Название книги: Этруски: загадка номер один. Этруски книги


СВЯЩЕННЫЕ КНИГИ ЭТРУСКОВ. Цивилизация Этрусков

СВЯЩЕННЫЕ КНИГИ ЭТРУСКОВ

Благодаря Цицерону нам отлично известно, что этрусская наука о гадании гаруспиков была изложена в «гаруспических» книгах («libri haruspicini»). Этрусская религия в целом содержала настоящие догмы, систему доктрин, обозначенных латинским выражением «disciplina etrusса». Латинское слово «disciplina» близко глаголу «discere», «изучать» (в отношении учащегося, «ученика»): действительно, юные гаруспики изучали «теоретические основы» своего мастерства по книгам и практиковались на бронзовых или терракотовых моделях печени. Религия этрусков близка к так называемым «религиям откровения», где божественная воля является людям при посредстве различных сверхъестественных событий. Эти откровения затем и составили основу этрусских религиозных книг. Наиболее яркий случай — рассказ о Тагесе, связанный также с крупным городом Тарквиниями и его героем-основателем Тархоном, изображение которого мы уже встречали на троне Клавдия. Во время полевых работ перед крестьянином появляется, выскочив из борозды, прорицатель Тагес. Внешне он был ребенком, но обладал мудростью старца. Подобные сюжеты известны и в других религиях и напоминают эпизод из Евангелия от Луки, когда маленький Иисус общался с мудрецами в Храме. Как бы то ни было, появлялся ли Тагес перед толпой, моментально разраставшейся, или перед одним лишь Тархоном, — его поучения впоследствии попали в этрусские религиозные книги.

Все это нисколько не удивляет нас, поскольку мы уже долгое время живем в мире великих авраамических религий, но для античного мира это было нечто революционное; ни греческой, ни римской религии не были свойственны перечисленные черты. Но более всего удивляет то, что греческих и римских авторов поразило не это отличие, кажущееся нам основным. Действительно, когда Тит Ливий указывает в одном из отрывков, тысячу раз процитированном нашими современниками, что этруски были религиозными в высшей степени, он основывается в этом утверждении на их знаниях суеверий, то есть не всех суеверий в целом, а конкретных религиозных практик; подчеркивается их наука, их мастерство во всем, что касается культа. Пытаясь проиллюстрировать особую религиозность этрусков, античные авторы связывали этрусские этнонимы и топоними с религиозными терминами. Дионисий Галикарнасский и Исидор Севильский считали, что латинское название этрусков, «Tusci», соответствовало греческому «thuosikoi» от глагола «thuein» («приносить в жертву») и что этруски, таким образом, были «жрецами, совершающими жертвоприношения». Кроме того, считалось, что название города Цере (Черветери) восходит к римскому «caerimoniae». Но наше удивление неуместно: греческая и римская религии покоились прежде всего на формализме, на культе, а вера в богов носила вторичный характер. Именно характер и сила этрусских религиозных практик покорили греков. И среди этих практик техники гадания были особенно замечательными.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

загадка номер один» бесплатно — Страница 1

А. Кондратов

Этруски — загадка номер один

ГЛАВА 1. Учителя учителей

Римлян называют учителями Западной Европы. Действительно, западноевропейская цивилизация переняла от римской культуры огромное число ее достижений, начиная с алфавитного письма и кончая устройством канализации. Но сами римляне имели своих учителей. Ибо у колыбели римской цивилизации стоит другая, более древняя, созданная этрусками, народом, который и по сей день остается загадочным. И мы недаром назвали нашу книгу «Этруски — загадка номер один». В самом деле: разве не «первым номером» современной исторической науки, изучающей происхождение древних цивилизаций, должен быть поставлен вопрос об «учителях учителей» западноевропейской культуры, культуры, которая после эпохи Великих географических открытий распространилась во все части света, включая нынешние станции зимовщиков в Антарктиде?

На земном шаре немало народов, чье происхождение, история, язык, культура представляются загадочными. И все-таки этруски по праву называются «самым загадочным» народом. Ведь жили они не в далеких экзотических краях, а в самом сердце Европы, изучение их началось в эпоху Возрождения, когда европейцы не знали ничего об Америке, Австралии и Океании, да и сведения об Африке и Азии у них были весьма фантастическими, — однако наши знания об «учителях учителей» меньше, чем о пигмеях Конго, индейцах Амазонки, полинезийцах Океании и других народах, которые именуются «загадочными». Загадка этрусков — это действительно «загадка номер один».

Эта загадка не может не волновать и наших, советских, ученых, изучающих истоки культурного наследия, которым мы пользуемся наряду с другими европейскими народами.

Символом Рима является Капитолийская волчица, вскормившая Ромула и Рема. Легендарным основателем города считается Ромул, от чьего имени и производят само наименование Рим, вернее Рома (это мы, славяне, называем его Римом). Разумеется, это лишь широко распространенный миф. Название «вечного города» дано по реке, на которой он стоит. Ведь древнейшее название Тибра звучит, как Рума. Слово же это, скорее всего, происходит из языка этрусков. Но не только наименованием, а и созданием самого города римляне обязаны своим таинственным предшественникам. Да и скульптура Капитолийской волчицы, олицетворяющая Рим, изготовлена руками этрусского мастера, лишь позднее к ней, уже римлянами, были приделаны статуэтки младенцев Ромула и Рема. И для нас в отличие от древних жителей Рима она приобретает иной смысл: «вечный город» был основан этрусками, а затем от них эстафету переняли римляне.

Неподалеку от окрестностей современной Болоньи археологам посчастливилось найти небольшой этрусский город, более или менее пощаженный временем. По нему можно судить о планировке этрусских городов. Они строились на холмах, ступенчато. В центре, на вершине, воздвигались храмы, ниже геометрически правильно располагалась жилая часть города. Ее обязательной принадлежностью был водопровод… Не правда ли, точная копия древнего Рима, стоящего на семи холмах, каждый из которых увенчан храмами, и снабженного водопроводом (который, кстати сказать, действует и по сей день!)?

Древнейшие дома этрусков были круглыми; покрывались они соломенной крышей. Но очень рано стали появляться и прямоугольные дома, в центральной комнате которых горел очаг. Дым выходил через отверстие в крыше. Аристократы и военная знать, господствовавшие в этрусских городах, жили в домах с атрием, т. е. с открытой площадкой внутри дома, на которой помещался домашний очаг. Все это мы находим позднее в «римском» типе жилого здания. Правильней же называть его «этрусским».

От этрусков переняли римляне и конструкцию храмов, чьи крыши и антаблемент — часть сооружения между крышей и колоннами — украшались скульптурами и глиняными рельефами. Впрочем, порой здесь была даже не преемственность или подражание: многие прославленные храмы Рима воздвигнуты были мастерами-этрусками.

Капитолийская волчица — символ Рима; символ же его вечности и могущества — грандиозный храм на гребне Капитолийского холма, который украшала знаменитая волчица, а также множество других статуй и рельефов. Автором их был скульптор-этруск Вулка из этрусского города Вейи.

Храм на Капитолийском холме; посвященный Юпитеру, Юноне и Минерве, был сделан по приказу последнего царя Рима, Тарквиния Гордого, родом этруска, и его архитектура — типично этрусская. Передняя часть храма — это зал с колоннадой; задняя — три зала, расположенных параллельно друг другу; помещения: центральное, посвященное верховному богу Юпитеру, и два боковых, посвященных Юноне и Минерве.

Этрусскими были не только пропорции, украшения, конструкции, но и материал, из которого сделан Капитолийский храм. Наряду с камнем этруски применяли и дерево. Чтобы предохранить деревянные стены от гниения, их обкладывали сырцовыми плитами. Плиты эти окрашивались в различные цвета. Это, конечно, придавало храму праздничный и веселый вид.

Капитолийский храм несколько раз уничтожался пожарами, но всякий раз отстраивался заново. Причем в том самом, первозданном виде, каким его построили этрусские архитекторы, ибо, по словам прорицателей, «боги против изменения формы храма» — разрешалось только изменять его размеры (хотя по своей величине первый Капитолий не уступал крупнейшим храмам Древней Греции).

Владимир Маяковский писал о водопроводе, «сработанном еще рабами Рима». На самом деле это не совсем так: строительство вели сами римляне по приказанию этрусского царя Тарквиния Приска, правившего Римом.

«Клоака максима» — «великая клоака» — так назвали древние римляне огромную каменную трубу, собирающую излишнюю влагу и воду ливней и уносившую ее в Тибр. «Иногда Тибр гонит воды назад, и различные потоки внутри сталкиваются, но, несмотря на это, крепкое сооружение выдерживает напор», — сообщает Плиний Старший и добавляет, что оно «столь просторно, что по нему могла проехать арба, груженная сеном». Но не только груз сена, но и огромные тяжести, которые провозились поверху этого крытого канала, не могли ничего с ним сделать, — «сводчатая постройка не гнется, на нее падают обломки зданий, которые сами внезапно обрушились или были уничтожены пожарами, земля колеблется от землетрясений, но тем не менее она выдерживает это уже семь сотен лет со времени Тарквиния Приска, являясь чуть ли не вечной», — пишет Плиний Старший.

Минуло еще около двух тысяч лет. Но и по сей день «клоака максима» входит в канализационную систему «вечного города».

Собственно, создание этой постройки и сделало Рим Римом. До той поры тут, на семи холмах, стояли деревушки, а между ними находилось болотистое место — выгон для скота. Благодаря «клоаке максима» оно было осушено и стало центром города — форумом. Сначала центральной площадью, потом центром Рима, затем Римской империи, охватившей почти весь цивилизованный мир античной эпохи, и, наконец, стало символическим наименованием…

Таким образом, этруски создали «подлинный Рим», если даже и допустить, что в деревушках на холмах жили не только они одни, а еще и другие племена, о которых говорят предания римлян.

Еще в XVIII столетии итальянский архитектор Джованни Баттиста Пиранези отмечал, что этруски оказали сильнейшее влияние на «романский стиль архитектуры» — стиль, господствовавший в течение нескольких веков в средневековом искусстве Европы, когда, говоря словами хрониста Рауля Глабнера, автора «Пяти книг истории», жившего в XI в., «христианские народы словно соперничали между собой в великолепии, стараясь превзойти друг друга изяществом своих храмов», и «весь мир единодушно сбросил древнее рубище, чтобы облечься в белоснежные одежды церквей».

Оказывается, что эти «белоснежные одежды церквей» появились все-таки под влиянием «древнего рубища», и даже не «романского», т. е. римского, а еще более древнего — этрусского!

Не только искусство градостроительства, но и систему управления переняли римляне от этрусков. Так, Страбон сообщает, что «триумфальные и консульские украшения и вообще украшения должностных лиц были перенесены в Рим из Тарквиний, так же как фасции, топоры, трубы, священные обряды, искусство гадания и музыка, поскольку римляне применяют ее в государственной жизни». Ведь правители этрусского города Тарквиния, как единогласно утверждают предания, были и царями Рима. И те атрибуты, которые мы всегда связываем с римским господством, на самом деле — этрусские. Например, связки прутьев с воткнутыми в них топорами, тога, отороченная пурпуром, кресло из слоновой кости и т. д…

Об искусстве римского скульптурного портрета написана не одна сотня статей и книг. Обязано оно своим происхождением опять-таки этрускам. «Восприняв у этрусков погребальные обычаи, римляне стали сохранять облик покойного в виде восковой маски. Маски передавали индивидуальные черты родича, пользовавшегося почитанием потомков. Впоследствии скульптурные изображения из твердого металла (бронза, камень) следовали этой художественной реалистической традиции», — пишет профессор А. И. Немировский в книге «Нить Ариадны», посвященной античной археологии.

Учениками этрусков были римляне и в изготовлении статуй из бронзы. Как мы уже говорили, Капитолийскую волчицу отлили этрусские мастера. Не менее великолепна и бронзовая статуэтка химеры, найденная в одном из этрусских городов, — олицетворение злобы и мщения. Ее скрытое перед прыжком напряжение передано с необычайным мастерством и реализмом. И волчица и химера — это образцы традиционного стиля культового искусства этрусков; глаза их когда-то были сделаны из. драгоценных камней. Поздней и в римских храмах наряду со статуями из терракоты помещали бронзовые статуи.

Учителями римлян этруски выступили не только в сфере изобразительного искусства. Например, по словам Тита Ливия, им обязано своим происхождением сценическое искусство Рима. В 364 г. до н. э., сообщает он, для спасения от эпидемии чумы в честь богов были устроены сценические игры, для чего из Этрурии были приглашены «игрецы», которые исполняли различные пляски. Заинтересовавшись их игрой, римская молодежь также стала в подражание этрусским «игрецам» плясать, а затем сопровождать пляску пением. Позднее римляне узнали о греческом театре… «Хотя изложение Т. Ливия страдает некоторой сбивчивостью, остается бесспорным соединение в римской драме трех элементов — латинского, этрусского и греческого», — констатирует С. И. Радциг в своем учебнике «Классическая филология».

Этрусское влияние на римлян сказывалось не только в сфере градостроительства, архитектуры, изобразительного искусства и вообще искусства, но и в области науки. Богатые римляне направляли своих детей в Этрурию изучать «дисциплина этруска» — этрусские науки. Правда, основным достижением этой науки считалось умение предсказывать будущее. Точнее, даже одна из разновидностей этой древней «футурологии» — так называемая гаруспиция, предсказания по внутренностям жертвенных животных (впрочем, иногда гаруспицией называли другую «науку» — предсказание судьбы посредством толкования знамений в виде молний, посылаемых богами во время грозы).

Основным объектом изучения предсказателей-гаруспиков была печень животного, реже — сердце и легкие. На бронзовом этрусском зеркале, найденном в городе Вульчи, выгравирован процесс гадания. Гаруспик склонился над столиком, на котором лежат трахея и легкие, а в левой руке он держит печень. Малейшие изменения в цвете и форме печени получали «строго научное» толкование. Более того, по предложению римского императора Клавдия, была сделана попытка превратить гаруспицию в «государственное учение». Гаруспики играли огромную роль в жизни Древнего Рима и всей Римской империи. Сначала все они были этрусками, затем эту «науку» переняли римляне. К их коллегии, центр которой по традиции находился в этрусской Тарквинии, обращались не только по личным, но и по государственным вопросам. И хотя политическая независимость этрусков в ту пору была давным-давно утрачена, «идеологическое» влияние сохранялось на протяжении многих веков.

В IV в. н. э. император Константин, «благодетель» христиан, издает строгий приказ о том, чтобы гаруспики прекратили жертвоприношения у алтарей и в храмах. Но деятельность этрусских жрецов и их римских учеников продолжается. Когда Константин под страхом смертной казни вообще запрещает деятельность гаруспиков. Но это также не может остановить жрецов — гадание на печени и внутренностях жертвенных животных не исчезает. Даже в VII в. н. э., когда в памяти народов, заселивших просторы бывшей Римской империи, не осталось следов о древних этрусках, продолжают издаваться указы о том, чтобы гаруспики прекратили свои пророчества!

…Итак, искусство и архитектура, градостроительство и водопровод, создание «вечного города» и «науки прорицания» — все это дело рук этрусков, а не римлян, их наследников. Так же как и создание «римской» системы управления. Сами римляне признавали, что они очень многому научились у этрусков в военном деле. Искусство строительства и вождения судов было полностью перенято «сухопутными» римлянами у этрусков — одних из лучших мореходов в Средиземноморье, соперников греков и союзников карфагенян…

Кто же они, этруски? Что это за народ? Этими вопросами заинтересовались очень давно, еще в эпоху античности. И уже тогда родилась «этрусская проблема», ибо мнения ученых той поры резко расходились. Спор об этрусках начался чуть ли не две с половиной тысячи лет назад. Спор, который продолжается и поныне!

ГЛАВА 2. Кто и откуда

Первоначально, в X–IX вв. до н. э., этруски жили в северной части нынешней Италии, в Этрурии (позднее она стала называться Тосканой, ибо этрусков называли еще «тосками» или «тусками»). Затем их владычество распространилось на всю Среднюю Италию и часть Средиземноморья. Их колонии появляются и на юге Апеннинского полуострова, на Корсике и других островах, в предгорьях Альп. Государство этрусков не было централизованным: по свидетельству римлян, это была федерация 12 городов Этрурии (ряд из них уже раскопан археологами, а ряд предстоит еще открыть). Помимо того есть сведения о «12 городах Кампаньи», к югу от Этрурии, и о «новом двенадцатиградии на Севере», в долине реки По и Центральных Альпах. Знаменитый враг Карфагена, сенатор Катон утверждал даже, что этрускам когда-то принадлежала почти вся Италия. Цари-этруски правили Римом.

Но вот «вечный город» освобождается от владычества этрусских царей и становится городом-республикой… А вслед за тем начинается медленный, но неотвратимый упадок этрусского господства. Греческие колонисты на юге Италии закрывают этрусским кораблям свои порты и Мессинский пролив. Затем они в союзе с правителем Сиракуз наносят сокрушительное поражение этрусскому военному флоту. Морская слава этрусков идет к закату. У них отбирают остров Эльбу, затем Корсику. Теряют этруски свои колонии и города в плодороднейшей Кампании на юге и «нового двенадцатиградия» на севере. Настает черед и потерь земель собственно в Этрурии.

Давним соперником Рима был этрусский город Вейи, сосед и конкурент в торговле, искусстве, славе. Кровопролитные стычки между римлянами и этрусками закончились падением Вейи. Жителей города перебили или продали в рабство, а территория его была передана во владение гражданам Рима. Вслед затем начинается медленное проникновение римлян в Этрурию, которое сменяется внезапным вторжением племен галлов.

Галлы захватывают сначала Северную Италию, опустошают Этрурию, а затем разбивают римские войска. Рим также захвачен ордами пришельцев, здания его разрушены и сожжены, лишь храм на Капитолийском холме, знаменитый Капитолий, построенный этрусками, уцелел (помните легенду о том, как «гуси Рим спасли», предупредив защитников Капитолия?).

Галлы, произведя опустошения и получив дань, ушли с земли Рима и Этрурии. Рим сумел оправиться от их нашествия и снова начал набирать силы. Этрурия же, напротив, получила от галльского вторжения смертельный удар. На ее территории римляне устраивают свои колонии. Один за другим попадают под власть Рима этрусские города. И постепенно Тоскана становится уже не «страной этрусков», а римской провинцией, где звучит не этрусская, а латинская речь. Верные принципу «разделяй и властвуй», римляне широко предоставляют своим бывшим соперникам гражданство. Вместе с римским гражданством приходят и римские обычаи. Родной язык забывается, забывается прежняя религия и культура, и, пожалуй, к началу нашей эры только искусство прорицания остается еще этрусским. Во всем остальном этруски — это уже латиняне, римляне. Оплодотворив своими достижениями культуру Рима, этрусская цивилизация исчезает…

Конец этрусков, так же как и эпоха расцвета Этрурии хорошо известны. Неизвестно рождение этрусской цивилизации, этрусского народа. «Отец истории», Геродот приводит самое древнее свидетельство о происхождении этрусков, называемых греками тирренами. Согласно ему они являются выходцами из Малой Азии, точнее, из Лидии (кстати сказать, женское имя Лидия донесло до наших дней наименование этой древней страны, расположенной в центре западной оконечности полуострова Малая Азия).

Геродот сообщает, что «в царствование Атиса, сына Манея, была большая нужда в хлебе по всей Лидии. Вначале лидийцы терпеливо сносили голод; потом, когда голод не прекращался, они стали измышлять средства против него, причем каждый придумывал свое особое. Тогда-то, говорят они, и были изобретены игры в кубы, в кости, в мяч и другие, кроме шахматной игры; изобретение шахмат лидийцы себе не приписывают. Изобретения эти служили для них средством против голода: один день они играли непрерывно, чтобы не думать о пище, на другой день ели и оставляли игру. Таким способом они жили восемнадцать лет. Однако голод не только не ослабевал, но все усиливался; тогда царь разделил весь народ на две части и бросил жребий с тем, чтобы одной из них остаться на родине, а другой выселиться; царем той части, которая по жребию оставалась на месте, он назначил себя, а над выселившейся поставил сына своего, по имени Тиррена. Те из них, кому выпал жребий выселиться, отправилась в Смирну, соорудили там суда, положили на них нужные им предметы и отплыли отыскивать себе пропитание и местожительство. Миновав многие народы, они прибыли наконец к омбрикам, где основали города и живут до настоящего времени. Вместо лидийцев они стали называться по имени сына того царя, который заставил их выселиться; имя его они приписали себе, и названы были тирренами».

Геродот жил в V в. до н. э. Многие его рассказы получили подтверждение в свете современных открытий, в том числе и некоторые сообщения об этрусках. Так, Геродот говорит, что этруски в честь своей победы над греками регулярно устраивали гимнастические соревнования, своего рода «этрусские олимпиады». При раскопках знаменитого этрусского города Тарквиния археологи обнаружили красочные фрески, изображающие спортивные состязания: бег, скачки, метание диска и т. д. — словно иллюстрации к словам Геродота!

Каменные гробницы этрусков имеют сходство с каменными могилами, открытыми в Лидии и соседней с нею Фригии. Святилища этрусков, как правило, расположены возле источников, так же как и святилища древних жителей Малой Азии.

По мнению многих специалистов, этрусское искусство, если отбросить позднейшее греческое влияние, имеет тесную связь и с искусством Малой Азии. Они считают, что многокрасочная этрусская роспись происходит с Востока, подобно обычаю возводить самые древние храмы на высоких искусственных платформах. Говоря образными словами одного из исследователей, «сквозь нарядные греческие одежды, наброшенные на Этрурию, просвечивает, однако, восточное происхождение этого народа».

К этому мнению искусствоведов присоединяются и некоторые историки религии, которые считают, что, хотя основные боги этрусков носили греческие имена, все же они, в принципе, были ближе к божествам Востока, чем греческого Олимпа. В Малой Азии почитался грозный бог Тарху или Тарку. У этрусков же одно из самых распространенных имен происходило от этого имени, в том числе и имена царей-этрусков, правивших Римом, династии Тарквиниев!

Список подобных же доводов в пользу свидетельства «отца истории» можно было бы продолжить. Но все это доводы косвенные, по аналогии. Сходство обычаев, имен, памятников искусства может быть случайным, а не в силу глубокого древнего родства. Что же касается рассказа Геродота о «голодающих лидийцах», которые, спасаясь от голода, в течение 18 лет проводили время в играх, вы, вероятно, и сами заметили в нем много сказочного, легендарного. Тем более, что живший, как и «отец истории», в V в. до н. э. греческий автор Гелланик Лесбосский поведал нам совсем иную историю, связанную с происхождением этрусков.

Согласно Гелланику, территорию Эллады населял когда-то древний народ пеласгов — вплоть до полуострова Пелопоннес. Когда же сюда пришли греки, пеласги были вынуждены покинуть Элладу. Сначала они переселились в Фессалию, а потом греки вытеснили их за море. Под предводительством своего царя Пеласга они доплыли до Италии, где стали называться по-новому, и дали начало стране, именуемой Тирсенией (т. е. Тирренией-Этрурией).

Другие авторы античности говорят, что бежать из Фессалии пеласгов заставил потоп, бывший при царе Девкалионе, еще до Троянской войны. Сообщают они, что часть пеласгов поселилась на островах Лемнос и Имброс в Эгейском море; что первоначально пеласги высадились у реки Спинет на побережье Ионийского залива, а затем двинулись в глубь страны и лишь затем пришли на свою нынешнюю родину, Тиррению или Этрурию…

Версии эти противоречивые, но все они сходятся в одном: этруски — это потомки предшественников эллинов в Греции, пеласгов. Но помимо этой и Геродотовской «теории происхождения этрусков» имеются еще две, также восходящие ко временам античности. В Риме в конце I в. до н. э. жил уроженец малоазийского города Галикарнаса по имени Дионисий, человек образованный и хорошо знакомый как с традициями своей родины, так и с римско-этрусскими преданиями и традициями.

Дионисий Галикарнасский написал трактат «Римские древности», где решительно возражает против утверждения Геродота о том, что этруски — потомки лидийцев. Он ссылается на то, что современник «отца истории», Ксанф, написал четырехтомную «Историю лидийцев», специально посвященную этому народу. И в ней ни слова не говорится о том, что половина лидийцев переселилась в Италию и дала начало этрускам. Более того, по Ксанфу, сына царя Атиса звали не Тиррен, а Тореб. Он отделил у своего отца часть Лидии, подданные которой стали именоваться торебянами, а отнюдь не тирренами или этрусками.

Дионисий Галикарнасский считает, что лидийцы и этруски не имеют ничего общего между собой: говорят они на разных языках, молятся разным богам, соблюдают разные обычаи и законы. «Поэтому, кажется мне, правы скорее те, кто считает их местным населением, а вовсе не пришельцами», — заключает Дионисий Галикарнасский, уроженец Малой Азии, живший в Риме, некогда основанном этрусками. И эту точку зрения разделяет не только сам Дионисий, но и очень многие современные ученые.

«Пришельцы с востока или аборигены?» — так, казалось бы, можно суммировать давний спор о происхождении этрусков. Но не будем торопиться. Мы уже цитировали Тита Ливия, древнеримского историка. Процитируем еще одно любопытное замечание, сделанное им: «И альпийские племена, бесспорно, тоже по происхождению этруски, особенно ретии, которые, однако, под влиянием окружающей природы одичали до такой степени, что они не сохранили от старых обычаев ничего, кроме языка, но даже язык они не сумели сохранить без искажения».

Ретии — это жители области, простиравшейся от Боденского озера до реки Дунай (территория нынешнего Тироля и части Швейцарии). Этруски же, по словам Дионисия Галикарнасского, именовали себя расеннами, что близко к названию ретии. Вот почему еще в середине XVII! в. французский ученый Н. Фрере, ссылаясь на слова Тита Ливия, а также ряд других свидетельств, выдвинул теорию о том, что родину этрусков надо искать на севере — в Центральных Альпах. Теорию эту поддержали Нибур и Моммзен, два крупнейших историка Рима прошлого столетия, да и в нашем веке она имеет немало сторонников.

Долгое время сообщение Геродота об этрусках считалось самым древним. Но вот были расшифрованы надписи, выбитые на стенах древнеегипетского храма в Мединет-Хабу, в которых говорилось о наступлении на Египет «народов моря» в XIII–XII вв. до н. э. «Ни одна страна не устояла перед десницей — говорят иероглифы. — Они надвинулись на Египет… В союзниках объединены были среди них прст, чкр, шкрш, дйнй и вшш. Они наложили руки на страны до края земли, сердца их были полны упования и говорили они: „преуспеют наши замыслы“». Другой текст говорит о племенах шрдн, шкрш и, наконец, трш.

Как известно, египтяне на письме не передавали гласных (отошлем читателя к нашей книге «Загадка сфинкса», выпущенной издательством «Знание» в серии «Прочти, товарищ!» в 1972 году, рассказывающей о египетской иероглифике). Поэтому названия народов долгое время не поддавались расшифровке. Затем народ прст удалось отождествить с филистимлянами, о которых говорится в Библии и от которых происходит название страны Палестины. Народ дйнй, скорее всего, это данайцы или греки-ахейцы, те, кто сокрушили Трою. Народ шрдн — это сарды, народ шкрш — сикулы, а народ трш — тирсены или тиррены, т. е. этруски!

Это сообщение об этрусках в текстах Мединет-Хабу на много веков древней, чем свидетельство Геродота. И это не предание или легенда, а подлинный исторический документ, составленный сразу же после того, как египтянам удалось разбить наступающие армады «народов моря», действовавших в союзе с ливийцами. Но о чем говорит это сообщение?

Сторонники «малоазиатского адреса» родины этрусков увидели в указании египетских надписей письменное подтверждение своей правоты. Ведь «народы моря», по их мнению, двигались на Египет с востока, из Малой Азии, через Сирию и Палестину. Однако в текстах нигде не сказано, что «народы моря» нападали на Египет именно с востока, там лишь сказано, что они сокрушили страны, лежащие восточнее страны пирамид.

Напротив, многие факты указывают, что «народы моря» напали на Египет с запада. Например, библейская традиция указывает, что филистимляне пришли в Палестину с Кафтора, т. е. острова Крит. Головные уборы «народов моря», изображенных на египетских фрёсках, сопровождающих надписи, удивительно похожи на головной убор, запечатленный на голове рисуночного знака иероглифической надписи, также найденной на острове Крит. Данайцы-ахейцы жили в Греции чуть ли не за тысячу лет до появления «народов моря», а Греция также лежит к западу от Египта. От названия племени сардов происходит наименование острова Сардиния, сикулами называли древнейших обитателей Сицилии…

Откуда же тогда пришли тирсены, союзники всех этих народов? Из Греции, родины пеласгов? И тогда прав Гелланик Лесбосский? А может, из Италии, вместе с сардами и сикулами? То есть они были аборигенами Апеннинского полуострова, как и полагал Дионисий Галикарнасский, которые совершили рейд на восток? Но, с другой стороны, если это так, то, может, и альпийская теория происхождения права? Сначала этруски жили в Центральных Альпах, реты остались на своей прародине, а тиррены основали Этрурию и даже, вступив в союз с другими племенами, жившими по соседству на Сицилии и Сардинии, продвинулись далеко на запад, вплоть до Египта и Малой Азии…

1 2 3 4 5 6 7 8

www.litlib.net

Этруски в Северной Италии | Н.Н. Залесский

Работа посвящена одной из интересных страниц доримской Италии. Эта тема в данное время преобрела особое значение в связи с новыми открытиями этрусских поселений. Эта одна из интересных книг по истории этрусков.

Содержание

Предисловие...........3

Гл. 1 Этруски в Паданской области и в Альпах. Из истории вопроса. Источники.

1. Из истории вопроса.......................................................................................52. Античное предание......................................................................................133. Надписи и данные языка..............................................................................324. Вещественные памятники..............................................................................52

Гл. 2 К истории Паданской Этрурии.

1. Проблемы исконного населения Северной Италии и доколонизационные сношения этрусков с Паданской областью.............762. Причины, исходные центры колонизации, пути и время проникновения этрусков. Вопрос об этапах колонизации.................803. Двенадцатиградие Паданской области. Ее центры и территория. Этнический состав населения. Синойкизм и градостроительство.Политическое и военное устройство.................................................................................................................854. Хозяйственная жизнь Паданской Этрурии..........................................................................................................1025. Нашествие галлов и бытование этрусского элемента в Северной Италии в галльскую и римскую эпоху.............109

Сокращения...........................................................................................................................................................115

EPUB | FB2 | MOBI | TXT | RTF

* Конвертация файла может нарушить форматирование оригинала. По-возможности скачивайте файл в оригинальном формате.

booksee.org

Жан-Ноэль Робер. Этруски. М, 2007. Выдержки

М, 2007.

Выдержки. Стр. 189-197, 226-251.

 

СВЯЩЕННЫЕ КНИГИКниги гаданийКниги по объяснению молнииРитуальные книгиКниги судебКниги о загробной жизни

НАДПИСИЗолотые скрижали из Пирги Лемносская стелаЛьняная книга, или "Книга Загребской мумии"

СВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА ИсторияТеатр и поэзия

СРЕДСТВА ДЛЯ ПИСЬМА

 

СВЯЩЕННЫЕ КНИГИ

Этрусская религиозная наука (disciplina etrusca) основана, прежде всего, на толковании того, что говорилось пророками – например, Тагесом – и было тщательно записано в священных книгах. Этих книг было пять: libri haruspicini, fulgurales, rituales, fatales и acheruntici. Первые касались гаруспиков, вторые обсуждали молнии, третьи – различные обряды, которые надо было соблюдать, четвертые – различные чудеса и последние – все то, что касалось загробной жизни. Надо уточнить, что этот список не окончательный, он может расширяться за счет специальных текстов (например, текстов Тарквиния Приска, который был авторитетом в Риме в I веке до н.э.) или текстов, приуроченных к тому или иному конкретному случаю. Большая часть этого священного знания касалась гадания, которое занимало в этрусском мышлении такое место, какого оно не знало в менталитете римлян. К несчастью, за исключением книг по трактовке молний и ритуальных книг, мы ничего не знаем о содержании этих священных текстов.

Книги гаданий

Изучение бронзовой печени, найденой в Плезан-се, отчасти позволяет нам понять, каким образом этрусские жрецы гадали на внутренностях жертвенных животных. Можно предположить, что они пытались трактовать значение всех неровностей, обнаруженных при осмотре внутренностей. Мы обладаем отрывком из одного восточного текста, касающимся выводов, сделанных после осмотра подобной печени в Южной Вавилонии, где подобное гадание также широко практиковалось:

"Если верхняя оболочка сокращена (?), царь в своем могуществе защитит иностранных братьев, Если нижняя оболочка сморщена, царь приведет в расстройство свою страну,... Если мембрана искривлена, враги поставят страну в затруднительное положение, Если мембрана дважды повреждена, восстания повлияют на настроение армии" и т.д.

Очевидно, в этрусских книгах содержались подобные же перечисления всех возможных случаев с их немедленными последствиями. Вероятно, к этому добавлялись размышления над поведением того или иного бога, которому соответствовала та или иная часть печени, как это показано на печени из Плезанса.

Книги по объяснению молнии

Это, без сомнения, наиболее известные этрусские книги, потому что римляне тоже обычно прибегали к гаруспикам, чтобы интерпретировать удары молний, воспринимавшиеся ими как знамение. Поэтому не удивительно, что многие писатели и философы интересовались этой темой. Помимо Цицерона, Сервия или чуть позже Лидия, надо отметить два отрывка, один из Плиния Старшего ("Естественная история", II, 37-146), другой из Сенеки (Qwest.nat., II, 32-49). Источниками для них явились Цецина, Тарквиний Приск и некий Юлий Акила, которого мы не знаем.

Этрусские книги объясняли, как интерпретировать удар молнии. Было важно знать, откуда приходила молния, во что она ударяла и, в случае необходимости, в каком месте она появлялась вновь, так как жрецы верили в эту возможность. Бог-громовержец Тин был повелителем молний: он располагал тремя их видами. Девять других божеств тоже могли пользоваться молниями, что позволяло различать всего двенадцать разновидностей молний. Поэтому важно было выяснить, какой бог послал ту или иную молнию. Сделать это отчасти помогал понять цвет молнии – например, красный цвет был символом бога-громовержца Тина.

Молния не считалась враждебным явлением. Согласно учению этрусков, "манубии" (так назывались у них молнии) исходили для того, чтобы дать предупреждение. Кроме того, считалось, что Тин мог метать разрушающие и сжигающие молнии только после совета с двенадцатью другими богами.

Наблюдая за молнией, жрец должен быть,в состоянии расшифровывать значение божественного послания. Сенека писал: "В то время как мы [римляне] верим, что молния есть следствие столкновения туч, они [этруски] убеждены, что тучи сталкиваются с целью произвести молнию, поскольку этруски приписывают все происходящее богам. Они верят не в то, что вещи имеют значение, поскольку они случаются, а наоборот, что они происходят, потому что обязательно должны иметь некое значение". В связи с этим, одни молнии означали, что надо быть осторожными, другие были предвестниками смерти или ссылки, третьи – угрозу правителю и т.д. Одни предначертания молний имели значение, ограниченное во времени, другие означали, что надо реагировать незамедлительно, третьи – призывали к отсроченной по времени церемонии

Удар молнии мог нести и частное предупреждение, причем для человека он мог означать как благополучие, так и несчастье. Иногда удары молнии использовались как магическое средство: считалось, что их можно обратить против врага: Плиний рассказывает историю о царе Вольсиний, который добился от богов того, что они убили молнией ужасное чудовище Вольту, угрожавшее городу.

Гадание по молниям практиковалось и в Риме. Например, Нигидий Фигул, современник Цицерона, упоминал удар молнии в одной своей речи. Такие факты очень ценны для нас. Тот же Нигидий Фигул составил календарь, в котором на каждый день года была дана своя интерпретация небесных явлений. Хотя он и уточнял, что эти его прогнозы имеют отношение только к Риму, мы можем предположить, что римские книги по объяснению молний были схожи с этрусскими и содержали схожую информацию для гаруспиков.

Ритуальные книги

Один текст дает нам определение того, чем являлись этрусские ритуальные книги libri rituales. Фест (Festus) отмечал, что в них было написано, "каким обрядом надо сопровождать основание города, алтаря, храма; как освящать стены, каково религиозное положение ворот, как разделены курии, центурии и племена, как составлять и командовать армиями, а также много другого, имеющего отношение к войне и к миру".

Одним словом, эти книги описывали все ритуальные процедуры для основания городов и организации учреждений. Но Фест относит все это только по отношению к истории города Ромула. Без сомнения, сюда надо добавить и некоторое число обрядов, касающихся разгадывания некоторых знамений, которые имели в Этрурии столь же важное место, как и в Риме, а также как календарь главных обрядов, написанный на льняных повязках, которые использовали впоследствии для того, чтобы обмотать египетскую мумию. Речь идет о так называемой Загребской мумии, ибо один хорват привез ее в свою страну в XIX веке. Удалось понять лишь несколько пассажей из этого этрусского текста, но и они говорят о том, что это некий ритуальный календарь.

Среди обрядов, упомянутых Фестом, есть один, который совершенно точно был заимствован римлянами у этрусков. Это обряд, сопровождавший основание города. Тит Ливии указывает на то, что Рим был заложен по этрусским обрядам. Известно, что город Ромула был построен на холме Палатин. Черта города была отмечена камнями, расположенными на известном расстоянии друг от друга. Это был так называемый "четырехугольный Рим" (Roma quadrata), названный так вследствие формы самого холма и потому, что его построили по правилам искусства гаруспиков, которые требовали, чтобы город имел именно эту форму. При этом жрецы обращались к богам, желая узнать их волю, и соблюдали определенные ритуалы, чтобы получить их одобрение. Например, при основании Рима применялся так называемый обряд опахивания, который является, по сути дела, операцией по ог-раничиванию плугом определенной площади земли. Потом выкапывалась большая круглая яма (mundus), что символизировало концепцию человеческого мира и небесный свод, и туда сбрасывалась часть урожая, вино, оружие и т.п. Тщательно ограниченными квадратами отмечали священное пространство внутри будущих укреплений: речь идет о помериуме (лат. pomerium – граница, рубеж), то есть священной полосе свободного пространства по обе стороны городской стены (преимущественно с внешней), на котором возводились стены города. Помериум бороздился бронзовым плугом. Жители области внутри помериума пользовались особыми привилегиями – это тоже этрусский обычай, заимствованный римлянами. Сила этого ритуала была такова, что когда Рем перепрыгнул через священную борозду, насмехаясь над своим братом, Ромул вынужден был убить его, чтобы предотвратить превратности судьбы и сделать так, чтобы его город был непобедим.

Книги судеб

Развивали ли этруски еще до начала греческого влияния теорию о неотвратимости судьбы? Мы этого не знаем, но если это допустить, то тогда нет ничего удивительного в том, что в их книгах было собрано все, что касалось судеб людей и государств. В книгах судьбы, как и в libri fulgurales, вероятно, было заключено все, что касалось предсказания как индивидуальных, так и коллективных судеб.

Согласно Цензорину, этруски разделяли человеческое существование на двенадцать частей, на двенадцать семилетних циклов – "недель". Каждая такая "неделя" приносила человеку новые возможности, ставила перед ним особые задачи; он получал дары от богов и мог обращаться к ним с просьбами. Когда заканчивался десятый цикл и человеку исполнялось семьдесят лет, он утрачивал право просить и получать от богов что бы то ни было. А в конце двенадцатой "недели", то есть в восемьдесят четыре года, люди "выходили из своего духа", и им уже не нужны были знаки.

Книги судеб трактовали то, что считалось чудесами. По свидетельствам некоторых авторов, они содержали описания чудес, представляя собой нечто вроде справочной антологии.

Возможно, мы сможем составить представление о содержании этих книг, основываясь на том, что мы знаем о книгах загадок. Эти книги пророчеств, известные в Риме, были восстановлены после их исчезновения во время пожара Капитолия в 83 году до н.э. После этого римские эмиссары помчались в южные греческие города, в частности в Кумы, чтобы собрать греческих оракулов по обычаю того времени. Но не исключено, что происхождение этих книг было этрусским. Легенда гласит, что эти замечательные книги были принесены в Рим во время правления Тарквиния при самых волнующих условиях (Дионисий Галикарнасский, IV, 62). Что касается первых следов консультирования с ними, то они уходят к 496 году до н.э., когда этрусское влияние в Риме еще было очень сильным. При этом не следует забывать о существенных различиях в подходе к чуду у римлян и этрусков. Упорядоченная жизнь Рима выработала отношение к любому чудесному явлению, как к чему-то угрожающему. У этрусков чудо могло нести в себе как положительное, так и отрицательное предзнаменование.

Книги о загробной жизни

Наконец, последней категорией священных книг были книги мертвых, рассказывающие о смерти и посмертной жизни. Об этом нам тоже не осталось почти никаких надежных свидетельств, за исключением нескольких строк у Арнобия ("Adversus nationes", II, 62), который уточнял, что в нихможно было читать о том, "что некоторые души оказывались божественными и были извлечены из законов смертных кровью некоторых животных, пожертвованных некоторым богам".

Эти несколько слов очень важны для понимания веры этрусков в иную жизнь, что подтверждают также рисунки на некоторых гробницах. Арнобий делает намек на сложную церемонию, которая позволяла добиться обожествления души покойного. Жертвенная практика здесь отличалась от того, что жрец обычно выполнял: речь шла о том, чтобы подарить богу не жертвенное животное, а только его кровь. Это было нечто вроде символической передачи, ибо кровь животного представляла собой его жизнь, а его душа заменяла душу покойного. Таким образом, она попадала в ад вместо души покойного, а та тем самым, оказывалась освобожденной и могла стать бессмертной в форме духа, названного "animalis", от слова "anima" (душа).

Жизнь для этрусков была коротким мгновением по сравнению с вечностью. Символическим выражением этих представлений было и то, что свои жилища и даже храмы они строили из быстроразрушаю-щихся материалов, а гробницы – из каменных блоков, переживших тысячелетия. О том, что происходило с человеком после смерти, рассказывали специальные книги, из которых до нас дошли лишь небольшие отрывки, сохраненные разными римскими авторами. Из них мы знаем, например, что этруски верили в загробный суд, который вершила крылатая богиня Вант, и поэтому клали в гробницу умершего "книгу жизни", чтобы богиня не была к нему слишком суровой.

***

НАДПИСИ

Мы располагаем более чем двенадцатью тысячами этрусских надписей, и постоянно обнаруживаются все новые и новые, однако среди них очень редки те, что включают более двадцати слов. В 1893 году их начали собирать в "Corpus Inscriptionum

Etruscorum", разделенный на три части- Северная и Внутренняя Этрурия, прочая Этрурия и территория фалисков (Нижняя Этрурия). Но это собрание содержит много ошибок, поэтому лучше пользоваться "Testimonia Linguae Etruscae" (T.L.E.), которая содержит избранные надписи, собранные итальянским историком и археологом Массимо Паллоттино.

Надписи в основном сделаны справа налево и бустрофедоном (способ письма, при котором первая строка пишется справа налево, вторая – слева направо, третья – снова справа налево и т.д.). Этруски часто писали, не разделяя отдельные слова. Однако иногда можно встретить тексты, где слова отделены друг от друга одной, двумя, тремя и даже четырьмя точками. Иногда попадаются точки и в середине слов, хотя этому нет никакого грамматического объяснения.

<…>

Самые длинные из известных надписей:

1. Liber linteus (Льняная книга), которая еще носит название "Книга Загребской мумии". Представляет собой книгу, написанную на льняном полотне. Содержит примерно 1200 слов, в том числе 500 разных, и она датируется II веком до н.э.

2. Черепица из Капуи V-IV вв. до н.э. имеет надпись, выполненную на бустрофедоне. Содержит 62 строки, примерно 300 слов, которые можно прочитать.

3. Пограничный столб из Перуджи содержит информацию о разделе двух земельных участков и представляет собой контракт между их владельцами. Этот юридический документ II века до н.э.содержит 46 строк и 130 слов.

4. Свинцовая лента V века до н.э., найденная в святилище Минервы, содержит 11 строк и 80 слов, из которых 40 можно прочитать.

5. Свинцовый диск из Мальяно V века до н.э. содержит более 80 слов.

6. Арибал1 VII века до н.э. содержит 70 слов на архаичном языке.

7. Скрижали из Пирги представляют собой два золотых листа, на одном содержится 37 слов, на другом – 15 слов. Они датируются началом V века до н.э.

8. Бронзовая табличка из Кортоны, обнаруженная в 1992 году, но недоступная для широкой публики до 2000 года, имеет надписи, выгравированные с двух сторон: 32 строки с одной и 8 – с другой. Эта табличка датируется III-II вв. до н.э. и является, как и надгробный камень из Перуджи, юридическим документом. В нем идет речь о продаже земельной собственности и содержится три категории имен: продавцов, покупателей и, возможно, гарантов контракта. Это официальный документ размером 28,5 см на 48,5 см, который заверен магистратом города.

1Арибал – характерная форма керамики, представляет собой маленький кувшинчик для масла или духов с шаровидным туловом, узким горлом и единственной ручкой. – Примеч. пер.

Таблица из Кортоны (сторона А)

 

Золотые скрижали из Пирги

В 1961 году при раскопках этрусского города Пирги были найдены три золотые пластины с надписями на двух языках: одна на пуническом и две на этрусском языке. Это "двуязычие" тут же вызвало в памяти Розеттский камень, которого не хватало для того, чтобы расшифровать этрусский язык. Увы, исследователей ждало разочарование: не только надпись на пуническом языке оказалась не до конца понятной, но и надписи на этрусском языке дословно не соответствовали пуническому тексту.

Эти три пластины имеют десяток отверстий, так как они прикреплялись гвоздями у входа в одно из зданий – вероятно, в храм. Они датируются началом V века до н.э. <…>

Обе этрусские надписи (первая состоит из 16 строк и 37 слов, вторая – из 9 строк и 15 слов) сделаны алфавитом, распространенным в городе Цере. Последняя строка в первой надписи и последняя строка во второй надписи, будучи много короче, чем другие строки, примыкают к правому краю пластин, совершенно определенно свидетельствуя, что надпись идет справа налево, то есть от правого края пластины к левому.

<…>

Золотые скрижали из Пирги

 

Лемносская стела

Лемносская стела – надгробный памятник с надписью на языке, близком к этрусскому, была найдена в 1885 году на острове Лемнос (она была вмурована в стену церкви в Каминье в юго-восточной части острова). Стела представляет собой интереснейшую находку, которая может пролить свет на происхождение этрусков, хотя она ставит больше вопросов, чем дает на них ответов.

На стеле изображен воин, вооруженный копьем, а вокруг него расположены надписи. Стелу относят к VI веку до н.э., при этом верхней границей датировки считается присоединение Лемноса к Афинам Мильтиадом в 510 году до н.э., после чего население острова было эллинизировано. Рядом со стелой была найдена вторая надпись. Итальянская археологическая экспедиция, нашедшая стелу, также обнаружила надписи, сходные с надписями стелы, на фрагментах местной керамики.

<…>

Лемносская стела

 

Льняная книга, или "Книга Загребской мумии"

До наших дней дошла одна из этрусских ритуальных книг, содержащая описание обрядов, которые требовалось выполнять в честь богов в специально установленные для этого праздники. Речь идет о так называемой Льняной книге. Подобных книг должно было быть много, но лишь ей одной история позволила оказаться представленной на суд современных ученых.

История этой книги (ее еще называют книгой Загребской мумии) очень интересна. Один офицер венгерской армии, будучи в командировке в Египте, приблизительно в 1850 году приобрел египетскую мумию. Причины, заставившие его купить мумию, до сих пор неизвестны, но факт остается фактом: мумия была приобретена, привезена в Вену, и вскоре после смерти этого офицера ее унаследовал его брат. Ему мумия была не нужна, и он подарил ее Народному музею в городе Загреб. Позже ученые обнаружили, что мумия завернута в длинные отрезки льняной ткани (примерно 14 метров длиной и 30 см шириной), на которую нанесены надписи. Согласно заключению специалистов, и мумия, и сами ткани были по происхождению, бесспорно, египетские, но надписи были сделаны на этрусском языке. Сама же ткань с надписями первоначально представляла собой один целый документ, впоследствии разрезанный на длинные полоски, которыми была обернута мумия. Текст был разделен на 12 колонок по длине, а те, в свою очередь – на отрезки по 24 строки, состоящие из 4-7 слов. В целом, сохранилось примерно 1200 слов из общего текста, который оценивается примерно в 2500-4000 слов. Как бы то ни было, речь идет о самом длинном этрусском тексте, который дошел до нас. И это единственное, что заслуживает определения "книга", за исключением совсем недавних открытий.

<…>

***

СВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Многие этрускологи ставят под сомнение существование этрусской светской литературы из-за того, что латинские авторы не оставили нам почти никакого ее следа, в отличие от священных книг. Между тем ряд специалистов, в том числе Массимо Паллоттино и Жак Эргон, утверждают, что подобная оценка слишком поспешна. Надо отдавать себе отчет в том, что религиозная литература этрусков была оригинальным и ценным вкладом в культуру римлян, с чем у них самих ничто не могло сравниться. Поэтому они стремились знать ее и даже переводить. Со своей стороны, светская литература, вероятно более близкая к литературе римлян, не требовала к себе такого же особого внимания, и поэтому ее знали и переводили более сдержанно.

Очень короткие упоминания все же обнаруживают реальность ее существования. Например, Таркви-ний Приск, который перевел на латинский язык "Этрусский трактат о знамениях" (см. Макробиус, "Сатурналии", III, 7, 2), которым вдохновился Виргилий, был также, как утверждает Лактанций, автором книги "Об известных людях" ("Введение в божественное учение", I,10, 2). Варрон цитирует некоторого Воль-ния, который якобы писал этрусские трагедии ("De Lingua latina", V, 9, 55). Диодор (V, 40) отмечает, что этруски "развивали письменность, науки о природе и теологию": он ставит письменность на первое место. Мы можем даже предположить, что высшие классы этрусского общества имели некий интеллектуальный престиж, особенно на юге Тосканы, в то время когда Рим только знакомился с литературой. Тит Ливии писал: "У меня есть сколько угодно свидетельств, которые доказывают, что детей римлян тогда принято было обучать этрусской грамоте, так же как теперь – греческой" (IX, 36, 3).

Город Цере, лежавший в 40 километрах к северу от Рима, без сомнения, освещал весь регион, как некий культурный прожектор для золотой римской молодежи. Многие римские семьи (Фабии, Клавдии и др.) находились в контакте с Этрурией. Цере также пользовался репутацией очага эллинизма: город имел свою сокровищницу в Дельфах, и раскопки там

обнаружили очень красивые образцы греческой керамики с черными или красными рисунками. Молодые люди изучали в Цере греческий язык, а высшее этрусское общество, разумеется, владело двумя языками, как позже ими стали владеть римляне в столице. Жак Эргон даже рассудительно предположил, что при том, что этрусский использовался для составления священных книг, большая часть светской литературы писалась, без сомнения, на греческом языке – как это будет потом в Риме (например, Фа-бий Пиктор). Можно только задать вопрос, почему римляне не упоминают эти труды, написанные на греческом, если они могли легко ими пользоваться? Среди художественных жанров, имевшихся у этрусков, по крайней мере три оставили следы, которые почти не позволяют сомневаться в их существовании: это – история, поэзия и театр.

История

В последнем веке до н.э. уже цитированные авторы – Тарквиний Приск, Авл Цецина и некоторые из гаруспиков – заставили Варрона читать по-этрусски. Тот же Цецина сделал из Таркона (Тарквиния) основателя Мантуи, города, названного так по имени этрусского бога мертвых (Mantus), и двенадцати цизальпинских городов, объединенных в конфедерацию. Конечно, Цецина писал на латинском языке, но невозможно себе представить, что он не опирался при этом на этрусские источники.

Император Клавдий считался тонким знатоком этрусской культуры. В 48 году он произнес знаменитую речь, сохранившуюся на бронзовой пластине, которая позволяет нам познакомиться с легендарной историей этрусского царя Рима Сервия Туллия. Он утверждал, что опирается на знание auctores

Tusci (этрусских авторов). И без сомнения, он был не единственным среди римских историков, кто опирался на них. Кроме того, Клавдий написал на греческом языке "Историю этрусков" в двадцати томах, все из которых сегодня, увы, потеряны. Там он отмечал, что пользовался семейными архивами своей первой супруги, происходящей из богатой этрусской семьи, члены которой оказали ему бесценную помощь.

В Этрурии, как и в Риме, создание исторических трудов, без сомнения, было основано на семейных архивах, и следы, которые мы смогли обнаружить, делают этрусские книги современниками первых римских хронистов: историография появилась в Италии во II веке до н.э. В Риме Фабий Пиктор создал первый памятник этого жанра литературы на греческом языке. Его семья в течение века была тесно связана с Этрурией: Фабий Максим Руллиан, консул в 322-295 гг. до н.э., был первым, кто проник в центр Этрурии и завязал связи с царями Кьюзи, Ареццо и Перуджи; прозвище "победителя Вольси-ний" в 265 году до н.э. у Фабия Максима Гургита явилось транскрипцией этрусского слова curce, "отличившийся в Кьюзи"1.

1По другой версии, прозвище Гургит могло произойти от "проеденного отцовского наследства" (gurges – "мот"). – Примеч. пер.

Семейные традиции, которые имели, как мы знаем, огромное значение в Риме, также высоко чтились и в Этрурии. Многие латинские поэты (Гораций, "Сатиры", 1, 6, 1; Авл Персий, "Сатиры", III, 28; Ювеналий, "Сатиры", VIII, 1) подтрунивали над тщеславием, заставлявшим этрусков видеть свое семейное предназначение в составлении генеалогического древа. Сам Меценат, могущественный министр Августа, крупный вельможа и потомок знаменитого этрусского рода, водружал свое генеалогическое древо в атриуме свего жилища, чтобы все знали о его аристократическом происхождении. Даже после смерти этруск не желал отказываться от свидетельств своих высоких достижений и достижений своих предков. Рисунки, которые украшают гробницы, напоминают о часах славы семьи и заменяют семейные архивы. Такова, например, гробница Франсуа в городе Вульчи.

Примеры заботы представителей богатых семей о том, чтобы сохранить в письменном виде рассказ о своей жизни, во множестве найдены при раскопках в городе Тарквинии. Речь идет об элогиях (названных "Тарквинийскими элогиями"), написанными на латинском языке в последнем веке до н.э. Они напоминают те, что были составлены в Риме для восхваления героев ранних римских легенд, лишь в Тарквиниях Таркон заменил Энея. Но в них упоминаются также и имена реальных персонажей, в основном нам неизвестных, что свидетельствует о том, что богатые этрусские семьи должны были призывать на помощь образованных людей, чтобы отмечать в письменном виде то, что устная традиция могла бы легко стереть из памяти людей. Подозреваем, что элогии могли приукрашивать факты, как это имело место в Риме. Но все же они составляли exempla, на котором базировалось воспитание, и концепция истории могла там найти один из источников вдохновения.

Таким образом, мы видим, как воскресают в памяти фигуры, принесшие славу своему городу, храбрые воины или известные магистраты, чья карьера записывалась в нескольких строках на их саркофагах. Иногда мы встречаем там известную фамилию, как, например, семью Спуринна, один из представителей которой, будучи гаруспиком, предостерегал Юлия Цезаря 1 марта 44 года до н.э. об опасности. Цезарь не послушался его предсказаний, и через некоторое время его судьба подтвердила волшебный талант этруска.

Театр и поэзия

Хотя у нас и нет никаких литературных доказательств существования драматического искусства у этрусков, кроме цитирования Варроном некоего Вольниуса, который якобы писал трагедии во II веке до н.э., нет сомнений, что тосканцы знали и любили театральные постановки. Открытие небольшого театра, выполненного в виде амфитеатра, недалеко от гробницы Тарквинии (он датируется IV веком до н.э.) показывает, что он использовался в религиозных и погребальных целях.

Точно так же открытие в Тарквиниях, Кьюзи и Вольтерре саркофагов, на которых изображены сцены из греческих трагедий и театральные мизансцены, позволяет понять интерес, имевшийся у этрусков к драматическому искусству. Эти саркофаги датируются самое позднее III веком до н.э., то есть тем временем, когда римский театр делал лишь первые шаги, и это не позволяет говорить о каком-то римском влиянии в этой области. Греческое присутствие в Этрурии объясняет происхождение этих сцен, а также транскрипцию греческих имен в этрусском языке (Achle для Ахилла, Clutumsta для Клитемнестры, Alechsentre для Александра), и это показывает, что тосканцы были очень схожи с ними и даже адаптировали свой язык к их произношению. Без сомнения, они переводили греческие произведения или сами писали пьесы, в которых действующими лицами были греческие герои.

То, что археологи не нашли остатков этрусских театров, объясняется, по всей видимости, использованием разборных деревянных подмостков, как это одно время делали римляне. Можно допустить, что Вольниус был одним из целого списка драматических поэтов, сюжеты которых нашли отражение на камнях саркофагов, но имена которых нам не известны и не будут известны никогда.

Однако если этот театр находился под влиянием греков, то можно задать вопрос: а существовал ли вообще чисто этрусский театр? Тит Ливии сообщает нам о существовании одной римской традиции, которая была заимствована в Этрурии. Речь идет о том, что во время эпидемии чумы, охватившей Рим в 364 году до н.э., в числе других средств для умиротворения богов римляне стали использовать особые представления, которые можно считать первыми театральными представлениями в городе. Согласно одному латинскому историку (VII, 2,4), для этого из Этрурии приглашали так называемых "игрецов" (ludions) – это слово происходит от слова "игра" (ludi). Они должны были танцевать под музыку флейты, но "без каких-либо текстов и жестов, обычно сопровождающих пение". Это свидетельство отсылает нас к танцам и к музыке, которые занимали видное место в жизни этрусков и оставили нам много изображений в гробницах Тарквиний.

Согласно тому же Титу Ливию, римская молодежь (то есть "iuniores" в возрасте от семнадцати до сорока шести лет) начала подражать этрусским "игрецам", "бросаясь в развлечения с импровизированными стихами" – фесценнинами. Речь идет о поэзии очень простой, вольной, даже шуточно-бранной, которая рождалась во время народных праздников и которая стала называться по имени этрусского города Фесценниум. Этот этрусский обычай – возможно, имевший религиозный характер – потом лег в основу италийского фарса. Мало-помалу эта практика вошла в привычку и, согласно Титу Ливию, дала актерам-римлянам новую форму выражения. Так появились "гистрионы", так как по-этрусски "игрец" назывался "ister". Гистрионами стали называть римских профессиональных актеров. Гистрионы образовали труппы, и тот, кто желал дать народу зрелищ, должен был обращаться к лицу, стоявшему во главе такой труппы, обыкновенно также актеру. Техника гистрионов развивалась, и постепенно сформировался первый драматический жанр – сатира (от латинского слова "satura" – смесь, блюдо, приготовленное из разной пищи), где были смешаны пение и пантомима под музыку флейты. Потом появились драмы, комедии и трагедии, а пантомимы во времена империи получили даже большее распространение, чем собственно драматические представления. Можно сказать, что этрусские фесценнины лежали в основе музыкально-танцевальных жанров, в то время как эпические и драматические жанры находились под влиянием греческого театра.

СРЕДСТВА ДЛЯ ПИСЬМА

Материалы, использовавшиеся этрусками для письма, мало отличались от тех, что были обнаружены археологами, например, в римских Помпеях. Двумя основными носителями текстов являлись деревянные таблички, покрытые воском, и льняная ткань. Писали этруски тростниковыми стилосами в первом случае, и птичьим пером – в втором. Краска имела естественное происхождение: обычно это была разведенная сажа или чернила морской каракатицы. Хотя мы и не обладаем никакой точной информацией, можно думать, что в этой области, как во многих других, римляне заимствовали методы письма у этрусков. Вспомним, что прежде чем обратиться к Греции, благородные римляне посылали своих детей проходить "университеты" в Этрурию, а именно в Цере.

Табличка, обнаруженная в Марсильяна д'Альбенья, датируемая VII веком до н.э., представляет собой образец первого типа носителя за одним исключением – она не деревянная, а из слоновой кости. Она была найдена в одном из погребений и, надпись на ней, будучи выполнена на столь дорогом носителе, по-видимому, имеет религиозный характер. Другие находки показывают нам диптихи, то есть набор из двух табличек, соединенных между собой. Такие таблички использовались этрусскими школьниками.

Этрусская цивилизация была цивилизацией письменности, о чем свидетельствуют многочисленные обнаруженные надписи. <…> Этрусские книги – из которых текст Загребской мумии является наиболее удивительным примером – писались на рулонах ткани. Речь идет о volumen, полосе ткани общей длиной около 14 метров, которая должна была наматываться на деревянный цилиндр. Употребление папируса оставалось очень редким из-за слишком высокой его стоимости. А льняные книги были известны также и в Риме начала Республики, еще до употребления папируса, а затем пергамента. Тит Ливии упоминает о таких книгах, на них сохранялись имена магистратов в Риме в V веке до н.э. (IV, 7). Книги, о которых говорит Тит Ливии, походили на маленькие подушки; ткань в них была сложена в несколько слоев в отличие от варианта с Загребской мумией. В Этрурии найдено много образцов таких volumina, например, в руках покойников и на их саркофагах, что должно было свидетельствовать об их высоком положении. Таким же образом должны были выглядеть и священные книги этрусской религии.

И все-таки, хотя льняная книга и оказалась единственной этрусской книгой, дошедшей до нас, еще около шестидесяти их было обнаружено в гробницах, расположенных на юго-западе... Болгарии. Их первооткрыватель, житель Македонии, пожелающий сохранить анонимность, подарил их музею в Софии. Речь идет о сборнике из шести листов золотой фольги, связанных между собой на манер блокнота, который датируется примерно 600 годом до н.э. Этот сборник, напоминающий золотые скрижали из Пирги, включает в себя иллюстрации (всадник, сирена, солдаты) и текст, который был идентифицирован экспертами, как этрусский (один эксперт был из музея Софии, другой – из Лондона). Находка эта очень важна, несмотря на свою таинственность и недоказанность достоверности происхождения. Если предположить эту достоверность, то ее действительная связь с этрусками может считаться признанной!

kladina.narod.ru

Этруски: загадка номер один - Александр Кондратов

  • Просмотров: 3339

    Я тебе не нянька&#33; (СИ)

    Мира Славная

    Глупо быть влюбленной в собственного босса. Особенно если у него уже есть семья. Я бы так и…

  • Просмотров: 3112

    Бунтарка. (не)правильная любовь (СИ)

    Екатерина Васина

    Наверное, во всем виноват кот. Или подруга, которая предложила временно пожить в пустующей…

  • Просмотров: 2892

    Синеглазка или Не будите спящего медведя&#33; (СИ)

    Анна Кувайкова

    Кому-то судьба дарит подарки, а кому-то одни неприятности.Кто-то становится Принцессой из Золушки,…

  • Просмотров: 2598

    Временная невеста (СИ)

    Дарья Острожных

    Своенравному правителю мало знать родословную и сумму приданого, он хочет лично увидеть каждую…

  • Просмотров: 2393

    Закон подлости (СИ)

    Карина Небесова

    В первый раз я встретила этого нахала в маршрутке, когда опаздывала на собеседование. Он меня за то…

  • Просмотров: 2205

    Выкуп инопланетного дикаря (ЛП)

    Калиста Скай

    Быть похищенной инопланетянами никогда не было в моем списке желаний.Но они явно не знали об этом,…

  • Просмотров: 2116

    У любви пушистый хвост, или В погоне за счастьем&#33; (СИ)

    Ольга Гусейнова

    Если коварные родственники не думают о твоем личном счастье, более того, рьяно ему мешают, значит,…

  • Просмотров: 2063

    Отдых с последствиями (СИ)

    Ольга Олие

    Казалось бы, что может произойти на курорте? Океан, солнце, пальмы, развлечения. Да только наш…

  • Просмотров: 2002

    Соблазни меня (СИ)

    Рита Мейз

    Девочка, которая только что все потеряла. И тот, кто никогда ни в чем не нуждался.У нее нет ничего,…

  • Просмотров: 1573

    Оболочка (СИ)

    Кристина Леола

    Первая жизнь Киры Чиж оборвалась трагично рано. Вторая — началась там, куда ещё не ступала нога…

  • Просмотров: 1529

    Ожиданиям вопреки (СИ)

    Джорджиана Золомон

    Когда местный криминальный авторитет, которому ты отказала много лет назад, решает, что сейчас…

  • Просмотров: 1517

    Невеста особого назначения (СИ)

    Елена Соловьева

    Теперь я лучшая ученица закрытой академии, опытный воин. И приключения мои только начинаются. Совет…

  • Просмотров: 1486

    Подмена (СИ)

    Ирина Мудрая

    В жестоком мире двуликих любовь - непозволительная роскошь. Как быть презренной полукровке?…

  • Просмотров: 1358

    Нам нельзя (СИ)

    Катя Вереск

    Я поехала на семейное торжество, не зная, что там будет он — тот, кого я любила десять лет тому…

  • Просмотров: 1319

    Алисандра. Игры со Смертью (СИ)

    Надежда Олешкевич

    Если тебе сказали: "Крепись, малышка" - беги. Только вперед, без оглядки, куда-нибудь, не…

  • Просмотров: 1210

    Ришик или Личная собственность медведя (СИ)

    Анна Кувайкова

    Жизнь - штука коварная. В один момент она гладит тебя по голове, в другой с размаху бьёт в спину.…

  • Просмотров: 1178

    Принеси-ка мне удачу (СИ)

    Оксана Алексеева

    Рита приносит удачу, а Матвею, владельцу торговой сети, как раз нужна капля везения. И как кстати,…

  • Просмотров: 1167

    Соблазни меня нежно

    Дарья Кова

    22 года замечательный возраст. Никаких обязательств, проблем и ... мозгов. Плывешь по течению,…

  • Просмотров: 1132

    Ледышка или Снежная Королева для рокера (СИ)

    Анна Кувайкова

    Не доверяйте рыжим. Даже если вы давно знакомы. Даже если пережили вместе не одну неприятность и…

  • Просмотров: 1131

    Безумие Эджа (ЛП)

    Сюзан Смит

    Иногда единственный способ выжить — позволить безумию одержать верх…Эдж мало что помнил о своем…

  • Просмотров: 1073

    Девственник (ЛП)

    Дженика Сноу

    Куинн. Я встретил Изабель, когда мне было десять. Я влюбился в нее прежде, чем понял, что это…

  • Просмотров: 1017

    Мятежный Като (ЛП)

    Элисса Эббот

    Он берет то, что хочет. И он хочет меня. Когда у нас заканчивается топливо в сотнях световых лет от…

  • Просмотров: 982

    Босс с придурью (СИ)

    Марина Весенняя

    У всех боссы как боссы, а мой — с придурью. Нет, он не бросается на подчиненных с воплями дикого…

  • Просмотров: 967

    Мой предприимчивый Викинг (СИ)

    Марина Булгарина

    Всегда считала, что настойчивые мужчины — миф. Но после отпуска, по возвращению обратно в Россию,…

  • Просмотров: 953

    Истинная чаровница (СИ)

    Екатерина Верхова

    Мне казалось, что должность преподавателя — худшее, что меня ожидает на жизненном пути. Но нет! Я…

  • Просмотров: 803

    И пусть будет переполох (СИ)

    Biffiy

    Джульетта и Леонард встретились пять лет назад в спортзале и жутко не понравились друг другу. Но…

  • Просмотров: 731

    Галактическая няня (СИ)

    Мика Ртуть

    Кто сказал, что воспитатель — это не работа мечты? Когда красавец-наниматель предлагает путешествие…

  • Просмотров: 686

    Босс-обманщик, или Кто кого? (СИ)

    Ольга Обская

    Антон Волконский, глава успешной столичной компании, обласканный вниманием прекрасного пола,…

  • itexts.net

    Читать книгу Этруски. Быт, религия, культура Эллена Макнамары : онлайн чтение

    Текущая страница: 1 (всего у книги 11 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

    Эллен МакнамараЭтруски. Быт, религия, культура

    Предисловие

    Древняя Этрурия, расположенная между Флоренцией и Римом, всегда влекла к себе путешественников, стремящихся увидеть красоту средиземноморского побережья, холмистую местность, покрытую виноградниками, и полные очарования города, известные своими превосходными собраниями произведений искусства Средневековья и эпохи Возрождения. В этом регионе и по сей день встречаются следы древних культур, и в первую очередь культуры этрусков. Именно этруски основали поселение на вершине холма Фьезоле, возвышающегося над Флоренцией, а также заложили город в Орвието, на скале, нависающей над современной автострадой, ведущей на юг, к Риму.

    Это была родина этрусских городов-государств. К VII веку до н. э. некоторые полисы уже достигли своего расцвета, другие сохраняли свое могущество вплоть до III столетия до н. э. – периода завершения римского завоевания. Даже после утраты политической независимости этруски сохранили в I веке до н. э. свои ремесла и продолжали говорить на своем языке. В течение семи столетий кульминации своего расцвета достигла греческая цивилизация, представленная в Италии южными колониальными городами, а Римская республика выросла в самое могущественное государство в Средиземноморье.

    Все вышесказанное позволяет предположить, что должен был существовать широкий спектр письменных памятников, в которых античные авторы описали современное им этрусское общество. К сожалению, однако, большая часть этрусских литературных произведений не дошла до нас, а те надписи, которыми мы располагаем и можем расшифровать, содержат крайне мало полезной информации, касающейся повседневной жизни этрусков. В отношении письменных свидетельств приходится полагаться в основном на работы греческих и римских авторов, зачастую описывавших то или иное событие спустя долгое время после того, как оно свершилось. Эти античные источники содержат бесценные описания исторических событий, затронувших жизнь этрусков, и скупо комментируют жизнь самой Этрурии. Поэтому говорить о типах и характере городов Этрурии, об искусстве и культуре этрусков, укладе их жизни можно, лишь полагаясь в основном на результаты археологических раскопок, которые велись в регионе в течение последних ста пятидесяти лет. С каждым годом наши знания об этрусках расширяются благодаря продолжающимся раскопкам этрусских городов и некрополей, детальному изучению памятников и изделий из керамики и металла и прочих находок. Кроме того, на помощь приходят другие научные дисциплины, призванные расширить наше представление о языке этрусков, его грамматике и лексическом составе, его связи с другими языками, а также об их искусстве, религиозных верованиях и других аспектах жизни.

    Изучая доступные нам свидетельства, можно представить себе общие черты и некоторые отдельные моменты жизни этрусского общества, но все же пробелы в наших знаниях велики. Мы пока не можем разгадать загадку происхождения этрусков, также не вполне понятен нам и их язык. Поскольку упоминания в письменных источниках абстрактных аспектов жизни этрусков редки и весьма туманны, проще сначала изучить более осязаемые свидетельства в виде дошедших до нас памятников и предметов быта, используя все приемы современной науки, попытаться определить характер цивилизации на основании ее художественных и технических достижений, а изучив письменные свидетельства, понять характер народа и таким образом представить себе жизнь, которую вели этруски.

    Реконструкция города Сутри (Сутрий). XIX в.

    Глава 1О чем рассказали археологические раскопки

    Современная Тоскана несет в своем названии отголосок этрусской цивилизации, хотя ее географические границы отличаются от пределов Древней Этрурии. Территория, на которой зарождались этрусские города-государства, включала в себя современную Тоскану и северную часть Лация1   Следует отметить, что обозначение «северная часть Лация и Тоскана», употребленное для описания области, которая впоследствии стала Этрурией, не совсем корректно, поскольку это название не может быть с полным правом использовано до VII в. до н. э. Следует отметить, что в территорию Древней Этрурии также входили районы современной Умбрии. Признавая некоторую неточность в использовании географических названий, автор, надеясь достичь большей ясности, приводит преимущественно современные географические названия, а в скобках дает их греческие или латинские эквиваленты в тех случаях, когда это необходимо. Исключения обусловлены отсутствием современного эквивалента названия или когда латинское или современное название хорошо известно. (Здесь и далее примеч. авт.)

    [Закрыть]; ее границы проходили по реке Арно на севере и Тибру на востоке и юге. На западе ее омывало Тирренское море. Здесь этрускам принадлежали расположенные недалеко от берега крошечные островки, включая Эльбу2   Греческие и латинские авторы использовали различные варианты для называния этрусков: тиррены, туски или этруски.

    [Закрыть] (рис. 1, 7 и 8). Протяженность этого региона с севера на юг составляла чуть более 250 километров, а с востока на запад – менее 150 километров, так что по общей площади Этрурия почти равнялась современному Уэльсу. Границы страны периодически менялись, так что с течением времени этрускам удалось расширить свое влияние за пределы Этрурии.

    География, климат и экология этого региона были благоприятными для заселения, хотя в древности леса могли представлять труднопреодолимое препятствие, да и периодические разливы рек создавали постоянную проблему. В целом скалы южной части региона вулканического происхождения, это так называемый «туф», состоящий из плотных слоев пепла, образуемого при извержении вулканов, кратеры которых теперь превратились в озера Больсена, Вико и Браччиано. За исключением этих кратеров, окаймляющих три озера, и холмов Тольфа и Монте-Соррате, большая часть южного региона Этрурии представляет собой обширное плато с невысокими холмами. Плато обрамляют обрывистые ущелья и лощины, прорезанные в мягкой горной породе водными потоками. Эти реки и ручьи текут в трех направлениях: к Тибру на восток и юг или на запад, к Тирренскому морю.

    Для той части Этрурии, что лежит к северу от воображаемой линии, проведенной от Пальи до долины Фьоры, характерен другой ландшафт. С точки зрения геологии эта область состоит из песчаника и известняка, здесь есть обширные долины и целые группы холмов, некоторые из них достигают внушительной высоты. Этот регион можно условно разделить на две части: на западную холмистую область, в которой прокладывают свой путь реки, текущие либо к морю, либо на север к Арно, и на восточную плодородную верхнюю часть бассейна Тибра и его притоков – наиболее благоприятный для сельского хозяйства район Этрурии.

    Два основных металлоносных региона находятся рядом с Тирренским побережьем. Центр одного из них располагается в холмах Тольфа, лежащих к северу от устья реки Тибр. Другое средоточие месторождений находится в горном районе, протянувшимся вдоль северного побережья, вокруг мыса Пьомбино. Кроме того, следует упомянуть обширные месторождения руды в Коллине-Металлифере и на Эльбе.

    Рис. 1. Карта Восточного и Центрального Средиземноморья.

    Прибрежная равнина простирается на север от устья Арно, за рекой тянутся к морю Апеннины и Лигурийские Альпы, представляющие собой барьер, который во времена этрусков являл собой непреодолимую преграду. К северу и востоку от центра долины Арно в хребет Апеннин врезается множество мелких речушек. Другие реки держат путь в долину По.

    Тибр был судоходной рекой, одновременно объединявшей и отграничивающей Этрурию от Умбрии на востоке и Лация на юге. Как это часто происходит, река стала политической границей, будучи в то же время культурно-связующим фактором. Дороги связывали Кампанию, Лаций, шли мимо Палестрины (Пренесте) к долинам Сакко и Лири.

    Открытые участки береговой линии Этрурии прерываются мысами Монте-Арджентарио, Таламоне, холмами к западу от Ветулонии и мысом Пьомбино. С течением времени береговая линия претерпела изменения, особенно значительными они были в районе между Ветулонией и Руселлами, где заилилась большая лагуна. Удобные природные гавани вдоль этого побережья встречаются редко, альтернативу представляли собой хорошо защищенные берега, на которые можно было вытащить корабли. На заре своей истории этруски уже были известными мореплавателями, море служило дорогой, соединяющей их с другими народами Средиземноморья.

    Перенесемся в бронзовый век – это поможет нам представить некоторые аспекты, сыгравшие важную роль в создании этрусского общества, и понять смысл дискуссии, развернувшейся вокруг вопроса о происхождения этого народа. В Северном Лации и Тоскане обнаружены свидетельства, указывающие на процветавшую некогда в этом регионе культуру раннего бронзового века, которая перерабатывала местные медные и, возможно, оловоносные руды, сплав которых использовался для производства оловянной бронзы. Месторождения двух этих руд редко встречаются в пределах одного региона, но прекрасные местные изделия из бронзы говорят о существовании устоявшейся традиции работы с бронзой и опыте, который накапливался и передавался от поколения к поколению.

    К моменту наступления среднего бронзового века Тоскана уже поддерживала контакты с народами, жившими в нижней долине По, однако западная часть полуострова почти не была затронута ее влиянием, которое тогда распространялось до Греции и Центральной Европы. В тот период в материковой Греции доживала свои последние дни утонченная микенская цивилизация с ее окруженными стенами городами, прекрасными дворцами и гробницами царей, предания о которых дошли до нас в поэмах Гомера. Известно много историй о микенских моряках и минойцах с Крита, путешествовавших в Западное Средиземноморье, а порой и основывавших поселения в Италии. Этот факт подтверждается присутствием эгейских изделий на юге полуострова, на Сицилии, на островах Липари, а также на западном берегу, на острове Искья в заливе Неаполя. Несколько фрагментов керамики были найдены в Луни, близ Блеры, примерно в 60 километрах к северо-западу от Рима. О том, как развивался в тот период западный регион Центральной Италии, нам почти ничего не известно, можно только догадываться о наличии контактов этой области с эгейским регионом.

    В конце XIII и на протяжении XII столетий до н. э.3   Если не указано иное, все даты в этой книге относятся к периоду до н. э.

    [Закрыть] микенская цивилизация пережила ряд катастроф, в результате которых многие города были разрушены (вероятно, в результате сухопутных набегов с севера). Этот крах обусловил широкомасштабную миграцию народов через Восточное Средиземноморье. Пала империя хеттов, города Леванта подверглись разграблению, были атакованы границы Египта. Около 1050 года до н. э. в Грецию пришли «темные века», а Италия, в свою очередь, изолировалась от более развитых культур Эгеиды и Восточного Средиземноморья. Несмотря на то что были некоторые признаки возрождения торговых контактов в Сицилии и Калабрии, в течение следующих двух с половиной столетий практически все важные новые идеи приходили в Италию с северо-востока и севера – из региона, который переживал тогда расцвет культуры позднего бронзового века.

    Подобное изменение баланса, естественно, оказало влияние на развитие италийских культур. В среднем бронзовом веке существовало несколько региональных культур, сосредоточенных в Эмилии, Апулии и Восточной Сицилии, но в целом всех их в значительной степени объединяла общая апеннинская культура. Народы этой культуры почти наверняка говорили на индоевропейском языке, а основой их погребального обряда была ингумация. Позднее на фоне культурных тенденций, берущих свое начало в апеннинской культуре, и постепенного угасания морских контактов в Средиземноморье в Италии зарождалась новая культура.

    Среди новшеств того времени можно назвать изменение погребального обряда – теперь он совершался путем кремации тела на погребальном костре с последующим захоронением праха. Неизвестно, откуда и когда эта традиция пришла в Италию, но мы знаем, что в XIII столетии до н. э. народы, использовавшие кремацию, жили на юге альпийских долин. Значительное распространение новый ритуал получил в культуре, которую археологи называют прото– или довиллановианской. Народы этой культуры собирали прах своих умерших и кремированных соплеменников в глиняные урны, которые затем захоранивали на так называемых полях урн.

    Предметы из бронзы, найденные рядом с этими урнами, помогают нам датировать протовиллановианский период XII—X веками до н. э. Из известных нам протовиллановианских крупных полей урн одно находится к северу от реки По, несколько рассеяны по Центральной Италии, включая интересующий нас регион, большое захоронение обнаружено в Тиммари, в Лукании, на юге полуострова. Более ранние поля урн находятся на юге, включая погребения на островах Липари и Сицилии. Поля урн могут являться отголоском традиции, пришедшей в Этрурию с севера, возможно, также, что этот обычай пришел в Италию с востока Средиземноморья. В любом случае культура, породившая широко распространившиеся на юге Италии поля урн, в значительной степени была усвоена местными народами. Долгое время на севере, в долине По и особенно в Ломбардии, в Эсте и среди виллановианцев кремация оставалась доминирующим ритуалом.

    Свое название виллановианская культура получила по селению близ Болоньи, где ее впервые обнаружили в XIX столетии. Сейчас это просто археологический термин, обозначающий совокупность определенных черт, характерных для культуры. Есть предположение, что виллановианская культура зародилась в Эмилии и распространилась в Тоскане, Умбрии и Лации, а некоторые ее отголоски достигли также Кампании. Поскольку виллановианцы являлись главной составляющей того, что впоследствии стало этрусским обществом, представляется необходимым дать краткое описание этой культуры.

    Виллановианский период распадается на две основные фазы – Вилланова I и Вилланова II, датируемые приблизительно IX и VIII веками до н. э. Судя по всему, виллановианцы не селились на тех же самых местах в Тоскане и Северном Лации, что и их предшественники, протовиллановианцы, а выбирали для заселения более удобные площадки, которые впоследствии превратились в крупные этрусские города. Виллановианцы были прекрасно вооруженными воинами и изображались иногда верхом на лошадях. Кроме того, они занимались сельским хозяйством и имели в своем распоряжении колесные транспортные средства. Они перерабатывали металлические руды и были искусными бронзовых дел мастерами. Будучи хорошими мореплавателями, виллановианцы не только торговали с Сардинией, но и, возможно, совершали путешествия вдоль западного побережья полуострова, вплоть до Сицилии, а может быть, и дальше, в Западное Средиземноморье. Погребения, которые являются для нас основным источником информации о виллановианцах, не демонстрируют большого различия в их благосостоянии и социальном статусе; женские захоронения могли быть столь же богатыми, как и мужские.

    Количество людей, живших в виллановианской общине, было невелико. До недавнего времени не было открыто ни одного целого виллановианского поселения, но, судя по числу древних захоронений, в Вейях, например, жило от трехсот до шестисот человек. Основным типом жилища были хижины, внешний облик которых мы без труда можем представить себе по результатам археологических раскопок, а также любуясь великолепными гончарными изделиями, представлявшими собой модели хижин, которые виллановианцы иногда использовали в качестве урн для праха (рис. 2). По обнаруженным в ходе раскопок остаткам хижин можно восстановить их планировку. Хижины были овальными или прямоугольными с закругленными углами. Некоторые строения достигали в длину 10 метров. Существует много вариаций урн-хижин – уменьшенных копии домов, известных по раскопкам в Южном Лации. Дверь хижины иногда обрамлялась отдельно стоящими столбиками-колоннами, образовывавшими небольшой портик. В качестве материала для стен использовались прутья и глина. На моделях обычно показано окно и дымоход под балками фронтона. Крыша крыта соломой, для прочности прижатой сверху жердями. Концы жердей часто вырезаны в виде птичьих голов. Самая известная хижина, современная виллановианским строениям, была найдена на Палатинском холме в Риме. Согласно преданию, именно здесь жил Ромул, основатель города, и римляне благочестиво сохраняли его жилище. В наше время в ходе раскопок в этом районе было обнаружено основание хижины.

    Рис. 2. Погребальная урна в виде хижины.

    Вокруг виллановианских поселений группировались некрополи, которые являются для нас важным источником информации, помогающим проследить эволюцию культуры. Форма захоронений и предметы, найденные в каждом из погребений, показывают изменения с течением времени практики погребений и «набор» личного имущества умерших. Эти изменения помогают расположить захоронения в хронологическом порядке, а порой и более-менее точно датировать их. Сначала захоронения представляли собой колодезные могилы, то есть круглые ямы, выложенные камнем и накрытые каменной плитой (рис. 3). В эту яму опускалась урна, содержащая прах умершего, крышкой урны служила чаша. Также в яму клались предметы, принадлежавшие покойному.

    Рис. 3. Колодезная могила из Монте-Сан-Анджело, к востоку от озера Браччиано.

    Кремация была не единственным погребальным ритуалом в Центральной Италии. Прежнего обряда ингумации, или захоронения тела, продолжали придерживаться в Умбрии, Южном Лации и других районах. В период культуры Вилланова II, в особенности в Северном Лации, существовала традиция хоронить тело в траншейной могиле, в которую также клались погребальные дары.

    Урны, в которых виллановианцы помещали прах умерших, имели характерную форму: широкое тулово и высокое коническое горлышко (рис. 3). Эти сосуды часто имели всего одну ручку, укрепленную на тулове, и украшались насечками из повторяющихся геометрических узоров, включая меандр и свастику. И урны, и гончарные изделия, предназначенные для хозяйственных нужд, обжигались и украшались рельефным орнаментом, рисунками, сделанными белой краской. Домашние гончарные изделия имели самые разные формы, что указывает на влияние как апеннинской культуры, так и протовиллановианских традиций.

    Ассортимент бронзовых предметов не менее обширен. Это оружие и доспехи, лошадиная сбруя, инструменты, ножи и лезвия, чаши и ковши, украшения, большая группа фибул (застежек), которые заметно эволюционировали в течение италийского позднего бронзового и раннего железного веков. Типология этих изделий из бронзы, традиции и установление истоков на основании их формы и манеры исполнения могут помочь нам понять, что же происходило в Северном Лации и Тоскане в тот период.

    Во-первых, некоторые предметы из бронзы, относящиеся к культуре Вилланова I, ведут свое происхождение из Эгеиды или Восточного Средиземноморья, хотя тут может сказаться и влияние изделий, ввезенных в более ранний период. Во-вторых, они демонстрируют сильное и длительное влияние, оказанное альпийскими, верхнедунайскими и северобалканскими регионами. Проведенные недавно исследования показали, что эти бронзовые изделия были изготовлены в самых разных областях, поэтому тут можно говорить не о миграции народа, а о развитой системе торговли. Среди наиболее примечательных бронзовых форм, заимствованных виллановианцами у других народов, – чаши, украшенные чеканкой, пояса из листовой бронзы с гравировкой, мечи с рукоятками, великолепные, снабженные гребнями шлемы и другие доспехи (рис. 4).

    Многие из бронзовых предметов типично италийские по виду – это либо местные формы, либо стили, развитые в других регионах Италии. Некоторые фибулы демонстрируют стабильность местных традиций, другие указывают на сходство с болонской и сицилийской формами, часто копировавшимися виллановианцами (рис. 5,а).

    С Сицилии, где произошло смешение микенской и центральноевропейской форм, пришел характерный виллановианский короткий меч с Т-образной рукояткой, который также был обнаружен в Калабрии, а во время Виллановы I достиг Северного Лация и Тосканы (рис. 5,6). Возможно, новая технология работы по железу тоже прибыла в тот период с юга.

    На Сицилии стали использовать железо для производства инструментов к X веку до н. э.; технология, должно быть, пришла из Греции или Восточного Средиземноморья. Впрочем, контакты с этими регионами были не слишком активными. Таким образом, мы можем отметить преемственность периодов Вилланова I и II в рассматриваемом регионе; это позволяет предположить, что никакого значительного перемещения людей в IX и VIII веках до н. э. не было. Ввоз импортных товаров, в частности греческой керамики, начался в период Вилланова II, а именно в начале VIII века до н. э. Начиная с этого времени импортные изделия все чаще и чаще появляются в культуре Вилланова.

    Рис. 4. Виллановианский шлем с гребнем и бронзовые латы. Музей Пенсильванского университета, Филадельфия.

    Рис. 5. а – фибула сицилийского типа; б – виллановианский меч и ножны из Тарквинии.

    Мы уже упоминали о разделении между культурами, использовавшими ингумацию и кремацию в своих погребальных обрядах в течение италийского позднего бронзового века. Здесь можно отметить глубокое культурное размежевание, которое, впрочем, не обязательно означает разделение народа. Язык, например, также может преодолевать этнические барьеры, оставаясь фундаментальной характерной чертой культуры. В то время, когда по всей Италии начали появляться надписи, происходит явное разграничение трех лингвистических регионов. На западе – это не индоевропейские языки, включая сардинский, лигурийский и этрусский. Италийская форма индоевропейского языка существовала у Апеннин, она представлена латинским языком и диалектами, на которых говорили умбры, самниты и другие народы, а на восточном побережье преобладало иллирийское влияние.

    В начале VIII века до н. э. греческие товары начали появляться у виллановианцев, живших в Северном Лации. Эти товары, особенно украшения из Восточного Средиземноморья и греческие глиняные чаши с геометрическим орнаментом, были обнаружены в италийских могильниках в Кампании, в том числе в захоронении в Кумах, севернее Неаполя. Эти изделия были предметом торговли до того, как греки начали основывать свои колониальные поселения.

    Судя по всему, первая греческая колония в Италии обосновалась в Кумах, но ей предшествовало поселение греков на Искье – на этом острове была обнаружена микенская керамика. Это поселение было основано греками с острова Эвбея, и сюда переселилось большое количество жителей Халкиса. Этот факт был подтвержден раскопками, в ходе которых был обнаружен колониальный некрополь близ Лакко-Амено на Искье (Пифекуса).

    Поселение было основано до середины VIII века до н. э. В погребениях обнаружены не только греческие товары, но и бронзовые изделия, украшения и керамика с востока Средиземноморья и, что примечательно, импортные изделия из Северного Лация или Тосканы. Уже к концу IX века до н. э. эвбейские греки основали торговые поселения на побережье Леванта. Отсюда они везли товары как для себя, так и для торговли со своими италийскими соседями. Так в компании с греческими гончарными изделиями предметы с Восточного Средиземноморья достигли виллановианцев.

    Помимо этих новых влияний, в культуре Вилланова II отмечается резко возросшее использование железа. В течение периода Вилланова I (в IX веке до н. э.) лишь некоторые инструменты или оружие изготавливалось из железа, но в следующем столетии оно становилось все более и более привычным материалом, и постепенно количество бронзового оружия стало сокращаться. Здесь заметно влияние греков: они нуждались в железной руде и, должно быть, предложили виллановианцам очень выгодные условия торговли, побудившей последних начать разработку месторождений. Примечательно, что поселение на Искье было первым в Италии и самым отдаленным от Греции – можно предположить, что эвбейцы были столь же заинтересованы в торговле, как и в обнаружении новых земель для колонизации. Недавно на острове были обнаружены следы расплавленного металла, указывающие на импорт руды из Тосканы. Именно торговлей можно объяснить рост благосостояния виллановианцев в VIII веке до н. э. и необыкновенно возросшую мощь этрусков в последующие периоды.

    Вскоре примеру эвбейцев последовали и другие греческие государства, основавшие колонии на побережье Южной Италии и Сицилии. Мы располагаем некоторыми датами, почерпнутыми у Фукидида. Ключевая дата – основание крупной коринфской колонии Сиракузы в 733 году до н. э. К концу VII века до н. э. цепь греческих колоний протянулась из Таранто в Апулию, вокруг побережий Лукании, Калабрии и Кампании на север до Кум, в то время как на Сицилии колонии основывались на всем протяжении от Селинунта на южном побережье до Химеры на северном побережье. На западе острова располагались три финикийские колонии, а на побережье Африки был основан Карфаген.

    Пока неясно, какую роль играли финикийцы в открытии Западного Средиземноморья. Возможно, их предшественники, как и микенцы, уже знали морские пути на запад в XIII веке до н. э. Греки верили, что финикийцы достигли Западного Средиземноморья до них, в век колонизации, и общепринятой датой основания Карфагена считается 814 год до н. э. Пока еще не было найдено ни одного археологического доказательства, которое подтверждало бы столь раннюю датировку, однако финикийцы могли сначала сосредоточить свое внимание на разработке месторождений Испании. Определенно, еще до конца VIII века до н. э. они основали колонию на маленьком островке Сан-Панталео близ западного побережья Сицилии. Они же, вероятно, заложили постоянные поселения на Сардинии в тот же период. Все это благоприятным образом сказывалось на развитии этрусской торговли.

    Ни греки, ни финикийцы не колонизировали побережье Северного Лация и Тоскану, хотя это были чрезвычайно богатые металлическими рудами регионы Италии, а руду тогда искали так же упорно, как ищут сегодня нефтяные месторождения. Должно быть, виллановианцы были весьма многочисленны и достаточно организованны, чтобы противостоять вторжению завоевателей из Апулии, Лукании, Калабрии, Кампании, Сицилии и Сардинии.

    iknigi.net

    Этруски

    Загадка древних Этрусков

    Официальная история и в наши дни не имеет ответов на вопросы, откуда появились Этруски, жившие в Италии задолго до основания Рима, и куда они исчезли. Наследие Этрусков - многочисленные сохранившиеся исторические памятники, покрытые древними письменами, о которых учёные говорят, что прочесть их невозможно.

    Большинство историков уверены, что этрусские надписи не будут расшифрованы никогда. Существует даже устоявшееся выражение: "Этрусское не читается!". Откуда такая уверенность в своей беспомощности? Возможно, древние письмена хранят некую тайну, которая очень сильно пугает историков? Давайте попробуем разобраться, кем были Этруски и верно ли утверждение, что их древние тексты невозможно расшифровать…

    Этрурия.

    На территории современной Италии в древности между реками Тибром и Арно простиралась великая страна Этрурия. Этрусская цивилизация была чрезвычайно развитой и сильно повлияла на формирование в будущем римской цивилизации. Власть этого государства распространялась к северу и югу от названных рек и на восток вплоть до Адриатического моря. Традиционные историки уверяют, что государство это возникло в I тысячелетии до н.э. В XIV-XVI вв. именно Этрурия стала колыбелью возрождения. Историки уже не одно столетия занимаются этрусской проблемой, но мир Этрусков так и не стал им ближе и понятнее.

    Происхождение Этрусков.

    Наиболее распространены три версии происхождения этого загадочного для историков народа. Восточная теория происхождения была основана на авторитете т.н. античных авторов, в частности Геродота. По версии этого древнегреческого автора Этруски мигрировали из восточного Средиземноморья. Геродот называл Этрусков Тиленами или Тирсенами. Это было задолго до того, как Рим стал оспаривать первенство в Италии.

    Вторая теория принадлежит Дионисию Великорнасскому, который утверждал, что Этруски были местным народом Италии, таким образом, оспаривая теорию Геродота.

    В середине XVIII века появилась третья версия – северная теория происхождения Этрусской цивилизации, которую выдвинул Николя Фрере. По его предположению, Этруски проникли в Италию через Альпийский перевал. У этой версии не было никакой опоры в античных традициях и никаких материальных подтверждений. Тем ни менее в XIX веке её считали единственным ключём к раскрытию тайны происхождения Этрусков. Особой популярностью данная теория пользовалась у немецких историков.

    Альтернативная теория.

    В середине XVI века русский археолог и историк-словист Чертков Александр Дмитриевич выдвинул свою, отличную от уже существовавших, теорию. Изучая древнюю историю, он пришёл к выводу, что Этруски были славянами. Нужно ли говорить о том, как учёный мир это воспринял? Ведь в свете скалигеровской хронологии – это полная бессмыслица! Признать, что русские населяли Италию ещё до возникновения Рима и основали там очаг древнейшей культуры, значит расписаться в своём невежестве и невежестве общепризнанных авторитетов. Независимо от Черткова, славянскую версию происхождения Этрусков предложил польский археолог и коллекционер Тадеуш Волански. Опираясь на славянские языки, он успешно прочёл не только этрусские тексты, но и множество других древних надписей, найденных в разных местностях Западной Европе. Работы Черткова и Воланского не были опровергнуты, в них не было найдено ошибок, их просто не восприняли.

    Письменность Этрусков.

    В Италии в эпоху возрождения все найденные надписи, сделанные не на латыни, считались этрусскими. Сегодня известно более 12 000 таких надписей! Но очень немногие из них содержат более 20-ти слов. Какие только алфавиты не использовали, чтобы прочитать эти тексты, но всё было бесполезно! Необходимо подчеркнуть, что проблема изучения этрусского языка не связана с алфавитом. Этрусские надписи сделаны греческим буквами и отлично читаются. Проблема состоит как раз в самом языке.

    В 1825 году итальянский учёный Себастьяно Чьямпи предложил использовать славянский алфавит для расшифровки этрусских надписей. Немного выучив польский язык во время работы в варшавском университете, Чьямпи неожиданно обнаружил, что теперь стал читать и понимать древние этрусские тексты. Приехав в Италию, профессор поделился своим открытием с коллегами, но они ему напомнили, что немцы давно доказали, что славянские народы возникли на исторической сцене не ранее VI века н.э. Не сложно догадаться, что на слова Чьямпи никто не обратил внимания.

    Интересны результаты расшифровки этрусских текстов получил Волански. Он нарисовал таблицу, которая помогает расшифровать многие древние тексты Этрурии. Столбец первый – этрусская азбука. Столбец второй – Кириллица. Третий столбец – польский алфавит. И, наконец, четвёртый – богемский. Сложные буквы, представляющие собой сочетание нескольких букв, представлены внизу, слева от таблицы. К слову, в Кириллице тоже есть сложные буквы, которые схожи с этрусскими. Выходит, что этрусские тексты прекрасно читаются и сложность их расшифровки не намного выше, чем расшифровка старорусских текстов.

    Примеры расшифровки этрусских надписей.

    В 1846 году был найден надгробный памятник близ итальянского города Кречу. Сегодня он хранится в музее Неаполя. Волански перевёл текст так:

    Райский всех Боже, выше Вима и Дима, Измень ты России, Возьми в опеку мой дом и детей, наилучший Езмень! Гекаты царство далече; до долу земли выезжаю; Точно, ей, ей, так есть! Как я, Эней царь – родом! Сидя с ладом в Елисее, Леты черпнёшь и забудешь; О! Дорогой, хороший!

    В переводе Воланского смысл этого текста, конечно, не полностью понятен. Нужно иметь в виду, что Волански был убеждён, что этрусские тексты были написаны до возникновения христианства. Например, учёные неоднократно отмечали, что главная книга этрусков, книга суда в описании римских авторов сильно напоминает первые главы книги бытия. Как я уже писал, скалигеровская хронология в корне неверна. Если мы перенесём по времени этрусскую цивилизацию, текст становится более понятен:

    Рек всех Бог Вышний: Маидиму, Езиеню России, Им же опекается мой дом и дети. Лепый Измень! Екатезин далече; Только вера – вера из какой Эней, царь родом. Сидящий с Ладом и Ильей. Понимаешь ли ты, забываешь? Ой! Дорогой, хороший!

    Перед нами вполне обычный старорусский текст. Хотя упоминаются неизвестные имена Маидим и Измень. Возможно, это древние названия местностей в Италии. Русь здесь упоминается прямым текстом, в форме «Расея». Это стандартно для южных Славян. К сожалению, текст на памятнике можно прочесть не полностью, но ведь не все старорусские тексты полностью читабельны, в них так же есть непонятные слова. Но если в этрусских текстах прекрасно читаются обороты и целые строки, значит, язык для расшифровки выбран правильно и этот язык – русский.

    Фигурка мальчика с гусем в руках была найдена в 1746 году. Об этой находке много говорили, но надпись, сделанную на этой фигурке, так и не объяснили. Вот как этот текст звучит на русском:

    Белого гуся ветер нагнал; вольно отдался Алпану; Пеняйте! Голый Гета туда нёс, только надеясь

    Фигурку из бронзы мальчика с птицей нашли в 1587 году. Саму фигурку и надпись на ноге мальчика рисовали неоднократно, но текст до сих пор не объяснён. А звучит он так:

    Волю даю; может быть что-нибудь милый чает

    А текст на первой стороне двусторонней камеи с заглавного листа книги Ульриха Копа звучит так:

    Стрела купидона ранит Минифею

    На обратной стороне камеи читаем:

    «Я, Саваоф Адоней. Ей! Коли его ругают, идут в тартары скоты

    Теперь вопрос. Почему учёные-этрускологи за столько лет не смогли прочесть надпись, которая написана слева-направо славянскими буквами? Рекомендую вам, уважаемый читатель, познакомиться поближе с новой хронологией русских учёных Фоменко и Носовского. Ответ на этот вопрос становится вполне очевидным.

    Запрет на использование славянских языков для расшифровки древних текстов.

    Приведу здесь письмо Тадеуша Волански к археологу Карлю Рогарскому:

    Разве в Италии, Индии и Персии, даже в Египте нет славянских памятников? Разве древние книги Зараастры, разве развалины Вавилона, памятники Дария, остатки Парса Града, покрытые клинописью, не содержат надписей, понятных Славянам? Англичане, французы и немцы смотрят на это, как козёл на воду

    В 1853 году католическая церковь запретила книги Воланского, а польские иезуиты сожгли его книги на костре. Но и этого им показалось мало, поэтому они требовали казнить учёного. Волански остался жив только благодаря вмешательству Николая I.

    Противостояние Тосканы и Рима.

    В средние века Тоскана (Этрурия) была одной из мощнейших республик. В 1619 году шотландский учёный Томас Демпстер написал обширный труд под названием «Семь книг о царской Этрурии», основанный на свидетельствах древних авторов. В своей работе Демпстер пишет, что Этруски первыми ввели законы в Италии; они были также первыми, построили города и храмы, изобрели военные машины; именно Этруски были первыми геометрами, агрономами, философами, жрецами, скульпторами, художниками врачами. Как мы видим, практически во всех сферах жизни первенство принадлежит Этрускам. На долю римлян и греков не остаётся практически ничего!

    Труд Демпстера был опубликован только через сто лет в 1723 году, когда австрийцы вошли в Тоскану и власть Ватикана ослабла. Но в это время уже была принята ложная версия всемирной истории, которая все достижения приписывала античным грекам и римлянам. В этой версии не было место Этрускам. Поэтому их отправили назад в далёкое прошлое, примерно в VIII век до основания Рима, тем самым стерев русское присутствие до XIV века в Западной Европе.

    В Картоне в 1726 году открыли этрусскую академию. В докладах академии сообщалось, что, помимо Италии, в Испании и турецкой Анатолии все найденные следы художественной деятельности принадлежат Этрускам. Лишь в XIX веке последователям Скалигера удалось сломить сопротивление флорентийцев. Историческая версия Рима одержала победу. Разве могли сами Этруски предположить, что в будущем этрусский город Рим заберёт себе всю славу, господствующее положение и былое могущество Тосканы?

    История Этрусков – это только часть великой славянской истории в Западной Европе. Исказив прошлое, скалигеровские историки сделали славянские народы бездомными и безземельными…

    • < Назад
    • Вперёд >

    slavyane.org