Книга: Деменок С.Л. «Просто фрактал». Фрактал книги


Книга: Фрактал

Деменок С.Л.Фрактал: между мифом и ремеслом (+ CD-ROM)Фрактальная геометрия природы служит автору путеводной нитью в среде нелинейных и запутанных эффектов окружающей нас реальности. Фрактал иллюстрирует связностьпредметного и операционального… — Санкт-Петербург, (формат: 60x90/16, 180 стр.) - Подробнее...2015918бумажная книга
С. Л. ДеменокФрактал. Между мифом и ремеслом (+ CD)Фрактальная геометрия природы служит автору путеводной нитью в среде нелинейных и запутанных эффектов окружающей нас реальности. Фрактал иллюстрирует связностьпредметного и операционального… — Ринвол, Академия исследования культуры, (формат: 70x100/16, 296 стр.) Подробнее...2011459бумажная книга
Деменок Сергей ЛеонидовичФрактал. Между мифом и ремеслом (+CD)Фрактальная геометрия природы служит автору путеводной нитью в среде нелинейных и запутанных эффектов окружающей нас реальности. Фрактал иллюстрирует связностьпредметного и операционального… — Ринвол, (формат: 70x100/16, 296 стр.) Подробнее...2011864бумажная книга
С. Л. ДеменокФрактал: между мифом и ремесломФрактальная геометрия природы служит автору путеводной нитью в среде нелинейных и запутанных эффектов окружающей нас реальности. Фрактал иллюстрирует связностьпредметного и операционального… — Страта, (формат: 70x100/16, 296 стр.) электронная книга Подробнее...2011290электронная книга
Деменок Сергей ЛеонидовичФрактал: между мифом и ремеслом (+ CD-ROM)Фрактальная геометрия природы служит автору путеводной нитью в среде нелинейных и запутанных эффектов окружающей нас реальности. Фрактал иллюстрирует связностьпредметного и операционального… — Ринвол, Академия исследования культуры, (формат: Мягкая глянцевая, 244 стр.) Подробнее... 20111058бумажная книга
Деменок Сергей ЛеонидовичФрактал. Между мифом и ремеслом (+CD)Фрактальная геометрия природы служит автору путеводной нитью в среде нелинейных и запутанных эффектов окружающей нас реальности. Фрактал иллюстрирует связностьпредметного и операционального… — Ринвол, (формат: Мягкая глянцевая, 244 стр.) Подробнее...2015895бумажная книга
Деменок С.Фрактал: между мифом и ремеслом (+CD)Фрактальная геометрия природы служит автору путеводной нитью в среде нелинейных и запутанных эффектов окружающей нас реальности. Фрактал иллюстрирует связностьпредметного и операционального… — Страта, (формат: Мягкая глянцевая, 296 стр.) Подробнее...2015661бумажная книга
Сергей ДеменокПросто фракталФрактальную геометрию открыл Бенуа Мандельброт в конце 1970-х годов. Фракталы появились на обложках глянцевых журналов и сразу привлекли внимание не только учёных иинженеров, но также дизайнеров и… — Страта, (формат: 60x90/16, 180 стр.) Подробнее...2014257бумажная книга
С. Л. ДеменокПросто ФракталФрактальную геометрию открыл Бенуа Мандельброт в конце 1970-х годов. Фракталы появились на обложках глянцевых журналов и сразу привлекли внимание не только учёных иинженеров, но также дизайнеров и… — Страта, (формат: 70x100/16, 296 стр.) Просто… (Страта) электронная книга Подробнее...2016340электронная книга
Деменок Сергей ЛеонидовичПросто ФракталФрактальную геометрию открыл Бенуа Мандельброт в конце 1970-х годов. Фракталы появились на обложках глянцевых журналов и сразу привлекли внимание не только ученых иинженеров, но также дизайнеров и… — Страта, (формат: 70x100/16, 296 стр.) Просто Подробнее... 2018778бумажная книга
Деменок С.Просто ФракталФрактальную геометрию открыл Бенуа Мандельброт в конце 1970-х годов. Фракталы появились на обложках глянцевых журналов и сразу привлекли внимание не только учёных иинженеров, но также дизайнеров и… — Страта, (формат: Твердая бумажная, 168 стр.) Подробнее...2012693бумажная книга
Деменок С.Просто Фрактал. Второе издание, дополненное и переработанноеФрактальную геометрию открыл Бенуа Мандельброт в конце 1970-х годов. Фракталы появились на обложках глянцевых журналов и сразу привлекли внимание не только учёных иинженеров, но также дизайнеров и… — Страта, (формат: Мягкая бумажная, 172 стр.) Подробнее...2014297бумажная книга
Деменок С.Просто фракталФрактальную геометрию открыл Бенуа Мандельброт в конце 1970-х годов. Фракталы появились на обложках глянцевых журналов и сразу привлекли внимание не только учёных иинженеров, но также дизайнеров и… — Страта, (формат: Мягкая глянцевая, 244 стр.) Подробнее...2016693бумажная книга
Деменок Сергей ЛеонидовичПросто фракталФрактальную геометрию открыл Бенуа Мандельброт в конце 1970-х годов. Фракталы появились на обложках глянцевых журналов и сразу привлекли внимание не только учёных иинженеров, но также дизайнеров и… — Страта, (формат: Мягкая глянцевая, 244 стр.) Просто Подробнее...2016956бумажная книга
Сергей ДеменокПросто фракталФрактальную геометрию открыл Бенуа Мандельброт в конце 1970-х годов. Фракталы появились на обложках глянцевых журналов и сразу привлекли внимание не только учёных иинженеров, но также дизайнеров и… — Страта, (формат: Мягкая глянцевая, 244 стр.) Просто Подробнее...2014 511бумажная книга

dic.academic.ru

Три книги о фракталах - Must read

Лет десять назад в книжном магазине «Техническая книга», что на Пушкинской, я увидел книгу с чем-то потрясающим на обложке — «Красота фракталов» Пайтгена и Рихтера. В книге были фантастические, безумные по красоте иллюстрации. С тех пор я неравнодушен к этим странным штукам.

Не буду вдаваться в теорию, об этом лучше почитать на специализированных сайтах, скажу лишь, что фракталы незримо присутствуют практически во всем, что нас окружает — формах ландшафта, сплетении кровеносных сосудов, деревьях, галактиках… Фрактал — это упорядоченный хаос. Хаос, подчиняющийся определенным правилам.

Все знают, что такое периметр — сумма длин сторон какой-либо геометрической фигуры. Есть формы, периметр которых измерить несложно, например, периметр комнаты. Для этого всего лишь нужна рулетка… Но на деле оказывается не все так просто. Рулетка даст нам определенную долю погрешности, как бы смазывая небольшие выпуклости и впуклости :) Если мы захотим включить в измерение мельчайшие неровности стены и используем для этого микроскоп, периметр значительно увеличится — стена уже не такая ровная, какой она была для рулетки. Углубляясь еще глубже, на нано-уровень или молекулярный, мы будем получать результат, значительно отличающийся от исходного — длина будет постоянно расти.

Вы наверняка видели классический пример фрактала — множество Мандельброта (черно-белый рисунок слева). Поправьте меня, но, кажется, длина периметра этой фигуры вообще стремится к бесконечности (при том что площадь ее ограничена и конечна). Каждый раз, увеличивая масштаб, мы будем видеть на ее контуре все новые и новые формы (цветной рисунок справа). Причем в них будет повторяться образ исходной фигуры и так до бесконечности. У меня от этого дух захватывает :)

Фракталы — не просто красивые картинки, а обширная область в математике, имеющая и практическое применение. Я не очень понял это из первой книги, но, к счастью, нашел еще две: «Фракталы, случай и финансы» и «(Не)послушные рынки. Фрактальная революция в финансах». Их написал сам Бенуа Мандельброт — основатель фрактальной геометрии, который открыл ее, изучая финансовые рынки.

Первая книга — более краткая, но с математическими выкладками. Вторая — специально для таких как я :) Там все подробно расписано «на пальцах» кто, что, когда, откуда и зачем.

Вкратце, суть в следующем — все общепринятые математические теории, применяемые для моделирования финансовых рынков — фигня полная. Доказательства? Вспомните 1998 год. Стандартные формулы прогноза цен не предвидели (и не могли предвидеть) его, поскольку считают очень сильные отклонения от нормального распределения столь маловероятными, что не позволяют с ними серьезно работать. Напротив, теория, которую придумал (вернее будет сказать, обобщил, формализовал, дополнил и применил) Мандельброт, может работать с такими скачками цен. Все отличие в том, что рынок (как и все живое) живет по фрактальным законам, так что, работая с ним, надо их учитывать.

Кроме финансов Мандельброт нашел фракталы еще во многих странных местах, например в лингвистике.

Читать книги Мандельброта не очень легко. Очень длинные и витиеватые предложения, много деталей, от которых голова пухнет :) «(Не)послушные рынки» я читал в течение месяца, 10 прочтенных страниц срубали в сон с вероятностью более 90% :) Но, уверен, оно того стоило.

Чем мне импонирует Бенуа Мандельброт — так это способностью видеть необычное в совершенно обыденных вещах. Его взгляд не «замылен». И еще, он не боится идти против течения. Свои фрактальные теории он продвигал (и продвигает), встречая большое сопротивление мэйнстрима. Его подход сложен для тех, кто привык к стандартным решениям, однако, его решения ближе к природе. Это примерно так же, как турбулентность, которую сложно математически описать. Было бы просто всегда иметь ламинарное течение, которое легко формализуется, но в жизни чаще приходится сталкиваться с турбулентностью — хаосом, который, тем не менее, подчиняется определенным законам. Как фракталы.

Х.-О. Пайтген, П.Х. Рихтер, «Красота фракталов. Образы комплексных динамических систем», 1993, Мир, ISBN 5-03-001296-6H.-O. Peitgen, P.H. Richter. “Beauty of Fractals: Images of Complex Dynamical Systems”, 1986, Springer-Verlag, ISBN 0387158510

Б. Мандельброт, «Фракталы, случай и финансы (1959-1997)», 2004, R&C Dynamics, ISBN 5-93972-341-1

Б. Мандельброт и Ричард Л. Хадсон, «(Не)послушные рынки. Фрактальная революция в финансах», 2006, Вильямс, ISBN 5-8459-0922-8Benoit B. Mandelbrot and Richard L. Hudson, “The (mis)Behavior of Markets. A Fractal View of Risk, Ruin, and Reward”, Basic Books, ISBN 0465043550

P.S. Кстати, если кто хочет красивые фрактальные картинки порисовать (вот как те черно-белая и цветная), у меня есть программка десятилетней давности для этого :) Работает под Windows.

Очепятки

Я не отмечал очепятков в первых двух книгах, поэтому отчет только по третьей.

Стр. 22, последняя строка второго абзаца: как-то привычнее читать «Стив Балмер» через «а», а не через «о».Стр. 25, 11-ая строка снизу: по смыслу должно быть «рентгеновских снимков».Стр. 46, 7-ая строка сверху: «воспринял и Уолл-стрит».Стр. 138, 10-ая строка сверху: сочетание «Некоторые другие исследования…» звучит криво, одно из прилагательных нужно убрать.Стр. 180, 4-ая и 12-ая строки снизу; стр. 349, 12-ая строка снизу; стр. 350 подпись к рисунку: неправильные окончания фамилии Хельги фон Кох. Если не ошибаюсь, везде нужно писать ее фамилию без окончания, как это делается, например, на стр. 178.Стр. 193, 14-ая строка снизу: должно быть «которых вместе со…».Стр. 245, 8-ая и 15-ая строки снизу: «то» можно опустить.Стр. 264, строки 7 и 8: тут как-то не сходятся рассуждения и цифры: «… среднее колебание цены… составляет 0.14 пфеннинга, всего вдвое больше спрэда… (0.7 пфеннинга)». Либо «всего вдвое меньше», либо цифры неправильные.Стр. 331, первая строка: тутнадописатьспробелами :)

И еще в книге повсеместно стоят неправильные для русского языка кавычки — обе верхних вместо «» или „”.

Издательство Вильямс, с тебя шоколадка.

mustread.livejournal.com

Читать онлайн книгу Фрактал. Четыре демона. Том 1 (СИ)

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

Назад к карточке книги

АрчиварФрактал. Четыре демона. Том 1

Фрактал. Четыре демона. Том 1.

Глава 1. Варфоломеевская ночь. Истинный Ирмант.

Земля, пять тысяч пятьсот девятый год до рождества Христова, то есть до отправной точки современного летоисчисления основной массы людей. Место действия – остров Атлань, территория Антов, самое отдалённое, южное поселение Славяно-Ариев, белых солнцепоклонников, опорная база на священной горе в противоположной Борее части планеты, пик средь вод или малая столица древнейшей из трёх Земных рас.

Город Атлантида надут суетой. Хотя обычно более безмятежного места не найти. Анты обособленны, немного дики своими порядками и чрезмерно набожны, при этом очень душевны. Их нравы позволили сформировать неповторимое государство, без надзора или контроля, а вмешательство князя и жрецов ограничивалось несколькими статутами. Утопия, где отсутствовали злоба и страдания, животные, насекомые, природа и даже человек жили в унисон. Заповедник в низине, как называли свой остров местные. Усыпальница древних для тех, кто видел город впервой. Анты чтили заветы предков так яро, что соплеменники на континенте посматривали на них с недоумением или опаской, ведь по общему убеждению жить в первую очередь следовало здесь и сейчас. Население города паниковало вполне обоснованно – началась война, да такого масштаба, что в своей истории народы Земли ещё подобного не видели. Атланты собрали срочный совет, попутно вооружая способных сражаться, оснащая целителей и собирая припасы для поддержки братьев на материки. Каждая минута была на счету, а чрезмерно активная бытность создавалась непосредственным участием каждого жителя. Через десять минут после получения новостей во всём городе не осталось ни одного безучастного, от мало до велика. Завидная сплоченность общины. На главную площадь стягивалась вся техника, способная пересечь расстояние до Бореи, но один индивид не спешил, зная особый и более эффективный способ добраться до места, боевой зоны на севере.

Расположение Атланты безумно прекрасно, даже в жилой зоне, пейзаж и атмосфера создавали образ рая, места, откуда тяжело уходить. Самый край обитаемой суши, вдали от больших континентов, средь бескрайнего океана, остров, вечно обдуваемый тёплыми ветрами, с неисчерпаемым источником кристально чистой воды и густым сосновым лесом. Максимально пригодные для жизни земли, не подверженные ни какому катаклизму. Равнина под городом очень плавно и последовательно превращалась в пико-подобную гору, чуть меньше двух километров высотой с уникальным утесом на самой макушке, как гладкий щит, прикрывающий "плато древних". Ровная вершина с сооружением мигом притягивала к себе внимание приезжих несмотря на не менее красивый каменный город. Именно пик являлся центром кусочка суши, местом силы и главной ценностью. Гора – духовный район, а склон от вершины к городу не походил на обычные скалы, очень ровная сторона, плавно спускающаяся на всём протяжении, будто рукотворный срез или высшие силы запланировали заложить здесь поселение. Если смотреть со стороны моря, то форма земли напоминала огромную, цельную детскую горку, а кроны деревьев создавали более ровную линию спуска. Жилой массив по центру поделился пополам вымощенной дорогой, поднимающейся к главному храму Антов, на вершину плато. Верховное капище возложили на самом краю макушки лицом к воде, на обрыве, убрав часть крупного святилища вниз, врезав в скальную породу на несколько уровней, где последний грибница Ассов. Грандиозное монолитное сооружение, походящее на слишком крупную усадьбу или поместье, выступающее и частично повисшее с краю двухкилометровой бездны, уходя вниз по горе обрыва длинным выступом, в виде развёрнутой горизонтально буквы "Г". От нижней точки постройки протянулся туннелеобразный шип, метров в десять, а на конце полураскрытая звезда, неугасающий яркий маяк, освещающий путь странникам короткими, но тёмными ночами.

Именно уединённый храм бога морей, покровителя Атлани, стал излюбленной резиденцией инопланетного наблюдателя во времена его пребывания на Земле. Действующий лидер Сейтлеров по имени Орталеон непрерывно прожил здесь несколько Земных лет. Представитель одной из древнейших, но весьма малочисленной расы Ирмантов, а ныне относящейся к Ассам, в качестве касты Асмодеев находился в капище основную часть своего времени. В гостях на нашей планете Орталеон занимался изыскательной деятельностью, приносящей ему удовлетворение без определённой цели. Земляне нашли в нём и ему подобных, нечто вроде идола, высший разум, друзей и надёжную защиту хотя пришельцы того и не требовали, люди трактовали способности Ассов повелевать духом планеты как божественное проведение, ровнялись на них и молились.

С самого утра день тёмного Лега, как нарекали местные именно этот подвид инопланетян не заладился, хотя конкретно сегодня Орталеон собирался домой, на родную планету Дроду, к вечеру ожидая прилёта группы Вайтманов, но всё пошло не так, добавляя пришельцу нервоза и забот, что пришлось весьма некстати. Ирманта было сложно застать не в духе, а что до нынешнего положения дел, Сейтлер сильно распалился из-за неожиданно начавшейся войны, в первую очередь, злясь на себя, что не смог предвидеть конфликта и пропустил подготовку мимо носа, хотя то была его обязанность, а он слишком редко перемещался по планете. В итоге тёмный Асс почти вскипел, но благодаря терпению и самоконтролю подавил эмоций, не подчинился им, оставаясь абсолютно спокойным. Орта предпочитал не выходить из себя, ведь в гневе он бывал страшен. Поговорив с верховным жрецом племени Антов, Орталеон отдал несколько приказов и отошёл в сторону, спустившись в храм и уединившись в центральном зале главного капища. Инопланетный наблюдатель создал на ладони маленький, чёрный шарик сгусток специфической атмы, лопнул его и размазал по шершавой поверхности превратив в особую, густую жижу, предназначенную для начертания рун, а в качестве кисти он использовал большой палец правой руки. Орта вычертил чёрной краской небольшой символ на полукруглом метровом камне, выступающим из пола посередине зала. Он рисовал прямо поверх вырезанного в глыбе трезубца, перекрывая своим веществом символ почтений всех Антов, оружие их бога. Валун, установленный в капище поклонения Иню, занял самое видное место в сердце всего этажа, а по полу крестом от него расходились лёгкие углубления, доходящие до стен и скрывающиеся под ними. По завершению обряда, Орталеон вытащил из-под одежды медальон, мотающийся на груди и сжал его, а тот ярко засветился манящим синим оттенком, сияние передалось и руке Сейтлера, словно просветив её насквозь, а затем он приложил кисть к камню, на руну, подпалив её ненатуральным тёмным пламенем, словно от жжёной пластмассы. Через считанные секунды процесс выработки Ирматианской манны затянул весь камень чёрным покровом, не просветной пеленой, поглотившей всё до кусочка, не оставив и сантиметра чистого места, даже трезубец, божественный знак Антов пропал, будто покрылся слоем резины или смолы и застыл. Правое запястье Ирманта украшал тонкий, жесткий браслет. Гладкое кольцо, медленно переливающееся от чёрного к красному цвету и обратно, ненавязчиво напоминающее о срочном сборе всех Ассов. Оповещение санкционировал сам же Орталеон несколько минут назад во время общения со Жрецом. Когда порожденные Сейтлером оковы для обработанного куска горы окончательно им завладели, выточенный трезубец вновь выступил из черноты в виде синеватого света, а вслед за символом Антов, проявилась и руна Чернобога, ранее нарисованная Ирмантом и точно в том же тоне визуализации. Как только руна собрала необходимую мощь, Ирмант произнёс фразу на языке Ассов и вновь приложил к монолитному камню свою ладонь. Орталеона затянуло в глыбу, словно чернильное пятно, как в водоворот, глава ордена наблюдателей моментально переместился в Борею. Когда он телепортировался с острова Атлань, монумент Иню плавно растерял покрывающую его чёрную пелену, она стянулась в светящийся символ, а после и руна погасла, осталось лишь нанесённое вещество, но выгоревшее до пепельно-серого оттенка и сразу отпавшее. Ирмант перепрыгнул в Борею, а точнее, в самый центр, одну из двух священных пирамид столицы Славяно-Арийского общества. Подобно первому, второй камень тоже стал чёрным, но теперь совершенно в другом месте, подле глыбы сосредоточился Ирматианский поток, манна приняла вид круглого, чёрного пятна, вертикально зависшего в нескольких сантиметрах от его поверхности. Орталеона выплюнуло из крутящейся атмы наотмашь, он вылетел едва ли не кубарем, но устоял на ногах, гася скорость движения пробежкой. Сначала Ирмант не был собой, лишь субстанция, как вылитое ведро жидкости, только в процессе тело приняло очертания человека, а в последний момент вернулась и насыщенность со всеми индивидуальными особенностями. Здесь главный Сейтлер собирал всех Ассов, членов подконтрольного ему ордена, пребывающего в разных уголках вселенной, включая Землю. Первый и наиболее массированный удар на себя приняла страна Городов, множество полуавтономных государств, разбросанных по всей окраине Бореи, необъятной земли Славяно-Ариев, занимающей половину крупнейшего материка планеты, с границами от современного Казахстана и до Хабаровского края. Уже тогда наступательная война воспринималась нашими предками как удел низших, глупых и мирских созданий, они смотрели на любых захватчиков с иронией и сожалением. У нас ведь всегда было просто, когда враг уже настойчиво стучал в дверь, любой трус шёл в бой не жалея себя, вгрызаясь в каждый клок родной земли, покруче любого Голливудского героя. Эти простейшие инстинкты сохранялись из поколения в поколение, думаю, проявятся и сейчас, если прижмёт. Даже когда мы силой поглощали соседа, часто причиной тому служила политическая игра далёких партнёров, небрежно вторгающихся в действующий, лояльный Русским режим, разумеется, были и наши ошибки, но извольте, каждый правитель дельным быть не может, особенно в стране со столь длинной историей.

Рад, что живу в том отрезке времени, когда с двухтысячных во главе родины снова стоит достойный человек, после десятилетней смуты.

Основные силы врага ударили одним разом по всей линии оборонительных Полисов страны Городов, махом снеся большинство укреплённых поселений, многие годы существующих лишь для галочки, порядком потрёпанных и устаревших. Мало кто из жителей Бореи ожидал внезапного, беспричинного конфликта, подобное было неприсуще и другим людям того времени и мышления, включая всех соседей, Земляне знали истинную цену жизни. Разрушая Славяно-Арийские форды, силы противника шустро продвигались вглубь континента, но далеко не все крепости пали, нашлось и много крайне устойчивых, оттягивающих врага на себя. У каждой уцелевшей базы была собственная, казалось бы, незначительная отличительная деталь, маленькое чудо, итогом сыгравшее роль подкрепления права существовать, перерастающим в шанс удержаться, пока не собрались основные силы Ариев. Где-то крайне придирчивый Князь, долгие годы уделяющий много безосновательного внимания стенам и вооружению, уже состарившийся, но опасающийся войны, ну а где-то присутствовали Ассы, вставшие на защиту рубежей обороны. Наиболее твёрдыми древними кремлями оказались: Аланский – на мысе левого берега реки Суундук, Брединский – на берегах Синташты и Берсуаты, они не просто достойно встретили врага, но и оттолкнули его, затупив остриё агрессора по примеру Аркаима, крупнейшего и наиболее неприступного бастиона, обнесённого сразу двумя кольцами крепких, высоких стен. Три замка Бахта-Агапа к моменту перемещения Ирманта в столицу окружили, но они ещё держались, так же, как Журумбай и Исиней на реке Карагайлы-Аят. Ольгинская крепость потерпела поражение, наряду со всеми укреплениями южнее. На Юге осталась лишь Камыста, в настоящее время это северный Казахстан. Первым Сейтлером узревшим земной конфликт был Перун, молодой Маг Первых, сильнейший из светлых Ассов присутствующих на Земле, ровесник Ирманта и его ярый идеологический соперник, но не враг. Именно Перун сообщил Орталеону о начале сражения, будучи покровителем Восточнославянских племён, он проживал ближе к краю территорий, в Аркаиме, вот и наткнулся на диверсионную группу налётчиков раньше остальных. Противоборствующей стороной конфликта стал второй корневой вид планеты, последователи Аримии, нация великого дракона, следующий по численности и значимости народ, пришедшей извне, но настолько давно, что Земля по праву стала их полноценным домом. Стерегущие Азиатов ящеры Аримийцы – единственные пришельцы, не контролируемо допускаемые Ассами в наш мир согласно старинной договорённости, заключённой между ними много поколений назад. Аримийцы, или ящеры, являлись непосредственными соседями Ассов в далёкой звёздной системе Яр-Кеплер. Невзирая на точность и неоспоримость сведений касаемо начатой войны полученных Ирмантом, Орта никак не мог свыкнуться с мыслью, он был из тех, кому надо увидеть всё своими глазами и получить достаточные доказательства самому, а до тех пор Сейтлер крайне редко утверждал или оспаривал что-либо. Несмотря на свой небольшой возраст, чуть более двух тысяч лет, Орталеон стал самым молодым лидером наблюдателей в истории и участвовал в урегулировании нескольких крупных противостояний в дальнем космосе, однако войны, касающейся домашних Сегментов, в его эпохи не было. Много тысяч лет до него, последняя брань с участием Ирмантов и Ассов чуть было не положила конец всей звёздной колыбели, очень давно, задолго до рождения тёмного Лега и учреждения касты Асмодеев.

Телепортировав себя на изголовье возвышающейся над всем прочим пирамиды Яр-Солнца, величественного сооружения на предгорье, холме, с которого и без ступенчатого храма весь город оказывался как на ладони. Оказавшись в духовном кварте Яр-града Ирмант согнулся вниз на время физического восстановления, а по завершению, вытянулся, расправил плечи и открыв глаза. Внешне отличить Ирманта от Землян было бы крайне сложно, даже Асса в толпе определить проще, они крупнее, а Асмодеи – отнюдь, одних габаритов с нами. Между собой у инопланетян также отличий немного, однако, они имели явную разграничивающую черту – очи. Глаза Ирманта уникальны, даже окрашенные чернилами белки человека не повторят такой густо-чёрный цвет и внутренние волны индивидуального изгиба, не говоря уже о желтых зрачках, размерами с пуговицу, очень выделяемых на угольном оттенке основного фона.

Ирмант подошел к краю последнего яруса пирамиды и всмотрелся вдаль, в юго-восточный горизонт, настраивая взгляд как бинокль. Тёмные Леги моргали раз в десять реже людей, но высматриваемые Ирмантом события разворачивались так далеко, что он специально несколько раз подряд прикрывал веки, увеличивая кратность, зрачки тоже претерпевали изменение формы, размеров и оттенка. В максимальном приближении, зеницы ока стали едва заметным треугольниками – точка и два тонких, желтых кольца радужки, отдельно выступившие сквозь чёрные склеры. Скорректировав параметры зрения, будто объектив фотоаппарата, Орталеон смог покрыть многокилометровое расстояние, игнорируя облака, однако ему удалось лишь подсмотреть издали, но он увидел самую главную угрозу, надвигающуюся на столицу по небу. Особо не отвлекаясь на, казалось бы, устрашающие Виманы ящеров, истинных провокаторов войны, покровителей нации дракона, Асмодей абсолютно спокойно, словно так и надо, отвернулся, поменяв небесный пейзаж на неразборчивый вид ближайшей к городу линии фронта. Здесь он проявил большую заинтересованность, осматривая всё внимательно словно сканер, стараясь не упустить и малейшей детали, картина помогала ему лучше соображать, дорисовывая неизвестные обстоятельства.

Смерть, хаос и разрушения медленно накатывали на город единым фронтом, а летящие к Яр-граду корабли прекратили огонь, не возобновляя без нужды, пришельцев интересовала лишь оборона и армия, а не простые деревни. Когда темный Лег сам всё увидел, груз его ответственности набрал вес, он тяжело вздохнул, представив, чем обернётся развязка. Орта всегда был излишне чувствителен, но в его случая это ни слабость, а личная проблема, морока с совестью и ответственный подход, скажем так – сострадание и переживания не перекрывали его темперамента, а если разозлить, Ирмант быстро взрывался забывая о подобных заморочках, последствия его срывов известны всем Сейтлерам. Хотя стоит его оправдать, дурная слава и трепет сводных сородичей перед его персоной появились задолго до его назначения на должность распорядителя ордена. Асмодей с детства желал избавиться от собственной повышенной эмоциональности, ибо она ему была ни к чему. Когда основная часть социума реагирует на тебя как на прокажённого или проклятого, как на существо, к которому опасно подпускать детей и так происходит день ото дня, с самого рождения, вырасти добродушным было сложно, не правда ли. Соответственно Ирманты сбились в обособленное меньшинство, где правели свои порядки, а со слюнтяями в его родном клане не считались. Сопереживание, чувствительность и прочие светлые побуждения у них были не в почёте, зато силу и ум в искусстве войны Тёмные оценивали по заслугам, как никто другой. На основании права и подборки всех нужных качеств Орталеон и получил место главы ордена Сейтлеров, когда подняли вопрос о переизбрании.

Принцип мышления Легов прост – каждый должен сделать всё, что требуется для решения возникших проблем, как бы неподъёмны они не казались, не следует искать у других сочувствия и помощи, а ломать собственные пределы, взбираясь в гору с улыбкой и расправленной спиной.

Взрослея, Орталеон не отступал от общепринятого стереотипа идеального Асмодея, дабы не осквернять память об отце, предельно порядочном, благопристойном и благочестивом Леге, восстановившим клан после тысячелетнего упадка и вернувшим ему вес в совете старейшин, но оступившегося в конце своего пути – за день разрушив труд всей жизни и исчезнув. Сейтлер тщательно проработал в себе каждую неугодную черту, обуздав их и избавив сознание от всех видов комплексов, однако истину не искоренить, можно притупить или скрыть в сокровенных уголках разума, но в свой час, сущность проявляется в поступках, одобрение или соучастие. Ирмант всегда умело переступал внутренние пределы, игнорируя унижения и пренебрежения со стороны, нисколько не злясь, а выпуская весь негатив в мелкие пакости, непочтительные и дерзкие выходки, из-за которых по молодости у него было немало проблем, его оправдано называли дебоширом. Тяжелее ему давалось затуманивание собственного безразличия и пренебрежения внутренними кастовыми правилами, идеями и стремлениями, перед сородичами. Во многом убеждения Легов для него стали чужды, слишком мрачны, тверды и ограничены, идущие в разрез с его внутренней системой ценностей, но кроме него, это знал разве что всего один Асс, близкий друг, родственная душа, не более. Как бы там ни было, когда приходило время дел, Ирмант знал, как действовать, его особенности на качестве выполнения заданий не когда не сказывались. Что до Асмодейских постулатов, Орта никогда ничего не критиковал, однако, получив власть, постепенно менял всё, что счёл нуждающимся в реформации, и не только внутри диаспоры тёмных, но и в своде ордена Сейтлеров. Теперь Асмодей далеко не ребёнок и многое переосмыслил, однако светлые чувства в нём не погибли, хотя и ослабли, скрывшись глубоко внутри, чтобы жизненный опыт их окончательно не затушил, а место добрых побуждений досталось цинизму и уставшему пренебрежению, порой оборачивавшемуся серьёзными проблемами с высокопоставленными представителями расы, чьё самолюбие так нахально ни раз запачкал Ирмант. Он мог сказать или учудить всё, что вздумается и кому угодно, если посчитал нужным. Смотреть на гибель людей с бездушной точки зрения холодного расчёта у Ирманта не получилось. Сейтлер любил людей, возможно, сильнее, чем Ассов, а потери для Орталеона известнее, нежели кому-либо в целой вселенной. Вырос без отца, так ещё и в сильно обмелевшей кадрами расовой прослойке. На фоне безысходности трагедии он всё же ощущал предвкушение от предстоящей войны и никакие жертвы не могли сравниться с кипением его крови, будто он испытывал многократное чувство радости, подобно которому раньше не знал, обретая новый смысл жизни – сражения. Подобная подоплёка и пробуждение жажды крови даже пугали его рассудок, казалось, что в нём пробудилась та часть сознания, которую Ирмант в себе всегда отрицал и он вот-вот не сможет её сдержать. Словно наступил тот час, когда генная память возьмёт своё, подчинит себе уязвленную гневом голову в нужный момент, в бою и возможно на короткое время, но завладеет им, а тогда произойти могло многое. Подсознательная сладость перед убийством не есть хорошо, и Орта трезво осознавал своё отклонение. Боязнь упустить едва уловимый голос совести – единственная фобия Асмодея, порой доходившая до абсурда, противоречия со здравым смыслом. Данную особенность тяжело понять, схожее ощущение испытывает ответственный спортсмен, мастер спорта или умелец различных единоборств, который старается избежать уличной потасовки, спуская провокаторам незначительное оскорбление из страха ненароком убить в драке и перечеркнуть собственное спокойствие. Кому хочется последствий статьи по неосторожности или самозащите, океан проблем, ради самоутверждения или проявления превосходства, а зачем принижать и без того самого себя унизившего, а душевные страдания и того страшнее. Орта долго простоял так, думая и наблюдая за боем вдали, адреналин в теле требовал быстрее отправиться туда, но он не мог торопиться. Пока Ирмант прибывал в себе, вокруг него собрались почти все подчинённые что были на Земле, а на майдане у подножия капища-пирамиды, полководцы из числа Землян собирали солдат и отправляли на первый край батальон за батальоном, снаряжая всё новые. В то же время сотни молодых ребят шустро носились через ряды взрослых мужчин, помогая им одеться и подтаскивая им обмундирование и оружие. Женщины – и того хуже, волокли наиболее тяжелые части брони и всё необходимое тем, у кого не было своего, сгибаясь под прессом груза, но всё равно двигаясь вперёд, как ломовые лошади, не жалуясь на тяжкую судьбу, а чётко осознавая значимость мучений. Определив остаточное расстояние до летящих на город Виманов врага, Орта счёл, что время у него ещё есть. Он позволил себе продолжить затянувшееся, эгоцентричное наблюдение, с игнорированием беспокойства своего окружения. Два Асса средь всех вообще не скрывали возмущения, злобно посматривая на главу ордена, молча критикуя Ирманта или даже виня его и ему подобных в произошедшем. Эта парочка презирала руководителя, постоянно пробрасывая своим недобрым взглядом и постоянно пересматривались между собой, в полуулыбке одним уголком губ, выказывая солидарность, казалось ими всё уже обговорено заранее, а теперь слов не требовалось. Причина столь негативного отношения к Асмодеям совсем не в разовом пренебрежении одной персоны своей командой, всё скрывалось глубже, недовольные друзья были готовы списать на Легов всё, даже самое несуразное, включая космическую войну, развернувшуюся на далёкой Дроде и её отголоски, докатившиеся до Земли. Баталия более древних и сильных созданий, люди до них недотягивали ни в одном из параметров, разнообразием средств ведения боевых действий, знаниями и возможностями точно. Орта и сам хорош, он даже не приветствовал коллег, словно их нет, но бесились не все, меньшая часть, наперекор одинаковому положению. Один молодой пришелец Парт, расслабленно улёгся на пол и беззаботно любовался небом, как забывчиво-забвенный мечтатель, не способный заметить проблемы. Тёмный Лег не терял глупой надежды найти себе равного соперника среди нападающих, ящера, но видел только людей и Аримийских распорядителей, не воинов, а он жаждал схлестнуться с тем, кто заставит его попотеть. Хотя среди Аримийцев с Ирмантом мало кто сравним, ящеры могли составить конкуренцию Ассам разве что толпой, доступным им большинством, плодились они быстрее, но и жили многим меньше. Сейтлеры продолжали недоумевать, покорно ожидая инициативы руководителя. Все, кроме озлобленных, списали промедление на разработку цепочки действий и не отрывали Ирманта от процесса поисков, да и мандраж им был не чужд, Ассы не торопились, пребывая в лёгком испуге. Орталеон по факту бездействовал не ради пользы, а осознавая, что так желанный им враг скоро сам придет за ним, прямо сюда, в духовный квартал города.

Яр-град – столица без стен и ворот, но город уже укрепляли, место, где жил доброжелательный народ, и каждый чувствовав себя свободным, а о войне не помышляли даже страшнейшие интриганы, не видя в ней ни малейшего смысла. Мегаполис прошлого был выполнен в стиле экологического поселения, натуральные материалы – дерево, камень и металл, присутствовало всё необходимое, но без излишков. Широкие мощеные улицы, точечное освещение, постройки не выше третьего этажа, каждое здание, которого не коснись, упорядочено и стояло на своём месте, не нарушая общей, почти недосягаемой ныне идиллии с миром, совершенный баланс и контраст с планетой, пример того, как обживая новую территорию человек подстраивался, а не ломал по своему усмотрению. Яр-град, сердце и географический центр Бореи. Колыбель белых Землян, как вида, но это город Славянских племён, а у Арийских, была своя столица, Аркона, более поздней закладки, но не уступающая первопрестольной. Аркону возложили на балтийском мысе острова Рюген, обитель крупнейшего племени тех регионов Руял. У Ариев и Славян насчитывалось много внутренних отличий, разный обиход и уклад жизни, характерный нрав и порядок ведения дел. Запад в основе своей был воинственен, а восток трудолюбив, довольствовался мирной жизнью и ремеслом, но и там и там находились те, кто раскручивали оба колесе прогресса. Характерной чертой Яр-града выступал западающий в душу образ столицы, декорум русской природы, неповторимой растительности, распространившейся без контроля и чувствующей себя повсюду, как на своём месте. Бесчисленные цветы, многолетние дубы, берёзы и хвои, заполнившие каждый свободный сантим, цветущие и благоухающие. Ассы сами принимали участие в закладке значимого городища средь гор, но тянущегося к озеру, в долине на истоке огромной, чистейшей реки. Яр-град – штаб-квартира Сейтлеров. Наша планета приветливей Дроды, что не могло пропустить чувство прекрасного гостей Земли, не считая крайне непробиваемых исключений, не считающих биосферу чем-то значимым и примечательным. Представители высших рас, а именно Ассы и Аримийцы, часто посещали нашу планету, закладывали тут собственные резиденции и святилища, а многие из них оставались навсегда. Обширный багаж знаний космических путешественников и людские руки позволяли воплощать в жизнь самые вызывающие проекты. Столица взвалила на свои плечи звание прародины всех белых людей, то есть, основной массы всего человечества того времени, но Яр-град не первый глобальный проект к которому Ассы приложили руку, ранее инопланетяне обитали ещё северней, однако те времена давно канули в небытие. Новое рукотворное чудо воссоздали на горном хребте современного Урала, но забрались невысоко, строения тянулись от подножия, там, где хватало места, чтоб разгуляться, не ограничивая себя экономией пространства. Творцы, работавшие над возведением капищ, пирамид и закладки основных улиц, создали полностью индивидуальный проект, не имеющий сходства ни с одним другим людским ульем. По всему городу шпилями ввысь устремились высокие башни не являющие зданиями, подобие молебен, где каждый мог подумать, проветрить голову или просто побыть наедине с собой, только они выделялись высотой. Выросла и огромная промышленная зона, где собрали все необходимое, самое разное производство, кузницы с выплавкой невероятных по крепости сплавов, ювелиры и прочие трудяги, технологические и инженерные учебные заведения, предприятия, применяющие технологии будущего в повседневном обиходе, да такие, что современные люди могут только мечтать. Список достоинств здешних обжитых мест можно превратить в бесконечный. Выходцы из Славяно-Ариев путешествовали по всему свету, неся помощь и знания тем, кому они требовались, они создавали новые посёлки, всё сильнее отдаляясь от прародины, а главное, никто из них не помышлял о военных победах или навязывании своей политики, ставя смыслом своего существования совершенно другие, более высшие, мирные цели, хоть солдаты и сопровождали миссионеров, обеспечивая силовое прикрытие и регулируя любые конфликты, успокаивая недовольных, тогда почти не существовало диких племён. Центр города, духовный район столицы, поставленный на срубленной горе, от которого и начал произрастать град. Капище Яр-Солнца, поднебесная постройка, близнец пирамиды Лейлы, в каждой ровно двести сорок восемь полуметровых ступеней, возносящих поднимающегося по ним к небесам. Пирамиды имели техническое назначение, попасть в них мог узкий круг лиц и то, в основном для ремонта или доработки, настройки и прочего, доступ имели лишь Ассы, другое дело сами храмы, крупные здания, размещённые на рукотворных макушках высоко над уровнем моря, в них проводили ритуалы, но не ограничивали посещения даже для обыкновенных зевак. Ирманту не пришлось долго ждать осуществления упований, небо постепенно затянули поражающие размерами бомбардировщики, заслонившие закатывающееся светило. Техника ящеров двигалась далеко над твёрдой почвой, так высоко, что даже не начинали обстрел, но и с земли по ним было не достать ни одним видом оружия или энергии, так ещё и в сумерках, а темнело на удивление быстро. Аримийские Виманы освещались ещё не скрывшейся тонкой солнечной гранью и отражением света от Лейлы Земли, древней Нуны, гуляющей по орбите планеты в качестве угрюмого, молчаливого стража, оставленного предками Ирмантов своим потомкам, но уже очень давно не выполняющего свои основные функции за невозможностью их осуществления. На таком расстояние от земли корабли больше всего походили на молекулы, или нарубленные кусочки многоножки, секциями по шесть лап, странные трубообразные элементы, симметрично разбросанные по корпусу летающей техники. Задействованный атмосферный флот ящеров многочисленным не являлся, в отличие от космического, по крайней мере, судя по тому, сколько бомбардиров они бросили в бой с орбиты остальные остались в запасе на бортах Вайтманов, межпланетных средств передвижения, каждый из которых в сотни раз больше Виманов, даже крупнейших из атмосферных единиц, на которых можно передвигаться и по космосу, просто с небольшим экипажем и повышенными временными затратами, чем у крупного межпланетного транспорта. Эскадрилья пришельцев состояла из множества Вайтманов и звалась Вайтмара, а Виманы всех мастей, как транспортные, так и атакующие, маленькие и побольше, сбрасывались непосредственно на планету, но могли выполнять весьма разнообразные задачи. Аримия спустила на Землю всего пять десятков крупных боевых машин, оснащённых мощным вооружением и ракетными комплексами, не считая механизмов поменьше. Планетарные корабли передвигались звеньями или сотами по десять штук в ряд, и каждое объединение находилось на своей высоте, стая заходила на цель, словно ночь на город, застилая свет и оставаясь неуязвимыми. Боевая техника прошла сквозь всю оборонительную линию Славяно-Ариев, равняя с землёй всё, что могло помешать дальнейшему продвижению, начисто зачистив широченный коридор от границы до деревень вокруг конечной цели – столицы. Отстрелявшиеся машины нуждались в перезарядке, и чем дольше отдельно взятому звену требовалось времени до её завершения, тем выше связка поднималась, по принципу лестницы, где старт, это макушка, а бой вела нижняя ступень, сменяясь посменно. Первым шло самое нижнее образование, все последующие с небольшим отставанием, а то, что должно было атаковать в порядке очереди, – ещё не поспело и обстрел жилых массивов не начался; последнее звено закончило сброс зарядов на крайнем чертоге, а следующее – только начало занимать убойную позицию. На город зашли двадцать восемь Виманов, поделённые на три почти равные группы, а оставшиеся – развернулись, возвращаясь на поле боя в поддержку великой нации Дракона. Пусть сражение разворачивалось очень далеко, взрывы беспрерывно доносились до Яр-града громкими отголосками эха, разносившегося по всей округе и напрочь заглушающего шум многолюдной толпы, суетливое жужжание, наполняющее взбудораженный город. Дополнением к громоподобному шуму прилагалось визуализированное шоу – частые яркие разноцветные вспышки, и увы не от фейерверка. Фронт грандиозного побоища расстилался вдоль самой длиной юго-восточной границы архаического государства, там же укрепился Перун с несколькими Сейтлерами. Будь то конфликт выходцев Земли, Аркаим не прошла бы ни одна сила, однако, флот Аримии медленно, но верно истреблял защитников приграничного города. На фоне всех событий, у валуна на крыше пирамиды солнца появлялось всё больше Ассов, все они были схожи по внешности, явные сородичи, один подвид, в отличие от Ирманта. Орта среди них выглядел чёрной вороной, как ростом и статностью, так и чертами лица или одеянием, а вот символы на одежде каждого Сейтлера были уникальны, повторяясь лишь у нескольких, разделяя их на подгруппы.

Назад к карточке книги "Фрактал. Четыре демона. Том 1 (СИ)"

itexts.net

Книга: Деменок С.Л.. Просто фрактал

Деменок С.Л.Просто фракталПросто фрактал открывает читателю новое видение и представление об окружающем нас мире. Фрактальная геометрия и фрактальный подход к изучению сложных систем, даютв руки новый инструмент, позволяющий… — Страта, (формат: 60?90/16, 172 стр.) просто Подробнее...2016430бумажная книга
Сергей ДеменокПросто фракталФрактальную геометрию открыл Бенуа Мандельброт в конце 1970-х годов. Фракталы появились на обложках глянцевых журналов и сразу привлекли внимание не только учёных иинженеров, но также дизайнеров и… — Страта, (формат: 60x90/16, 180 стр.) Подробнее...2014257бумажная книга
С. Л. ДеменокПросто ФракталФрактальную геометрию открыл Бенуа Мандельброт в конце 1970-х годов. Фракталы появились на обложках глянцевых журналов и сразу привлекли внимание не только учёных иинженеров, но также дизайнеров и… — Страта, (формат: 60?90/16, 172 стр.) Просто… (Страта) электронная книга Подробнее...2016340электронная книга
Деменок Сергей ЛеонидовичПросто ФракталФрактальную геометрию открыл Бенуа Мандельброт в конце 1970-х годов. Фракталы появились на обложках глянцевых журналов и сразу привлекли внимание не только ученых иинженеров, но также дизайнеров и… — Страта, (формат: 60?90/16, 172 стр.) Просто Подробнее...2018778бумажная книга
Деменок С.Просто ФракталФрактальную геометрию открыл Бенуа Мандельброт в конце 1970-х годов. Фракталы появились на обложках глянцевых журналов и сразу привлекли внимание не только учёных иинженеров, но также дизайнеров и… — Страта, (формат: Твердая бумажная, 168 стр.) Подробнее...2012693бумажная книга
Деменок С.Просто фракталФрактальную геометрию открыл Бенуа Мандельброт в конце 1970-х годов. Фракталы появились на обложках глянцевых журналов и сразу привлекли внимание не только учёных иинженеров, но также дизайнеров и… — Страта, (формат: Мягкая глянцевая, 244 стр.) Подробнее...2016693бумажная книга
Деменок Сергей ЛеонидовичПросто фракталФрактальную геометрию открыл Бенуа Мандельброт в конце 1970-х годов. Фракталы появились на обложках глянцевых журналов и сразу привлекли внимание не только учёных иинженеров, но также дизайнеров и… — Страта, (формат: Мягкая глянцевая, 244 стр.) Просто Подробнее...2016956бумажная книга
Сергей ДеменокПросто фракталФрактальную геометрию открыл Бенуа Мандельброт в конце 1970-х годов. Фракталы появились на обложках глянцевых журналов и сразу привлекли внимание не только учёных иинженеров, но также дизайнеров и… — Страта, (формат: Мягкая глянцевая, 244 стр.) Просто Подробнее...2014511бумажная книга
Деменок С.Просто ФракталФрактальную геометрию открыл Бенуа Мандельброт в конце 1970-х годов. Фракталы появились на обложках глянцевых журналов и сразу привлекли внимание не только ученых иинженеров, но также дизайнеров и… — Страта, (формат: Мягкая глянцевая, 308 стр.) Подробнее...2018595бумажная книга
Просто фрактал — (формат: 60x90/16, 180 стр.) Подробнее...306бумажная книга
Деменок С.Л.Просто фракталВ обновленном и дополненном издании книги существенно расширен материал посвященный фундаментальным основам фрактальный геометрии, добавлено множество примеровразличных фракталов. Издание дополненное… — Страта, (формат: Мягкая глянцевая, 244 стр.) Просто Подробнее...2018827бумажная книга
Деменок С.Л.Просто фракталВ обновленном и дополненном издании книги существенно расширен материал посвященный фундаментальным основам фрактальный геометрии, добавлено множество примеровразличных фракталов. Издание дополненное… — Страта, (формат: Мягкая глянцевая, 308 стр.) Просто Подробнее...2018806бумажная книга
Деменок С.Л.Просто фрактал. 3-е изданиеПросто фрактал открывает читателю новое видение и представление об окружающем нас мире. Фрактальная геометрия и фрактальный подход к изучению сложных систем, даютв руки новый инструмент, позволяющий… — Страта, (формат: 60?90/16, 172 стр.) просто Подробнее...2016714бумажная книга
Деменок С.Просто Фрактал. Второе издание, дополненное и переработанноеФрактальную геометрию открыл Бенуа Мандельброт в конце 1970-х годов. Фракталы появились на обложках глянцевых журналов и сразу привлекли внимание не только учёных иинженеров, но также дизайнеров и… — Страта, (формат: Мягкая бумажная, 172 стр.) Подробнее...2014297бумажная книга
Деменок С.Л.Фрактал: между мифом и ремеслом (+ CD-ROM)Фрактальная геометрия природы служит автору путеводной нитью в среде нелинейных и запутанных эффектов окружающей нас реальности. Фрактал иллюстрирует связностьпредметного и операционального… — Санкт-Петербург, (формат: 60x90/16, 180 стр.) - Подробнее...2015918бумажная книга

dic.academic.ru