Хайнер МюллерГеракл‑5. Геракл книга


Книга Геракл читать онлайн бесплатно, автор Николай Кун на Fictionbook

Рождение и воспитание Геракла

1   Геракл (у римлян Геркулес) – величайший герой Греции. Первоначально он считался солнечным богом, разящим своими не знающими промаха стрелами все темное и злое, богом, исцеляющим и посылающим болезни. Он имел много общего с богом Аполлоном. Но Геракл – бог и герой, встречающийся не только у греков; подобные герои-боги были и у других народов. Из них особенно интересны вавилонский Гильгамеш и финикийский Мелькарт, мифы о которых оказали влияние на мифы о Геракле: и эти герои ходили на край света, совершали великие подвиги и страдали подобно Гераклу. Поэты всех времен пользовались мифами о Геракле; их внимание привлекали подвиги и страдания, которые выпали на долю Геракла.

[Закрыть]

В Микенах 2   Один из древнейших городов Греции, находился в Арголиде на Пелопоннесе.

[Закрыть] правил царь Электрион. Телебои 3   Телебои – племя, жившее на западе Средней Греции, в Акарнании.

[Закрыть], под предводительством сыновей царя Птерелая, похитили у него стада. Телебои убили сыновей Электриона. когда они хотели отбить похищенное. Тогда царь Электрион объявил, что он отдаст руку своей красавицы дочери Алкмены тому, кто вернет ему стада и отомстит за смерть его сыновей. Герою Амфитриону удалось без боя вернуть стада Электриону, так как царь телебоев Птерелай поручил охранять похищенные стада царю Элиды 4   Область на северо-западе Пелопоннеса.

[Закрыть] Поликсену, а тот их отдал Амфитриону. Вернул Амфитрион Электриону его стада и получил руку Алкмены. Во время свадебного пира, в споре из-за стад, Амфитрион убил Электриона, и пришлось ему с женой Алкменой бежать из Микен. Алкмена последовала за своим молодым мужем на чужбину только с тем условием, что он отомстит сыновьям Птерелая за убийство ее братьев. Амфитрион, нашедший пристанище в Фивах у царя Креонта, отправился с войском против телебоев. В его отсутствие Зевс, плененный красотой Алкмены, явился к ней, приняв образ Амфитриона. Вскоре вернулся и Амфитрион. От Зевса и Амфитриона родились у Алкмены два сына-близнеца.

В тот день, когда должен был родиться великий сын Зевса и Алкмены, собрались боги на высоком Олимпе. Радуясь, что скоро родится у него сын, эгидодержавный Зевс сказал богам:

– Выслушайте, боги и богини, что я скажу вам: велит мне сказать это мое сердце! Сегодня родится великий герой; он будет властвовать над всеми своими родственниками, которые ведут свой род от сына моего великого Персея.

Но жена Зевса, царственная Гера, гневавшаяся, что Зевс взял себе в жены смертную Алкмену, решила хитростью лишить власти над всеми Персеидами сына Алкмены. Поэтому, скрыв в глубине сердца свою хитрость, Гера сказала Зевсу:

– Ты говоришь неправду, великий громовержец! Никогда не исполнишь ты своего слова! Дай мне великую нерушимую клятву богов, что тот, который родится сегодня первым в роде Персеидов, будет повелевать своими родственниками.

Овладела разумом Зевса богиня обмана Ата, и, не подозревая хитрости Геры, громовержец дал нерушимую клятву. Тотчас покинула Гера Олимп и на своей золотой колеснице понеслась в Аргос. Там ускорила она рождение сына у богоравной жены Персеида Сфенела, и появился на свет в этот день в роде Персея слабый, больной ребенок, сын Сфенела, Эврисфей. Быстро вернулась Гера на Олимп и сказала тучегонителю Зевсу:

– О, мечущий молнии Зевс-отец, выслушай меня! Сейчас родился в славном Аргосе у Персеида Сфенела сын Эврисфей. Он первым родился сегодня и должен повелевать всеми потомками Персея.

Опечалился Зевс; теперь только понял он все коварство Геры. Он разгневался на богиню обмана Ату, овладевшую его разумом; в гневе схватил ее Зевс за волосы и низвергнул с Олимпа. С тех пор богиня обмана Ата живет среди людей.

Зевс заключил с Герой нерушимый договор, что сын его не всю свою жизнь будет находиться под властью Эврисфея. Лишь двенадцать великих подвигов совершит он по поручению Эврисфея, а после не только освободится от его власти, но и получит бессмертие. Громовержец знал, что много великих опасностей придется преодолеть его сыну, поэтому он повелел Афине Палладе помогать сыну Алкмены. Часто приходилось потом печалиться Зевсу, когда он видел, как сын его служит у слабого и трусливого Эврисфея, но не мог он нарушить данную Гере клятву.

В один день с рождением сына Сфенела родились и у Алкмены близнецы: старший – сын Зевса, названный при рождении Алкидом, и младший – сын Амфитриона, названный Ификлом. Алкид и был величайшим героем Греции. Позднее он был назван прорицательницей-пифией Гераклом. Под этим именем прославился он, получил бессмертие и был принят в сонм богов Олимпа.

Гера преследовала Геракла с самого первого дня его жизни. Узнав, что Геракл родился и лежит, завернутый в пеленки, с братом своим Ификлом, она, чтобы погубить новорожденного героя, послала двух змей. Была уже ночь, когда вползли, сверкая глазами, в покой Алкмены змеи. Тихо подползли они к колыбели, где лежали близнецы, и уже хотели, обвившись вокруг тела маленького Геракла, задушить его, как проснулся сын Зевса. Он протянул свои маленькие ручки к змеям, схватил их за шеи и сдавил с такой силой, что сразу задушил. В ужасе вскочила Алкмена со своего ложа; увидев змей в колыбели, громко закричали бывшие в покое женщины. Все бросились к колыбели Геракла. На крик женщин с обнаженным мечом прибежал Амфитрион. Все окружили колыбель и увидели необычайное чудо: маленький Геракл держал двух громадных задушенных змей, которые еще слабо извивались в его руках. Пораженный силой сына, Амфитрион призвал прорицателя Тиресия и вопросил его о судьбе новорожденного. Тогда вещий старец поведал, сколько великих подвигов совершит Геракл, и предсказал, что он достигнет в конце своей жизни бессмертия.

Узнав, какая великая слава ждет старшего сына Алкмены, Амфитрион дал ему воспитание, достойное героя. Не только о развитии силы Геракла заботился Амфитрион, он заботился и об его образовании. Его учили читать, писать, петь и играть на кифаре. Но в науках и музыке Геракл не достиг таких успехов, как в борьбе, стрельбе из лука и умении владеть оружием. Часто приходилось учителю музыки, брату Орфея Лину, сердиться на своего ученика и даже наказывать его. Однажды во время урока Лин ударил Геракла, раздраженный его нежеланием учиться. Рассерженный Геракл схватил кифару и ударил ею Лина по голове. Не рассчитал силу удара юный Геракл. Удар кифары был так силен, что Лин упал мертвым. Призвали в суд Геракла за это убийство. Оправдываясь, сказал сын Алкмены:

– Ведь говорит же справедливейший из судей Радамант, что всякий, кого ударят, может ответить ударом на удар.

Оправдали судьи Геракла, но Амфитрион, боясь, чтобы не случилось еще чего-нибудь подобного, послал Геракла в лесистый Киферон пасти стада.

Геракл в Фивах

Вырос в лесах Киферона Геракл и стал могучим юношей. Ростом он был на целую голову выше всех, а сила его далеко превосходила силу человека. Никто не был равен Гераклу в военных упражнениях, а луком и копьем владел он так искусно, что никогда не промахивался. Еще юношей Геракл убил грозного киферонского льва, жившего на вершинах гор, и снял с него шкуру. Эту шкуру он накинул, как плащ, на свои могучие плечи. Лапы он связал у себя на груди, а шкура с головы льва служила ему шлемом. Геракл сделал себе огромную палицу из вырванного им с корнями в Немейской роще твердого, как железо, ясеня. Меч Гераклу подарил Гермес, лук и стрелы – Аполлон, золотой панцирь сделал ему Гефест, а Афина соткала для него одежду.

Возмужав, Геракл победил царя Орхомена Эргина, которому Фивы платили ежегодно большую дань. Он убил во время битвы Эргина, а на минийский Орхомен наложил дань, которая была вдвое больше, чем та, что платили Фивы. За это царь Фив Креонт отдал Гераклу в жены свою дочь Мегару, и боги послали ему трех прекрасных сыновей.

Счастливо жил Геракл в семивратных Фивах. Но богиня Гера по-прежнему пылала ненавистью к сыну Зевса. Она наслала на Геракла ужасную болезнь. Лишился разума Геракл, безумие овладело им. В припадке неистовства Геракл убил всех своих детей и детей своего брата Ификла. Когда же прошел припадок, глубокая скорбь овладела Гераклом. Очистившись от скверны совершенного им невольного убийства, Геракл покинул Фивы и отправился в священные Дельфы вопросить бога Аполлона, что ему делать. Аполлон повелел Гераклу отправиться на родину его предков в Тиринф и двенадцать лет служить Эврисфею. Устами пифии сын Латоны предсказал Гераклу, что он получит бессмертие, если совершит по повелению Эврисфея двенадцать великих подвигов.

* * *

Геракл поселился в Тиринфе и стал слугой слабого, трусливого Эврисфея. Эврисфей боялся могучего героя и не пускал его в Микены. Все приказания передавал он сыну Зевса в Тиринф через своего вестника Копрея.

 

Немейский лев(первый подвиг)

Гераклу недолго пришлось ждать первого поручения царя Эврисфея. Он приказал Гераклу убить немейского льва. Этот лев, порожденный Тифоном и Ехидной, был чудовищной величины. Он жил около города Немеи 5   Город в Арголиде, на северо-востоке Пелопоннеса.

[Закрыть] и опустошал его окрестности. Прибыв в Немею, тотчас отправился Геракл в горы, чтобы разыскать логовище льва. Уже был полдень, когда герой достиг склонов гор. Нигде не было видно ни одной живой души: ни пастухов, ни земледельцев. Все живое бежало из этих мест в страхе перед ужасным львом. Долго искал Геракл по лесистым склонам гор и в ущельях логовище льва; наконец, когда уже солнце стало склоняться к западу, нашел его Геракл в мрачном ущелье. Логовище находилось в громадной пещере, имевшей два выхода. Геракл завалил один из выходов камнями и стал ждать льва. Когда уже надвигались сумерки, показался чудовищный лев с длинной косматой гривой. Натянул тетиву своего лука Геракл и пустил во льва одну за другой три стрелы, но стрелы отскочили от его шкуры – так тверда она была. Грозно зарычал лев, рычанье его раскатилось по горам подобно грому. Лев стоял в ущелье и искал горящими яростью глазами того, кто осмелился пустить в него стрелы. Но вот он увидел Геракла и бросился громадным прыжком на героя. Как молния сверкнула палица Геракла и громовым ударом обрушилась на голову льва. Оглушенный страшным ударом, лев упал на землю. Геракл бросился на него, обхватил его своими могучими руками и задушил. Взвалив на плечи убитого льва, Геракл вернулся в Немею, принес жертву Зевсу и учредил в память своего первого подвига Немейские игры 6   Немейские игры – общегреческие празднества, происходившие каждые два года в Немейской долине в Арголиде; справлялись они в честь Зевса в середине лета. Во время игр, продолжавшихся несколько дней, состязались в беге, борьбе, кулачном бою, бросании диска и копья; проводили и состязания колесниц. Во время игр объявлялся мир во всей Греции.

[Закрыть]. Когда Геракл принес убитого им льва в Микены, Эврисфей побледнел от страха, взглянув на чудовище. Царь Микен понял, какой нечеловеческой силой обладает Геракл. Он запретил ему даже приближаться к воротам Микен; когда же Геракл приносил доказательства своих подвигов, Эврисфей с ужасом смотрел на них с высоких микенских стен.

Лернейская гидра(второй подвиг)

После первого подвига Эврисфей послал Геракла убить лернейскую гидру. Это было чудовище с телом змеи и девятью головами дракона. Как и немейский лев, гидра была порождена Тифоном и Ехидной. Жила гидра в болоте около города Лерна 7   Город на берегу Арголидского залива в Арголиде.

[Закрыть] и, выползая из своего логовища, уничтожала целые стада и опустошала окрестности. Борьба с девятиголовой гидрой была опасна, потому что одна из голов ее была бессмертна. Отправился в путь Геракл с сыном Ификла Иолаем. Придя к болоту у города Лерны, Геракл оставил Иолая с колесницей в близлежащей роще, а сам отправился искать гидру. Он нашел ее в окруженной болотом пещере. Раскалив докрасна свои стрелы, стал Геракл пускать их одну за другой в гидру. В ярость привели гидру стрелы Геракла. Она выползла, извиваясь покрытым блестящей чешуей телом, из мрака пещеры, грозно поднялась на своем громадном хвосте и хотела уже броситься на героя, но наступил ей сын Зевса ногой на туловище и придавил к земле. Гидра обвилась хвостом вокруг ног Геракла и старалась свалить его. Как непоколебимая скала, стоял герой и взмахами своей тяжелой палицы одну за другой сбивал головы гидры. Как вихрь, свистела в воздухе палица; слетали головы гидры, но гидра все-таки была жива. На месте каждой сбитой головы у гидры вырастали две новые. Явилась и помощь гидре. Из болота выполз чудовищный рак и впился своими клешнями в ногу Геракла. Тогда герой призвал на помощь Иолая. Иолай убил чудовищного рака, зажег часть ближней рощи и горящими стволами деревьев прижигал гидре шеи, с которых Геракл сбивал головы. Новые головы перестали вырастать у гидры. Все слабее и слабее сопротивлялась она сыну Зевса. Наконец и бессмертная голова слетела у гидры. Чудовищная гидра была побеждена и рухнула мертвой на землю. Глубоко зарыл ее бессмертную голову победитель Геракл и навалил на нее громадную скалу, чтобы не могла она опять выйти на свет. Затем рассек герой тело гидры и погрузил в ее ядовитую желчь свои стрелы. С тех пор раны от стрел Геракла стали неизлечимыми. С великим торжеством вернулся Геракл в Тиринф. Но там ждало его уже новое поручение Эврисфея.

Стимфалийские птицы(третий подвиг)

Эврисфей поручил Гераклу перебить стимфалийских птиц. Почти в пустыню обратили эти птицы окрестности аркадского города Стимфала. Они нападали на животных и на людей и разрывали их своими медными когтями и клювами. Но самое страшное было то, что перья этих птиц были из твердой бронзы, и птицы, взлетев, могли ронять их, подобно стрелам, на того, кто вздумал бы напасть на них. Трудно было Гераклу выполнить это поручение Эврисфея. На помощь ему пришла воительница Афина Паллада. Она дала Гераклу два медных тимпана (их выковал бог Гефест), велела Гераклу встать на высоком холме у того леса, где гнездились стимфалийские птицы, и ударить в тимпаны; когда же птицы взлетят, перестрелять их из лука. Так и сделал Геракл. Взойдя на холм, он ударил в тимпаны, и поднялся такой оглушительный звон, что птицы громадной стаей взлетели над лесом и стали в ужасе кружиться над ним. Они дождем сыпали свои острые, как стрелы, перья на землю, но не попадали перья в стоявшего на холме Геракла. Схватил свой лук герой и стал разить птиц смертоносными стрелами. В страхе взвились за облака стимфалийские птицы. Улетели они далеко за пределы Греции – на берега Понта Эвксинского 8   Понт Эвксинский, т. е. «гостеприимное море». Так стали греки называть Черное море, познакомившись с его плодородными, гостеприимными берегами. Раньше они называли Черное море Аксинским, т. е. негостеприимным, так как их пугали бури этого моря.

[Закрыть] и больше никогда не возвращались в окрестности Стимфала. Так исполнил Геракл это поручение Эврисфея и вернулся в Тиринф, но тотчас же пришлось ему отправиться на еще более трудный подвиг.

Керинейская лань(четвертый подвиг)

Эврисфей знал, что в Аркадии живет керинейская лань, посланная богиней Артемидой в наказание людям. Лань эта опустошала поля. Эврисфей велел Гераклу поймать ее и живой доставить в Микены. Эта лань была необычайно красива: рога у нее были золотые, а ноги медные. Подобно ветру носилась она по горам и долинам Аркадии, не зная никогда усталости. Целый год преследовал Геракл керинейскую лань. Она неслась через горы, через равнины, прыгала через пропасти, переплывала реки. Все дальше и дальше на север бежала лань. Не отставал от нее герой, он преследовал ее, не упуская из виду. Наконец Геракл достиг в погоне за ланью крайнего севера – страны гипербореев и истоков Истра 9   Современный Дунай; греки, плохо зная север Европы, думали, что Дунай берет свое начало на крайнем севере Земли.

[Закрыть]. Здесь лань остановилась. Герой хотел схватить ее, но ускользнула она и как стрела понеслась назад, на юг. Опять началась погоня. Только в Аркадии удалось Гераклу настигнуть лань. Даже после столь долгой погони не потеряла она сил. Отчаявшись, Геракл прибег к своим не знающим промаха стрелам. Он ранил златорогую лань стрелой в ногу и только тогда поймал ее. Геракл взвалил чудесную лань на плечи и хотел уже нести ее в Микены, как предстала перед ним разгневанная Артемида и сказала:

– Разве не знал ты, Геракл, что лань эта моя? Зачем оскорбил ты меня, ранив мою любимую лань? Разве не знаешь, что не прощаю я обиды? Или ты думаешь, что ты могущественней богов-олимпийцев?

С благоговением склонился Геракл перед прекрасной богиней и ответил:

– О, великая дочь Латоны, не вини меня! Никогда не оскорблял я бессмертных богов, живущих на светлом Олимпе; всегда чтил я небожителей богатыми жертвами и никогда не считал себя равным им, хотя и сам я – сын громовержца Зевса. Не по своей воле преследовал я твою лань, а по повелению Эврисфея. Сами боги повелели мне служить ему, и не смею я ослушаться Эврисфея!

Артемида простила Гераклу его вину. Великий сын громовержца Зевса принес живой в Микены керинейскую лань и отдал ее Эврисфею.

Эриманфский кабан и битва с кентаврами(пятый подвиг)

Недолго отдыхал Геракл после охоты на медноногую лань. Эврисфей опять дал ему поручение: Геракл должен был убить эриманфского кабана. Этот кабан, обладавший чудовищной силой, жил на горе Эриманф 10   Гора и одноименный с ней город в Аркадии на Пелопоннесе, там же и город Псофис.

[Закрыть] и опустошал окрестности города Псофиса. Он не давал пощады и людям, убивал их своими огромными клыками. Геракл отправился к горе Эриманф. По дороге навестил он мудрого кентавра Фола. С почетом принял Фол сына Зевса и устроил для него пир. Во время пира кентавр открыл большой сосуд с вином, чтобы угостить получше героя. Далеко разнеслось благоухание дивного вина. Услыхали это благоухание и другие кентавры. Страшно рассердились они на Фола за то, что он открыл сосуд. Вино принадлежало не только Фолу, а было достоянием всех кентавров. Кентавры бросились к жилищу Фола и напали врасплох на него и Геракла, когда они вдвоем весело пировали, украсив головы венками из плюща. Геракл не испугался кентавров. Он быстро вскочил со своего ложа и стал бросать в нападавших громадные дымящиеся головни. Кентавры обратились в бегство, а Геракл разил их своими ядовитыми стрелами. Герой преследовал их до самой Малеи. Там укрылись кентавры у друга Геракла, Хирона, мудрейшего из кентавров. Следом за ними в пещеру Хирона ворвался Геракл. В гневе натянул он свой лук, сверкнула в воздухе стрела и вонзилась в колено одного из кентавров. Не врага поразил Геракл, а своего друга Хирона. Великая скорбь охватила героя, когда он увидал, кого ранил. Геракл спешит омыть и перевязать рану друга, но ничто не может помочь. Знал Геракл, что рана от стрелы, отравленной желчью гидры, неизлечима. Знал и Хирон, что грозит ему мучительная смерть. Впоследствии он добровольно сошел в мрачное царство Аида, чтобы не страдать от раны.

В глубокой печали Геракл покинул Хирона и вскоре достиг горы Эриманф. Там, в густом лесу, он нашел грозного кабана и выгнал его криком из чащи. Долго преследовал кабана Геракл и наконец загнал его в глубокий снег на вершине горы. Кабан увяз в снегу, а Геракл, бросившись на него, связал его и отнес живым в Микены. Увидал Эврисфей чудовищного кабана и от страха спрятался в большой бронзовый сосуд.

 

Скотный двор царя Авгия(шестой подвиг)

Вскоре Эврисфей дал новое поручение Гераклу. Он должен был очистить от навоза весь скотный двор Авгия, царя Элиды, сына лучезарного Гелиоса. Бог солнца дал своему сыну неисчислимые богатства. Особенно многочисленны были стада Авгия. Среди его стад было триста быков с белыми как снег ногами, двести быков были красные, как сидонский пурпур, двенадцать быков, посвященных богу Гелиосу, были белые, как лебеди, а один бык, отличавшийся необыкновенной красотой, сиял, подобно звезде. Геракл предложил Авгию очистить в один день весь его громадный скотный двор, если он согласится отдать ему десятую часть своих стад. Авгий согласился. Он считал, что невозможно выполнить такую работу в один день. Геракл сломал с двух противоположных сторон стену, окружавшую скотный двор, и отвел в него воду двух рек, Алфея и Пенея. Вода этих рек в один день унесла весь навоз со скотного двора, а Геракл опять сложил стены. Пришел Геракл к Авгию требовать награды, но царь не отдал ему обещанной десятой части стад, и пришлось ни с чем вернуться Гераклу в Тиринф.

Страшно отомстил Геракл царю Элиды. Через несколько лет, уже освободившись от службы у Эврисфея, Геракл вторгся с большим войском в Элиду, победил в кровопролитной битве Авгия и убил его смертоносной стрелой. После победы собрал Геракл войско и всю богатую добычу у города Писы, принес жертвы олимпийским богам и учредил Олимпийские игры 11   Олимпийские игры – важнейшее из общегреческих празднеств, во время которого объявлялся во всей Греции мир. За несколько месяцев до игр по всей Греции и греческим колониям рассылали послов, приглашавших на игры в Олимпию. Игры справлялись раз в четыре года. На них происходили состязания в беге, борьбе, кулачном бою, бросании диска и копья, а также состязания колесниц. Победители на играх получали в награду оливковый венок и пользовались великим почетом. Греки вели летосчисление по Олимпийским играм, считая первыми игры, происходившие в 776 г. до н. э. Существовали Олимпийские игры до 393 г. н. э., затем они были запрещены императором Феодосием как несовместимые с христианством. Через 30 лет император Феодосий II сжег храм Зевса в Олимпии и все роскошные здания, украшавшие то место, где происходили Олимпийские игры. Они обратились в развалины и постепенно были занесены песком реки Алфей. Только раскопки, производившиеся на месте Олимпии в XIX и XX вв., дали возможность получить точное представление о былой Олимпии и Олимпийских играх.

[Закрыть], которые проводились с тех пор каждые четыре года на священной равнине, обсаженной самим Гераклом оливами, посвященными богине Афине Палладе.

Геракл отомстил и всем союзникам Авгия. Особенно же поплатился царь Пилоса Нелей. Геракл, придя с войском к Пилосу, взял город и убил Нелея и одиннадцать его сыновей. Не спасся и сын Нелея Периклимен, которому дал властитель моря Посейдон дар обращаться в льва, змею и пчелу. Геракл убил его, когда, обратившись в пчелу, Периклимен сел на одну из лошадей, запряженных в колесницу Геракла. Один лишь сын Нелея Нестор остался в живых. Впоследствии прославился Нестор среди греков своими подвигами и великой мудростью.

fictionbook.ru

Книга Геракл читать онлайн бесплатно, автор Еврипид на Fictionbook

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Амфитрион (III)

Лисса (II)

Мегара, при ней три малолетних сына (III)

Вестник (III)

Хор фиванских старцев

Тесей (III)

Лик, при нем стража (I)

Геракл (I)

Ирида (I)

ПРОЛОГ

Задняя декорация представляет стену Гераклова дворца в Фивах, посредине большие ворота. Перед дворцом, на площади, большой каменный алтарь Зевса Спасителя. На его ступенях сидят Амфитрион, Мегара и дети.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Амфитрион

Кому неведом муж, который с Зевсом

Любовь жены делил, Амфитрион

Из Аргоса, Алкид и внук Нерсея,

Геракла знаменитого отец?

Да, родом я из Аргоса, но в Фивах

Средь поколенья горсти земнородных,

Что в битвах уцелели из посева,

Мне довелося жить. Из крови спартов

Произошел и Менекеев сын,

Отец вот этой женщины, Мегары.

Давно ли, кажется, под звуки флейты,

Под звуки гимна брачного, который

Кадмейцы пели, в этот царский дом

Привел ее великий внук Алкея?

Он с нами жил недолго: и Мегару,

И новую родню покинув, весь

Горел желаньем он – в далекий Аргос

Уйти и овладеть стенами града

Киклопов, из которых был я изгнан,

Запятнанный Электриона кровью.

Чтоб смыть с отца позорное пятно

И воротить себе отцовский город,

Сын заплатил не дешево и подвиг

Для Еврисфея справил не один:

Всю землю он очистил от чудовищ…

Безумием ли был Геракл охвачен,

От Геры насланным, или к тому

Его судьба вела, – не знаю, право.

Теперь, когда, могучий, он осилил

Все тяжкие труды, в жерло Тенара

Его услали, чтоб из царства мрака

На свет он вывел пса о трех телах;

Герой пошел и больше не вернулся…

Я старое преданье здесь слыхал,

Что в семивратных Фивах был когда-то

Царем могучий Лик, супруг Диркеи,

Которого сменили близнецы,

Зет с Амфионом, порожденье Зевса,

Владельцы белоснежных лошадей.

Так вот, потомок Лика, не кадмеец,

А выходец с Евбеи, тоже Лик,

Здесь только что убил царя Креонта

И мятежом истерзанные Фивы

Своей тиранской власти подчинил.

Мы, родичи Креонтовы, конечно,

В опале: новый царь замыслил кровью

Его детей смыть пролитую кровь…

Пока отца земные недра кроют,

Он ищет погубить его вдову

И сыновей, чтоб, возмужав, за деда

Не стали мстить, – да, кстати, и меня:

Должно быть, и старик тирану страшен.

А между тем, сходя в юдоль теней,

Герой мне отдал сыновей в опеку,

Жену и дом велел мне сберегать.

Что ж было делать мне? Я под защиту

Зевеса всю семью сюда привел.

И вот у алтаря мы приютились,

Что некогда воздвиг мой славный сын,

С победою вернувшись от минийцев.

Вы видите: без хлеба, без воды,

Нагие и босые, на холодной

Земле мы смерти ждем; а перед нами

Наш царский дом, забит и опечатан.

Спасенья не видать, и те друзья,

Что выручить могли бы нас, не стоят

Названия друзей, а верные и сил

Не соберут помочь нам – сами старцы.

Вот каковы несчастья – для людей!

Да не познает их, кто хоть немного

Ко мне питает жалости… а впрочем,

Узнать друзей помогут лишь они.

Мегара

(долго смотрит на Амфитриона)

Подумать, что и ты, отец, когда-то

Был славный вождь, что во главе дружин

Фиванских ты умел разрушить стены

Тафийские… О, как неясны смертным

Богов предначертанья! Разве счастье

Под отчим кровом мне не улыбалось?

Царевной я жила, довольством, блеском

И завистью людской окружена;

Отца семьей благословили боги…

А мой блестящий брак с твоим Гераклом?..

Где ж это счастье? Сгибло, стало прахом,

И только смерть теперь в глаза глядит

Тебе, старик, и мне, и Гераклидам,

Моим несчастным детям. А уж я ль

Птенцов неоперившихся под крылья

Не прятала? Поверишь, поминутно

Они меня расспросами терзают:

«Ах, мама, где отец? Чего не едет?

Когда ж он будет с нами?» Иль бегут

Его искать повсюду, точно в прятки

Играет с ними бедный их отец.

Придумаю ль угомонить их сказкой…

Куда там! Стоит двери заскрипеть,

Все, как один: «Отец, отец приехал!»

Бегут его колени обнимать…

(Гладит детей, которые к ней прижимаются, потом, помолчав, к Амфитриону.)

Ну что же, старец, может быть, придумал

Ты что-нибудь? О, если б хоть не выход,

Лишь слабый луч спасенья нам увидеть!

Бежать из города? Повсюду стража,

Ворота на запоре… А на дружбу

Надеюсь я не более, чем ты…

Но говори, отец, не бойся словом

Мне неизбежность смерти подтвердить!

Амфитрион

Дитя мое! Не подобают старцу

Несбыточные планы и гаданья.

Мы слабы, но зачем же нам спешить?

Ведь умереть, Мегара, мы успеем.

Мегара

Что ж, горя мало или жить так сладко?

Амфитрион

Да, сладко и надеяться и жить.

Мегара

Надеяться!.. Но где ж она, надежда?

Амфитрион

Переживи недуг – и будешь здрав.

Мегара

Переживи!.. Измучит неизвестность…

Амфитрион

Дитя мое… а если среди зол,

Объявших нас, счастливый ветер снова

Подует нам? Супруг твой, сын мой милый,

Нежданный к нам вернется?.. Нет, Мегара,

Нет, дочь моя: ты – мать, так будь бодрей!

Утри глаза малюткам и старайся

Прогнать их детский страх веселой сказкой.

Поверь, Мегара, что и в жизни смерч,

Как в поле ураган, шумит не вечно:

Конец приходит счастью и несчастью…

Жизнь движет нас бессменно вверх и вниз,

А смелый – тот, кто не утратит веры

Средь самых страшных бедствий: только трус

Теряет бодрость, выхода не видя…

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

ВСТУПИТЕЛЬНАЯ ПЕСНЬ ХОРА

Старики поднимаются по ступеням на сцену и начинают петь, когда еще большая часть зрителей их не видит; они в венках и поднимаются медленно, опираясь на посохи. Поднявшись, они располагаются по обе стороны алтаря. Корифей становится ближе к алтарю.

Хор

Строфа

Поднимайте меня, ноги слабые,

Ко дворцу высокому царскому!

Помогай ты мне, посох верный,

Добрести до старого друга.

Заведу я унылую песню,

Поседевшего лебедя песню…

Что от прошлого в старце осталось?

Точно призрак я, ночью рожденный,

Только голоса звук и остался…

Но пускай дрожит мое тело,

Не угасла в груди моей верность

Обездоленным этим сиротам,

И соратнику дряхлому верность,

И тебе, что из ада супруга,

Горемычная мать, вызываешь.

Антистрофа

Поддержите ж меня, ноги слабые,

Не дрожите, колени усталые!

Я не конь, что крутым подъемом

С колесницей тащится в гору.

Ты возьми мою руку, товарищ!

Если ноги тебе изменяют,

За мою придержися одежду!

Пусть старик старику помогает.

Вспомним время, когда, молодыми,

Собирались мы тесной толпою

И, щиты со щитами сплотивши,

Потрясали мы копьями смело.

Мы достойными были сынами

Нашей славной в те годы отчизне,

Семивратным и царственным Фивам.

Эпод

В глазах у детей Геракла

Отцовская ярая смелость;

Отцовская, видно, и доля

Покинутым детям досталась.

Гераклу должны мы так много,

Что ж долга мы детям не платим?

Эллада, Эллада, каких

Могучих сынов ты теряешь!

Каких ты защитников губишь!

Корифей

Постойте, Лик сюда идет, тиран наш,

Сейчас он будет около дворца…

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же и Лик в царской одежде; с ним вооруженная стража. Он приходит с той же стороны, откуда пришел и хор.

Лик

Амфитрион и ты, жена Геракла!

Как господин, я требую от вас,

И, кажется, я вправе это сделать,

Я требую, чтоб вы сказали мне,

Чего вы ждете здесь? Зачем влачите

У алтаря безрадостную жизнь?

Надежда есть у вас какая, что ли?

Иль, может быть, вы верите, что мертвый,

Сошедший в царство Гадеса, отец

Вот этих ребятишек возвратится?

Скажите, для чего весь этот плач

Пред неизбежной смертью? И зачем

Амфитрион хвастливо уверяет,

Что с Зевсом он любовь жены делил?

А ты, Мегара, будто муж твой – первый

Из эллинских героев? Да и удаль

Какая же убить змею в болоте

Да льва еще в Немее одолеть?

И задушил-то даже не руками,

Как хвастался, а в петле удавил.

Что ж? Я на этом основанье должен

Детей Геракла, что ли, пощадить?

Да что такое ваш Геракл, скажите?

Чем славу заслужил он? Убивая

Зверей… на это точно у него

fictionbook.ru

Книга Геракл-5 читать онлайн бесплатно, автор Хайнер Мюллер на Fictionbook

Действующие лица

Геракл.

Авгий.

Зевс.

Два фиванца.

1

Спящий Геракл храпит. Вокруг валяются говяжьи скелеты. Один скелет Геракл зажал в руке. Крики: «Геракл!». Входят два фиванца. Зажимают носы.

Первый.

 Он снова обожрался. 

Второй.

 Не ори. 

Первый (тихо, с большой яростью)

 За каждый подвиг – прибавляй вола! 

Второй.

 Ты, что ли, подвиг совершишь? 

Первый.

 А ты? 

Второй.

 Так. Дифирамб. 

Первый (испуганно)

 Все строфы? 

Второй (возмущенно)

 Без носов? 

Оба.

 Тот, кто немейскую гидру… 

(Одновременно качают головами.)

 Тот, кто немейского льва… 

(Одновременно кивают головами.)

 …обезглавил. 

(Одновременно качают головами.)

 Тот, кто немейского льва задушил,Обезглавил лернейскую гидру,Тот, кто поймал керинейскую лань,Победил эриманфского вепря. 

Геракл зевает.

 Ты, о Геракл, сын Алкмены,Супруги Амфитриона… 

(Ухмыляются.)

 Но не от Амфитриона… 

Гром. Фиванцы плюют друг другу в лицо.

 Свинья. Ты богов оскорбляешь! 

(Громче.)

 Молим тебя, о Геракл, сын великий Амфитриона,Ты помоги нам, герой четырех великих деяний,Пятый подвиг сверши, осчастливь нас, о благодетель,Авгия стойла грозят нам смертью от грязи. Спаситель!Фивы от смрада избавь, воняет кормушка мясная. 

Геракл зажимает нос.

Первый.

 Число волов равно числу трудов. 

Второй.

 За пятый подвиг… 

Первый.

 Пять волов получишь. 

Геракл.

 Спасайтесь сами. 

(Храпит.)

Оба.

 Но ведь ты – Геракл. 

Геракл встает.

Геракл (самодовольно)

 Ну ладно. Я спасу от смрада Фивы.Задаток. 

Мычание вола, которого ведут на убой.

Фиванцы.

 Вон задаток твой мычит. 

Приносят вола.

Геракл (садится)

 Вы можете идти. 

Фиванцы.

 Поторопись.Наш город ждет. Рабочих мало рук. 

Изображение на заднике. В Фивах запустенье, население в лохмотьях.

Геракл.

 Пусть подождет, пока я все не съем. 

Фиванцы уходят. Геракл съедает вола.

2

Авгиевы стойла, справа и слева река. Входит Геракл. Зажимает нос.

Геракл.

 Эй, Авгий! 

Входит Авгий.

Авгий.

 А, Геракл. Чего ты хочешь? 

Геракл.

 Очистить стойла. 

Авгий.

 Как? Одной рукой? 

Геракл разжимает нос, падает. Авгий смеется. Геракл снова зажимает нос, встает.

Мое мясо хорошо для вашего брюха, но ваши носы слишком чувствительны к запаху навоза. И даже если мои стойла воняют чумой – разве вы бессмертны? Вы и без чумы умрете. У всякого начала есть конец; кто зачат, станет мертвецом. Тебе мешает навоз? Привыкнешь. Не зажимай нос. В первый день тебе покажется, что твой нос разорвало на куски, а через три дня ты не сможешь дышать без этого смрада. Чем больше навоза, тем сильней зловоние. Но не для тебя: ты в нем обитаешь. Хочешь совершить пятый подвиг?

Геракл считает на пальцах, кивает.

А ты знал Сизифа? Слышишь, как извергают навоз мои коровы?

Музыка.

И так без конца. До шестого подвига тебе не дожить. Где плоть, там и грязь. Она – последняя форма всякой плоти. Из общества, извергающего грязь, выход только в демократию мертвых. Две реки. Выбирай любую. Река все поглотит – и мясо, и дерьмо, без разницы – и унесет в море. Вот помойное ведро, а вот лопата.

Сверху спускается ведро, лопата.

Можешь получить две лопаты. Рук-то у тебя только две. Две лопаты не больше, чем одна. Две тысячи лопат и то не больше, чем одна, при таком количестве навоза.

Музыка.

Тебе все равно не справиться: можешь повернуть лопату совком вверх и действовать черенком. И не надейся, что деревяшка даст побеги и покроется листвой, совершив сальто назад и превратившись в ствол с корнями; что навоз станет травой, вернувшись в землю через плоть, и т. д. – только потому, что твой отец живет над нами одним небом выше. А хочешь, орудуй руками: все-таки десять зубьев. Помнишь, как ты убил морского оборотня у Крита? Соскочил со скалы прямо ему в глотку, пробил брюхо и выскочил, вспоров его ножом. Вот возвышается твоя скала, сверкает твой нож, воняет твоя рыба.

fictionbook.ru

Геракл. Содержание - Еврипид Геракл

Еврипид

Геракл

Еврипид

Геракл

Перевод Иннокентия Анненского

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Амфитрион (III) Лисса (II)

Мегара, при ней три малолетних сына (III) Вестник (III)

Хор фиванских старцев Тесей (III)

Лик, при нем стража (I) Геракл (I)

Ирида (I)

ПРОЛОГ

Задняя декорация представляет стену Гераклова дворца в Фивах, посредине большие ворота. Перед дворцом, на площади, большой каменный алтарь Зевса

Спасителя. На его ступенях сидят Амфитрион, Мегара и дети.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Амфитрион

Кому неведом муж, который с Зевсом

Любовь жены делил, Амфитрион

Из Аргоса, Алкид и внук Нерсея,

Геракла знаменитого отец?

Да, родом я из Аргоса, но в Фивах

Средь поколенья горсти земнородных,

Что в битвах уцелели из посева,

Мне довелося жить. Из крови спартов

Произошел и Менекеев сын,

Отец вот этой женщины, Мегары.

Давно ли, кажется, под звуки флейты,

10 Под звуки гимна брачного, который

Кадмейцы пели, в этот царский дом

Привел ее великий внук Алкея?

Он с нами жил недолго: и Мегару,

И новую родню покинув, весь

Горел желаньем он - в далекий Аргос

Уйти и овладеть стенами града

Киклопов, из которых был я изгнан,

Запятнанный Электриона кровью.

Чтоб смыть с отца позорное пятно

И воротить себе отцовский город,

Сын заплатил не дешево и подвиг

Для Еврисфея справил не один:

Всю землю он очистил от чудовищ...

Безумием ли был Геракл охвачен,

20 От Геры насланным, или к тому

Его судьба вела, - не знаю, право.

Теперь, когда, могучий, он осилил

Все тяжкие труды, в жерло Тенара

Его услали, чтоб из царства мрака

На свет он вывел пса о трех телах;

Герой пошел и больше не вернулся...

Я старое преданье здесь слыхал,

Что в семивратных Фивах был когда-то

Царем могучий Лик, супруг Диркеи,

Которого сменили близнецы,

30 Зет с Амфионом, порожденье Зевса,

Владельцы белоснежных лошадей.

Так вот, потомок Лика, не кадмеец,

А выходец с Евбеи, тоже Лик,

Здесь только что убил царя Креонта

И мятежом истерзанные Фивы

Своей тиранской власти подчинил.

Мы, родичи Креонтовы, конечно,

В опале: новый царь замыслил кровью

Его детей смыть пролитую кровь...

Пока отца земные недра кроют,

Он ищет погубить его вдову

40 И сыновей, чтоб, возмужав, за деда

Не стали мстить, - да, кстати, и меня:

Должно быть, и старик тирану страшен.

А между тем, сходя в юдоль теней,

Герой мне отдал сыновей в опеку,

Жену и дом велел мне сберегать.

Что ж было делать мне? Я под защиту

Зевеса всю семью сюда привел.

И вот у алтаря мы приютились,

Что некогда воздвиг мой славный сын,

50 С победою вернувшись от минийцев.

Вы видите: без хлеба, без воды,

Нагие и босые, на холодной

Земле мы смерти ждем; а перед нами

Наш царский дом, забит и опечатан.

Спасенья не видать, и те друзья,

Что выручить могли бы нас, не стоят

Названия друзей, а верные и сил

Не соберут помочь нам - сами старцы.

Вот каковы несчастья - для людей!

Да не познает их, кто хоть немного

Ко мне питает жалости... а впрочем,

Узнать друзей помогут лишь они.

Мегара

(долго смотрит на Амфитриона)

60 Подумать, что и ты, отец, когда-то

Был славный вождь, что во главе дружин

Фиванских ты умел разрушить стены

Тафийские... О, как неясны смертным

Богов предначертанья! Разве счастье

Под отчим кровом мне не улыбалось?

Царевной я жила, довольством, блеском

И завистью людской окружена;

Отца семьей благословили боги...

А мой блестящий брак с твоим Гераклом?..

Где ж это счастье? Сгибло, стало прахом,

И только смерть теперь в глаза глядит

70 Тебе, старик, и мне, и Гераклидам,

Моим несчастным детям. А уж я ль

Птенцов неоперившихся под крылья

Не прятала? Поверишь, поминутно

Они меня расспросами терзают:

"Ах, мама, где отец? Чего не едет?

Когда ж он будет с нами?" Иль бегут

Его искать повсюду, точно в прятки

Играет с ними бедный их отец.

Придумаю ль угомонить их сказкой...

Куда там! Стоит двери заскрипеть,

Все, как один: "Отец, отец приехал!"

Бегут его колени обнимать... (Гладит детей, которые к ней прижимаются, потом, помолчав, к Амфитриону.)

80 Ну что же, старец, может быть, придумал

Ты что-нибудь? О, если б хоть не выход,

Лишь слабый луч спасенья нам увидеть!

Бежать из города? Повсюду стража,

Ворота на запоре... А на дружбу

Надеюсь я не более, чем ты...

Но говори, отец, не бойся словом

Мне неизбежность смерти подтвердить!

Амфитрион

Дитя мое! Не подобают старцу

Несбыточные планы и гаданья.

Мы слабы, но зачем же нам спешить?

Ведь умереть, Мегара, мы успеем.

Мегара

90 Что ж, горя мало или жить так сладко?

Амфитрион

Да, сладко и надеяться и жить.

Мегара

Надеяться!.. Но где ж она, надежда?

Амфитрион

Переживи недуг - и будешь здрав.

Мегара

Переживи!.. Измучит неизвестность...

Амфитрион

Дитя мое... а если среди зол,

Объявших нас, счастливый ветер снова

Подует нам? Супруг твой, сын мой милый,

Нежданный к нам вернется?.. Нет, Мегара,

Нет, дочь моя: ты - мать, так будь бодрей!

Утри глаза малюткам и старайся

100 Прогнать их детский страх веселой сказкой.

Поверь, Мегара, что и в жизни смерч,

Как в поле ураган, шумит не вечно:

Конец приходит счастью и несчастью...

Жизнь движет нас бессменно вверх и вниз,

А смелый - тот, кто не утратит веры

Средь самых страшных бедствий: только трус

Теряет бодрость, выхода не видя...

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

ВСТУПИТЕЛЬНАЯ ПЕСНЬ ХОРА

Старики поднимаются по ступеням на сцену и начинают петь, когда еще большая часть зрителей их не видит; они в венках и поднимаются медленно, опираясь на посохи. Поднявшись, они располагаются по обе стороны алтаря. Корифей

становится ближе к алтарю.

Хор

Строфа Поднимайте меня, ноги слабые,

Ко дворцу высокому царскому!

Помогай ты мне, посох верный,

Добрести до старого друга.

110 Заведу я унылую песню,

Поседевшего лебедя песню...

Что от прошлого в старце осталось?

Точно призрак я, ночью рожденный,

Только голоса звук и остался...

Но пускай дрожит мое тело,

Не угасла в груди моей верность

Обездоленным этим сиротам,

И соратнику дряхлому верность,

И тебе, что из ада супруга,

Горемычная мать, вызываешь.

Антистрофа Поддержите ж меня, ноги слабые,

120 Не дрожите, колени усталые!

Я не конь, что крутым подъемом

С колесницей тащится в гору.

Ты возьми мою руку, товарищ!

Если ноги тебе изменяют,

За мою придержися одежду!

Пусть старик старику помогает.

Вспомним время, когда, молодыми,

Собирались мы тесной толпою

И, щиты со щитами сплотивши,

Потрясали мы копьями смело.

Мы достойными были сынами

Нашей славной в те годы отчизне,

Семивратным и царственным Фивам.

Эпод 130 В глазах у детей Геракла

Отцовская ярая смелость;

Отцовская, видно, и доля

Покинутым детям досталась.

Гераклу должны мы так много,

Что ж долга мы детям не платим?

Эллада, Эллада, каких

Могучих сынов ты теряешь!

Каких ты защитников губишь!

Корифей

Постойте, Лик сюда идет, тиран наш,

Сейчас он будет около дворца...

www.booklot.ru