Эрмики, придворные, шестипалые. Эрмики книга


Кто такие «эрмики» и почему их боятся крысы?. Тюменские известия. Новости Тюмени.

Кошки — это кошки. Они как бы «сами по себе». И домой их берут «просто так». Но потом получается, что и котейкам без ваших тёплых рук не обойтись, и вам без них уюта не хватает. А если заглянуть в мировую летопись, особенно на те страницы, где говорится о войнах и катаклизмах, можно убедиться: кошки спасают людей не только от тоски и одиночества…

Четвероногие воины

Одна из самых недавних (по хронологическим меркам) историй такого спасения — Ленинградская блокадная. Когда во время Великой Отечественной войны голодающие ленинградцы съели всех кошек, город заполнили полчища крыс. Выжившие блокадники потом рассказывали, как серых тварей отстреливали специальные бригады. Грызунов даже пытались давить танками. Ничего не помогало. Крысы питались трупами, которыми были заполнены улицы блокадного города, нападали на ещё живых, но обессиленных людей, пробирались в квартиры и подъедали последние припасы. Мало того, они добрались до Эрмитажа и принялись уничтожать произведения искусства великих мастеров!

Нужно было срочно что-то предпринимать. Сразу после прорыва блокады в 1943 году Ленсовет издал постановление о принятии мер к спасению города от крыс. В Ленинград привезли ярославских дымчатых кошек, за которыми закрепилась слава лучших крысоловов. Мурок мгновенно расхватали. Спустя какое-то время «боевые отряды» грызунов значительно поредели. Однако в Эрмитаже они продолжали чувствовать себя хозяевами.

И тогда город на Неве обратился за помощью к сибирякам. Первыми откликнулись тюменцы, которые на славную битву с вредителями художественных ценностей снарядили свыше двухсот своих питомцев. Позднее ещё около пяти тысяч кошек были отправлены в Ленинград из Тюмени, Ишима, Ялуторовска, Заводоуковска, Омска и Иркутска. Четвероногие сибирские «воины» в два счёта разделались с врагом, оставив о себе добрую память и… многочисленное потомство. Так что большинство сегодняшних питерских кошек имеют сибирские корни.

Современные петербуржцы не забыли о подвиге мохнатых героев. Уже в наши дни на Малой Садовой улице в Питере установили скульптуры кошки Василисы и кота Елисея. А на улице Якубовича открылось кафе «Кошачья республика», где в довольстве живут девятнадцать маленьких хищников. Среди них и «эрмики» — эрмитажные «охранники» на пенсии. У кошек здесь просторные апартаменты и есть всё, что мило их сердцу: горки, лесенки, когтеточки. Даже трон подходящего для былинного богатыря размера. На нём могут уместиться сразу несколько обитателей «Республики». Дерут они этот трон когтями нещадно, и никто их, разумеется, за это не отчитывает.

В гости к «республиканцам» следует заблаговременно записываться. Желающих пообщаться с усатыми друзьями много. А после можно посидеть за столиком кафе, выпить чаю с фирменным «кискейком» и накупить авторских сувениров на память.

Котов — ко двору!

Вообще-то, коты несут службу в Эрмитаже с момента его основания в XVIII веке. Положил этому начало якобы сам царь Пётр, который привёз из Голландии крупного котяру и поселил его в старом Зимнем дворце. А императрица Елизавета Петровна дала идее развитие, издав «Указ о высылке ко двору котов». При ней самых шустрых представителей кошачьего племени принимали на службу для защиты дворца от грызунов. Сам казанский хан прислал царице в подарок отборных крысоловов!

Великая Отечественная война уничтожила старую династию питерских кошек. А прижившиеся в Эрмитаже после блокады «сибиряки» исправно несли службу вплоть до 1960-х годов. Пока не выяснилось, что их стало слишком много. И пока они не стали наглеть. Любили, говорят, вздремнуть на императорском троне! Куда такое годится? А потом ещё один из хвостатых обитателей музея привёл в негодность некий начальственный документ. И огорчённое начальство распорядилось избавить Эрмитаж от своевольных кошек. Грациозных нахалок и нахалов уволили без выходного пособия.

Но… прошло несколько лет, в хранилищах музея опять стали сновать крысы, и руководство, расстроенное действиями грызунов гораздо сильнее, чем хулиганскими выходками барсиков, потребовало срочно вернуть усатых разгильдяев «ко двору»!

История повторилась. Новый призыв также лихо разобрался с мерзкими уничтожителями культурных ценностей. И снова коты стали вести себя, как герои-ветераны, которым на заслуженном отдыхе дозволяется всё. Но их уже больше не изгоняли. Теперь у «эрмиков» одна задача — сохранять эффект присутствия, чтобы у крыс не появилось желания даже на экскурсию в музей зайти.

О кошках в Эрмитаже заботятся как о важных персонах: кормят, лечат, за ушами чешут, но главное, уважают за труд, даже если они во дворе на солнце животы греют. А как иначе? Ведь каждый эрмитажный кот имеет свой паспорт со снимком и считается квалифицированным специалистом по отлову крыс.

Кошки знают дорогу в сказку

«Эрмики» и их славное «боевое» прошлое произвели большое впечатление на американскую писательницу Мари Энн Эллин и её внучку Анну, побывавших в Санкт-Петербурге в 2005 году. Знакомство с кошками вылилось в создание книги «Анна и коты Эрмитажа», повествующей о приключениях девочки, которая хотела нарисовать четвероногого жителя музея. Одним из героев детской повести стал и директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, высоко ценящий своих хвостатых сотрудников. Музейщики любят рассказывать историю о том, как он подобрал на улице совершенно несчастного кота, которого выставили за дверь родственники его умершего хозяина. Животное уже начало терять веру в человека, но тут появился Пиотровский и любезно пригласил сироту на работу в музей.

Книга Мари Энн Эллин побудила музыканта Криса Брубека посвятить прекрасным «эрмикам» музыкальную фантазию. Кроме того, в Эрмитажном театре показали спектакль по произведению американки. Вообще, обитатели музейных закоулков довольно часто вдохновляют творческих людей. В честь кошек устраивают и выставки, и концерты. Было дело, музыканты играли Моцарта прямо в подвале Эрмитажа, услаждая слух знаменитых крысоловов. «Эрмики» стали прототипами главных героев книги Алексея Бобринского «Эрмиты. Петербургская сказка», в которой рассказывается о приключениях маленьких человечков, живущих в недрах петербургских дворцов и музеев.

Кошки — это кошки. Они пронырливы и гибки. И хорошо знают дорогу в сказку. Если по пути коты встречают талантливого сказочника, они остаются в сказочном мире навсегда и становятся знаменитыми. Так было с Котом в сапогах, с Чеширским и Учёным, с Бегемотом и Мурром, даже с безымянной кошкой, которая гуляла сама по себе. Некоторые коты заявили о себе на экранах, превратившись в мультяшных героев: Матроскин, Леопольд, Чучело-Мяучело, котёнок Гав.

 

Существуют свидетельства, что одному коту в блокаду удалось остаться в живых. Его звали Максим, и жил он в семье Веры Вологдиной, которая была тогда маленькой девочкой. Взрослые — верочкины мама и дядя — по-разному относились к домашнему питомцу. Дядя настаивал на съедении кота, мать защищала животное. Максим голодал, как и все. Не меньше него страдал и пернатый член семьи — попугай Жако. Однажды кот, собрав последние силы, забрался в попугаичью клетку… Вернувшись домой, хозяева увидели трогательную картину. В студёной квартире Максим и Жако спали едва ли не в обнимку, своим теплом согревая друг друга. После этого случая дядя перестал смотреть на худого и облезлого кота, как на вкусный обед. А Максим оказался долгожителем! Он прожил 20 лет и умер в 1957 году.

 

Некоторые коты заявили о себе на экранах, превратившись в мультяшных героев: Матроскин, Леопольд, Чучело-Мяучело, котёнок Гав.

Мы думаем, что и вы, наши читатели, знаете таких котов и кошек, которые достойны жить в сказке. Поэтому предлагаем вам выступить в роли сказочников. Оглянитесь, может рядом с вами (в вашей квартире или во дворе) находятся самые настоящие хвостатые герои. Присылайте в газету волшебные истории о них. Или даже взаправ-дишние, но удивительные, которыми обязательно нужно поделиться со всеми. А мы проведём конкурс и опубликуем лучшие работы. Победителей наградим памятными подарками. Принять участие в этом творческом состязании может любой вне зависимости от возраста. Главное — это наличие фантазии и владение пером. Успехов!

 

Ирина Тарабаева.

t-i.ru

Эрмики, придворные, шестипалые

Устали на работе? Пригласите в офис кота!

Усатые-полосатые иногда справляются со своими обязанностями лучше традиционных человеко-сотрудников. Об этом даже песни сложены. Какие? Да вот хотя бы: «Приди, Котя, ночевать, мое дитятко качать». Ей вот (древнерусской бабе-авторше) — самой качать лень. Но за «кусок пирога и кувшин молока» вышеупомянутый Котя, очевидно, хорошо делает «баюкательную» работу. В общем, нынешний пост — о котах, состоящих на казенной и офисной службе.

Эрмики — хвостатые стражи искусства

В прошлом году «Веселому понедельнику» повезло оказаться в Санкт-Петербурге, в Эрмитаже. В эрмитажные кассы как всегда текли реки людей, жаждущих искусства. Неожиданно в очередь затесался полосатый хвост. Как оказалось — хвост не абы какой, а хвост музейного служащего. Со дня основания Эрмитажа коты несут при нем почетную службу. Напрасно вы думаете, что они ловят крыс. Берите выше: избавляя Эрмитаж от грызунов, Васьки и Кузьки охраняют культурные достояния человечества.

Впервые эрмитажных котов завели еще в 18-м веке. В многочисленных публикациях, посвященных «эрмикам» (так именуют музейных котеек), цитируется архивный документ 1745 года — «Указ о высылке ко двору котов». Императрица Елизавета Петровна требовала «Сыскать в Казани самых лучших и больших котов, удобных к ловлению мышей, прислать в Санкт-Петербург ко двору Ея Императорского Величества». Котов сыскивали в срочном порядке по причине того, что Петербург одолевали крысы. Говорят, именно наместник казанского ханства предложил спасение в лице (точнее, в морде) легендарного кота Алабрыса, незамедлившего проявить свою доблесть на государевой службе. С тех пор кошки жили при дворце, однако во время ленинградской блокады в страдающем от голода городе кошки перевелись. Не спрашивайте нас, почему... После войны в Ленинград, вновь заполоненный крысами, доставили два вагона(!) котов. Лучшие были немедленно призваны на службу музея.

Сегодня в кошачьей службе безопасности — около 60 хвостов. Это оптимальная цифра, ведь если котов становится больше — начинаются внутридворцовые интриги и битвы за территорию, порою — весьма кровопролитные.

Об эрмитажных кошках заботятся изо всех сил. В музее существует Клуб любителей котов Эрмитажа и даже празднуется День Эрмитажного кота, естественно — в марте.

И хотя эрмикам не платят зарплату (между прочим, кошки Британского музея ее получают), все же они пользуются рядом привилегий. Даже в очереди к ветеринару эрмика пропускают вперед. А когда он «выходит на пенсию» — отдают в добрые руки, предварительно тщательно изучив кандидатуру будущего хозяина.

Шестипалые коты как национальное достояние

А вот на острове Ки Уэст (Флорида) кошки не охраняют культурное наследие, а сами служат живыми экспонатами. Проживающие в доме-музее Эрнеста Хэмингуэя коты — прямые потомки Снежка, шестипалого котенка, который был подарен писателю в 1935 году. Великий американец, написавший один из самых трогательных в мировой литературе рассказов «Кошка под дождем», котов обожал. К концу второй мировой войны в доме писателя обитало более двадцати детей и внуков легендарного Снежка.

Сейчас популяция шестипалых достигла уже полсотни, причем со временем увеличивалось не только количество усатых экспонатов, но и количество пальцев у них на лапах. Сейчас наряду с шестипалыми по дому писателя слоняются семипалые и восьмипалые мутанты. Музейные коты содержатся на полном довольствии, им позволяется сидеть на книжных полках и даже валяться в кровати. Единственная их обязанность — хорошо питаться и позировать котолюбивым туристам. И не удивительно, ведь несколько лет назад семейство многопалых было признано историческим и культурным достоянием!

Придворные крысоловы Ее Величества

Первые усатые сотрудники были приняты на службу в Букингемский дворец во времена королевы Виктории. Состоящим на государственной службе котам полагалось не только жалованье, но и форменная одежда. Главный придворный крысолов был облачен в роскошный камзол и широкий пояс с пряжкой, на которой был выгравирован почетный титул: «крысолов королевы Виктории». В наши дни коты в Великобритании служат не только в королевских покоях, но и в музеях, почтовых отделениях и даже в королевском флоте. Самый известный из корабельных котов — кот Саймон с военного шлюпа «Аметист», удостоенный в 1949 году почетной воинской награды — медали Марии Дикин. Раненый шрапнелью во время инцидента на реке Янзцы героический кот продолжал мужественно исполнять свои обязанности по сохранению корабельных припасов от крыс.

Между прочим, профессиональные крысоловы не могут обходиться без работы. Уничтожив мышей и крыс, они начинают охотиться на домочадцев. Мы знакомы с семейной парой, которая не смогла жить под одной крышей с таким котом. Подаренный на свадьбу милый черный котенок превратился в свирепого домашнего тирана. По ночам молодожены просыпались от леденящего душу царапания и хрипения, с которым кот пытался открыть дверь в спальню. Хозяйка дома панически боялась оставаться наедине со своим домашним питомцем. В отсутствие мужа, она сидела, зажавшись в углу на диване, в то время как потомственный крысолов осатанело бросался на стену, пытаясь зачем-то выдрать из стены выключатель. Когда это занятие ему надоедало, он принимался атаковать хозяйку, которая вынуждена была защищаться увесистым томом Большой Советской Энциклопедии. Кота отдали знакомым в частный дом, где он заслужил всеобщий почет и уважение, истребив всех грызунов в округе.

Впрочем, и среди котов встречаются самозванцы, порочащие честное кошачье имя. В 2000 году из Букингемского дворца был с позором изгнан кот Артур, не проявлявший должного служебного рвения, а не так давно интернет взорвали сообщения об отставке главного мышелова кабинета министров Великобритании, кота Ларри. По официальной версии кот был снят с высокой должности за лень и профнепригодность. Первую и единственную свою добычу он поймал лишь спустя девять месяцев после назначения. По резиденции премьер-министра Дэвида Кэмерона на Даунинг-стрит беспрепятственно разгуливали мыши, в то время как обнаглевший чиновник жирел на государственных харчах и валялся на министерских кроватях. Ныне почетную должность занимает более расторопная и трудолюбивая кошка Фрейя.

Понедельникус — на службе у Веселого Понедельника

На днях мир облетела новость о том, что хитроумный британский программист взял себе на службу дистанционных программеров из Китая. Китайцы налаживали все, что разлаживалось в офисных сетях за 20% зарплаты своего английского коллеги-лентяя. Тот же, раздав задания китайским сисадминам, просто сидел в офисе, и, вероятно, весь день раскладывал пасьянс.

Немного возмутившись и одновременно — восхитившись пройдохой-сисадмином из Грейт Британ, мы подумали, а почему бы нам тоже не взять на службу писателя понедельничных постов? Не то чтобы нам тоже хотелось раскладывать пасьянсы, но времени, знаете ли, катастрофически не хватает.

Ну, вот мы и взяли, и, в отличие от британца, утаивать не собираемся. Знакомьтесь: кот Понедельникус. Писатель, путешественник, человек.., ой, простите, кот широких взглядов, художественная натура, чья основная миссия (цитируя резюме) — «разделаться с офисной скукой». Следующий пост будет написан уже его рук... лапами. На всякий случай мы дали ему ноутбук с «тачпэдом», ибо компьютерная мышь — все-таки мышь. Мало ли что он с ней сделает...

А вы встречали когда-нибудь котов на службе? Если да — расскажите нам об этом!

Рисунки служебных котов: Тимофей Буглов

Портрет Понедельникуса: Роман Береснев

www.r19.ru

Эрмиты. Петербургская сказка - запись пользователя Мария (Shammy) в сообществе Детские книги в категории отзывы

Наконец, и эта книга у меня! Формат увеличенный, бумага плотная мелованная, иллюстрации красочные (но, наверное, на любителя). Книга издана на двух языках - русском и финском. В комплекте диск с аудиоверсией сказки.

Покажу вам быстренько иллюстрации и расскажу сюжет. Как-то ночью одна из пушек Петропавловской крепости решила вспомнить моолодость. Взяла иииии как бабахнула! Ядро попало в Эрмитаж, а там... Мальчик Федя знакомится с двумя эрмитами (жителями Эрмитажа, которые заботятся о исторических ценностях и достопримечательностях Питера). Вместе с ними он пытается выяснить, что за круглая штуковина закатилась в Эрмитаж. Путешествую от одной питерской достопримечательности к другой и пытаясь везде это ядро пристроить, Федя знакомится не только с семейством эрмитов, но и с историей города. В пути их подстеригает змей, который пытается ядро отобрать... Хорошая сказка на фоне прекрасного города. Лично я люблю Питер и после прочтения книги взглянула на него с другой стороны - сказочной, волшебной... Я думаю, плюс этой книги еще в том, что можно подготовить ребенка к путешествию и к экскурссиям. Сказать - пойдем в гости к эрмитам!)))

Мне очень нравятся иллюстрации! Художники Ольга Попугаева и Дмитрий Непомнящий. У меня есть их Барто)))

Форзац с картой города. Красота))

Как я уже писала, книга издана на двух языках - русском и финском. Выглядит это так. На одной странице русский текст, на другой финский. Т.е. повествование идет на двух языках параллельно. Не знаю, насколько будет удобно читать, но особо не отвлекает))

Первые буквы в оформлении... фантастичном! Не повторяются!!)))

Развороты совсем без картинок встречаются и выглядят так...

Книгу выпросила в подарок. Сестра говорит, что забрали последнюю в магазине "Молодая гвардия"... Видимо, тираж почти растаял....

www.babyblog.ru

Эрмитажные коты / Питомцы

Эрмитажным котам посвящают книги, мюзиклы, передвижные выставки, фотокалендари и документальные фильмы.

История

Первого кота в Зимнем дворце звали Василием. Петр I привез его из своей очередной поездки в Голландию (по другой версии, кот был куплен у торговца из Вологды). По указу императора амбарные коты вроде Василия должны были жить в Зимнем дворце (в наши дни — Эрмитажном театре. — Esquire) для охраны, разведения породы и истребления грызунов. В 1745 году дочь Петра I, Елизавета Петровна, издала указ, согласно которому в Санкт-Петербург должны были прислать котов из Казани. Из разных источников из- вестно, что сама императрица предпочитала породу кошек, которую в 1939 году назовут «русская голубая». В здание Государственного Эрмитажа коты перебрались вместе с императрицей Екатериной II. При ней животных разделили на комнатных и надворных. Первые были домашними питомцами и служили дополнительным украшением дворца, а вторые защищали Зимний от крыс и мышей. Во время блокады Ленинграда, длившейся 871 день, все коты в Эрмитаже подохли, а подвалы Зимнего, переоборудованные в бомбоубежища, заполонили грызуны. Живой кот на рынке стоил как буханка хлеба. После войны в город завезли 5 тысяч кошек, и несколько десятков сразу запустили на службу в Эрмитаж. Сегодня в Государственном Эрмитаже работает 50 котов. Им строго запрещен вход в смотровые залы и кабинет директора, поскольку они грызут важные документы и засыпают на царском троне, из-за чего срабатывает сигнализация.

Родословная

“Все коты, выписанные из Казани Елизаветой Петровной, были кастрированы и стерилизованы, поэтому говорить о потомках кота Василия не имеет смысла.”

Коты в искусстве

Эрмитажным котам посвящают книги, мюзиклы, передвижные выставки, фотокалендари и документальные фильмы. 2016

МЮЗИКЛ КРИСА БРУБЕКА «КОШКИ ЭРМИТАЖА»

2015

КНИГА ПЕТРА ВЛАСОВА «РЫЦАРЬ, КОТ И БАЛЕРИНА. ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЭРМИТАЖНЫХ КОТОВ»

2014

ФИЛЬМ ЕКАТЕРИНЫ БНАТОВОЙ «ХВОСТАТАЯ ГВАРДИЯ ПЕТЕРБУРГА»

ФОТОВЫСТАВКА ЮРИЯ МОЛОДКОВЦА «ЭРМИТАЖНЫЕ КОТЫ»

2007

КНИГА МЭРИ ЭНН АЛЛИН «АННА И КОШКИ, ИЛИ ПРИКЛЮЧЕНИЕ В ЭРМИТАЖЕ»

2006

КНИГА НИКОЛАЯ ГОЛЯ И МАРИИ ХАЛТУНЕН «КОШКИН ДОМ В ЭРМИТАЖЕ»

2005 ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ФИЛЬМ ЯНА ХИНРИКА ДРЕВСА «360° GEO-РЕПОРТАЖ: ЭРМИТАЖ — ДВОРЕЦ КОТОВ»

Иерархия

“Сотрудники Эрмитажа называют музейных котов эрмиками и иерархически делят их на аристократов и работяг. Первые обитают на втором этаже, возле хозяйственных отделов, имеют персональные миски, лоток и корзины для сна. Вторые живут во дворе, в подвалах или на чердаке музея. В марте 2016 года британское издание Telegraph включило котов Эрмитажа в список достопримечательностей Санкт-Петербурга, которые стоит увидеть.”

Коты в музеях других стран

Британский музей

На постоянной службе в Британском музее находятся шесть котов. Их зарплата составляет 50 фунтов в год: эти средства уходят на еду и наполнитель для лотка. Каждый кот носит специальную униформу — желтый бант на шее. Кроме основной работы — ловли грызунов — коты сопровождают охранников во время патрулирования музея.

Площадь Торре Арджентина

В 2001 году городской совет Рима объявил котов частью биоисторического наследия, напомнив, что они живут в городе со дня его основания. Котов там можно встретить на площади Торре Арджентина, где они обосновались с момента раскопок 1909 года, когда археологи случайно разворошили большое крысиное гнездо.

Дом-музей Эрнеста Хемингуэя

В доме-музее Эрнеста Хемингуэя на острове Ки-Уэст проживает больше 40 котов. Они ведут родословную от питомца писателя — Снежка (Snowball. — Esquire). Коты в музее наделены особыми привилегиями: они могут гулять где захотят, спать на кровати писателя, а также не подчиняются закону штата Флорида, по которому животных нужно содержать в клетке.

Цитата

«Сыскать в Казани самых лучших и больших котов, удобных к ловлению мышей, прислать в Санкт-Петербург ко двору Ея Императорского Величества с таким человеком, который бы мог за ними ходить и кормить, и отправить их, дав под них подводы и на корм сколько надлежит немедленно. И ежели кто имеет у себя таковых кладеных (кастрированных. — Esquire) котов, оных бы объявили для скореишего отправления в губернскую канцелярию». Императрица ЕЛИЗАВЕТА ПЕТРОВНА «Указ о высылке ко двору котов», 1745 год

Пенсия

После службы в Эрмитаже котов отправляют в петербургское котокафе «Республика кошек» или в Музей кошек во Всеволожске.

Праздник

С 1998 года в Эрмитаже устраивают День эрмитажного кота (до 2012 года праздник назывался «День мартовского кота в Эрмитаже». — Esquire). Тогда гости музея могут попасть в подвалы и на чердаки здания, а также прютить одно из животных. В приоритете — семьи с собственным жильем. Вместе с котом они получают сертификат «Владельца эрмитажного кота» и право на пожизненное бесплатное посещение музея.

Президент котов

Осенью 2016 года в котокафе «Республика кошек» прошли выборы президента, на которых победил белый кот Жан-Батист-Мишель Валлен-Деламот. Миска для голосования, установленная перед его фотографией, собрала больше всего сухого корма.

Служащие коты

ФИГАРО — Дворовый кот, много лет обитавший в подвалах Эрмитажа. Сотрудники му- зея называют его неуловимым. После того как Фигаро перебрался на второй этаж музея, он постоянно спит, ест и смотрит в стену. БЕН ЛАДЕН — Когда Бен Ладен был котенком, за окрас его называли Персиком. Сегодня это самый сварливый из котов Эрмитажа, который иногда работает в катакомбах. ПОРТОС — В солнечную погоду Портоса можно застать в Шуваловском проезде лежащим возле ворот, выходящих на Неву. В музее его называют обаятельным и самым ласковым котом. БАТОН — Белого упитанного кота Батона называют самым ленивым служащим Эрмитажа. Он настолько толст, что его не могут сдвинуть с места даже волонтеры музея. НИКА — Единственная нестерилизованная кошка в Государственном Эрмитаже.

Факт

“Во дворе Зимнего дворца водители грузовых автомобилей должны соблюдать особые правила дорожного движения: не превышать пешеходную скорость, объезжать котов, когда те греются на солнце или спят, и не пугать их гудками. Об этом им напоминает единственный в мире знак «Осторожно, кошки!».”

pitomzy.com

День Эрмиков - Театральный хронограф

Ежегодно 28 марта в Петербурге традиционно отмечается профессиональный праздник эрмитажных котов.

С момента основания музея "эрмики" (так ласково называют котов Эрмитажа) исправно несут свою службу и охраняют культурное наследие России от грызунов. История их "государственной службы" начинается с ХVІІІ века, когда царь Петр І разместил в Зимнем дворце огромного кота, привезенного им лично из Голландии. Позднее по приказу императрицы Елизаветы, которая очень боялась мелких грызунов, в старый дворец была доставлена партия котов-крысоловов из Казани.

В архивах сохранился документ 1745 года, подписанный дочерью Петра "Указ о высылке ко двору котов": "Сыскать в Казани самых лучших и больших котов, удобных к ловлению мышей, прислать в С.- Петербург ко двору Ея Императорского Величества с таким человеком, который бы мог за ними ходить и кормить, и отправить их, дав под них подводы и на корм сколько надлежит немедленно. И ежели кто имеет у себя таковых кладеных котов, оных бы объявили для скорейшего отправления в губернскую канцелярию".

Статус охранников музея котам придала императрица Екатерина ІІ. При Екатерине Великой у кошекобразовалась иерархия: их поделили на дворовых и комнатных. Комнатные кошки, среди которых преобладали русские голубые, были живым украшением интерьера дворца. Их хорошо кормили; кошки спали в корзинах для переноски дров и иногда соперничали даже с любимой собакой Екатерины, левреткой по кличке сэр Томас Андерсон. И все-таки императрица больше благоволила собакам, поэтому в ХІХ веке дворцовые собаки вытеснили комнатных котов, которые были вынуждены переселиться в подвалы. Кошки из сословия "дворовых" всегда селились во двориках и дворцовых подвалах. Именно они и защищали дворец ее Величества от крыс и мышей.

Сегодня в музее служат более 50 котов. У каждого из хвостатых охранников есть собственный паспорт с фотокарточкой, удостоверяющий высокую квалификацию в нелегком деле охранника эрмитажных подвалов от грызунов. «Эрмиков» любят, кормят, лечат и очень ценят их добросовестный труд.

teachron.livejournal.com

Коты Эрмитажа | Изюминки

Свою историю легендарные эрмитажные коты ведут со времен Елизаветы Петровны. Они знали и фавору, и опалу, помнят штурм Зимнего и блокаду Ленинграда. Сегодня в Эрмитаже служат десятки котов. Каждый из них имеет паспорт с фотографией и считается высококвалифицированным специалистом по очистке музейных подвалов от грызунов.

Масяня и Вася на страже искусства

«Масяня! Масяня, иди сюда! Персик! Барсик! Ириска, идите есть!» — каждый день в два часа дня из большого кошачьего подвала разносится по всему кухонному двору голос, созывающий мохнатую охрану на обед. Мало кто из петербуржцев знает, что «кухонный двор» — это название одного из двориков Эрмитажа, а «большой кошачий подвал» — место дислокации самого большого отряда музейных кошек.

Этих названий нет в туристических справочниках, сюда не заглядывают экскурсии.

— Эрмитаж, который вы сейчас увидите, известен только нашим друзьям, родственникам и знакомым, — говорит Татьяна Данилова, заместитель начальника отдела музейных смотрителей, и толкает металлическую дверь, ведущую в подвал.

Подвалы Эрмитажа — это место, где проходят коммуникации, инженерные сети и обитают коты, охраняющие музей от крыс и мышей. Здесь сухо, тепло и светло. Все двери оборудованы специальными дверками в нижней части — чтобы кошки могли попасть домой в любое время суток.

Мохнатые стражи ведут себя свободно, людей не боятся, а некоторые охотно дают себя погладить и даже идут на руки. А вот двери музейных залов для кошек закрыты — их туда не пускают и тщательно следят за тем, чтобы усатые и полосатые (кстати, это наиболее распространенная масть среди котов Эрмитажа) не проникали на верхние этажи.

Хотя исключения бывают. Например, Вася, всеобщий любимец и универсальная фотомодель, грешит заходами в павильонный зал. Туда он попадал несколько раз, причем вполне цивилизованным способом — по винтовой лестнице, которая находится недалеко от его места обитания.

— Если Вася пропал, значит, пошел в музей, — говорит Татьяна Данилова. — Обычно мы успеваем его поймать перед самой дверью. Василию прощается все, ведь он самый известный из эрмитажных котов — его фотографии украшают все публикации на эту тему. Причина — в покладистом характере Василия, с другими котами договориться о съемках гораздо сложнее.

Журналистам часто рассказывают еще один случай, который уже стал хрестоматийным. Одна мохнатая любительница прекрасного пробралась в вентиляционную систему и там застряла. Нашли кошку через два дня, когда услышали в зале Ван Дейка жалобное мяуканье, которое она издавала за стенкой. Ее благополучно вытащили и назвали в честь спасения Ван Дейком.

От подобных ситуаций в музее пытаются застраховаться. Внезапное исчезновение кошки здесь расценивается не как забавное происшествие, а приравнивается к экстренной ситуации. Устройство всей вентиляционной системы Эрмитажа неизвестно, чертежи были утрачены еще два века назад, поэтому случись кошке погибнуть в лабиринте инженерных сетей, музей пришлось бы закрывать и организовывать поиски трупа животного. Поэтому все трубы, которые выходят в подвал, оснащены мелкой решеткой, закрывающей вход.

Котенок ценой в полторы буханки хлеба

В сотрудниках дворца кошки числятся давно. Традиция эта сложилась в те времена, когда нынешний Эрмитаж еще не был построен.

Сначала коты появились в старом Зимнем дворце, где жила императрица Елизавета, страдающая от полчищ крыс и мышей. По одной из легенд, первый отряд состоял из полутора десятков отборных крысоловов, присланных ко двору из Казани в качестве подарка. Другая легенда гласит, что потомственные мохнатые охранники картинных галерей были заказаны аж в Голландии.

Как бы то ни было, коты прижились и при Екатерине Второй освоили территорию нового дворца. При ней кошки делились на надворных и комнатных, причем среди последних преобладали русские голубые. И все же Екатерина отдавала предпочтение собакам, а в XIX столетии собаки вообще вытеснили котов, и охотники за мышами спустились в подвалы.

В XX веке коты по-прежнему служили дворцу, к тому времени ставшему музеем, но вряд ли кто-то из них выжил в годы блокады. В военное время в городе, буквально зараженном грызунами, котенок на черном рынке стоил безумно дорого — полторы буханки хлеба. Справиться с крысами без мурок и васек было невозможно, поэтому после войны в Ленинград пришли два вагона с кошками. Возможно, именно из тех котов в Эрмитаже сформировался новый, послевоенный отряд.

В конце 1960-х пришел черед другой крайности — кошек стало слишком много. Люди, которые не хотели или не могли держать их у себя дома, подбрасывали бывших любимцев в музей. Причем расселялись домашние коты отнюдь не по подвалам, а по залам и коридорам.

Проблему решили быстро — в один момент сотрудники хозяйственной части отловили большую часть котов и вывезли на специальном транспорте. Правда, через некоторое время о кошках вспомнили — когда в хранилищах снова появились крысы.

Видимо, этот урок пошел на пользу, и с тех пор о котах и кошках Эрмитажа заботятся. Кошек кормят, лечат, но главное — уважают за добросовестный труд и помощь. А несколько лет назад в музее даже был создан специальный Фонд друзей котов Эрмитажа. Этот фонд собирает средства на разные кошачьи нужды, организует всяческие акции и выставки.

Со своей лапой в чужой подвал не лезь

Эрмитажные коты — особые животные. У каждого есть свой паспорт с фотографией и отметками ветеринарного врача.

Коты делятся на четыре отряда. Каждый имеет строго отведенную территорию. Мохнатая охрана в чужой подвал не лезет — там можно схлопотать по морде, причем серьезно.

Самый многочисленный отряд живет в кухонном дворе. Сюда каждый день приходят на работу три женщины, которые убирают, готовят на плите кошачьи обеды и кормят животных.

Кошек узнают в лицо, со спины и даже с хвоста все сотрудники музея. Но дают имена именно те женщины, которые их кормят. Они знают историю каждого в подробностях.

Вот Тишка, у него есть подружка Стешка. Они жили на Апрашке, их там не кормили, чтоб они мышей лучше ловили. Издевались, даже в морозильную камеру прятали.Персик, красивый кот действительно персикового окраса, был спасен от живодеров и принесен сюда сотрудником музея.

Масяня — неприветливая кошечка, в которой, как утверждают, есть кровь норвежской лесной, попала сюда после смерти хозяина — родственники не смогли приютить животное из-за аллергии на шерсть.

Местных жителей, которые родились в здешних подвалах, мало, потому что музейных животных стерилизуют. Не только для того, чтобы контролировать численность кошачьих отрядов, но и из соображений безопасности.

— Сначала мы стерилизовали только кошек, котов не трогали, — рассказывает Татьяна Данилова. — Так они, подлецы, стали через Миллионную улицу ходить к девочкам в архив! А их машинами сбивали.

Единственный некастрированный кот — Тимур. Огромный бело-рыжий красавец, у которого даже не морда, а настоящее лицо. Он попал сюда с открытым переломом передней лапы. Со временем у него образовался ложный сустав, и кот ходит, прихрамывая, осторожно опираясь на пострадавшую конечность. При этом Тимур настоящий боец и знатный крысолов. Не кастрируют его потому, что понимают — после операции кот неизбежно начнет набирать вес и передвигаться с таким увечьем ему будет сложно.

Музейные коты редко доживают до старости, все-таки условия здесь не домашние — часто животные гибнут под колесами машин, которые приезжают по хозяйственным нуждам. Особенно много машин сейчас, когда идет ремонт и отделка дворов Эрмитажа. Если сотрудники находят труп животного, начинается настоящее расследование, и первым делом пишется служебная записка на имя Михаила Пиотровского, директора музея.

— Существует правило: на территории музея скорость не больше 4 километров в час, — говорит Татьяна Данилова. — Но не все его соблюдают. Поэтому в музее сделали специальные таблички — на белом фоне нарисован силуэт кошечки и надпись: «Осторожно, кошки!». Таблички крепят не к стенам (Эрмитаж — памятник архитектуры), а на специальные стойки-штативы, которые расставляют во дворах…Мы мирно разговаривали, и в этот момент из-за поворота внезапно вынырнул и понесся на нас грузовик. Изменившись в лице, Татьяна Николаевна кинулась ему наперерез, замахала руками. Водитель притормозил, высунулся из кабины, улыбаясь. Получив выговор, он уже не так радостно, зато на низкой скорости заехал в кухонный двор. Представитель службы безопасности, который сопровождал нас, записал номер машины и название предприятия. Значит, будет еще и штраф.

Привилегии, заслуженные в боях с крысами

В рассказах о кошках и их достоинствах особенно подчеркивается умение ловить крыс и мышей. Никто из опрошенных мной сотрудников ни разу не видел здесь грызуна.

— Для этого у нас и живет целый отряд кошек! — отвечали мне.

Чтобы прокормить эту ораву, работники Эрмитажа вполне легально сдают деньги, на которые закупается сухой корм, каша. У кошек есть мисочки, туалеты и корзинки, где можно поваляться. Поскольку живут они коммунами, индивидуализм в отношении имущества не приветствуется.

Не приветствуется он и во время приема пищи — ссоры и драки, которые возникают из-за куска, люди тут же гасят, потому что дерутся коты на полном серьезе, иногда забивают друг друга насмерть. Внутри отрядов иерархия вряд ли существует, но новеньких не принимают с распростертыми объятиями — некоторые сидят на трубах и отбиваются от старожилов по несколько дней.

И все-таки в том, чтобы быть эрмитажным котом, есть что-то волшебное. Например, если случается принести кота в дежурную ветлечебницу, где ждет очередь, и сказать, что кот музейный, — его сразу же вежливо пропускают вперед, да и врачи с особым вниманием относятся к пациенту.

Летом излюбленными местами отдыха кошек становятся газоны во дворах. Зрелище это умильное, но для котов опасное. Года два назад, когда было особенно жаркое лето, две кошки дозагорались до того, что получили тепловой удар и инсульт. Выходить смогли только одну.

Отдельная песня — статуи во дворах. Металл на солнце прогревается и становится очень привлекательным для животных, которые занимают удобные для себя позиции, наплевав на все условности, — на головах, грудях или выдающихся задах изваяний. Такие прелести домашнему коту вряд ли доступны.

Очень редко, но случается, что обитателей музейных подвалов становится больше, чем требуется для охраны народного достояния. И тогда сотрудники Эрмитажа проводят специальную акцию — раздают петербуржцам часть своих легендарных котов.

Однако стать обладателем эрмитажного кота совсем непросто — сотрудники музея изучают кандидатуры потенциальных хозяев и отдают животных только в надежные руки. Но если вы действительно любите котов и умеете за ними ухаживать, то вполне можете попытать счастья. Все условия акции можно узнать по телефону в Санкт-Петербурге 8(812)110-96-04.

Ещё об «эрмиках», как называют котов Эрмитажа сотрудники музея, можно почитать не менее увлекательную статью здесь.

Читайте также

izuminki.com

Ночной дозор Эрмитажа | Zagorovska

В крупнейшем российском музее живет замечательный усато-полосатый народец – коты и кошки«Суббота» побывала в Эрмитаже в дни, когда эта мировая сокровищница прекрасного отмечает свое 250-летие. Мы слушали мудрого Михаила Борисовича Пиотровского, который верит, что культура может спасти охваченный безумием мир и души, замирали перед Мадоннами Леонардо да Винчи и «Блудным сыном» Рембрандта, искали знакомые прибалтийские имена среди героев 1812 года в Военной галерее.

А еще – прекрасный новогодний подарок! – познакомились со знаменитыми котами Эрмитажа, которые защищают его музей и его запасники от мерзких грызунов. Оказывается, музейные коты и кошки – не только важная часть эрмитажной жизни, но и символ Санкт-Петербурга, и живут они в параллельных мирах – реальном и сказочном.

Умей ловить мышей!

В сводчатых подземных лабиринтах музея, сухих и теплых, сейчас живет 73 кота, которые чин-чином оформлены на работу как специалисты по охране помещений от крыс и мышей. Все они занесены в толстую учетную книгу, у каждого – паспорт с фотографией, медицинское свидетельство справки, своя миска и корзинка-«норка». Правда, довольствия из бюджета коты не получают. На пропитание усатых-полосатых сбрасываются сотрудники и посетители Эрмитажа. Хватает…

Со своими обязанностями отряд кошачьих справляется отлично – ни мышей, ни крыс в музее уже никто давно не видел. Сторожа одним своим присутствием поддерживают статус кво.

Волонтеры, которые ухаживают за котами, следят, чтобы все усатые сотрудники являлись к ужину. Если кого-то нет, тут же объявляют в розыск. Подвалы музея тянутся на десятки километров, полных чертежей коммуникаций нет, так что найти пропажу не просто.

Как-то новенькая кошка как-то заблудилась, и дала о себе знать только через несколько дней – истошным мяуканьем из-за стены с картинами Ван Дейка. Кошку спасли и назвали в честь фламандского художника.Пресс-секретарь по «кошачьим» вопросам Мария Халтунен знает всех эрмиков (так называют музейных котов) в «лицо» и готова рассказывать о них часами.

За порядком в доме следит Тихон, кот в авторитете. Юриста назвали юристом, потому что он любит захаживать к кабинет юрисконсульта. Васька же швейцар по призванию. Он приходит к парадным дверям минут за 20 до открытия музея, ложится на ступеньки и требует внимания посетителей.

В музейные залы служивым котам и кошкам вход воспрещен. За редким исключением…Календарь на 2015 год «Кошки Эрмитажа», который представляет четвероногих сотрудников в парадных интерьерах, уже стал бестселлером и удостоился почетного юбилейного знака музея. «Раскрученных» котов – Тихона, Гогена, Лучика, Дюшеса и других – на фоне золота и мрамора запечатлел главный фотограф Эрмитажа Юрий Молодковец.

Привилегия эрмитажных котов – возможность в любое время гулять в музейных двориках. Устроившись на теплых от солнца ступнях статуй, они блаженно щурятся под сенью дорожных знаков, которых больше нигде не увидишь. Кошачий силуэт на фоне пешеходного перехода означает, что машины по территории музея должны ездить со скоростью не более четырех километров в час. Но чего греха таить – бывают печальные инциденты….

Наследники царей

Кошки живут в Зимнем дворце со дня основания. Первого кота привез из Голландии и запустил в свои покои сам Петр Великий.Его дочь, Елизавета Петровна, котов не любила, и при ней крысы-мыши сильно расплодились. Будучи по служебной надобности в Казани, императрица обратила внимание, что там зловредных грызунов нет. Горожане поделились секретом: с мышами борются коты! В 1745 году Елизавета издала «Указ о высылке ко двору котов», узаконивший кошачьи патрули по дворцу.

Екатерина II присвоила котам статус охранников картинных галерей и разделила их на два класса — надворных и комнатных. Среди последних преобладали русские голубые.

Эрмитажные коты пережили и войну с Наполеоном, и штурм Зимнего в 1917 году, а вот блокаду не пережил никто из них. Когда после Победы в Санкт-Петербург вернулись экспонаты музея, вспомнили и о четвероногих сторожах. Первых двести котов привезли из Тюмени. Так что у нынешних котов сибирские корни. Почему-то большинство из них полосатые.

В 60-е прошлого века кошачье население слишком выросло. Усатые морды даже до императорского трона добирались… Терпение начальства лопнуло, и музейных котов раздали по рукам. Но уже через пару лет стало ясно, что крысы намного хуже, чем те, кто их ловит, и эрмиков вернули на трудовую вахту, которую они успешно несут до сих пор.

Кошачья республика

Котята во дворце родятся очень редко. Со времен Елизаветы Петровны сюда допускают только стерилизованных животных. На работе не до личной жизни…

И все-таки котов в музее становится все больше – горожане часто подкидывают в Эрмитаж беспородных животных с трудной судьбой. Поэтому эрмиков регулярно приходится пристраивать в добрые руки. Животные, которых забирают из музея, получают сертификат, позволяющий пожизненно посещать выставочные залы. С новыми владельцами, разумеется…

В подвалы Эрмитажа посторонних не пускают, так что желающих лично пообщаться с четвероногими сторожами приглашают в котокафе «Республика кошек», которое находится неподалеку от Исаакиевского собора. Три года назад его основала ветеринар музея Анна Кондратьева. Сейчас здесь обитает два десятка котов-пенсионеров или кандидатов на усыновление. Они здесь тоже работают – развлекая детей и взрослых.

Пошли в «Республику» и мы. Для начала нас попросили заполнить анкету, указав свой возраст в пересчете на кошачий (число полных лет, деленное на восемь). Затем нужно надеть бахилы, помыть руки, и, постучавшись в дверь, поприветствовать граждан республики понятным им «мяу».

Десятки глаз внимательно изучают посетителей: мол, ходят тут всякие… Волонтер Алина предупреждает: котов и кошек можно гладить и брать на руки – но только, если они сами этого захотят:

– Вот Гаврюша, сфинкс, он ласковый, Дюшес тоже, любит посидеть у гостя на плечах. Катю не поймешь: то идет к людям, то прячется. Лучезар спит все время, не добудишься.

«Звезда» кошачьей республики – пушистая Дора Маар, названная в честь музы Пикассо. Она кокетлива, любит комплименты и пьет только из чашки – мисок не предлагать. А самый хитрый здесь – Гоген. Он научился таскать корм из ящика, аккуратно закрывая крышку, так что хищения обнаружились только, когда рыжий стал поправляться на глазах.Полтора часа общения со знаменитыми котами пролетают незаметно, оставляя приятное, как улыбка чеширского кота, воспоминание.

Дай лапу, друг!

Четвероногих стражей музея можно увидеть и на Дне эрмитажного кота, который с 1998 года проводится в апреле. Задача развеселого праздника серьезная – приобщить детей к искусству. Для этого в его программе экскурсии по музею, поиск изображений кошек среди экспонатов и конкурсы рисунков.

С каждым годом этот праздник становится все популярнее, а музейный кот превращается в символ города на Неве. Как говорят в музее, там, где есть кошки, правда и вымысел всегда перемешаны.

Добрый сказочный мир создал в своей книге «Эрмиты. Петербургская сказка» писатель Алексей Бобринский. Ее герой – мальчик Федя попадает во дворец, где обитают крошечные человечки – эрмиты и эрмитессы, одетые в костюмы XVIII века. С котами они живут душа в душу – вычесывают им шерстку, от чего та становится гладкой и блестящей, и вяжут из нее теплые шарфы. Шарф длиной 122,5 метра (на этой высоте находится статуя ангела на шпиле Петропавловского собора) на одном из дней котов объединил участников праздника в один большой хоровод.

Эрмики произвели такое сильное впечатление на американскую писательницу Мари Энн Эллин и ее внучку Анну, что она написала книгу «Анна и коты Эрмитажа». Книга успешно продается в Америке, и часть денег автор переводит на корм эрмитажным котам.Так добро и коты объединяет людей…—Танцующие при луне

Художник Владимир Румянцев создал целый кошачий мир, очень питерский – интеллигентный и слегка ироничный. Коты на его акварелях здороваются с Пушкиным, распивают чаи, как кустодиевская купчиха, и по-шагаловски парят в звездном небе.Владимир Румянцев родился в 1957 году в Череповце, рисовать начал в возрасте 4 лет. В Санкт-Петербург переехал в 1972 году, где окончил сначала художественную школу им. В. Серова, а затем Академию изящных искусств.

Изображение кошачьего народа снискало художнику немалую популярность. Картины Румянцева находятся во многих музеях России, частных коллекциях Германии, США, Великобритании, Финляндии и Швеции.—На службе

Узбекский художник Эльдар Закиров создал портреты эрмитажных котов в ливреях служащих дворца – скорохода, официанта, швейцара.—Факт

В Петербурге есть еще ряд объектов, охраняемых кошками. Это Национальная библиотека, Филармония, Академия художеств. Музейные коты живут также в римском Колизее, Британском музее и Британской библиотеке.

АдресКотокафе «Республика кошек» находится по адресу- Санкт-Петербург, ул. Якубовича, 10 (рядом с Манежем).Ксения ЗагоровскаяРига-Санкт-Петербург-Рига

Cуббота 27 декабря 2013

.

www.zagorovska.lv