Гроссман Василий Семенович. Гроссман книги


Книги Василий Гроссман читать онлайн бесплатно

ФИО: Василий Гроссман

ГРОССМАН, ВАСИЛИЙ СЕМЕНОВИЧ (1905–1967), русский советский писатель. Родился 29 ноября (12 декабря) 1905 в Бердичеве Житомирской обл. (Украина) в семье инженера-химика. В 1929 окончил физико-математический факультет Московского университета, работал в Донбассе инженером-химиком. В 1934 опубликовал «производственную» повесть о шахтерской жизни Глюкауф и рассказ В городе Бердичеве из времен Гражданской войны о женщине-комиссаре, которую во время отступления красных приютила семья еврейских ремесленников, обративший на себя внимание М.Горького (положенный в основу одного из замечательных в отечественной кинокультуре второй половины 20 в. и трудно пробившегося к экрану фильма Комиссар, 1967). Сборники рассказов Гроссмана Счастье (1935), Четыре дня (1936), Рассказы (1937), Жизнь (1943), Добро вам! (1967) дополнились в 1937 повестью Кухарка, в 1937–1940 – романом Степан Кольчугин о рабочем пареньке, вступившем на путь революции, а в 1941 – пьесой Если верить пифагорейцам..., осужденной после ее публикации в 1946 партийной печатью за «идейную ущербность». В годы Великой Отечественной войны Гросман, специальный корреспондент газеты «Красная звезда», пишет принесшие ему широкую известность повесть Народ бессмертен, очерки Направление главного удара (оба 1942), Треблинский ад (1944), художественно-документальную книгу Сталинград (1943) и др. произведжения, вполне выявившие основное качество прозы Гроссмана – эпическую масштабность, многоголосие, склонность к историко-философским обобщениям, к постоянному соотнесению, в традициях эпопеи Война и мир Л.Н.Толстого, частных судеб отдельных людей и судьбы народа, размышлениям о глубинной сути и сложной взаимосвязи войны и мира. В 1946 вместе с И.Эренбургом подготовил документальную Черную книгу об истреблении гитлеровцами евреев на территории СССР во время войны (в связи с кампанией борьбы против космополитизма, носившей откровенно антисемитский характер, ее издание было приостановлено и состоялось лишь в 1993). В 1952 Гроссман опубликовал роман За правое дело (1953; после разгромной статьи М.Бубеннова в газете «Правда» роман вышел в 1954 в сокращенном варианте; полное изд. 1956), который, наряду с другими произведениями т.н. «окопной» правды о войне, выдвинул в первый ряд ее героев реальных бойцов в реальных, порой драматических обстоятельствах (окружение и прорыв из него). Рукопись продолжения романа под назв. Жизнь и судьба в 1960 была отвергнута печатью и изъята органами КГБ; сохраненный экземпляр в 1980 был опубликован в Швейцарии, в 1988 – в СССР (наиболее достоверная редакция издана в 1990). Здесь аналитическая мысль писателя, оценивая подвиг «простого» человека на войне как естественное поведение в неестественных обстоятельствах, видит в противостоянии немецкой и советской армий не борьбу различных идеологий, но столкновение двух однотипных государств. Повесть Все течет... (1953–1963, опубл. в ФРГ в 1970, в 1989 – на родине) – история советского «лагерника» с 30-летним стажем, размышляющего над вечной исторической проблемой опошления и извращения «духа» при его попытке стать «действием», превращения мечтаний о свободе при их реальном осуществлении – в еще больший гнет несвободы, поднимая при этом вопрос о специфическом характере русского сознания и русской истории. Посмертно опубликован сборник рассказов Гроссмана Добро вам! (1967), куда вошли путевые заметки об Армении и военные сюжеты, осмысляемые писателем, как всегда, с позиций неприятия насилия и признания права на жизнь всего существующего. Умер Гроссман в Москве 14 сентября 1967.

knijky.ru

Василий Гроссман – биография, фото, личная жизнь, книги

Василий Гроссман: биография

Неудивительно, что даже знаменитых писателей узнают по одному ключевому произведению. Например, большинство знакомо с Иваном Сергеевичем Тургеневым благодаря роману «Отцы и дети», тогда как Николай Васильевич Гоголь ассоциируется с «Мертвыми душами», а Михаил Юрьевич Лермонтов - с «Героем нашего времени».

Писатель Василий ГроссманПисатель Василий Гроссман

Вот и в копилке Василия Семеновича Гроссмана есть основополагающий роман «Жизнь и судьба», который часто сравнивают с книгой Льва Николаевича Толстого «Война и мир». Но, к сожалению, некоторые рукописи писателя из-за присвоения властью его работам ярлыка антисоветской пропаганды опубликованы только после смерти Василия Семеновича.

Детство и юность

Будущий писатель появился на свет 14 сентября 1905 года в историческом городе Бердичеве, что в Житомирской области. Эта местность была богата мебельными фабриками, сахарными и кожевенными заводами. Гроссман часто вспоминал Бердичев и отзывался о городе как о месте, которое не утратило атмосферы добродушия и наивности, несмотря на тесноту, грязь и голод.

Иосиф Соломонович (настоящее имя литератора) рос и воспитывался в интеллигентной семье еврейского происхождения. Родители писателя с самого рождения хотели «закодировать» своего отпрыска на успех, назвав его именем Иосиф, которое носит сакральный характер и буквально переводится «Бог да воздаст». Но в доме ребенка называли ласково Йосей, а позже это имя превратилось в Васю, что впоследствии и стало творческим псевдонимом автора повести «Все течет…»

Василий Гроссман в детстве с мамойВасилий Гроссман в детстве с мамой

Главный кормилец в доме Соломон Иосифович был выходцем из семьи хлеботорговца, в 1901 году окончил Бернский университет, который находится в столице Швейцарии. Получив образование, отец писателя трудился инженером-химиком. До 1906 года Гроссман-старший состоял во фракции меньшевиков, сменил не одно рабочее место, трудился на многих шахтах страны, в том числе и в Донецком угольном бассейне.

Его супруга Екатерина Савельевна и по совместительству мать Иосифа преподавала в местной школе французский язык, прививая своему чаду любовь к литературе Пятой республики. Поэтому неудивительно, что Гроссман знал наизусть произведения Мюссе, Мопассана и Доде.

Василий Гроссман в молодостиВасилий Гроссман в молодости

К сожалению или к счастью, отец и мать писателя решили пожить порознь и подали на развод, а маленький мальчик остался на попечении Екатерины Савельевны (однако в 1921-м жил у отца в Киеве). В 1912 году Иосиф вместе с матерью уехал в Швейцарию, получал начальное образование в средней школе, находящейся в Женеве.

Через год небольшое семейство перебралось в Лозанну, а в 1914 году Гроссман оказался в Киеве, где юноша поступил в Киевское реальное училище 1-го общества преподавателей и учился там до 1919 года. Далее, в 1921-ом, Иосиф Соломонович продолжил постигать азы науки и стал студентом Киевского института народного образования, однако через два года выбрал нетворческую стезю и перевелся на химическое отделение физмата МГУ.

Василий ГроссманВасилий Гроссман

Поскольку семья Иосифа не обладала средствами, молодой человек рано узнал каково это – зарабатывать на хлеб тяжелым трудом. Например, будучи студентом, Иосиф Соломонович подрабатывал репетитором, воспитателем в трудовой колонии беспризорников и даже работал пильщиком дров. Студент Гроссман жил со своим приятелем в многолюдной квартире на Садово-Триумфальной улице. По воспоминаниям современников, в той комнате всегда собирались товарищи Иосифа Соломоновича и устраивали дружеские посиделки.

Военный корреспондент

С 1941 года Василий Семенович Гроссман, как и его коллега по цеху Константин Михайлович Симонов, работал военным корреспондентом в газете «Красная звезда». В этом издании также публиковались статьи Михаила Шолохова, Алексея Толстого, Всеволода Вишневского и Андрея Платонова.

Василий Гроссман на войнеВасилий Гроссман на войне

Писателю приходилось наблюдать битву за Сталинград, за участие в которой он был удостоен ордена Красного Знамени. Также литератор пережил горестное событие: во время истребления еврейского гетто Елена Савельевна погибла от рук фашистов, и Гроссман до конца жизни писал письма погибшей матери.

В конце 1944 года военный корреспондент затрагивает острую тему Холокоста в СССР, которая была рассмотрена в статье «Треблинский ад». С 1943 по 1945 годы Василий Гроссман и Илья Эренбург работали над «Черной книгой», куда вошли документы, а также письма и показания очевидцев преступлений против еврейского народа на территории Советского Союза и Польши.

Василий Гроссман в военной формеВасилий Гроссман в военной форме

Однако историк Илья Альтман считает, что идея создания книги о злодеяниях гитлеровцев принадлежит не Эренбургу, а Альберту Эйнштейну, который настаивал на необходимости сбора материалов, свидетельствующих о преступлениях фашистов. Но, тем не менее, из-за разногласий и идеологической установки «Черная книга» была рассыпана в 1948-м году. Благодаря Ирине Эренбург, которая в 1970-м году обнаружила рукописи отца, в 1980-ом году вышло первое издание собранного материала.

Литература

Находясь на университетской скамье, Василий Семенович (псевдоним Иосифа Соломоновича) взялся за чернильницу и перо и начал сочинять рассказы и небольшие произведения. Незадолго до окончания учебного учреждения Гроссман начал свою творческую биографию, опубликовав летом 1928 года две небольшие статьи в «Нашей газете» и «Правде».

Писатель Василий ГроссманПисатель Василий Гроссман

В жизни Василия Семеновича случилось так, что ему пришлось выбирать между научной деятельностью и литературой, но молодой человек детально выразил свою позицию в письме отцу, в котором объяснил, почему отдает предпочтение писательскому труду.

Рассказ о Гражданской войне под названием «В городе Бердичеве» (1934) стал дебютной художественной публикацией Василия Семеновича. Далее начинающий литератор заручился поддержкой знаменитого автора пьесы «На дне» Максима Горького и издал повесть «Глюкауф», повествующую о шахтерах Донбасса.

Василий Гроссман в кабинетеВасилий Гроссман в кабинете

Лавры почета, которые достались Владимиру Семеновичу, только укрепили веру в его творческое дарование, поэтому мастер слова начинает трудиться в ускоренном режиме. Таким образом, с 1935 по 1937 годы издавались сборники рассказов Гроссмана, а немного позже свет увидела знаменитая эпическая трилогия о Первой мировой войне «Степан Кольчугин» (1940).

В 1952 году Василий Семенович Гроссман работает над дилогией «За правое дело», а с 1950 по 1959 годы начинает трудиться над романом в жанре соцреализма «Жизнь и судьба», который рассказывает о кровавых событиях Великой Отечественной войны.

Книга Василия ГроссманаКнига Василия Гроссмана

Примечательно, что в этой книге Гроссман рассматривает не только столкновение двух стран, но и повествует о конфронтации человеческой доброты и ненависти к врагам, внушаемой властью.

Например, Василий Семенович описывает, как немцы, относящиеся к советским гражданам как к людям второго сорта, попав в окружение под Сталинградом, становятся такими же голодающими и замерзающими смертными, и одна из героинь произведения неожиданно для себя делится кусочком хлеба с немецким офицером.

Но стоит сказать, что подобное развитие сюжета, а также резкая критика сталинизма (роман был написан после смерти Иосифа Виссарионовича Сталина) позволили вышестоящим инстанциям признать произведение Гроссмана антисоветским. В 1961-м году рукопись Василия Семеновича и все черновики были изъяты из его квартиры Комитетом государственной безопасности. Мастер слова, пытаясь спасти свое детище, написал письмо Никите Сергеевичу Хрущеву, в котором просил вернуть свободу своей книге:

«…Ведь я ее написал, ведь я не отрекался и не отрекаюсь от нее.… Я по-прежнему считаю, что написал правду, что писал ее, любя и жалея людей, веря в людей».

Но все попытки Гроссмана были обречены на фиаско, ибо Михаил Андреевич Суслов, даже не прочитав романа, заявил, что в ближайшие 200-300 лет о публикации не может быть и речи. И только в 1980-м году книга «Жизнь и судьба» благодаря публикации в Швейцарии смогла выйти из - за беспросветного политического занавеса.

Личная жизнь

Василий Семенович Гроссман не только любил классическую литературу, но и обожал стихи известных поэтов: он наизусть декламировал произведения Есенина, Некрасова и Тютчева. Также современники отмечают, что писатель был человеком добрым и готовым в нужный момент подать руку помощи.

Василий Гроссман в поздние годыВасилий Гроссман в поздние годы

Мастер слова ценил дружбу и нередко заводил ее с коллегами по цеху – военными корреспондентами. Однажды, когда Гроссман находился в тесном кругу приятелей, в дверь позвонил посыльный, дабы доложить о том, что Василия Семеновича вызывают в Кремль, чтобы вручить награду за его творчество. Но литератор заявил, что не хочет нарушать компанию и заберет орден позже в неторжественной обстановке.

Василий Гроссман и Ольга ГуберВасилий Гроссман и Ольга Губер

Что касается амурных отношений, то Гроссман был женат трижды. Первой избранницей писателя стала Анна Мацук, с которой Василий Семенович познакомился, будучи студентом Киевского училища. От этого брака в 1930 году родилась Екатерина Короткова-Гроссман.

Далее Василий Семенович сделал предложение руки и сердца Ольге Губер, а с 1955-го начал совместную жизнь с Екатериной Заболоцкой, которая являлась бывшей супругой прозаика Николая Алексеевича Заболоцкого. С Екатериной Васильевной писатель прожил в гражданском браке три года, а затем вновь вернулся к Ольге Михайловне.

Смерть

Бытует мнение, что гонения со стороны властей только подорвали физическое здоровье писателя, который до конца дней боролся за несуществующую справедливость.

Могила Василия ГроссманаМогила Василия Гроссмана

Василий Семенович умер 14 сентября 1964 года. Причина смерти – рак почки и неудачная операция. Великий писатель, раскрывший будущему поколению всю правду минувших лет, был похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.

Библиография

  • 1934 – «Глюкауф»
  • 1934 – «В городе Бердичеве»
  • 1940 – «Степан Кольчугин»
  • 1942 – «Народ бессмертен»
  • 1943 – «Сталинград»
  • 1945 – «Годы войны»
  • 1946 – «Черная книга»
  • 1946 – «Если верить пифагорейцам»
  • 1952 – «За правое дело»
  • 1959 – «Жизнь и судьба»
  • 1962 – «Старый учитель»
  • 1963 – «Все течет…»
  • 1967 – «Добро вам!»
  • 1985 – «На еврейские темы»

Фото

24smi.org

Василий Семенович Гроссман - биография, список книг

Гросман Василий Семенович (наст. имя и отчество Иосиф Самуилович) [29 ноября (12 декабря) 1905, Бердичев, Украина — 14 сентября 1964, Москва], русский писатель.

Молодые годы

Из интеллигентной семьи: отец инженер-химик, мать преподавательница французского языка. В литературу Гроссман пришел из гущи жизни — провинциальной, шахтерской, заводской. Он многое успел повидать в годы своей юности и молодости. Помнил Гражданскую войну на Украине, эти впечатления потом отозвались в ряде его произведений. В 1920-е годы семья его материально жила очень нелегко, в школе и университете ему пришлось постоянно подрабатывать себе на жизнь. Он был пильщиком дров, воспитателем в трудовой коммуне беспризорных ребят, в летние месяцы отправлялся с различными экспедициям в Среднюю Азию.

В 1929 Гроссман окончил химическое отделение физико-математического факультета Московского университета и уехал в Донбасс. Работал в Макеевке старшим лаборантом в Научно-исследовательском институте по безопасности горных работ и заведующим газоаналитической лабораторией шахты Смолянка-11, затем — в Сталино (ныне Донецк) химиком-ассистентом в Донецком областном институте патологии и гигиены труда и ассистентом кафедры общей химии в Сталинском медицинском институте. В 1932 Гроссман заболел туберкулезом, врачи рекомендовали ему поменять климат, он переехал в Москву, работал на карандашной фабрике имени Сакко и Ванцетти старшим химиком, заведующим лабораторией и помощником главного инженера. Впечатлениями тех лет навеяно многое в таких его произведениях, как «Глюкауф» (1934), «Цейлонский графит» (1935), «Повесть о любви» (1937).

Встреча с М. Горьким

Писать Гроссман начал в студенческие годы. Первая публикация — напечатанный в апреле 1934 в «Литературной газете» рассказ «В городе Бердичеве» (по мотивам этого рассказа кинорежиссер А. Аскольдов в 1967 снял фильм «Комиссар», вышедший на экран лишь через двадцать с лишним лет). Рассказ Гроссмана заметили и высоко оценили такие строгие ценители литературы, как М. Горький, И. Э. Бабель, М. А. Булгаков. Горький пригласил Гроссмана для беседы и посоветовал ему — вопреки своему отрицательному отношению к быстрой профессионализации начинающих писателей — оставить работу инженера-химика и целиком посвятить себя литературе. «Эта встреча с Алексеем Максимовичем, — вспоминал Гроссман, — в большой степени повлияла на дальнейший мой жизненный путь». Но в своем творчестве он ориентировался на толстовские традиции, а еще ближе ему был художественный и нравственный, гуманистический опыт Чехова. Он писал: «Чехов осуществлял самого себя в этих замечательных людях — милых, умных, неловких, изящных и добрых, сохранивших свою душевную неизменность, свою чистоту и благородство во тьме русской предреволюционной жизни. Он осуществлял в них свое духовное существо, делал его зримым, весомым и мощным...».

Кроме рассказов и повестей, Гроссман в предвоенные годы создает четыре части романа «Степан Кольчугин» (1937-1940), отражавшего важнейшие события истории России начала 20 века, — приобретенный опыт работы над крупноформатной прозой сказался потом в сталинградской дилогии «За правое дело» и «Жизнь и судьба». «Степана Кольчугина» Гроссман не окончил — началась Великая Отечественная война.

Годы войны

Все четыре года войны Гроссман — фронтовой корреспондент «Красной звезды». В написанной вскоре после победы статье он вспоминал: «Мне пришлось видеть развалины Сталинграда, разбитый зловещей силой немецкой артиллерии первенец пятилетки — Сталинградский тракторный завод. Я видел развалины и пепел Гомеля, Чернигова, Минска и Воронежа, взорванные копры донецких шахт, подорванные домны, разрушенный Крещатик, черный дым над Одессой, обращенную в прах Варшаву и развалины харьковских улиц. Я видел горящий Орел и разрушения Курска, видел взорванные памятники, музеи и заповедные здания, видел разоренную Ясную Поляну и испепеленную Вязьму». Здесь названо еще далеко не все — Гроссман видел и форсирование Днепра, и чудовищный нацистский лагерь уничтожения Треблинку, и агонию Берлина. Первую в русской литературе повесть о войне — «Народ бессмертен» (название точно выражает ее главную идею) написал Гроссман, она печаталась в «Красной звезде» в июле-августе 1942.

Сталинградская битва

Особая глава фронтовой биографии писателя — Сталинградская эпопея; он был с первого до последнего дня ее очевидцем. Сохранившиеся записные книжки свидетельствуют, что Гроссман не раз бывал во многих вошедших в историю предельно ожесточенными боями местах боев за Сталинград: на Мамаевом кургане и на Тракторном, на «Баррикадах» и СталГРЭСе, на командном пункте В. И. Чуйкова, в дивизиях А. И. Родимцева, Батюка, Гуртьева, встречался и подолгу беседовал — и не после, когда все было кончено, а тогда же, в разгар боев, — со многими участниками сражения и прославившимися военачальниками, и оставшимися безвестными офицерами и солдатами, а нередко видел их в деле. Его сталинградские очерки зачитывали до дыр (об этом свидетельствовал также знаменитый сталинградец В. П. Некрасов).

«За правое дело»

Популярность и официальный ранг Гроссмана были высоки, однако, лишь в годы войны. Уже в 1946 официозная критика обрушилась на «вредную», «реакционную, упадническую, антихудожественную» пьесу Гроссмана «Если верить пифагорейцам». Это было началом травли писателя, продолжавшейся до самой его смерти.

В 1943 по горячим следам событий Гроссман в редкие свободные от фронтовых командировок и редакционных заданий часы начал писать роман о Сталинградской битве. В августе 1949 рукопись романа «За правое дело» была представлена в редакцию «Нового мира». Редактирование рукописи продолжалось почти три года, за это время сменилась редколлегия журнала, появлялись все новые и новые редакционно-цензорские требования. Существует девять вариантов рукописи, которые хранятся в архиве. Роман был опубликован в 1952. В феврале 1953 появилась одобренная Сталиным разгромная, с политическими обвинениями статья М. С. Бубеннова «О романе В. Гроссмана «За правое дело», которая была началом кампании шельмования романа и его автора, тотчас же подхваченной другими органами печати. Отдельным изданием «За правое дело» вышло только после смерти Сталина, в 1954 в Воениздате (с новыми перестраховочными купюрами), в 1956 «Советский писатель» выпустил книгу, в которой автор восстановил некоторые пропуски.

История романа «Жизнь и судьба»

Но Гроссман, несмотря ни на что, продолжал работать. Это была вторая книга дилогии «Жизнь и судьба», которая была закончена в октябре 1960. Гроссман отдал рукопись в журнал «Знамя». Там на заседании редколлегии, в котором участвовали и руководители Союза писателей, роман отвергли «как вещь политически враждебную», о чем было немедленно доложено в ЦК КПСС Автор был предупрежден, что должен «изъять из обращения экземпляры рукописи своего романа и принять все меры к тому, чтобы рукопись не попала во вражеские руки». После такой выволочки Гроссман не исключал возможности самого худшего: ареста, лагеря и конфискации архива. На всякий случай два экземпляра рукописи он отдал на сохранение друзьям. 14 февраля 1961 к нему явились с ордером на обыск и забрали все остальные экземпляры рукописи, черновики, даже подготовительные материалы — все это затем бесследно исчезло, видимо, было уничтожено. Гроссман обратился с гневным письмом к Н. С. Хрущеву, требуя, чтобы ему вернули рукопись: «Эта книга мне так же дорога, как отцу дороги его честные дети. Отнять у меня книгу — это то же, что отнять у отца его детище... Нет смысла, нет правды в нынешнем положении, — в моей физической свободе, когда книга, которой я отдал жизнь, находится в тюрьме, — ведь я ее написал, ведь я не отрекаюсь от нее». Через несколько месяцев его принял М. А. Суслов, он подтвердил, что и речи не может быть о возвращении рукописи автору и публикации романа.

Через несколько лет после смерти Гроссмана С. И. Липкин с помощью писателя В. Н. Войновича и академика А. Д. Сахарова переправил за рубеж фотопленку хранившейся у него рукописи. «Жизнь и судьба» вышла в 1980 в Лозанне (Швейцария). Лишь с наступлением перестройки в 1988 роман был опубликован на родине писателя.

Дух свободы

«...В Сталинграде войны была заключена душа. Его душой была свобода», — это Гроссман почувствовал в Сталинграде еще тогда, когда там шли ожесточенные уличные бои. В романе «За правое дело» сталинградские наблюдения сложились в некий «закон» войны, таящий «разгадку победы и поражения, силы и бессилия армий». Одним из проявлений открывшегося писателю «закона» было «чудо», происшедшее в Сталинграде, где сражение шло в конечном счете за «присущую людям меру морали, убежденности в человеческом праве на трудовое и национальное равенство». В романе «Жизнь и судьба» писатель идет дальше в постижении Сталинградской эпопеи — она рассматривается с точки зрения универсальных, всеобъемлющих категорий человеческого бытия. В фашизме он видит зло, угрожающее роду человеческому: «Фашизм и человек не могут сосуществовать. Когда побеждает фашизм, перестает существовать человек, остаются лишь внутренне преображенные, человекообразные существа». Эта высокая гуманистическая позиция делает Гроссмана бесстрашным обличителем и нашего собственного зла, советского тоталитарного строя, во всех его проявлениях, он не делит зло на «свое» и «чужое». Кульминацией Сталинградской битвы и высшим проявлением духа сражающегося народа стала в романе оборона дома «шесть дробь один», это точка, в которой сошлись все нити повествования. Не строгий приказ, не угроза жестокого наказания за его невыполнение, а ощущаемая каждым ответственность за исход боя и судьбу страны, дух свободы, которые обрели защитники дома, были источником этой самоотверженности.

Историческая трагедия народа

Однако великая победа в Сталинграде, рожденная неудержимым порывом народа к свободной жизни, была у народа отобрана, использована для его подавления, для укрепления тоталитарного, лагерного режима, для торжества сталинщины. Сразу же после разгрома немцев в Сталинграде появляются первые признаки возвращения к довоенным нравам и порядкам. Отечество было спасено, враг повержен, а тем, кто, не щадя себя, остановил фашистское нашествие, кто вынес на своих плечах главную тяжесть войны, самым свирепым образом дали понять, что их заслуги, пролитая ими кровь ровным счетам ничего не значат, что с фронтовым свободолюбием и независимостью будет покончено. Эта историческая трагедия раскрыта Гроссманом с большой художественной силой. «Жизни и судьбе» присущи размах эпической панорамы и масштаб мысли, которой по плечу постижение сложного, скрытого хода истории. Генрих Белль в своей рецензии на «Жизнь и судьбу» справедливо заметил: «Этот роман — грандиозный труд, который едва ли назовешь просто книгой, в сущности, это несколько романов в романе, произведение, у которого есть своя собственная история — одна в прошлом, другая в будущем».

Поздние рассказы

Параллельно с работой над сталинградской дилогией Гроссман писал рассказы, большая часть которых при его жизни не была и не могла быть опубликована. О чем бы ни писал в поздних рассказах Гроссман — о мещанской алчности, уродующей души людей, разрывающей даже родственные связи («Обвал», 1963), о маленькой девочке, которая, попав в окраинную больницу, сталкивается с неприглядной реальностью несправедливо устроенной жизни простых людей и начинает чувствовать фальшь благополучного существования того круга хорошо устроенных, к которому принадлежат и ее родители («В большом кольце», 1963), о судьбе женщины, полжизни проведшей в тюрьмах и лагерях, встреченной полным равнодушием соседей, которым ни до чего, кроме своего растительного существования, нет дела («Жилица», 1960), о доброте и сердечной отзывчивости, испытываемых на прочность бездушной рутиной нашего времени («Фосфор», 1958-1962), о кладбище, которое не защищено от тщеславной суеты и неутоленных амбиций живых («На вечном покое», 1957-1960), о людях, которые, нажав кнопку бомбосбрасывателя, превратили в пепел десятки тысяч неведомых им людей [«Авель (Шестое августа)», 1953], о Матери с Младенцем как самом прекрасном воплощении идеи бессмертия рода человеческого («Сикстинская Мадонна», 1955), — о чем бы ни писал Гроссман, он ведет непримиримую войну с насилием, жестокостью, бессердечием, защищая достоинство и свободу, на которые имеет неотъемлемое право каждый человек.

Последние годы

Вскоре после расправы, учиненной властями над его романом, Гроссмана настигла неизлечимая болезнь. Но он продолжал работать. «У меня бодрое, рабочее настроение, и меня это очень удивляет — откуда оно берется? — писал он осенью 1963 жене. — Кажется, давно уж должны были опуститься руки, а они, глупые, все тянутся к работе». И Некрасов, вспоминая Гроссмана, выделял как главную черту его личности отношение к писательству: «...Покоряли прежде всего не только ум его и талант, не только умение работать и по собственному желанию вызвать «хотение», но и невероятно серьезное отношение к труду, к литературе. И добавлю — такое же серьезное отношение к своему — ну как бы это сказать, — к своему, назовем, поведению в литературе, к каждому сказанному им слову».

В последние, очень тяжелые для него годы Гроссман написал две необычайно сильные, вершинные в его творчестве книги: армянские записки «Добро вам! (Из путевых заметок)» (1962-1963) и повесть «Все течет...» (1955-63). Полицейские меры начальства не запугали его, не заставили попятиться от опасной, свирепо наказуемой правды. Оба эти последние его произведения проникнуты духом неукротимого свободолюбия. В критике тоталитарного режима, тоталитарной идеологии, тоталитарных исторических мифов Гроссман идет очень далеко. Впервые в советской литературе проводится мысль о том, что основы бесчеловечного, репрессивного режима были заложены Лениным. Гроссман первым рассказал об унесшем миллионы людей голодоморе 1933 на Украине, показав, что голод, как и кровавый тайфун, названный потом тридцать седьмым годом, были целенаправленными мероприятиями людоедской сталинской политики.

Произведения можно отнести к таким жанрам:

Поделитесь своими впечатлениями с нашими читателями

velib.com