Книга: Петрушевская Л. «Глюк». Глюк книга


Книга Глюк.1 читать онлайн бесплатно, автор Альберт Меир на Fictionbook

Книга первая

Глава 1

Аврора смотрела на свои руки и не узнавала их. Ей казалось, что еще совсем недавно они были светлыми и гладкими, а теперь на них больно было смотреть. Она и не заметила, как молодость ушла, прихватив с собой красоту. Впрочем, и остальной мир вокруг нее тоже изменился. Солнце, под которым она когда-то так любила нежиться, стало злейшим врагом и не ласкало больше ее тело, а обжигало его, словно стараясь уничтожить. Женщина вздохнула и, с трудом поднявшись на ноги, накинула на голову капюшон и побрела в сторону селения. Конечно, это скопление контейнеров называли так, скорее, по привычке, но ни у кого не было ни малейшего желания уточнять. Чувствуя, как песчаная пыль, висящая в воздухе, начинает проникать сквозь матерчатую маску, Аврора ускорила шаг и спустя всего пару минут мысленно похвалила себя за это – погода портилась буквально на глазах. К тому моменту, когда она, наконец, достигла первого контейнера, вокруг нее завывал ветер, и ничего невозможно было разглядеть даже на расстоянии вытянутой руки. Нащупав дверь, путница с силой толкнула ее и ввалилась внутрь металлической коробки.

Отряхнувшись и сдернув с лица пыльную повязку, она сняла с плеч внушительных размеров рюкзак и аккуратно опустила его на пол, стараясь не уронить. В углу тесного помещения находился стол, за которым, уткнувшись в тусклый монитор компьютера, сидел молодой человек. Внезапное вторжение на секунду отвлекло его от занятий, и он с недовольным видом обернулся, однако, разглядев вошедшую, с безразличным видом вернулся к работе.

Некоторое время женщина стояла в нерешительности, но затем, вспомнив о чем-то, закатала рукав и взглянула на предплечье, которое оказалось испещренным множеством татуировок, большая часть из которых представляла собой короткие записи, имеющие смысл только для их хозяйки. Найдя нужную, она кивнула и опустила руку.

– Стан!

– Чего?

– Мог бы спросить, как у матери дела, – проворчала женщина, с неодобрением поглядывая на сына.

– Как дела, мама? – скучным тоном отозвался тот.

– Плохо, Стан, плохо. Снаружи кошмар какой-то творится. Мне повезло, что я успела добежать до дома, еще бы немного – и засыпало бы к чертям.

– Ага, – кивнул молодой человек, который, судя по всему, не слышал ни слова из сказанного.

Аврора осуждающе покачала головой, но ничего не стала говорить. Она привыкла к тому, что ее единственному родному человеку было наплевать на все, кроме его машин, пропади они пропадом. Отдохнув несколько минут, женщина раскрыла рюкзак и принялась осторожно извлекать из него содержимое. По мере того, как на полу росла куча всякого хлама, Стан все чаще с интересом поглядывал на нее, пока, наконец, один из очередных предметов ни привлек его внимание.

– О! Стоп, стоп! Мать, подожди!

Парень замахал руками, пытаясь выбраться из тесного кресла. Как только ему удалось это сделать, он подбежал к Авроре и, выхватив из ее рук какую-то узкую пластинку, принялся разглядывать ее.

– Обалдеть… Ты где нашла ее? – молодой человек вдруг улыбнулся, отчего его лицо приобрело совершенно детское выражение, как если бы ребенку показали игрушку, которую он давно выпрашивал у родителей.

– Кого – ее? – не поняла Аврора.

– Память.

– Чего?

– О, боже мой! – Стан закатил глаза. – Ну, память, ОЗУ – оперативное запоминающее устройство. Как вообще можно быть такой дремучей?

– Как видишь, я умудряюсь жить и без твоих железок.

Женщина пожала плечами и уже снова склонилась над рюкзаком, но ее сына, похоже, совершенно не устроил такой ответ – он прикрыл сумку рукой и заглянул матери в глаза:

– Ну, извини. Ты же меня знаешь – я тебя люблю, ценю и все такое, но не всегда могу это показать. Ну, скажи, где ты нашла это?

Помолчав несколько секунд ради приличия, Аврора, в итоге, сдалась и, почесав лоб, попыталась вспомнить, где и при каких обстоятельствах к ней попала эта штуковина.

– А! – наконец, торжествующе воскликнула она. – Так я ж ее на третьей свалке подобрала, рядом с Болтуном. Совершенно случайно. Иду себе, иду, а она прямо на проходе валяется, будто ее кто-то специально для меня положил.

– Странно… – пробормотал молодой человек. – Обычно такие вещи просто так никто не выбрасывает. А рядом ты ничего не заметила необычного?

– О чем ты говоришь? – женщина покачала головой. – Ты же сам там был раз сто. Что там может быть необычного? Один хлам.

– Ну, если бы все было так просто, как ты говоришь, то я бы сейчас не держал это в руках, – Стан многозначительно потряс пластиной в воздухе.

– По-моему, ты придаешь этому слишком большое значение, – отмахнулась от него Аврора. – Я вообще взяла эту память, как ты ее называешь, только потому, что она показалась мне похожей на остальные твои безделушки.

– Спасибо, мама! – Стан поцеловал Аврору в щеку с нежностью, которую от него сложно было ожидать, особенно учитывая начало их разговора.

– Не за что, – с улыбкой ответила женщина.

Глядя на то, как ее сын радуется находке, она вдруг почувствовала себя абсолютно счастливой. В этот момент для нее было совершенно не важно, что мир вокруг рушился, как карточный домик, а люди, населявшие его, деградировали на глазах, превращаясь в первобытное общество с соответствующим представлением о нормах этики и морали. Все еще может наладиться. И однажды они обязательно вернут себе то, что когда-то потеряли. Она старалась не вспоминать о том, что произошло. В основном, конечно, потому, что в этом не было никакого смысла, но еще и по причине крайней болезненности образа навсегда потерянного рая. А в том, что их прежняя жизнь со всеми ее проблемами и трудностями была именно раем, Аврора давно не сомневалась. Что ж, грустно усмехнулась женщина, может быть, когда-нибудь и эта коробка будет ей вспоминаться как нечто доброе и светлое. Не дай бог дожить до такого.

Она была одной из немногих, кто еще помнил о том, какой была жизнь раньше. Большие города, автомобили, полицейские, телевидение, интернет, забегаловки с вредной пищей… Аврора многое бы отдала за кусочек настоящей пиццы. Все закончилось вдруг. Никто так и не объяснил потрясенным людям, что произошло. Просто однажды они проснулись без электричества и горячей воды. Сначала, конечно, никто не отнесся к этому серьезно, но когда ни через час, ни через день, ни через неделю ничего не заработало, началась паника. Самое ужасное заключалось в том, что не к кому было обратиться за помощью – с лица земли бесследно исчезли все высокопоставленные чиновники вместе со своими красными кнопками и бесчисленными заместителями, ассистентами и секретаршами. То есть секретарши, конечно, остались, однако без своих начальников они превратились в обычных испуганных женщин. Опустела фондовая биржа, пропали все те, кого считали властителями мира. Обычный человек остался наедине с самим собой. То есть, на первый взгляд, случилось то, о чем многие мечтали на протяжении всей своей жизни, собираясь небольшими компаниями и по вечерам под пиво с чипсами рассуждая о том, что все не так, как нужно. И вот, когда это самое «как нужно» настало, выяснилось, что люди совершенно разучились не только принимать самостоятельные решения, но и вообще организовывать свой быт без помощи сотен тысяч посредников, которые, как оказалось, не только паразитировали за счет рабочего класса, но и обеспечивали определенную стабильность. Произошла катастрофа, и уже спустя пару лет никто не мог точно сказать, насколько сократилась численность населения Земли. Те немногие, кто старался как-то наладить собственную жизнь, столкнулись с толпами голодных и обезумевших бывших соседей, которые ничего не хотели делать своими руками, но всегда готовы были взять силой то, что им было нужно. Со временем островки счастья и благополучия встречались все реже, пока, наконец, не исчезли совсем. Можно было предположить, что к власти придут военные, но этого не произошло – оружие не смогло заменить хлеба, и, в итоге, самопровозглашенные правительства канули в лету, как и все остальные попытки организовать какую-то систему, которая хотя бы отдаленно напоминала прежнее устройство.

Ситуацию усугубило странное явление, которое сначала всем показалось следствием шока от пережитого, однако со временем стало ясно, что это, как минимум, надолго. Люди стали забывать. Из памяти стиралось все – от самых простых вещей до профессиональных навыков. К счастью, эта зараза через несколько лет сошла на нет, но к тому моменту человечество успело потерять то немногое, что еще можно было сохранить. Оставшиеся технологии и ресурсы моментально прибрали к рукам наиболее оборотистые выжившие, у которых была возможность защитить свои сокровища от тех, кто мог на них покуситься. Аврора помнила, как медленно и по частям возвращалась память. Это было похоже на выход из глубокого сна – что она делала все это время, как жила? Почему выжила? Однако полностью восстановиться удалось не всем, многие так и остались в состоянии непрекращающегося изумления, что, безусловно, не способствовало их процветанию. Тем не менее, жизнь продолжалась. Кое-какая и кое-как, но все же продолжалась.

Женщина до последнего верила в то, что где-то на Земле есть человек, который знает о том, что произошло, и понимает, как все исправить. Но шли годы, а мессия так и не появился. Все, что можно было разрушить с помощью грубой силы, люди благополучно разрушили в течение первых нескольких лет беспамятства, так что теперь редко можно было встретить хоть что-либо, напоминавшее о прошлом во всем его великолепном разнообразии. Конечно, периодически на горизонте возникали сумасшедшие мечтатели, которые умудрялись находить во всем происходящем какие-то положительные стороны. Например, говорили они, границы – их больше не было. Но это сложно было назвать достижением – скорее, следствием того, что в них просто не было смысла. Зачем препятствовать миграции, если она происходит медленно и с максимальной скоростью в пять-десять километров в сутки? К тому же никто особо и не стремился менять место жительства. При отсутствии логистики и средств комфортного передвижения ни у кого не было большого желания тащить на себе все свои пожитки только для того чтобы проверить, так ли хорошо живется соседу. Цивилизация кротов – так женщина называла жалкие остатки человечества. И, как бы ей ни хотелось этого, она не могла исключить себя из того мира, в котором была вынуждена жить. Стан, ее сын, был зачат уже после того, как все полетело к чертям, но в то время она еще верила, что все наладится. Конечно, если бы все произошло хотя бы на пару лет позже, Аврора ни за что не решилась бы приводить в этот мир еще одно живое существо, но тогда она была слишком молода и наивна. К тому же момент зарождения в ней новой жизни пришелся на то время, когда память еще была слишком большой роскошью. Она часто пыталась вспомнить, как ей удалось уберечь сына и просто не забыть его где-нибудь на обочине. Наверное, все дело в инстинкте, который оказался сильнее неведомой болезни. Другого объяснения женщина не находила. Отец Стана тоже бредил светлым будущим – наверное, поэтому ему так и не удалось приспособиться к новой реальности до конца. Возможно, он погиб, попав в одну из первых песчаных бурь. Или нашел что-нибудь ценное – и его убили, чтобы отнять это. Женщина так и не узнала о том, что именно с ним произошло. Сначала она даже не заметила его отсутствия, и обратила на это внимание только спустя несколько дней. Сложно сказать, сильно ли она переживала тогда. Может быть. Так или иначе, но слово «папа» для Стана не значило абсолютно ничего. Наверное, так даже лучше, подумала Аврора. Слабый отец ничего не смог бы дать своему сыну, кроме глупых фантазий и веры в будущее, которое никогда не наступит.

 

Нацепив на спину самодельный слинг, тогда еще молодая мама стоптала несколько пар обуви, прежде чем поняла, наконец, что не сможет найти того, кто объяснит ей, как жить дальше. Она до сих пор иногда удивлялась тому, как умудрилась выкормить ребенка – переделки, в которые Аврора попадала, в другое время могли бы послужить сюжетом для ночных страшилок у костра, но, к сожалению, то же самое творилось повсеместно. Ей приходилось убивать себе подобных. Она не гордилась этим, но и не скрывала. Да, на ее совести, по меньшей мере, было три жизни. Хотя, может быть, и больше – она не помнила. Первым стал пьяный мужик, которому вдруг пришло в голову, что девушка с ребенком слишком слабы для того чтобы оказать ему сопротивление. Она воткнула ему в глаз длинный ржавый гвоздь, который носила с собой, и ушла, прихватив с собой самые ценные из его вещей, пока тело еще дергалось в предсмертных конвульсиях. Следующий случай произошел несколько лет спустя, когда Стан уже мог самостоятельно передвигаться и даже нес на спине небольшой рюкзачок, в котором было самое необходимое для того чтобы выжить, если бы вдруг с матерью что-то случилось и он остался бы один. Семейная пара, на которую они наткнулись случайно, сначала показалась им совершенно безобидной. Они мило поболтали и вместе разбили небольшой лагерь, однако ночью, проснувшись от странных звуков, Аврора обнаружила, что мужчина шарил по ее вещам, а его жена душила Стана, которого, видимо, также разбудил шум. Ни о какой жалости, конечно, и речи идти не могло. На память о той ночи у нее остался шрам на шее – именно туда воткнула нож женщина, когда Аврора согласилась отпустить ее.

Позже были и другие случаи, когда ей приходилось защищаться от нападавших, но она никогда не стремилась убить – убедившись, что человек больше не опасен, она продолжала свой путь. Мало кто, получив отпор, решался на продолжение конфликта, так что ей, как правило, удавалось избежать ненужного кровопролития. На свой нынешний дом Аврора наткнулась совершенно случайно. Что находилось здесь раньше? Возможно, какой-нибудь склад. Или сюда свозили отслужившие свой срок контейнеры. Может быть, кто-то планировал соорудить некое подобие рабочего поселка, но не успел этого сделать в силу понятных причин. Впрочем, это уже было не важно. Осев, она со временем превратилась в местную достопримечательность и, сама того не заметив, стала кем-то вроде землевладельца. Правда, до определенного момента Аврора даже не задумывалась о своем новом статусе, пока к ней не стали обращаться за разрешением поселиться рядом. Сначала она лишь отмахивалась, мол, живите, где хотите, главное – ко мне не приставайте. Но люди не прекращали свое паломничество, и, в конце концов, ей пришлось смириться. Дошло до того, что она даже стала помогать новоприбывшим устроиться на новом месте, и спустя несколько лет вокруг ее контейнера появились несколько десятков таких же обжитых коробок, образовав подобие небольшой деревни. Выслушав предложение возглавить это странное объединение выживающих, женщина только посмеялась и пообещала подумать. Ну, а поскольку она так и не дала ответа, ее стали по умолчанию воспринимать как старосту. Впрочем, ее это нисколько не тяготило, потому что фактически ни к чему не обязывало.

Когда сэр Лорд, как он сам себя именовал, появился перед ее домом в сопровождении двух громил в черных костюмах, она сначала подумала, что это очередной самопровозглашенный царек, решивший навязать им свою волю. За последние несколько лет таких было множество – они появлялись, как грибы после дождя, то здесь, то там, и так же быстро исчезали. Однако этот случай запомнился ей, потому что новый персонаж предложил ей не что-нибудь, а стать его женой. Даже преподнес ей по этому случаю неизвестно где раздобытую банку сгущенки. Подарок она взяла, но, выслушав предложение руки и сердца, молча захлопнула перед женихом дверь.

Когда он, потоптавшись десять минут, убрался восвояси, Аврора взглянула в зеркало, пытаясь представить себя в белом платье. Этот полузабытый образ всплыл неожиданно четко, словно кто-то держал перед ней глянцевый журнал с рекламой свадебного салона. Удивившись подобным играм своего разума, женщина подумала, что лучше бы ей вспомнилось что-нибудь полезное, а не подобная чушь. Неожиданное вмешательство в привычный ход событий огорчило ее – она и не подозревала, что все еще способна плакать. Однако, глядя на свое изможденное лицо с потрескавшимися губами и темными кругами под глазами, Аврора не могла сдержать слез. Куда ушло время? Где она его оставила? Женщина не была уверена в том, что хотела бы помнить об этом, но кто знает? Возможно, там было что-то, чего не стоило бы забывать.

– Мам, ты там в порядке?

Поспешно вытерев лицо рукавом, она постаралась взять себя в руки и ответила как можно более естественным голосом:

– Да, все хорошо. Есть будешь?

– А что у нас сегодня?

Взглянув перед собой, Аврора попыталась определить, как можно было назвать то, что они должны были употребить в пищу. Так и не найдя подходящего слова, она проворчала:

– Что, что… Как обычно. Шведский стол.

– Ладушки.

Забавно, подумала Аврора, разливая по тарелкам похлебку, как воспринимал Стан выражение «шведский стол»? Она и сама с трудом могла сказать, что это – вроде бы когда всего много и на любой вкус. А какие ассоциации возникали при этом у ее сына? Возможно, что и никаких. Просто словосочетание, как «ношеные ботинки». Хотя, скорее всего, это не совсем корректный пример. В этом мире ботинки могли быть только ношеными – других не предполагалось. Все, что можно было украсть из опустевших магазинов, давно было украдено, а сами эти свидетельства благополучия уже много лет как стали историей. Лишь однажды, роясь в вещах человека, который насмерть замерз недалеко от ее жилища, она наткнулась на совершенно новые женские туфли на шпильках. Непонятно, зачем погибший таскал их с собой. Возможно, они напоминали ему о прошлой жизни. Или он надеялся продать их кому-нибудь. Кому?! Смешно.

Иногда Аврора завидовала своему сыну. Ему не пришлось ничего забывать – он вырос уже в новых условиях и понятия не имел о том, что потеряла его мать. Разве что сбивчивые рассказы женщины, которая постоянно путалась в названиях и датах, могли дать ему хоть какое-то представление о прошлой жизни. С другой стороны, ему до всего приходилось доходить самому. Аврора никогда не понимала, как ему удавалось так легко разбираться в технике. Стан будто уже родился с этими знаниями, которые никто и никогда не вкладывал в его голову. Те немногие уцелевшие книги по механике и программированию, которые у нее получилось раздобыть, лишь подтверждали выводы, к которым он успел прийти самостоятельно. Впрочем, женщина не могла долго размышлять на эту тему – мысли путались и разбегались в разные стороны. Она была паршивой собеседницей для своего сына и прекрасно понимала это.

Как правило, потребление пищи происходило в тишине. Новостей, которыми можно было поделиться, давно не было, а лишний раз обсуждать то, что и так было им известно, ни у Авроры, ни у Стана желания не было. Но сегодня молодой человек пребывал в возбужденном состоянии и постоянно ерзал на месте, то и дело замирая на несколько секунд с ложкой, повисшей в воздухе. Наконец, не вытерпев, женщина отодвинула от себя тарелку.

– Ну, что? Говори уже… Стан.

– Опять забыла мое имя?

– Нет, что ты. Просто мне нравится его повторять, – раздраженно ответила Аврора.

– Прости… Не сердись. В общем, у меня получилось, я наконец-то это сделал, – с торжествующим видом заявил молодой человек, поглядывая на нее поверх ложки.

– Не забудь засыпать песочком, – усмехнулась Аврора.

– Нет, я серьезно. Я наладил связь со спутником.

– С чем? – женщина наморщила лоб.

– Со спутником. Помнишь?

– Да, да… Конечно. Поздравляю, – женщина подумала, что сын ждал от нее именно такой реакции, но все же развела руки в стороны и призналась: – Вот только я понятия не имею, о чем ты говоришь.

– Ну, ма-ам, – Стан закатил глаза к потолку. – Я тебе уже раз двадцать все объяснял.

– Так объясни еще один раз.

– Хорошо. Но если ты завтра опять заявишь, что слышишь об этом впервые, честно слово, я на тебя обижусь.

Наградив мать тяжелым взглядом, который должен был внушить ей мысль о важности момента, и, не дождавшись ответной реакции, молодой человек вздохнул:

– Ладно. Я вижу, что тебе наплевать на все, чем я занимаюсь.

– Совсем нет, – Аврора постаралась не улыбаться. – Видишь, я вся внимание.

– Замечательно, – кивнул Стан, сразу превращаясь из обиженного мальчишки в увлеченного молодого ученого-самоучку. – Несколько месяцев назад я случайно поймал сигнал одного из навигационных спутников. Сначала я подумал, что это ошибка, но на всякий случай решил проверить – и вот, на днях мне удалось выяснить, что он до сих пор функционирует. А сегодня я наладил с ним связь. Не спрашивай меня о том, как мне удалось это сделать – ты все равно не поймешь. Просто можешь признать, что твой сын – гений.

– Мой сын – гений, – кивнула женщина. – И на кой черт тебе этот спутник?

– Как это – на кой черт?! – возмутился молодой человек. – Да это настоящий прорыв! Я с его помощью теперь смогу… Да все, что угодно, смогу сделать!

– Например?

– Во-первых, я буду видеть больше, чем любой из людей на этой сраной планете, – Стан принялся загибать пальцы. – Во-вторых, мы с тобой теперь, наконец-то, имеем возможность передвигаться из пункта «а» в пункт «б», даже если пункт назначения расположен за тридевять земель. Просто потому, что знаем, где и что находится.

– А зачем нам куда-то идти? Тебя что, здесь что-то не устраивает?

– Ты что, издеваешься? – Стан застонал и поднял глаза к потолку. – Как это убожество может кого-то устраивать?

– Ну, не знаю. Мне наш дом кажется вполне пригодным для жизни.

– Не для жизни, а для выживания, – огрызнулся молодой человек, но тут же замахал на мать руками. – Но я не об этом. Главная новость состоит в том, что у меня появился доступ к огромному пласту информации, о которой я прежде и понятия не имел. Я и сейчас даже представить себе не могу, что откроется мне уже завтра. Правда, пока я сумел принять только какие-то отдельные файлы, но, уверен, что смогу с ними разобраться.

Аврора, хоть и слабо представляла себя важность того, что сделал ее сын, тем не менее, смотрела на него с гордостью – на фоне всеобщей деградации он ей казался едва ли не Эйнштейном. Хотя Стан вряд ли вообще знал о существовании этого гениального ученого. Неизвестная злая сила, уничтожившая их цивилизацию, позаботилась также и о том, чтобы вместе с лидерами с лица земли исчезли книги. Не все и не сразу, конечно, но большая часть библиотечных фондов была растащена и использована как топливо – в то время, когда людям нужно было как-то выживать в условиях зимы, бумага казалась им прекрасным источником тепла, нетрудозатратным и легкодоступным. Поэтому уже скоро книги стали не то чтобы очень ценным материалом, однако их стало сложно найти. Знания, которые человечество накапливало в течение нескольких тысячелетий, быстро превратились в горстку золы. Большую горстку. Немногие уцелевшие энциклопедисты, конечно, попытались восстановить хоть что-то, однако они слишком поздно спохватились, и их попытки выглядели жалкими – со временем обрывки информация, которая когда-то казалась естественной, сохранились разве что в историях, которые старики рассказывали представителям постцивилизационного поколения, когда тем хотелось послушать сказку на ночь. Мифология, одним словом. Жил да был системный администратор, в ведении которого находились сразу несколько офисов в разных концах города. И никто ему не помогал. А кто такой системный администратор? Супергерой? Ага, он и есть. Круче Бэтмена. А кто такой Бэтмен? Эх, эх…

 

К тому моменту, когда Стан подрос, ему пришлось доходить почти до всего самому – и женщина удивлялась тому, каким образом ее сыну удалось своими силами освоить компьютер. Он сам собрал свою первую машину, раздобыл где-то аккумулятор, работающий от солнечных батарей, и теперь мог считаться одним из самых продвинутых среди своих соплеменников. Да – попади он в прошлое хотя бы на пятьдесят лет назад, над его пробелами в знаниях посмеялся бы любой школьник, но школы больше не было, так что ему не на кого было равняться.

– Что ж, я рада за тебя, – Аврора решила, что не стоило расстраивать сына, тем более что для него это открытие, похоже, имело большое значение. – Наверное, ты в ближайшее время будешь занят своим проектом? А я надеялась, что мы завтра вместе выберемся куда-нибудь.

– Куда?

– Я откопала что-то типа бункера рядом со свалкой. Возможно, там ничего и нет, но все же стоило бы проверить, а одной мне не справиться.

– Мам, ничем не могу помочь, – решительно покачал головой Стан. – У меня на завтра запланирована встреча…

Заметив, как сын замолчал на полуслове и поджал губы, Аврора поняла, что он проболтался и теперь размышляет о том, как перевести разговор на другую тему. Однако она не была склонна предоставлять ему такую возможность.

– Что за встреча?

– Да так… Ничего особенного.

– Значит, ничего не случится, если ты ее отложишь на пару дней, верно? – женщина сделала вид, что поднимается из-за стола.

– Нет, подожди! – Стан на несколько секунд задумался, а потом махнул рукой и объяснил. – Помнишь, у меня радиоприемник вышел из строя?

– Не помню, – Аврора вернулась на место, выжидающе глядя на сына.

– Я говорил тебе. Ну, ладно… В общем, мне нужны были кое-какие детальки… Ну, и мне их одолжил один человек.

– Какой человек?

– Помнишь Лорда? – Стан сделал вид, будто речь шла о сущей ерунде, но на всякий случай немного отклонился от стола. – Он как-то заехал, мы разговорились, я ему рассказал о своих проблемах… Мам, ты меня слушаешь?

В следующий момент выяснилось не только то, что Аврора внимательно слушала своего сына, но и то, что он правильно сделал, предусмотрительно отодвинувшись от нее на безопасное расстояние – это спасло молодого человека от мощной оплеухи, которую выдала его мать. Промахнувшись, женщина выругалась и поднялась, нависнув над перепуганным молодым человеком:

– Сколько раз я тебе говорила никого не пускать в наш дом, когда меня нет? Мне что, снова взять в руки ремень и отхлестать тебя по твоей тупой взрослой заднице, которая у тебя часто заменяет голову?

– А что мне было делать? – с вызовом воскликнул Стан, решив, что отступать все равно некуда. – Это ты у нас вся такая крутая, что можешь любого в бараний рог скрутить. Извини, но я пока не овладел всеми твоими навыками. Тебя не было дома, а он вернулся со своими мордоворотами. Хорошо еще, что у него не было намерений ограбить нас или еще чего похуже сделать.

– Ну, хорошо, – постепенно успокаиваясь, проворчала Аврора. – А карабин тебе на что? Ты что, стрелять разучился? Пальнул бы пару раз, и дело с концом.

– Не разучился, – возразил молодой человек. – Но они, знаешь, тоже не с пустыми руками пришли. У каждого из телохранителей Лорда с собой целый арсенал. И много ли у меня было бы шансов, если бы я решил поиграть с ними в ковбоев?

– О, горе луковое, – женщина провела рукой по лицу, стараясь успокоиться.

Конечно, она все еще злилась на сына – как можно быть таким безответственным? С другой стороны, он действовал так, как она учила его: если противник превосходит тебя в силе, постарайся избежать конфликта любой ценой. Собственно, именно так он и поступил. Тогда почему она сердилась? Возможно, причиной тому был страх потерять единственное, что связывала ее с этим миром – если бы кто-то отнял у нее сына, то вместе с ним она бы потеряла смысл жизни. Значит, все дело в эгоизме. Утвердившись в этой мысли, Аврора окончательно взяла себя в руки и взглянула на сына уже спокойно:

– Ты ведь даже не знаешь, кто такие ковбои, верно?

– Ну, не такой я дремучий, как ты считаешь, – Стан, поняв, что опасность миновала, нерешительно улыбнулся.

– Хорошо, – кивнула женщина, испытывающе глядя на сына. – Что ему было нужно? Только давай с самого начала и подробно. Мне нужно понять, что это за фрукт.

– Да ничего такого, – развел руками в стороны молодой человек. – Думал, что тебя застанет.

– Разве я не дала ему понять, что не пойду за него замуж?

– Наверное, он не понял. Во всяком случае, ему пришло в голову, что можно попытаться еще раз. Когда я ему сказал, что тебя нет, он, конечно, расстроился, однако потом обратил внимание на мой компьютер.

– Ты что, впустил его внутрь?!

– А он как-то особо не спрашивал разрешения, – Стан пожал плечами. – Сам вошел.

– Ладно. Дальше.

– Лорд спросил меня, где я его раздобыл.

– Что раздобыл?

– Компьютер.

– А ты?

– А что я? Ответил, что сам собрал. Оказалось, что он тоже увлекается такими вещами. Я сначала думал, что он просто себе цену набивает, но потом понял, что это не так – он на самом деле в этом разбирается. Возможно, не так хорошо как я, но вполне сносно.

Заметив, как Стан горделиво приосанился, женщина подумала, что ей следует обсудить с ним такое понятие как самомнение – и проблемы, к которым может привести его избыток. Тем временем молодой человек продолжал:

– Я рассказал ему о своих разработках, и он, конечно, тут же заинтересовался. Спросил меня о том, чего мне не хватает. Собственно, благодаря ему я, наконец, все закончил.

– То есть?

– Ну, если бы не он, то мне ни за что не найти бы всех деталей – мощности не хватало. Или на поиски ушло бы несколько лет. А у него, как выяснилось, целый склад со всем необходимым. Конечно, далеко не все в рабочем состоянии, однако и этого оказалось вполне достаточно. Знаешь, основная проблема людей в том, что они до сих пор хранят многое из прошлого мира, но при этом никак не используют эти ресурсы. И они постепенно выходят из строя, хотя могли бы принести реальную пользу.

– То есть он еще возвращался в мое отсутствие? – спросила Аврора, не обращая внимания на рассуждения сына.

– Нет, что ты. Как только до него дошла твоя позиция по поводу вторжения на нашу территорию, он тут же пообещал больше никогда не появляться без предупреждения. Я сам к нему ездил.

– Ты – что? – женщина не поверила своим ушам и теперь смотрела на Стана, пытаясь понять, издевается ли он над ней или на самом деле не понимает положения вещей.

– Я сам ездил к сыру Лорду, – подтвердил молодой, окончательно рассеяв сомнения матери в своей адекватности. – И, как видишь, цел и невредим.

– Вижу, – кивнула Аврора. – А еще я вижу, что мой сын идиот.

– Ну, и пусть, – насупился Стан. – Я устал от того, что в нашей семье только твое мнение имеет право на существование. Шаг влево, шаг вправо – везде ты и только ты. Могла бы и порадоваться за меня. Да, я покинул дом без твоего разрешения, это факт. Но все закончилось хорошо, даже прекрасно. Я, наконец, закончил свой проект и теперь могу сказать, что и в моей жизни есть хоть какой-то смысл.

fictionbook.ru

Читать книгу Глюк »Головачев Василий »Библиотека книг

ГлюкВасилий Головачев

РассказыОткрытия делаются по-разному. Павел Смолин во время обследования поверхности луны обнаружил кратер, заполненный жидкостью. И это при минусовых температурах…

Василий Головачев

ГЛЮК

Открытия делаются по-разному.

Архимед едва не утонул в ванне с водой, после чего и открыл закон, названный впоследствии его именем.

Ньютону яблоко едва не проломило голову, в результате чего на свет появился закон всемирного тяготения.

Пусть это мифы, созданные склонными к юмору потомками великих мыслителей, но известно, что в каждой шутке только доля шутки. Ничего случайного в нашем мире нет. Просто случай, как теперь модно говорить, есть проявление ещё неизвестной нам закономерности.

К примеру, своё открытие Павел Смолин сделал тоже якобы случайно, после обидного проигрыша в шахматы своему напарнику. А произошло это на Луне, где работала созданная российскими специалистами российская же лунная станция «Мир».

Распорядок работы станции был такой: раз в два месяца на Луну прилетал корабль – «Ангара-2», привозил экипаж, забирал смену, и на станции всегда жили люди – от двух до пяти человек, в зависимости от сложности решаемых экспедицией задач.

Смолин и Гелий Тохтуев, чуваш по национальности (которого Павел обзывал чукчей и который никогда ни на что не обижался), прибыли на станцию второго февраля. В их задание входили геологоразведка и картирование района Луны в центре кратера Феофил, венчающего цепочку кратеров, самыми большими из которых были сам Феофил – диаметром около ста километров, Кирилл и Катарина. Кроме того, экипажу станции предстояло испытать новый вид вездехода, получившего кличку «луносипед».

Данный же район Луны (юго-восточный квадрант, западная оконечность Моря Нектара) был выбран для исследований не случайно. Ещё в середине прошлого века астрономы наблюдали здесь странные явления типа «лазерных вспышек» и перемещение по поверхности Луны каменных глыб и скал, а также необычные изменения ландшафта, которые объяснялись учёными как результаты лунотрясений. Вот в этом загадочном районе и «катался» на «луносипеде» экипаж станции «Мир», постепенно подбираясь к сети трещин и небольшому кратеру Феона, вокруг которого и происходили непонятные явления.

Пятого февраля, после обидного проигрыша «чукче», Павел Смолин оседлал вездеход, и в самом деле напоминающий большой велосипед с бубликообразными прозрачными колёсами, и направил его к ближайшему склону кратера Феона. С этого момента и начался отсчёт времени «случайного события», приведшего космонавта к величайшему из открытий, какие когда-либо совершали первопроходцы на Земле и в космосе.

В принципе, кратер Феона мало напоминал ударный метеоритный кратер. Скорее, это была какая-то дыра в дне Феофила или, может быть, жерло древнего вулкана. Именно по этой причине космонавтам и дали задание обследовать жерло, сулящее выход на какое-нибудь крупное месторождение полезных ископаемых или, того лучше, на подземные запасы водяного льда.

Смолин и Тохтуев уже сделали рекогносцировку местности, определив диаметр кратера – около восьмисот метров, – теперь им предстояло поближе познакомиться с валом кратера, представлявшим собой удивительно ровное кольцо, окружающее жерло. Кольцо это, шириной в двести метров, было разорвано трещинами, но всё же создавало впечатление искусственного, что, конечно же, только подогревало любопытство исследователей.

По плану Павел должен был объехать Феону по периметру, ведя видеосъёмку, и взять пробы лунного грунта на валу кратера. Но вместо этого он двинул вездеход к самому жерлу, прячущемуся в тени вала основного кратера, остановил «луносипед» на гребне и направил вниз прожектор.

К его удивлению, он и в самом деле увидел не кратер, а огромную круглую шахту, уходящую в недра Луны. Мало того, эта шахта была заполнена… прозрачной жидкостью, почему-то не замерзающей в условиях сверхнизких лунных температур. А так как тень кратерного вала надёжно скрывала жидкость от спутниковой аппаратуры и взора человека, увидеть её можно было только при освещении извне лучом света.

– Мама моя космонавтка! – проговорил Смолин.

– Что случилось? – тут же отозвался Тохтуев, по монитору наблюдавший за манипуляциями напарника из кабины управления. – Почему ты изменил маршрут?

– Посмотри, что я обнаружил!

Смолин изменил наклон передней телекамеры вездехода, и «чукча», увидев шахту, заполненную «водой», не сдержал восклицания:

– Каток!

– Нет, это озеро.

– Ты хочешь сказать, что видишь это перед собой?

– Я не пил! – огрызнулся Павел. – И с ума не сошёл! Это шахта… по глотку заполненная водой… или каким-то жидким газом. Попробую подползти поближе.

– Не стоит, Паша. Опасно! Пойдём вдвоём, подготовимся сначала, возьмём тросик, скалолазное оборудование… да и в ЦУП надо сообщить о находке.

– Если они поверят… Неужели я не сплю?..

– Возвращайся.

– Я только загляну туда одним глазком и назад. Если я сплю, то это мне удастся.

– Тогда мы спим оба. Не суйся туда, умоляю!

Смолин, не отвечая, перешёл на ручное управление, тронул «луносипед» с места, подводя его к краю обрыва. И в этот момент плита, расколотая трещиной, венчавшая край, беззвучно обломилась, начала падать, увлекая за собой вездеход. Павел дал задний ход, но было уже поздно.

«Луносипед» ударился боком о ближайший скальный выступ, выбросил седока.

Смолин, и раньше не отличавшийся хорошей реакцией, растерялся и вместо того, чтобы включить ранцевый движок, способный вынести его наверх, на кромку обрыва, начал дёргаться, пытаясь дотянуться зачем-то до неспешно падающего рядом вездехода, и не заметил, как на него сверху свалился кусок отколовшейся плиты.

От удара в голове взорвался фейерверк. Павел судорожно схватился за шлем: показалось, что тот разбился вдребезги! – включил движок, но только усугубил положение. Рывок двигателя увлёк его вниз, в шахту, куда уже влетел «луносипед», плавно кувыркаясь и вращая прожектором. Космонавт со всего маху ударился о тот же обломок скалы. Последнее, что он успел ощутить и даже отчётливо услышать плеск! – был удар о поверхность озера. Сознание окончательно померкло…

В себя он пришёл благодаря действию скафандрового компьютера, включившего медицинский комплекс, который быстро привёл Смолина в чувство.

Павел открыл глаза, вспомнил о падении в озеро прозрачной жидкости, включил нашлемный фонарь… и понял, что всё еще продолжает падать! Никакого озера не было и в помине! Голова сладко кружилась и гудела, во рту появился странный пряный привкус, как после выкуривания сигары, но всё же сквозь мерцание в глазах он видел проплывавшие мимо стены шахты, и никаких следов «жидкости». Лишь изредка возникала и тут же исчезала тень сомнения в адекватности происходящего… и он снова видел себя падающим в пропасть.

«Хорошо, что я не на Земле», – мелькнула мимолётная мысль.

Это была вполне трезвая мысль, потому что слабое лунное тяготение не позволило развить ему большую скорость, а глубина шахты оказалась огромной. Во всяком случае за три минуты падения – ровно столько он был без памяти – Павел не достиг дна шахты, что давало ему шанс на спасение.

Он включил ранцевый движок.

Падение замедлилось. Прекратилось кувыркание. В свете нашлемного фонаря стали видны проплывающие мимо стены шахты – в полосах изморози, ребристые, с появляющимися и исчезающими более глубокими параллельными бороздами, будто прогрызенными зубьями каких-то чудовищных механизмов. В глаза брызнуло ярким светом: луч фонаря отразился от ряда выпуклых щитов, похожих на зеркала.

Шахта сузилась и внезапно изогнулась как кишка, превращаясь в наклонный тоннель. Не ожидавший этого Смолин не успел увернуться от приблизившейся стены, врезался в неё боком, движок отключился, и его понесло по тоннелю, как санки по ледяному жёлобу.

Долгое скольжение закончилось ударом о внезапное препятствие, и Павел в который раз потерял сознание. А когда пришёл в себя, поблагодарил создателя, что случилось это на Луне. На Земле он бы неминуемо разбился.

Препятствием, задержавшим «лунного ныряльщика», оказалась полупрозрачная многогранная колонна диаметром около двадцати метров, по оценке Смолина. Он поднялся, преодолевая головокружение, повертел головой во все стороны и обнаружил ещё ряд колонн – всего их насчитывалось двенадцать, – усеивавших всё пространство гигантской пещеры, высота которой достигала не менее двухсот метров. Стены пещеры – насколько хватало луча света – искрились, покрытые сыпью мелких кристалликов соли, а может быть, льда, и были явно обработаны каким-то инструментом. Мало того, кое-где на стенах виднелись пояса выпуклых зеркальных щитов, соединявшиеся в непонятные узоры, а пол пещеры был выложен гладкими разноугольными – от треугольников до квадратов и двенадцатиугольников – плитами, также покрытыми кристалликами льда.

Поскальзываясь, Павел сделал несколько шагов, поражённый увиденным, вспомнил о напарнике, позвал, но рация молчала. Радиоволны не могли пробиться сквозь толщу лунных пород.

Мелькнула и пропала мысль: как же я обратно выберусь?!

За колоннами показался бликующий мыльный пузырь.

Смолин остановился, разглядывая возникший перед ним гигантский прозрачный шар с текущим внутри дымным кольцом. Дым казался живым существом, шевелящим тонкими ножками-струйками и отмахивающимся хвостом.

– Чтоб я сдох! – пробормотал Павел.

И, словно услышав его слова, дым внутри шара действительно ожил. В нём засверкали зеленоватые молнии, дымная струя резко сжалась в жгут, распалась на белёсые нити, образовавшие целую систему окружностей и эллипсов, а на нити оказались нанизанными туманные шарики разного цвета и размера. Спустя несколько мгновений в центре этой системы вспыхнул пламенный шарик.

– Мама моя… Солнце! – прошептал Смолин. – Солнечная система!..

Шарики двинулись с места, побежали по орбитам вокруг клубка пламени. Затем все они исторгли лучики света, прянувшие за пределы системы и шара, и вонзились в полупрозрачные колонны.

Колонны засветились изнутри, наполнились перламутровым туманом, туман пронзили сеточки молний, и колонны превратились в объёмные экраны, показывающие удивительные пейзажи.

Павел замер с открытым ртом.

Он ожидал увидеть ландшафты других планет – от Меркурия до Плутона, поверив, что и в самом деле видит Солнечную систему, то есть её схему, но лишь один пейзаж отвечал его пониманию сути происходящего – пейзаж третьей планеты, то есть Земли.

Зелёная долина, река, горы вдали и высокие перистые деревья, напоминающие пальмы или рододендроны, а также хвощи.

Остальные пейзажи никак не соответствовали тому, что знал и видел космонавт по фотографиям и фильмам, снятым автоматическими зондами землян. Они были разными, внутри колонн играли холодным огнём ледяные поля и хребты, плескались синие, фиолетовые, багровые и оранжевые моря, поднимались к небу скалы необычных форм, но все эти ландшафты были живыми! В них присутствовала жизнь. От стай насекомых до могучих динозавров и сказочных тварей, вообще не похожих ни на одно животное Земли.

– Бред! – сказал сам себе Смолин.

И тотчас же колонны погасли.

Изменилась и схема планетарной системы.

Пропали все планеты, осталось лишь центральное светило, изменившее цвет на ослепительно белый и размер – вдесятеро больше прежнего. Затем на границе прозрачного шара, внутри которого и происходили чудесные метаморфозы, возникла красная искорка, двинулась к светилу, увеличиваясь в размерах. Вот она обросла светящимися нитями и превратилась в ажурный многоугольник, из центра которого вырвался серебристый лучик и вонзился в огненный шарик светила. И произошло нечто вроде взрыва, только взрыва направленного: светило вскипело и выбросило струю пламени, эдакий протуберанец, устремившийся прочь от светила, к прозрачной стенке шара. А затем эта струя вдруг начала распадаться на фрагменты, которые вскоре превратились в клубки жидкого багрового пламени.

Смолин охнул.

На его глазах рождалась Солнечная система! Только происходило это не естественным путём, как утверждали учёные, а искусственным! К юному Солнцу прилетело из глубин космоса нечтои включило процесс развёртки планет!

– Чёрт побери! Что здесь происходит?!

Смолин не сразу сообразил, что слышит голос напарника. Оглянулся, ища глазами «чукчу» на фоне колышущихся стен пещеры.

Из-за поворота тоннеля блеснул луч фонаря, показался летящий на «колымаге» – так космонавты называли транспортное кресло аварийной системы спасения – Тохтуев.

– Слава Аллаху, ты жив! Что это?

«Колымага» приблизилась, двоясь и троясь, как отражение в воде, опустилась на пол пещеры. Напарник Смолина выпростался из кресла, подплыл к нему.

Смолин оттолкнул его руку, повернулся к шару с картинками.

– Знаешь, что это такое?

– Что?

– Центр управления строительным комплексом!

– О чём ты?!

– Солнечная система была создана искусственно, и не богом-создателем, а какими-то разумными существами! Луна – их база!

– Ты с ума сошёл!

– Смотри!

Смолин сделал несколько шагов к хрустальному шару, внутри которого завершился процесс формирования планетарной системы. Голова закружилась, во рту появился привкус мыла. Но он преодолел приступ странной слабости и громко сказал:

– Повторите!

Развёртка Солнечной системы прекратилась. Процесс начался с начала: прилетел многогранник, выстрелил в Солнце, оно выбросило протуберанец, который начал распадаться на планеты. Многогранник полетал по образовавшейся системе и занял место возле третьей планеты. Для Земли он стал её спутником, который люди впоследствии назвали Луной.

– Понял? – оглянулся Смолин… и едва не потерял сознание от этого лёгкого движения. Голова закружилась сильней, наполнилась гулом и дымом.

А сзади никого не было! Тохтуев пропал вместе с «колымагой»!

– Чукча! Гелий! Где ты?!

– Здесь я, – послышался тихий, на грани слуха голос. – Лежи спокойно, я сделаю укол…

– Зачем?! – дёрнулся Смолин… и сквозь дым, мелькание огней и цветных пятен, сквозь меркнущее видение пещеры увидел лицо склонившегося над ним напарника. – Что это? Где я?

– Лежи, всё нормально, я тебя вытащил. Знаешь, куда ты провалился?

– В шахту… там база инопланетян…

– Ты упал в озеро сверхтекучей жидкости… это смесь газов – от гелия-три до гелия-четыре и ещё чего-то, спектрометр не берёт. Понимаешь?

– Нет…

– Ты бредил, никакой базы не существует, забавно было тебя слушать. Хотя я, честно говоря, испугался.

– Я… бредил?!

– Может, газ протёк через микротрещины в шлеме – стукнулся ты здорово, – он же сверхтекучий, даже я почувствовал эйфорию. Так что открытие ты всё же сделал.

– Я… думал… пришельцы… сделали Солнечную систему… Обидно! – Смолин разочарованно закрыл глаза. – Газ… ерунда…

Но он ошибался.

Так был открыт сильнейший в истории человечества галлюциноген, применение которого впоследствии изменило судьбу земной цивилизации, ускорив её конец.

_Москва,_пробка_на_Тверской,_июнь_2005_

www.libtxt.ru

Книга: Петрушевская Л.. Глюк

Кириллина Лариса ВалентиновнаГлюкКристоф Виллибальд Глюк (1714-1787) - один из гениев, определивших пути развития музыкального искусства второй половины XVIII века. Современники полагали, что он совершилреволюцию в музыке… — Молодая гвардия, (формат: Твердая глянцевая, 224 стр.) Жизнь замечательных людей Подробнее...2018876бумажная книга
Людмила ПетрушевскаяГлюкЛюдмила Стефановна Петрушевская широко известна как драматург, прозаик, поэт и сценарист. Она также художница и режиссер собственных анимационных фильмов, композитор и певица. Пьесы Людмилы… — Комсомольская правда, Директ-Медиа, (формат: 84x108/32, 352 стр.) Юношеская библиотека Подробнее...2015149бумажная книга
Василий ГоловачевГлюкОткрытия делаются по-разному. Павел Смолин во время обследования поверхности луны обнаружил кратер, заполненный жидкостью. И это при минусовых температурах… — Эксмо, электронная книга Подробнее...20065.99электронная книга
Василий ГоловачевГлюкОткрытия делаются по-разному. Павел Смолин во время обследования поверхности луны обнаружил кратер, заполненный жидкостью. И это при минусовых температурах… — Эксмо, (формат: 60x84/16, 224 стр.) Подробнее...бумажная книга
Альберт МеирГлюк. 1Люди начинают забывать. Искусство, наука, самые обычные вещи – все уже не так однозначно, каким казалось совсем недавно. И, что самое важное, исчезли те, кто смог бы рассказать об этом. Мир будущего… — Мультимедийное издательство Стрельбицкого, (формат: Твердая глянцевая, 224 стр.) электронная книга Подробнее...149электронная книга
Альберт МеирГлюк. 1Люди начинают забывать. Искусство, наука, самые обычные вещи – все уже не так однозначно, каким казалось совсем недавно. И, что самое важное, исчезли те, кто смог бы рассказать об этом. Мир будущего… — Мультимедийное издательство Стрельбицкого, (формат: Твердая глянцевая, 224 стр.) Подробнее...2017бумажная книга
Альберт МеирГлюк. 2В мире, где нет больше ни любви, ни справедливости, единственный способ выжить – это соответствовать новым обстоятельствам. Шарль пытается спасти жену и при этом неиспачкать руки в крови. Но как… — Мультимедийное издательство Стрельбицкого, (формат: Твердая глянцевая, 224 стр.) электронная книга Подробнее...149электронная книга
Альберт МеирГлюк. 2В мире, где нет больше ни любви, ни справедливости, единственный способ выжить – это соответствовать новым обстоятельствам. Шарль пытается спасти жену и при этом неиспачкать руки в крови. Но как… — Мультимедийное издательство Стрельбицкого, (формат: Твердая глянцевая, 224 стр.) Подробнее...2017бумажная книга
Роман КазимирскийГлюкЛюди начинают забывать. Искусство, наука, самые обычные вещи – все уже не так однозначно, каким казалось совсем недавно. И, что самое важное, исчезли те, кто смог бы рассказать об этом. Мир теперь… — ЛитРес: Самиздат, (формат: Твердая глянцевая, 224 стр.) электронная книга Подробнее...2018149электронная книга
Роман КазимирскийГлюкЛюди начинают забывать. Искусство, наука, самые обычные вещи – все уже не так однозначно, каким казалось совсем недавно. И, что самое важное, исчезли те, кто смог бы рассказать об этом. Мир теперь… — ЛитРес: Самиздат, (формат: Твердая глянцевая, 224 стр.) Подробнее...2018бумажная книга
Гурова А.Глюк'о za и принц вампировОднажды обычная девчонка Глюк'о za оказалась запертой в параллельной реальности. В огромном городе, где технологии будущего соседствуют с магией и старинным оружием. Где мутанты и киборги сражаются с… — АСТ, Прикольный детектив Подробнее...200860бумажная книга
Глюк'о za и принц вампировОднажды обычная девчонка Глюк'о za оказалась запертой в параллельной реальности. В огромном городе, где технологии будущего соседствуют с магией и старинным оружием. Где мутанты и киборги сражаются с… — Харвест, Астрель-СПб, АСТ, Астрель, (формат: 60x84/16, 224 стр.) Подробнее...200860.2бумажная книга
Гурова А.Глюк'о za и принц вампировОднажды обычная девчонка Глюк'©га оказалась запертой в парал­лельной реальности. В огромном городе, где технологии будущего сосед­ствуют с магией и старинным оружием. Где мутанты и киборги… — Издательство «АСТ», (формат: 84x108/32, 352 стр.) Прикольный детектив Подробнее...200880бумажная книга
Гурова А.Глюк`oza и принц вампировОднажды обычная девчонка Глюк'о za оказалась запертой в параллельной реальности. В огромном городе, где технологии будущего соседствуют с магией и старинным оружием. Где мутанты и киборги сражаются с… — АСТ Астрель, (формат: Твердая глянцевая, 224 стр.) Подробнее...200877бумажная книга
Гурова Анна ЕвгеньевнаГлюк о za и принц вампиров224 стр. Однажды обычная девчонка Глюк о za оказалась запертой в параллельной реальности. В огромном городе, где технологии будущего соседствуют с магией и старинным оружием. Где мутанты и киборги… — АСТ, (формат: Твердая глянцевая, 224 стр.) Матюшкина. Подробнее...200775бумажная книга

dic.academic.ru