди с криком падали за борт в воду. Все произошло так быстро, что многие даже не успели выбежать из своих кают, Греди почувствовал сильный толчок в спину и оказался в воде.

Паника, ужас охватили его, видя как корабль быстро уходит под воду. Мужчина неплохо плавал, но тут была другая ситуация, мокрая одежда тянула вниз, руки деревенели от усталости и глубина начала затягивать,

Неожиданно, рядом появилась небольшая деревянная лодка, в ней сидел молодой матрос, он схватил за шиворот профессора и с усилием втащил в шлюпку.

Греди посмотрел на людей, которые находились внутри лодки, молодая женщина лет 25, блондинка с бледным лицом, она сидела накрывшись брезентом, матрос лет 20 который спас его и еще один мужчина лет сорока, он сидел позади всех, в черном костюме, закрыв лицо руками.

Профессор немного обсохнув, пришел в себя, матрос дал ему из фляги воды.

litnet.com

Психологический эксперимент \ Книга Разума

Психологический эксперимент — проводимый в специальных условиях опыт для получения новых научных знаний посредством целенаправленного вмешательства исследователя в жизнедеятельность испытуемого. Это упорядоченное исследование, в ходе которого исследователь непосредственно изменяет некий фактор (или факторы), поддерживает остальные неизменными и наблюдает результаты систематических изменений. Смотри Эксперимент как изучение переменных

В широком понимании в психологический эксперимент иногда включают, кроме собственно эксперимента, такие методы исследования, как наблюдение, опрос, тестирование). Однако в узком понимании (и традиционно в экспериментальной психологии) эксперимент считается самостоятельным методом.

Специфика психологического эксперимента

Психологический эксперимент во многом отличается от экспериментов в других областях науки.

В психологическом эксперименте очень трудно быть уверенным, что мы изучаем то, что мы хотим изучить.

Если химик изучает железо, он знает, что он изучает. А что изучает психолог, когда изучает психику? Психику как конструкт невозможно объективно наблюдать и о её деятельности можно узнать, лишь основываясь на её проявлениях, к примеру, в виде определённого поведения.

Экспериментатор хочет изучить, как влияет условия освещенности на эффективность работы. Он меняет освещенность, а люди реагируют не на количество света, а на то, что рядом с ними такой милый экспериментатор...

Вода не кипятится из-за того, что ее переливают в другую колбу. Эксперимент, проводимый над человеком, может влиять на него так сильно, что результаты его говорят скорее о реакции на экспериментатора и эксперимент, нежели об особенностях поведения конкретного человека. В психологическом эксперименте оказывается важна личность экспериментатора: нередко у одного экспериментатора люди показывают одни результаты, у другого - другие. Испытуемому диктовали инструкцию, но - как? Людям важно отношение к ним, люди тонко реагируют на внушения от экспериментатора, которые он сам может не осознавать.

Виды экспериментов

В психологии используют лабораторные эксперименты, естественные эксперименты и формирующие эксперименты. В зависимости от этапа исследования различаю пилотажное исследование и собственно эксперимент. Эксперименты могут быть явными и со скрытой целью. См.→

Организация психологического эксперимента

Психологический эксперимент начинается с инструкции, точнее - с установления тех или иных отношений между испытуемым и экспериментатором. Другая задача, которая стоит перед исследователем, это формирование выборки: с кем должен проводиться эксперимент, чтобы результаты его могли считаться достоверными. Финал эксперимента - это обработка его результатов, интерпретация полученных данных и представление их психологической общественности. См.→

Научное качество психологического эксперимента

Научное качество психологического эксперимента - это объективность, надёжность, валидность и достоверность использованных в нем методик. См.→

Возможности и ограничения эксперимента как метода исследования

Эксперимент - один из самых уважаемых методов научного исследования, но он имеет как свои плюсы, так и свои минусы. Он надежен, но громоздок, он производит впечатление, но не всегда этичен. А самое главное - что он доказывает? См.→

Известные психологические эксперименты

knigarazuma.ru

5 самых известных психологических экспериментов всех времён | Книги | Культура

Психология славится необычными и порой чудовищными опытами. Это не физика, где нужно катать шарики по столу, и не биология с её микроскопами и клетками. Здесь объекты изысканий — собаки, обезьяны и люди. Пол Клейнман описал самые известные и спорные эксперименты в своей новой работе «Психология». АиФ.ruпубликует наиболее заметные из описанных в книге опытов.

Тюремный эксперимент

Филип Зимбардо провёл любопытный опыт, который называют Стэндфордским тюремным экспериментом. Запланированный на две недели, он был прекращён спустя 6 дней. Психолог хотел понять, что же происходит, когда у человека отбирают индивидуальность и достоинство — как это бывает в тюрьме.

Зимбардо нанял 24 мужчин, которых разделил на две равные группы и раздал роли — заключённые и надзиратели, а сам стал «начальником тюрьмы». Антураж был соответствующим: надзиратели ходили в униформах, и у каждого была дубинка, а вот «преступники», как и подобает людям в таком положении, были одеты в плохонькие комбинезоны, им не выдали нижнего белья, а на ногу привязали железную цепь — как напоминание о тюрьме. В камерах не было мебели — только матрасы. Еда тоже не отличалась изысками. В общем, всё взаправду.

Заключённые находились в камерах, рассчитанных на трёх человек, круглосуточно. Надзиратели могли уходить домой на ночь и вообще делать с заключёнными всё, что вздумается (кроме телесных наказаний).

Уже на следующий день после старта эксперимента заключённые забаррикадировали дверь в одной из камер, а надзиратели вылили на них пену из огнетушителя. Чуть позже была создана VIP-камера для тех, кто хорошо себя вёл. Очень скоро надзиратели начали забавы: заставляли заключённых отжиматься, раздеваться догола и чистить руками уборные. В наказание за мятежи (которые, кстати, заключённые регулярно организовывали) у них отбирали матрасы. Позже нормальный туалет стал привилегией: тех, кто бунтовал, из камеры не выпускали — только приносили ведро.

Примерно у 30% надзирателей обнаружились наклонности садистов. Интересно, что и заключённые свыклись со своей ролью. Сначала им обещали давать 15 долларов ежедневно. Однако даже после того, как Зимбардо объявил, что не заплатит денег, никто не изъявил желания выйти на свободу. Люди добровольно решили продолжать!

На седьмой день тюрьму посетила аспирантка: она собиралась провести опрос среди подопытных. Картина просто потрясла девушку — та была в шоке от увиденного. Посмотрев на реакцию постороннего человека, Зимбардо понял, что дело зашло слишком далеко, и решил досрочно прекратить эксперимент. Американская психологическая ассоциация строжайше запретила его когда-либо повторять по этическим соображениям. Запрет действует до сих пор.

Невидимая горилла

Перцептивная слепота — феномен, когда человек настолько перегружен впечатлениями, что не замечает вокруг себя ничего. Внимание полностью поглощено лишь одним объектом. Этим видом визуальной слепоты время от времени страдает каждый из нас.

Дэнилел Саймонс показывал испытуемым видеоролик, где люди, одетые в майки чёрного и белого цвета, бросали друг другу мяч. Задача была простой — сосчитать количество бросков. Пока две группы людей перебрасывались мячом, в центре спортплощадки появлялся человек, переодетый в костюм гориллы: он стучал кулаками себе по груди, совсем как настоящая обезьяна, а затем спокойненько удалялся с поля.

После просмотра видео участникам эксперимента задавали вопрос, заметили ли они что-либо странное на площадке. И целых 50% ответили отрицательно: половина просто-напросто не увидели огромную гориллу! Объясняется это не только сосредоточенностью на игре, но и тем, что мы не готовы увидеть что-то непонятное и неожиданное в обычной жизни.

Учителя-убийцы

Стэнли Милгрем известен своим возмутительным экспериментом, от результатов которого волосы встают дыбом. Он решил изучить то, как и почему люди подчиняются авторитету. На это психолога подтолкнул суд над нацистским преступником Адольфом Эйхманом. Эйхмана обвиняли в том, что во время Второй мировой войны именно он приказал уничтожить миллионы евреев. Адвокаты построили защиту на основании утверждения, что тот был всего лишь военным и подчинялся приказам командиров.

Милгрем дал объявление в газете и нашёл 40 добровольцев якобы для изучения памяти и способностей к обучению. Каждому сказали, что кто-то будет учителем, а кто-то — учеником. И даже провели жеребьёвку, чтобы люди приняли происходящее за чистую монету. На самом деле всем досталась бумажка со словом «учитель». В каждой паре подопытных «учеником» стал актёр, действовавший заодно с психологом.

Итак, в чём заключался этот шокирующий эксперимент?

1. «Ученика», задачей которого было запомнить слова, привязывали к стулу и подсоединяли к телу электроды, после чего «учителя» просили пройти в другое помещение.

2. В комнате «учителя» стоял генератор электротока. Как только «ученик» ошибался, заучивая новые слова, его нужно было наказывать разрядом тока. Начинался процесс с небольшого разряда в 30 вольт, но каждый раз он увеличивался на 15 вольт. Максимальная точка — 450 вольт.

Чтобы «учитель» не сомневался в чистоте эксперимента, его бьют электрошоком с напряжением в 30 вольт — довольно ощутимо. И это единственный настоящий разряд.

3. Дальше начинается самое интересное. «Ученик» запоминает слова, но вскоре делает ошибки. Естественно, что подопытный «учитель» наказывает его, как и положено по инструкции. При разряде в 75 вольт (само собой, фальшивом) актёр стонет, потом уже визжит и умоляет отвязать его от стула. Каждый раз, как ток усиливается, крики становятся только громче. Актёр даже жалуется на боли в сердце!

4. Конечно, люди пугались и думали, стоит ли продолжать. Тогда им чётко говорили ни в коем случае не останавливаться. И люди повиновались. Хотя некоторые дрожали и нервно посмеивались, многие не посмели ослушаться.

5. На отметке в 300 вольт актёр бешено колотил кулаками по стене и кричал, что ему очень больно и он не может выносить эту боль; при 330 вольтах он затихал совсем. Между тем «учителю» говорили: раз «ученик» молчит — это то же самое, что и неправильный ответ. А значит, притихшего «ученика» надо снова ударить током.

7. Заканчивался эксперимент, когда «учитель» выбирал максимальный разряд в 450 вольт.

Выводы были ужасными: 65% участников дошли до высочайшей точки и «драконовских» цифр в 450 вольт — они применили разряд такой силы к живому человеку! И это обычные, «нормальные» люди. Но под давлением авторитета они подвергли окружающих страданиям.

Эксперимент Милгрема до сих пор критикуют за неэтичность. Ведь участники не знали, что всё понарошку, и пережили серьёзный стресс. Как ни посмотри, а причинение боли другому человеку оборачивается психологической травмой на всю жизнь.

Рисунок из книги Пола Клейнмана «Психология». Издательство «Манн, Иванов и Фербер».

Дилемма Хайнца

Психолог Лоуренс Кольберг изучал нравственное развитие. Он считал, что это процесс, который продолжается всю жизнь. Чтобы подтвердить свои догадки, Кольберг предлагал детям разного возраста сложные моральные дилеммы.

Психолог рассказывал детям историю о женщине, которая была при смерти — её убивал рак. И вот по счастливой случайности один аптекарь якобы изобрёл лекарство, которое могло ей помочь. Однако запросил огромную цену — 2000 долларов за дозу (хотя цена изготовления лекарства была всего лишь 200 долларов). Муж этой женщины — его звали Хайнц — занял денег у друзей и собрал всего лишь половину суммы, 1000 долларов.

Придя к аптекарю, Хайнц попросил его продать лекарство для умирающей жены подешевле или хотя бы в долг. Однако тот ответил: «Нет! Я создал лекарство и хочу разбогатеть». Хайнц впал в отчаяние. Что было делать? Этой же ночью он тайно проник в аптеку и выкрал лекарство. Хорошо ли поступил Хайнц?

Такова дилемма. Интересно, что Кольберг изучал не ответы на вопрос, а рассуждения детей. В итоге выделил несколько стадий развития нравственности: начиная от стадии, когда правила воспринимают как абсолютную истину, и заканчивая соблюдением собственных моральных принципов — даже если они идут вразрез с законами общества.

По ком звонит колокол

Многие знают, что Иван Павлов изучал рефлексы. Но мало кто в курсе, что он интересовался сердечно-сосудистой системой и пищеварением, а ещё умел быстро и без анестезии вставлять катетер собакам — для того, чтобы отслеживать, как эмоции и лекарства влияют на артериальное давление (и влияют ли вообще).

Знаменитый опыт Павлова, когда исследователи вырабатывали у собак новые рефлексы, стал грандиозным открытием в психологии. Как ни странно, именно он во многом помог объяснить, почему у человека развиваются панические расстройства, тревога, страхи и психозы (острые состояния с галлюцинациями, бредом, депрессией, неадекватными реакциями и спутанным сознанием).

Так как же всё-таки проходил опыт Павлова с собаками?

1. Учёный заметил, что еда (безусловный раздражитель) вызывает у собак естественный рефлекс в виде отделения слюны. Как только собака видит пищу, у неё начинает течь слюна. А вот звук метронома — нейтральный раздражитель, он не вызывает ничего.

2. Собакам очень много раз давали послушать звук метронома (который, как мы помним, являлся нейтральным раздражителем). После этого животных сразу кормили (пользовались безусловным раздражителем).

3. Спустя время звук метронома у них стал ассоциироваться с приёмом пищи.

4. Последняя фаза — сформированный условный рефлекс. Звук метронома стал всегда вызывать слюноотделение. Причём не важно, давали собакам после него пищу или нет. Он просто стал частью условного рефлекса.

Рисунок из книги Пола Клейнмана «Психология». Издательство «Манн, Иванов и Фербер».

Отрывки предоставлены издательством «Манн, Иванов и Фербер»

www.aif.ru