Рейтинг книг Элен Бронтэ. Элен бронте книги


БиблиОпус: Элен Бронте - кто она?

Элен Бронте - это псевдоним, так как сестер-писательниц Бронте были только три : Шарлотта, Эмили и Энн. Биография автора на задней обложке вызывает смех, неужели кто-то в это поверит?!

На лицо - продуманный пиар-ход издательства "Эксмо" (Москва), впрочем как и другой, не менее успешный трюк с некой Эмилией Остен (под псевдонимом которой сочиняют сразу 2 автора). Книги этих авторов выходят в серии "Галантные чувства" и пользуются популярностью среди читателей. 

Но авторство данных книг все же смущает. Издатели очень хитро все придумали, во-первых, в якобы биографии Бронтэ вообще не упоминается родство с сестрами Бронтэ, фактически, нет никаких предпосылок к судебному иску, во-вторых, они скорректировали фамилии, БронтЕ-БронтЭ, ОстИн-ОстЕн. Так часто бывает на различных товарах, меняют одну-две буквы на шампунях, предметов одежды и т.д., надеясь на невнимательность потребителей, и, тем самым, подстраховываясь, чтобы в дальнейшем, никто не смог подать в суд.

Основная беда "многоавторских" псевдонимов, то что все писатели пишут ПО-РАЗНОМУ, не понятно мужчина это или женщина, не понятно уровень его словарного запаса и умственных способностей... Т.е не понятно ЧЕГО ждать от новой книги. Представте Чехов, Толстой и троечник Вася Пупкин пишут под одним именем...и ЧЕГО ждать от произведения ????

Приведу три отзыва о книгах серии "Галантные чувства"

1.

Девочки, очень советую прочитать хотя бы одну из этих книг потому, что после прочтения становится абсолютно все равно кто пишет под этим псевдонимом, настолько красив , изящен и приятен слог этого автора. Да, конечно же, подражание Джейн Остин и сестрам Бронте налицо, но я этому только рада.

2.

По-моему, коллективное творчество под именем БронтЭ оказалось достойнее, чем у Эмилии Остен. Последняя (ие) практически воспроизводит сюжет какого -либо известного романа, перенося его на другую почву и в другое время. Переделка "Дамского счастья" меня просто вывела из себя. Сюжеты Бронтэ оригинальны. Главный недостаток - не любят они своих героев и не знают эпохи. Читаешь и видишь, как они бесстрастно конструируют тех самых героев, заимствуя по кусочкам у писательниц 19 века. Испытывать какие-либо эмоции по отношению к конструкции, построенной несколькими авторами, невозможно. Незнание деталей жизни того времени сковывает описания, что делает романы бледными. В качестве примера - отсутствие конкретных сумм приданого, пенсии и т.д., что не позволяет читателю построить табель о рангах героев романа. Не зря автор многих первоисточников Джейн Остин их приводила. Но она знала реальные цифры.

3.

Наткнулась на данного автора больше года назад, совершенно случайно. И видимо, книга мне попалась в настроение, тк в ту пору меня так достали примитивные романы с незатейливыми сюжетами, совокуплением главных героев через страницу, надуманными проблемами, высосанными из пальца, и нелогичностью поступков ГГев, а ничего по-настоящему стоящего не попадалось. И вот Элен Бронте со своей книгой " Микстура от разочарований" ( надеюсь не приврала название ) была подобна глотку свежего воздуха. Стиль чем-то напомнил мою любимую Остин (пусть и отдаленно), все целомудренно, ГГи не влюбляются друг в друга с первых страниц, сюжет интересен и все персонажи люди со своими недостатками (пресловутые Боги, О чудо - отсутствуют). Книгу просто проглотила - понравилось. Начала еще читать - в какой-то момент надоело, видимо приелось. Но вообще книги довольно интересные, только не надо их подряд читать одну за одной, а освежать впечатления, перемежая с другими произведениями. Из прочитанного запомнились "Ошибка юной леди" и "Счастье в наследство".

Самой стилистически близкой к произведениям сестер Бронте считают книгу Элен Бронтэ "Пансион Святой Маргарет".

Из-за беспечности брата, промотавшего доставшееся от отца состояние, Эмили самой приходится зарабатывать себе на кусок хлеба. Отправляясь в пансион Святой Маргарет, девушка и не предполагала, что в этом, казалось бы, благочинном заведении царят настоящие страсти - любовь и ненависть, верность и предательство, жадность и бескорыстие. Молодой учительнице предстоит раскрыть многие тайны, а так же найти свое собственное нежданное счастье.

Предыдущие книги у Бронтэ Элен были ироничны и напоминали скорее Остин. Здесь же стилизация именно под сестер Бронте, подробный рассказ о жизни бедной, но красивой и добродетельной девушки, оказавшейся учительницей пансиона для девочек. В конце ненавязчивое, но, тем не менее, явное морализаторство (добродетельная девица награждена счастливым замужеством, а интриганка отсутствием оного), что еще больше напоминает стиль классического любовного романа.

Отзыв об этой книге на одном из женских форумов

Всем советую прочитать! "Пансион" один из лучших в этой серии. Напомнил мне фильм с Джулией Робертс "Улыбка Моны Лизы". Пока читала, очень живо представляла себе всю эту обстановку в девичьем пансионе. Аннотация соответствует содержанию, интриг будет достаточно. Правда, линия любви очень слабенькая, вернее, ее и нет, можно сказать. Я, конечно, все понимаю, главной героине нужно было выходить замуж (и чем раньше, тем лучше), но она готова была на этот шаг без всякой любви, лишь бы выйти... Возможно, автор пытается показать нам, что в то время пылкие чувства не всегда были нужны при вступлении в брак?

literaturhjjobzor.blogspot.com

Элен Бронтэ - биография, список книг, отзывы читателей

Прежде всего хочу отметить просто изумительные обложки всей серии. Изысканно и элегантно одетые дамы акцентируют внимание на эпохе в период которой идет повествование. Они так и кричат об английской сдержанности и утонченном вкусе декоратора.

Если бы можно было оценить книгу по обложке я бы поставила ей высший бал. Но к сожалению, в данном случае можно оценить лишь талант художника, а не писателя. Но повторюсь, лишь взглянув на титульный лист проникаешься временем и местом повествования еще не зная о чем книга.

"Пансион святой Маргарет" - мое первое знакомство с серией. Начиная с первых страниц я испытала безосновательную злость. И эта злость у меня вылилась на маменьку Эмили. Я презираю таких родителей, которые имея нескольких детей выбирают себе любимчиков не считаясь с чувствами забытого ребенка. Балагур и бездельник Томас профукал все состояние семьи и приданное сестры, но мать не хочет слышать дурных слов в адрес любимого сыночки. Ей легче отослать дочь за тридевять земель, что бы она не мозолила глаза и слух глупыми высказываниями.

Все остальное повествование романа идет в самом пансионате.Книга написана в стиле классического английского романа. Начиная с первой страницы автор погружает читателя в эпоху леди и джентльменов английской глубинки. Неспешное повествование было бы довольно скучным и безэмоциональным если бы не атмосфера возвышенной благопристойности, искренности и плавности.

Сюжет развивается в закрытом пансионате для девочек. Казалось бы тоскливое и пресное место, но в нем горят не шуточные страсти: интриги, тайная любовь, вражда и предательство. И чем больше Эмили наблюдает за воспитанницами, тем больше убеждается, что чопорное английское общество гниет изнутри. Красивая и богатая обертка благопристойных домов интеллигенции скрывает за собой пуританское лицемерие, алчную амбициозность и злобную продажность.

Но среди них встречались очень приятные девушки, которые располагали к себе своей искренностью, воспитанностью и добросердечием. Да и сама героиня обладает этими качествами в избытке, чем и располагать к себе.

Интересный слог писателя превращает из монотонной истории, интересный салонный роман, в котором главный акцент делается не на личной жизни героини, а на окружении в котором Эмили неожиданно оказалась.

Подводя итог, скажу, что "Пансионат святой Маргарет" - это светлое и нежное произведение о человеческой доброте и благородства души. Не стоит поддаваться влиянию месту и людям, тебя окружающим. Даже если маленький социум является рассадником коварства, подстрекательства и ханжества, надо не поддаваться на провокации, а быть самим собой.

readly.ru

Читать книгу Пансион Святой Маргарет Элен Бронтэ : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 12 страниц]

Элен БронтеПансион Святой Маргарет

1

– Тебе так повезло, что кузина Фанни нашла для тебя это место, – с довольным видом говорила миссис Барнс, пока служанка убирала со стола после завтрака. – Очень, очень приличное заведение, попечительский совет не жалеет денег для того, чтобы школа процветала и пользовалась уважением.

Эмили слушала разглагольствования матери не в первый раз, а потому могла позволить себе сидеть с рассеянным видом и время от времени посматривать в окно – дождливая погода длилась уже третий день, не давая девушке возможности ускользнуть на прогулку, подальше от ненавистного дома и нескончаемой болтовни матушки.

– Фанни говорила, директриса очень строга, но всегда поощряет тех учителей, кто добросовестно относится к своим обязанностям. Думаю, через несколько лет ты сумеешь отложить некоторую сумму для своего приданого, – продолжала миссис Барнс.

Горничная унесла последний поднос, и Эмили не выдержала.

– Не понимаю, почему я должна уехать и работать учительницей, в то время как Томас до сих пор не пошевельнул и пальцем, чтобы поправить свои дела!

Возмущение мисс Барнс можно было понять. Положением, в котором она оказалась, Эмили целиком и полностью была обязана своему брату Томасу. Несколько лет назад их отец, ныне покойный мистер Барнс, сумел при помощи советов поверенного сделать выгодные вложения и приумножить свое скромное состояние до весьма круглой суммы. Вступив в права наследования, Томас поспешил последовать этому примеру, но полагался исключительно на свой здравый смысл, коего ему, к несчастью, недоставало.

Томас так щедро пользовался заемными средствами и так мало изучал положение и репутацию компаний, в ценные бумаги которых вкладывал свои деньги, что в кратчайшие сроки лишился почти всего состояния и вынужден был продать поместье отца и еще просить у матери денег, чтобы удовлетворить требования кредиторов.

На уплату долгов ушли средства, оставленные покойным мистером Барнсом жене с тем, чтобы его вдова могла обеспечить себе приличный образ жизни и в положенное время выдать замуж дочь с хорошим приданым. Миссис Барнс так сильно любила своего сына, что нашла все произошедшее с ним стечением неблагоприятных обстоятельств и происками недоброжелателей и безропотно уплатила долги незадачливого коммерсанта. К счастью, подлинная нищета Барнсам пока не угрожала.

Еще при жизни отца Томас сумел жениться на девушке с солидным приданым, и именно ее капитал должен был отныне стать единственным средством поддержания семьи, так как благодаря своевременному вмешательству дядюшки миссис Томас Барнс ее состояние не было пущено в дело недальновидным супругом.

Миссис Томас Барнс, в девичестве мисс Маргарет Холл, не могла отказать в крыше над головой своей свекрови, лишившейся вдовьей доли, чтобы избавить сына от долговой тюрьмы, но не считала нужным покровительствовать его сестре. Маргарет, белокожая, веснушчатая и склонная к полноте, с самой первой встречи не понравилась Эмили своими ограниченными суждениями и высокомерными манерами, и мисс Барнс не сочла необходимым это скрывать. Теперь же ее пренебрежительное отношение к жене своего брата обернулось против нее. Миссис Барнс и Эмили уже третий месяц жили в доме, доставшемся Маргарет от бабушки, и миссис Томас Барнс определенно дала понять, что пребывание под ее крышей Эмили ей неугодно.

– Ты же понимаешь, дорогая, что у Маргарет и Томаса едва хватает средств, чтобы прокормить себя и детей, а тут еще мы с тобой сидим у них на шее! Заботиться обо мне – сыновний долг Томаса, но тебе придется пробиваться самой, – с досадой ответила миссис Барнс на реплику дочери. – Тебе следовало в свое время быть полюбезней с Маргарет, тогда сейчас она бы принимала тебя совсем по-другому!

– Недостаток средств не мешает Маргарет каждую неделю заказывать себе новое платье, – Эмили передернула плечами, вспомнив вчерашнее появление в гостиной Маргарет в новом красном туалете, совершенно не подходившем к ее лицу и фигуре.

– Ты не должна упрекать ее в том, как она тратит свое приданое, – миссис Барнс не любила спорить с дочерью, так как нередко чувствовала, что победа в споре остается за Эмили.

– Разумеется, мое-то приданое ушло на то, чтобы вернуть Томасу доброе имя, – фыркнула Эмили.

– Довольно, – миссис Барнс поднялась из-за стола и поторопилась покинуть театр боевых действий. – Ступай собирать свои вещи, послезавтра ты отправишься в пансион Святой Маргарет!

Эмили осталась одна, чему была, пожалуй, даже рада. Томас с женой уехали на два дня к одному из многочисленных дядюшек Маргарет, под предлогом показать ему, как выросли маленькие Сидни и Энн, а на самом деле с целью разжалобить пожилого джентльмена и побудить его выделить внучатым племянникам некоторую сумму на сласти и игрушки.

Все эти ухищрения были противны Эмили почти так же, как глупость ее брата и его жены, и, кажется, она даже начала находить радость в том, что скоро уедет отсюда. Она не сомневалась, что приглашения проводить каникулы в доме Томаса и Маргарет не последует, а значит, она может следующие несколько лет ни разу не увидеть своих родственников.

До сих пор будущая жизнь Эмили представляла собой вполне ясную дорогу, порой скучноватую, но надежную и прямую. Отец настоял на том, чтобы дать Эмили хорошее образование, особенно же она преуспела в живописи и истории.

Эмили способна была часами рисовать один и тот же пейзаж, ожидая подходящего освещения и снова и снова переделывая начатое, но терпеть не могла упражняться в игре на фортепьяно, отказываясь развивать талант, почитаемый ее матерью гораздо более полезным в свете, нежели умение пачкать кистью лист картона. Естественные науки также не влекли мисс Барнс, она не находила удовольствия в том, чтобы, подобно множеству юных леди, усердно препарировать бедных жуков и лягушек, преследуя одно лишь желание узнать, как они устроены. Может быть, поэтому она не любила рисовать животных. Миссис Барнс пыталась заставить дочь совершенствоваться в танцах и музицировании, но мистер Барнс решительно запретил принуждать девочку к чему бы то ни было. В результате Эмили превосходно умела передать портретное сходство и представить привычный вид из окна гостиной полным очарования и неги, но едва могла сыграть две-три модных песенки, предоставив блистать за инструментом другим молодым девушкам ее круга.

В отличие от них ей не надо было утруждать себя поисками жениха, по крайней мере, долгое время она так думала. Соседи Барнсов, Моффаты, обладали примерно равными с ними связями и возможностями и едва ли не с младенчества прочили своего старшего сына Барни в мужья мисс Барнс. Эмили воспитали в убеждении, что, сколь бы девушка ни была свободна в суждениях относительно самых разных вещей, вопрос ее замужества будет в положенное время решен ее родителями. Она не испытывала к Барни пылкой любви, слишком давно и хорошо она знала этого молодого джентльмена, но смотрела на брак с ним как на неизбежное событие и была по-сестрински привязана к его младшим сестрам, близнецам Агнес и Элизабет.

Отцы семейств решили объявить о помолвке своих детей в тот день, когда мисс Барнс исполнится восемнадцать лет, но, увы, мистер Барнс не дожил до этого дня. Траур, конечно же, отодвинул счастливый для обеих семей день, а вскоре после того, как Томас Барнс лишил семью ее достояния, его мать получила от миссис Моффат письмо с известием о предстоящем венчании Барни и некой мисс Линд, дочери нынешнего владельца поместья Барнсов, которое должно было стать приданым мисс Линд.

Эмили весьма снисходительно отнеслась к известию о вероломстве своего предполагаемого жениха, в конце концов, они не были связаны словом, а нынешние стесненные обстоятельства ее семьи делали девушку непривлекательной невестой. Миссис Барнс негодовала гораздо дольше, ее сетования, перемежающиеся приступами рыданий, несколько недель можно было слышать по всему дому, к вящей досаде Маргарет.

Итак, надежда на брак Эмили растаяла, и миссис Барнс решила, что лучшим выходом будет найти дочери какой-нибудь способ зарабатывать себе на жизнь. Таким образом достигались сразу две цели – Эмили уедет, что, несомненно, сделает Маргарет более снисходительной к капризам свекрови, и миссис Барнс не придется мучиться угрызениями совести из-за того, что она так скверно позаботилась о будущем дочери.

Кузина миссис Барнс, миссис Фанни Пэйшенс, состояла в приятельских отношениях с директрисой одной весьма престижной школы для девочек, пансиона Святой Маргарет. Именно протекция тетушки позволила мисс Барнс получить место учительницы рисования, так кстати освободившееся после того, как молодой учитель был заподозрен директрисой в неподобающем поведении, а именно – в ухаживаниях за одной из старших учениц, девушкой из родовитой и состоятельной семьи.

Школа Святой Маргарет была расположена в Роттингдине, неподалеку от Брайтона, что делало это место очень привлекательным для заботливых родителей, имеющих возможность вывозить своих дочерей на курорт во время каникул.

Чтобы добраться до своего нового дома, Эмили потребовалось полтора дня, и все это время она раздумывала о том, какой прием ожидает ее в конце пути. Тетушка Фанни не отличалась добротой и сердечностью, и Эмили опасалась, что ее подруга, директриса миссис Аллингем, окажется еще более суровой и властной женщиной, не склонной быть снисходительной к маленьким слабостям других людей и потакающей своим собственным.

В своем письме тетя Фанни прямо указала, что Эмили не стоит брать с собой модные туалеты и шляпки, учительница должна выглядеть скромно и вести себя благопристойно. У мисс Барнс еще сохранились темные платья, которые она носила в последний период траура по отцу, их-то она и взяла с собой. Но отказаться от любимого зеленого платья с отделкой из бархатного шнура она бы не смогла и уложила его на дно своего сундука. Кто знает, может, ей придется иногда бывать в обществе, и она не должна выглядеть бедной просительницей, пытающейся проникнуть в светский круг, к которому она и без того принадлежала по праву!

Про Эмили никто никогда не говорил, что она красива, но хорошенькой ее считали многие. Довольно густые каштановые волосы, отливающие медью на солнце, круглые щечки и чуть вздернутый носик, усыпанный веснушками – вечный повод для недовольства миссис Барнс, – черты, каковыми если и нельзя гордиться, то уж, во всяком случае, стыдиться их нечего. Некоторую незаурядность образу мисс Эмили добавляли глаза, выразительные, темно-серого цвета, выдававшие подчас ее мятежные мысли, а иногда придававшие девушке мечтательно-задумчивый вид. И то, и другое, впрочем, столь же сильно не нравилось ее матери, как и веснушки.

– Юная леди должна быть спокойной, рассудительной и в то же время послушной и почтительной к мнению старших. Как ты могла с таким насмешливым выражением лица смотреть на преподобного Хилла, – возмущалась миссис Барнс. – Пусть в его речи повторяются одни и те же истории, но они поучительны и, уж конечно, полезнее тех глупостей, что нашептывал тебе этот повеса Джервис, а ты внимала им с таким видом, будто он вот-вот встанет перед тобой на колени и сделает предложение!

На эти и им подобные замечания Эмили обращала мало внимания, что казалось ее матери и брату недопустимым легкомыслием, но, пока Эмили не бунтовала против предложенной ей партии, эти мелкие промахи ей прощались, тем более что покойный отец находил свою дорогую девочку весьма сообразительной, а ее высказывания – забавными и не лишенными проницательности, в отличие от тяжеловесных острот Томаса.

Теперь же, Эмили прекрасно это сознавала, ей придется и в самом деле стать покорной чужой воле, если она хочет устроиться на новом месте и понравиться живущим в пансионе Святой Маргарет.

– Надеюсь, среди преподавателей есть хотя бы одна девушка моего возраста, – размышляла Эмили под неровный перестук колес дилижанса. – И я смогу с ней подружиться. Боюсь, мне будет тяжело с моими ученицами, у меня никогда не хватало терпения подолгу общаться с детьми! Да к тому же они занимались со своим учителем уже почти два месяца и успели начать какую-то работу, и мне придется теперь приспосабливаться к его манере преподавания, а я ведь совсем не знаю, какие приемы он использовал!

Экипаж тетушки Фанни поджидал Эмили у дилижанса, чтобы отвезти в Роттингдин. Эмили однажды была в Брайтоне с родителями и по дороге с удовольствием рассматривала знакомые места. Сезон уже закончился, улицы опустели, но одинокой путешественнице, утомленной долгим пребыванием в обществе матери и семьи брата, во всем виделась прелесть новизны.

В своем письме миссис Пэйшенс приглашала племянницу переночевать в ее доме в Брайтоне, но Эмили вежливо отказалась. Ей не хотелось еще на один день отдалять встречу со своим новым пристанищем и предаваться волнению в душной комнатке, обычно предлагаемой тетушкой Фанни своим гостям. Уж лучше сразу узнать как можно больше о пансионе Святой Маргарет, даже если новые знакомства не окажутся приятными, чем запутаться в предположениях, основанных на болтовне тетки.

2

Экипаж остановился у арки, ведущей во внутренний дворик, и привратник немедленно распахнул решетку, отделяющую проход от улицы. Ни лужайки, ни хотя бы узкой полоски травы перед домом не было, и Эмили с некоторой тревогой подумала о том, как часто она сможет бывать на свежем воздухе. «Хорошо бы за домом был сад, где ученицы могли бы выращивать цветы, а потом рисовать их в своих альбомах», – подумала она, проходя вслед за привратником под арку.

Она знала, что современное кирпичное здание школы построено лишь несколько лет назад взамен старого, почти полностью уничтоженного пожаром, и немного жалела о том, что не сможет наслаждаться очарованием старины. Во дворе мисс Барнс с любопытством огляделась, но постаралась не останавливаться и не глазеть по сторонам слишком уж откровенно – вполне возможно, что за ней уже кто-нибудь наблюдает тайком из окна.

Внутри мощеного дворика было пустынно, последние солнечные лучи отливали красным в многочисленных узких окнах, а несколько тяжелых дверей вели в боковые крылья двухэтажного здания, охватывавшие двор с двух сторон. В средней части распахнулась еще одна дверь, видимо, парадная, и из нее вышла сухопарая дама в темном платье и белоснежном чепце.

– Мисс Барнс, я полагаю, – вполне дружелюбно сказала она, и Эмили вдруг почувствовала, насколько взволнована – она смогла только кивнуть, вместо того чтобы ответить, как подобает воспитанной леди.

– Меня зовут мисс Олдридж.

Кучер миссис Пэйшенс помог привратнику поднести к крыльцу вещи мисс Барнс, откланялся, попрощался, и Эмили осталась одна с незнакомыми ей людьми. Впрочем, лишь пока незнакомыми. Мисс Олдридж велела привратнику отнести багаж мисс Барнс в ее комнату и решительно направилась в дом, движением руки пригласив Эмили следовать за ней.

Девушка вошла в просторный холл, лишенный всяких украшений. Широкие коридоры уходили вправо и влево и служили, очевидно, проходами в спальни и классные комнаты. Добротная лестница вела на второй этаж, но была едва освещена, и Эмили не смогла рассмотреть, есть ли наверху такие же коридоры, как на первом этаже. Прямо перед Эмили оказалось три несимметрично расположенные двери, такие же массивные, как входные. Очевидно, в этом доме любили обстоятельность и не стеснялись показывать достаток. Что ж, для молодой учительницы все это выглядело несколько устрашающим, но при этом и обнадеживало – кто знает, может быть, ей удастся здесь обрести тихую гавань и накопить сумму, достаточную для того, чтобы ее взял в жены какой-нибудь подходящий джентльмен.

Мисс Олдридж указала Эмили на эти двери.

– Левая дверь ведет в кухню и службы, в середине находится вход в нашу столовую, а справа – в общую комнату, где ученицы могут играть и беседовать в свободные часы. Идемте, я провожу вас к директрисе.

Экономка направилась в левый коридор, и Эмили двинулась следом, ее сердечко билось от волнения неровно и быстро, словно она долго убегала от кого-то или, напротив, хотела догнать.

Миновав еще одну дверь, экономка постучала в следующую и, дождавшись приглашения войти, распахнула ее.

– Миссис Аллингем, приехала новая учительница рисования, мисс Барнс. – Мисс Олдридж повернулась к Эмили и произнесла: – Проходите, мисс Барнс, а мне надо проследить, чтобы ужин был подан вовремя.

Эмили благодарно улыбнулась пожилой женщине и вступила в кабинет директрисы.

Комната больше походила на кабинет мужчины, чем на женский будуар, но так, вероятно, и должно было быть. Миссис Аллингем сидела за столом, на котором аккуратно были разложены стопки бумаг и несколько конторских книг. За спиной директрисы тянулись ввысь книжные полки, перед зажженным камином, справа от двери, лежали на коврике две толстые кошки. Эмили не любила кошек, их вид не вызывал у нее умиления, но миссис Аллингем, похоже, души не чаяла в этих животных – следы кошачьей шерсти были заметны на ее коричневом платье. Позже Эмили узнала, что директриса могла позволить себе и другие слабости, но в тот момент девушка стремилась произвести хорошее впечатление и изменила своей обычной наблюдательности.

На первый взгляд миссис Аллингем можно было дать никак не менее пятидесяти пяти лет, но на самом деле ей исполнилось лишь сорок шесть. Темные некогда волосы почти полностью поседели, худоба, еще более свойственная директрисе, чем мисс Олдридж, только подчеркивала морщины на желтоватом лице, лишенном как подлинного, так и притворного добродушия.

– Садитесь на тот стул, мисс Барнс, я хочу разглядеть вас при свете лампы, – негромкий голос миссис Аллингем был такой же сухой и невыразительный, как ее лицо, но его невозможно не расслышать даже в гомоне детских голосов, как сразу же поняла Эмили.

Молодая леди послушалась приказа и устремила на директрису любопытствующий взгляд, стараясь, чтобы он не казался дерзким или вызывающим – это было бы непростительной ошибкой.

– Я полагала, вы старше на несколько лет, – с тенью неудовольствия произнесла миссис Аллингем. – Ваша тетя говорила, что вы – старая дева.

Эмили не знала, стоит ли ей что-нибудь отвечать, ведь директриса ни о чем ее не спрашивала, а потому промолчала.

– Что ж, посмотрим, как вы сумеете поладить с нашими ученицами. Среди них есть особы ленивые и не имеющие никаких талантов, но тщетно желающие убедить своих родных в обратном. Они будут обвинять вас в придирчивости и подстрекать друг друга к непослушанию.

Эмили посмотрела на директрису с наивным удивлением.

– Я полагала, миссис Аллингем, что в вашей школе у учителей не возникает таких трудностей, как непослушание и лень. Тетушка писала, что школа Святой Маргарет может служить образцом для любого другого заведения подобного рода, и здесь не зазорно обучаться даже детям герцогов и пэров.

Миссис Аллингем едва заметно улыбнулась, показав этим, что и она неравнодушна к лести. Но на мягко высказанный упрек надо было ответить, и она сказала:

– Все мы здесь денно и нощно прилагаем усилия, чтобы направлять наших девочек по пути добродетели и искоренить в них самые зачатки зла и пороков, но заблудшие овечки встречаются во всяком стаде, особенно если они находят одобрение и поддержку в своих семьях.

Эмили понимающе кивнула. Она не рискнула заходить дальше в своей игре, изображая простодушную особу, а миссис Аллингем ясно дала ей понять, что склонна закрывать глаза на шалости тех из учениц, чьи родные занимают видное положение в обществе или весьма богаты.

Миссис Аллингем, прежде чем согласиться принять мисс Барнс, навела о ней необходимые справки у миссис Пэйшенс и потребовала представить работы Эмили, с тем чтобы прежний учитель оценил способности мисс Барнс. Судя по тому, что мисс Барнс согласились предоставить это место, рекомендации оказались благоприятными, и теперь миссис Аллингем ни к чему было расспрашивать соискательницу о ее умениях. Директриса предпочитала выяснить как можно больше о характере и манерах своей новой преподавательницы, а потому не менее получаса задавала Эмили различные вопросы о ее прежней жизни, взглядах и устремлениях.

Наученная горьким опытом общения с Маргарет, Эмили старалась отвечать правдиво, но при этом случайно не привести миссис Аллингем в раздражение каким-нибудь излишне легкомысленным высказыванием. По окончании этой беседы Эмили чувствовала себя невероятно усталой, но так и не смогла понять, одобряет ее миссис Аллингем или недовольна ею, так как директриса распрощалась с нею все тем же сухим, равнодушным тоном, каким встретила молодую леди в самом начале.

– Что ж, я полагаю, вы сумеете добиться в нашей школе определенных успехов, если проявите старание и трудолюбие, мисс Барнс, – сообщила миссис Аллингем и дернула за шнурок звонка. – Сегодня вы поужинаете в своей комнате. Новое лицо смутит девочек, отвлечет их от вечерней молитвы и может привести к перешептываниям в спальнях. Наутро вы предстанете перед ними за завтраком, а затем на своем первом уроке.

Эмили благодарно улыбнулась – после изматывающего разговора с директрисой она не готова была встретиться лицом к лицу с семью десятками девочек разного возраста и еще дюжиной их преподавателей, когда каждый будет рассматривать ее, обсуждать внешность и умение держать себя.

В кабинет заглянула горничная, круглолицая женщина лет тридцати с добрым деревенским лицом, и миссис Аллингем велела ей проводить мисс Барнс в отведенную ей комнату и подать туда же ужин.

– Вы будете жить вместе с мисс Эйвери, она ваша ровесница, и вы без труда сумеете договориться. Она расскажет вам о расписании, которого мы придерживаемся в повседневной жизни, а утром проводит вас в столовую. Теперь ступайте.

Эмили поклонилась и вышла вслед за горничной.

«Что ж, можно считать, первая встреча прошла удачно», – думала она, пока поднималась вслед за горничной вверх по темной лестнице. Служанка дала ей наполовину сгоревшую свечу в медном подсвечнике, сама она держала в руках другую и по пути останавливалась, чтобы зажечь свечи в висящих на стене светильниках. «Навряд ли это освещение по случаю моего приезда, – продолжала размышлять Эмили. – Думаю, здесь привыкли экономить на всем, и лестница освещена, только когда ею пользуются. Скоро девочки спустятся к ужину, и нельзя допустить, чтобы они споткнулись и повредили себе что-нибудь из-за падения с лестницы». Эмили задала вопрос горничной и тотчас узнала, что была совершенно права в своих предположениях. Ей захотелось поскорее укрыться в своей новой комнате, прежде чем девочки покинут классы и направятся в столовую.

Путь их, впрочем, был недолог. Горничная распахнула одну из дверей в левом коридоре и пригласила Эмили войти.

– Тут вы и будете жить, мисс. Сейчас я спущусь, чтобы принести вам поесть, а ваши вещи уже здесь. Отдохните пока немного, вы, верно, устали, проделав такой долгий путь.

– Очень устала, – признала Эмили. – Как вас зовут, милая?

– Руби, мисс, – откликнулась служанка. – А как называть вас?

– Мое имя – Эмили Барнс, и я буду преподавать девочкам уроки живописи, – Эмили остановилась на пороге, не решаясь перешагнуть его и неосознанно задерживая служанку – ей все еще страшновато было ступить в новую жизнь.

– Знаю, мисс, прежнего учителя выгнали, потому что он ухаживал за мисс Филлис Найт, ее отец очень богат, – похоже, Руби была не прочь посплетничать, и Эмили тотчас решила держаться со служанкой настороже, чтобы не дать ей повод болтать о себе другим учительницам, которым она прислуживает. – Но мне уже пора на кухню, если я задержусь, кухарка не даст вам ужина, ей еще надо накормить всех остальных.

– О, конечно, ступайте, Руби, я не должна была отвлекать вас от вашей работы, – поспешно сказала Эмили и перешагнула порог, едва Руби повернулась к ней спиной и двинулась по коридору в обратный путь.

Комната оказалась довольно просторной, два высоких окна, к огорчению Эмили, выходили в тот дворик, что она недавно пересекла перед тем, как войти в парадную дверь. Оклеенные темными обоями стены были украшены несколькими картинками, несомненно, нарисованными кем-то из старших учениц. Эмили решила рассмотреть их позже, а сперва оглядеться по сторонам и попытаться по незначительным на первый взгляд деталям определить характер и склонности своей соседки.

Две кровати и тумбочки с кувшинами и тазиками для умывания отделялись от центрального пространства комнаты дешевыми ширмами, также отделанными незатейливыми росписями. На туалетном столике возле одной из кроватей стояло овальное зеркало с заметной трещиной в верхней части. Под зеркалом лежали щетки для волос, два или три флакончика и носовой платок.

– Кажется, мисс Эйвери не очень-то аккуратная особа, – пробормотала Эмили – поверхность туалетного столика была покрыта пятнами, лежащие на нем предметы не разложены, а скорее небрежно брошены.

Из приоткрытой дверцы гардероба выглядывал край голубого платья, а на столе посередине комнаты Эмили нашла несколько книг, среди которых был и новый роман.

Эмили испытывала неловкость, осматривая чужие вещи, а потому поторопилась вернуться к собственному багажу, заботливо составленному возле кровати, что стояла справа от двери. Пока девушка раскладывала на кровати самое необходимое, появилась Руби с подносом.

– Вот и я, мисс, садитесь к столу да покушайте хорошенько, – заявила она и тут же неодобрительно поморщилась, заметив беспорядок на столе. – Ох уж эта мисс Эйвери! И всегда-то у нее книжки не в порядке!

– Какая она, мисс Эйвери? – не удержалась от вопроса Эмили.

Руби пристроила поднос на краю стола и решительно сгребла книги в одну бесформенную груду.

– Мисс Эйвери сирота, она даже не знает своих родителей. Кажется, один добрый викарий хорошо знаком с нашей директрисой. Вот он и попросил миссис Аллингем уговорить прежнюю директрису взять крошку к себе. Я в то время не служила здесь, но другие горничные говорили, что маленькая мисс Хелен была необыкновенно хорошенькой и к тому же на редкость сообразительной. Она училась лучше всех остальных учениц, хотя оно и понятно – девушке без семьи и без денег надо пробиваться самой, чтобы не попасть в работный дом. Она бы пошла в компаньонки или в гувернантки в какой-нибудь богатый дом, если б миссис Аллингем не предложила ей остаться здесь и обучать девочек красиво писать и придумывать всякие истории.

Эмили понимающе кивнула – судьба мисс Эйвери не показалась ей необычной. Девушки из бедных, но приличных семей только так и могли заработать себе на жизнь, а уж о сироте неизвестного происхождения и говорить нечего. Мисс Эйвери очень повезло, что она осталась в том месте, в котором выросла и к которому привыкла.

Руби рада была бы поговорить с новой учительницей, но обязанности требовали ее присутствия в другом месте, и она неохотно оставила мисс Барнс, пообещав зайти через час за подносом. В надежде на новые рассказы Эмили ласково поблагодарила горничную и присела к столу.

Еда не показалась ей столь изысканной, какой была в доме Маргарет, но после непритязательной пищи в придорожных харчевнях Эмили поела с удовольствием. Руби явно сочла мисс Барнс слишком худой – порция была так велика, что юная леди с трудом справилась с ней, но оставлять пищу показалось ей неправильным – вдруг здешняя кухарка обидчива и сочтет плохой аппетит мисс Барнс оскорблением?

После долгой дороги и обильного ужина Эмили почувствовала неодолимое желание уснуть, которому не смогла противиться. Не раздеваясь, она прилегла на кровать, накрылась шалью и почти мгновенно погрузилась в глубокий, безмятежный сон.

iknigi.net

Лучшие книги Элен Бронтэ: список из 9 шт.

  • 1.

    125

    поднять опустить

    То, что они подружились, уже было чудом – Грейс, дочь простого ветеринара, и Кэтрин, наследница богатого графа. Однако привязанность девочек друг к другу оказалась столь велика, что на протяжении долгих лет они делили поровну радости и печали. Но судьба распорядилась так, что и Грейс, и Кэтрин полюбили одного и того же человека. Выдержит ли их дружба это испытание и найдут ли девушки свое счастье?.. Литературная обработка Н. Косаревой ... Далее

  • 2.

    118

    поднять опустить

    Лорен Эванс уже терпела неудачу в любовных делах, когда счастливой соперницей оказалась ее же родная сестра. Теперь девушка поклялась, что станет действовать умнее и обязательно добудет себе богатого и знатного жениха. Потому что у красивой, но бедной леди выбор не велик – либо замуж, либо в гувернантки. А в гувернантки Лорен ни за что не хочет! Литературная обработка Н. Косаревой ... Далее

  • 3.

    117

    поднять опустить

    Кажется, у всех собравшихся в поместье Ричмондов есть своя тайна. Даже у Эммы, экономки, которая далеко не так проста, как может показаться на первый взгляд. Но хуже всего то, что среди гостей скрывается дерзкий вор, крадущий у знатных дам самые великолепные драгоценности. Разоблачить его из-за царящего вокруг сумбура будет вовсе не просто. Литературная обработка Н. Косаревой ... Далее

  • 4.

    117

    поднять опустить

    После смерти родителей Сара осталась одна, и ей пришлось переехать к своему дяде, которого она увидела впервые только на похоронах отца. Жизнь в доме скупца нелегка: старые изношенные платья, пронизывающий до костей холод, экономия, граничащая с безумием… Единственной радостью девушки стало общение с новой подругой – бойкой и веселой Бобби. Но эта же дружба принесла Саре сердечную боль: девушка страстно полюбила брата своей подруги блистательного Артура Уэвертона, предмет тайных мечтаний всех юных барышень округи. Ответит ли молодой человек на ее чувства?.. Литературная обработка Н. Косаревой ... Далее

  • 5.

    116

    поднять опустить

    Из-за беспечности брата, промотавшего доставшееся от отца состояние, Эмили самой приходится зарабатывать себе на кусок хлеба. Отправляясь в пансион святой Маргарет, девушка и не предполагала, что в этом, казалось бы, благочинном заведении царят настоящие страсти – любовь и ненависть, верность и предательство, жадность и бескорыстие. Молодой учительнице предстоит раскрыть многие тайны, а также найти свое собственное нежданное счастье. Литературная обработка текста Н. Косаревой. ... Далее

  • 6.

    115

    поднять опустить

    Эбигейл приехала из Италии, где прожила до шестнадцати лет, в родную Англию для того, чтобы богатые родственники помогли ей подыскать подходящую партию. Белинда, ровесница и двоюродная сестра девушки, вовсе не обрадовалась приезду кузины. И, как оказалось, не зря: внимание на Эбигейл обратил джентльмен, на которого рассчитывала сама Белинда. В семье грядет большой скандал, и бедной родственнице может не поздоровиться. Литературная обработка текста Н. Косаревой. ... Далее

  • 7.

    106

    поднять опустить

    Мередит и не помышляла о замужестве, больше интересуясь книгами, нежели балами и кавалерами. Однако отец приготовил сюрприз, за спиной дочери договорившись о ее браке с сыном своего давнего приятеля. Все, что Мередит помнила о своем женихе, – это то, что в детстве он был озорником и постоянным источником неприятностей. Неудивительно, что девушка готова на все, чтобы избежать этого брака. И жених, как выяснилось, вполне поддерживает ее в этом стремлении. Литературная обработка Н. Косаревой ... Далее

  • 8.

    103

    поднять опустить

    Отец надумал выдать Филлис замуж за человека, который ей вовсе не нравится. Теперь у нее есть ровно две недели, чтобы найти другого жениха. И девушка вовсе не собирается терять драгоценное время зря. Филлис не остановит даже то, что подходящий джентльмен собирается сделать предложение ее собственной кузине. Литературная обработка Н. Косаревой. ... Далее

  • 9.

    98

    поднять опустить

    История Джейн Эванс – небогатой девушки, вынужденной зарабатывать на жизнь собственным трудом и в конце концов нашедшей прибежище в написании романов, – это история самой Элен Бронтэ. Вместе с ней читателю предстоит оказаться в небольшом городке, где как нигде сильны старые традиции, столкнуться с недоверием общества и предательством близкого человека. Эта трогательная и интригующая повесть найдет отклик в каждом сердце. Литературная обработка Н. Косаревой ... Далее

  • knigi-avtora.ru