Пэм Гроут - Новая книга неограниченных возможностей. Фредерик бюхнер книги


Цитаты из книги Фредерик Бюхнер. Говоря правду

***Ты можешь поцеловать своих родных и друзей на прощание и оказаться во многих милях от них, но в то же время ты унесёшь их с собой в своем сердце, в голове, в животе, потому что не только ты живешь в мире, но и мир живет в тебе.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: » Андрей Геласимов. Жажда   ( Цитаты из книг ) *** Ждать – это значит испытывать благодарность. Просто радоваться тому, что тебе есть чего ждать. *** Ревность – такая штука, что, в общем-то, её не победишь. Никогда. Сколько бы ты ни старался. Бывают сильные люди, которые могут победить все что угодно – врагов, друзей, одиночество. Но с » Keane - Perfect Symmetry   ( Цитаты из песен ) *** I dream in emails, worn out phrases Mile after mile of just empty pages Я мечтаю в письмах по электронной почте, избитыми фразами На многих милях абсолютно пустых страниц. *** Who are you, what are you living for Tooth for tooth, maybe we'll go one more This life, is lived in perfect symmetry » Это очень забавная история (It's Kind of a Funny Story)   ( Цитаты из фильмов ) *** - У меня нет друзей… - Да… Это очень нелегко признать… *** - Ты любишь музыку? - А тебе нравится дышать? *** Если ты не занят рождением, то занят умиранием. (Тот, кто не живёт, тот лишь умирает.) *** Вы наверное спросите, как это, парень провел пару дней в больнице и все его проблемы исчезли? » Ну что, влюбился? (Kyun...! Ho Gaya Na)   ( Цитаты из фильмов ) *** Шутить можно с друзьями, но не с их чувствами! *** Сюрпризы бывают двух видов: от одних у людей улыбки появляются, а от других исчезают! *** Для того, что бы завоевать сердце ребенка и самому приходится становиться ребенком! *** В любви нет слова 'кажется' - любовь либо 'есть', либо 'нет'. *** » Крик 4 (Scream 4)   ( Цитаты из фильмов ) *** - Как по твоему люди становятся знаменитыми? Не надо никаких достижений, надо только чтоб с тобой случилась какая-то хрень. *** Безумие - это новая норма. *** - Даже своих друзей. - Своих друзей? Да в какой мире ты живешь. Мне не нужны друзья-мне нужны фанаты. Неужели не ясно?! Дело не в том » Портал юрского периода (Primeval)   ( Цитаты из сериалов ) *** Эбби: - Сколько дней в неделе, Коннор? Коннор: - Это что, головоломка? Эбби: - Так сколько? Коннор: - 7. И это не смешно. Эбби: - Как и то, что ты пришёл сюда на недельку. Прошёл месяц, а ты всё ещё здесь. *** Джесс: - Я тут шла домой мимо и решила, что ты захочешь поужинать. Беккер: - » Александр Дюма. Графиня де Монсоро   ( Цитаты из книг ) Любить Бюсси — в этом была ее логика. Принадлежать только Бюсси — в этом состояла ее мораль. Вздрагивать всем телом при легком прикосновении руки — в этом заключалась ее метафизика. *** Черт побери! В этом презренном мире каждый стоит только сам за себя. Я не солгу, сказав, что у нас защищают » Правда и ложь   ( Афоризмы ) Если вы исключите невозможное, то, что останется, и будет правдой, сколь бы невероятным оно ни казалось. Артур Конан Дойл Захватывающая история редко бывает правдивой. Сэмюэл Джонсон Правда бывает удивительней вымысла, зато вымысел правдивее. Фредерик Рафейэл Правда — это то, что каждый из нас

zestword.ru

Читать книгу Новая книга неограниченных возможностей Пэм Гроут : онлайн чтение

Текущая страница: 14 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Метод

Способ не труден, но очень уж необычен.

«Курс Чудес»

Если вы способны выключить запись, постоянно звучащую на краю вашего подсознания, вам не нужен этот эксперимент. Вы живете в состоянии Священного Кайфа и осознаёте Истину всеобъемлющего блага.

Большинство из нас, однако, уверены, что нужно ждать. Нужно делать все по порядку. Должны сойтись звезды. Должен выпасть наш номер в лотерее. Но все это уже здесь, мы купаемся в любви, мире и радости.

В этом эксперименте вы ничего не приобретаете. Вы отпускаете. Делайте все правильно, и вам удастся отпустить страхи и впустить в свой ум Истину. Отбросьте ложную идею о том, что реальность опасна или не в вашем вкусе. Этот эксперимент не столько помогает что-то найти, сколько, как паяльная лампа, выжигает все, что не реально.

Вот его стадии:

1. Попросите ПП, искренне и страстно, о трансцендентности, о моменте выхода за грань. Пусть он будет ясным. Хотя многие пытались объяснить, что такое трансцендентность (Кант, например, называл это «выходом за рамки»), это нечто настолько большое и неординарное, что не поддается описанию словами. Достаточно сказать, что, когда это случится, вы этого не пропустите.

2. Каждый раз, подходя к зеркалу в течение следующих трех дней (а в нашем мире это делается довольно часто), взгляните себе в глаза и скажите: «Это не то, что я есть на самом деле. Я намного больше, чем это ограниченное тело». Так вы создадите пространство для маневра в своей реальности.

3. Позвольте себе роскошь погрузиться в ощущение глубокой любви и заботы, полного изобилия. Нырните в это бесконечное благо, как в пышную перину.

4. Когда только возможно, отмечайте вибрацию в теле. Если вы отвлечетесь от мыслей, то почувствуете этот гул энергии, текущей в вас. Я зову это «Большой Радостью».

5. Научившись отключать свой перегруженный ум, вы отметите чувство открытости, гибкости, раскрепощенности и погрузитесь в нейтральный, бездонный океан возможностей.

Лабораторный отчет

Эффект: Эффект йабба-дабба-ду

Теория: Существует невидимая энергетическая сила, или поле бесконечных возможностей.

Вопрос: Если действительно существует невидимый поток жизни, силовое поле, отражающееся на моей жизни, почему я не осознаю его? И могу ли я подключиться к нему?

Гипотеза: Если перестать противиться тому, что дано мне, я увижу проблеск знания о том, что есть жизнь на самом деле.

Требуемое время: 72 часа.

Дата: ________ Время: ________

Подход: Итак, ПП, твой выход. Я жду знака о моем единстве с полем, с его величием. Говорят, когда он приходит, его ни с чем не спутать. В следующие 72 часа я буду с особым вниманием воспринимать, слушать и верить, что уловлю проблеск потока жизни.

Заметки

________________________________________________________________________________________

________________________________________________________________________________________

Жизнь не проблема, которую нужно решить, а реальность, которую нужно прочувствовать.

Сёрен Кьеркегор, датский философ

Коты под дождем и блоги

Слава Богу, сегодня пятница!

Радуйтесь тому, что хотите увидеть больше.

Том Питерс, автор книги «В поисках совершенства»

А теперь пора повеселиться. Пора вспомнить, как вам повезло, пора благодарить небеса. Как говаривал мой учитель Роб Брежни, «давайте предадимся запретному счастью».

Конечно, у меня есть список запланированных дел. Собственно, у меня их два.

Первый список – для меня:

1. Выдумать новые вопросы.

2. Радоваться жизни.

Второй список – для Источника, Бога, или поля потенциала:

1. Позаботиться обо всем остальном

Послесловие. Бонусный эксперимент № 10. Эффект Свадьбы… в Кане Галилейской (или Пора ВЕСЕЛИТЬСЯ!)

Я не верю в чудеса, я полагаюсь на них.

Йоги Бхаджан, индийский гуру

Ура! Книга прочитана. А это значит только одно. Пора закатить вечеринку. Пора бросать конфетти, петь, танцевать и вообще веселиться на всю катушку!

Не знаю, как у вас, но в моем мире в программу праздника обычно входят напитки для взрослых.

И теперь, когда наконец покончено с этими старыми замашками в духе «я жертва» и «я ничего не могу», думаю, пора превратить воду в вино. Да, это эксперимент для тех, кто не боится трудных задач.

Прежде чем вы дадите задний ход, позвольте сказать, что я первая готова признать – это нечто довольно сильно «выходящее за рамки». Но я знаю и то, что, пока мое сознание не готово принять новую возможность, та остается недоступной для меня. Чепухой считали способность пробежать милю за четыре минуты, пока Роджер Баннистер не сделал это 6 мая 1954 года (с тех пор это достижение повторили много раз). Для приверженцев Мировоззрения 1.0 чепуха то, что в жизни возможны любые чудеса.

Я применю «правило мили за четыре минуты» – если один человек сделал это, значит, и мы все можем.

В Евангелии от Иоанна, 2:11, Мария, как типичная еврейская мама, просит Иисуса сделать что-нибудь, ведь гости на свадьбе выпили все вино. Он, хоть и с неохотой, но ведет себя как положено хорошему еврейскому сыну, когда мама давит на его чувство вины. Он просит принести шесть кувшинов воды (благо колодец недалеко) и, подключившись к полю бесконечного потенциала, превращает одну реалию (воду) в другую (вино). Взял и изменил молекулярную структуру воды.

Если бы там присутствовала программа Wine Spectator, ее дегустатор дал бы этому вину оценку 99.9. Это было отличное вино.

Я слышала, некоторые фундаменталисты считают, что Иисус на самом деле превратил воду в виноградный сок, но для моей вечеринки годится только бокал отличного каберне.

Случай из жизни

Я молюсь о перемене в восприятии, что позволит мне видеть другие, лучшие реальности.

Энн Ламотт, американская писательница и прогрессивный духовный активист

Китайские мастера цигун регулярно меняют вкус бренди. С помощью энергии ци они способны очищать и рафинировать напиток. Роберт Пенг, всемирно известный мастер цигун, живущий сейчас в Нью-Йорке, утверждает, что даже новички могут освоить этот простой прием. Он проводит мастер-классы по этой технике и пишет о ней в книге «Жизненная Сила. Мастер-ключ: секреты цигун для здоровья, успеха и мудрости».

Для сравнения он советует налить два стакана – и, как он говорил мне, в результате вкус разительно отличается. Вот его слова: «Если вы можете за минуту изменить вкус напитка только силой своей воли, то подумайте, что будет, когда вы избавитесь от вредных мыслей о себе? И какое влияние вы оказываете на других в результате негативных проекций? Мы всё больше беспокоимся о загрязнении воды, воздуха, земли и эфира, но думаем ли мы о «загрязнении» собственного сознания?»

Он говорит, что грань между нашими личными мыслями и внешним миром проницаема и негативные мысли оставляют невидимые «кровавые отпечатки пальцев».

Метод

Чудо – это когда один плюс один равно тысяче.

Фредерик Бюхнер, автор книги «Азбука благодати»

Эти шаги взяты из Упражнения 11, «Управление волей», книги Роберта Пенга «Мастер-ключ».

1. Налейте воды в стакан для вина. Поставьте его прямо перед собой.

2. Энергично трите ладонь о ладонь 20 секунд, потом поместите руки на фут по сторонам от стакана, создавая ци-поле между ладонями. 20 секунд ощущайте, как энергия пронизывает жидкость в стакане.

3. Поднимите стакан. Визуализируйте яркий свет, льющийся из ваших рук в жидкость и вокруг. Почувствуйте течение энергии. Визуализируйте превращение воды в вино. Продолжайте направлять энергию в течение минуты.

4. Представьте, как лучи золотого света исходят из ваших пальцев, и с их помощью «перемешайте» (прошу прощения, Бонд, Джеймс Бонд) и очистите жидкость. Ощутите, как ци трансформирует воду в стакане в вино. Продолжайте в течение минуты, со спокойной и расслабленной улыбкой.

5. Соедините указательный и средний пальцы, и получившимся «лезвием меча», как называет это Пенг, запечатайте энергию в стакане.

6. Пейте с бешеным восторгом!

Лабораторный отчет

Эффект: Эффект свадьбы в Кане Галилейской

Теория: То, что сделал один человек, могут повторить и другие.

Вопрос: Можно ли превратить воду в вино? Если Иисус действительно сделал это, могу ли я это повторить?

Гипотеза: Налив воды в стакан, я смогу с помощью энергии ци превратить ее в вино.

Требуемое время: 72 часа.

Дата: _______ Время: _______

Конечная дата для ответа: _______

Подход: Я буду следовать указаниям и визуализирую конечные результаты грандиозной вечеринки, которую собираюсь закатить.

Заметки

________________________________________________________________________________________

________________________________________________________________________________________

Как вы заметили, я заполнила эту графу за вас, ведь кому охота вести заметки во время вечеринки? Примите мои восторги за то, что провели со мной этот эксперимент, за открытость ума и за помощь в изменении доминантной парадигмы. Как бы то ни было, не останавливайтесь на этом. Не теряйте смелости, пытливости, продолжайте применять эти принципы в собственных поисках на нехоженых путях. А теперь, может, пойдем выпьем вина?

Без отклонения от нормы прогресс невозможен.

Фрэнк Заппа, американский музыкант

Слова благодарности

Мне хотелось бы поблагодарить по меньшей мере семь миллиардов человек27   По последним данным ООН – количество населения Земли.

[Закрыть]. Я так благодарна, что живу в наше время, когда у всех есть реальная возможность получать пищу и кров и жить вместе в мире.

Так как я верю, что надо говорить «спасибо» всему, чего вы желаете (делая так, вы помогаете этому воплотиться), хочу поблагодарить всех и каждого из вас за то, что сделали выбор – танцевать, а не драться, любить, а не судить, открыть сердце, а не бежать от того, что теперь действительно возможно.

Несколько представителей этих семи миллиардов заслуживают особой благодарности, намного большей, чем я в состоянии выразить на этих страницах. Но все же постараюсь.

Выражаю свой восторг:

• Рейду Трейси, благодаря которому все это случилось

• Луизе и Уэйну, за то, что рассказали мне правду о мире

• Алексу Фримону, за то, что он потрясающий редактор

• Джиму Дику, за его терпение и за то, что его личность относится к типу F

• Всему клану Шериданов, который, если собрать их всех вместе, составит ощутимый процент от семи миллиардов

• Донне Абейт, Диане Рей, Пэм Хоман, Стэйси Смит, Перри Кроув и всем прочим моим новым друзьям из «Hay House»

• Моей группе «Vortex»

• Моей энергетической группе (Линда Голтни, Карла Мумма, Эннола Чарити, Элизабет Стирз и Диана Силвер), за то, что верили в меня и разделяли мою ежедневную восторженность

• Духовным наставникам (вы знаете, кто вы)

• Джойсу Баррету, приглашающему меня выпить кофе и поговорить на протяжении по меньшей мере пяти лет

• Линде Бургесс, которая всегда находит подходящий момент, чтобы пригласить меня на мартини

• Уэнди Друэн и Кети Ши, которые всегда были моими самыми верными читателями

• Бетти Шеффер, моему лучшему товарищу по «Курсу Чудес»

• Всем читателям «Книги неограниченных возможностей», благодаря которым 2013 год стал лучшим годом в моей жизни… пока!

• И моему лучшему другу и товарищу, Тесману Мак-Кей Гроуту

Об авторе

Пэм Гроут – автор бестселлеров № 1 по версии «Нью-Йорк таймс», написала 17 книг, три пьесы, телесериал и два приложения для iPhone. Она пишет для People, CNN, The Huffington Post, Men’s Journal, а также ведет путевой блог www.georgeclooneyslepthere.com. Кроме того, она любящая мама, заядлый игрок в гольф и фанатик головоломок и кроссвордов.

Узнайте больше о Пэм и о ее нестандартном подходе к жизни на ее постоянно обновляющемся сайте www.pamgrout.com.

iknigi.net

Дневник Благодати » Большая христианская библиотека

Дата публикации: 28.02.13 Просмотров: 2579    Все тексты автора Филип Янси

5. Новая арифметика благодати

Если бы не эта деталь, не эта мелочь, танца бы не было, но, между тем, существует только танец.

Т. С. Элиот

Новая арифметика благодати

Когда в журнале «Христианство сегодня» появилась моя статья под названием «Жестокая арифметика Евангелия», я быстро понял, что никто не оценил этой сатиры. Мой почтовый ящик был завален письмами с резкой критикой. «Филипп Янси, твой путь лежит далеко от Бога и Иисуса! — писал один рассерженный читатель. — Эта статья — позор». Другой осуждал мою «антихристианскую, заумную философию». Еще один читатель окрестил меня «сатанистом». «У вас что, не хватает обозревателей в штате, чтобы искоренить эту вызревающую заразу?» — адресовал он свой вопрос главному редактору.

Почувствовав, что на меня обрушилась кара, и не привыкший к тому, чтобы меня называли источником позора, антихристом и сатанистом, я снова вернулся к этой статье и задумался. В чем же была моя ошибка? Я использовал четыре истории, по одной из каждого Евангелия, и с затаенной усмешкой — так мне казалось — рассмотрел всю абсурдность используемых там расчетов.

Лука рассказывает о пастухе, который бросил свое стадо из девяносто девяти овец и отправился в ночь искать одну потерявшуюся овцу. Благородный поступок, что и говорить! Но задумайтесь на секунду о стоящих за этим цифрами. Иисус говорит, что пастух оставил девяносто девять своих овец «на пастбище». Это подразумевает, что они свободно могли быть украдены ворами, съедены волками или разбежаться. Как бы почувствовал себя пастух, если бы найдя одного потерявшегося ягненка, он вернулся назад и обнаружил, что в его отсутствие пропало еще двадцать три овцы?

В эпизоде, приведенном в Евангелии от Иоанна, женщина по имени Мария взяла фунт экзотических масел (год работы!) и омыла ими ноги Иисуса. Задумайтесь над этой расточительностью. Разве унции масла не хватило бы для того, чтобы сделать то же самое? Даже Иуда мог обратить внимание на эту абсурдность. Ведь средства, которые теперь бежали благоухающими ручьями через грязный дверной порог, можно было использовать на благо бедным.

Вдобавок, Марк описывает третью сцену. Увидев, как одна вдова бросила две мелкие монеты на пожертвование для храма, Иисус назвал гораздо меньшими другие более значительные пожертвования. «Истинно говорю вам, — заметил он, — эта бедная вдова положила больше всех, клавших в сокровищницу». Я надеюсь, что он сказал это мягко, чтобы остальные люди, совершающие свои пожертвования, не слишком вдохновлялись его сравнением.

Четвертая история, приведенная в Евангелии от Матфея, содержит притчу, которую я почти никогда не слышал на проповеди, и по вполне понятной причине. Иисус рассказал о хозяине, который нанимал людей работать на его винограднике. Некоторых он нанял рано поутру, некоторых около третьего часа, некоторых около шестого и девятого часа, а некоторых за час до окончания работы. Каждый казался довольным своей оплатой, пока те, кто трудился двенадцать часов под палящим зноем, не узнали, что счастливчики, взявшиеся за дело в последний момент и едва проработавшие час, получили ту же плату. Поступок хозяина противоречил всему, что они знали о мотивациях труда и о справедливой компенсации за него. Это была жестокая экономика, примитивная и простая.

Помимо того, что я узнал много нового о сатире после опубликования моей статьи, я много узнал и о благодати. Возможно, слово «жестокий» было выбрано неудачно, но благодать действительно резко свидетельствует о несправедливости. Почему монеты, брошенные вдовой, должны весить больше, чем миллионы, отданные богачом? И какой работодатель станет платить бездельникам, взявшимся за работу в последний момент столько же, сколько проверенным трудягам?

Вскоре после того, как я написал статью, я пошел в театр на спектакль «Амадей» (в переводе с латыни «любимый Богом»). В этой пьесе показан композитор семнадцатого века, пытающийся понять то, что представляет собой Бог. Благочестивый Антонио Сальери исполнен усердного желания, хотя и не наделен талантом, создать бессмертную музыку, восхваляющую Бога. Его приводит в бешенство то, что Бог наделил величайшим за все времена даром музыкального гения озорного юнца по имени Вольфганг Амадей Моцарт.

Во время спектакля я вдруг понял, что наблюдаю оборотную сторону той проблемы, которая столь долгое время волновала меня. В пьесе ставился тот же вопрос, что и в библейской Книге Иова, только с изнанки. В Книге Иова автор размышляет над тем, почему Бог «наказал» самого праведного человека из всех живущих на земле. Автор пьесы «Амадей» размышляет над тем, почему Бог «вознаграждает» тех, кто этого не заслуживает. Проблема страдания находит свое соответствие в скандале, связанном с благодатью. Одна из линий, проведенных в пьесе, выражает это возмущение благодатью: «На что, в конце концов, еще годен человек, кроме как учить уроки, заданные Богом?»

Почему Господь отдает предпочтение Иакову, смотрящему на многие вещи сквозь пальцы, перед исполнительным Исавом? За что, подобно Моцарту, сверхъестественная сила присуждается преступнику по имени Самсон? Почему коротышка Давид, придворный и пастух, становится царем Израиля? Почему высший дар мудрости дается Соломону, появившемуся на свет в результате царского прелюбодеяния? Действительно, в каждой из этих ветхозаветных историй слышно, как между строк рокочет возмущение благодатью, пока, наконец, в притчах Иисуса, оно не прорывается наружу в драматической ломке всех представлений о нравственности.

Притча Иисуса о работниках и той чрезвычайно несправедливой плате, которую они получили, прямо противостоит этому возмущению. По одной современной еврейской версии этой истории работники, которых хозяин нанимает после обеда, трудятся настолько усердно, что он, пораженный, решает вознаградить их труд, заплатив им за полный рабочий день. Совсем иначе выглядит версия, рассказанная Иисусом, в которой говорится, что последняя группа нанятых работников праздно стояла на торжище, что в сезон полевых работ делали только самые ленивые, неумелые работники. Более того, эти бездельники ничего не предпринимают для того, чтобы как-то выделиться, и другие работники шокированы той платой, которую они получают. Какой хозяин в здравом рассудке будет платить те же деньги за час работы, что и за двенадцать часов!

В истории, рассказанной Иисусом, нет смысла с экономической точки зрения, и в этом-то заключалась его цель. Он сообщал нам притчу о благодати, которую нельзя высчитать как плату за день работы. Благодать не зависит от того, кто и во сколько начал или закончил работать. Она не имеет ничего общего с расчетами. Мы обретаем благодать как дар, посланный Богом, а не как что-то, что мы зарабатываем тяжелым трудом. Это Иисус разъясняет, приведя ответ хозяина:

«Друг! Я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? Возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу? Или глаз твой завистлив оттого, что я добр?»

«Ты завидуешь, Сальери, потому что я так добр к Моцарту? Ты завидуешь, Саул, потому что я так добр к Давиду? Вы завидуете, фарисеи, потому что я в самом разгаре этой игры открываю калитку неевреям? Потому что я молитву мытаря предпочитаю фарисейской, потому что я принимаю раскаяние вора, к которому он приходит в последние минуты своей жизни, и обещаю ему рай? Это вызывает в тебе ревность? Ты завидуешь тому, что я оставляю послушную отару, чтобы найти заблудшую овцу, или помогаю расточительному человеку, дав ему откормленного теленка?»

Хозяин в истории, рассказанной Иисусом, не обманул тех своих работников, которые работали весь день, заплатив остальным столько же за час работы. Нет, они получили ту плату, которая им была обещана. Их неудовольствие было вызвано возмутительной, с их точки зрения, арифметикой благодати. Они не могли примириться с тем, что хозяин имел право распоряжаться своими деньгами как ему угодно, если он платил этим подлецам в двенадцать раз больше того, что они заработали.

Показательно то, что многие христиане, читая эту притчу, идентифицируют себя с теми работниками, которые трудились полный рабочий день, а не с теми, кто присоединился к ним вечером. Нам нравится считать себя ответственными работниками, и странное поведение хозяина ошеломляет нас так же, как оно ошеломляло людей, слушавших тогда притчу из уст самого Иисуса. Мы рискуем упустить основное зерно смысла в этой истории: Бог раздает дары, а не плату. Никому из нас не платят в соответствии с заслугами, потому что никто из нас не приблизился к тому, чтобы его жизнь удовлетворяла требованиям, предъявляемым Богом к совершенной жизни. Если бы нам платили по заслугам, мы бы все оказались в аду.

Как сказал Роберт Феррар Капон: «Если бы мир мог быть спасен хорошим ведением бухгалтерии, его спасителем был бы Моисей, а не Иисус». Благодать нельзя свести к общим принципам бухгалтерского дела. В царстве не-благодати, где ведется счет прибыли и убыткам, некоторые работники заслуживают большего, чем остальные. В царстве благодати неуместно само слово «заслужить».

Фредерик Бюхнер пишет:

«Люди готовы ко всему, кроме того, что за пределами тьмы, вызванной их слепотой, есть великий свет. Они готовы к тому, чтобы гнуть свою спину, обрабатывая одно и то же старое поле, пока коровы, пасущиеся без присмотра, не вернутся домой. Они готовы работать, пока не споткнутся обо что-то твердое, что окажется зарытыми на этом поле сокровищами, которых будет достаточно для того, чтобы купить весь штат Техас. Они готовы к тому, что Бог заключает сделки, которые нужно отрабатывать в поте лица, но не к тому, что он платит за час работы столько же, сколько платит и за день. Они готовы к тому, что Царство Божие подобно горчичному зерну, что оно не больше, чем глаз тритона, но не к тому, что оно станет огромной смоковницей, в ветвях которой птицы будут петь музыку Моцарта. Они готовы к скудному пресвитерианскому ужину, но не к свадебному столу с ягненком…»

По моим подсчетам, Иуда и Петр из всех учеников Иисуса показали себя наиболее склонными к арифметическим расчетам. Иуда, должно быть, продемонстрировал какие-то способности обращения с числами, иначе остальные не выбрали бы его казначеем. Петр всегда входил во все мелочи, постоянно пытаясь заставить Иисуса точно объяснить смысл того, что он имеет в виду. Так, в Евангелии упоминается, что когда Иисус устроил чудесный лов рыбы, Петр поймал 153 большие рыбины. Кого, кроме человека, склонного к подсчетам, беспокоил бы подсчет рыбы в такой извивающейся куче?

Это было целиком и полностью в характере щепетильного апостола Петра, когда он затем пытался добиться от благодати каких-то математических формул. «Господи! Сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? — спросил он Иисуса. — До семи ли раз?» Петр допускает ошибку в определении степени благородства, поскольку раввины в то время считали число три максимально возможным числом, на которое можно было рассчитывать, прощая другого.

«Не говорю тебе: до семи, но до седмижды семидесяти раз», — выйдя из себя, ответил ему Иисус. В некоторых рукописях значится перемножение семидесяти на семь, но едва ли имеет большое значение, сказал ли Иисус 77 или 490. Он имел в виду, что прощение не является чем-то, что можно посчитать на счетах.

Вопрос Петра побудил Иисуса рассказать еще одну историю, исполненную глубокого смысла, историю про раба, у которого каким-то образом накопился долг в несколько миллионов долларов, которые он должен был вернуть царю. Тот факт, что в действительности ни у одного раба не может скопиться такая сумма долга, подчеркивает мысль Иисуса о том, что даже если бы государь продал его самого, его семью, детей и всю его собственность, он не вернул бы и малой толики денег. Такое нельзя простить. Несмотря на это, государь, тронутый жалостью, неожиданно прощает долг и отпускает раба, не наказав его.

Внезапно ситуация повторяется. Раб, который только что был прощен, встречает одного из своих товарищей, который должен ему несколько долларов, и начинает его душить. «Отдай мне, что должен!» — требует он и сажает его в темницу. Одним словом, жадный раб олицетворяет собой не-благодать.

Почему притча так гиперболизируется Иисусом, становится понятным, когда он объясняет, что государь — это Бог. Прежде всего, это должно определить наше отношение к другим людям. Скромное осознание того, что Бог уже простил нам наши долги, так велико в нас, что за ним то зло, которое причиняют нам другие, съеживается до незначительных размеров. Как можем мы не прощать друг друга в свете того, что Бог простил всех нас?

Как замечает К. С. Льюис: «Быть христианином значит прощать непростительное, потому что Бог простил то непростительное, что существует в нас».

Льюис на себе ощутил глубину божественного всепрощения, которое снизошло на него вспышкой откровения, когда он в день святого Марка произнес фразу, приведенную в апостольском символе веры: «Верую в прощение грехов». Его грехов не стало, они были прощены! «Эта истина дошла до моего сознания настолько ясно, что я понял: никогда ранее (и это после многих исповедей и многократного отпущения грехов) я не верил в это всем своим сердцем», — пишет К.СЛыоис.

Чем больше я размышляю над притчами, рассказанными Иисусом, тем больше я испытываю искушение использовать прилагательное «жестокая» по отношению к арифметике Евангелия. Я верю в то, что Иисус рассказал нам эти притчи для того, чтобы призвать нас полностью освободиться от нашего мира не-благодати, в котором мы живем по закону «зуб за зуб», и вступить в Божие царство бесконечной благодати. Как пишет Мирослав Волф: «Незаслуженная благодать всегда будет превалировать над расчетами того, что человек заслужил в своей жизни».

Уже начиная с детского сада, нас учат тому, как добиться успеха в мире не-благодати. Кто рано встает, тому Бог дает. Без труда не вытащишь и рыбку из пруда. Бесплатных обедов не бывает. Требуй соблюдения своих прав. Бери то, за что ты заплатил. Мне хорошо знакомы эти правила, потому что я по ним живу. Я работаю и получаю плату за свою работу. Мне нравится быть первым. Я настаиваю на своих правах. Я хочу, чтобы люди получали то, чего они заслуживают — не больше и не меньше.

Однако, когда я начинаю прислушиваться, то слышу громкий шепот Евангелия, говорящего, что я не получил того, что заслужил. Я заслужил наказание, а получил прощение. Я заслужил гнев, а получил любовь. Я заслужил быть посаженным в долговую тюрьму, а вместо этого получил чистую кредитную историю. Я заслужил строгого учителя и раскаяние, вымаливаемое на коленях; я получил банкет — праздник Бабетты — устроенный для меня.

Если можно так выразиться, благодать разрешает для Бога дилемму. Вам не придется углубляться в Библию, чтобы почувствовать скрытое внутреннее противоречие в тех чувствах, которые Бог испытывает по отношению к человечеству. С одной стороны, Бог любит нас. С другой стороны, наше поведение вызывает у него неприязнь. Бог стремится увидеть в людях отражение своего собственного образа. В лучшем случае он видит только обрывки тени этого образа. Однако, Бог не может — или не хочет — отказаться от этого стремления.

Один фрагмент из Исайи часто цитируют в качестве доказательства удаленности Бога и его силы: «Мои мысли — не ваши мысли, не ваши пути – пути Мои, – говорит Господь. – Но как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших».

Однако в этом контексте Бог как раз и говорит о своем стремлении прощать. Тот же самый Бог, который создал небеса и землю, обладает силой преодолеть пропасть, которая отделяет от него его создания. Он принесет примирение, прощение, и не важно, какие препятствия его расточительные дети ставят у него на пути. Как говорит пророк Михей: «Не вечно гневается Он, потому что любит миловать».

Иногда противоречивые эмоции Бога сталкиваются друг с другом в одном и том же эпизоде. В книге пророка Осии, например, Бог то предается теплым воспоминаниям о людях, то мрачно угрожает им судом. «И падет меч на города его», — мрачно угрожает он. Но потом, посреди этих угроз у него прорывается крик любви:

«Как поступлю с тобой, Ефрем?

Как предам тебя, Израиль?

Повернулось во Мне сердце Мое;

возгорелась вся жалость Моя!»

«Не сделаю по ярости гнева Моего, — заключает Бог в конце. — Ибо Я Бог, а не человек; среди, тебя Святый». Снова Бог оставляет за собой право изменять те правила, по которым осуществится возмездие. И хотя Израиль целиком и полностью заслужил свою кару, люди не получат заслуженное ими возмездие.

Бог будет выжидать абсурдно долгое время, чтобы вернуть назад свою семью.

В одной удивительно эффектной притче Бог посылает пророка Осию, чтобы тот взял в жены женщину по имени Гомерь, продемонстрировав тем самым свою любовь к Израилю. Гомерь рождает Осии троих детей, а затем оставляет семью и уходит к другому мужчине. Какое-то время она работает проституткой, и именно в этот момент Бог отдает Осии шокирующее повеление: «Иди еще, и полюби женщину, любимую мужем, но прелюбодействующую, подобно тому, как любит Господь сынов Израилевых, а они обращаются к другим богам…»

В книге пророка Осии возмущение благодатью становится повсеместным возмущением, которое высказывают все, кому не лень. Какие мысли приходят в голову мужчине, если жена поступает с ним также, как Гомерь поступила с Осией? Он хотел убить ее, он хотел простить ее. Он желал развода, но он желал и примирения. Она опозорила его, она затронула его душу. Как ни странно, вопреки всему, непреодолимая сила любви одержала верх. Осия, рогоносец, посмешище всей общины, принял свою жену назад.

Гомерь обрела не верность и даже не справедливость, а благодать. Всякий раз, читая эту историю или читая речи Бога, начинающиеся со строгости и заканчивающиеся слезами, я поражаюсь Богу, который терпит подобное унижение, только чтобы вернуть обратно то, что выше этого унижения. «Как поступлю с тобой, Ефрем? Как предам тебя, Израиль?» Поставьте свое собственное имя на место имен Ефрема и Израиля. В центре Евангелия стоит образ Бога, который сознательно уступает безудержной, непреодолимой силе любви.

Несколько столетий спустя один из апостолов объяснит ответ Бога в более аналитических выражениях: «А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать». Павел понимал лучше всех остальных, живших когда-либо на земле, что благодать приходит незаслуженно, по инициативе Бога, а не по нашей собственной. Поверженный на землю по дороге в Дамаск, он уже никогда больше не пришел в себя от того шока благодати. Это слово появляется в каждом его Послании не далее, как во второй фразе. Как говорит Фредерик Бюхнер: «Благодать — это лучшее, что он может им пожелать, потому что благодать — это лучшее из того, что ему самому довелось обрести».

Благодать не сходила с уст Павла, потому что он знал, что может произойти, если мы уверуем в то, что мы заслужили любовь Бога. В мрачные для нас времена, когда нам, возможно, не достает Бога, или без всякой на то причины мы чувствуем себя нелюбимыми Им, мы встаем на шаткую поверхность. Мы боимся, что Бог перестанет любить нас, когда Он узнает всю правду о нас. Павел — «самый большой грешник», как он сам себя называет — вне всякого сомнения, знал о том, что Бог любит людей, потому что Он такой, какой Он есть, а не потому что мы такие, какими являемся.

Осознавая существование возмущения, связанного с благодатью, Павел старался объяснить, как Бог добился мира с человеческими существами. Благодать действует на нас ошеломляюще, потому что она противоречит той интуиции, которая говорит в каждом из нас, что перед лицом несправедливости за все, что тебе дается, нужно платить. Убийцу нельзя просто взять и отпустить на свободу. Человек, жестоко обращавшийся с ребенком, не может просто пожать плечами и сказать: «Мне так захотелось». Принимая во внимание эти возражения, Павел настаивал на том, что идущее от Бога уже оплачено — самим Богом. Бог скорее согласился отдать нам своего собственного сына, чем махнуть рукой на человечество.

Подобно празднику, устроенному Бабеттой, благодать ничего не стоит тому, кому она адресована, и стоит всего тому, кто дает. Благодать, идущая от Бога, это не демонстрация «дедушкиного умиления», потому что за нее заплачена непомерная цена Голгофы. «Есть только один настоящий закон — закон Вселенной, — пишет Дороти Сейерс. — Он может быть соблюден или в том случае, если мы пойдем по пути правосудия, или в случае, если мы пойдем по пути благодати, но он должен быть соблюден тем или иным образом». Приняв правосудие на самого себя, Иисус удовлетворил требованиям закона, и Бог нашел возможность простить.

В кинофильме «Последний император» маленький мальчик, помазанный последним императором Китая, живет чудесной жизнью, полной роскоши, имея к своим услугам тысячи слуг. «Что будет, если ты совершишь ошибку?» — спрашивает его брат. «Если я совершу ошибку, накажут кого-нибудь другого», — отвечает маленький император. Чтобы продемонстрировать это, он разбивает кувшин, и одного из слуг подвергают порке. В христианской теологии Иисус вывернул эту модель мира наизнанку. Если ошибку совершает слуга, наказанию подвергается Господин. Благодать дается безвозмездно только потому, что дающий сам заплатил цену.

Когда известный теолог Карл Барт посетил университет в Чикаго, студенты и ученые столпились вокруг него. На пресс-конференции один из них спросил: «Доктор Барт, вы можете назвать какую-нибудь основоположную истину, которую познали в процессе занятий?» Без малейшего колебания он ответил: «Иисус любит меня, я это знаю, потому что так мне говорит Библия». Я согласен с Карлом Бартом. Но почему я часто совершаю такие поступки, словно пытаюсь заслужить эту любовь? Почему я испытываю столько сложностей, принимая ее?

Когда доктор Боб Смит и Билл Уилсон, основатели ассоциации «Анонимные алкоголики», впервые обнародовали свою двенадцатиступенчатую программу, они обратились к Биллу Д., видному юристу, который за шесть месяцев был исключен из восьми отдельных программ, занимающихся лечением алкоголиков и наркоманов. Привязанному к кровати в наказание за нападение на двух медсестер, доктору Биллу Д. не оставалось ничего другого, как выслушать двух своих посетителей. Они поделились своими собственными историями о пагубных привычках и недавно появившейся у них надеждой, которую они открыли для себя через веру в Высшую Силу.

Как только они упомянули Высшую Силу, Билл Д. печально покачал головой. «Нет, нет, — сказал он. — В моем случае это слишком поздно. Да, я все еще верю в Бога, но достаточно хорошо понимаю, что Он в меня больше не верит».

Билл Д. высказал то, что многие из нас чувствуют время от времени. Опрокинутые повторяющимися неудачами, потеряв надежду, чувству бессмысленность мира, мы создаем вокруг себя раковину, которая делает нас практически нечувствительными к благодати. Как приемные дети, которые снова и снова решают вернуться в оттолкнувшие их семьи, мы упорно отворачиваемся от благодати.

Я знаю, что я отвечу на письма редактора отказывающихся от публикации моих статей, и на критические письма читателей. Я знаю, как высоко воспаряет моя душа, когда мне приходит авторский гонорар, больший, чем я ожидал, и как невысоко она взлетает, если гонорар оказывается небольшим. Я знаю, что мое мнение обо мне самом в конце дня в значительной степени зависит от тех писем, которые я получаю от других людей. Нравлюсь ли я кому-нибудь? Любим ли я? Я жду ответов от моих друзей, моих соседей, моей семьи. Я жду ответов, как человек, умирающий от голода.

Время от времени, слишком уж непостоянно, я чувствую истину благодати. Наступают моменты, когда я читаю притчи и понимаю, что они написаны обо мне. Я та овца, ради поисков которой пастух бросил всю отару. Я тот мот, ради которого его отец вглядывается в горизонт, тот раб, которому был прощен долг. Я один из тех, кого любит Бог.

Не так давно я получил почтовую открытку от одного моего друга, который написал на ней всего пять слов: «Я тот, кого любит Иисус». Я улыбнулся, когда прочитал обратный адрес, потому что мой странный друг отличался такими благочестивыми девизами. Однако, когда я позвонил ему, он мне ответил, что это слова писателя и лектора Бреннана Меннинга. На одном из семинаров Меннинг обратил внимание слушателей на ближайшего друга Иисуса на земле, ученика по имени Иоанн, которого Евангелие называет «любимый Иисусом». Меннинг сказал, что если бы можно было спросить Иоанна о том, что более всего отличает его в этой жизни, то Иоанн не стал бы говорить, что он ученик, апостол, евангелист или автор одного из четырех Евангелий. Скорее всего, ответ был бы таков: «Я тот, кого любит Иисус»,

«Что бы это значило?» — спрашиваю я себя. А если бы я тоже увидел первейшую черту своей индивидуальности в том, что «я тот, кого любит Иисус»? Насколько иначе стал бы я смотреть на себя самого в конце каждого дня?

Существует социологическая теория зеркального взгляда. Ее суть состоит в том, что вы становитесь таким, каким представляет вас наиболее важный для вас человек (жена, отец, шеф и т.д.). Как бы изменилась моя жизнь, если бы я воистину поверил в удивительные слова Библии о том, что Бог любит меня, если бы я взглянул в зеркало и увидел там то, что видит Бог?

Бреннан Меннинг рассказывает историю об одном ирландском священнике, который, прогуливаясь по своему приходу, видит пожилого крестьянина, стоящего у обочины дороги на коленях и читающего молитву. Священник, пораженный увиденным, говорит этому человеку: «Ты, должно быть, очень близок Богу». Старик поднимает глаза от своей молитвы, размышляет какое-то время и потом отвечает с улыбкой: «Да, Он очень меня любит».

Теологи говорят нам, что Бог существует вне времени. Бог создал время подобно тому, как художник выбирает технику живописи, и время никак не связывает его. Он видит будущее и прошлое как некое непрерывное настоящее. Если теологи правы в отношении этой отличительной черты Бога, то они помогли объяснить, как Бог может называть «любимым» такого непостоянного, ненадежного, полного страстей человека, как я. Если Бог взглянет на диаграмму моей жизни, то он увидит не неровные отклонения в сторону добра и зла, а скорее ровную линию добра, доброту Сына Божия, запечатленную в один момент времени и распространившуюся на вечность. Как писал поэт XIX века Джон Донн:

«Ведь и Мария Магдалина за свою чистоту была упомянута в Книге Жизни как святая Дева, несмотря на всю свою греховность, святой Павел, поднявший меч на Христа; и святой Петр, поднявший меч в его защиту: поскольку Книга Жизни не писалась последовательно, слово за слово, строка за строкой, а родилась как Отпечаток, вся целиком».

Я рос, представляя себе в своем сознании Бога-математика, который взвешивал мои хорошие и дурные поступки на чаше весов, и последние уже перевешивали. Каким-то образом от меня ускользнул Бог Евангелия, Бог милосердный и великодушный, который постоянно находит способы пошатнуть безжалостные законы не-благодати. Бог разрушает ее математические таблицы и вводит новую математику благодати, самого удивительного, загадочного, непредсказуемого слова в английском языке.

Благодать является нам в таком многообразии форм, что я затрудняюсь как-либо определить ее. Однако, я готов попытаться дать что-то наподобие определения благодати через ее отношение к Богу. Благодать означает, что не в наших силах сделать что-либо для того, чтобы Бог больше любил нас — никакие упражнения по укреплению своего духа и аскетизм, никакие знания, полученные в духовных семинариях и на факультетах богословия, никакие крестовые походы в защиту праведности. И благодать означает также, что не в наших силах сделать что-либо для того, чтобы Бог меньше любил нас — никакой расизм, гордость, порнография, прелюбодеяние, даже убийство. Благодать означает, что Бог уже любит нас так, как вообще способен любить бесконечный Бог.

Существует простое лекарство для тех людей, которые сомневаются в любви Бога и просят у него благодати. Нужно взять Библию и внимательнее присмотреться к людям, которых любит Бог. Имя Иакова, который отважился на поединок с Богом и потом всегда носил след от раны, нанесенной ему в этой схватке, стало символом божьего народа — «детей Израиля». Библия рассказывает об убийце и прелюбодее, который получил репутацию самого великого царя Ветхого Завета, человека, «который пришелся по сердцу Богу». И о Церкви, основанной учеником Иисуса, который отрекался и клялся, что он не знает человека по имени Иисус. И о миссионере, призванном из рядов палачей христиан. Я получаю почту из Международной Амнистии, и когда смотрю на присланные мне фотографии мужчин и женщин, которых избивали, закалывали, как скот, вводили им инъекции, плевали им в лицо и убивали электрическим током, я спрашиваю себя: «Что за человеком нужно быть, чтобы сделать такое с другими людьми?» Потом я читаю Деяния Апостолов и нахожу там человека, способного сделать такое. Теперь он апостол благодати, слуга Иисуса Христа, величайший миссионер, которого когда-либо знала история. Если Бог способен любить таких людей, то, возможно, всего лишь возможно, что может любить таких, как я.

Я не могу дать сдержанное определение благодати, поскольку Библия заставляет меня воспринимать ее во всей полноте. «Бог же есть Бог всякой благодати», — говорит апостол Петр. А благодать означает, что я не могу сделать ничего, что заставило бы Бога любить меня с большей или меньшей силой. Это значит, что я, заслуживающий прямо противоположного, приглашен к столу в семье Господа Бога.

Инстинктивно я чувствую, что должен сделать что-то, чтобы Бог принял меня. Благодать потрясает своей противоречивостью, своей свободой, и я каждый день должен молиться заново, чтобы обрести возможность услышать ее весть.

Юджин Петерсон рассматривает контраст личностей Августина и Пелагия, двух теологов, споривших друг с другом в четвертом веке. Пелагий отличался изысканными манерами, учтивостью, убедительностью своих доводов. Он был общим любимцем. Августин растратил свою юность в безнравственных поступках, находился в загадочных отношениях со своей матерью и нажил себе много врагов. Однако Августин избрал в качестве отправной точки благодать и оказался прав, в то время как Пелагий исходил из человеческих побуждений и ошибся. Августин страстно и неотступно следовал за Богом; Пелагий методично работал над тем, чтобы угодить Богу. Петерсон говорит вслед за этим, что христиане склонны следовать Августину в теории, а Пелагию — в практике. Они основательно работают над тем, чтобы угодить другим людям и даже Богу.

Каждый год весной я становлюсь жертвой того, что спортивные комментаторы называют «маршем безумия». Я не могу устоять перед искушением и всякий раз включаю свой телевизор, когда идет трансляция финального матча по баскетболу, в котором команды, боровшиеся за выживание в турнире, в котором принимают участие шестьдесят четыре клуба, встречаются между собой, чтобы определить чемпиона NCAA. Кажется, что эта самая важная игра всегда заканчивается на восемнадцатилетнем мальчике, стоящем на линии штрафных бросков, в запасе у которого осталась одна секунда, высвеченная на табло.

Он нервно стучит мячом об пол. Он знает, что если промахнется в этих двух штрафных бросках, то станет козлом отпущения для всей команды, для всего штата. Еще двадцать лет после этого матча он будет размышлять над этим моментом, снова и снова переживая его. Если он попадет, он будет героем. Его портрет появится на первой странице газет. Возможно, он даже будет баллотироваться в губернаторы. Он еще раз ударяет мячом об пол, и команда соперников выкрикивает время, чтобы сбить его. Он стоит у черты, взвешивая все свое будущее. Все зависит от него. Его партнеры ободряюще похлопывают его по плечу, но ничего не говорят.

Однажды, я помню, вышел из комнаты ответить на телефонный звонок как раз в тот момент, когда один такой парнишка готовился к броску. Тревожные морщины покрыли его лоб. Он кусал свою нижнюю губу. Его левая нога дрожала в колене. Двадцать тысяч фанатов кричали, махали флагами и платками, чтобы сбить его с толку.

Телефонный разговор продлился дольше, чем я ожидал, и, когда я вернулся, то увидел новую картину. Этот парень, чьи волосы были мокрые от пота, теперь ехал на плечах своих партнеров по команде, обрезая веревки с баскетбольной корзины. Ничего в целом мире его больше не тревожило. Его улыбкой был заполнен весь экран.

Два эти стоп-кадра — один и тот же мальчик, сначала склонившийся на линии штрафных бросков, а затем празднующий свой успех на плечах товарищей — стали символами не-благодати и благодати.

Миром правит не-благодать. Все зависит от того, что я делаю. Я должен бросить и попасть в корзину. Царство Иисуса предлагает нам другой путь, путь, который зависит не оттого, что представляем собой мы сами, а оттого, что делает Бог. Нам не нужно ничего добиваться, нужно лишь просто следовать за ним. Он уже заплатил за нас самую большую жертву, необходимую для того, чтобы Бог принял нас. Когда я думаю о двух этих образах, то терзаюсь вопросом: «Какой из этих двух эпизодов более напоминает мою духовную жизнь?»

soteria.ru

Пэм Гроут - Новая книга неограниченных возможностей

Метод

Способ не труден, но очень уж необычен.

"Курс Чудес"

Если вы способны выключить запись, постоянно звучащую на краю вашего подсознания, вам не нужен этот эксперимент. Вы живете в состоянии Священного Кайфа и осознаёте Истину всеобъемлющего блага.

Большинство из нас, однако, уверены, что нужно ждать. Нужно делать все по порядку. Должны сойтись звезды. Должен выпасть наш номер в лотерее. Но все это уже здесь, мы купаемся в любви, мире и радости.

В этом эксперименте вы ничего не приобретаете. Вы отпускаете. Делайте все правильно, и вам удастся отпустить страхи и впустить в свой ум Истину. Отбросьте ложную идею о том, что реальность опасна или не в вашем вкусе. Этот эксперимент не столько помогает что-то найти, сколько, как паяльная лампа, выжигает все, что не реально.

Вот его стадии:

1. Попросите ПП, искренне и страстно, о трансцендентности, о моменте выхода за грань. Пусть он будет ясным. Хотя многие пытались объяснить, что такое трансцендентность (Кант, например, называл это "выходом за рамки"), это нечто настолько большое и неординарное, что не поддается описанию словами. Достаточно сказать, что, когда это случится, вы этого не пропустите.

2. Каждый раз, подходя к зеркалу в течение следующих трех дней (а в нашем мире это делается довольно часто), взгляните себе в глаза и скажите: "Это не то, что я есть на самом деле. Я намного больше, чем это ограниченное тело". Так вы создадите пространство для маневра в своей реальности.

3. Позвольте себе роскошь погрузиться в ощущение глубокой любви и заботы, полного изобилия. Нырните в это бесконечное благо, как в пышную перину.

4. Когда только возможно, отмечайте вибрацию в теле. Если вы отвлечетесь от мыслей, то почувствуете этот гул энергии, текущей в вас. Я зову это "Большой Радостью".

5. Научившись отключать свой перегруженный ум, вы отметите чувство открытости, гибкости, раскрепощенности и погрузитесь в нейтральный, бездонный океан возможностей.

Лабораторный отчет

Эффект: Эффект йабба-дабба-ду

Теория: Существует невидимая энергетическая сила, или поле бесконечных возможностей.

Вопрос: Если действительно существует невидимый поток жизни, силовое поле, отражающееся на моей жизни, почему я не осознаю его? И могу ли я подключиться к нему?

Гипотеза: Если перестать противиться тому, что дано мне, я увижу проблеск знания о том, что есть жизнь на самом деле.

Требуемое время: 72 часа.

Дата: ________ Время: ________

Подход: Итак, ПП, твой выход. Я жду знака о моем единстве с полем, с его величием. Говорят, когда он приходит, его ни с чем не спутать. В следующие 72 часа я буду с особым вниманием воспринимать, слушать и верить, что уловлю проблеск потока жизни.

Заметки

________________________________________________________________________________________

________________________________________________________________________________________

Жизнь не проблема, которую нужно решить, а реальность, которую нужно прочувствовать.

Сёрен Кьеркегор, датский философ

Коты под дождем и блоги

Слава Богу, сегодня пятница!

Радуйтесь тому, что хотите увидеть больше.

Том Питерс, автор книги "В поисках совершенства"

А теперь пора повеселиться. Пора вспомнить, как вам повезло, пора благодарить небеса. Как говаривал мой учитель Роб Брежни, "давайте предадимся запретному счастью".

Конечно, у меня есть список запланированных дел. Собственно, у меня их два.

Первый список – для меня:

1. Выдумать новые вопросы.

2. Радоваться жизни.

Второй список – для Источника, Бога, или поля потенциала:

1. Позаботиться обо всем остальном

Послесловие. Бонусный эксперимент № 10. Эффект Свадьбы… в Кане Галилейской (или Пора ВЕСЕЛИТЬСЯ!)

Я не верю в чудеса, я полагаюсь на них.

Йоги Бхаджан, индийский гуру

Ура! Книга прочитана. А это значит только одно. Пора закатить вечеринку. Пора бросать конфетти, петь, танцевать и вообще веселиться на всю катушку!

Не знаю, как у вас, но в моем мире в программу праздника обычно входят напитки для взрослых.

И теперь, когда наконец покончено с этими старыми замашками в духе "я жертва" и "я ничего не могу", думаю, пора превратить воду в вино. Да, это эксперимент для тех, кто не боится трудных задач.

Прежде чем вы дадите задний ход, позвольте сказать, что я первая готова признать – это нечто довольно сильно "выходящее за рамки". Но я знаю и то, что, пока мое сознание не готово принять новую возможность, та остается недоступной для меня. Чепухой считали способность пробежать милю за четыре минуты, пока Роджер Баннистер не сделал это 6 мая 1954 года (с тех пор это достижение повторили много раз). Для приверженцев Мировоззрения 1.0 чепуха то, что в жизни возможны любые чудеса.

Я применю "правило мили за четыре минуты" – если один человек сделал это, значит, и мы все можем.

В Евангелии от Иоанна, 2:11, Мария, как типичная еврейская мама, просит Иисуса сделать что-нибудь, ведь гости на свадьбе выпили все вино. Он, хоть и с неохотой, но ведет себя как положено хорошему еврейскому сыну, когда мама давит на его чувство вины. Он просит принести шесть кувшинов воды (благо колодец недалеко) и, подключившись к полю бесконечного потенциала, превращает одну реалию (воду) в другую (вино). Взял и изменил молекулярную структуру воды.

Если бы там присутствовала программа Wine Spectator, ее дегустатор дал бы этому вину оценку 99.9. Это было отличное вино.

Я слышала, некоторые фундаменталисты считают, что Иисус на самом деле превратил воду в виноградный сок, но для моей вечеринки годится только бокал отличного каберне.

Случай из жизни

Я молюсь о перемене в восприятии, что позволит мне видеть другие, лучшие реальности.

Энн Ламотт, американская писательница и прогрессивный духовный активист

Китайские мастера цигун регулярно меняют вкус бренди. С помощью энергии ци они способны очищать и рафинировать напиток. Роберт Пенг, всемирно известный мастер цигун, живущий сейчас в Нью-Йорке, утверждает, что даже новички могут освоить этот простой прием. Он проводит мастер-классы по этой технике и пишет о ней в книге "Жизненная Сила. Мастер-ключ: секреты цигун для здоровья, успеха и мудрости".

Для сравнения он советует налить два стакана – и, как он говорил мне, в результате вкус разительно отличается. Вот его слова: "Если вы можете за минуту изменить вкус напитка только силой своей воли, то подумайте, что будет, когда вы избавитесь от вредных мыслей о себе? И какое влияние вы оказываете на других в результате негативных проекций? Мы всё больше беспокоимся о загрязнении воды, воздуха, земли и эфира, но думаем ли мы о "загрязнении" собственного сознания?"

Он говорит, что грань между нашими личными мыслями и внешним миром проницаема и негативные мысли оставляют невидимые "кровавые отпечатки пальцев".

Метод

Чудо – это когда один плюс один равно тысяче.

Фредерик Бюхнер, автор книги "Азбука благодати"

Эти шаги взяты из Упражнения 11, "Управление волей", книги Роберта Пенга "Мастер-ключ".

1. Налейте воды в стакан для вина. Поставьте его прямо перед собой.

2. Энергично трите ладонь о ладонь 20 секунд, потом поместите руки на фут по сторонам от стакана, создавая ци-поле между ладонями. 20 секунд ощущайте, как энергия пронизывает жидкость в стакане.

3. Поднимите стакан. Визуализируйте яркий свет, льющийся из ваших рук в жидкость и вокруг. Почувствуйте течение энергии. Визуализируйте превращение воды в вино. Продолжайте направлять энергию в течение минуты.

4. Представьте, как лучи золотого света исходят из ваших пальцев, и с их помощью "перемешайте" (прошу прощения, Бонд, Джеймс Бонд) и очистите жидкость. Ощутите, как ци трансформирует воду в стакане в вино. Продолжайте в течение минуты, со спокойной и расслабленной улыбкой.

5. Соедините указательный и средний пальцы, и получившимся "лезвием меча", как называет это Пенг, запечатайте энергию в стакане.

6. Пейте с бешеным восторгом!

profilib.org

Как разобраться в себе: краткое руководство

Все мы хотим найти свое истинное призвание. Но главный вопрос в том, как понять, действительно ли мы руководствуемся таким призванием или же делаем что-то, чтобы заполнить пустоту или прославить себя. Об этом — пост Шелли Провост, партнера известного бизнес-инкубатора Lamp Post Group.

Ваше эго и ваше «призвание» порой выглядят удивительно похоже. И то, и другое подталкивает вас к реализации ваших желаний. И то, и другое может полностью поглотить ваши дни (и ночи), утопить вас в исступленных мыслях и вспышках гениальности. И то, и другое может проявляться в одном и том же — деньгах, славе, власти.

И то, и другое может полностью вымотать вас.

Эго необходимо и важно, потому что оно обеспечивает цельность вашей личности. Оно управляет вашей хрупкой идентичностью, пока вы разбираетесь, кто вы есть. Оно защищает вас от атаки социальных ожиданий, мотивирует вас упорно работать и добиваться больших успехов.

Но эго может подтолкнуть вас к мысли, что упорный труд и достижения — и есть главные цели в жизни.

Призвание же позволяет вам почувствовать, что ваша жизнь подлинна, что вы живете жизнь так, как вы этого хотите, а не как требует та маска, которую вы предъявляете миру.

Вот несколько способов понять, что на самом деле руководит вашей работой.

Эго и призвание страшатся разных вещей

Ваше эго боится чего-то не иметь или чего-то не сделать. Страх — это суть эго. Его главная функция — сохранить вашу идентичность, но оно боится, что вы окажетесь недостойны. В результате эго давит на вас, заставляет вас добиваться большего и большего. Эго управляет вами с помощью слов «должен», «необходимо», «следует», укрепляя в вас мнение, что достигая все большего, вы становитесь более достойны.

Ваше призвание боится не выразить что-то, не быть чем-то. Призвание выражает себя молчаливо, с помощью тонких намеков, разбросанных по всей вашей жизни. Его не заботит, добьетесь ли вы чего-то, получите ли что-то. Его главная функция — быть проводником для вашего самовыражения в мире. Что вы делаете с этим самовыражением, не так важно.

И эго, и призвание нуждаются в подпитке

Эго требует тревоги. Оно не только разрастается благодаря тревоге, оно требует тревожности и беспокойства, чтобы решить, какие аспекты вашей личности будут доминировать, а какие останутся пассивными.

В тех областях, где вы испытываете наибольшую неуверенность, ваше эго будет работать на покладая рук, чтобы это «исправить». Эго требует ощущения тревоги, чтобы выделить проблему, затем вводит поправки, отрекаясь от этого мелкого аспекта вашей личности. К сожалению, то, что эго находит раздражающим или подрывным, может быть вашим величайшим даром этому миру.

Призванию требуется тишина. Призвание раскрывается через наблюдения и свободу, которые редко находятся в шумной обстановке. Прислушиваться к своей жизни, открыть, чего она просит от вас — вот ваше призвание. И оно требует больше тишины, чем большинство из нас готовы принять.

И эго, и призвание производят ощутимый результат

Эго приносит истощение. Истощение — это не когда вы отдаете слишком много себя, а когда вы пытаетесь дать то, чем не обладаете. Эго приводит к истощению, потому что оно потребляет ресурсы, которых у вас нет, чтобы подтолкнуть вас к более масштабной, более «правильной» версии себя самих.

Призвание проявляется в завершенности, полноте, поскольку это выражение вашей истинной природы. Знаете это ощущение глубокого удовлетворения, которое приходит, когда вы занимаетесь своим любимейшим занятием? Так и проявляется ваше призвание.

Эго настроено на результат, призвание — на процесс

Эго стремится управлять вашими тревогами, заставляя вас добиваться большего. Поэтому оно особенно сосредоточено на результатах всех этих усилий. Таким образом эго добивается подтверждения, что весь этот труд стоит того. Без удовлетворительного результата все усилия бессмысленны.

Призвание сосредоточено на процессе. Оно проявляет себя через самооткрытие. Ваше призвание идет изнутри и может быть раскрыто лишь через наблюдения за тем, как разворачивается ваша жизнь. Вместо управления результатом, ваше призвание помогает справиться со стрессом двусмысленности. Оно понимает, что напряжение раскрывает нечто, что вы иначе не сможете познать.

И эго, и призвание настроены на что-то важное

Эго стремится сохранить вас как личность. Эго может испытывать интерес к помощи другим людям. Но эта помощь не является его истинной мотивацией. Его мотивирует сохранение и управление вашей идентичностью.

Призвание стремится влиять на других. Оно может начинаться с самовыражения, но продолжается в работе с нуждами других людей. Писатель Фредерик Бюхнер говорит, что ваше призвание — «точка, в которой ваша глубинная радость встречается с глубинной потребностью мира».

Ваше эго выполняет необходимую работу — помогает вам функционировать в этом мире. Но ваше призвание создает для вас более аутентичный, эмоциональный способ бытия в мире.

Оригинал — www.linkedin.com/today/post/article/20140526120002-20017018-do-you-feed-your-ego-or-serve-your-calling

Интересная статья? Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать на почту еженедельный newsletter с анонсами лучших материалов «Идеономики» и других СМИ и блогов.

ideanomics.ru

Глава 3 - Когда я начал работу над этой книгой, мне все чаще стали звонить прихожане моей церкви, услышавшие об этом проекте

Подобный материал:
  • Церковно-славянский язык — язык Церкви и молитвы, 40.35kb.
  • «Святая блаженная Ксения Петербургская и храм св ап. Матфия (Покровская церковь)», 379.47kb.
  • История Христианской Церкви, 31245.49kb.
  • August Horch "Ich baute Autos", 18660.75kb.
  • Православной Церкви «Православное богословие на пороге третьего тысячелетия», 232.14kb.
  • Сказка по мотивам сказки Г. Х. Андерсена «Принцесса на горошине», 28.08kb.
  • Карен Армстронг, 6717.68kb.
  • Управление дебиторской задолженностью, 35.78kb.
  • Перевод К. Семенова под ред. В. Трилиса, 5245.35kb.
  • Предисловие. Почему я написала эту книгу мне позвонила молодая женщина и пригласила, 1758.81kb.
Глава 3

^ Вопросы, которые не задают вслух

Бывает так, что самые важные вопросы, которые мы обычно откладываем на неопределенное «потом», вдруг кристаллизуются в одно мгновение. Встреча с Ричардом создала для меня именно такой момент. С одной стороны его жалобы — семейные сложности, проблемы со здоровь­ем, потеря работы, неудача во взаимоотношениях с девуш­кой — это не самые жестокие разочарования в жизни. Но все его драматичные действия той ночью около жаров­ни были основаны на сомнениях, которые поражают поч­ти каждого из нас. Действительно ли Богу есть дело до на­шей жизни? И если да, то почему же Он не снизойдет и не исправит ошибки, хотя бы некоторые из них?

Поглощенный болью и обидой, Ричард высказывал свои сомнения не в форме резонных вопросов, нет, для него это было, скорее, чувство предательства, чем вопро­сы веры. Размышляя позже над нашей грустной встречей, я снова и снова возвращался к трем вопросам о Боге, которые, мне казалось, таились в дебрях переполнявших его чувств. Чем больше я размышлял над ними, тем более ясно видел, что эти вопросы заложены внутри каждого из нас. Но немногие задают их вслух, потому что в луч­шем случае они кажутся невежливыми, в худшем — пол­ными ереси.

^ Неужели Бог несправедлив? Ричард пытался следовать за Богом, но его жизнь все равно разваливалась на части. Он никак не мог понять: почему Библия обещает благо­словения и блаженства, а его преследуют неудачи? Или что сказать о людях, которые открыто хулят Бога, а сами жи­вут припеваючи? Его жалобы стары, как Псалтырь и кни­га Иова, но до сих пор остаются камнем преткновения на пути веры.

^ Неужели Бог молчит? Ричарду трижды приходилось принимать жизненно важные решения: по вопросам обра­зования, карьеры и любви. Каждый раз он молил Господа о водительстве, каждый раз, казалось, узнавал Божью волю и каждый раз жестоко ошибался. «Что же это за Отец? – спрашивал Ричард. — Ему что, нравится, когда я падаю? Мне твердят: Бог тебя любит и у Него есть для те­бя дивный план. Отлично! Так почему бы Ему не расска­зать мне об этом плане?

^ Неужели Бог скрывается от нас? Ричард был просто-на­просто одержим этим вопросом. Он считал, что Бог просто обязан доказать Свое существование — на меньшее Ричард не был согласен. «Как можно иметь взаимоотношения с Личностью, в существовании которой ты не уверен?» — спрашивал он. Ему казалось, что Бог намеренно прячется - даже от тех, кто Его ищет. И когда ночное моление Ричарда не возымело никакого действия, он отвернулся от Бога.

Когда я прибыл в командировку в Южную Америку, эти три вопроса продолжали не давать мне покоя. В Перу летчик-христианин доставил меня в маленькую индейскую деревушку племени Шипибо. Он посадил самолет на воду, переправил меня на берег и через заросли вывел прямо на «главную улицу» — пыльный проселок, вдоль которого стояло с десяток хижин на сваях. Крыши домишек были покрыты пальмовыми листьями. Мой спутник привез ме­ня, чтобы показать основанную сорок лет назад церковь, которая в то время бурно росла. А еще он показал мне гра­нитное надгробие — недалеко от проселка — и рассказал историю о молодом миссионере, который помогал созда­вать местную церковь.

Его шестимесячный сын неожиданно умер: открылась рвота, понос — ребенка не стало. Горе сломило отца. Сво­ими руками он высек надгробие из местного камня — надгробие, на которое мы смотрели, — похоронил ребен­ка и посадил у могилы дерево. Каждый день в самый раз­гар жары, когда все старались укрыться в тени, миссио­нер шел к реке, набирал ведро воды и отправлялся поли­вать дерево. Потом он становился у могилы, и его тень падала прямо на нее, будто защищая от палящих лучей солнца. Он то плакал, то молился, то просто смотрел пе­ред собой пустым взглядом... Жена, прихожане местной Церкви, прочие миссионеры — все старались утешить его, но напрасно.

В конце концов он сам заболел: он никак не мог сосре­доточиться, его мучило расстройство желудка. Больного отправили в Лиму, но врачи не нашли никаких признаков инфекции. Лекарства не помогали. Все закончилось тем что ему поставили диагноз «истерическое расстройство желудка» и отправили его и его жену назад в Соединенные Штаты.

Я стоял перед крошащимся гранитным надгробием, теперь индианки ставят на него кувшины с водой, отдыхая по пути с речки, и пытался поставить себя на место это­го миссионера. Я старался понять, о чем он молился, стоя под раскаленным полуденным солнцем, и вдруг вспомнил о трех вопросах Ричарда. Мой проводник сказал, что мо­лодого человека мучил вопрос: где Божья справедливость? Его ребенок был безвинен. Миссионер приехал со всей семьей в джунгли, чтобы служить здесь Богу. И какова на­града? Он тоже, должно быть, молил Бога подать ему знак, сказать хоть слово утешения, но так ничего и не почувст­вовал. Разуверившись в милосердии Бога, этот миссионер взял на себя страдания ребенка — вобрал их в собственное тело.

Истинные атеисты, как мне кажется, не испытывают никаких разочарований в Боге. Они ничего от Бога не ждут и ничего от Него не получают. Но тот, кто посвятил свою жизнь Богу, невзирая ни на что, инстинктивно ожи­дает от Него награды. Выходит - зря?

***

Я долгое время не видел своего друга Ричарда, но мно­го о нем молился. Отыскать его мне никак не удавалось. Его телефон был отключен, и я узнал, что он переехал на другое место жительства. Из издательства я получил книгу Ричарда об Иове. Она до сих пор стоит у меня на полке — убедительное напоминание о том, что нельзя необдуманно браться за книгу о вере.

И вот, года три спустя, я наткнулся на Ричарда в цент­ре Чикаго. Он выглядел неплохо: набрал немного веса, чуть отрастил волосы, избавился от затравленного взгляда. Он, казалось, был рад мне, и мы договорились вместе по­обедать.

«Во время последней нашей встречи я был в полном ауте — сказал он, когда присоединился ко мне в мексикан­ском ресторане несколько дней спустя. — Нынче жизнь об­ходится со мной поласковее». У него появилась перспектив­ная работа, он больше не страдал по утерянной любви.

Потом наш разговор перешел на Бога, и я тут же понял: Ричард так и не оправился. Толстый налет цинизма окутал его раны, но он был по-прежнему зол на Бога.

Официантка подлила нам кофе. Ричард обхватил чашку двумя руками и устремил взгляд на темную дымящуюся жидкость. «Я понял, что тогда со мной происходило, — на­чал он. — Я понял, в чем была ошибка, и теперь могу с точ­ностью до минуты назвать время, когда усомнился в Боге. Все началось вовсе не в Уитоне и не во время ночных мо­литв». И тут он рассказал мне случай, который произошел с ним вскоре после его обращения.

«С самого начала мне не давала покоя мысль: что такое вера? Казалось, это какая-то черная дыра, в которой раство­ряется любой честно заданный вопрос. Я расспрашивал служителей о страдании, а в ответ слышал: «Хорошо тебе или плохо — верь в Бога. Не полагайся на чувства. Они при­дут потом». Я притворялся, но сейчас могу сказать, что чув­ства так и не последовали. Я действовал, как автомат.

Уже тогда я старался найти достоверные доказательства существования Бога как альтернативу вере. И вот однажды я нашел... Нашел, благодаря телепередаче. Щелкая переклю­чателем телевизора, я случайно наткнулся на передачу о мас­совых исцелениях — это было служение Кэтрин Кульман. В течение нескольких минут я смотрел, как люди поднима­лись на сцену, как она расспрашивала их об исцелении... Удивительные истории следовали одна за другой — исцеле­ние от рака, сердечной недостаточности, паралича. Историй хватило бы на целую медицинскую энциклопедию.

Я смотрел программу Кэтрин Кульман, и мои сомне­ния постепенно рассеивались. Наконец-то мне удалось найти что-то осязаемое, реальное! Кульман попросила певца исполнить ее любимый гимн «Он коснулся меня». «Да, — думал я, — этого мне как раз и не хватает — живого прикосновения Бога». Кульман поманила меня обещани­ем истины, и я поверил.

Три недели спустя Кульман выступала в соседнем шта­те. Я прогулял занятия и полдня провел в дороге, чтобы только посетить ее собрание. Атмосфера в зале была неве­роятно напряженной: тихо наигрывал орган, слышался не­громкий шум молитвы — некоторые молились на непонят­ном мне языке, — и каждые несколько минут раздавались восклицания: «Я исцелен!»

Самое большое впечатление на меня произвел приезжий из Милуоки. В зал его внесли на носилках, и когда он само­стоятельно пошел по сцене — да, да, пошел! — мы все разра­зились радостными криками. Исцеленный рассказал, что по профессии он врач. Это произвело на меня еще большее впечатление. Оказалось, что у него обнаружили неизлечи­мый рак легких, и медики сказали, что ему осталось жить не более шести месяцев. Но в этот вечер он твердо уверовал в то, что Бог исцелил его. Впервые за многие месяцы он смог самостоятельно ходить. Он прекрасно себя чувствовал. Бла­годарение Господу!

Я записал имя этого человека и, окрыленный, покинул зал. Никогда прежде я не был так уверен в том, что верую. Наконец-то мои поиски подошли к концу. Те люди на сцене — доказательства существования живого Бога! Если Он смог совершить столь ощутимые чудеса в их жизни, то и для меня у Него есть что-то чудесное. Мне очень хо­телось встретиться с тем человеком веры, которого я видел на собрании. И вот, неделю спустя я отыскал его телефон в адресной книге и позвонил. Ответила женщина. «Можно поговорить с доктором С.?» — спросил я. Последовала дол­гая пауза. «Кто вы?» — наконец спросила женщина. Я-то думал, что она записывала вызовы пациентов или была его секретарем. А потому назвал свое имя и сказал, что восхи­щаюсь доктором С. и с того самого вечера, когда увидел его на собрании Кэтрин Кульман, мечтаю поговорить с ним. Я добавил, что его рассказ меня глубоко тронул.

Снова последовала долгая тишина. Потом женщина за­говорила бесцветным голосом, как-то растягивая слова: «Мой... муж... умер». Это все, что она сказала. Сказала и положила трубку.

Не могу передать, как меня потрясло это известие. Я чувствовал себя опустошенным. Пошатываясь, я дошел до соседней комнаты. Там сидела моя сестра. «Что с тобой, Ричард? — спросила она. — Ты хорошо себя чувствуешь?» Я себя чувствовал отвратительно. Но говорить с ней не мог. Я плакал. Мать и сестра пытались добиться от меня объяс­нений, но что я мог им сказать? Та непоколебимая уверен­ность, на которой только-только возродилась моя жизнь, погибла, когда я набрал номер телефона. Яркое пламя пыла­ло неделю — это была ослепительная неделя, — а затем по­гасло, как гаснет звезда». Ричард по-прежнему смотрел в чашку с кофе. В ресторанчике наигрывала мексиканская музыка, но мне она казалась неестественно громкой. «Я ни­чего не понимаю, — заговорил я. — Все это произошло задол­го до того, как ты поступил в Уитонский колледж, получил ученую степень по богословию и написал свою книгу...»

«Так и есть, — перебил он. — Уитон, книга об Иове, изу­чение Библии — все это было отчаянной попыткой дока­зать самому себе: страшное открытие, которое я сделал по­сле телефонного звонка, — неверно. Филип! Там никого нет! Если по счастливой случайности Бог все-таки сущест­вует, то Он просто играет с нами. Не пора ли Ему прекра­тить игру и показаться нам?»

***

Вскоре Ричард перевел разговор на другую тему, и оста­ток вечера мы пересказывали друг другу события послед­них трех лет. Он продолжал уверять меня, что счастлив. Может, уверения его были чрезмерно настойчивы, но он действительно выглядел более довольным жизнью, чем раньше.

Под конец, когда мы уже доедали мороженое, он на­помнил мне о нашей последней встрече — три года назад. «Вы тогда, наверное, подумали, что я сошел с ума — выва­лил Вам, малознакомому человеку, всю историю своей жизни». «Ничего подобного, — сказал я. — Я так и не смог забыть тот наш разговор. Более того: твои жалобы на Бога помогли мне лучше понять себя». Я рассказал Ричарду о своих трех вопросах и спросил, можно ли с их помощью охарактеризовать его недовольство Богом.

«Честно говоря, мои сомнения оставались на уровне чувств. Мне казалось, что Бог тащит меня за Собой по жизни лишь затем, чтобы наблюдать за моими падени­ями. Но если задуматься — Вы правы. Именно так и мож­но охарактеризовать мои прошлые ощущения. Бог был не­справедлив ко мне. Он вечно молчал и куда-то от меня прятался. Так оно и было. Совершенно точно сказано!»

«Отчего бы Богу не ответить на эти три вопроса?» — Ричард возвысил голос и взмахнул руками, как это делают политики или евангелисты. К счастью, ресторан был пуст. «Если бы только Бог ответил — хотя бы на один из них... Пусть бы Он хоть один раз сказал что-нибудь громоглас­ным голосом — так, чтобы все услышали, — и я бы уверо­вал! Весь мир уверовал бы! Отчего Он молчит?!»

Глава 4

Если бы

«Если бы...» - говорил Ричард. Если бы Бог взял и раз­решил эти три проблемы — вот тогда бы вера наша расцве­ла, как зелень весной. Ведь так?

Получилось так, что в тот год, когда мы с Ричардом встретились в мексиканском ресторанчике, я изучал книги Исход и Числа. Несмотря на то, что вопросы, заданные Ричардом, тревожили меня постоянно, я далеко не сразу обнаружил одну интересную параллель. И вот однажды меня осенило: в Исходе описывается мир, который так хо­тел увидеть Ричард! Там Бог являл себя людям практиче­ски ежедневно. Он поступал со всеми по справедливости и говорил так, что всем было слышно. Его даже можно бы­ло увидеть!

Резкий контраст между тем, что было во времена изра­ильтян, и что мы видим сейчас, заставил меня серьезно за­думаться над тем, как Бог управляет этим миром. Я вновь вернулся к трем главным вопросам. Если Бог может посту­пать со всеми вполне справедливо, делать так, что Его слышно и видно, то почему же Он сегодня как будто сто­ит в стороне и ничего не делает? Возможно, ключ к разгад­ке находится в повествовании о странствованиях израиль­тян в пустыне.

Вопрос: Неужели Бог несправедлив? Почему Он не наказы­вает злых людей и не воздает по заслугам добрым? Почему столько ужасного происходит со всеми без разбора — и хорошими, и плохими?

Представьте себе мир, где каждый человек испытывал бы слабый приступ боли при каждом совершаемом им гре­хе и приятное ощущение при каждом добром поступке. Представьте мир, в котором человека, пропагандирующе­го лжеучение, мгновенно поражала бы молния с неба, в то время как у тех, кто следует учению апостолов, в мозгу по­стоянно вырабатывался эндорфин, стимулирующий удо­вольствие.

В Ветхом Завете рассказывается об одном подобном эксперименте по «улучшению поведения»: Божий завет с израильтянами. В пустыне Синай Бог наказывал и возна­граждал людей строго по закону. Он собственноручно под­писался под правилом, требующим от израильтян лишь одного: исполнения установленного Им закона. Затем Он огласил Моисею условия Своего соглашения.

К чему ведет послушание К чему ведет непослушание
Высокое благосостояние городов и деревень. Жестокость, преступность и нищета повсюду.
Отсутствие бесплодия среди людей или скота. Полное бесплодие у людей и скота.
Высокие урожаи. Потеря урожая; нашествия саранчи и паразитов
Благоприятные погодные условия Жара, засуха, тля и плесень
Победы во всех сражениях Жизнь в рабстве у других народов
Иммунитет против болезней Лихорадка и воспалительные заболевания; сумасшествия, слепота, помутнение рассудка

Если народ проявит послушание, то, как говорил Моисей Бог «поставит их выше всех народов» на земле; они всегда бу­дут «только на высоте, а не внизу». Действительно, израиль­тянам была обещана жизнь, полная безмятежности, лишен­ная каких бы то ни было несчастий и разочарований. С дру­гой стороны, вот к чему приведет непослушание: «И будешь ужасом, притчею и посмешищем у всех народов, к которым отведет тебя Господь... За то, что ты не служил Господу, Богу твоему, с веселием и радостью сердца, при изобилии всего, будешь служить врагу твоему, которого пошлет на тебя Гос­подь, в голоде, и жажде, и наготе и во всяком недостатке».

Я читал далее, пытаясь найти в книгах Иисуса Навина и Судей конечный итог завета, построенного на системе «справедливых» вознаграждений и наказаний. Всего за пятьдесят лет Израиль пришел в состояние полной анархии. Оставшаяся же часть Ветхого Завета в основном рассказы­вает о том, как в Израиле сбываются многочисленные про­клятия, а вовсе не благословения. Несмотря на все щедрые преимущества завета с Богом, Израиль так и не смог жить в послушании Богу и не выполнил условий договора.

Много лет спустя, когда авторы Нового Завета рассма­тривали эту историю, они не говорили о завете, как о при­мере единственно верного вида отношений людей с Богом. Наоборот, они показали: это был нам всем урок, доказав­ший, что люди никогда не смогут в точности исполнять все Божьи условия. По их мнению, возникла необходи­мость в новом договоре («завете») с Богом, основанном на прощении и милости. Именно с этой целью и был на­писан Новый Завет.

^ Вопрос: Неужели Бог молчит? Если нам так важно исполнять Его волю, то почему бы Ему не открыть ее нам самым явным образом?

Сегодня многие заявляют, что слышат голос Бога. Одни из них - сумасшедшие, как, к примеру, тот ненормаль­ный, который по «Божьему указанию» однажды бросился с молотком в руках на «Пиету» Микеланджело; или же убий­ца президента, заявивший, что сделал это по прямому повеле­нию Бога. Другие, хоть и искренни, но заблуждаются, как, на­пример, шестеро совершенно незнакомых мужчин, заявив­ших писательнице Джони Эрексон, что Бог повелел им на ней жениться. По сей день существует множество людей, продолжающих дело, начатое пророками и апостолами, кото­рые несут людям Слово Божье. Как же нам быть уверенными в том, что слышимое нами идет действительно от Бога?

Из истории со странствованием по пустыне я понял, что тогда Божье руководство было простым и ясным. ^ Что нам делать: сворачивать шатры сегодня и идти дальше или же стоять на месте? За ответом не нужно было далеко хо­дить, достаточно было взглянуть на облако над скинией. Если облако двигалось, Бог хотел, чтобы Его народ шел дальше. Если оно стояло на месте, идти не нужно было. (Божью волю можно было узнать в любое время суток: но­чью облако светилось, подобно огненному столпу).

Бог также установил множество других способов являть Свою волю, как, например, бросание жребия Урим и Туммим; однако при этом основная часть решений уже была принята за израильтян. Свою волю Бог изложил им в 613 различных законах, затрагивающих все сферы жизни и поведения: от убийства до способа приготовления коз­ленка в молоке матери. В те дни мало кто жаловался на не­ясность Божьих повелений.

Но имело ли четкое руководство своим результатом абсолютное послушание? По-видимому, нет. «Не всходите и не сражайтесь с аморреями, - сказал Бог, - потому что нет Меня среди вас, чтобы не поразили вас враги ваши». Израильтяне же пошли, сражались с аморреями и потер­пели поражение. Они наступали, когда Бог говорил им стоять на месте; в страхе бежали, когда Бог советовал им наступать; дрались, когда им нужно было объявлять мир; и объявляли мир, когда Бог велел им драться. Нарушать все 613 заповедей для них стало в порядке вещей. Для то­го поколения людей знание Божьей воли несло в себе столько же обид и разочарований, сколько ощущаем мы сегодня от ее незнания.

Еще одну интересную деталь я заметил в Ветхом Завете: абсолютная ясность Божьей воли не могла не оказать вли­яния на веру израильтян. Зачем нам искать Бога, когда Он и так уже Себя нам явил? Зачем делать какие-то усилия веры, когда нам уже обещан результат? Зачем постоянно стоять перед выбором, когда выбор уже сделан за нас?

Другими словами, зачем израильтянам вести себя как взрослым, когда можно вечно оставаться детьми? В ре­зультате, они и вели себя, как дети, бесконечно ворча на своих вождей, жалуясь на то, что их кормят манной, хны­ча каждый раз, когда не хватало воды или пищи.

Изучив историю израильского народа, я по-другому стал смотреть на четкое Божье водительство. Оно может служить определенной цели — например, помочь перевес­ти через опасную пустыню толпу освобожденных рабов, — но оно вряд ли способствует духовному развитию. В дейст­вительности, оно почти упразднило у израильтян необхо­димость в вере; четкое и ясное руководство лишило людей свободы, сделав процесс принятия решений вопросом по­слушания, а не веры. За сорок лет странствований по пус­тыне израильтяне не оправдали надежд на послушание на­столько, что Бог был вынужден со следующего поколения начинать все сначала.

^ Вопрос: Неужели Бог скрывается от нас? Почему бы Ему не показаться нам явно, лишив тем самым скептиков всех поводов для сомнения?

То, что хотел узнать советский космонавт, пытаясь уви­деть Бога в темноте космоса, то, что хотел узнать Ричард, молясь в своей комнате в два часа ночи, — это непреодо­лимое желание всей нашей эпохи. Нам нужны доказатель­ства, улики, личное явление; чтобы Бог, о котором мы так много слышим, показался нам Сам.

То, чего мы все так страстно желаем, однажды уже про­исходило. Бог действительно на время являл Себя, и человек мог разговаривать с Ним, стоя лицом к лицу, как с другом. Они встречались, Бог и Моисей, в шатре, поставленном в стороне от израильского стана. Встречи эти не являлись секретом. Всякий раз, когда Моисей направлялся к шатру, весь лагерь сбегался посмотреть на это зрелище. Облачный столп, признак явного Божьего присутствия, преграждал вход в шатер. Никто, кроме Моисея, не знал, что внутри; ни­кто не хотел этого знать. Единственное, что израильтяне знали: близко подходить нельзя. «Говори ты с нами, и мы будем слушать, — говорили они Моисею, — но чтобы не го­ворил с нами Бог, дабы нам не умереть». После каждой та­кой встречи, выходя из шатра, Моисей весь светился, как инопланетянин. Люди же боялись смотреть на него до тех пор, пока он не надевал на себя верхнюю одежду.

В те дни трудно было встретить атеиста. Не писали в то время и пьес о том, как человек всю жизнь ждет Бога, а Он не приходит. Стоя рядом со скинией собрания или же гля­дя на гору Синай, израильтяне воочию видели доказательства Божьего присутствия. Любой скептик мог лично взо­браться на гору, дотронуться до облаков, и в одно мгнове­ние все его сомнения развеялись бы.

С другой же стороны, происходившие в то время собы­тия сводят на нет любую веру. Когда Моисей вновь взошел на гору, покрытую облаком Божьего присутствия, эти люди, пережившие десять казней египетских, пересекшие по суше Красное море, пившие воду из скалы, получавшие в пищу манну с небес, — эти самые люди не захотели больше ждать, возмутились и забыли про Бога. Когда Моисей спустился к ним, они, как дикари, плясали вокруг золотого тельца.

Бог не играл в прятки с израильтянами; перед ними бы­ли все доказательства Его существования. Но, как это ни поразительно, Божья открытость оказала воздействие, диа­метрально противоположное желаемому. Мне самому в это трудно было поверить. Ответом израильтян были не лю­бовь и поклонение, а страх и противление. Видимое при­сутствие Бога не укрепило их веру.

***

Все жалобы Ричарда я разделил на три вопроса. Книги Исход и Числа научили меня тому, что самое быстрое ре­шение не в состоянии раз и навсегда уничтожить пробле­му разочарования в Боге. Израильтяне, воочию видевшие ослепительный свет Божьего присутствия, были, как ока­залось, самыми непостоянными людьми. Десять раз в те­чение своего странствования они восставали против Бога. Даже находясь у самых границ земли обетованной, они все еще с ностальгией вспоминали о «старых добрых време­нах» египетского рабства.

Все это дает нам возможность ясно понять, почему Бог открыто не вмешивается в нашу жизнь сегодня. Некото­рые христиане мечтают о мире, исполненном Божьих Чудес и знамений. Я то и дело слышу проповеди, полные тоски по чудесам вроде открытия дна Красного моря, де­сяти казней египтян или же манны с небес, когда пропо­ведники явно желают, чтобы Бог проявил Себя таким же образом и сегодня. Однако опыт израильтян должен заста­вить нас над многим задуматься. Будут ли чудеса укреплять нас в вере? Может и будут, но такая вера Богу не нужна. Израильтяне показали нам, что знамения воспитывают лишь веру в знамения, но не в Бога.

Израильтяне, конечно, были в то время довольно при­митивным народом, они только что вырвались из рабства. Но во всех этих библейских историях очень много общего с нами. Израильтяне вели себя так, как, по словам Фреде­рика Бюхнера, «ведут себя все остальные, только более от­крыто».

Закончил я свое исследование со смешанными чувства­ми удивления и замешательства. Я был удивлен тому, что с решением проблем справедливости, молчания и невиди­мости Бога, в жизни человека мало что меняется. В заме­шательство я пришел, когда размышлял над деятельно­стью Бога на земле. В моей голове неожиданно возникли вопросы: неужели Бог изменился? неужели отступил или отошел на задний план?

Когда Ричард еще в первый раз был у меня в гостях и рассказывал свою историю, он вдруг посмотрел вверх и в порыве гнева сказал: «Бог даже Себе не представляет, что Он вытворяет с этим миром!» Что делает Бог? К чему весь этот эксперимент над человечеством? Что Ему нужно от нас? В конце концов, чего нам ждать от Него?

«Мог ли Бог явить мне Себя, не причинив мне вреда и не оставив места сомнению?

Если бы не было места сомнению, не было бы места и мне».

— ^ Фредерик Бюхнер

Библейские ссылки: Второзаконие 9, 7, 28; Римлянам 3; Галатам 3; Исход 28, 40; Второзаконие 1-2; Исход 19-20, 32-33; Вто­розаконие 1

geum.ru