Рейтинг книг Фридриха Энгельса. Энгельса книги


Энгельс Фридрих, Книги читать онлайн, Cкачать бесплатно в формате fb2, txt, html, epub

Фридрих Энгельс (нем.  Friedrich Engels; 28 ноября 1820,  Бармен (ныне район Вупперталя) — 5 августа 1895, Лондон) — немецкий философ, один из основоположников марксизма, друг и единомышленник Карла Маркса и соавтор его трудов.

 

Биография.

Фридрих Энгельс родился в вестфальском городе Бармен (ныне район Вупперталя) 28 ноября 1820 г. в семье преуспевающего текстильного фабриканта. Его отец, Фридрих Энгельс (1796—1860), был сторонникомпиетизма.

Молодость.

 

В 1840 году

В Бармене Энгельс посещал городскую школу (до 14 лет) и гимназию Эльберфельда (с 1834). В сентябре1837 он по настоянию отца преждевременно оставил гимназию, чтобы работать продавцом в принадлежащей отцу торговой фирме в Бармене. Он продолжил обучение на торгового работника с августа 1838 по апрель 1841 г. в Бремене. Там он наряду с обучением подрабатывал бременским корреспондентом «Штутгартской утренней газеты» — («Stuttgarter Morgenblatt») и «Аугсбургской Общей Газеты» («Augsburger Allgemeine Zeitung»). Молодой Энгельс написал свою первую статью в марте 1839, в возрасте 18 лет.

Начиная с сентября 1841 Энгельс проходил годичную военную службу в Берлине, также он посещал там лекции по философии в университете и сблизился с кружком младогегельянцев.

Первые революционные шаги (1842—1844).

В ноябре 1842 года Энгельс проездом посетил Кёльн, где впервые лично встретил Карла Маркса в редакции «Рейнской газеты». Маркс его принял довольно прохладно, ибо считал его одним из младогегельянцев, с коими у Маркса возникли разногласия. Далее Энгельс направился в Манчестер, чтобы закончить своё коммерческое образование на местной хлопкопрядильной фабрике, которой владел его отец вместе со своим партнёром по бизнесу — Эрменом. Там Энгельс познакомился с ирландскими работницами Мэри и Лидией Бёрнс, с которыми он до конца жизни был связан тёплыми отношениями: Мэри стала его первой женой, а Лидия — второй. За день до смерти Лидии Энгельс переступил свои принципы и заключил с ней официальный брак.

В гораздо более развитой в промышленном отношении Англии он познакомился с повседневным бытом рабочего класса, что оказало влияние на всю его последующую жизнь. Как отмечал Эрнест Белфорт Бакс, «благодаря своему пребыванию в Манчестере Энгельс с юных лет приобрел основательное знакомство с английской жизнью, нравами и мировоззрением»[1]. Энгельс впервые в 1843 году в Лондоне вступил в контакт с первой немецкой революционной рабочей организацией — «Союзом справедливых», а также с английскими чартистами в Лидсе и начал писать статьи для газеты Owenisten, которые появлялись также в газете чартистов — The Northern Star («Северная звезда»). В то же время он ведёт переписку с редакцией «Рейнской газеты».

В ноябре 1843 года Энгельс пишет статьи в «The New Moral World» о коммунизме на европейском континенте, в феврале 1844-го появляются письма «Положение Англии» и «Наброски к критике национальной экономики» в «Немецко-французских ежегодниках».

В Англии Энгельс познакомился также с торговым менеджером и с поэтом Георгом Вертом, который позднее будет руководить рубрикой фельетонов «Новой Рейнской газеты» в течение революционных лет (1848—1849).

Знакомство и начало сотрудничества с Карлом Марксом (1844—1847 гг.).

 

Памятник Марксу и Энгельсу в Берлине

Первым результатом изучения Энгельсом политической экономии была статья «Наброски к критике политической экономии» (1844). В ней Энгельс попытался показать противоречивый характер капиталистического общества и обвинил буржуазную экономическую науку в апологетике существующего положения дел. Статья Энгельса в некотором смысле дала толчок Марксу засесть за учебники по экономике.

В 1844 году Энгельс начал писать первые статьи для Немецко-Французского Ежегодника.  Немецко-Французский Ежегодник издавался Карлом Марксом и Арнольдом Руге в Париже, вследствие чего началась обширная переписка. По дороге обратно в Германию в конце августа 1844 года Энгельс заехал в Париж и во второй раз встретился с Марксом. На этот раз встреча была гораздо теплей. Они пробыли вместе десять дней и поняли, что их взгляды полностью совпадают. Они решили с этих пор тесно сотрудничать.

По возвращении в Германию в 1845 году Энгельс пишет большую работу «Положение рабочего класса в Англии» . К этому времени у Энгельса возникли проблемы личного характера во взаимоотношениях с отцом. Сюда же присовокупились проблемы с полицией (за Энгельсом было установлено наблюдение). У Маркса в это время тоже возникли проблемы с французским законом. Всё это склонило двух друзей переселиться в свободнейшую в те времена в Европе страну — в Бельгию, в Брюссель.

В июле 1845 года Энгельс приглашает Карла Маркса в Англию. В Англии они встретились со многими чартистами и деятелями «Союза справедливых». В январе 1846 года оба возвратились в Брюссель, где они основывали «Коммунистический корреспондентский комитет» — виртуальный орган для почтовой связи социалистов из всех стран Европы. Также вплоть до лета 1846 года они занимались разработкой своих диалектическо-материалистических взглядов, которые нашли выражение в их совместной работе «Немецкая идеология», в которой они противопоставили свои мировоззрения материализму Фейербаха и идеализму младогегельянцев.

С августа 1846 года Энгельс начинает также писать статьи для французской газеты «La R'eforme», а начиная с середины 1847 также для коммунистической «Немецко-брюссельской газеты».

В начале 1847 года «Союз справедливых» предложил Марксу и Энгельсу вступить в свои ряды. Они приняли приглашение и способствовали в дальнейшем переименованию организации в «Союз коммунистов». Также по поручению первого конгресса «Союза справедливых» Энгельсом был разработан текст «Проект Коммунистического символа веры», который позднее стал основой для «Манифеста коммунистической партии» (февраль 1848 года).

Мартовская революция (1848—1849 гг.).

Во время революции 1848-49 Энгельс вместе с Марксом пишет материалы для заново основанной «Новой Рейнской газеты». В работе «Требования Коммунистической партии в Германии» (март 1848) они выступают против идеи экспорта революции в Германию.

В апреле 1848 Энгельс в составе группы рабочих активистов переезжает в Германию в Кёльн. В Кёльне в июне 1848 Энгельс пишет несколько статей об июньском парижском восстании рабочих, которое он назвал первой гражданской войной между пролетариатом и буржуазией. В сентябре 1848 Энгельс был вынужден вновь покинуть Германию. На этот раз он поселился в швейцарском городе Лозанна, откуда он продолжал активную переписку с редакцией «Новой Рейнской газеты». Поселившись в Лозанне (Швейцария), он участвует в рабочем движении и продолжает сотрудничать с «Новой Рейнской газетой». В январе 1849 Энгельс опять возвращается в Кёльн, пишет серию статей по вопросам национально-освободительной борьбы венгерского и итальянского народов.

В мае 1849 в западных и юго-западных землях Германии началась серьёзная гражданская война.

В июне 1849 Энгельс вступает в Народную Армию Бадена и Пфальца и участвует в Эльбертфельдском восстании и сражениях против Пруссии. В это же время он знакомится с Иоганном Филиппом Беккером — лидером баденского народного сопротивления, с которым позднее его свяжет тесная дружба. Свою критику половинчатости действий Баденского Революционного Правительства Энгельс позднее положит в основы работы «Германская кампания за имперскую конституцию»[2]. После поражения революционной армии Энгельс ищет убежище в Швейцарии, а позднее переезжает в Англию.

Британский период до смерти Карла Маркса (1849—1883 гг.).

В ноябре 1849 Энгельс прибывает в Лондон, продолжает деятельность в рамках «Союза коммунистов». В частности в этот период он пишет статью по итогам революционных событий «Крестьянская война в Германии», 1850. Как член Центрального Комитета союза он подготавливает статью «Обращение Центрального комитета к Союзу коммунистов», 1850 . К этому же периоду относится борьба Энгельса с членами ЦК «Союза коммунистов» Карлом Шаппером и Августом Виллихом, которые призывали к немедленному проведению революции в Германии. По мнению Энгельса такие призывы были авантюристскими и могли стать причиной раскола Союза. Раскол все же произошёл в сентябре 1850 г. В 1850 г. Энгельс снова прибывает в Манчестер, где работает в торговой фирме «Эрмен & Энгельс», позднее он получил в наследство долю своего отца, которую он, в конце концов, в 1870 г. продал Эрмену. Доход (в том числе и от журналистской деятельности) позволял Энгельсу оказывать систематическую помощь Марксу, который находился в крайне тяжёлых материальных условиях. С 1851 по 1862 Энгельс регулярно пишет статьи для американской газеты «Нью-Йорк Дейли Трибун» («New York Daily Tribune»), в том числе серию статей «Революция и контрреволюция в Германии». В этих статьях развиваются вопросы марксистской тактики руководства революцией и вооруженной борьбой. Они были опубликованы в 1851—52 за подписью Маркса — официального корреспондента газеты. Энгельс пишет также статьи о Крымской войне, о национально-освободительных войнах в Индии и Китае, об итало-франко-австрийской войне, оГражданской войне в США, о франко-прусской войне.

Опыт в военной службе помогли Энгельсу стать экспертом по армии в дружеской паре и принёс ему кличку «Генерал». Энгельс написал статьи «Армия» и «Флот» для «Новой Американской Энциклопедии», многочисленные статьи в газетах по военным вопросам. Во время итальянской войны, в 1859 выпустил анонимную брошюру: «По и Рейн», в которой, с одной стороны, критиковал австрийскую теорию, утверждавшую, что Рейн следует защищать на По, а с другой,  — прусских либералов, ликующих по поводу поражения Австрии и не видевших, что Наполеон III является общим врагом. По окончании войны Энгельс пишет статью «Савойя, Ницца и Рейн». В 1865 выпустил брошюру: «Прусский военный вопрос и немецкая рабочая партия». Некоторые из этих статей многие принимали за произведения некого прусского генерала. Прусское правительство безуспешно добивалось от правительства Великобритании выдачи Маркса и Энгельса.  20 марта 1860 умирает отец Энгельса, а в январе 1863 умирает близкая подруга Энгельса — Мери Бёрнс. С момента создания 1-го Интернационала (28 сентября 1864) Энгельс становится одним из его руководителей. Он активно сотрудничал с Вильгельмом Либкнехтом и Августом Бебелем в борьбе против лассальянства и создании в 1869 г. в Германии Социал-Демократической Рабочей Партии. В октябре1870 Энгельс переселяется в Лондон. С 1871 он член Генерального Совета Интернационала,  секретарь-корреспондент сначала для Бельгии и Испании, затем для Италии и Испании. На Лондонской конференции Интернационала (сентябрь 1871) Энгельс призывал к созданию в каждой стране революционной рабочей партии и выдвинул тезис необходимости установления диктатуры пролетариата.

В 1873 Энгельс приступил к созданию труда, посвященного философии естествознания,  — «Диалектика природы», в котором хотел дать диалектико-материалистическое обобщение достижений естественных наук. Над рукописью работал в течение десяти лет (1873—1883), однако так её и не закончил. К этому же периоду принадлежат произведения «К жилищному вопросу» (1872—73), «Об авторитете» (1873), «Бакунисты за работой» (1873), «Эмигрантская литература» (1874—1875) и др.

В октябре 1873 умирает его мать, вследствие чего он совершает поездку в Бармен. В марте 1875 Энгельс сотрудничает с Марксом в написании работы «Критика готской программы», посвященной критике лассальянских предложений в качестве программы Германской Рабочей Партии. В течение 1877 и1878 гг. Энгельс публикует ряд статей против Дюринга, вышедших затем отдельным изданием под заглавием: «Переворот в науке, произведенный г. Евг. Дюрингом» — «Herrn Eugen D"uhrings Umw"alzung der Wissenschaft»). Эта работа, известная под именем «Антидюринг» — самое цельное и законченное из произведений Энгельса. В сентябре 1878 умирает его вторая жена Лидия Бёрнс. Резко ухудшилось здоровье Маркса.  14 марта 1883 скончался Маркс. «Самый могучий ум нашей партии перестал мыслить, самое сильное сердце, которое я когда-либо знал, перестало биться»,  — писал в эти дни Энгельс.

После смерти Маркса.

После смерти Маркса на Энгельса легла вся ответственность за доработку и подготовку к публикации 2 и 3 томов «Капитала», чем Энгельс и занимался на протяжении всей оставшейся жизни.

Наряду с работой над «Капиталом» Энгельс пишет и издает собственные работы. В 1884 г. он завершил одну из ключевых для понимания марксизма работ «Происхождение семьи, частной собственности и государства», в которой развиваются идеи исторического материализма. В 1886 г. выходит в свет ещё одна ключевая работа Энгельса — «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии».

В 1894 Энгельс пишет работу «Крестьянский вопрос во Франции и Германии», в которой затрагиваются вопросы социалистической альтернативы массовой пауперизации крестьянства.

В 1894 наступило резкое ухудшение здоровья Энгельса, у него был выявлен рак пищевода.  5 августа 1895 Энгельс скончался. Согласно последней воле Энгельса, его тело было кремировано, а урна с прахом опущена в море у Истборна (Великобритания).

Контакты с российским революционным движением.

С огромным интересом следил Энгельс за революционным движением в России, поддерживал связи с его видными деятелями (Ф.  В.  Волховским, П.  Л.  Лавровым,  Г.  А.  Лопатиным,  С.  М.  Степняк-Кравчинским и др.). Высоко ценя критическую мысль и поиски революционной теорииН.  Г.  Чернышевского,  Н.  А.  Добролюбова и их соратников, отмечая их выдержку, твёрдость характера, самоотверженность, Энгельс вместе с тем критиковал их народнические иллюзии. С большой радостью встретил он весть об образовании среди русских социалистов первой марксистской группы «Освобождение труда». Энгельс вел систематическую переписку с Г.  В.  Плехановым,  В.  И.  Засулич, помогал им своими советами и личным участием в их судьбах. Энгельс питал глубокую надежду, что доживёт до краха русского царизма и победы социалистической революции в развитых странах Европы, и считал, что русская революция окажет огромное воздействие на всё развитие мирового революционного процесса.

Роль Энгельса в создании марксизма.

Энгельс, как и Маркс, является одним из основоположников материалистического понимания истории. Энгельс совместно с Марксом предпринял диалектико-материалистическую переработку буржуазной политической экономии. Создав вместе с Марксом диалектический материализм, материалистическое понимание истории и научный коммунизм, Энгельс в ряде своих произведений в строго систематизированной форме изложил марксизм как цельное мировоззрение, показал его составные части и теоретические источники. Этим Энгельс в огромной мере способствовал победе марксизма в международном рабочем движении в 90-е гг. XIX века. Разрабатывая совместно с Марксом учение об общественно-экономических формациях, Энгельс раскрыл ряд специфических закономерностей первобытнообщинного строя, античного и феодального обществ, возникновения в них частной собственности и классов, формирования государства. В последние годы жизни Энгельс уделил значительное внимание вопросу о взаимоотношении экономического базиса, политической и идеологической надстроек. Он подчеркивал необходимость конкретного раскрытия огромного воздействия на жизнь общества политики определенных классов, их борьбы за политическое господство, правовых отношений, идеологии. Велико его участие в разработке марксистского учения о литературе и искусстве. Ряд областей марксистской науки является в значительной мере результатом самостоятельного вклада Энгельса. К их числу относятся: учение о диалектических закономерностях в природе и в естествознании, диалектико-материалистическое учение об армии и военном деле и др.

Маркс и Энгельс настаивали на единстве революционной теории и практики международного рабочего движения. Они совместно разработали научную программу, стратегию и тактику пролетариата, обосновали его всемирно-историческую роль как творца нового общества, необходимость создания его революционной партии, осуществления социалистической революции и установления диктатуры пролетариата. Маркс и Энгельс явились пропагандистами пролетарского интернационализма и организаторами первых международных объединений рабочего класса — Союза коммунистов и 1-го Интернационала. Приверженность принципам интернационализма они рассматривали как неотъемлемую черту подлинно пролетарской партии. Маркс и Энгельс постоянно указывали на творческий характер революционной теории.

Особенно велики заслуги Энгельса в последние годы жизни. Он развил марксистскую науку, обогатил марксистскую стратегию и тактику новыми теоретическими обобщениями, развернул борьбу против оппортунизма и левого сектантства, против догматизма в социалистических партиях. Работая над завершением 3-го тома «Капитала», Энгельс в своих дополнениях к нему подметил некоторые черты, свойственные новому периоду развития капитализма — империализму.

В «Манифесте коммунистической партии» Маркс и Энгельс рассматривали насильственную антикапиталистическую революцию как завершающую стадию классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией. Но после поражения революций 1848-49 годов они преодолели свои иллюзии относительно близости антикапиталистической революции, что позволило им более трезво оценить повседневную борьбу пролетариата за свои права в рамках буржуазного общества. Они стали говорить о возможности мирных социалистических преобразований, учитывая расширение избирательного права в европейских странах во второй половине XIX века. Так, во введении к переизданию работы Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 гг. » Энгельс писал, что «рабочие стали оспаривать у буржуазии каждую выборную должность, если при замещении ее в голосовании участвовало достаточное количество рабочих голосов. И вышло так, что буржуазия и правительство стали гораздо больше бояться легальной деятельности рабочей партии, чем нелегальной, успехов на выборах,  — чем успехов восстания». [3]

Личные признания.

Фридрих Энгельс бывал часто в гостях у семьи Карла Маркса и однажды он заполнил анкету в дневнике Женни Маркс, дочери Карла Маркса. Перевод с английского языка:

Ваша любимая добродетель? Весёлый характер.
Какие качества Вам нравятся в мужчинах? То, что они сами заботятся о своих делах.
Какие качества Вам нравятся в женщинах? То, что они не разбрасывают вещи.
Ваше главное качество? Всё полузнать.
Как Вы представляете счастье? Шато Марго 1848 года разлива.
Как Вы представляете несчастье? Это когда нужно идти к зубному врачу.
Порок, который Вы легко прощаете? Неумеренность всех видов.
Порок, который Вы ненавидите? Лицемерие.
К кому Вы испытываете антипатию? К жеманным, надменным дамам.
Человек, который Вам нравится меньше всего? Сперджен.
Ваше любимое занятие? Дразниться и быть дразнимым.
Ваш любимый герой? Нет такого.
Ваша любимая героиня? Их слишком много, чтобы всех перечислить.
Ваш любимый поэт? Рейнеке-Лис,  Шекспир,  Ариосто и т.  д.
Ваш любимый писатель? Гёте,  Лессинг, доктор Самельсон.
Ваши любимые цветы? Синие колокольчики.
Ваш любимый цвет? Все цвета, кроме анилиновых красителей.
Ваше любимое холодное блюдо? Салат.
Ваше любимое горячее блюдо? Ирландское рагу.
Ваш любимый основной принцип? Такового не иметь.
Ваш любимый девиз? Относиться ко всему легко

 

Память.

  • В 1931 году в Энгельс переименован город Покровск Саратовской области.
  • В 1945 году одна из берлинских гимназий была переименована в его честь. Это имя она носит по сей день.
  • В честь Энгельса в Германской Демократической Республике 8 мая 1970 года была учреждена Премия Фридриха Энгельса в 3 степенях, для награждения за выдающиеся научные заслуги.
  • В 1959 году на базе Высшей офицерской школы ННА ГДР была основана Военная академия им. Фридриха Энгельса.

В названии улиц, площадей.

  Памятная доска в Ростове-на-Дону

  • Согласно классификатору адресов России (КЛАДР) в России имя Энгельса в 2013 году носит 455 улиц, проспектов и площадей[4].
  • В родном городе Энгельса Вуппертале одна из улиц названа в его честь (Friedrich-Engels-Allee).
  • Улица Энгельса в Ростове-на-Дону переименована в её историческое название Большая Садовая, но на одном из зданий улицы осталась памятная доска в честь прежнего названия.
  • Улица в Минске[5].
  • Улица и переулок в Великом Устюге.
  • Именем Энгельса назван проспект в одном из спальных районов Санкт-Петербурга.
  • Улица в Челябинске.

В нумизматике.

  • В 1985 году Государственным банком СССР выпущена юбилейная монета в честь Фридриха Энгельса.

В филателии.

  • Впервые Фридрих Энгельс был изображен на почтовой марке Венгерской Советской Республики (1919).

detectivebooks.ru

Лучшие книги Фридриха Энгельса: список из 6 шт.

Начиная изучать творчество писателя - уделите внимание произведениям, которые находятся на вершине этого рейтинга. Смело нажимайте на стрелочки - вверх и вниз, если считаете, что какое-то произведение должно находиться выше или ниже в списке. В результате общих усилий, в том числе, на основании ваших оценок мы и получим самый адекватный рейтинг книг Фридриха Энгельса.

  • 1.

    0

    поднять опустить Анти-Дюринг. Диалектика природы (сборник)

    В этот сборник включены два произведения Фридриха Энгельса – «Анти-Дюринг» и «Диалектика природы». «Анти-Дюринг» стал одним из основополагающих произведений в советской философии. Состоит из трех частей: в первой Энгельс размышляет о соперничестве материалистической философии и идеалистической, во второй – развивает экономическую теорию Маркса, а третью посвящает социализму как результату развития общества. В «Диалектике природы» Энгельс ставил задачу обобщить достижения в области естествознания и отыскать диалектические законы, которые руководят естественным ходом природы. ... Далее

  • 2.

    0

    поднять опустить Принципы коммунизма

    «Принципы коммунизма» великого немецкого мыслителя, общественно-политического деятеля Фридриха Энгельса являются теоретической основой марксисткой теории. В своем труде автор рассказывает об отличии труда пролетариата от ремесленников и крепостных, последствиях промышленной революции и новом общественном строе. Изложенные принципы деятельности пролетарской партии являются частью известного «Манифеста коммунистической партии» Карла Маркса и Фридриха Энгельса. ... Далее

  • 3.

    0

    поднять опустить Крестьянский вопрос во Франции и Германии»

    «Крестьянский вопрос во Франции и Германии» – статья знаменитого немецкого философа, одного из основателей марксизма Фридриха Энгельса (нем. Friedrich Engels, 1820 – 1895).*** В этом произведении автор пишет о том, как развитие капитализма и крупной промышленности влияет на жизнь крестьян, и о том, что им предлагают французские и немецкие социалисты. Он проводит сравнительный анализ программ социалистических партий Германии и Франции. Фридрих Энгельс был известен не только в Европе, но и в Российской империи. Хотя он и не дожил до Октябрьской революции, еще задолго до нее поддерживал российское революционное движение и борьбу против царизма. ... Далее

  • 4.

    0

    поднять опустить Происхождение семьи, частной собственности и государства

    «Происхождение семьи, частной собственности и государства» – один из самых известных трудов выдающегося немецкого философа и мыслителя 19 века Фридриха Энгельса. Это фундаментальное произведение стало одним из основополагающих в развитии марксизма. В книге автор раскрывает вопросы первоначальной истории, процесс образования классового общества, построенного на частной собственности, подробно рассматривает процесс развития семейных отношений. Автор отстаивает позицию о неизбежном отмирании классового общества и государства с последующей победой коммунизма. Книга являет собой ценный материал для философов, политологов, социологов, а также для всех, интересующихся проблемами развития общества в целом. ... Далее

  • 5.

    0

    поднять опустить Анти-Дюринг. Диалектика природы

    Произведение Фридриха Энгельса «Переворот в науке, произведённый господином Евгением Дюрингом» стало известным во всем мире под названием «Анти-Дюринг». Книга включает в себя три части: философия, политическая экономия и социализм. Труд Энгельса стал основополагающим произведением диалектического материализма, одним из источников революционной теории марксизма, в значительной мере повлиявшим на ход истории 20 века. ... Далее

  • 6.

    0

    поднять опустить Принципы коммунизма

    «Принципы коммунизма» были написаны Ф. Энгельсом в октябре-ноябре 1847 года по поручению окружного комитета союза коммунистов в Париже как проект программы первого международного союза коммунистов в форме ответов на вопросы, разъясняющие научные положения марксовой теории. В этой работе Ф. Энгельс обосновал тактические принципы действия пролетарской партии и даже предложил мероприятия, позволяющие завоевавшему власть пролетариату осуществить переход от капитализма к социализму. Представляет большой интерес и ответ на вопрос: «Чем отличаются коммунисты от социалистов?». Теоретические положения, изложенные в «Принципах», вошли в написанный К. Марксом и Ф. Энгельсом и опубликованный впервые в феврале 1848 года в Лондоне «Манифест коммунистической партии». ... Далее

Комментарии:

knigi-avtora.ru

Ушков А.М. Книга Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» в преподавании научного коммунизма. I. Рукописное наследие К. Маркса и книга Ф. Энгельса

Ушков А.М.

 

М.: Издательство Московского университета, 1987. – 84 с.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

 

I. Рукописное наследие К. Маркса и книга Ф. Энгельса

 

Известно что на рубеже 70–80-х годов XIX в. К. Маркс проводил специальное исследование первичных социальных структур докапиталистических формаций, что и зафиксировано в подробных конспектах книг М.М. Ковалевского (1851–1916) «Общинное землевладение, причины, ход и последствия его разложения» и Л. Моргана (1818–1881) «Древнее общество, или исследование линий человеческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации», а также в черновых набросках и окончательном варианте ответа на письмо В.И. Засулич (1849–1919).

Для нас эта важная веха в творческой биографии Маркса знаменует поворот его научных интересов в сторону изучения не просто общины и рода, их места во всемирной истории, но и характера их разрушения и деформации капитализмом в обличии колониализма. Наиболее же актуально то, что Маркс затрагивал вопросы создания субъективных и объективных предпосылок социалистического переустройства общества, исторически задержавшегося в своем поступательном развитии1.

Важно и то, что подход Маркса к социально-классовой структуре колониальной и зависимой «периферии» капитализма с точки зрения социалистической перспективы человечества разрушает бытующие в буржуазной историографии европоцентристские представления о Марксе и марксизме. Не менее важно и то, что К. Маркс и Ф. Энгельс видели в крестьянстве колониальных и зависимых стран потенциального массового союзника пролетариата. Таким образом, внимание основоположников марксизма к проблемам общинно-родовой структуры представляет отнюдь не только сугубо [c. 7] академический интерес, а до сих пор носит черты политической злободневности, касаясь исторических судеб народов Востока. Поэтому вполне объяснимо, что эта проблема в настоящее время переросла рамки теоретических исследований и стала необходимым содержанием учебников и учебных пособий по историческому материализму и научному коммунизму2.

После ХХVII съезда КПСС внимание к проблемам социально-политического развития освободившихся стран и народов Востока приобретает все большую теоретическую глубину и актуальность. Говоря о необходимости глубокого изучения живого наследия имеющих тысячелетнюю историю государств Азии, пробудившейся в XX в. к новой жизни, М.С. Горбачев в своей речи во Владивостоке (28.7.86 г.) отметил: «У каждой страны – свой общественный и политический отрой со всеми мыслимыми оттенками, свои традиции, достижения и трудности, свой образ жизни и верования, свои убеждения и предубеждения, свое понимание духовных и материальных ценностей. У каждой есть чем гордиться и что отстаивать в сокровищница общечеловеческой цивилизации»3.

Демонстрируя уважительное отношение к огромной исторической глубине и многообразию творческого наследия народов Востока и учитывая усложненность современного мирового исторического и революционного процесса, следует постоянно иметь в виду, что сегодня как никогда недопустима механическая апелляция к той или иной букве теоретического наследия классиков марксизма-ленинизма, а необходим должный учет характера современной эпохи и специфики процессов, происходящих в зоне национального и социального освобождения. «Сегодня мало просто знать, что говорил и писал Маркс. Это знают и [c. 8] наши идейные противники. Их борьба с учением Маркса стала более тонкой и изощренной. Она включает в себя попытки девальвировать марксизм, ограничить сферу его применимости и даже перетянуть на свою сторону, манипулируя вырванными из контекста цитатами, сбить с толку миллионные массы людей в освободившихся странах, не искушенных в политике, но втягиваемых в водоворот коренных социально-экономических изменений»4. Естественно, что уважение и внимание к многообразному опыту борьбы народов Востока за свободу и независимость не исключает строгого и беспристрастного анализа пройденного пути и накопленного опыта. Неизбежное обращение в этом случае к методологическим подходам Маркса и Энгельса подразумевает учет той методологической гибкости, которую демонстрировали в свое время основоположники научного коммунизма, сталкиваясь с опытом народов России и стран Востока. «Если попытаться кратко сформулировать основные проблемы, с которыми столкнулся Маркс, – пишет И.К. Пантин, – то можно оказать, что в 70-е – начало 80-х годов он вплотную подходит к пониманию специфических особенностей западноевропейских схем исторического характера. Всемирно-историческое развитие явно не ухватывалось этими схемами. Примером тому как раз была «русская ситуация», в которой крупная капиталистическая промышленность внедрялась в общественный организм, в других отношениях слабо затронутый историческим движением»5. И далее, подмечая обращение К. Маркса к крестьянской проблематике, к исследованию родо-племенных и общинно-патриархальных структур не только российского, но и других восточных обществ, И.К. Пантин продолжает свою мысль: «Должна ли Россия – а вопрос касался не только России, а всего неевропейского мира – для превращения в общество с современной экономикой разрушить общинное землевладение? Или она сможет воспринять достижения буржуазной цивилизации, прежде всего крупное промышленное [c. 9] производство, не превращая бывших общинников в пролетариев и пауперов? Эти вопросы становятся предметом напряженных размышлений Маркса в самом начале 80-х годов XIX века»6.

Социально-политическое существо дела, не представляющее секрета для Маркса, состояло в том, что первичный капитализм в Великобритании и других европейских странах первого эшелона капиталистического развития, разоряя добуржуазное крестьянство, превращал людей в пауперов и люмпенов прежде, чем превратить часть из них в фабрично-заводской пролетариат. Со второй половины XIX в. мелкобуржуазное крестьянство и люмпен-пауперские массы не раз оказывалась союзниками буржуазии в антипролетарской борьбе. Вопрос состоял в том, чтобы пролетариат склонял на свою сторону эту массу мелкобуржуазных элементов, что и нашло выражение в выводе основоположников марксизма о необходимости дополнить пролетарскую революцию вторым изданием крестьянской войны. Этот вывод впоследствии явился теоретической предпосылкой ленинской идеи союза рабочего класса с непролетарскими слоями трудящихся и прежде всего с крестьянством.

В странах второго эшелона капиталистического развития (Россия, Германия, Япония) вопрос о союзниках пролетариата стоял особенно остро. Но во времена Маркса и Энгельса результаты противоборства капитализма и колониализма с общиной были вовсе не столь очевидны. Существуют свои теоретические и практически-политические трудности, связанные с пониманием характера разложения общины, формирования мелкобуржуазного крестьянства и массовых люмпен-пауперских слоев и в Современных нам странах Востока, представляющих исторически третий эшелон капиталистического развития.

Однако посмотрим, как и в каком направлении стимулировало развитие мысли Маркса его знакомство с книгами М. Ковалевского и Л. Моргана, с вопросами, поставленными В. Засулич.

Известно, что Ковалевский признавал прямое и [c. 10] опосредованное влияние Маркса на свой труд. Возможно, что Ковалевский также был знаком с работой Л. Моргана к моменту написания своей книги. Но известно и то, что сути марксизма Ковалевский так и не понял, а его политические взгляды были в свое время подвергнуты острой критике со стороны В.И. Ленина.

В конспекте Маркса подчеркивается и развивается мысль Ковалевского, что община носит не уникально русский, а всемирный характер, что распад общины – явление мирового масштаба. Здесь же отметим, что книга Ковалевского объективно противостояла идеализации общины как со стороны славянофилов, так и народников, хотя и Ковалевский, и Маркс подчеркивали необыкновенную устойчивость общины.

Высоко оценил Маркс и то, что интуитивно было уловлено Ковалевским: диалектику превращения родовой общины в сельскую через стадию семейной (квазиродовой) общины.

Из конспектов следует, что Маркс часто полемизирует с Ковалевским, уточняет некоторые позиции. Там, где Ковалевский говорит о землевладении, Маркс употребляет понятия собственности на землю, распоряжения землей и землепользования (возделывания земли). Маркс к тому же строго различает общинную, государственную и частную собственность, не отождествляет её с имуществом, земельной собственности с поземельными отношениями. Более логичен в своем конспекте Маркс и в том случае, когда говорит о последовательной смене пользования, владения и распоряжения землей в семейной общине и когда прослеживает тенденции становления индивидуальной, семейной и общинной собственности на движимое имущество, в том числе орудия труда. Очень важно, с его точки зрения, что первичной частной собственностью выступила территория крестьянского двора (усадебная земля)7.

Конспект Маркса позволяет проследить его взгляда на складывание государственной власти на Востоке. В отличие от Ковалевского, акцентировавшего юридическую сторону формирования «центральной администрации», Маркс вполне конкретно [c. 11] говорит о процессе перерождения общинного самоуправления и процессе генезиса государства. Прослеживая динамику власти и собственности на Востоке, Маркс объяснял феномен всеобщего деспотизма условиями производства и поземельных отношений, видел в первичной государственности, переходной по отношению к классовому типу господства, надобщинную власть, основанием которой служил ряд автаркических общин8. В то же время Маркс отмечал, что складывающееся государство неизбежно деформирует внутриобщинные связи. Особенно ярко это можно проследить на примере превращения традиций коллективизма и взаимопомощи в свою противоположность – круговую поруху как форму реализации налоговой политики и подавления тружеников-общинников надобщинным государством.

Что касается соотношения колониального государства и общины, то Маркс был согласен с тем, что колониализм разрушает общинные порядки, будь то в Мексике или Перу, Индии или Алжире. По Марксу, цель колонизаторов везде и всегда одна: уничтожение туземной коллективной (у Ковалевского – общинной) собственности, превращение ее в предмет свободной купли-продажи, с тем, чтобы в конце концов она перешла в руки колонизаторов9.

В очень подробном конспекте книги Л. Моргана Маркс мало полемизирует с автором, высоко оценивая его стихийно-материалистический подход к древней истории человечества. Поддерживая многие положения Моргана, Маркс, а вслед за ним и Энгельс во многом способствовали пробуждению интереса к его книге, вокруг которой буржуазные авторы организовали буквально «заговор молчания». Впоследствии, когда замалчивать идеи Моргана уже было невозможно, нападки на Моргана зачастую оказывались прикрытыми выступлениями против Маркса и Энгельса. С другой стороны, и Маркс, и Энгельс считали Моргана основоположником науки о первобытном обществе. Разумеется, конспекты работы Моргана не носят характера простых выписок: и в последовательности конспектируемых глав, и в примечаниях к цитатам критическое восприятие текста Моргана очевидно. [c. 12] Достаточно сказать, что Маркса вовсе не устраивала терминологическая непоследовательность Моргана, писавшего об «идее собственности» после изложения «идеи управления» в древнем обществе10.

Разумеется, среди сегодняшних читателей Моргана найдется мало таких, кто чрезмерно сближает его позиции с позициями Энгельса в идейном и мировоззренческом отношении, тем более отождествляет их. Стихийный материалист и добросовестный буржуазный исследователь Морган действительно не был даже революционным демократом, и прогнозирующая сила его концепции несравнима о идеями Энгельса, но упреки в том, что он не овладел диалектико-материалистическим мировоззрением, не понял того, что есть производительные силы11 – всё же, думается, бьют мимо цели. Дело в том, что подобные упреки в адрес Моргана снимаются тем, что книга Моргана была создана в результате самостоятельных кропотливых исследований и вплоть до начала 80-х годов открытия Моргана оставались неизвестными Марксу и Энгельсу, а самому Моргану так и не удалось до конца жизни познакомиться с их работами12. Значение книги Моргана особенно велико в той части учения Маркса и Энгельса, которая посвящена их взглядам на первобытнообщинный строй, на исторически первую общественно-экономическую формацию. Не следует игнорировать и то, что Морган в своем оптимистическом видении будущего человеческой цивилизации приближался к утопическому социализму: «Гибель общества (буржуазного. – А.У.) должна стать конечным результатом исторического поприща, единственной целью которого оказывается богатство; ибо такое поприще содержит в себе элементы своего [c. 13] собственного разрушения. Демократизм в управлении, братство в общественных отношениях, равенство в правах, всеобщее образование будут характеризовать следующий высший социальный строй, к которому неуклонно стремятся опыт, разум и знание. Он будет возрождением, но в высшей форме, свободы, равенства и братства древних родов»13.

Следует всячески подчеркнуть также традицию обличения европейских колонизаторов, которую поддержали Ковалевский и Морган, а вслед за ними Маркс и Энгельс.

Разумеется, подходы Маркса к истории древнего общества не могли повторять идеи Моргана, были более глубокими и последовательными. Морган явно преувеличивал роль и значение субъективного фактора в исторической эволюции первобытного человечества, видел главный источник детерминации исторического процесса в духовной к институциональной (развитие идеи управления) сфере. Он склонен был также без достаточных оснований представлять чрезмерно древним такое развитое социальное явление как коллективизм, тогда как для Маркса «коммунистические начала в быту» вовсе не ассоциировались с этапом полуживотного существования наших предков. Вместе с тем Маркс стремился подчеркивать большую социальную зрелость семьи, чем брака, который существовал и тогда, когда семьи еще не было. Маркс (как и Энгельс впоследствии) был более последователен, утверждая, что род исторически предшествовал семье, а матриархат – патриархату.

Касаясь рода и производных от него социальных институтов, Маркс прямо говорит о том, что отдельная человеческая личность, растворенная в родовом организме, начинает подниматься над родом и отрываться от него лишь в эпоху формирования патриархальной семьи14. Связывая древность с современностью, Маркс делает важнейший вывод: «Современная семья содержит в зародыше не только servitus (рабство), но и [c. 14] крепостничество, так как она с самого начала связана с земледельческими повинностями. Она содержит в миниатюре все те антагонизмы, которые позднее широко развиваются в обществе и в его государстве»15. Именно в семье видели Морган и Маркс первичную «организацию для создания собственности»16. Не менее важной представляется мысль Моргана, что в определенных условиях род может как бы окаменеть, превратиться в свою противоположность, в касту. В полном согласии с Морганом Маркс считал, что по мере развития производительных сил, совершенствования форм хозяйственной деятельности первичный род, с одной стороны, трансформировался в племя и семью, а другой стороны – в касту и общину.

Что касается проблемы генезиса частной собственности, то Маркс и Морган, связывая этот процесс с появлением семьи, считали, что на пороге цивилизации частная собственность ухе достаточно укоренилась, а богатство в зависимости от конкретного типа хозяйственной деятельности начало ассоциироваться с обладанием либо скотом, либо землей.

Логически и исторически оправданным было внимание Маркса к очень важному переходному этапу от родового строя к государству, от родового к политическому обществу. Складывание территориальной организации населения было первым признаком рождающегося государства. Вытеснение кровнородственных связей производственно-территориальными в производящем хозяйстве эпохи неолитической революции (термин неизвестный во времена Маркса. – А.У.) лежало в основе этого знаменательного процесса. Эпицентром политической жизни становились города. Однако в отличие от греко-римского (полисного) варианта в кочевых обществах или в тех, где деревня была основой хозяйственной жизни, а община – социальной, этот процесс имел свою специфику и Маркс вполне осознавал это, предостерегая от неправильной универсализации выводов Моргана.

В связи с этим очень актуальной и существенной представляется мысль И.Л. Андреева о явно недостаточном внимании современных исследователей к рукописям-конспектам Маркса [c. 15] как самостоятельному теоретическому произведению, о соотношении конспектов Маркса и созданной на их основе работе Энгельса: «В несравненно более известной книге Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», естественно, все замечания, дополнения, реплики Маркса найти отражения не могут. Да и проблемы истории Востока в книге Энгельса также в значительной мере остались в тени, что, впрочем, неправомерно трактовать в духе его отказа от прежних взглядов и выводов, касавшихся специфики становления классов и государств в древневосточных цивилизациях...»17

В плане прежде всего методическим изучение работы Энгельса сегодня нельзя проводить в отрыве от конспектов Маркса. Тем более, что подобный отрыв вольно или невольно дает аргументы в пользу тех буржуазных авторов, кто сознательно противопоставляет Маркса Энгельсу.

Конспект Маркса, учет его идей из других работ позволяют заключить, что исторически значимы были по крайней мере два пути генезиса государства – социально-деспотический и военно-демократический; что ни один из этих путей не может считаться ни универсальным, ни строго региональным; что противопоставление деспотизма, как якобы типично «восточного» феномена, древней демократии как продукту Запада носит умозрительный, идеологически не безобидный характер, поскольку дает основания «для поиска призрака восточной деспотии в любых (даже современных) формах хозяйственной централизации, государственного планирования и общественной собственности на землю»18.

Кроме того, что идеи марксовых конспектов имеют самостоятельное теоретическое значение, они позволяют в нашем случае адекватно понять его известные наброски письма к В. Засулич. Внимательное знакомство с полемикой, вызванной публикацией «Капитала» в России, позволило Марксу еще в 1877 году решительно отвергнуть попытки Михайловского превратить его «исторический очерк возникновения капитализма в Западной [c. 16] Европе в историко-философскую теорию о всеобщем пути, по которому роковым образом обречены идти все народы, каковы бы ни были исторические условия, в которых они оказываются, – для того, чтобы прийти в конечном счете к той экономической формации, которая обеспечивает вместе с величайшим расцветом производительных сил общественного труда и наиболее полное развитие человека»19.

Разрешая сомнения и давая ответы на вопросы Засулич, Маркс подготовил четыре (!) наброска письма, что говорит о его пристальном и ответственном внимании к возникшей проблеме. Исходя из того, что община является универсальным мировым институтом (а не только лишь русским), Маркс по существу предостерег и от преувеличения стихийной «социалистичности» крестьянина, и от недооценки его революционного потенциала. Причем его революционность станет в подлинном смысле актуальной, когда «выбитый» из общины крестьянин станет фабрично-заводским рабочим. Остальные же выходцы из общины неизбежно пополнят люмпен-пауперскую среду, составят своеобразный аполитичный резерв реакционных и контрреволюционных сил. Обуржуазивание одних, пауперизация других, пролетаризация третьих – такова была перспектива добуржуазного крестьянства, очерченная Марксом. Вместе с тем, далекий от идеализации общины, Маркс вовсе не абсолютизировал западноевропейскую схему социального развития. Главным для него были поиски доказательств многолинейности общественного развития20.

Конечный вывод Маркса явился результатом тщательного изучения не только российской действительности: «Анализ, представленный в «Капитале», не дает, следовательно, доводов ни за, ни против жизнеспособности русской общины. ...Чтобы она могла функционировать как таковая, нужно было бы прежде всего устранить тлетворные влияния, которым она подвергается со всех сторон, а затем обеспечить ей нормальные условия [c. 17] свободного развития»21. Община обречена на разложение, если Россия пойдет по капиталистическому пути. Революция, открывающая перспективы развития к социализму минуя капитализм, может спасти русскую общину. В январе 1882 г. Маркс и Энгельс в совместном предисловии ко второму русскому изданию «Манифеста Коммунистической партии» писали: «Если русская революция послужит сигналом пролетарской революции на Западе, так что обе они дополнят друг друга, то современная русская общинная собственность на землю может явиться исходным пунктом коммунистического развития»22.

Рассуждая об исторических судьбах общины, Маркс никогда не упускал из виду ее внутреннюю противоречивость, заключенную в ней возможность развития в противоположных направлениях. Эта концепция дуализма крестьянской земледельческой общины представляется одним из наиболее важных теоретических моментов в набросках ответа Засулич.

В структурно-функциональном отношении Маркс рассматривал общину как институт, присущий всем докапиталистическим формациям. «История... показывает нам, – говорится во Введении к «Экономическим рукописям 1857–1859 годов», – общую собственность... как более изначальную форму, – форму, которая ещё долго играет значительную роль в виде общинной собственности»23. В то же время генетически земледельческая община (индийского и русского типа) была отнесена им к последнему этапу архаической формации, первобытнообщинного строя. Таким образом, земледельческая община оказалась продуктом и вершиной первобытнообщинного строя и исходной точкой вторичной формации. В том, что дело обстояло именно так, убеждают слова Маркса: «Земледельческая община, будучи последней фазой первичной общественной формации, является в то же время переходной фазой ко вторичной формации, т.е. переходом от общества, основанного на общей собственности, к обществу, основанному на частной собственности. Вторичная формация [c. 18] охватывает, разумеется, ряд обществ, основывающихся на рабстве и крепостничестве»24. Следует предположить, как это делают многие советские исследователи25, что подобное членение исторического процесса понадобилось Марксу для углубленного рассмотрения структуры докапиталистического этапа развития человечества.

Сегодня уже не вызывает сомнения, что тогда, в 1881 году, Маркс имел вполне определенные представления и о «третичной формации» (коммунизме), что вполне подтверждается следующим фрагментом: «Отношения личной зависимости (вначале совершенно первобытные) – таковы те формы общества, при которых производительность людей развивается лишь в незначительном объеме и в изолированных пунктах. Личная независимость, основанная на вещной зависимости, – такова вторая крупная форма, при которой впервые образуется система всеобщего общественного обмена веществ, универсальных отношений, всесторонних потребностей и универсальных потенций. Свободная индивидуальность, основанная на универсальном развитии индивидов и на превращении их коллективной, общественной производительности в их общественное достояние, – такова третья ступень»26.

В связи с этой «третьей ступенью», в которой отчетливо просматривается «третичная формация» , его интересовали не только определение места и роли общины в прошлом, ее особая историческая устойчивость на всех этапах развития эксплуататорского общества, но и грядущие судьбы соотношения коллективистских и частнособственнических элементов, демократических и деспотических тенденций во внутриобщинном развитии.

Открытие Маркса состояло в том, что в экономическом [c. 19] плане дуализм общины заключался в противостоянии первобытно-коллективной и динамично растущей частной собственности, в социальном отношении – в противоречивом единстве уравнительно-демократических традиций, традиций совместного труда и взаимопомощи и привилегий общинной верхушки в отношении имущества и власти, в историческом плане – в коллективизме, берущем начало в социальной консолидации рода, и противостоящем ему росте частнособственнических тенденций, связанных о имущественной дифференциацией общины27. Если говорить о формационной принадлежности различных типов общины, то, по Марксу, кровнородственная община соответствует первобытнообщинной (первичной) формации, а высшая форма общины (соседская, земледельческая) уже является социальным элементом классовых обществ, хотя возникает в момент перехода от первичной формации ко вторичной. Дуализм общины делает понятными внутренние причины как ее устойчивости, так и ее разложения. Что же касается внешних воздействий на общину, то известно, что капитализм, например, влечет за собой гибель общины, но в колониальных и зависимых странах община может продержаться достаточно долго. Знание дуалистической природы общины и сегодня проливает дополнительный свет на попытки использования традиционных ценностей общины на путях некапиталистического развития. В современных условиях апология общинных порядков зачастую чревата идеализацией коллективистско-демократических пережитков общины, игнорированием ее отрицательных сторон, что, как известно, характерно для утопического сознания.

Таково в самых общих чертах то фактологическое и теоретическое богатство, которое было обнаружено Марксом в трудах Моргана и Ковалевского, подвергалось первичной оценке и обработке в ответах на вопросы Засулич, нашло отражение в подготовительных материалах, поступивших в распоряжение Энгельса.

Открытый Марксом дуализм общины открывал простор и давал методологическую основу для исследования процесса перехода от первичной формации ко вторичной, которое еще [c. 20] предстояло выполнить. К тому же в обнаруженном дуализма общины содержалась потенция расхождения исторических путей развития конкретных обществ. Однако Маркс очень скромно оценивал свою заслугу в анализе этой проблемы: «Историю разложения первобытных общин... ещё предстоит написать. До сих пор мы имеем только скудные наброски»28.

Следующий шаг в этом направлении сделал Энгельс, который рассматривал свою книгу как «в известной мере выполнение завещания» Маркса. [c. 21]

 

Примечания

 

1 Предметом специального анализа названные рукописи К. Маркса стали в работах советских и зарубежных исследователей-марксистов, из которых следует отметить книги: Андреев И.Л. Рукописная страница истории марксизма. М., 1985; Тер-Акопян Е.Б. К истории понятия «первичная формация» (концепция первобытного общества в произведениях К. Маркса) // Марксизм и проблемы социального прогресса. М., 1986. С. 193–208.

Вернуться к тексту

2 См.: Зотов В.Д. Исторический материализм: О проблемах единства и многообразия общественного развития Запада и Востока. М., 1985; Философия: Основные идеи и принципы. М. 1985. С. 348–352.

Вернуться к тексту

3 Перестройка неотложна, она касается всех и во всем: Сб. материалов о поездке М.С. Горбачева на Дальний Восток, 25–31 июля 1986 г. М., 1986. С. 19.

Вернуться к тексту

4 Андреев И.Л. Указ. соч. С. 13–14.

Вернуться к тексту

5 Пантин И.К. «Российские сюжеты» в творчестве К. Маркса: история и современность // Вопросы философии. 1983. № 5. С. 93.

Вернуться к тексту

6 Там же.

Вернуться к тексту

7 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 45. С. 172.

Вернуться к тексту

8 Там же. Т. 46. Ч. 1. С. 463–464.

Вернуться к тексту

9 Там же. Т. 45. С. 219.

Вернуться к тексту

10 Там же. С. 257.

Вернуться к тексту

11 См.: Гурьев Д.В. Современное значение работы Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» (к 100-летию выхода в свет) // Философские науки. 1984. № 3. С. 54–62.

Вернуться к тексту

12 См.: Тер-Акопян Н.Б. Подход Маркса и Энгельса к истории первобытного общества и некоторые вопросы теории Моргана // Советская этнография. 1980. № 5. С. 17.

Вернуться к тексту

13 Морган Л.Г. Древнее общество или исследование линий человеческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации. Л., 1934. С. 329.

Вернуться к тексту

14 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 45. С. 245, 249, 250.

Вернуться к тексту

15 Там же. С. 249–250.

Вернуться к тексту

16 Там же. С. 266.

Вернуться к тексту

17 Андреев И.Л. Указ. соч. С. 180.

Вернуться к тексту

18 Там же С. 191.

Вернуться к тексту

19 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 19. С. 120.

Вернуться к тексту

20 См.: Пантин И.К. «Российские сюжеты» в творчестве Маркса... С. 95.

Вернуться к тексту

21 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 19. С. 251.

Вернуться к тексту

22 Там же. Т. 19. С. 305.

Вернуться к тексту

23 Там же. Т. 46. Ч. I. С. 24.

Вернуться к тексту

24 Там же. Т. 19. С. 419.

Вернуться к тексту

25 См.: Андреев И.Л. Указ. соч. С. 213-231; Бородай Ю.М., Келле В.Д., Плимак Е.Г. Наследие К. Маркса и проблемы теории общественно-экономической формации. М., 1974.

Вернуться к тексту

26 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч. I. С. 100–101.

Вернуться к тексту

27 См.: Андреев И.Л. Указ. соч. Т. 218–219.

Вернуться к тексту

28 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 19. С. 402.

Вернуться к тексту

 

Сайт создан в системе uCoz

grachev62.narod.ru