Книги коротко. Генрих гейне книги


Биография и книги автора Гейне Генрих

Христиа́н Иога́нн Ге́нрих Ге́йне (нем. Christian Johann Heinrich Heine, произносится Кри́стиан Ёхан Ха́йнрихь Ха́йнэ) — немецкий поэт, публицист и критик еврейского происхождения.

Гейне считается последним поэтом «романтической эпохи» и одновременно её главой. Он сделал разговорный язык способным к лирике, поднял фельетон и путевые заметки до художественной формы и придал ранее не знакомую элегантную лёгкость немецкому языку. На его стихи писали песни композиторы Франц Шуберт, Роберт Шуман, Рихард Вагнер, Иоганн Брамс, П. И. Чайковский и многие другие.

Родился 13 декабря 1797 года в семье обедневшего еврейского купца в Дюссельдорфе, торговавшего тканью. Кроме него в семье росли ещё трое детей — Шарлотта, Густав и Максимилиан. Первоначальное воспитание Генрих получил в местном католическом лицее, где ему была привита любовь к пышности католического богослужения. Воспитанием сына серьёзно занималась мать Бетти (Пейра). Образованная и мудрая женщина, она хотела обеспечить Генриху хорошее образование.После изгнания французов и присоединения Дюссельдорфа к Пруссии Генрих переходит в экономическое училище. После этого Генриха отправили на стажировку во Франкфурт-на-Майне. Это была попытка сделать из мальчика продолжателя родовой финансово-торговой традиции. Но она провалилась, и Генрих вернулся домой. В 1816 году родители отправляют сына в Гамбург, где у его дяди, Соломона Гейне, был банк. Как настоящий педагог, он дал Генриху возможность раскрыть свои способности и поставил племянника во главе маленькой компании. Но Генрих «успешно» провалил дело меньше, чем за полгода. Тогда дядя поставил его вести бухгалтерские счета, но Генрих всё больше увлекался лирикой. Поссорившись с дядей, Генрих снова возвращается домой.За три года, проведенные у Соломона, он влюбился в свою кузину Амалию, дочь дяди Соломона. Любовь осталась безответной, и все переживания Генриха нашли выход в его стихах — особенно хорошо это видно в«Книге песен».Родители дали согласие на поступление сына в университет. Сначала он поступил на юридический факультетБоннского университета. Но, прослушав всего одну лекцию, Гейне увлекается посещением лекции по истории немецкого языка и поэзии, которую читал Август Шлегель. В 1820 году Гейне переходит в Гёттингенский университет, однако его исключают за вызов одного из студентов на дуэль, которым он отреагировал на оскорбления. С 1821 по 1823 год Гейне учится в Берлинском университете, где слушает курс лекций у Гегеля. В это время он приобщается к литературным кругам города. В 1825 году перед получением диплома доктора он вынужден был креститься, так как дипломы выдавались только христианам.Поддержка Гейне Июльской революции 1830 года заставила поэта, уставшего от постоянной цензуры, переехать в Париж. Только после 13 лет, проведенных во Франции, Генриху повезло снова оказаться на родине. Летом 1848 года по Европе прошел слух о смерти поэта, на самом же деле он, попрощавшись в мае с белым светом, оказался прикованным к кровати из-за болезни. Ещё в 1846 году у него начался прогрессирующий паралич, но он не потерял интереса к жизни и продолжал писать. Даже после восьми лет болезни Гейне не сдавался и даже сохранил чувство юмора. В 1851 году вышел его последний сборник — «Романсеро». В сборнике чувствуются скептицизм и пессимизм. Вне всякого сомнения, в нём отразилось физическое состояние поэта.Генрих Гейне умер 17 февраля 1856 года в Париже и был похоронен на кладбище Монмартр.

www.rulit.me

Генрих Гейне - биография, список книг, отзывы читателей

Биография писателя

Генрих Гейне — немецкий поэт, публицист и критик еврейского происхождения. Родился 13 декабря 1797 в семье обедневшего еврейского купца в Дюссельдорфе, торговавшего тканью. Кроме него в семье росли ещё трое детей — Шарлотта, Густав и Максимилиан. Первоначальное воспитание Генрих получил в местном католическом лицее, где ему была привита любовь к пышности католического богослужения. Воспитанием сына серьёзно занималась мать Бетти (Пейра). Образованная и мудрая женщина, она хотела обеспечить Генриху хорошее образование.

После изгнания французов и присоединения Дюссельдорфа к Пруссии Генрих переходит в экономическое училище. После этого Генриха отправили на стажировку во Франкфурт-на-Майне. Это была попытка сделать из мальчика продолжателя родовой финансово-торговой традиции. Но она провалилась, и Генрих вернулся домой. В 1816 родители отправляют сына в Гамбург, где у его дяди, Соломона Гейне, был банк. Как настоящий педагог, он дал Генриху возможность раскрыть свои способности и поставил племянника во главе маленькой компании. Но Генрих «успешно» провалил дело меньше, чем за полгода. Тогда дядя поставил его вести бухгалтерские счета, но Генрих всё больше увлекался лирикой. Поссорившись с дядей, Генрих снова возвращается домой.

За три года, проведенные у Соломона, он влюбился в свою кузину Амалию. Любовь осталась безответной, и все переживания Генриха нашли выход в его стихах — особенно хорошо это видно в «Книге Песен».

Родители дали согласие на поступление сына в университет. Сначала он поступил на юридический факультет Боннского университета. Но, прослушав всего одну лекцию, Гейне увлекается посещением лекций по истории немецкого языка и поэзии, которые читал Август Шлегель. В 1820 Гейне переходит в Гёттингенский университет, однако его исключают за вызов одного из студентов на дуэль, которым он отреагировал на оскорбления. С 1821 по 1823 Гейне учится в Берлинском университете, где слушает курс лекций у Георга Гегеля. В это время он приобщается к литературным кругам города. В 1825 перед получением диплома доктора он вынужден был креститься, так как дипломы выдавались только христианам.

Поддержка Гейне Июльской революции 1830 заставила поэта, уставшего от постоянной цензуры, переехать в Париж. Только после 13 лет, проведённых во Франции, Гейне повезло снова оказаться на родине. Летом 1848 по Европе прошёл слух о смерти поэта, на самом же деле он, попрощавшись в мае с белым светом, оказался прикованным к кровати из-за болезни. Ещё в 1846 у него начался прогрессирующий паралич, но он не потерял интереса к жизни и продолжал писать. Даже после восьми лет болезни Гейне не сдавался и сохранил чувство юмора. В 1851 вышел его последний сборник — «Романсеро». В сборнике чувствуются скептицизм и пессимизм. Вне всякого сомнения, в нём отразилось физическое состояние поэта.

Генрих Гейне умер 17 февраля 1856 в Париже и был похоронен на кладбище Монмартр.

readly.ru

ГЕЙНЕ ГЕНРИХ. 100 знаменитых евреев

(род. в 1797 г. – ум. в 1856 г.)

Немецкий поэт, прозаик, публицист. Поэзия: «Книга песен», сборники стихотворений, сонеты; поэмы: «Атта Тролль. Сон в летнюю ночь», «Германия. Зимняя сказка», «Бимини»; проза и публицистика: «Путевые картины», «Путешествие по Гарцу», «Идеи. Книга», «Путешествие от Мюнхена до Генуи», «Флорентийские ночи».

Генрих Гейне соединял в себе две, казалось бы, противоположных стихии – лирическую и публицистическую. Он был проникновенным лирическим поэтом и в то же время журналистом, сатириком, обличавшим все пороки современного ему общества. Возможно, если бы он остался только «певцом любви», его жизнь не сложилась бы так драматически. Но Гейне был сыном своего времени, о котором сказал: «Над моей колыбелью играли последние лучи восемнадцатого и первое утро девятнадцатого века». Надо ли уточнять, что вся эта эпоха была озарена отблесками Великой французской революции, наложившей отпечаток на творчество всех европейских писателей и мыслителей.

Публицистика Гейне всегда вызывала яростные нападки критиков, называвших поэта «осквернителем родины, трона и алтаря», «жалким фельетонистом», что, безусловно, его задевало, но отнюдь не ослабляло силу его сатиры. Гейне так и остался до конца своей жизни беспощадным политическим аналитиком, эмигрантом, отщепенцем в глазах многих немцев, словно забывавших о том, кто принес стране поистине мировую поэтическую славу.

Генрих Гейне (в детстве его называли Гарри) родился 13 декабря 1797 года в семье бывшего гвардейского офицера Самсона Гейне, сменившего воинскую службу на профессию коммерсанта. Это был человек добрый и приветливый, от души желавший счастья четырем своим сыновьям. Однако в коммерции ему не особенно везло, и семья постоянно испытывала нужду. Гарри любил отца самой нежной сыновней любовью, тянулся он и к матери. Бетти ван Гольдерн была женщиной образованной и хотела, как и отец, дать детям хорошее образование. Но учеба, сначала в начальной школе, а затем в католическом лицее будущему поэту мало что давала. Постоянная зубрежка религиозных текстов навсегда отвратила Гарри от религии. Зато сказки, приключенческие романы, произведения Гете и Шиллера доставляли мальчику большое наслаждение.

Когда Гейне исполнилось семнадцать лет, встал вопрос о будущей профессии. Самсон и Бетти, увлеченные романтической судьбой Наполеона, сначала мечтали о военной карьере для сына. Но затем на семейном совете решено было сделать из Гарри коммерсанта, тем более что перед глазами родителей был весьма достойный пример: брат Самсона, т. е. дядя Гарри, Соломон Гейне за короткое время из простого клерка стал миллионером. Уважая волю отца, Гейне отправился во Франкфурт, чтобы изучать науку коммерции.

Вскоре наставник Гарри, один из франкфуртских банкиров, деликатно намекнул Самсону Гейне, что у его сына нет никаких способностей к накопительству вообще и к банковскому делу в частности. Тогда богатый дядюшка вызвал Гарри к себе в Гамбург и заверил семью Гейне, что уж он-то сделает из племянника настоящего купца. Но и торговое дело не очень-то заинтересовало Гейне, зато под конторскими книгами Соломон все чаще стал находить листки, густо исписанные стихотворными строчками. Разгневанный дядя рвал их на кусочки, приговаривая: «Если бы этот парень хотя бы на что-либо был способен, он никогда бы не занимался стишками». На что юный племянник в тон своему покровителю отвечал: «Знаешь, дядя, лучшее в тебе то, что ты носишь мою фамилию». Уже в этой фразе можно ощутить тот горделивый дух, который в будущем станет определяющим для Гейне-прозаика.

И все же жилось Гарри в доме дяди не слишком комфортно. Даже слуги относились к бедному родственнику с пренебрежением. Но больше всего Гейне страдал от неразделенной любви к дочери Соломона Амалии. Свою кузину будущий поэт любил страстно и самозабвенно. Она же относилась к нему высокомерно, пренебрегая искренними стихотворными посвящениями молодого поэта.

Когда Гейне спустя одиннадцать лет встретился со своей первой большой любовью, он так описал эту встречу: «Эта госпожа Фридлендер из Кенигсберга, она, видите ли, моя кузина. Вчера на закуску я получил ее избранника, мужа… Мир дурен, вульгарен и безрадостен, и пахнет засохшими фиалками».

Убедившись в том, что коммерсанта из племянника не выйдет, дядя согласился помочь ему в получении высшего образования. С 1819 по 1823 год Гейне учится на юридическом факультете университетов в Бонне, затем в Геттингене и Берлине. Но и юриспруденция интересовала молодого поэта не больше, чем торговля. Он самостоятельно изучает историю, литературу, лингвистику и философию, встречается с ученым, теоретиком романтизма Августом-Вильгельмом Шлегелем, в Берлине слушает лекции Гегеля, знакомится с писателями Гофманом и Шамиссо, посещает художественные салоны, где собирался цвет немецкой интеллигенции.

Весной 1821 года Гейне появился в кабинете редактора берлинского журнала «Собеседник», положил ему на стол тоненькую тетрадь стихов и сказал: «Я никому не известен, но хочу стать известным благодаря вам». Стихи были приняты и напечатаны, а в качестве гонорара молодой поэт получил сорок экземпляров своей первой книги.

Во второй половине 1820-х годов Гейне весь в поисках какой-либо работы. Он пытается устроиться то адвокатом, то преподавателем. Но для него, автора памфлетов, направленных против реакции, места нигде не находится. Более того, за ним постоянно следит полиция, угрожая арестом. Повод для преследования журналиста, по мнению властей, был более чем убедителен. Это книга «Путевые картины», которую сам Гейне называл «военным кораблем, на борту которого слишком много пушек». «Путевые картины» – сборник публицистических очерков. В них нет сюжетов, типов или характеров, но есть журналистские впечатления и чувства, пережитые автором при знакомстве с феодальной Пруссией. Сатире подвергалось все – аристократия, церковь, схоластические науки, продажная литература, собственно, вся современная Гейне страна. Эта книга метафорична, эмоциональна, дышит то гневом, то оптимизмом. Она насыщена афоризмами, один из них стал крылатым: «Сквозь мое сердце проходит большая мировая трещина».

Избегая худших последствий за свои сатирико-публицистические произведения, Гейне 1 мая 1831 года уезжает во Францию и становится пожизненным политическим эмигрантом. К этому времени Гейне известен не только своей публицистикой, но и поэзией. Лирическая «Книга песен», опубликованная в 1827 году, принесла поэту мировую славу. В этой поэтической исповеди одна тема – неразделенная любовь, пронизанная горечью и страданиями. О ней сам Гейне сказал: «Книга эта – только урна с прахом моей любви». Вот где проступила печаль былой любви к Амалии Гейне, которую поэт так и не смог забыть.

На французской земле Гейне обрел вторую родину. Здесь он встречается с выдающимися артистами, музыкантами, учеными, политическими деятелями. Его друзьями становятся Бальзак, Беранже, Жорж Санд, Мюссе, Дюма-отец, Шопен.

Гейне было 37 лет, когда он познакомился с молодой и красивой француженкой Кресценцией-Евгенией Мира, которую он называл Матильдой. Крестьянка по происхождению, Матильда приехала в Париж в поисках счастья и жила у своей тетки, помогая ей торговать обувью. Через год Генрих и Матильда поженились. Избранница поэта была девушкой капризной и вспыльчивой, по словам Генриха, «настоящим домашним Везувием». До конца жизни она так и не выучила ни единого немецкого слова и, наверное, толком не знала, что представляет из себя Гейне как литератор. Но она пленила Генриха своей естественностью, непринужденностью, жизнерадостным характером и безграничной преданностью. Во время свадьбы Матильда сказала: «Анри, знай, что я тебя никогда не брошу, любишь ты меня или нет, будешь хорошо ко мне относиться или плохо, я все равно тебя никогда не брошу». И свое обещание она сдержала.

Еще с молодости Гейне страдал туберкулезом спинного мозга. С годами болезнь прогрессировала, все чаще болела голова, утончалась левая рука, временами пропадало зрение. В мае 1848 года Гейне последний раз вышел из дома. Он пришел в Луврский музей и обессиленный упал возле прославленной статуи Венеры Милосской. Впоследствии поэт рассказывал друзьям: «Я долго лежал у ее ног и горько плакал так, что слезы могли тронуть даже камень. А богиня смотрела на меня сверху сочувственно и безутешно, словно хотела сказать: разве ты не видишь, что у меня нет рук, и я не могу тебе помочь».

Последние восемь лет жизни Гейне, испытывая физические страдания, пролежал в тесной парижской квартире на ложе из матрацев, которое он называл «матрацной могилой». И все же поэт продолжал писать; полуслепой и неподвижный, он правой рукой поднимал одно веко, чтобы хоть немного видеть, а левой выводил на бумаге большие буквы.

Всю жизнь великий поэт испытывал материальные затруднения. Он зависел от своих богатых родственников, ему приходилось унизительно торговаться со своим гамбургским издателем Кампе, который нажил на издании его произведений миллионы, а самого автора держал в «черном теле». С горькой иронией Гейне говорил, что ему при жизни сооружен надежный памятник – огромный каменный дом Юлиуса Кампе в Гамбурге. Эту борьбу за деньги Гейне вел не ради себя, он хотел обеспечить жену после своей смерти. До последних дней Генрих беспокоился о комфорте для своей жены, нарядах и развлечениях. И при этом не терял мужества и ироничного отношения к себе. Когда к умирающему Гейне пришел его знакомый и спросил, как теперь поэт относится к Богу, Гейне ответил: «Бог меня простит, это его профессия».

На рассвете 17 февраля 1856 года Генриха Гейне не стало. Его последними словами были: «Писать! Бумагу, карандаш!» Выполняя волю писателя, его похоронили на Монмартрском кладбище в Париже без религиозных обрядов и надгробных речей. Со дня погребения и до наших дней французы заботливо ухаживают за могилой великого немецкого поэта.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Генрих Гейне

На главную Оглавление
  • Об авторе
  • Избранные мысли из произведений Генриха Гейне
  • Избранные мысли из книг "Признания", "Мемуары", "Мысли и заметки"
  • Избранные мысли из разных источников
  • Основные источники

* * *

Генрих Гейне (1797-1856), знаменитый немецкий поэт и публицист, родился в семье обедневшего еврейского купца в Дюссельдорфе на Рейне. Значительное влияние на его умственное и нравственное развитие имела его мать, женщина очень образованная, восторженная последовательница Ж.Ж. Руссо и всех рационалистических учений XVIII века; разработкою же своих поэтических задатков и склонности к умственной работе юный Гейне был главным образом обязан своему дяде по матери, Симону Гельдерну, страстному библиоману, который предоставил в полное распоряжение племянника свою богатую библиотеку, а фантастической романтической обстановкою своего домашнего быта сильно действовал на его воображение. Первоначальное воспитание Гейне получил в местном католическом лицее, где ему была привита любовь к пышности католического богослужения, не покидавшая его всю жизнь. В лицее в нём начали развиваться, несмотря на ранний возраст, семена скептицизма - под влиянием лекций по философии Шалмейера, господства в ту пору в Дюссельдорфе скептического духа XVIII века и религиозного индифферентизма родителей поэта. Очень важное место в истории его умственного развития должно быть отведено и французскому, вследствие господства Наполеона над Германией, влиянию, "тесному общению с подвижными и смелыми элементами французской национальности".

Родители Гейне, мечтавшие видеть сына генералом наполеоновской армии, предназначили его после торжества реакции к купеческой профессии. Но молодой Гейне не подавал соответствующих надежд; и когда Гейне в июле 1816 отправился в Гамбург к дяде-миллионеру, Соломону Гейне, для изучения купеческого дела, он уже сознавал себя поэтом, далёким от торгашеской прозы.

Убедившись, что из Гейне купца не сделаешь, родственники дали ему возможность учиться в университете. С 1819 года - он в Бонне. На развитие романтических склонностей Гейне особенное влияние имел Шлегель. Гейне переводит стихи Байрона, пишет статью о романтизме, участвует в жизни студенческой организации - "Буршеншафт", проникнутой смутно либеральными и националистическими настроениями.

В 1820 году Гейне - в Геттингенском университете, в мещанском городе, где он знакомится с узко ограниченным миром тогдашнего филистерства. Здесь поэт почерпнул материал для своих "Путевых картин". Большое влияние на развитие Гейне оказали годы его пребывания в Берлинском университете, где он слушал лекции Гегеля, посещает литературные салоны.

В конце 1821 года появились в печати отдельной книгой стихотворения, в которых автор заявил себя романтиком, певцом любви и поэтом в народном духе. Они встретили восторженный приём в публике и печати. За ними, в начале 1823 года, последовали трагедии "Альманзор" и "Ратклиф", и сборник лирических стихотворений "Lyrisches Intermezzo", закрепивших его славу. В 1824 году он совершил по Гарцу и Тюрингии путешествие, плодом которого была первая часть "Путевых Картин". Весною 1825 года он получил степень доктора юридических наук. После кратковременного пребывания в Нордернее, давшего поэту богатый материал для будущего цикла стихотворений "Северное море", он переехал в Гамбург, предполагая заняться юридической практикой, но в конечном счёте предпочёл литературную деятельность и весьма быстро укрепил свои позиции как в прозе, так и в поэзии.

В 1826 году выходит первый из четырех томов "Путевых картин" о пешем странствии в горах Гарца "Путешествие по Гарцу". "Путевые картины" приносят Гейне широкую известность, и впредь он зарабатывает на жизнь литературным трудом. В 1827 году Гейне перерабатывает свои стихи и составляет "Книгу песен". Многие стихи этого сборника были положены на музыку Ф.Шубертом, Р.Шуманом, П.Чайковским, Э.Григом и другими композиторами. В 1829 году выходит второй том "Путевых картин", а в 1831 - третий и четвёртый. Материалом для второго и третьего томов служат поездки по Англии и Италии.

В "Путевых картинах" Гейне мало внимания уделяет местному колориту и историческим достопримечательностям. Дорожные впечатления дают ему толчок для размышлений на исторические и литературные темы. Для него описание путешествия - предлог для беспощадной критики общественного строя, удобная форма политической и литературной полемики. В "Путевых картинах" создаётся прозаическая манера Гейне - лирическая гибкая проза, изобилующая афоризмами и каламбурами, передающая тысячи оттенков и настроений и вместе с тем рисующая вещи реалистически. Гейне высмеивает реакционные, узкие, традиционные и вообще все отрицательные черты немецкой общественной жизни и намечает - наряду с резким осмеянием своих прежних националистических настроений - свой новый идеал свободной и гармонической индивидуальности. Эти книги сперва встречали восторженный приём у публики, но потом вызвали бурю негодования и были запрещены в Ганновере, Пруссии, Австрии, Мекленбурге и в большинстве мелких государств. В 1831 году Генрих Гейне уезжает из Германии и навсегда поселяется в Париже.

Из Парижа Гейне регулярно шлёт корреспонденции в газету "Allgemeine Zeitung", но вскоре по настоянию австрийской дипломатии их прекратили там печатать. Тогда Гейне издал все эти корреспонденции отдельной книгой "Французские Дела" и снабдил её таким резким предисловием, которое навсегда уничтожило для него возможность возвращения в отечество.

Из других работ Гейне этого периода выделяются те, в которых он поставил себе целью содействовать взаимному культурному сближению французов и немцев: для французов он писал "К истории религии и философии в Германии" и "Романтическую школу", а для немцев - статьи о французском искусстве, литературе, политическом движении, собранные впоследствии в 4 томах под заглавием "Салон" (1834-1840).

В 1840 году Гейне возобновил в "Allgemeine Zeitung" разносторонние публикации о жизни Парижа, в 1854 вышедшие отдельной книгой под названием "Лютеция". Это были его последние опыты в области журналистики; он начал писать стихи, которые вновь заняли доминирующее положение в его творчестве. Поэма "Атта Тролль" (1842), резко осмеивавшая односторонние крайности тогдашней немецкой политической поэзии; пессимистические "Новые Стихотворения" (1844) и поэма "Зимняя Сказка", в которой с беспощадным остроумием показана господствовавшая тогда в Германии смесь средневекового феодального порядка и "квасного" патриотизма. Она была подвергнута строгому запрещению во всех городах Пруссии, причём начальству всех пограничных городов было предписано арестовать автора, где бы он ни появился.

К тому времени здоровье поэта было сильно подорвано. В 1844 году умер дядя поэта Соломон, помощь которого была основой некоторой финансовой независимости Генриха Гейне. Наследник дяди отказался выплачивать пенсию, которую покойный словесно обязался выдавать поэту во всё продолжение его жизни. Окончилось это тем, что наследник согласился выплачивать пенсию, но при условии, по которому Гейне брал на себя обязательство ничего не печатать о семействе. Следствием этого соглашения было уничтожение мемуаров Гейне, над которыми он работал долго и с большой любовью и в которых он сам видел венец своих творений. К концу своей жизни Гейне снова начал писать мемуары, и мы имеем лишь несколько листков, вдобавок ещё изуродованных после смерти автора одним из его братьев.

Всё это оказало на здоровье поэта самое пагубное действие, открыв собою последний и страшный период его жизни. Старая болезнь пошла вперёд исполинскими шагами; в мае 1848 года, он, полуслепой, полухромой, в последний раз вышел из дому на прогулку, и с тех пор уже до самой смерти остался прикованным к своей "матрацной могиле", как называл он те 12 матрацев, на которых лежал. Ужасные страдания не мешали ему сохранить удивительную мощь духа, необычайную ясность и крепость мышления, выразившуюся в нескольких прозаических произведениях ("Боги в изгнании", "Стихийные духи", "Признания" и др.), а главное - в стихотворениях, составивших циклы "Романсеро", "Лазарь" и "Последние стихотворения", которые сам автор назвал "Жалобою, выходящею как бы из гроба".

Умер Гейне в Париже 17 февраля 1856 года. Он похоронен на Монмартрском кладбище; над могилою жена его поставила памятник, на плите которого вырезаны всего два слова: "henri heine".

Избранные мыслииз произведений Генриха Гейне

  • Каждый автор, как бы он ни был велик, желает, чтобы его творенье хвалили. И в Библии, этих мемуарах божьих, сказано совершенно ясно, что создал он человека ради славы своей и хвалы. "Путешествие по Гарцу", 1826
  • Мудрость существует в единственном числе и имеет точные границы, а глупостей тысячи и все они беспредельны. "Идеи. Книга Le Grand", 1827
  • У римлян ни за что не хватило бы времени на завоевание мира, если бы им пришлось сперва изучать латынь. "Идеи. Книга Le Grand", 1827
  • Как обезьяна тем смешнее, чем вернее подражает человеку, так и дураки тем смешнее, чем больше притворяются умными. "Идеи. Книга Le Grand", 1827
  • Когда человек хочет застрелиться, у него всегда достаточно для того оснований, но сознаёт ли он сам эти основания - вот в чём вопрос. До последнего мгновения разыгрываем мы сами с собой комедию. Мы маскируем даже своё страдание и, умирая от сердечной раны, жалуемся на зубную боль. "Идеи. Книга Le Grand", 1827
  • Когда уходят герои, на арену выходят клоуны. "Идеи. Книга Le Grand", 1827
  • Глупец тот, кто пытается прикрыть собственное ничтожество заслугами своих предков. "Северное море", 1827
  • Каждая эпоха, приобретая новые идеи, приобретает и новые глаза и видит в старинных созданиях человеческого духа много нового. "Северное море", 1827
  • В сущности, всё равно, за что умереть, только бы умереть за что-нибудь дорогое, и такая кончина, исполненная тепла и веры, лучше, чем холодная жизнь без веры. "Путешествие от Мюнхена до Генуи", 1828
  • Каждый отдельный человек - целый мир, рождающийся и умирающий вместе с ним, под каждым надгробным камнем лежит всемирная история. "Путешествие от Мюнхена до Генуи", 1828
  • Как ни ужасна война, всё же она обнаруживает духовное величие человека, бросающего вызов своему сильнейшему врагу - смерти. "Путешествие от Мюнхена до Генуи", 1828
  • Если мы отдаём некоторое предпочтение Гёте перед Шиллером, то лишь благодаря тому незначительному обстоятельству, что Гёте, ежели бы ему в его творениях потребовалось подробно изобразить такого поэта, был способен сочинить всего Фридриха Шиллера, со всеми его Разбойниками, Пикколомини, Луизами, Мариями и Девами. "Немецкая литература В. Менцеля", 1828
  • Мир расколот надвое. Так как сердце поэта есть центр мира, то и оно растерзано надвое. Кто хвалится, что сердце его осталось целым, тот признается только в том, что у него прозаичное, далёкое от мира, глухое закоулочное сердце. Луккские воды", 1829
  • Позднейшие произведения истинного поэта вовсе не значительнее его первых. Женщина не рождает всё более совершенных детей. "Луккские воды", 1829
  • Только сродственная нам скорбь вызывает у нас слезу, и каждый, в сущности, всегда плачет лишь о себе. "Луккские воды", 1829
  • Благо свободы печати состоит именно в том, что она лишает смелую речь демагогов очарования новизны, нейтрализует страстное слово столь же страстным противоречием и в зародыше убивает ложные слухи. "Вступление к статье "Кальдорф..."", 1831
  • Перо гения всегда захватывает шире, всегда досягает гораздо дальше, чем предполагает рука. "Введение к "Дон-Кихоту"", 1837
  • Удастся или нет революция - люди с великой душой всегда будут её жертвами. "О доносчике", 1837
  • У женщин не бывает второй любви. Их природа слишком нежна, чтобы дважды перенести это страшное потрясение чувств. "Девушки и женщины Шекспира", 1838
  • Вся история человечества - замаскированное повторение одних и тех же характеров и событий, органический круговорот, вечно начинающийся снова, и тот, кто это понял, уже не возмущается злом и не слишком радуется добру. "Девушки и женщины Шекспира", 1838
  • Любовь! Это самая возвышенная и победоносная из всех страстей. Но её всепокоряющая сила заключается в безграничном великодушии, в почти сверхчувственном бескорыстии, в самоотверженном презрении к жизни. Для любви не существует вчера, любовь не думает о завтра... Она жадно тянется к нынешнему дню, но этот день нужен ей весь, неограниченный, неомрачённый. Она ничего не хочет беречь для будущего, она пренебрегает подогретыми остатками прошлого... "Девушки и женщины Шекспира", 1838
  • Если страсть овладевает нами во второй раз в жизни, - у нас, к сожалению, нет уже прежней веры в её бессмертие. В первый раз нам думается, что нашу страсть в силах оборвать только трагическая смерть, но когда приходит вторая любовь, в наше сознание закрадывается мысль о том, что самые наши неистовые и прекрасные чувства сменятся со временем успокоенным равнодушием, и мы когда-нибудь бросим безразличный взгляд на те самые глаза, которые сегодня заставляют нас дрожать от восторга... "Девушки и женщины Шекспира", 1838
  • Портрет автора, предшествующий его сочинениям, невольно вызывает в моей памяти Геную, где перед домом сумасшедших выставлена статуя его основателя. "Швабское зеркало", 1839
  • В теории современная религия разбита наголову, в идее она убита, но она ещё продолжает жить механической жизнью, как муха, у которой отрезали голову и которая, как бы не замечая этого, всё ещё продолжает бойко кружиться и летать. "Письма о Германии", 1843
  • У женщин один лишь способ сделать нас счастливыми, и тридцать тысяч способов сделать нас несчастными. "Флорентийские ночи", 1846
  • Люди не только носители идеи, - часто сама идея их уносит против их воли, как невольных всадников, без седла, без узды. "Предисловие к книге А. Вейля", 1847
  • Автор привыкает в конце концов к своей публике, точно она разумное существо. "Послесловие к "Романсеро"", 1851

* * *

  • Остроумие само по себе ничего не стоит. Только тогда остроумие терпимо, когда оно покоится на серьёзном основании. Обычное остроумие есть лишь щекотание ума, охотничья собака, бегущая за собственной тенью, обезьяна в красной куртке, глазеющая на себя между двух зеркал, ублюдок, зачатый безумием и разумом при беглой встрече на улице. (Из письма Мозесу Мозеру)
  • Самые трусливые рекруты, собравшись вместе в строю, до известной степени мужественны, но истинное мужество обнаруживает тот, кто стоит один. (Из письма Варнгагену)

* * *

Кричат, негодуя, кастраты,Что я не так пою.Находят они грубоватойИ низменной песню мою.

* * *

Материю песни, её веществоНе высосет автор из пальца.Сам Бог не сумел бы сказать ничегоНе будь у него матерьяльца.

* * *

Пусть же сердце терпеливоеПозабудет и проститВсё, что дурочка красивая,Не задумавшись, творит!

* * *

Уходит счастье без оглядки.Не любит ветреница ждать.Рукой со лба откинет прядки,Вас поцелует - и бежать.А тётка горе из объятийВас не отпустит, хоть стара.Присядет ночью у кровати,И вяжет, вяжет до утра.

Избранные мыслииз книг "Признания", "Мемуары" "Мысли и заметки"

  • Ненависть женщины - та же любовь, не совсем только удавшаяся. "Признания", 1854
  • Женщины всегда пишут за какого-нибудь мужчину, или против какого-нибудь мужчины, или, вернее, по поводу его. "Признания", 1854
  • Да, женщины опасны, но самые опасные из них те, которые обладают более духовными, чем телесными качествами: хорошенькие привыкли ко всяким любезностям, а умные сами напрашиваются на любовь мужчины и разными льстивыми приманками набирают себе целую толпу приверженцев. "Признания", 1854
  • Доброта лучше красоты. "Признания", 1854
  • Евреи несли Библию сквозь века как своё переносное отечество. "Признание", 1854
  • В любви, как и в римско-католической религии, существует предварительное чистилище, в котором, прежде чем попасть в подлинный вечный ад, привыкаешь к тому, что тебя поджаривают. "Мемуары"
  • Если бы обезьяны могли говорить, то, вероятно, стали бы утверждать, что люди - только выродившиеся обезьяны, что человечество - испорченный обезьяний род. Мемуары
  • Принцип гомеопатии, по которому от женщины излечивают нас женщины, может быть, самый доказанный опытом. "Мемуары"
  • Римским грабителям обязаны мы хвалёным римским правом, которое находится в самом резком противоречии с религией, нравственностью, с человеческим чувством и с рассудком. "Мемуары"
  • Самое действенное противоядие от женщин - это женщины; правда, это означает изгонять Сатану Вельзевулом, и к тому же такое лекарство часто пагубнее самой болезни. "Мемуары"
  • Тот, кто хочет влиять на толпу, нуждается в шарлатанской приправе. Даже сам Господь Бог, издавая свои заповеди на горе Синай, не упустил случая основательно посверкать молниями и погромыхать, Господь знал свою публику. "Мемуары"

* * *

  • Да, врагам должно прощать, но не прежде, чем их повесят. "Мысли и заметки"
  • Бог простит мне глупости, которые я наговорил про Него, как я прощаю моим противникам те глупости, которые они писали на мой счёт, хотя духовно они стояли настолько же ниже меня, насколько я ниже Тебя, о, Господи! "Мысли и заметки"
  • Земля - большой утёс, на котором приковано и терзается коршуном сомненья человечество, которое и есть истинный Прометей. Оно похитило свет, и теперь переносить за это мучительные пытки. "Мысли и заметки"
  • Мысль есть невидимая натура, натура есть видимая мысль. "Мысли и заметки"
  • Посредством полемики вырабатывается догмат. "Мысли и заметки"
  • Глупцы думают, что для того, чтобы завоевать Капитолий, нужно сперва напасть на гусей. "Мысли и заметки"
  • Старики умирают раньше, чем следовало, когда за их лечение принимались энергичные врачи. "Мысли и заметки"
  • Высшую степень трагизма содержит трагедия, вызывающая у людей смех. "Мысли и заметки"
  • Будьте или вполне толерантны, или лишены всякой терпимости, идите или добрым путём, или злым; а стоять в нерешительности на перекрёстке нескольких дорог - на это вы слишком слабы. На такое дело и у Геркулеса не хватило бы силы. "Мысли и заметки"
  • Как люди науки старались в средневеково-христианском периоде открывать научные истины из Библии, так теперь люди религии стремятся открывать богословские истины в науке - в истории, философии, физике. "Мысли и заметки"
  • Совершенство мира всегда находится в соответствии с совершенством созерцающего его духа. Добрый находит на земле рай для себя, злой уже здесь вкушает свой ад. "Мысли и заметки"
  • Наши нравственные понятия отнюдь не носятся в воздухе: облагорожение человека, справедливость, бессмертие - всё это имеет своё реальное основание в природе. Всё, что мы в идее признаём священным, действительно существует, не призрак. "Мысли и заметки"
  • Великие святые, в настоящее время невозможны, ибо филантропия сейчас же засадила бы их в дом умалишённых. "Мысли и заметки"
  • Всякая книга должна иметь свой естественный рост, как дитя. Всё наскоро, в течение нескольких недель, написанные книги возбуждают во мне некоторое предубеждение против автора. Порядочная женщина не производит ребёнка на свет до истечения девятого месяца. "Мысли и заметки"
  • У писателя в то время, когда он создаёт своё произведение, на душе так, как будто он, согласно учению о переселении души, вёл раньше жизнь под различными образами; его вдохновение имеет все свойства воспоминания. "Мысли и заметки"
  • В искусстве форма составляете всё, содержание - ничего. Штауб берёт за фрак, сшитый из собственного сукна, столько же, сколько за фрак, сшитый из сукна заказчика: он говорит, что требует плату только за фасон, а сукно отдаёт даром. "Мысли и заметки"
  • Гёте носить в своём духе отпечаток природы и, получая напоминание от этой последней, рождает этот отпечаток; талант подражает природе, творит аналитически. "Мысли и заметки"
  • Дагерротип служит опровержением мнения, что искусство есть подражание природе: здесь сама природа представляет доказательство того, как мало она понимает в искусстве, каким жалким получается всё у неё, когда она начинает заниматься искусством. "Мысли и заметки"
  • Превозносят того драматического писателя, который умеет извлекать у публики слёзы. Этою способностью обладает и самая жалкая луковица; с нею разделяет он свою славу. "Мысли и заметки"
  • Разного рода черви так изгрызают плод дерева познания, что делают его неприятным для нашего вкуса. "Мысли и заметки"
  • Мы искали физическую Индию - и нашли Америку; теперь мы ищем духовную Индию - что же мы найдём? "Мысли и заметки"
  • "Рамаяны", "Магабараты" и подобные им исполинские остатки суть кости духовных мамонтов, уцелевших на Гималаях. "Мысли и заметки"
  • Переводчик должен быть духовно одарённым человеком, ибо он должен увидеть в книге самое значительное и самое лучшее и воспроизвести это. "Мысли и заметки"
  • При переводе букву подлинника, телесный смысл может передать каждый, выучивший грамматику и запасшийся лексиконом. Но не всякому дано переводить дух. "Мысли и заметки"
  • Во время романтиков цветок нравился только своим благоуханием; в наше время мы любим в нём зарождающийся плод. "Мысли и заметки"
  • Одновременно с установлением действительного господства демократии должна окончить своё существование всякая поэзия. Переходом к этому концу служить тенденциозная поэзия. "Мысли и заметки"
  • Демократия злобствует на всех, воспевающих любовь... К чему воспевать розу, аристократ? Воспевай демократически картофель, кормящий народ! "Мысли и заметки"
  • Савиньи римлянин? Нет, он лакей римского духа. "Мысли и заметки"
  • Этих людей надо бить палками при жизни, потому что после смерти их уже нельзя наказывать, нельзя срамить, позорить, клеймить их имя - по той причине, что они не оставляют после себя никакого имени. "Мысли и заметки"
  • Красивые рифмы нередко служат костылями хромым мыслям. "Мысли и заметки"
  • ...критик, рассматривающий маленьких писателей в увеличительное стекло, а больших - в уменьшительное. "Мысли и заметки"
  • Он критик не для больших, а для маленьких писателей. Киты не имеют места под его лупой, но зато вы найдёте там не одну интересную блоху. "Мысли и заметки"
  • Он консерватор, и в то же время прогрессист. Одною рукой он поддерживает старое здание, для того, чтобы оно не рухнуло людям на голову, другой чертит план для нового, более обширного общественного здания будущности. "Мысли и заметки"
  • Как Гомер не создал своей "Илиады" один, так и Шекспир не один писал свои трагедии; он давал только дух, оживлявший предварительные работы. "Мысли и заметки"
  • Общество всегда республика: отдельные личности постоянно стремятся выдвинуться вперёд, и масса осаживает их. "Мысли и заметки"
  • Люди, ничем не примечательные, конечно, правы, проповедуя скромность. Им так легко практиковать эту добродетель, им не приходится для этого преодолевать себя. "Мысли и заметки"
  • Нужно знать всю Германию, знание только одной части её опасно. Это история дерева, листья и плоды которого составляют взаимное противоядие. "Мысли и заметки"
  • Лютер потряс Германию - но Франциск Дрек снова успокоил её: он дал нам картофель. "Мысли и заметки"
  • Лакеи, временно находящиеся без места, от этого не становятся свободными людьми: лакейство у них в душе. "Мысли и заметки"
  • Собака, на которую надевают намордник, лает своим задом. Окольный образ мыслей проявляется ещё зловоннее - посредством фальши в выражении. "Мысли и заметки"
  • Политические флюгеры. Они призывают бури и полагаются на свою подвижность; они забывают, что в этой подвижности не окажется для них никакого прока, когда ураган опрокинет башню, на которой они стоят. "Мысли и заметки"
  • Молодой свинопас хочет в качестве богатого человека объезжать своё стадо верхом... Наши банкиры уселись на высоких лошадей и всё ещё продолжают заниматься своим старым грязным ремеслом. "Мысли и заметки"
  • Парижский народ освободил мир и не взял за это ни гроша на водку. "Мысли и заметки"
  • В пользу высоких качеств республики можно было бы привести то самое доказательство, которое Боккаччо приводит в пользу религии: она держится вопреки своим чиновникам. "Мысли и заметки"
  • Тайная ненависть высших республиканских чиновников к республике похожа на тайную ненависть знатных римлян, которые в качестве епископов и прелатов должны были продолжать исполнение своей прежней власти. "Мысли и заметки"
  • Где прекращается женщина, там начинается скверный мужчина. "Мысли и заметки"
  • Женщины управляют миром, хотя история записывает только мужские имена. "Мысли и заметки"
  • В молодости любовь бурнее, чем в позднейших летах, но не так сильна, не так всемогуща, да и менее прочна. "Мысли и заметки"
  • Магометане утверждают, что женщина не попадёт в рай; Магомет исключил её оттуда. Не думал ли он, что рай перестанет быть раем, если каждый человек снова найдёт там свою жену? "Мысли и заметки"
  • Каждый, вступающий в брак, похож на дожа, женящегося на Адриатическом море: он не знает, что там есть - сокровища, жемчуг, чудовища, неведомые бури? "Мысли и заметки"
  • Мудрецы изобретают новые мысли, а глупцы распространяют их. "Мысли и заметки"
  • Развалины мы можем понять только тогда, когда сами обратимся в развалины. "Мысли и заметки"
  • Бывают люди, полагающие, что они отлично знают птицу, если видели яйцо, из которого она вылупилась. "Мысли и заметки"
  • Как умные люди часто бывают очень глупы, так дураки подчас отличаются сообразительностью. "Мысли и заметки"
  • Когда порок проявляется в грандиозной форме, он менее возмутителен. "Мысли и заметки"
  • Обезьяны смотрят на людей, как на извращенье обезьяньей породы, подобно тому, как голландцы называют немецкий язык испорченным голландским. "Мысли и заметки"
  • Была ли она добродетельна, я не знаю, но она всегда отличалась безобразием, а уродливость у женщины - добрая половина пути к добродетели. "Мысли и заметки"
  • Надежда - прекрасная дева с детским личиком, но увядшими грудями... "Мысли и заметки"
  • Дама, которая уже начала быть немолодой. "Мысли и заметки"
  • Дальше всего он пошёл в невежестве. "Мысли и заметки"
  • Прекрасно причёсанные, завитые мысли. "Мысли и заметки"

ИЗ РАЗНЫХ ИСТОЧНИКОВ

  • Александр Дюма крадёт у прошлого, обогащая настоящее. В искусстве нет шестой заповеди.
  • Брак - это море, для которого компас ещё не изобретён.
  • Быть может, поэзия есть болезнь человека, как жемчуг есть, собственно, болезненный нарост, которым страдает бедный моллюск?
  • В литературе, как в диких лесах Северной Америки, сыновья убивают отцов, когда те становятся стары и слабы.
  • В произведениях некоторых модных писателей мы находим сыскные приметы природы, но никак не её описание.
  • В созданиях всех великих поэтов, в сущности, нет второстепенных персонажей, каждое действующее лицо есть на своём месте главный герой.
  • В тёмные времена народами лучше всего руководили с помощью религии, ведь в полной темноте слепой является лучшим проводником.
  • Во все времена негодяи старались маскировать свои гнусные поступки преданностью интересам религии, морали и патриотизма.
  • Всё, что красиво и хорошо на свете, - всё это плохо кончается.
  • Где сжигают книги, там рано или поздно начнут сжигать людей.
  • Если слово живо, его могут носить карлики; если оно мертво, оно не будет стоять, хотя бы великаны его поддерживали.
  • Жизнь - болезнь, мир - больница, смерть - врач.
  • Искусство жизни является гармонией между поступками и нашим образом мысли.
  • Люди думают, что наши дела и поступки - плод свободного выбора, из запаса новых идей мы выхватываем такую, которую мы хотим отстаивать словом и делом. Нет, не мы хватаем идею, идея хватает и порабощает нас и бичами гонит на арену, чтобы мы, как невольники-гладиаторы, сражались за неё. Так бывает со всяким истинным трибуном или апостолом.
  • Можно состариться и не узнать, что любишь отечество, но для этого нужно в нём остаться.
  • Мудрые люди обдумывают свои мысли, глупые - провозглашают их.
  • Не быть подчинённым никакому закону - значит быть лишённым самой спасительной защиты, ибо законы должны нас защищать не только от других, но и от себя самих.
  • Незанятый делом человек никогда не может наслаждаться полным счастьем. На лице бездельника вы всегда найдёте отпечаток недовольства и апатиии.
  • Нравственность - это разум сердца.
  • Отечество раба там, где его палка.
  • Поэт, этот творец в малом, подобен Господу Богу и в том, что своих героев он творит по образу своему и подобию.
  • Прелесть весны познаётся зимою. За печкой поются лучшие майские песни.
  • Прошлое - родина души человека. Иногда нами овладевает тоска по чувствам, которые мы некогда испытывали. Даже тоска по былой скорби.
  • С того момента как религия начинает искать помощи у философии, её гибель становится неотвратимой. Религия, как всякий абсолютизм, не должна оправдываться.
  • Случайный визит в дом умалишённых показывает, что вера ничего не доказывает.
  • Только у гения есть для новой мысли и новое слово.
  • Умный всё замечает. Глупец обо всём делает замечание.
  • Чтобы писать совершенную прозу, надо быть также большим мастером метрических форм.
  • Юмор, как плющ, вьётся вокруг дерева. Без ствола он никуда не годен.
  • Юность бескорыстна в помыслах и чувствах своих, поэтому она наиболее глубоко понимает и чувствует правду.
  • Ах! Это было так давно! Я был тогда молод и глуп. Теперь я стар и глуп.
  • Бог простит меня, это его ремесло.

ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ

  • Гейне Г. Собрание сочинений в 6 томах. М., 1983
  • Гейне Г., ПСС, Т.12. – С.-Петербург: изд. т-ва М.О. Вольфъ, 1900.
  • Гейне Г. Полн. собр. соч.: В 6-ти т. СПб., 1904
В начало Оглавление На главную

shoyher.narod.ru

Генрих Гейне - собрание сочинений

Книги, собрания сочинений

Генрих Гейне - Собрание сочинений в 10 томах

:1956-1959 Издательство: Государственное издательство художественной литературы

С о д е р ж а н и е:Том 1. Книга песен. Трагедии. Ранние стихотворения.;Том 2. Стихотворения и поэмы.;Том 3. Романсеро. Поздние поэмы и стихотворения.;Том 4.Путевые картинки.;Том 5. Статьи. Французские художники. Французские дела. Из мемуаров г-на Шнабелевопского.Том 6. К различному пониманию истории, К истории религии и философии в Германии, Романтическая школа, Духи стихий, Флорентинские ночи.Том 7. Людвиг Берне, статьи 1836 - 1844 годов, Бахерахский раввин, О французской сцене, Девушки и женщины Шекспира, Письма о Германии.Том 8. Лютеция.Том 9. Доктор Фауст, Боги в изгнании, Богиня Диана, Признания, Мысли, заметки, Мемуары, Письма 1816 - 1836 годов.Том10. письма 1837 - 1856 годов, приложения, летопись жизни и творчества Гейне, указатели.

Генрих Гейне - Собрание сочинений в 6 томах

1983 Издательство:Художественная литература

С о д е р ж а н и е:Том 1. сборники "Книга песен", "Новые стихотворения" и "Дополнения" - стихи этих лет, не вошедшие в сборники. В том включены также избранные статьи Гейне 20-х годов.Том 2. полностью его стихотворения поэта после 1848 года: сборники "Романсеро", "Стихотворения 1853 и 19854 годов" и дополнения к стихотворениям 1848 - 1856 годов, а также три его поэмы: "Атта Тролль", "германия" и "Бимини".Том 3. знаменитая книга "Путевые картины" (1826 - 1831) - блестящий образец лирической и сатирической прозы.Том 4. художественно-публицистические произведения 30-х годов: "Французские дела" (1832), "К истории религии и философии в германии" (1834), "Романтическая школа" (1833 - 1835), а также романтическая новелла "Флорентийские ночи" (1836).Том 5. проза 30-х годов. В него входят "Из мемуаров господина фон Шнабелевопского", эстетико-публицистические и литературно-критические работы "Французские художники", "О французской сцене", "Введение к "Дон-Кихоту", книга "Людвиг Берне", а также избранные письма.Том 6. прозаические произведения поэта 40 - 50-х годов - художественно-публицистические : "Лютеция", "Мемуары", избранные мысли, заметки, афоризмы.

Генрих Гейне - Полное собрание сочинений в 12 томах

1938 год. Издательство: Художественная литература

С о д е р ж а н и е:Том 1. "Книга песен". Дополнение к "Книге песен". Трагедии ("Вильям Ратклиф", "Альмансор"). Стихотворения 1816-1827. Приложения ("Книга песен" в переводах русских поэтов)Том 2. "Новые стихотворения". "Разные". "Современные стихотворения". дополнения к циклам из сборника "Новые стихотворения". Стихотворения 1828-1850. Поэмы ("Атта Троль", "Германия", варианты и дополнения к "Германии")Том 3. "Романцеро". Стихотворения 1853 и 1854 годов. "Бимини". Басни и романсы 1853-1855 годов. Разные стихотворения 1853-1856 годов. Варианты и комментарииТом 4. "Путевые картины"Том 5. Новеллы ("Бахеразский раввин", "Из мемуаров господина фон-Шнабелевского", "Флорентийские ночи"). СтатьиТом 6. "Французские дела". Предисловие к первой части "Салона" "Французские художники". "О французской сцене"Том 7. "К различному пониманию истории". "К истории религии и философии в Германии". "Романтическая школа". "Духи Стихий"Том 8. "Людвиг Берне". Введение к "Дон Кихоту". "О Доносчике". "Швабское зеркало". "Девушки и женщины Шекспира". "Гамбургский пожар". "Лювиг Маркус"Том 9. "Лютеция". Приложения к "Лютеции". Добавления и вариантыТом 10. "Февральская революция". "Предисловие к новеллам А.Вейля". "Доктор Фауст". "Боги в изгнании". "Богиня Диана". "Признания". "Мысли и афоризмы". "Мемуары". "Леве-Веймарс". Варианты и дополнения. Комментарии. Хроника жизни и творчества Генриха Гейне. ПриложенияТом 11. Письма. Часть1Том 12. Письма. Часть 2

Генрих Гейне - Избранные произведения в 2 томах

1956 Издательство: Художественная литература 712+568с.

С о д е р ж а н и е:Том 1. Романсы, сонеты, песни, стихотворения и поэмы.Том 2. Путевые картины

Библиография

ПоэзияТрагедии1821 — Альманзор / Almansor1823 — Вильям Ратклиф / William Ratcliff

Поэмы1843 — Атта Троль / Atta Troll1844 — Германия. Зимняя сказка / Deutschland. Ein Wintermährchen1869 — Бимини / Bimini1827 — Книга Песен / Buch der Lieder1844 — Новые стихотворения / Neue Gedichte1840-1850 — Современные стихотворения / Moderne Gedichte1851 — Романсеро / Romanzero1853-1854 — Стихотворения / Gedichte

ПрозаПутевые картины / Reisenbilder1826 — Путешествие по Гарцу / Harzreise1827 — Северное море / Nordsee1827 — Идеи / Ideen1829 — Путешествие из Мюнхена в Геную / Reise von München nach Genua1829 — Луккские воды / Die Bäder von Lucca1831 — Город Лукка / Die Stadt Lucca1831 — Английские фрагменты / Englische Fragmente

Статьи1822 — Письма из Берлина / Briefe aus Berlin1823 — О Польше / Über Polen1869 — К различному пониманию истории / Verschiedenartige Geschichtsauffassung1834 — К истории религии и философии в Германии / Zur Geschichte der Religion und Philosophie in Deutschland1832-1835 — Романтическая школа / Die romantische Schule1834-1837 — Духи стихий / Elementargeister

bookinistic.narod.ru

Генрих Гейне - Книги коротко

Генрих Гейне (1797—1856) Великий немецкий поэт Генрих Гейне родился в Дюссельдорфе, в семье небогатого еврейского коммерсанта. Воспитанием сына серьезно занималась мать поэта: образованная и умная женщина, она старалась дать и ему достойное образование. В 1819 г. Гейне поступил в университет. Деньги на его обучение выделил его богатый дядя — банкир, которому хотелось, чтобы племянник стал юристом. Гейне учился в нескольких университетах — в Бонне, Геттингене, Берлине. В 1825 г. он защитил в Геттингенском университете докторскую диссертацию по праву. Но Гейне рано увлекся поэзией и еще в 1817 г. начал публиковать свои первые стихи, а в 1827 г., став уже известным поэтом, выпустил большой поэтический сборник «Книга песен». Над этой книгой Гейне работал в течение десяти лет. Она включает четыре поэтических цикла: «Юношеские страдания», «Лирическое интермеццо», «Снова на родине» и «Северное море». Их часто называют романом в стихах: и не только потому, что перед читателем предстает поэтически воссозданный, подлинно и глубоко пережитый Гейне любовный «роман» — история его неразделенной любви к кузине Амалии, но и потому, что сборник в целом — поэтическая история духовных исканий героя-романтика, одинокого и не устроенного как в любви, так и в социальной жизни. Это отчетливо предстает, например, в стихотворении «Мне снился франтик»: «Мне снился франтик — вылощен, наряден, / Надменно шел, надменно он глядел, / Фрак надушен, жилет блестяще бел, / И что ж— он сердцем черен был и смраден… / «Ты знаешь, кто он? — молвил демон сна, — / Взгляни, твоя судьба предрешена». — /И распахнул грядущего завесы. / Снял алтарь, и франт повел туда / Любовь мою; они сказали: «Да!» — / И с хохотом «аминь» взревели бесы» (перевод В. Левина). Единство главной поэтической темы воплощено у Гейне в разнообразии образов и интонаций, то грустных («Хотел бы в единое слово / Я слить мою грусть и печаль / И бросить то слово на ветер, / Чтоб ветер унес его вдаль» — перевод А. Мея). То дерзостно-патетических («Личину мне! Отныне я плебей! / Я не хочу, чтоб сволочь золотая, / В шаблонных масках гордо выступая, / Меня к родне причислила своей» — перевод В. Левика). То иронических («Неужели не сказал ты / Ей о страсти беззаветной? /Ив глазах ее неужто / Не прочел любви ответной? / Неужели не увидел / Глубь души в ее глазах ты? / Ведь ослом как будто не был / Прежде, друг, в таких делах ты» — перевод Т. Сильман). То просветленно-радостных («Чудесным светлым майским днем, / Когда весь мир в цветенье, / В душе моей раскрылась / Любовь в одно мгновенье» — перевод В. Зоргенфрея). В поэтическом творчестве Гейне тесно сплетены высокое литературное мастерство и задушевность, идущая от традиции народной немецкой поэзии. Потому, вероятно, многие стихотворения поэта легко становились народными песнями, как, например, знаменитая «Лорелея»: «Не знаю, что стало со мною, / Печалью душа смущена. / Мне все не дает покою / Старинная сказка одна. / Прохладен воздух, темнеет, / И Рейн уснул во мгле. / Последним лучом пламенеет / Закат на прибрежной скале. / Там девушка, песнь распевая, / Сидит на вершине крутой. / Одежда на ней золотая, / И гребень в руке — золотой. / И кос ее золото вьется, / И чешет их гребнем она, / И песня волшебная льется, / Неведомой силы полна. / Бездумно охвачен тоскою, / Гребец не глядит на волну, / Не видит скалы пред собою, / Он смотрит туда, в вышину. / Я знаю, река, свирепея, / Навеки сомкнется над ним, / И это все Лорелея / Сделала пеньем своим» — перевод В. Левика). Но Гейне входит в историю литературы не только как замечательный лирик — лирик и в поэзии, и в прозе (например, в книге очерков «Путевые картины», 1826—1831), но и как поэт-сатирик, поэт-публицист. Политическая позиция Гейне, его симпатии к французской революции проявляются уже в лирической прозе «Путевых картин» настолько четко, что это вызывает резкое недовольство прусского правительства и побуждает Гейне к эмиграции во Францию. Здесь поэту доведется провести всю свою жизнь, в том числе особенно трудные последние восемь лет, когда тяжелая болезнь загнала его, как он сам говорил, в «матрацную могилу». Однако поэту удается совершить поездку на родину через тринадцать лет эмиграции — в 1843 г. И блестящим поэтическим итогом этой поездки стала знаменитая сатирическая поэма «Германия. Зимняя сказка». Сказочность, о которой говорит подзаголовок, проявляется в использовании в поэме фантастических образов, гротеска, снов, видений, фольклорных традиций. Но проблематика поэмы реальна и злободневна. Путешествие становится способом сатирического ободрения немецкого общества, разоблачения немецкого милитаризма и феодальной реакции. Слушая на границе песню нищей девочки-арфистки («То старая песнь отреченья была, / Легенда о радостях неба, / Которой баюкают глупый народ, / Чтоб не просил он хлеба» — перевод В. Левика), поэт стремится противопоставить этим устаревшим мрачным мотивам жизни в Германии обновленную песнь с надеждой социального переустройства: «Мы новую песнь, мы лучшую песнь / Теперь, друзья, начинаем: / Мы в небо землю превратим, / Земля нам будет раем».

books-short.ru

Генрих Гейне все книги

Генрих Гейне — немецкий поэт, публицист и критик еврейского происхождения.

Считается последним поэтом «романтической эпохи» и одновременно её главой. Он сделал разговорный язык способным к лирике, поднял фельетон и путевые заметки до художественной формы и придал ранее не знакомую элегантную лёгкость немецкому языку. На его стихи писали песни композиторы Франц Шуберт, Роберт Шуман, Рихард Вагнер, Иоганн Брамс, П. И. Чайковский и др.

Родился 13 декабря 1797 в семье обедневшего еврейского купца в Дюссельдорфе, торговавшего тканью. Кроме него в семье росли ещё трое детей — Шарлотта, Густав и Максимилиан. Первоначальное воспитание Генрих получил в местном католическом лицее, где ему была привита любовь к пышности католического богослужения. Воспитанием сына серьёзно занималась мать Бетти (Пейра). Образованная и мудрая женщина, она хотела обеспечить Генриху хорошее образование.

После изгнания французов и присоединения Дюссельдорфа к Пруссии Генрих переходит в экономическое училище. После этого Генриха отправили на стажировку во Франкфурт-на-Майне. Это была попытка сделать из мальчика продолжателя родовой финансово-торговой традиции. Но она провалилась, и Генрих вернулся домой. В 1816 родители отправляют сына в Гамбург, где у его дяди, Соломона Гейне, был банк. Как настоящий педагог, он дал Генриху возможность раскрыть свои способности и поставил племянника во главе маленькой компании. Но Генрих «успешно» провалил дело меньше, чем за полгода. Тогда дядя поставил его вести бухгалтерские счета, но Генрих всё больше увлекался лирикой. Поссорившись с дядей, Генрих снова возвращается домой.

За три года, проведенные у Соломона, он влюбился в свою кузину Амалию. Любовь осталась безответной, и все переживания Генриха нашли выход в его стихах — особенно хорошо это видно в «Книге Песен».

Родители дали согласие на поступление сына в университет. Сначала он поступил на юридический факультет Боннского университета. Но, прослушав всего одну лекцию, Гейне увлекается посещением лекций по истории немецкого языка и поэзии, которые читал Август Шлегель. В 1820 Гейне переходит в Гёттингенский университет, однако его исключают за вызов одного из студентов на дуэль, которым он отреагировал на оскорбления. С 1821 по 1823 Гейне учится в Берлинском университете, где слушает курс лекций у Георга Гегеля. В это время он приобщается к литературным кругам города. В 1825 перед получением диплома доктора он вынужден был креститься, так как дипломы выдавались только христианам.

Поддержка Гейне Июльской революции 1830 заставила поэта, уставшего от постоянной цензуры, переехать в Париж. Только после 13 лет, проведённых во Франции, Гейне повезло снова оказаться на родине. Летом 1848 по Европе прошёл слух о смерти поэта, на самом же деле он, попрощавшись в мае с белым светом, оказался прикованным к кровати из-за болезни. Ещё в 1846 у него начался прогрессирующий паралич, но он не потерял интереса к жизни и продолжал писать. Даже после восьми лет болезни Гейне не сдавался и сохранил чувство юмора. В 1851 вышел его последний сборник — «Романсеро». В сборнике чувствуются скептицизм и пессимизм. Вне всякого сомнения, в нём отразилось физическое состояние поэта.

Генрих Гейне умер 17 февраля 1856 в Париже и был похоронен на кладбище Монмартр.

«Право, не знаю, заслуживаю ли я того, чтобы гроб мой украсили когда-нибудь лавровым венком. Поэзия, при всей моей любви к ней, всегда была для меня только священной игрушкой или же освящённым средством для небесных целей. Я никогда не придавал большого значения славе поэта, и меня мало беспокоит, хвалят ли мои песни или порицают. Но на гроб мой вы должны возложить меч, ибо я был храбрым солдатом в войне за освобождение человечества!»

macrolib.ru