Читать бесплатно книгу Гум-Гам - Велтистов Евгений. Гум гам книга


Читать книгу Гум-Гам »Велтистов Евгений »Библиотека книг

Гум-ГамЕвгений Велтистов

Обратите внимание: вышел срочный приказ свыше! Компьютерам приказано срочно компьютериться, каруселям – каруселиться, змеям – змеиться, теплоходам – теплоходиться. А детям – играться. Ответственный за исполнение – Гум-гам. Уж он-то знает толк в играх! Главное условие – не задавать вопросов. Потому что там, где начинаются вопросы, заканчивается игра...

Как вы думаете, что может означать слово Гум-гам? Название ресторана быстрого питания? Стоматологическая фирма? Жевательная резинка? Нет! Все просто: это имя самого обычного мальчишки с другой планеты. Самого наиобычнейшего инопланетного мальчишки с синим лицом и в каске... то есть в скафандре. Неужели вы его никогда не видели? Не можете себе его даже представить? Видели, наверняка видели! Просто спутали с пожарным или милиционером. Или космонавтом. Мало ли их по улицам ходит! Но не беспокойтесь – Гум-гама с ними постоянно путают, он привык. Даже Максим, лучший друг Гум-гама, в день (то есть утро) знакомства спутал инопланетянина с пожарным. А что вы хотели: Гум-гам ещё и по лестнице полз – тут даже слепой спутает!

А что касается имени... Ясное дело – на другой планете и не такое может быть. В книге помимо Гум-гама появляются еще и Тили-тили, Чур-чур, Кри-кри, Тень-пень... Наверное, там есть жители с именами Трали-вали, Бим-бом, Тик-так, Жили-были и даже Палка-копалка. Но это не главное. Главное, что они – отличные ребята, с которыми можно играть вовсю.

Вовсю – это значит без ограничений. Это значит, что деревянная машина в детском саду может мчаться с бешеной скоростью. Взрослый кот может поместиться в карман, а потом вымахать до размеров девятиэтажного дома. Девочкам нужно платье, на котором будут расти живые одуванчики? Пожалуйста! Нужны листья вместо ушей? Сколько угодно! Выбирайте, примеряйте, смотритесь в зеркало! Хвост, как у ящерицы? Да хоть как у кенгуру! Гум-гам с радостью выполняет все просьбы, и взамен ему нужно только одно. Новые игры! Он их все запишет в блокнотик и там, на своей планете, преложит ребятам. Потому что игра – это единственное, что у них осталось после того, как на планете остановилось время...

Главное в играх – ничего не спрашивать. Гум-гам говорит, что у него от вопросов голова трещит. Оказывается, все не так – и голова трещит у машины со странным названием АВТУК – той самой, из-за которой и остановилось время на планете, а дети перестали расти. Неужели все так непоправимо? Максиму хочется верить, что он сможет помочь своему другу. Ведь не зря же Гум-гам прилетел именно к нему!

В книге будет многое. Главное – приключения! Вы только представьте, что будет твориться, когда Гум-гам раздаст всем детям лунад – что-то вроде... шоколада знаний, шоколада умений. Все могут всё! Каждый может творить чудеса сам! И будут путешествия Максима на другую планету. Туда, к другу, на помощь...

© Наталья Дубина [email protected][email protected](mailto:[email protected])

Евгений Велтистов

Гум-Гам

ИГРА НАЧИНАЕТСЯ

«Р-раз!»

Эта история началась тогда, когда Максим увидел на улице коня. Точнее, на рассвете, когда проснулся кот Рич и стал тихо и настойчиво мяукать у запертой двери.

А совсем точно – в пять часов и тридцать минут солнечного воскресного утра, когда Максим поднял голову с подушки и взглянул на будильник.

Максим быстро оделся, открыл дверь, вместе с Ричем спустился во двор.

Кот шмыгнул в кусты, а Максим побежал через двор на улицу сторожить белого коня.

Вчера он прошел мимо Максима, высокий, узкомордый, сильный, и белый его хвост, качавшийся в такт шагам, чуть не хлестнул мальчишку по лицу. Максим этого не заметил. Он смотрел, как милиционер, восседавший на коне, крепко натягивает уздечку, будто конь мог ускакать под облака. И когда они довольно далеко отъехали и дорога свернула к реке, Максиму на минуту показалось, что белый конь прыгнул с обрыва и плывет в чистом воздухе. Это был не просто конь, это был скакун, какого не часто встретишь в большом городе.

Ложась спать, Максим решил проснуться вместе с солнцем, когда на белом коне всадник едет на дежурство. Наверное, поэтому ему снилось, как он скачет высоко над крышами, над деревьями, над рекой, – снилось до тех пор, пока его не разбудил кот Рич.

Максим бежал через газоны, мимо клумб и кустов, но так и не добежал до белого коня. Свернув за угол, он услышал слова, которые заставляют остановиться любого бегущего мальчишку:

– Ты хочешь со мной поиграть?

«Поиграть?»

Максим оглянулся: кто это спрашивает? Но никого не увидел.

– Хочешь со мной поиграть? – повторил тот же голос откуда-то сверху.

Балконы пустые, окна совсем тихие – дом еще не проснулся. Но там, рядом с крышей, Максим разглядел такое, от чего замер на месте с запрокинутой головой.

Там, рядом с крышей, висела короткая лестница, а по ней лез человек в красном костюме и в каске. Увидев его, Максим обрадовался: пожарный! И удивился: куда он лезет – ни огня, ни дыма! Да и лестница какая-то чудная, совсем не пожарная. Лестница висела просто так, ни за что не держась, висела или стояла в воздухе. А человек в каске смело лез вверх и говорил те самые слова: «Ты хочешь со мной поиграть?» Не Максиму, нет, а кому-то еще – наверное, сидящему на карнизе голубю.

А еще выше, над голубем, крышей и лестницей, запутался в проводах бумажный змей, и к нему, конечно, поднимался красный верхолаз. Вот он добрался до конца лестницы, протянул руку к змею, но не достал. Тогда он нагнулся и ловко перевернул лестницу так, что верхняя перекладина, на которой он стоял, стала нижней, а нижняя – верхней. И опять полез.

Распутав нитки, верхолаз рассмеялся и помахал змеем. Голубь испуганно сорвался с карниза, улетел, треща крыльями.

– Глупая птица! Не понимает, – весело сказал верхолаз, спускаясь по перекладинам.

Он легко переворачивал в воздухе лестницу, которая ни за что не держалась. Спрыгнул на траву рядом с Максимом и, заметив его, протянул змей:

– Что это за хвостатый летун?

– Как что? Змей, – чуть растерянно ответил Максим, разглядывая незнакомца.

– Змей, – торжественно произнес тот и улыбнулся: – Этот змей должен забавно змеиться.

Максим увидел, что перед ним мальчик. Очень странный мальчик. Он был выше и старше Максима. Ненамного выше, ненамного, наверное, и старше. Но выглядел почти как взрослый. Пожалуй, из-за своего костюма. Тугой красный костюм напоминал космический скафандр. На голове так необычно одетого мальчика был шлем, сверкавший на солнце.

Максима удивило лицо незнакомца: голубое, будто намазанное краской, оно казалось очень печальным, даже когда он улыбался.

Мальчик в шлеме схватил змей за хвост, закрутил над головой, крикнул:

– А ну змеись!

Пока он отрывал змею хвост, Максим дотронулся до лестницы, которая стояла на земле и не падала.

– Как она ловко переворачивается! – с удовольствием сказал Максим.

– Пустяки, – махнул рукой хозяин лестницы. – Залезаешь наверх и переворачиваешь.

Следуя совету, Максим встал на нижнюю перекладину и, потеряв равновесие, грохнулся вместе с шаткой лестницей.

– Все ясно, – сказал Максим и заковылял прочь, потирая колено.

– Не уходи! – услыхал он за спиной голос, похожий на вздох. – Смотри, это совсем просто.

Максим обернулся.

Лестница вытянулась в воздухе, а незнакомец уже притопывал ногой наверху.

Только теперь Максим догадался, кто этот мальчишка, стоявший на верхней перекладине с раскинутыми в стороны руками. Конечно, никакой он не космонавт, а самый настоящий циркач. Гимнаст или акробат, а может, даже ученик клоуна. Максим видел таких смелых ребят на цирковом представлении. Они и на руках ходят, и проворно взбираются на гладкий шест, и еще делают какой-то мудреный кувырок, который называется очень весело: флик-фляк. Ну кто, как не артист – даже если он мальчик, – мажет себе лицо синей краской! Кто, как не акробат, тренируется утром во дворе, балансируя на шаткой лестнице!

Конечно, все эти фокусы с вертящейся лестницей – только ловкость и тренировка.

– Как тебя зовут? – спросил сверху мальчика акробат.

– Максим.

– Мак… сим… – повторил акробат. – Мак… сим… Я буду звать тебя Мак-сим. Не удивляйся, мне надо привыкнуть к твоему имени… Я забыл тебе сказать, Мак-сим, как надо залезать на мою лестницу…

– Как?

– А ты поможешь мне змеить этот змей?

«Чего он притворяется?! – возмутился про себя Максим. – Будто никогда не видел бумажный змей!..» А вслух сказал:

– Ладно, помогу.

Циркач мигом спустился вниз, зашептал на ухо Максиму:

– Когда ставишь лестницу, скажи одно только слово: «Р-раз!» – и она не упадет. И потом тоже: «Р-раз!» – и переворачивай. Все!

И хотя Максиму понравилось лихое «р-раз!», он от души расхохотался. Ну и шутник!

Акробат почему-то обиделся.

– Ты мне не веришь, – со вздохом сказал он.

– Верю, – весело отозвался Максим. – Раз! – и шишка на лбу. Ты вон шлем нацепил и воздухом надулся, можешь себе падать сколько хочешь.

– Ты мне не веришь, Мак-сим. – Голуболицый смотрел на Максима печальными глазами, и Максим перестал улыбаться, пораженный, как непривычно звучало его имя. – Зачем я пробивался через космос, искал эту планету… этот двор.. этот змей?.. Зачем?.. – продолжал голуболицый. – Я так искал тебя, Мак-сим…

Он сел прямо на землю в своем великолепном скафандре, опустил голову, увенчанную серебристым шлемом, – грустный мальчик с далекой звезды…

Максим подумал: «Если бы я прилетел с другой планеты и вдруг очень бы огорчился, я тоже сел бы прямо на землю и стал бы говорить таким обиженным голосом».

– Никто, совсем никто не хочет со мной играть… – бормотал звездный мальчик. – Конечно, это кажется слишком просто: раз – и ты не падаешь… Но ведь любая игра начинается, когда говорят: «Раз, два, три!» Так принято на всех планетах и на моей тоже. Глупейшая лестница, она повалилась потому, что я забыл сказать ей «р-раз!».

Максим подошел ближе.

– Я верю тебе, – сказал он, а сам подумал, вглядываясь в голубое лицо: «Наверное, он не шутит». – Давай запускать змей или играть в лестницу – как ты хочешь. Но для змея нужны крепкие нитки.

Мальчик вскочил.

– Нитки? Замечательно! Через минуту будут нитки. Фьють – и готово, я принесу их. Жди!

Он вытащил из кармана синий камень – необыкновенного блеска кристалл с множеством граней, бросавших во все стороны слепящие лучи, будто это было карманное солнце. Синие круги завертелись в глазах Максима: все вокруг изменилось, задрожало, поголубело.

– Ну-ка отойди, Мак-сим! – прозвучал громкий голос. Максим попятился. – Так, подальше… Еще дальше! А то фьють – и улетишь со мной… Сейчас здесь будет космическая пустота, и я в нее шагну. Р-раз! – и я дома…

– Как тебя зовут? Как тебя зовут? – закричал Максим. Синий камень не просто удивил его, он верил каждому слову мальчишки и очень жалел, что так скоро расстается с ним.

– Гум! – крикнул в ответ звездный мальчик. – Я говорю «гум» – и шагаю в космос, как в открытую дверь. Я говорю «гам» – и я уже дома…

И он подкинул карманное солнце над головой. Завертелись спицы невидимого колеса, и фигурка в скафандре оказалась внутри прозрачного шара. Шар рос, переливаясь всеми красками, отражая зыбкое круглое небо, непривычно круглый двор, круглые окна, круглые крыши, застывшего на месте Максима, восхищенного и испуганного.

– Дз-ззз-знн-н-н!.. Шар треснул, взорвался с легкостью мыльного пузыря. Космический путешественник исчез, будто растворился в воздухе, и в наступившей тишине долетели до Максима последние его слова: «Меня… зовут… гм… гм…»

– «Меня зовут Гум… гам…» – тихо повторил Максим. – Гум… гам!.. – Ему нравилось это имя: Гум-гам – таинственное слово… Космический гром в космической пустоте. Гум-гам!..

Максим побежал туда, где только что лопнул шар. Никакой космической дыры, в которую вошел мальчик в скафандре, не было и в помине. Лежали на траве забытая лесенка и бумажный змей.

Максим взял лестницу, поднял ее в вытянутых руках, шепнул:

– Р-раз!.. – и опустил руки.

Ему показалось, что в это мгновение двор отодвинулся вдаль и во всем мире остались только он да лестница.

Лестница не упала. Она повисла в воздухе.

Тогда он ударил ладонью по нижней перекладине, и лестница бесшумно перевернулась. Даже подпрыгнув, Максим не мог достать рукой до ступеньки. Что за послушная лестница! Да на такой лестнице не то что до крыши – до Луны добраться легко.

– Теперь ты будешь играть? – прозвучал за его спиной тихий голос.

– Гум-гам! – Максим подскочил от радости, увидев знакомое лицо. Смотри, она висит! – с гордостью показал он на лестницу.

– Я говорил: это очень послушная лестница, стоит только скомандовать. Вот нитки.

– Что это ты разоделся, как на карнавал? – заметил Максим, оглядев космического путешественника.

Его новый приятель был одет совсем иначе, чем несколько минут назад: на нем был с узором из золотистых стрел костюм. Правда, этот скафандр такой же тугой, как и прежний. Грудь звездного гонца выгибалась колесом. Можно было подумать, что это знаменитый мотогонщик в начищенном шлеме.

– Успел переодеться, – небрежно сказал Гумгам. – У меня есть шкаф-одевалка. Автоматический. В одну секунду одевает.

– Здорово! – выдохнул Максим и хлопнул ладонью по упругому плечу. Ладонь отскочила как от мяча.

– Можно обойтись и без скафандра, – продолжал космический путешественник. – Но в скафандре чувствуешь себя безопаснее.

– Скажи, а разве можно так быстро пролететь космос? И без всякой ракеты? Как это у тебя получается? Ты сказал: космическая пустота. Я ее не видел. Был шар, и он лопнул. Я ничего не понял.

Гум-гам что-то пробурчал из-под шлема, сморщился и сразу стал похож на сердитого старика.

Мальчик испугался: не обидел ли он товарища?

– Не обращай внимания, – успокоил его Гумгам. – От вопросов у меня всегда трещит голова… Ты видел, я беру камень путешествий и шагаю, как в другую комнату. Р-раз! – и я на своей планете.

– Значит, твоя планета совсем близко?

– Не думаю, что близко. Она где-то там. – Гум-гам указал пальцем вверх.

– А в Антарктиду с твоим камнем можно попасть? – возбужденно допрашивал Максим.

www.libtxt.ru

Книга Гум-Гам. Евгений Серафимович Велтистов

Обратите внимание: вышел срочный приказ свыше! Компьютерам приказано срочно компьютериться, каруселям – каруселиться, змеям – змеиться, теплоходам – теплоходиться. А детям – играться. Ответственный за исполнение – Гум-гам. Уж он-то знает толк в играх! Главное условие – не задавать вопросов. Потому что там, где начинаются вопросы, заканчивается игра...Как вы думаете, что может означать слово Гум-гам? Название ресторана быстрого питания? Стоматологическая фирма? Жевательная резинка? Нет! Все просто: это имя самого обычного мальчишки с другой планеты. Самого наиобычнейшего инопланетного мальчишки с синим лицом и в каске... то есть в скафандре. Неужели вы его никогда не видели? Не можете себе его даже представить? Видели, наверняка видели! Просто спутали с пожарным или милиционером. Или космонавтом. Мало ли их по улицам ходит! Но не беспокойтесь – Гум-гама с ними постоянно путают, он привык. Даже Максим, лучший друг Гум-гама, в день (то есть утро) знакомства спутал инопланетянина с пожарным. А что вы хотели: Гум-гам ещё и по лестнице полз – тут даже слепой спутает!А что касается имени... Ясное дело – на другой планете и не такое может быть. В книге помимо Гум-гама появляются еще и Тили-тили, Чур-чур, Кри-кри, Тень-пень... Наверное, там есть жители с именами Трали-вали, Бим-бом, Тик-так, Жили-были и даже Палка-копалка. Но это не главное. Главное, что они – отличные ребята, с которыми можно играть вовсю.Вовсю – это значит без ограничений. Это значит, что деревянная машина в детском саду может мчаться с бешеной скоростью. Взрослый кот может поместиться в карман, а потом вымахать до размеров девятиэтажного дома. Девочкам нужно платье, на котором будут расти живые одуванчики? Пожалуйста! Нужны листья вместо ушей? Сколько угодно! Выбирайте, примеряйте, смотритесь в зеркало! Хвост, как у ящерицы? Да хоть как у кенгуру! Гум-гам с радостью выполняет все просьбы, и взамен ему нужно только одно. Новые игры! Он их все запишет в блокнотик и там, на своей планете, преложит ребятам. Потому что игра – это единственное, что у них осталось после того, как на планете остановилось время...Главное в играх – ничего не спрашивать. Гум-гам говорит, что у него от вопросов голова трещит. Оказывается, все не так – и голова трещит у машины со странным названием АВТУК – той самой, из-за которой и остановилось время на планете, а дети перестали расти. Неужели все так непоправимо? Максиму хочется верить, что он сможет помочь своему другу. Ведь не зря же Гум-гам прилетел именно к нему!В книге будет многое. Главное – приключения! Вы только представьте, что будет твориться, когда Гум-гам раздаст всем детям лунад – что-то вроде... шоколада знаний, шоколада умений. Все могут всё! Каждый может творить чудеса сам! И будут путешествия Максима на другую планету. Туда, к другу, на помощь...© Наталья Дубина [email protected]

librebook.me

Читать книгу Гум-гам Евгения Велтистова : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Евгений Серафимович ВелтистовГум-гам: повесть-сказка

Игра начинается
«Р-раз!»

Эта история началась тогда, когда Максим увидел на улице коня. Точнее, на рассвете, когда проснулся кот Рич и стал тихо и настойчиво мяукать у запертой двери.

А совсем точно – в пять часов и тридцать минут солнечного воскресного утра, когда Максим поднял голову с подушки и взглянул на будильник.

Максим быстро оделся, открыл дверь, вместе с Ричем спустился во двор.

Кот шмыгнул в кусты, а Максим побежал через двор на улицу – сторожить белого коня.

Вчера он прошёл мимо Максима, высокий, узкомордый, сильный, и белый его хвост, качавшийся в такт шагам, чуть не хлестнул мальчишку по лицу. Максим этого не заметил. Он смотрел, как милиционер, восседавший на коне, крепко натягивает уздечку, будто конь мог ускакать под облака. И когда они довольно далеко отъехали и дорога свернула к реке, Максиму на минуту показалось, что белый конь прыгнул с обрыва и плывёт в чистом воздухе. Это был не просто конь – это был скакун, какого не часто встретишь в большом городе.

Ложась спать, Максим решил проснуться вместе с солнцем, когда на белом коне всадник едет на дежурство. Наверное, поэтому ему снилось, как он скачет высоко над крышами, над деревьями, над рекой, – снилось до тех пор, пока его не разбудил кот Рич.

Максим бежал через газоны, мимо клумб и кустов, но так и не добежал до белого коня. Свернув за угол, он услышал слова, которые заставляют остановиться любого бегущего мальчишку:

– Ты хочешь со мной поиграть?

«Поиграть?»

Максим оглянулся: кто это спрашивает? Но никого не увидел.

– Хочешь со мной поиграть? – повторил тот же голос откуда-то сверху.

Балконы пустые, окна совсем тихие – дом ещё не проснулся. Но там, рядом с крышей, Максим разглядел такое, отчего замер на месте с запрокинутой головой.

Там, рядом с крышей, висела короткая лестница, а по ней лез человек в красном костюме и в каске. Увидев его, Максим обрадовался: пожарный! И удивился: куда он лезет – ни огня, ни дыма! Да и лестница какая-то чудная, совсем не пожарная. Лестница висела просто так, ни за что не держась, висела или стояла в воздухе. А человек в каске смело лез вверх и говорил те самые слова: «Ты хочешь со мной поиграть?» Не Максиму, нет, а кому-то ещё, наверное сидящему на карнизе голубю.

А ещё выше, над голубем, крышей и лестницей, запутался в проводах бумажный змей, и к нему, конечно, поднимался красный верхолаз. Вот он добрался до конца лестницы, протянул руку к змею, но не достал. Тогда он нагнулся и ловко перевернул лестницу так, что верхняя перекладина, на которой он стоял, стала нижней, а нижняя – верхней. И опять полез.

Распутав нитки, верхолаз рассмеялся и помахал змеем. Голубь испуганно сорвался с карниза, улетел, треща крыльями.

– Глупая птица! Не понимает игры! – весело сказал верхолаз, спускаясь по перекладинам.

Он легко переворачивал в воздухе лестницу, которая ни за что не держалась. Спрыгнул на траву рядом с Максимом и, заметив его, протянул змея:

– Что это за хвостатый летун?

– Как – что? Змей, – чуть растерянно ответил Максим, разглядывая незнакомца.

– Змей! – торжественно произнёс тот и улыбнулся. – Этот змей должен забавно змеиться.

Максим увидел, что перед ним мальчик. Очень странный мальчик. Он был выше и старше Максима. Ненамного выше, ненамного, наверное, и старше. Но выглядел почти как взрослый. Пожалуй, из-за своего костюма. Тугой красный костюм напоминал космический скафандр. На голове так необычно одетого мальчика был прозрачный серебристый шлем, сверкавший на солнце.

Максима удивило лицо незнакомца: голубое, будто намазанное краской, оно казалось очень печальным, даже когда он улыбался.

Мальчик в шлеме схватил змея за хвост, закрутил над головой, крикнул:

– А ну змеись!

Пока он отрывал змею хвост, Максим дотронулся до лестницы, которая стояла на земле и не падала.

– Как она ловко переворачивается! – с удовольствием сказал Максим.

– Пустяки, – махнул рукой хозяин лестницы. – Залезаешь наверх и переворачиваешь.

Следуя совету, Максим встал на нижнюю перекладину и, потеряв равновесие, грохнулся вместе с шаткой лестницей.

– Всё ясно, – хмуро сказал неудачливый верхолаз и заковылял прочь, потирая колено.

– Не уходи! – услыхал он за спиной голос, похожий на вздох. – Смотри, это совсем просто.

Максим обернулся.

Лестница вытянулась в воздухе, а незнакомец уже притопывал ногой наверху.

Только теперь Максим догадался, кто этот мальчишка, стоявший на верхней перекладине с раскинутыми в стороны руками. Конечно, никакой он не космонавт, а самый настоящий циркач. Гимнаст или акробат, а может, даже ученик клоуна. Максим видел таких смелых ребят на цирковом представлении. Они и на руках ходят, и проворно взбираются на гладкий шест, и ещё делают какой-то мудрёный кувырок, который называется очень весело: флик-фляк. Ну кто, как не артист, даже если он мальчик, мажет

себе лицо синей краской! Кто, как не акробат, тренируется утром во дворе, балансируя на шаткой лестнице! Конечно, все эти фокусы с вертящейся лестницей только ловкость и тренировка.

– Как тебя зовут? – спросил сверху мальчика акробат.

– Максим.

– Мак… сим… – повторил акробат. – Мак… сим… Я буду звать тебя Максим. Не удивляйся, мне надо привыкнуть к твоему имени… Я забыл тебе сказать, Максим, как надо залезать на мою лестницу…

– Как?

– А ты поможешь мне змеить этого змея?

«Чего он притворяется?! – возмутился про себя Максим. – Будто никогда не видел бумажного змея!..» А вслух сказал:

– Ладно, помогу.

Циркач мигом спустился вниз, зашептал на ухо Максиму:

– Когда ставишь лестницу, скажи одно только слово: «P-раз!» И она не упадёт. И потом тоже: «Р-раз!» – и переворачивай. Всё!

И хотя Максиму понравилось лихое «р-раз!», он от души расхохотался. Ну и шутник!

Акробат почему-то обиделся.

– Ты мне не веришь… – со вздохом сказал он.

– Верю, – весело отозвался Максим. – Раз! – и шишка на лбу. Ты вон шлем нацепил и воздухом надулся, можешь себе падать сколько хочешь.

– Ты мне не веришь, Максим. – Голуболицый смотрел на Максима печальными глазами, и Максим перестал улыбаться, поражённый, как непривычно звучало его имя. – Зачем я пробивался через космос, искал эту планету… этот двор… этого змея?.. Зачем?.. – продолжал голуболицый. – Я так искал тебя, Максим…

Он сел прямо на землю в своём великолепном скафандре, опустил голову, увенчанную серебристым шлемом, – грустный мальчик с другой планеты, с далёкой звезды…

Максим подумал: «Если бы я прилетел с другой планеты и вдруг очень бы огорчился, я тоже сел бы прямо на землю и стал бы говорить таким обиженным голосом».

– Никто, совсем никто не хочет со мной играть… – бормотал звёздный мальчик. – Конечно, это кажется слишком просто: раз – и ты не падаешь… Но ведь любая игра начинается, когда говорят: «Раз, два, три!» Так принято на всех планетах, и на моей тоже. Глупейшая лестница, она повалилась потому, что я забыл сказать ей «р-раз!».

Максим подошёл ближе.

– Я верю тебе, – сказал он, а сам подумал, вглядываясь в голубое лицо: «Наверное, он не шутит». – Давай запускать змея или играть в лестницу – как ты хочешь. Но для змея нужны крепкие нитки.

Мальчик вскочил.

– Нитки? Замечательно! Через минуту будут нитки. Фьють – и готово, я принесу их. Жди!

Он вытащил из кармана синий камень – необыкновенного блеска кристалл со множеством граней, бросавших во все стороны слепящие лучи, будто это было карманное солнце. Синие круги завертелись в глазах Максима – всё вокруг изменилось, задрожало, поголубело.

– Ну-ка отойди, Мак-сим! – прозвучал громкий голос. Максим попятился. – Так, подальше… Ещё дальше! А то фьють – и улетишь со мной… Сейчас здесь будет космическая дыра, и я в неё шагну. Р-раз! – и я дома…

– Как тебя зовут?! Как тебя зовут?! – закричал Максим.

Синий камень не просто удивил его, он верил каждому слову мальчишки и очень жалел, что так скоро расстаётся с ним.

– Гум! – крикнул в ответ звёздный мальчик. – Я говорю «гум!» – и шагаю в космическую дыру. Я говорю «гам!» – и я уже дома…

И он подкинул карманное солнце над головой. Завертелись спицы невидимого колеса, и фигурка в скафандре оказалась внутри прозрачного шара. Шар рос, переливаясь всеми красками, отражая зыбкое круглое небо, непривычно круглый двор, круглые окна, круглые крыши, застывшего на месте Максима, восхищённого и испуганного.

Дз-ззз-знн-н-н!.. Шар треснул, взорвался с лёгкостью мыльного пузыря. Космический путешественник исчез, будто растворился в воздухе, и в наступившей тишине долетели до Максима последние его слова: «Меня… зовут… гм… гм…»

– «Меня зовут Гум… гам…» – тихо повторил Максим. – Гум… гам!.. – Ему нравилось это имя: Гум-гам – таинственное слово… Космический гром в космической пустоте. Гум-гам!

Максим побежал туда, где только что лопнул шар. Никакой космической дыры, в которую как сквозь землю провалился мальчик в скафандре, не было и в помине. Лежали на траве забытая лесенка и бумажный змей.

Максим взял лестницу, поднял её в вытянутых руках, шепнул:

– Р-раз!.. – и опустил руки.

Ему показалось, что в это мгновение двор отодвинулся вдаль и во всём мире остались только он да лестница.

А лестница не упала. Она повисла там, где он её оставил, ни за что не держась. Тогда он ударил ладонью по нижней перекладине, и лестница бесшумно перевернулась. Даже подпрыгнув, Максим не мог достать рукой до ступеньки. Что за послушная лестница! Да на такой лестнице не то что до крыши – до Луны добраться легко.

– Теперь ты будешь со мной играть? – прозвучал за его спиной тихий голос.

– Гум-гам! – Максим подскочил от радости, увидев знакомое голубое лицо. – Смотри, она висит! – с гордостью показал он на лестницу.

– Я говорил: это очень послушная лестница, стоит ей только скомандовать. Вот нитки.

– Что это ты разоделся как на карнавал? – заметил Максим, оглядев космического путешественника.

Его новый приятель был одет совсем иначе, чем несколько минут назад, – в снежно-белый, с узором из золотистых стрел костюм. Правда, этот скафандр был такой же тугой, как и прежний. Грудь звёздного гонца выгибалась колесом. Можно было подумать, что это знаменитый мотогонщик в начищенном шлеме.

– Успел переодеться, – небрежно сказал Гум-гам. – У меня есть шкаф-одевалка. Автоматический. В одну секунду одевает.

– Здорово! – выдохнул Максим и хлопнул ладонью по упругому плечу. Ладонь отскочила, как от мяча.

– Можно обойтись и без скафандра, – продолжал космический путешественник. – Но в скафандре чувствуешь себя безопаснее.

– Скажи, а разве можно так быстро пролететь космос? И без всякой ракеты? Как это у тебя получается? Ты сказал: космическая дыра. Я не видел никакой дыры! Был шар, и он лопнул. Я ничего не понял.

Гум-гам что-то пробурчал из-под шлема, сморщился и сразу стал похож на сердитого старика.

Мальчик испугался: не обидел ли он товарища?

– Не обращай внимания, – успокоил его Гум-гам. – От вопросов у меня всегда трещит голова. Откуда я знаю, что это за дыра? Дыра и дыра – не я её придумал. Ты видел: я беру камень путешествий и шагаю в эту дыру, как в другую комнату. Р-раз! – и я на своей планете.

– Значит, твоя планета совсем близко?

– Не думаю, что близко. Она где-то там. – Гум-гам указал пальцем вверх.

– А в Антарктиду с твоим камнем путешествий можно попасть? – возбуждённо допрашивал Максим.

– Куда только захочешь, на любую звезду! – ворчливо отвечал Гум-гам. Как видно, ему были неприятны вопросы.

– Антарктида не звезда, – задумчиво сказал Максим. – Догадался! – крикнул он, просияв. – Твой камень пробивает расстояния, понимаешь? Насквозь!.. Например, подо мной живут Сергей и Мишка. Когда они мне нужны, я бегу по коридору, спускаюсь по лестнице, стучу в дверь. А ведь мог бы за одну секунду провалиться к ним через пол, в космическую дыру…

– Если Сергей и Мишка умеют змеить змея, я принимаю их в игру, – прервал Гум-гам и укоризненно взглянул на товарища. – Я принёс нитки всего за одну минуту, а говорим мы об этом пустяке целый час.

– Прости, – смутился Максим. – Я что-то разболтался. Держи змея!

Максим размотал катушку, привязал нитку и, попросив Гум-гама вовремя отпустить змея, бросился бежать. Сначала змей рванулся вверх, но затем чиркнул хвостом по асфальту и упал.

– Эх, ветра нет! – топнул ногой Максим. – Привязать бы его к велосипеду. А ещё лучше – к машине.

– Играть так играть! – поддержал его приятель. – Машина так машина. Я видел тут недалеко один грузовик. Прокатимся на нём!

– На грузовике? – удивился Максим. – Я не умею рулить.

– Пустяки, – сказал Гум-гам. – Я тоже не умею.

Максим не догадывался, что за грузовик приметил Гум-гам. Но когда они пришли на площадку детского сада, мальчик горько улыбнулся: опять шуточки!.. Деревянный зелёный грузовик с облупившимся кузовом – вот на чём предлагал прокатиться космический путешественник.

– Почти современная машина, – сказал Гум-гам, с трудом втиснув тугой скафандр в тесную кабину. – Сейчас мы её обкатаем. Садись!

Максим, конечно, не поверил, что они помчатся на какой-то детсадовской деревяшке, но игра есть игра. Он присел с серьёзным видом на сиденье. И вдруг почувствовал, что оно дрожит и трясётся под ним – это Гум-гам сказал своё лихое «р-раз!». Максим не успел ничего спросить – грузовик рванулся с места, взлетел по косогору и понёсся по улице.

Вот это была скорость! Ветер бил в лицо, ерошил волосы, холодил зубы. Максим высунулся из окна. Колёса отчаянно крутились, но не издавали никакого звука, грузовик скользил по асфальту, как бесшумный зелёный зверь. Лишь хлопал позади бумажный змей, привязанный к кузову.

Вдалеке мелькали знакомые вывески: «Аптека», «Фарфор», «Булочная-кондитерская», скакали совсем рядом одноногие деревья, а когда грузовик сделал плавный поворот и выехал на пустынное шоссе, деревья слились в сплошную ленту, и впереди росла на глазах, приближалась вышка трамплина.

Вот и великанская вышка проплыла совсем рядом, такая непохожая вблизи на себя: громадная, сильная, железными лапами упёрлась в край обрыва.

– Держись! Прибавляю скорость! – весело кричит Гум-гам.

Он выглядел в своём серебристом шлеме совсем как заядлый гонщик.

– Стой! Колесо отвалилось! – Максим вцепился в локоть Гум-гама, увидев, как отлетел в сторону деревянный круг.

– Чепуха! – Гум-гам даже не оглянулся. – Доедем без колеса. Видишь, как змеится наш змей… Держись!

Встречное легковое такси резко свернуло в сторону и въехало на газон, хотя маленький деревянный грузовик не нарушал правил движения. А Гум-гам не только увеличил скорость, он поднял свою машину в воздух! Хорошо, что поблизости не было милиционеров: они бы, конечно, погнались за странной машиной. Но вряд ли догнали бы на своих мотоциклах грузовик. Даже тот милиционер, на белом скакуне.

Приятели влетели во двор и приземлились на детсадовской площадке. Если бы дом не спал, такое появление Максима и его спутника вызвало бы немало разговоров. Но никто не заметил, как прямо с неба опустился в траву игрушечный грузовик, как водитель в белом скафандре, только что чудесно управлявший машиной, отпустил наконец деревянный руль, крепко-накрепко прибитый к кабине.

– Всё!.. – вздохнул Гум-гам. – Это был настоящий полёт змея. Можно, конечно, катить и быстрее, но я боялся, что грузовик развалится.

Он вылез, пыхтя, из кабины, разгладил ладонью помятого змея. А Максим, тяжело дыша, бросился под машину и присвистнул от удивления: грузовик стоял, опираясь на три колеса.

«В мире миллион разных машин или ещё больше, – сказал себе Максим. – И все – на четырёх колёсах. А мы ехали на трёх…»

И он произнёс вслух, лёжа на животе:

– Я думаю, никто не заметит, что потерялось одно колесо…

– Ерунда, какое-то несчастное колесо! – прозвучал насмешливый голос Гум-гама. – Любой грузовик, когда запускаешь змея, прекрасно едет без колёс.

– И без мотора? – хитро спросил Максим.

Гум-гам закашлялся, проворчал:

– Вот всегда так: только разыграешься – и… уже тебя ждут на другой планете… Максим, ты мне подаришь летающего змея?

Максим вылез из-под грузовика, подошёл к Гум-гаму. Дома обступали их со всех сторон, словно желая увидеть, как космический путешественник шагнёт в свою таинственную космическую дыру.

– Конечно, бери, раз он тебе нравится, – грустно сказал Максим.

И звёздный мальчик сразу догадался, что его приятель расстроен. Он подошёл к лестнице, которая, чуть покачиваясь, висела в воздухе, махнул ей, и лестница послушно скользнула в его руки.

– На. – Гум-гам протянул лестницу другу. – Мне кажется, она тебе нравится.

Максим просиял.

– Как только ты захочешь увидеть меня, скажи «р-раз!» – и я в одну секунду влезу в космический скафандр. Честно говоря, мне скучно дома. А вместе мы всегда что-нибудь придумаем!.. И, если хочешь, позови ребят.

– Позову! – обрадованно ответил Максим. – Мои друзья любят играть.

– Только скажи им одно важное условие…

– Это «р-раз!»?

– «Р-раз!» – не самое главное в игре. «Р-раз!» – лишь начало игры. – Голос Гум-гама звучал строго и торжественно, и Максим насторожился, почувствовав, что услышит какой-то секрет. – Пусть они запомнят: нельзя спрашивать: как, почему, зачем?..

Максим улыбнулся: только-то и всего! – и простодушно заметил вслух:

– Почему же нельзя?

На этот раз Гум-гам не только расстроился, но и рассердился всерьёз.

– Нипочему! Нипочему! Нипочему! – закричал он, махая руками. – Слышать не могу этого «по-че-му»!

– Не сердись, Гум-гам! – искренне раскаялся Максим. – Я совсем забыл, что от вопросов у тебя трещит голова.

– Я просто бешусь от глупых вопросов, – признался, смягчаясь, Гум-гам. – Я точно знаю, Мак-сим, – продолжал он таинственным шёпотом, – что никакая игра не получается, если начнёшь твердить как попугай: что, почему, зачем?.. – Гум-гам даже поголубел от волнения и оглянулся, произнеся неприятные ему слова. – Ты можешь сам проверить. Влезь на лестницу, начни спрашивать – сразу свалишься.

– Ну нет, – покачал головой Максим. – Я тебе верю. А ребят предупрежу, чтоб держали язык за зубами.

– Ты настоящий друг! – горячо поблагодарил Гум-гам. – Я чувствую, что подружусь с ребятами. Если, конечно, никто из них не разболтает родителям. А то начнётся: ах да ох! И опять игра пропала.

– Обойдёмся без ябед и задавак, – твёрдо обещал Максим.

Тут из кустов выскочил на асфальтовую дорожку кот Рич. Может, он ловил мышей, а может, спрятался со страху, когда деревянный грузовик сорвался с места и укатил на улицу.

– Давай сыграем с моим Ричем, – прошептал Максим, желая в последний раз испытать могущество друга.

– Давай!

– Например… – Максим задумался. – Например, может этот кот стать со скамейку?

– Может, – сказал Гум-гам.

Максим вздрогнул: перед ним стоял большой золотисто-жёлтый зверь, вылитый лев, только пострашнее. Зверь так и застыл с поднятой лапой, не понимая, конечно, почему вокруг него всё так уменьшилось.

– А ещё больше? – дрожащим голосом спросил хозяин кота. Он был испуган, но не растерялся. Всё же перед ним был знакомый зверь: хоть и большой, но Рич. – Например, может он стать с дом?

– Пожалуйста. – Гум-гам сохранял полное спокойствие.

В следующее мгновение любой лев показался бы котёнком в сравнении с клыкастым, взъерошенным чудовищем. Великан смотрел на ребят зелёными, круглыми, как тазы, глазами, смотрел долго и вдруг зарычал. Это был даже не львиный рык – свист, рёв, грохот пронеслись по двору, ударили в окна домов: ШШШ – ИИИ – ГР-Р-Р! Кто знает, что подумали просыпавшиеся жильцы. Одни, вероятно, решили, что во дворе взлетела ракета, другие – что началось землетрясение…

– Пусть он будет маленьким! – закричал Максим, заткнув пальцами уши.

Зверь исчез. Они стояли вдвоём на асфальтовой дорожке.

– Тоже мне чудовище! – презрительно сказал Гум-гам. – Просто здоровенный кот. Для такого кота нужны очень большие мыши.

– Так я его и испугался! – отозвался Максим. – Обыкновенный Рич, только дикий… Пожалуй, он мог бы побороть и тигра, – добавил Максим. – Пожалуй, и льва тоже… Пожалуй, он чересчур дикий и свирепый, когда большой… Интересно, слушался бы он хозяина или его снова пришлось бы приручать?..

– Я ухожу, Максим. – Гум-гам помахал бумажным змеем. – Вот видишь, я уже привык к твоему имени. Я говорю: Максим!

– До свиданья, Гум-гам!

– В моей стране не говорят «до свиданья» или «здравствуй»! – усмехнулся звёздный мальчик и шутливо погрозил пальцем, как бы напоминая о договорённости: ничего не спрашивать. – У нас вместо «прощай» говорят «не скучай»… Не скучай, Максим!

– Не скучай, Гум-гам! – сказал Максим. – Как только заскучаю, я тебя позову.

– Играть – не скучать! – озорно подхватил Гум-гам.

Он вынул синий камень путешествий, похожий на карманное солнце, подбросил его над головой и очутился в ярком пузыре.

Максим проводил Гум-гама взглядом. Он нисколько не сомневался, что его новый друг, шагнув в космическую дыру, попал на далёкую планету, в загадочную страну, где люди не здороваются и не прощаются. Максим взвалил на плечо подаренную лестницу, донёс её до подъезда и, оглядываясь и шепча заветное «р-раз!», заставил лестницу стоять. А потом, пыхтя и неуклюже переворачиваясь вместе с лестницей, долез до своего балкона на третьем этаже, изо всех сил стараясь не думать, почему лестница не падает.

iknigi.net

Книга "Гум-Гам" из жанра Детская фантастика

Обратите внимание: вышел срочный приказ свыше! Компьютерам приказано срочно компьютериться, каруселям – каруселиться, змеям – змеиться, теплоходам – теплоходиться. А детям – играться. Ответственный за исполнение – Гум-гам. Уж он-то знает толк в играх! Главное условие – не задавать вопросов. Потому что там, где начинаются вопросы, заканчивается игра...

Как вы думаете, что может означать слово Гум-гам? Название ресторана быстрого питания? Стоматологическая фирма? Жевательная резинка? Нет! Все просто: это имя самого обычного мальчишки с другой планеты. Самого наиобычнейшего инопланетного мальчишки с синим лицом и в каске... то есть в скафандре. Неужели вы его никогда не видели? Не можете себе его даже представить? Видели, наверняка видели! Просто спутали с пожарным или милиционером. Или космонавтом. Мало ли их по улицам ходит! Но не беспокойтесь – Гум-гама с ними постоянно путают, он привык. Даже Максим, лучший друг Гум-гама, в день (то есть утро) знакомства спутал инопланетянина с пожарным. А что вы хотели: Гум-гам ещё и по лестнице полз – тут даже слепой спутает!

А что касается имени... Ясное дело – на другой планете и не такое может быть. В книге помимо Гум-гама появляются еще и Тили-тили, Чур-чур, Кри-кри, Тень-пень... Наверное, там есть жители с именами Трали-вали, Бим-бом, Тик-так, Жили-были и даже Палка-копалка. Но это не главное. Главное, что они – отличные ребята, с которыми можно играть вовсю.

Вовсю – это значит без ограничений. Это значит, что деревянная машина в детском саду может мчаться с бешеной скоростью. Взрослый кот может поместиться в карман, а потом вымахать до размеров девятиэтажного дома. Девочкам нужно платье, на котором будут расти живые одуванчики? Пожалуйста! Нужны листья вместо ушей? Сколько угодно! Выбирайте, примеряйте, смотритесь в зеркало! Хвост, как у ящерицы? Да хоть как у кенгуру! Гум-гам с радостью выполняет все просьбы, и взамен ему нужно только одно. Новые игры! Он их все запишет в блокнотик и там, на своей планете, преложит ребятам. Потому что игра – это единственное, что у них осталось после того, как на планете остановилось время...

Главное в играх – ничего не спрашивать. Гум-гам говорит, что у него от вопросов голова трещит. Оказывается, все не так – и голова трещит у машины со странным названием АВТУК – той самой, из-за которой и остановилось время на планете, а дети перестали расти. Неужели все так непоправимо? Максиму хочется верить, что он сможет помочь своему другу. Ведь не зря же Гум-гам прилетел именно к нему!

В книге будет многое. Главное – приключения! Вы только представьте, что будет твориться, когда Гум-гам раздаст всем детям лунад – что-то вроде... шоколада знаний, шоколада умений. Все могут всё! Каждый может творить чудеса сам! И будут путешествия Максима на другую планету. Туда, к другу, на помощь...

© Наталья Дубина [email protected]

www.rulit.me

Читать книгу Гум-гам Евгения Велтистова : онлайн чтение

Текущая страница: 4 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Гум-гам, Кри-кри и Луна

Луна повисла над домом. Небо в звёздах. Ночь.

Если б кто-нибудь этой ночью любовался луной или разглядывал созвездия, он бы заметил висящую в небе серебристую лестницу, а на ней странного музыканта. Этот музыкант играл на маленькой флейте, сидя на верхней перекладине лестницы. Он играл, наклонив голову, и не падал. Он даже слегка притопывал одной ногой, забыв, что находится не на эстраде. А в доме, пока играл музыкант, одно за другим гасли окна.

Если б кто-нибудь этой ночью заглянул в другие дворы, он бы везде увидел таких забавных музыкантов. Они стояли на своих лестничках – кто высоко над крышей, кто пониже – и играли на скрипках, на кларнетах, на маленьких трубах, каждый на своём инструменте. И хотя играли они очень тихо, засыпали полуночники, больные бессонницей и даже милиционеры на своих постах, останавливались автофургоны, развозящие свежий хлеб, замирали на месте ночные такси. Когда город успокоился, музыканты спустились во дворы, легко переворачивая в воздухе свои лестницы.

Гум-гам спрыгнул на футбольную площадку, положил в карман флейту, подбросил на дерево лестницу. Огляделся, и… «р-раз!» – распахнулись в квартирах двери, застучали по лестницам подошвы, изо всех дверей выбежали ребята. До этой минуты они лежали в кроватях не раздеваясь, некоторые даже в ботинках, чтоб быстрей выбежать, и ждали, когда их друг скажет своё знаменитое «р-раз!». А те, кто уснули, но хотели играть, всё равно поднялись от этого тихого «р-раз!», вышли, хлопая ресницами и поёживаясь, во двор и увидели своих приятелей и с ними бодрого, готового играть днём и ночью Гум-гама.

Его лицо казалось таинственным в лунном свете, костюм мерцал вышитыми звёздами. Гум-гам приветствовал шуткой каждого мальчишку, каждую девчонку. Тем, кто первым прибежал на площадку, он говорил:

– Я вижу, ты очень хочешь попасть на праздник… Кто играет, тот не спит. Верно, Зайчик?.. К сожалению, Великий Фантазёр примчался к финишу только восьмым…

А опоздавших встречал общий смех, потому что Гум-гам шутливо замечал:

– Как жаль, все места под ёлкой заняты, но мы берём тебя в игру. Завяжи левый ботинок, а то потеряешь, и мама не найдёт его утром под кроватью… Все собрались? Никто не передумал? За мной!

(К с. 65)

Едва ступили ребята на поляну, как засветились тёмные ели, замерцала под ногами голубая трава, подмигнули светлячками кусты.

Они вышли на улицу, притихшие, серьёзные, оглядывая непривычно спокойные улицы. С открытыми окнами дремали дома. Звёздное небо распростёрлось над крышами. Отдыхал от жёстких шин тёплый асфальт. Полмира спало вместе с этим городом.

Но вот детские голоса и смех, лёгкие шаги, будто ветер, пронеслись по пустынным улицам – без пешеходов и автомобилей, без милиционеров и лоточников, – по совсем пустынным улицам. Со всех концов города спешили дети к парку, на лесную поляну, под тихие ели.

Едва ступили ребята на поляну, как засветились тёмные ели, замерцала под ногами голубая трава, подмигнули светлячками кусты. Ребята ступали опасливо, боясь смять светящуюся траву. Осторожно вдыхали они ночной прохладный воздух, прислушивались к звенящей тишине, всматривались в окружавший их таинственный ночной мир. Все немного волновались, как в цирке, когда гаснет свет и зрители ждут: что же дальше?

– Смотрите! Синяя луна! – крикнул кто-то.

Звёзды погасли, взошла яркая синяя луна, и все лица, обращённые к ней, стали голубыми.

«Что со мной? – спрашивал каждый себя и поглядывал на соседей. – Может быть, я попал к марсианам?»

Что-то громко хлопнуло, лопнуло в тихом небе. Два громадных зонта повисли над поляной. На этих зонтах, как на парашютах, опускались какие-то чудаки. Ребята разбежались, давая им место для приземления. И вот уже прыгуны с зонтами коснулись травы – один в серебристо-звёздном костюме, второй в золотом.

– Это Гум-гам! – узнал Максим звёздного человека.

И ребята его двора подхватили:

– Ура! Это Гум-гам!

– Кри-кри! – закричали на другом конце поляны. – Наш Кри-кри! – Это соседний двор приветствовал своего мастера игр.

Сразу все заговорили, засмеялись, забыли о странном ночном светиле.

Гум-гам и Кри-кри удивлённо оглядывали таких же, как и они сами, голуболицых ребят. Будто видели их впервые, будто оба свалились с луны.

– Ого, сколько тут знакомых! – закричал Гум-гам. – И всем, я вижу, очень весело.

– Взрослые давно спят, – тонким голосом подхватил Кри-кри, – а они хохочут.

Ребята уселись на траве. Она была сухая, жёсткая и пахла совсем не так, как обычная трава.

– А чего им грустить! – сказал Гум-гам. – Они ведь умеют во всё играть. Вот ты… – Гум-гам подошёл к мальчишке, сидевшему недалеко от него. – Что ты хочешь?

Мальчик поднялся, тихо сказал:

– Луну. Точнее, лунный камень.

– Он хочет лунный камень, – громко повторил Гум-гам.

– Лунный камень? – закричал Кри-кри. – Пожалуйста! Я могу отломить кусок от Луны. Не верите?

Ребята зашумели:

– Кусок от Луны? Тоже сказал!.. Пусть попробует!..

– Сейчас проверим. – Гум-гам показал Кри-кри на Луну. – Пожалуйста, вон она.

Кри-кри сложил свой зонт, взял его за ручку, прицелился в Луну и бросил вверх. Зонт, кувыркаясь, улетел. Ребята захлопали весёлой шутке.

– Смотрите! – Кри-кри показывал на Луну, сиявшую в ночном небе.

Зрители ахнули. От Луны отломился здоровенный кусок и полетел вниз, прочерчивая черноту неба. Все вскочили, зажали уши ладонями.

Нарастающий свист. Грохот взрыва. Огненные брызги. И тишина… У ног Кри-кри лежит огромный мерцающий камень.

С окруживших поляну елей посыпались голубые искры – так бурно хлопали ребята. Один Гум-гам остался недоволен.

– Кри-кри, что ты наделал! – возмущался он. – Как мы теперь будем играть под такой обломанной, некрасивой Луной!

Луна была похожа на кругляк синего сыра, от которого отломили кусочек.

– Это легко исправить! – крикнул Кри-кри.

Он ухватил глыбу одной рукой. «Р-раз!» – и поднял её над головой. «Р-раз!» – и швырнул в небо. Камень, светясь, долетел до Луны. И оказался на прежнем месте. Снова полный диск спокойно светил на небе.

– Ого-о! Вот это силач! Молодчина, Кри-кри! – загудела поляна.

– Ты что, волшебник, Кри-кри? – спросил Гум-гам.

– Волшебник? Ты, Гум-гам, говоришь глупости. Волшебников не бывает. Я, Кри-кри, много путешествовал в космосе и нигде не встречал волшебников. Я и мои друзья не умеем делать чудеса, мы просто умеем играть. Вот они – лучшие игруны во всей Вселенной!

И Кри-кри крикнул в ночное небо:

– Тили-тили!.. Чур-чура!.. Тень-пень!..

Они возникали в глубине неба и опускались на светящуюся траву – один на маленьком облаке, второй с огромным листом в руке, третий со связкой шаров.

Их имена звучали непонятно-сказочно. И хотя Кри-кри только что уверял ребят, что его друзья не волшебники, странно было видеть, как они прыгали на поляну прямо с неба. Правда, мастера игр жили на другом конце звёздного мира и, наверное, там считались обычными имена, похожие на звон колокольчиков, а вместо парашюта там, как видно, пользовались шарами и облаками.

– Тин-лин!.. – выкликал Кри-кри. – Дин-дон!.. Пом-лом!.. Дара-даг!..

С большим, как подсолнух, цветком, с вертящимся пропеллером, с бумажным змеем, на прозрачных крыльях прыгали на поляну синелицые путешественники в своих дорожных скафандрах. Приземлившись, они неуклюже подскакивали на месте, с любопытством оглядывались и махали ребятам, как старым знакомым.

– Мои друзья принесли вам подарок, – объявил Кри-кри. – Хотите, ребята, играть во всё на свете? Играть в звёзды, в луну, в дома, самолёты, марсиан, рыб, зверей, птиц – хотите? Играть днём и ночью, каждый час, каждую минуту – хотите? Вы станете лучшими игрунами, как Тин-лин, как Гум-гам, как я.

– Хотим! Хотим! Хотим! – громом взорвалась поляна.

– Раздайте всем лунад! – приказал Кри-кри товарищам.

Синелицые игруны обошли ребят, вручили каждому лунад. Круглый, как медаль, в синей обёртке, с таинственно блестевшими словами: «Я ВСЁ УМЕЮ».

– Что это такое? – спрашивали ребята друг друга.

Гум-гам поднял руку.

– Это не простой лунад, это лунад для игр, – объяснил он. – В нём лунный порошок, звёздный свет, космическая пустота. Тот, кто взял лунад в руки, откусил кусочек – самый могущественный игрун. Лунад постоянно будет с вами: его можно уронить из окна и опять найти в кармане, его можно съесть и достать из кармана новый… Но можно и навсегда потерять свой лунад. Вы, наверное, догадались: лучше не спрашивать, почему лунад всё умеет.

Ребята растерянно молчали, разглядывая загадочный лунад. Никто не решился развернуть синюю обёртку.

– Не бойтесь, лунад вам понравится! – усмехнулся Гум-гам. – Между прочим, лунад придумал мой друг Максим, за что я назвал его Великим Фантазёром.

– Где он – Великий Фантазёр? – крикнул Кри-кри. – Покажись!

Максим встал. Сотни глаз смотрели на него.

– Я дарю тебе за лунад синий камень путешествий, – сказал Кри-кри. – Он у тебя в кармане. В любую минуту ты можешь шагнуть через космос.

Великий Фантазёр сунул руку в карман и вынул сверкающий, как маленькое солнце, кристалл, точно такой, какой подбрасывал в воздух Гум-гам, возвращаясь домой. Сидящие рядом зрители зажмурились.

– Ты знаешь, как с ним обращаться? – спросил Гум-гам.

– Да, – кивнул ослеплённый Максим и спрятал камень.

– Скажу вам честно, ребята, – продолжал Гум-гам, – мне, Кри-кри и моим товарищам надоели все наши игры: мы миллион раз во всё переиграли. Вот почему мы пришли к вам. Вы спросите: а что мы попросим от вас за лунад? Ничего! Только новые игры, в которые мы будем играть вместе. Максим научил нас играть в змея и поющие двери…

– Ив карусель, и в летающие теплоходы, – подсказал Кри-кри.

– Теплоходы придумал Зайчик, – уточнил Гум-гам.

– Да, это я придумал, – пискнул Зайчик из толпы.

И тут все засмеялись, зашумели, закричали:

– Хорошо! Будем играть! Да здравствует лунад!

– Играть так играть! – Гум-гам оглядел сидящих и хитро улыбнулся. – Я вижу, кое-кто уже попробовал лунад и ждёт, что с ним будет дальше. Что ж, скажите теперь нужное слово: «Р-раз!»

Зрители испуганно вскочили, не понимая, куда пропали их товарищи. Только что сидели рядом, болтали, жевали лунад – и уже нет их, лишь примятый след на траве.

– Они в постели, – объяснил спокойно Гум-гам. – Пора спать. Завтра новая игра.

«P-раз!» «P-раз!» «Р-раз!»

Будто ветром сдувает мальчишек и девчонок с поляны. Самые смелые уже спят дома. Самые нерешительные медлят, мнутся с ноги на ногу, а рука сама подносит ко рту лунад, и губы сонно шепчут:

– Р-раз…

Тишина. Гаснут синие ели. Потемнела трава.

И вдруг вспыхнули, взорвались под елями разноцветные шары, словно кто-то огромный, многоглазый выглянул из леса, – это лучшие в мире игруны возвращались домой.

А вслед за вспышками – крик:

– Гум-гам! Гум… га-ам!

По поляне бежал мальчишка.

– Гум… га-ам!

– Это ты, Максим?

Знакомая фигура в звёздном скафандре возникла из темноты: Гум-гам опустился сверху на зонте. Максим подбежал к другу.

– Скажи, – задыхаясь, спрашивает мальчик, – скажи, куда я попаду, если подброшу этот камень? В космосе миллион миллионов звёзд, а планет ещё больше.

– Ты попадёшь точно на мою планету, – пообещал Гум-гам, – ко мне в дом.

– А как называется твоя планета? Твоя страна…

Гум-гам печально взглянул на друга.

– Не всё ли равно, как она называется? Приходи когда хочешь.

– Нет, ты скажи.

– Лучше не спрашивай, Максим, – хмуро сказал голуболицый. – Ты нарушаешь запрет…

– Ты чего-то боишься, – догадался Максим.

– Автук, – загадочно произнёс Гум-гам.

– Ав-тук, – повторил мальчик странно звучавшее, непонятное ему слово.

– Автук управляет всем на свете, – строго продолжал Гум-гам. – Автука нельзя спрашивать. Он обрывает игру.

Максим вспомнил, как отвалились у него прозрачные крылья, когда он рассказал про Гум-гама, как посыпались с ребят лепестки, трава, листья…

Автук. Таинственная сила, обрывающая весёлую игру.

Максим хотел спросить, что это такое – Автук, но не решился.

Гум-гам стоял перед ним с опущенной головой.

– Я приду к тебе в гости, – сказал Максим другу. – Я не буду приставать с глупыми вопросами. Я хочу только знать, куда я попаду.

– Теперь у тебя есть камень путешествий, и ты всё сам увидишь, – отвечал Гум-гам. – Моя планета называется Голубая планета… Моя страна… – Гум-гам вздохнул. – Моя страна называется СТРАНА БЕЗ ПОЧЕМУ. – И он произнёс очень устало: – Спокойной ночи. Не скучай, Максим!..

Синяя луна нырнула за облака и вынырнула обыкновенной, лимонножёлтой.

Шёл по пустынной улице одинокий мальчишка, держа в опущенной руке сверкающий камень.

Игра продолжается
Я всё умею

Крепко спали ребята в это утро. Сколько их ни будили мамы и бабушки, они не хотели просыпаться – отбрыкивались, мычали, прятали головы под подушки. А когда наконец проснулись, то прежде всего вспомнили о лунаде. Круглые плитки со словами на обёртке «Я ВСЁ УМЕЮ» были в кармане! Лунад не исчез, хотя вчера на поляне был уже съеден!

Во многих квартирах завтрак начался с лунада. Петя Зайчиков, обычно спокойный и послушный, объявил бабушке, что не станет есть овсяную кашу.

– Ну, Петя, ты только попробуй и сразу съешь всё, – уговаривала его бабушка. – От овсянки в рост пойдёшь, сильным станешь. Илья Муромец ел кашу. И спортсмены едят. И даже лошади.

– Я не лошадь, – пискнул Зайчик.

– Известно, не лошадь, – согласилась бабушка. – Я тебе на молоке сварила. Пока ты капризничал, всё остыло. Сейчас добавлю горяченькой.

Бабушка взяла с плиты кастрюлю, зачерпнула половником и ахнула: Петина тарелка была пуста.

– Ты уже съел? – подозрительно спросила бабушка.

Зайчик поспешно закивал, даже облизнулся.

Но бабушку не проведёшь. Она погрозила пальцем, наполнила тарелку.

– Бесстыдник! И когда успел вылить обратно?

Зайчик послушно взял ложку, проглотил кусок лунада и прошептал:

– Р-раз!

Его тарелка опять была чистая.

Бабушка отошла от буфета – она доставала стакан – и, увидев пустую тарелку, повысила голос:

– Да ты что ж, играешь со мной в кошки-мышки? Не выйдешь из-за стола, пока не съешь всю кастрюлю!

Зайчик побледнел и, заикаясь, сказал:

– Р-раз!

Бабушка не верила своим глазам: каша из кастрюли исчезла. Она даже потрогала пальцем: да, это была та самая кастрюля, в которой она сварила молочную овсянку.

– Спасибо, бабушка! – крикнул Зайчик, убегая. – Я выпил чай. Я сыт!.. Ура!..

А двумя этажами ниже, в 101-й квартире, где жили братья-близнецы Мишка и Сергей Сомовы, в это время звучало пианино.

Учительница Вера Ивановна, приходившая к Сомовым два раза в неделю, раскрыла ноты и усадила за инструмент сначала Сергея, как менее прилежного ученика.

– Сыграй гаммы, а потом пьесу, – попросила она.

Сергей медленно играл гаммы. Он низко склонился над клавишами, словно на спине его лежал тяжёлый груз. Пьесу он, конечно, не выучил.

– Вяло, очень вяло! – строго заметила Вера Ивановна. – Теперь проиграй мне урок.

Сергей вздохнул, положил руки на клавиши и обернулся. Вдруг заголубел, ожил телевизор, и во весь экран затрезвонил будильник: начиналась передача для детей.

– Выключи телевизор! – велела учительница Мише.

– Я его не включал, – сказал Миша и повернул выключатель.

– Ну конечно, я понимаю: твой телевизор включается автоматически! – пошутила учительница, и Мишка опустил глаза. – Продолжаем, Серёжа.

Но едва Сергей поднял правую руку, как прозвенел телефон. Миша взял трубку, крикнул «алло!» и услышал в ответ протяжный гудок.

– Никого нет. – Миша пожал плечами, сел на стул.

Третья попытка пианиста тоже окончилась неудачно. Неожиданно щёлкнула клавиша радиоприёмника. «Ни сна, ни отдыха измученной душе…» – загремел мощный бас.

Это было уже слишком! Вера Ивановна покраснела, и Миша тоже покраснел, хотя и не подходил к приёмнику. А на Сергея напал приступ кашля, да такой сильный, что лицо у него стало малиновым.

Вера Ивановна проводила Сергея на кухню, дала ему воды. Вернувшись, она молча выдернула электрические шнуры из розеток.

– Надеюсь, что больше нам ничто не помешает, – сухо сказала она. – Продолжаем урок. Пожалуйста, Миша.

Миша, в отличие от брата, знал пьесу: он считался прилежным учеником. Но сейчас он не мог играть спокойно. Он ударил по клавишам изо всех сил, но звука не услышал. Миша ударил ещё раз – клавиши глухо хлопнули. Пианист испуганно взглянул на учительницу.

Вера Ивановна коснулась клавиш. Инструмент молчал.

– Я вижу, урок у нас сорвался, – произнесла Вера Ивановна, натягивая перчатки. – Попросите родителей вызвать мастера и проверить инструмент. И запомните: если такие фокусы ещё раз повторятся, я с вами заниматься не буду.

– Какие фокусы? – промямлил бледный Мишка.

– Вы лучше знаете какие!..

После ухода учительницы братья разбушевались.

– Это ты шептал «раз!», – кричал Мишка, наступая с кулаками на Сергея, – а она думала, что я включаю радиоприёмник! Нечестно!

– Но я не включал телевизор! – кричал в ответ Сергей. – Сознайся: это ты придумал!

Мишка опустил кулаки.

– Я тебя спасал! Ты же не выучил урок… Неужели она догадалась?

– Ага! А ты выучил и хотел похвалиться. Трень-брень, а пианино молчит. Вот тебе, чтоб не умничал!

Словом, братья разругались и разошлись. Один отправился купаться. А второй взял с балкона лыжи и потопал по лестнице.

Ничего удивительного: с лунадом в кармане они могли играть во что хотели.

Все во дворе видели, как Мишка Сомов вышел с лыжами. Не обращая внимания на смешки, он заскользил довольно ловко по песчаной дорожке, потом по траве, будто по снегу. Лыжник пыхтел и смешно размахивал палками, но только потому, что давно не тренировался, да и солнце припекало совсем не по-зимнему.

А редкие купальщики на городском пляже заметили, как неожиданно разволновалась река и быстрые волны побежали на песок. Здесь, у самой воды, какой-то чудак выставил свою комнатную пальму, и под ней лежал ещё не загоревший мальчишка. Это был Сергей. Он лениво бросал в волны камешки, слушал морской прибой и не удивлялся крикам купальщиков: «Братцы, а вода-то солёная!»

Если бы учёные из Академии наук узнали, что творится в десятиэтажном доме на улице Гарибальди и вокруг него, они бы бросили важные дела и привезли все приборы из своих лабораторий в таинственный двор. Трудно сказать, какие открытия сделали бы учёные, наблюдая обычные игры наших обычных ребят, но, несомненно, наука обогатилась бы. Наука, например, ещё не знает таких случаев, когда в одном углу двора идёт грибной дождь и под ним скачут мальчишки в трусах, а рядом лежат сугробы снега и две команды сражаются в снежки.

Садовые скамейки гудели, как автомобили. Семилетние силачи легко поднимали над головой ржавую ось от «Запорожца». А деловитый изобретатель из 17-й квартиры – Лёша Попов – долго возился с куском трубы, мастеря из него ракету. Труба была узкая, Лёшка никак не мог в неё залезть. Когда же запуск сорвался, изобретатель побежал за дом к строительному крану и одним взмахом руки развернул длинную стрелу. Крановщик, обедавший внизу на досках, поперхнулся молоком и тотчас полез по лестнице выключать стальное чудовище.

Один лишь Максим ни во что не играл, не жевал лунад, ходил по двору с опущенной головой. Ему кричали:

– Эй, Максим, иди играть в зоопарк!

– Не хочу.

– Давай кататься с горы!

– Да ну вас!..

– Почему?

– Нипочему! – совсем как Гум-гам, когда он бывал сердит, отвечал Максим приятелям.

«А что значит нипочему? Солнце светит, потому что это звезда. Корявый тополь распустил клейкие листья, потому что весна. И Нина с жёлтым бантом, трусиха Нина, которая боялась бабочек, в одну секунду вырастила из крохотного подсолнуха огромную, с колесо величиной, шляпку чёрных семечек, потому что откусила лунад и приказала подсолнуху: „Расти!“ Ишь грызёт, словно белка, семечки, да ещё поглядывает, много ли осталось…

Всё имеет своё „почему“. Одна лишь на свете таинственная и непонятная СТРАНА БЕЗ ПОЧЕМУ…»

Так размышлял Великий Фантазёр и никак, конечно, не мог додуматься, что это за СТРАНА БЕЗ обычного ПОЧЕМУ.

Чтобы что-то узнать, надо самому это что-то увидеть. Максим то и дело доставал синий камень, сверкавший бесчисленными гранями, щурясь, поглядывал на него и со вздохом прятал в карман. Всё же страшно шагнуть со знакомого двора прямо в космос, провалиться в какую-то космическую дыру, в чёрный колодец с дальними звёздами… Вот он, Максим, летит, раскинув руки, в темноте, зовёт: «Гум-га-ам! Гум-га-ам!..» Крик его не слышен. Никто ему не отвечает…

Максим огляделся: как хорошо, что он во дворе! Носятся вокруг ребята, жуют лунад и, подражая Гум-гаму, лихо кричат: «Р-раз!»

«А ведь лунад, который я придумал, сделан в СТРАНЕ БЕЗ ПОЧЕМУ», – подумал Максим.

И он представил дымящийся чан, а вокруг него голуболицых поваров. Сыплют повара из мешков лунный порошок… бросают лопатами пустоту… льют из кувшинов жидкий свет звёзд, управляющий движением мира… подмешивают пыль метеоров, возвращающую вчерашний день… Варят повара своё варево, подмигивают друг другу, бормочут: «Лунад нипочему, лунад ниоттого, лунад нипотому…»

– Чего тут бояться?! – громко сказал Максим, смеясь над своей выдумкой. – Я ведь не трус!

Тут он вспомнил, какой печальный был вчера Гум-гам, когда произнёс загадочное имя «Автук». А что, если Гум-гам случайно выдал тайну? Что, если строгий Автук наказал его? Ведь уже давным-давно утро, а Гум-гама всё нет… Нет, он не даст в обиду своего друга!

Максим больше не колебался: выхватил камень путешествий, подбросил его вверх.

Он даже не понял, что случилось с ним в следующий миг. Какая-то сила перевернула его в воздухе, он увидел чёрную пустоту и яркие звёзды, услышал приятный звон. Штаны и рубашка Максима стали плотными, словно надулись изнутри воздухом.

«И я путешествую в скафандре?» – только и успел подумать Максим.

(К с. 97)

Гум-гам нырнул вслед за падавшим другом. Он успел схватить его за рубашку, проскочив встречное облако…

iknigi.net

«Гум-гам» читать онлайн книгу автора Евгений Велтистов в электронной библиотеке MyBook

До этих пор, к сожалению, с творчеством Евгения Велтистова был знаком только по великолепной экранизации «Приключений Электроника». Но вот, мне случайно попала в руки повесть «Гум-гам» и я решил незамедлительно устранить это пробел.Простенькая, на первый взгляд, сказка с элементами научной фантастики на поверку оказалась глубже, чем я ожидал.Однажды, простой советский дошкольник Максим встретился с жителем другой планеты Гум-Гамом. Гум-Гам очень любит играть, и во время игр, с помощью загадочного устройства АВТУК (Автоматический универсальный конструктор), творит настоящие чудеса. Хотите проникать сквозь стены, гонять на теплоходах на перегонки или летать на облаках? Пожалуйста! Скажите только «Р-раз!». Хотите всё знать и получать одни «пятёрки»? Запросто! Достаточно откусить кусочек «Лунада» с надписью «Я всё умею!». Но главное условие не задавать вопросов: «Почему?», «Зачем?» и «Как?». Ребята с легкостью выполняют все условия, и вот уже весь двор погружен в волшебную суматоху и целыми днями напролет выдумывает самые невероятные игры и забавы.Добрую половину книги Велтистов так задорно рассказывает о чудесах, происходящих по вине мальчика с другой планеты, что я, даже стал задаваться вопросом, а на чьей, собственно, стороне Автор? Взрослому читателю сразу становится очевидным, что ситуация, когда ребёнок задаром и не неся никакой ответственности, может получить всё что угодно, каким бы это не было невероятным, на самом деле тупиковая. Но нет, как оказалось книга не так проста как может показаться на первый взгляд.Через некоторое время мы видим, что ребятам новые развлечения не всегда и не всем приносят радость, а затем и вовсе начинают надоедать, вызывают скуку и апатию. Неудивительно, что на родине Гум-Гама, в СТРАНЕ БЕЗ ПОЧЕМУ, люди сплошь скучные, неинтересные и совсем не выходят из дома. Ведь им достаточно нажать нужную кнопку на Автуке и желаемое тут же материализуется. Максим к концу книги начинает понимать, почему Гум-Гам на протяжении многих лет не взрослеет — без вопросов, без жажды новых знаний, человек не развивается и время для него останавливается.Первая часть истории, конечно же, должна пленить именно юного читателя. Ведь какое поле для фантазии и веселья предлагает нам Автор. Ну кто в детстве не мечтал встречи с волшебником и исполнении всех желаний?А вот вторая часть, зацепила и меня, далеко уже даже не юношу. Удивительно, но повесть, написанная полвека назад для детей, выглядит сейчас не только актуальной, но и предостерегающе пророческой.Как-то незаметно для себя мы стали все жителями СТРАНЫ БЕЗ ПОЧЕМУ — унылым обществом потребления. Наши руки отучились создавать, наши мозги потеряли природное любопытство, мы боимся задавать вопросы, в том числе и себе. Мы как те инопланетяне, привыкли нажимать кнопки. Нажал кнопку и лифт поднял тебя на третий этаж, нажал ещё одну и полуфабрикат из супермаркета приготовился в микроволновке, нажал третью и посуда помыта. Наш досуг тоже «впечатляет» — мы бездумно щёлкаем каналы телевизоров, рассматриваем чужие фотографии в соц.сетях и как заведенные до бесконечности жмём на клавиши всевозможных пультов и клавиатур.Наши дети лишились главной радости детства – они разучились играть. Играть в настоящие игры, там, где нужно бегать, лазить по деревьям, творить, придумывать правила, учиться их обходить, мастерить площадки для забав, делиться на команды и до слёз переживать за их успех. Игры наших детей, всё чаще, сводятся к нажиманию кнопок на джойстиках и клацанье мышкой. Мы и наши дети разучились фантазировать — и это страшно!Встречаясь с друзьями, которых мы не видели несколько лет, нам нечего сказать друг другу. Потому что с нами или ничего не происходит, или происходит, но только плохое. Но о плохом мы говорить не хотим и не любим.Что-то хорошее и даже чудесное могло бы с нами произойти, но для этого надо встать и начать движение. Неважно куда: влево, вправо вперёд или наверх, главное двигаться. Мечтать, создавать, терпеть неудачу, но всё равно и идти к этой мечте. Но нет, это трудно. Кнопки нажимать не в пример легче и безопасней. Мы убиваем свою жизнь, существуя по принципу «Отсутствие новостей это самые хорошие новости».Евгений Велтистов, большой оптимист, и дети этой сказки смогли выбраться из порочного круга. А как же иначе, ведь даже семилетнему ребёнку должно быть понятно, что настоящие чудеса это те, которые ты делаешь сам!

mybook.ru

Евгений Велтистов «Гум-Гам»

До этих пор, к сожалению, с творчеством Евгения Велтистова был знаком только по великолепной экранизации «Приключений Электроника». Но вот, мне случайно попала в руки повесть «Гум-гам» и я решил незамедлительно устранить это пробел.

Простенькая, на первый взгляд, сказка с элементами научной фантастики на поверку оказалась глубже, чем я ожидал.

Однажды, простой советский дошкольник Максим встретился с жителем другой планеты Гум-Гамом. Гум-Гам очень любит играть, и во время игр, с помощью загадочного устройства АВТУК (Автоматический универсальный конструктор), творит настоящие чудеса. Хотите проникать сквозь стены, гонять на теплоходах на перегонки или летать на облаках? Пожалуйста! Скажите только «Р-раз!». Хотите всё знать и получать одни «пятёрки»? Запросто! Достаточно откусить кусочек «Лунада» с надписью «Я всё умею!». Но главное условие не задавать вопросов: «Почему?», «Зачем?» и «Как?». Ребята с легкостью выполняют все условия, и вот уже весь двор погружен в волшебную суматоху и целыми днями напролет выдумывает самые невероятные игры и забавы.

Добрую половину книги Велтистов так задорно рассказывает о чудесах, происходящих по вине мальчика с другой планеты, что я, даже стал задаваться вопросом, а на чьей, собственно, стороне Автор? Взрослому читателю сразу становится очевидным, что ситуация, когда ребёнок задаром и не неся никакой ответственности, может получить всё что угодно, каким бы это не было невероятным, на самом деле тупиковая. Но нет, как оказалось книга не так проста как может показаться на первый взгляд.

Через некоторое время мы видим, что ребятам новые развлечения не всегда и не всем приносят радость, а затем и вовсе начинают надоедать, вызывают скуку и апатию. Неудивительно, что на родине Гум-Гама, в СТРАНЕ БЕЗ ПОЧЕМУ, люди сплошь скучные, неинтересные и совсем не выходят из дома. Ведь им достаточно нажать нужную кнопку на Автуке и желаемое тут же материализуется. Максим к концу книги начинает понимать, почему Гум-Гам на протяжении многих лет не взрослеет — без вопросов, без жажды новых знаний, человек не развивается и время для него останавливается.

Первая часть истории, конечно же, должна пленить именно юного читателя. Ведь какое поле для фантазии и веселья предлагает нам Автор. Ну кто в детстве не мечтал встречи с волшебником и исполнении всех желаний?

А вот вторая часть, зацепила и меня, далеко уже даже не юношу. Удивительно, но повесть, написанная полвека назад для детей, выглядит сейчас не только актуальной, но и предостерегающе пророческой.

Как-то незаметно для себя мы стали все жителями СТРАНЫ БЕЗ ПОЧЕМУ — унылым обществом потребления. Наши руки отучились создавать, наши мозги потеряли природное любопытство, мы боимся задавать вопросы, в том числе и себе. Мы как те инопланетяне, привыкли нажимать кнопки. Нажал кнопку и лифт поднял тебя на третий этаж, нажал ещё одну и полуфабрикат из супермаркета приготовился в микроволновке, нажал третью и посуда помыта. Наш досуг тоже «впечатляет» — мы бездумно щёлкаем каналы телевизоров, рассматриваем чужие фотографии в соц.сетях и как заведенные до бесконечности жмём на клавиши всевозможных пультов и клавиатур.

Наши дети лишились главной радости детства – они разучились играть. Играть в настоящие игры, там, где нужно бегать, лазить по деревьям, творить, придумывать правила, учиться их обходить, мастерить площадки для забав, делиться на команды и до слёз переживать за их успех. Игры наших детей, всё чаще, сводятся к нажиманию кнопок на джойстиках и клацанье мышкой. Мы и наши дети разучились фантазировать — и это страшно!

Встречаясь с друзьями, которых мы не видели несколько лет, нам нечего сказать друг другу. Потому что с нами или ничего не происходит, или происходит, но только плохое. Но о плохом мы говорить не хотим и не любим.

Что-то хорошее и даже чудесное могло бы с нами произойти, но для этого надо встать и начать движение. Неважно куда: влево, вправо вперёд или наверх, главное двигаться. Мечтать, создавать, терпеть неудачу, но всё равно и идти к этой мечте. Но нет, это трудно. Кнопки нажимать не в пример легче и безопасней. Мы убиваем свою жизнь, существуя по принципу «Отсутствие новостей это самые хорошие новости».

Евгений Велтистов, большой оптимист, и дети этой сказки смогли выбраться из порочного круга. А как же иначе, ведь даже семилетнему ребёнку должно быть понятно, что настоящие чудеса это те, которые ты делаешь сам!

fantlab.ru