Текст книги "Холокост. Были и небыли". Холокост книга


6 неизвестных, но важных книг о Холокосте для детей и взрослых

День памяти жертв Холокоста каждый год отмечают 27 января. О чудовищной трагедии XX века написаны тысячи книг (и это не только «Дневник Анны Франк» или «Мальчик в полосатой пижаме»). И каждая — свидетельство страшных преступлений, которых не должно было случиться и которые всё-таки случились.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

1. Ури Орлев «Беги, мальчик, беги»

Давиду было всего восемь лет, когда он потерял всю семью в Варшавском гетто. Случайно мальчик прибился к шайке таких же сирот и вместе с ними решил сбежать наружу. Тогда начались его невероятные приключения: Давид научился жить в лесу, встретил десятки друзей и врагов, забыл своё настоящее имя, остался без руки, не один раз чудом избежал смерти, но в итоге выжил несмотря ни на что. Бесконечная находчивость и хитрость постоянно выручают Давида, и, кажется, сам Том Сойер мог бы ему позавидовать. А читать об этом интересно даже взрослым. Но самое удивительное — книга основана на реальной истории еврея Йорама Фридмана, которую и записал Ури Орлев.

«— А что там, на польской стороне? — спросил он у Иоси.

— Там много еды и там свобода, — сказал брат.

Что такое «еда», Давид уже знал. Но что такое «свобода»?

— Что это значит — «свобода»? — спросил он.

— Это когда вокруг тебя нет никакой стены и никаких охранников, — объяснил Иоси. — Ты можешь идти и идти куда хочешь, и никто тебя нигде не остановит. Я знаю ребят из гетто, которые стоят и ждут возле ворот, пока там заступит на охрану добрый полицай. Тогда он разрешает им перебежать на польскую сторону».

2. Кристина Хигер, Даниэль Пайснер «В темноте»

Семилетняя Кристина Хигер вместе с родителями и младшим братом четырнадцать месяцев прожила под землей в канализации Львова, скрываясь от нацистов. Семье Хигер удалось избежать смерти и лагеря благодаря упорству отца Кристины и помощи нескольких поляков. Леопольд Соха и его друзья всё время, пока Хигеры вместе с другими евреями прятались под землей, носили им еду и всё необходимое. Сначала за деньги, а потом бескорыстно. Но судьба Кристины не оказалась легче других. Жить в гетто, а потом прожить больше года в сырости и темноте по соседству с крысами, — едва переносимое испытание для семилетнего ребёнка.

Свою историю Кристина записала 60 лет спустя, и в этом ей помог Даниэль Пайснер. Иногда она путается во времени и незначительных фактах, что легко простить, учитывая возраст героини во время войны и прошедшие после неё годы.

«Комендант обожал чистоту и порядок — „нарушителей“ он просто расстреливал. Он постоянно разъезжал по улицам в открытой машине или ландо с русским автоматом в руках и непрестанно искал повод открыть стрельбу. Увидев грязную витрину, он приказывал остановить машину, подходил к магазину и выбивал витрину прикладом. Заметив на тротуаре окурок, он расстреливал того, кто был к нему ближе, не разбираясь, мужчина это, женщина или ребёнок. Гжимек был не просто убийцей — он был настоящим маньяком. Его действия невозможно было предугадать. Он мог без причины убить человека или закрыть глаза на беспричинное убийство. И он ненавидел евреев — мужчин, женщин, детей, особенно грязных еврейских детей…»

3. Джек Майер «Храброе сердце Ирены Сендлер»

Книга Джека Майера не столько о самом Холокосте, сколько о его осмыслении в наше время. Три канзасские школьницы в конце девяностых готовят проект к школьному дню истории и находят коротенькую газетную заметку об Ирене Сендлер, спасшей 2500 детей из Варшавского гетто. Девочек цепляет эта история, и под руководством подбадривающего учителя они начинают искать информацию об Ирене. Итогом школьного проекта стал не только спектакль о судьбе Сендлер, но и гигантская общественная кампания, которая сделала школьниц знаменитыми, а девяностолетней Ирене Сендлер принесла номинацию на Нобелевскую премию мира.

Две из трёх глав посвящены истории школьного проекта: Лиз, Меган и Сабрина почти ничего не знали о Холокосте, но по мере узнавания начинают задаваться вопросами, которые, наверное, задаёт себе каждый: «смог бы я выжить?», «хватило бы у меня мужества помогать другим?». Третья глава рассказывает историю самой Ирены Сендлер, польского Сопротивления и Варшавы времён оккупации. Сендлер не была еврейкой, но не могла оставаться в стороне от происходящего и, многократно рискуя жизнью, вынесла и вывезла из гетто больше 2500 еврейских детей, а потом отдала на воспитание в польские семьи.

«Пока перематывалась кассета, Меган думала… Эти ужасы творились не в Средневековье, а совсем недавно, можно сказать, вчера, и многие из переживших их живы до сих пор…

Может ли Холокост повториться? А вдруг на месте евреев окажутся христиане — такие же, как она сама?»

4. Труди Биргер «Завтра не наступит никогда»

Труди Биргер жила счастливой жизнью подростка из культурной и обеспеченной семьи: ходила с няней на танцы и каток, носила красивые платья и ни в чём не нуждалась. С приходом к власти нацистов её жизнь сильно меняется: сначала семья вынуждена переехать в квартиру поменьше, потом заканчивается еда, затем приходится несколько дней прятаться от эсэсовцев в морозильной камере в подвале. В конце концов Труди с матерью оказываются в концлагере Штуттгоф. Мать теряет всякую волю к жизни после смерти мужа, и Труди приходится быстро повзрослеть, чтобы спасти себя и мать от верной смерти.

Книгу о пережитом и о чудесах, которые спасли, Труди Биргер написала много лет спустя, но ясно помнит чувства и мысли, занимавшие её в то время. На время заключения физическое и психическое развитие Труди будто остановилось, и после освобождения она чувствовала себя той же нескладной четырнадцатилетней девочкой, хотя была уже вполне взрослой девушкой. Так и в лагере её желания оставались порой совсем детскими. Главной мечтой, например, был горячий шоколад. Труди не только рассказывает свою историю, но и пытается осмыслить происходящее. И не находит оправдания никому.

«Тем не менее, едва покинув гетто, по дороге мы внимательно смотрели по сторонам в надежде найти что-нибудь съедобное. Это мог быть полусгнивший турнепс, валяющийся на поле, или корка хлеба, оброненная кем-то — абсолютно всё. Мы хватали это мгновенно, стараясь только, чтобы не заметил конвой. Если мы очень хотели есть, то проглатывали добычу на месте, но в основном мы старались контролировать себя и старались вернуться в гетто не с пустыми руками; то, что это было опасно, делало нас только расторопней и изобретательней. Мы вшили себе потайные карманы, которые на жаргоне назывались малина, в которых и приносили найденную или обмененную еду; всё, что было съедобно».

5. Эли Визель «Ночь»

Румынский еврей Эли Визель попал в Освенцим в 1944 году. Ему было 14 лет, и в лагере он оказался вместе с родителями и сестрой. С матерью и сестрой его разлучили в первые же минуты в лагере, и больше они никогда не виделись. Эли с отцом старались всё время быть вместе и продержались восемь месяцев вплоть до смерти старшего Визеля от болезней и истощения. После эвакуации Освенцима Эли попал в Бухенвальд. Ему удалось выжить, и всю свою жизнь он посвятил сохранению памяти Холокоста. В «Ночи» Эли Визель подробно и откровенно описывает жизнь в лагере: непостижимую жестокость нацистов, голод, регулярные селекции. Его книга полна боли и едва сдерживаемой ярости: до войны Эли был очень религиозным мальчиком, но в лагере отвернулся от бога не в силах смириться с его несправедливостью. В своём характере Эли тоже замечает пугающие изменения — вплоть до чувства облегчения от смерти ослабевшего отца.

«Йом Киппур — Судный день. Следует ли нам поститься? Все бурно обсуждали этот вопрос. Пост мог облегчить и ускорить приход смерти. Мы и без того всё время здесь постились. Каждый день у нас тут ежедневно был Судный день. Но некоторые говорили, что поститься следует именно потому, что это опасно. Надо показать Богу, что даже в этом кромешном аду мы способны Его Славить.

Я не постился. Прежде всего, чтобы сделать приятное отцу, который мне это запретил. А кроме того, это потеряло для меня всякий смысл. Я больше не принимал молчания Бога. Съесть миску супа — значило для меня выразить Ему своё возмущение и протест».

6. Маша Рольникайте «Я должна рассказать»

Маша Рольникайте была еврейкой и жила с семьей в Вильнюсе. В 14 лет Маша оказалась в гетто, где потеряла всех родственников, а потом попала в концлагерь. Ей удалось обмануть эсэсовцев насчёт своего возраста — работать оставляли только подростков старше 18 лет — и не отправиться сразу в газовую камеру. Она начала вести дневник с первого дня войны и скрупулёзно описывала происходящие вокруг события. Когда хранить записи стало опасно, и затем в лагере, когда о бумаге не могло быть и речи, Маша стала заучивать текст наизусть. Выжить она, как и большинство других спасшихся, смогла по чистой случайности. В дневнике Маши– много бессмысленной жестокости, которую не удаётся постичь даже взрослому, так что подростка прочитанное может шокировать. С другой стороны, в школе об этом точно не расскажут.

«Эсэсовцы придумали новое наказание.

Может, это даже не наказание, а просто издевка, «развлечение». Скоро весна, и держать нас на морозе уже не так интересно.

После проверки Ганс велел перестроиться, чтобы между рядами оставался метровый промежуток. Затем приказал присесть на корточки и прыгать. Сначала мы не поняли, чего он от нас хочет, но Ганс так заорал, что, даже не поняв его, мы стали прыгать.

Не удерживаюсь на ногах. Еле дышу. А Ганс носится между рядами, стегает плёткой и кричит, чтобы мы не симулировали. Только приседать нельзя, надо прыгать, прыгать, как лягушки».

mel.fm

«Черная книга» (Холокост) Гроссман-Эренбург - Подробно

«Черная книга» — География Холокоста

Если говорить о семи основных разделах книги и приложении, которое часто рассматривают, как восьмой, пять глав «Черной книги» (Холокост) имеют названия пяти государств. Украина, Белоруссия, Россия, Литва и Латвия. Важно понимать ряд территориальных особенностей, которые помогут лучше ориентироваться в материале, эффективней сопоставлять упомянутые географические названия тогда и сейчас, спустя более семидесяти лет. Вообще отдельный интерес в процессе чтения «Черной книги» Эренбурга (далее так для сокращения, при всем уважении ко всей коллегии авторов) возникает при поиске теперешних географических эквивалентов или тех самых мест, о которых идет речь в тексте сборника «Черная книга» Холокост.

События сборника охватывают отрезок времени, начиная с раннего утра 22 июня 1941 года. Поэтому речь пойдет, в том числе, о целом ряде территорий, которые были оккупированы советскими войсками в Сентябре 1939 при разделении Польши согласно договору с Германией. Таким образом, когда в тексте называются географические названия в Западной Украине и Белоруссии состоянием на 1941 год, среди них есть территории, которые до 1939 года или сейчас принадлежат Польше. В случае же с Литвой и Латвией, речь пойдет о территории двух суверенных государств, которые были аннексированы Советским союзом летом 1940 года. К слову, в том числе и часть текста, посвященная этим двум государствам позже станет причиной не публикации текста Черной книги Эренбурга-Гроссмана в СССР.

Условно географию населенных пунктов, которые стали частью текста «Черной книги» Ильи Эренбурга и Василия Гроссмана, можно поделить на большие города и поселки. Пугающие цифры жертв геноцида еврейского населения, в случае с крупными городами, вроде Минска, Киева, Львова, Днепропетровска, Харькова, Одессы, Кишинева, Черновцы, Кишинева, Белостока, Ростов-на-Дону – объясняются большим населением. Доля еврейского населения в этих столицах или крупных городах была пропорционально высока количеству жителей. Если говорить о меньших городах, поселках городского типа, селах и деревнях, авторы, те же главные составители Василий Гроссман и Илья Эренбург или сами свидетели и жертвы, часто дают ремарки о процентном преобладании еврейского населения до войны. Для примера, приводятся данные, что в Бердичеве жило 30 тыс. евреев – половина населения. В Хмельнике – 10 000 и это была большая часть населения городка. В Бресте было 26 000 евреев, в живых осталось не более пятнадцати.

Также в сборнике «Черная книга» (Холокост) есть целый раздел, который называется Лагеря уничтожения. Он рассказывает о лагерях для военнопленных и еврейского населения на территории бывшего Советского Союза, в которых массово умирали от невыносимых условий или в которых наладили конвейер убийств. Подробности из уст людей, которым чудом удалось пережить заключение в этих местах, видеть костры, в промышленных масштабах сжигающие тела замученных людей. Отдельно авторы включили главы, посвященные лагерям смерти на территории Польши. В частности, представлена сокращенная редакция работы Василия Гроссмана Треблинский ад и статья о побеге заключенных из лагеря Собибор.

Хронология свидетельств 1941-1944

Основные события, описанные в сборнике «Черная книга» (Холокост), охватывают период с 1941 по 1943-е годы. Если точнее с 4 утра 22 июня 1941 года, когда началось наступление немецких войск на тогдашнюю территорию Советского Союза через демаркационную линию. Воспоминания выживших свидетелей Холокоста описывают ужас, который охватил уже приграничные районы при первых бомбардировках. Большая часть материала сборника «Черная книга» Эренбурга-Гроссмана описывает первые месяцы оккупации, в частности период с июня по ноябрь 1941 года. С одной стороны авторы «Черной книги» подчеркивают разрушение иллюзий, которые еще питали люди по поводу будущего и в тексте не раз делается акцент именно на первых днях оккупации городов и первых жестоких акциях против гражданского еврейского населения. С другой, уже в этот период были совершенны массовые убийства людей, свидетели и жертвы которых после поведали свои истории авторам, в том числе Василию Гроссману и Илье Эренбургу.

По естественным причинам, по мере продвижения немецких войск на Восток, разные населенные пункты в разное время были заняты оккупационными войсками. В тоже время, «Черная книга» (Холокост) не следует линейной географии – это хорошо видно по обширной территории Украины, с Запада на Восток. Когда речь зайдет о территории России, основная часть материала касается лета-осень 1942 года, когда новое наступление Вермахта достигло наиболее глубоких клиньев в территорию Советского Союза. Свидетельства жертв геноцида охватывают их судьбу с 1941 по 1943 годы – от первых указов оккупационных войск, убийств, и массовых акцией до создания и после уничтожения гетто, окончательного решения еврейского вопроса.

Также важно учитывать ретроспективы в тексте «Черной книги» Холокост. Обычно они касаются биографий людей, которые предоставили свои истории авторам или которые были пересказаны другими. Такие вступления, своеобразные предисловия, помогают увидеть в жертвах геноцида не просто цифры статистики, но живых людей. С каким жизненным опытом они встретили ужасы Холокоста. Вторая особенность «Черной книги» Эренбурга затрагивает, если так можно сказать, современников авторов. Свидетельства людей состоянием на 1943-1944 г.г. Они описывают, как вернулись, вместе с наступающей советской армией, в родные города и поселки. Как нашли уничтоженные районы, руины своих домов и лишь скорбь и редкие свидетельства о судьбе своих близких. Эти письма обычно заканчиваются призывом отомстить немцам за все сторицей.

«Черная книга» – виды источников

На русскоязычной странице книги на Wiki обозначено три основных источника материалов, которые представлены в сборнике «Черная книга» (Холокост) Ильи Эренбурга, Василия Гроссмана и других составителей и авторов. Это деление довольно условно и неравномерно по распределению в тексте, и все же его можно взят как отправную точку. Таким образом, выделив: записи самих жертв и свидетелей; обработанные писателями материалы и документы в неизменном виде. Проще всего с последними – они в основном сосредоточены в последней главе «Черной книги», которая называется Палачи, а в издании Яд-Вашем – просто приложением.

В этот самом последнем разделе предоставлены стенограммы допросов немецких офицеров, которые были, в локальных масштабах, ответственны за массовые акции против гражданского еврейского населения. В частности, откровения, если так можно сказать, офицеров полицейских карательных отрядов. Также в неизменном виде представлены части из донесений, выписок, трофейных документов, которые уже состоянием на 1944 год были доступны. Так как они на немецком, то указаны переводчики.

Второй массив материалов, который представляет большую часть сборника «Черная книга» (Холокост) относится к письмам и дневникам людей. Важно отметить, что почти в каждом главе, от маленькой до большой, есть примечание двух основных вариантов: литературная обработка … и подготовлено к печати. Далее указывается фамилия составителя – наиболее часто это, как можно понять – имена Ильи Эренбурга и Василия Гроссмана. Таким образом, нельзя говорить о точной передаче свидетельств слово в слово, даже когда речь идет о совсем коротких свидетельствах, всего в несколько абзацев. Впрочем, сегодня оценить тот самый уровень составительской обработки, литературных правок, не представляется возможным по очевидным причинам, кроме отдельных случаев.

Третий условный источник информации «Черной книги» Гроссмана-Эренбурга, который часто наиболее точно и полновесно передает истории конкретных мест – это статьи составителей, авторов, советских писателей, которые работали над сборником «Черная книга» (Холокост). Эти разделы, главы, представляют собой материалы энциклопедического характера, которые передают не свидетельства одного человека, но сборные данные по региону. Обычно здесь подразумеваются свидетельства, письма ряда выживших, а также материалы Государственной комиссии СССР. Наиболее яркими примерами могут служить два материала о лагерях смерти Собибор и Треблинка на территории, оккупированной немцами Польши.

Судьба сборника «Черная книга (Холокост)

Это одна из немногих документальных работ по истории Второй Мировой Войны, по истории Холокоста, особенно на территории бывшего СССР, которая располагает довольно подробной информацией в открытом доступе. В частности у «Черной книги» Гроссмана-Эренбурга есть хорошая наполняемость страницы на Wiki, где основной информацией как раз служит история создания сборника. Казалось бы, как вышло так, что такой важный фактический и свидетельский материал о немецкой оккупации не был опубликован не только сразу после составления, в полном объеме, но и вообще в Советском Союзе в последующие годы.

Если рецензировать имеющуюся информацию – государственный аппарат Советского союза посчитал, что сборник «Черная книга» (Холокост) нецелесообразен для публикации. Что его ценность, как исторического труда является невысокой, а допущенные ошибки, по мнению правительства, слишком существенны. В итоге после довольно активной фазы подготовки сборник «Черная книга» (Холокост) не был опубликован в СССР. В то время, как рукопись «Черной книги» была разослана в 10 стран в 1946 году, первое издание на русском языке, не в полном варианте, были издано в Иерусалиме только в 1980 году. Именно этот вариант был переиздан в Украине. В моем случае, я читал двухтомник от издательства Интербук, Запорожье 1991 г.

Давайте разберем четыре основных довода, почему «Черная книга» (Холокост) не была издана в Советском Союзе и стала, в какой-то мере, неугодным сборником материалов. Два из них – это формальная позиция Советского послевоенного руководства. Два других – негласные и непопулярные вопросы политического характера, который в итоге сыграли свою роль в судьбе работы Ильи Эренбурга, Василия Гроссмана и других составителей.

— В книге много о предателях, отвлекая от преступлений немцев. В «Черной книге» действительно широко раскрывается тема коллаборационизма. Как против советской власти (что неудивительно для оккупированных ранее СССР территорий Латвии, Литвы и Польши), так и антисемитизма против еврейского населения. Эта тематика является неотъемлемой частью истории Холокоста и Великой Отечественной Войны. Если говорить об отвлечение – авторы сборника, составители, довольно четко определяют виновных в описанных злодеяниях. Книга не скупится на эмоциональные эпитеты, когда речь заходит о немецкой оккупационной власти, отдельных ее личностях, поэтому вписывается в советские нормы историографии, которые в целом ряде работ (в том числе после и на территории ГДР) именуются как преступления немецко-фашистских войск.

— Книга создает впечатление, что страдали только евреи, а не все народности СССР, а немцы воевали с Союзом ради уничтожения евреев. Действительно, абсолютное большинство свидетельств «Черной книги Холокост даны или написаны людьми с еврейскими корнями. Сам сборник «Черная книга» (Холокост) создан под патронажем и членами Еврейского Антифашистского Комитета. Конечно, некорректно сравнивать одних жертв с другими, говоря о миллионных потерях гражданского населения на территории СССР. Авторы этого не делают – они с самого начала подчеркивают, что «Черная книга» является сборником материалов конкретно о Холокосте еврейского населения. В этом смысле разосланные в 1946 году копии рукописи активно использовались после западными историками. Что касается второй части советской аргументации, действительно, авторы не охватывают более широко тематику идеологического противостояния двух государств, планы Третьего рейха по завоеванию Lebensraum – эти мысли проскакивают только вскользь.

— Факт рассылки рукописи за границу и совместное создание вместе с США. Сегодня можно только предполагать, какое значение именно этот факт имел среди других, не позволивших опубликовать сборник «Черная Книга» (Холокост) в СССР. Процессы, которые после будут названы Холодной войной, уже имели место в конце 1940-х, поэтому международное участие в создании сборника не сыграло на руку его составителям.

— Еврейский Антифашистский Комитет. ЕАК был создан в 1942 году при активной поддержке правительства Советского союза, в целях увеличения поддержки СССР в войне против Германии и ее союзников. Активная консолидация мирового сообщества через еврейскую диаспору, в том числе в США. Есть мнение, что деятельность Комитета активно содействовала открытию Второго фронта в 1943-1944 г.г. После войны организация утратила для правительства пользу, а лишь стала более весомым фактором во внешней и внутренней политике. В том числе акцент на теме Холокоста евреев шел вразрез с официальной позицией о зверствах против всех мирных граждан СССР. В это же время сформировалось более жесткое отношение руководства страны к сионизму.

В 1948 году по приказу Сталина был убит один из лидеров движения Соломон Михоэлс. 20 ноября ЕАК был формально распущен, а ряд его членов обвинены в антисоветской деятельности – арестовано руководство и предъявлены обвинения. В 1952 году состоялся суд, и в тоге было приведено в исполнение 13 смертных приговоров. Так что выход сборника «Черная книга» (Холокост) столкнулся с неразрешимой ситуацией, что поставило окончательный крест на возможности публикации столь важного материала в Советском союзе.

26 июня 2017

Полезная статья? Расскажи о ней!

war-documentary.info

8 книг о Холокосте

Ежегодно 27 января отмечается Международный день памяти жертв Холокоста (International Holocaust Remembrance Day). Резолюция об этом была принята Генеральной Ассамблей Организации Объединенных Наций 1 ноября 2005 года. Инициаторами принятия документа выступили Израиль, Канада, Австралия, Россия, Украина, США, а их соавторами—еще более 90 государств.

Холокост (Holocaust)—от древнегреческого holocaustosis, означающего «всесожжение», «уничтожение огнем», «жертвоприношение».

В современной научной литературе и публицистике обозначает политику нацистской Германии, ее союзников и пособников по преследованию и уничтожению шести миллионов евреев в 1933-1945 годах.

История Холокоста - одна из кровавых страниц истории, позор германской нации, увлекшейся бредовыми идеями превосходства.

Дата памятного дня выбрана не случайно; именно в этот день 27 января 1945 года Советская армия освободила крупнейший нацистский лагерь смерти Освенцим-Биркенау (Польша), в котором погибло, по разным оценкам, от 1,5 до 4 миллионов человек. Точное количество погибших в Освенциме так и не удалось установить.

Холокост – это страшные факты, от которых хочется спрятаться, потому что не знать легче, чем помнить. Но шокирующие подробности помогают нам, тем, кто не имел прямого отношения к Холокосту, через сопереживание не потерять ощущения события. Ведь за безликой цифрой в 6 миллионов убитых – люди. Люди, которые любили жизнь, и у которых сначала отняли это право – любить жизнь, а потом отняли и саму жизнь!

Сегодня создается и публикуется множество книг, посвященных истории Холокоста. Это и научные исследования, и мемуарная литература, и художественные произведения, так или иначе отражающие данную тему. Книги эти могут различаться стилем, способом подачи материала, но их общая черта — боль за погубленные жизни и искалеченные судьбы. Слезы, застилающие глаза, комок в горле... так читаются эти истории.

В Николаевской районной библиотеке такие книги есть, предлагаем вашему вниманию обзор этих произведений.

 

Гроссман. В. С. Жизнь и судьба: Роман / В. С. Гроссман.-М.: Известия, 1990.-464 с.: ил.

Роман «Жизнь и судьба» - вторая книга дилогии, в центре которой Сталинградская битва. Первая книга «За правое дело» увидела свет в 1952 году, а вторая, законченная в 1960 году пришла к читателю почти тридцать лет спустя в 1988 году. Связано это было с тем, что совершенно не соответствовало линии партии творение, которое сочинил Гроссман. Отзывы роман первоначально получил не просто страшные, а ужасные и был признан «антисоветским». После все экземпляры были конфискованы КГБ.

Совсем не прекрасную и героическую действительность изображает Гроссман в своем произведении. Он передает в нем всю жестокость и ужас военных лет, и не только исходящие со стороны немцев. Судьба основных действующих лиц трагическая или драматическая. В героизме Гроссман видит проявление свободы. Главный конфликт романа — конфликт народа и государства, свободы и насилия. «Сталинградское торжество определило исход войны, но молчаливый спор между победившим народом и победившим государством продолжался. От этого спора зависела судьба человека, его свобода». Этот конфликт прорывается наружу в размышлениях героев о коллективизации, о судьбе «спецпереселенцев», в картинах колымского лагеря, в раздумьях автора и героев о тридцать седьмом последствиях…

   Кузнецов, А. В. Бабий яр: Роман-документ / А. В. Кузнецов.-М.: Сов. писатель, Олимп, 1991.-336 с.

Это полная авторская версия знаменитого документального романа "Бабий Яр" об уничтожении еврейского населения Киева осенью 1941 года. Анатолий Кузнецов, тогда подросток, сам был свидетелем расстрелов киевских евреев, много общался с людьми, пережившими катастрофу, собирал воспоминания других современников и очевидцев. Впервые его роман был опубликован в журнале "Юность" в 1966 году, и даже тогда, несмотря на многочисленные и грубые цен­зурные сокращения, произвел эффект разорвавшейся бомбы - так до Кузнецова про Холокост не осмеливался писать никто. Однако путь подлинной истории Бабьего Яра к читателю оказался долгим и трудным. В 1969 году Анатолий Кузнецов тайно вывез полную версию романа в Англию, где попросил политического убежища. Через год "Бабий Яр" был опубликован на Западе в авторской редакции, однако российский читатель смог познакомиться с текстом без купюр лишь после перестройки.

Книга подкупает своей искренностью. Все мы знаем, что детские воспоминания фрагментарны, неточны, они как вспышки, поэтому через года память выдаёт только самое яркое. Роман Анатолия Кузнецова целиком и полностью соткан из воспоминаний-вспышек. Автор, конечно, пытался придерживаться хронологии, но так или иначе в нестройное повествование врывается то одно воспоминание, то второе, то третье… Произведение представляет собой как раз тот редкий случай, когда зарисовки воспоминаний-вспышек как ничто другое доказывают трагичность, бесчеловечность и ужас происходящего в Бабьем Яре – месте гибели более 100 тыс. человек (хотя, по другим подсчётам, количество убитых доходит до 200 тыс.) в северо-западной части Киева.

В книге описывается и то, как фашисты пытались скрыть следы своих преступлений в Бабьем Яру (уничтожались путём сжигания тысячи трупов), а позже советская власть намеренно предала забвению событийность тех мест и лет…

 Рыбаков, А. Н. Тяжелый песок: Роман / А. Н. Рыбаков.-М.: Известия, 1981.-331 с.

Автор прослеживает историю семьи Ивановских на протяжении более 30 лет с начала 20 века и до событий Великой Отечественной войны, рассказывает об их большой любви, о соседях-жителях южного многонационального городка, чья размеренная жизнь была разрушена фашистами.

Опубликованный впервые в "застойные" времена и с трудом прошедший советскую цензуру, роман стал событием в литературной жизни страны. Рассказанная Рыбаковым история еврейской семьи из южнорусского городка, вскрыла трагедию всего советского народа.

Это очень тяжелая книга... читая её, сердце щемит и хочется плакать, представляя сцены насилия и жестокости во время войны. Разочарование, страдание и боль и слезы…Вот чем наполнена книга Анатолия Рыбакова. Сложная по тем событиям, которые в ней описываются, книга читается очень легко, текст написан очень понятно и просто. Но за этой простотой такая трагедия!

Этот роман не потерял своей актуальности и до сих пор, особенно в силу усиления национального и националистического настроения в нашем обществе. Книга сильная в своей простоте, недвусмысленности и правдивости.

 

Бойн, Дж. Мальчик в полосатой пижаме: Роман: Пер. с англ. / Дж. Бойн.-М.: Фантом Пресс, 2009.-288 с.

Эта книга, написанная ирландским писателем Джоном Бойном вышла в 2006 году. Роман сразу же был номинирован на два десятка литературных премий, в том числе и на British Book Award. Издан более чем на 50 языках.

«Мальчик в полосатой пижаме» – книга об Освенциме, но со смещенным ракурсом. Это мир нацистского концлагеря для евреев глазами ребенка – сына немецкого коменданта. Бруно живет счастливо: у него есть три верных друга, с которыми он играет и занимается исследованиями, пятиэтажный дом, в котором множество непознанных закоулков, оживленные и красочные улицы Берлина. Только сестра Гретель отравляет его существование. Все это заканчивается после того, как к ним приходит погостить «Фурор» с красивой женщиной по имени Ева. Отца назначают комендантом, и вся семья вынуждена переехать в Польшу вместе с ним.

Бруно до конца книги так и не понимает, что это за место – лагерь «Аж Высь» и почему люди в полосатых пижамах ходят за колючей проволокой такие изможденные, босые и унылые. Картина нового полувоенного быта их семьи открывается читателю сквозь призму мелких детских ощущений. Странно то, что люди за проволокой отделены ограждениями. Несмотря на все эти странности, Бруно так ничего и не понимает. До самого своего конца. А члены его семьи предпочитают закрыть на все неудобное глаза.

Это не документальная, а именно художественная книга про холокост. Два девятилетних мальчика, разделенные колючей проволокой: один мальчик – немец, сын коменданта лагеря смерти; второй – еврей, заключенный этого лагеря. Они не могли, не должны были стать друзьями. Но они стали. И привело это к ужасной трагедии.

 

Полян, П. М. Свитки из пепла / П. М.: Полян.-М.: АСТ, 2015.-608 с.

Члены «зондеркоммандо», которым посвящена эта книга, суть вспомогательные рабочие бригад, составленных почти исключительно из евреев, которых нацисты понуждали ассистировать себе в массовом конвейерном убийстве сотен тысяч других людей – как евреев, так и неевреев. Около 100 человек из двух тысяч уцелели, а несколько десятков из них написали о пережитом. Но и погибшие оставили после себя письменные свидетельства, часть из них была обнаружена после окончания войны в земле близ крематория Аушвица-Освенцима. эти свитки – бесспорно, центральные документы Холокоста, до недавнего времени совершено неизвестные в России, впервые собраны в этой книге.

   Ремарк Э. М. Искра жизни: Роман: Пер. с нем / Э. М. Ремарк.-СПб.-1993.-300 с.

Что остается у людей, захлебывающихся в огненном водовороте войны? Что остается у людей, у которых отняли надежду, любовь - и, по сути, даже саму жизнь? Что остается у людей, у которых не осталось просто ничего? Всего-то - искра жизни. Слабая, но - негасимая. Искра жизни, что дает людям силу улыбаться на пороге смерти. Искра света - в кромешной тьме...

Ремарк талантлив, и все его романы словно оголенный нерв. "Искра жизни" поражает в самое сердце отточенными фразами, хлесткими замечаниями, геройством перед лицом неминуемой смерти, оживающим перед глазами бытом концлагеря (сам автор там не был, но, памятуя историю его семьи, в материал погружался явно глубоко), где люди - живые скелеты, зачастую низведены до скотского состояния, и лишь искра жизни, еле-еле тлеющая, помогает им прожить еще один день, и еще один, и еще.

Книги о концлагерях всегда до боли обжигают душу, пронзаются в сознание. Мы никогда, никогда не должны забывать это. После таких книг не знаешь, как жить. Как договориться со своей совестью? Как убедить себя, что ты, конкретно, ты не виноват в том, что случилось? Что ты не имел возможности это предотвратить. А значит есть только один выход - просто молиться о всех сожженных в аду тех крематориев…

 Франк А. Убежище: Дневник в письмах: Пер. с нидерл. / А. Франк.-М.: Текст, 1999.-261 с.: ил.

Книга «Дневник Анны Франк» - это реальный дневник, написанный еврейской девочкой-подростком во время Второй Мировой войны. Она жила в Амстердаме, и когда ее родители поняли, что скоро всех евреев, включая и их семью, заключат в концлагеря, с помощью друзей устроили себе убежище, чуть ли не в центре города. А потом отправились туда жить, и жили там около двух лет.

В самом дневнике нет никаких особенно ужасных описаний. Конечно, Анна и ее семья много месяцев были заперты в небольшой квартире, из которой они не могли выйти, и, конечно, такое тоже и врагу не пожелаешь. Но в конце концов, у них была еда, были водопровод и канализация, были свои вещи, они могли заказывать книги из библиотеки, слушать радио, сами себе обустраивать распорядок дня. Анна в итоге попала в концлагерь, но там у нее уже не было возможности вести дневник.

Девочка описывает все происходящее с ней и людьми, евреями по национальности, которые вместе с ее семьей два года прожили в подвале, каждый день понимая, что этот день может стать последним в жизни каждого из них.

Издан дневник был уже после смерти девочки ее отцом, который по мотивам двух дневников создал третий. В книге есть послесловие – и вот там, действительно, описаны очень страшные вещи. Эта часть книги собрана из воспоминаний разных людей о последующих событиях, которые произошли с Анной и с ее семьей со слов тех, кто был рядом, но выжил.

Книга очень впечатляет. Понимание того, что жуткие события, описанные в книге, не художественный вымысел, а реальность того времени, становится страшно.

   Шлинк Б. Чтец: Роман: Пер. с нем / Б. Шлинк.-СПб.: Издат. Дом «Азбука-классика», 2009.-224 с.

 Этот роман был опубликован в 1995-м году. Для немецкой литературы он стал настоящим прорывом — это произведение в считанные месяцы получило мировую известность, удостоившись множества восторженных оценок. Впоследствии «Чтец» был экранизирован, после чего интерес к книге возник и в России. Впервые в нашей стране этот роман был издан несколько лет назад, однако тогда он не оказался востребованным. Сегодня же, после экранизации и повторного издания, «Чтец» стал самым настоящим бестселлером в России.

В центре романа — повествователь Михаэль Берг, который не просто осмысливает проблему ответственности немцев за существование концентрационных лагерей, но и пытается понять свое собственное отношение к Ханне Шмитц, бывшей любовнице, которая, как выяснилось после их разрыва, была надзирательницей в одном из концентрационных лагерей.

Роман интересен проникновением в сознание героя, который находится в состоянии внутреннего конфликта: в нем сталкиваются чувство к Ханне, первой женщине, и стремление осудить ее как надзирательницу, желание помочь бывшей любовнице и боязнь «запачкаться» подобной заботой. Можно ли сочувствовать тому, кто служил фашистам? Стоит ли способствовать справедливости, если человек сам не пытается себя спасти? Эти вопросы мучают героя, и он долго не может на них ответить…

 

Много горя, много ужаса принесла с собой Вторая мировая война. Неимоверно жестокие и мучительные уроки преподала она человечеству. Но усвоило ли общество? Все ли поняли то, что совершенная одними и своевременно не исправленная другими величайшая и непростительная ошибка, навсегда останется кровавым пятном в истории человечества? Не находит себе оправдания имевший место факт Холокоста, явившийся самым чудовищным проявлением варварства за все время существования цивилизации. Попытки историков, психологов, социологов и психиатров найти рациональное объяснение этому трагическому историческому феномену до сих пор не увенчались успехом.

 

Кутузова О.А.,зав. сектором Николаевской районной библиотеки

 

niklibrary.ru

Читать книгу Холокост. Были и небыли Андрея Буровского : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Андрей БуровскийХолокост. Были и небыли

Объяснять оппонентам свою точку зрения надо спокойно и методично, вводя поправки на направление ветра, износ ствола и температуру снаряда.

Из Интернета

Введение

– Видишь суслика?

– Нет.

– А ОН ЕСТЬ!!

Из Интернета

Есть вещи, которые «знают все». Например, ну кто не знает, что немецкие нацисты «почему-то» возненавидели евреев. Так возненавидели, что попытались физически уничтожить. Именно в этом смысле они употребляли сочетание слов «окончательное решение еврейского вопроса».

«Как известно», нацисты истребили шесть миллионов евреев. Часть они убили в противотанковых рвах из пулеметов и пистолетов, часть отравили газом циклон-Б в специальных газовых камерах и потом сожгли в крематориях лагерей уничтожения.

Кто же этого не знает? Все знают.

Катастрофа европейских евреев получила название Холокоста (от греч. holocaustos – «всесожжение»). Холокост определяют как «систематическое преследование и истребление немецкими нацистами и коллаборационистами из других стран миллионов жертв нацизма: почти трети еврейского народа и многочисленных представителей других меньшинств, которые подвергались дискриминации, зверствам и жестоким убийствам»1   Басин Я.З. К вопросу о дефинициях Холокоста // Сост. Басин Я.З. Уроки Холокоста: история и современность: Сборник научных работ. – Минск: Ковчег, 2010.

[Закрыть].

В английском термин «holocaust» в близких к нынешнему значениях употребляется с 1910-х годов (первоначально по отношению к геноциду армян в Османской империи и еврейским погромам времен Гражданской войны на украинской территории), а в современном значении истребления евреев нацистами (с прописной буквы) – с 1942 года. Широкое распространение получил в 1950-е годы благодаря книгам будущего лауреата Нобелевской премии мира писателя Эли Визеля. В советской прессе появляется в начале 1980-х, первоначально в форме «холокауст», позже в нынешнем виде.

В Израиле эту же катастрофу называют на иврите Шоа – что означает «бедствие, катастрофа».

Это тоже знают все, ничего нового.

Не все знают, что в современном английском, если речь идет именно о холокосте евреев, это слово пишут с заглавной буквы: «Holocaust» – Холокост. Во всех остальных случаях слово пишется со строчной: holocaust.

На идиш есть аналогичный термин: дритер хурбм, то есть «третье разрушение». Под первыми двумя разрушениями имеются в виду разрушения Первого и Второго Иерусалимских храмов.

В Израиле построен Национальный Мемориал Катастрофы (Шоа) и Героизма Яд ва-Шем. По определению Института Катастрофы и Героизма «Яд ва-Шем», жертвами Шоа считаются те, «кто жил на оккупированных территориях в условиях нацистского режима и был уничтожен/погиб в местах массовых расстрелов, в лагерях, гетто, в тюрьмах, в убежищах, в лесах, а также убит при попытке сопротивления (организованного или нет), как участник партизанского движения, подполья, восстания, при попытке нелегального пересечения границы или бегства, от рук нацистов и/или их пособников (включая местное население или членов националистических группировок)». Кроме того, в их число входят те, «кто находился на захваченных территориях и убит/погиб в результате прямого столкновения с вооруженными силами Германии и ее союзников, в результате бомбежек, побега, во время эвакуации в 1941–1942 гг.»2   http://wapedia.mobi/ru/

[Закрыть].

Это определение знают уже не все. Здесь уже возникают недоуменные вопросы: например, надо ли считать жертвами Холокоста солдат польской Армии Крайовой? Все они жили «на оккупированных территориях в условиях нацистского режима» и погибли «при попытке вооруженного сопротивления», «как участники партизанского движения, подполья… от рук нацистов и/или их пособников».

А солдаты Красной Армии? Все они погибли «в результате прямого столкновения с вооруженными силами Германии и ее союзников». А мирное население СССР? Те сотни тысяч людей, которые погибли «в результате бомбежек, побега, во время эвакуации в 1941–1942 гг.»?

Определения израильтян, очевидно, касаются только евреев… Но ведь множество евреев погибло вовсе не «как евреи». Во время блокады Ленинграда умирали от голода и погибали во время обстрелов люди любой национальности. Евреи были среди эвакуирующихся советских людей, в эшелонах, идущих на восток. Бомбы падали на всех. Нацистский пулеметчик не спрашивал, евреи, украинцы или татары бегут из горящего вагона. Почему же одни – жертвы Холокоста, а другие – не жертвы?

К этим недоуменным вопросам мы еще вернемся, но даже про Яд ва-Шем в России все-таки слышали. А вот многие ли знают о движении «ревизионистов»?

Вообще-то «ревизионисты» стараются пересмотреть все положения официальной пропаганды. В том числе и вопрос о виновниках начала Второй мировой войны, и о совершенных в ходе этой войны преступлениях, и об ответственности отдельных государственных деятелей. Виктор Суворов-Резун, смущающий умы с конца 1980-х, – типичный ревизионист.

Но в данном случае под «ревизионистами» понимаются люди, которые вообще отрицают само существование Холокоста. На Западе довольно много ученых, которые вообще считают Холокост еврейской выдумкой. Они считают, что под «окончательным решением еврейского вопроса» нацисты понимали не уничтожение евреев, а депортацию. Что никогда не было планов массового истребления, лагерей уничтожения и газовых камер. Все это – небескорыстная выдумка.

В последние годы движение «ревизионистов» так усилилось, книг издается так много, что «Библиотека Конгресса (США. – А.Б.) при каталогизации книг приняла формулировку: Холокост. Еврейский. 1939–1945. В противовес другой: Холокост. Еврейский – Ошибки. Измышления»3   Барам Б. Отрицание Холокоста: опыт противостояния // Тень Холокоста. М.: Фонд «Холокост», 1997. С. 164.

[Закрыть].

Библиотека Конгресса США заранее точно знает, что книги «ревизионистов» – это «ошибки» и «измышления». Я бы за это не поручился. Помню, как впервые столкнулся с утверждением, что не было у нацистов газовых камер. Первая реакция была простая: вот сейчас уличу я вас, голубчиков! Придумали же такое – не было газовых камер!

Полез в литературу… Сначала – в мемуарную, в записки советских офицеров и журналистов, которые оказались в Освенциме и Бухенвальде весной 1945-го. И оказалось: у них-то как раз о газовых камерах ничего нет. Совершенно. Страницы Константина Симонова об Освенциме в «Незадолго до тишины» просто страшно читать. Но о «газовках» – ни одного слова. Ни полслова. И ни у кого вообще нет.

Есть же огромная мемуарная литература бывших узников концлагерей! И в этой литературе много страниц, которые читать неприятно и страшно. Но и в ней описаний газовых камер тоже нет. А если такое описание и появляется – то в книгах, не заслуживающих никакого доверия: есть и такие. Но ни одного достоверного свидетельства о газовых камерах – нет.

Что еще более подозрительно: в 1940-е и 1950-е годы узники концлагерей о газовых камерах не писали. А вот в середине 1960-х – вдруг «вспомнили»! Очень такая странная память.

Были ли газовые камеры? Скажу откровенно – не знаю. Очень хотел бы получить о них сведения не из серии «Ну это же все знают!», а от заслуживающего доверия свидетеля. Того, кто четко сказал бы: «Да, я там был, я своими глазами видел, как загоняли людей в газовые камеры. Я видел, как из камер выволакивали трупы и тащили их в крематорий». Но пока что я такого свидетеля не встречал и подобных записок не читал.

И это далеко не единственные сведения, которые я почерпнул в книгах «ревизионистов».

Многие ли слыхали о Международной Тегеранской конференции 11–12 декабря 2006 года? И о том, как раздражены были этой конференцией правительства Запада?

Брайан Марк Ригг – вовсе не «ревизионист», но многие ли слыхали о его книге «Еврейские солдаты Гитлера»? А эта книга стоит, чтобы о ней говорили.

В общем, есть много исследований, разрушающих установившийся исторический миф о Холокосте. Собираюсь ли я доказывать, что Холокоста не было? Не собираюсь. Большинство «ревизионистов» – люди западные. Они мало знают о массовых расстрелах, которые практиковали нацисты на Украине и в Белоруссии. Были газовые камеры или нет, это ничего не меняет в том, что были Бабий Яр и расстрелы в Одессе, под Минском и в Белостоке, была трагедия Львовского гетто и массовое истребление евреев в Латвии.

Если «ревизионисты» из ФРГ и США этого не знают – то мы-то все равно знаем. И потому осмелюсь утверждать: Холокост был. Может быть, газовых камер и не было… Но Холокост все равно был… Только был он совершенно не таким, каким его рисуют в официальной пропаганде.

Вот я и пишу эту книгу, чтобы исследовать и показать читателю тот Холокост, который, к сожалению, был. Реальное историческое событие, а не пропагандистскую байку.

Глава 1. Официозный Холокост

Холокост – это священная мистерия, тайну которой знает только духовенство выживших.

Визель Э.

С тем, что считается официальным мнением, лучше всего ознакомиться через Яд ва-Шем, то есть «музей, задача которого – увековечение памяти шести миллионов евреев, погибших в огне Катастрофы»4   http://www.il4u.org.il/Israel/AboutIsrael/Culture/Museums/MuzionYadVaShem.htm

[Закрыть]. Название комплекса «рука и имя», «память и имя» или «место и имя» происходит от слов иудаистского пророка Иешеягу: «И дам Я им в доме Моем и в стенах Моих память и имя лучшее, нежели сыновьям и дочерям; дам ему вечное имя, которое не истребится».

Полное название музея – «Национальный мемориал Катастрофы (холокоста) и Героизма». Находится он в Иерусалиме на Хар ха-Зикарон (Горе Памяти). Мемориал был основан в 1953 году по решению кнессета с целью увековечить память о евреях – жертвах нацизма 1933–1945 годов, уничтоженных еврейских общинах. Цель была и в том, чтобы увековечить имена борцов против нацизма и «праведников мира», то есть людей всех народов, спасавших евреев в годы нацизма, порой рискуя собственной жизнью.

Мемориал ежегодно посещает более миллиона человек, и далеко не только евреев.

В структуру огромного музея входят галерея детских рисунков, Зал имен, Аллея праведников, архив, Зал памяти с высеченными на его полу названиями лагерей смерти, Детский мемориал, Долина уничтоженных еврейских общин, научные и религиозные учреждения.

С недавнего времени музей открыл собственный интерактивный сайт, куда каждый желающий может внести имена и фотографии своих близких, убитых нацистами в годы Холокоста. Существует и новый интернет-сайт на русском языке. По сообщению агентства «Маарив» со ссылкой на руководство комплекса, материалы на сайте подобраны таким образом, чтобы максимально возможно отразить события Катастрофы на территории бывшего Советского Союза. На сайте также представлена информация о проекте сбора имен погибших на территории СССР, а также дается возможность провести поиск в уже существующем архиве имен. В Интернете приводится и адрес сайта – www.yadvashem.org/ru.

Зал памяти

Это напоминающее шатер здание с базальтовыми стенами. Оно слабо освещено. Пол выполнен в виде карты Европы, на нем высечены названия 22 транзитных и концентрационных лагерей, мест массовых убийств. При посещении зала «звучит скорбная, полная трагического величия музыка».

Почему именно эти выбраны из сотен им подобных, разбросанных по всей Европе? Объяснения этому я не нашел. В центре зала горит вечный огонь, а вблизи расположена памятная плита. Под ней покоится пепел сожженных людей, доставленный из лагерей смерти. Как отделяли пепел сожженных евреев от пепла людей других национальностей, мне тоже неведомо.

Детский мемориал

Этот мемориал представляет собой выдолбленную в скале пещеру. Это памятник, как считают в Израиле, полутора миллионам еврейских детей, уничтоженных во время Холокоста.

Когда в мемориал входит группа, здесь царит полная темнота. Вы погружаетесь в нее и идете по узкому, извилистому коридору. Звучит тихая, скорбная музыка. И голос диктора, который произносит имя, фамилию ребенка, его возраст и место рождения. Следующий, следующая, и вновь следующие… И так полтора миллиона раз. А как бы с неба каждый раз падает звездочка: символ отобранной нацистами детской жизни. Используется звук детских шагов, хлопанье в ладоши, детский смех…

Недоуменный вопрос только один… Если даже на произнесение имени и места рождения нужна всего 1 секунда, то получается – для звучания полутора миллионов имен потребуется почти двое суток. Группа посетителей явно не остается в мемориале столько времени.

Вообще многие залы Яд ва-Шем организованы со спецэффектами, пришедшими из американского кинематографа. Имитируются звуки: шипение отравляющего газа, крики и стоны людей, звук движения множества ребятишек…

Разумеется, в Яд ва-Шем не раздаются крики беременных палестинских женщин, которым вспарывали животы израильские боевики в Дейр-Ясин, плач детей, которым разбивали головки о глинобитные заборы, звуки взрыва в иракской синагоге Шем-Тов, довольный смех сионистов, пирующих с Эйхманом.

В Яд ва-Шем приносят присягу солдаты израильской армии. Тут они проходят необходимую эмоционально-идеологическую обработку и отправляются… ну, например, в сектор Газа.

Площадь Януша Корчака

Площадь названа именем Корчака, но уточняется, что это псевдоним Генриха Гольдшмита.

В центре площади расположен памятник доктору Генриху Гольдшмиту, еврейско-польскому педагогу из Варшавы, известному под псевдонимом Януш Корчак. 5 августа 1942 года Януш Корчак и около 200 детей из вверенного ему детского дома были отправлены в лагерь смерти Треблинка. На монументе – Януш Корчак, окруженный детьми. Интересно, что привратник детского дома, безногий калека Первой мировой войны, был убит 5 августа 1942 года – пытался оказать сопротивление. Но его фигура не выставлена в Яд ва-Шем.

Монумент еврейским солдатам и партизанам – борцам с нацистской Германией (называют его еще и «Обелиск воинам-героям»).

Согласно сведениям, распространяемым Яд ва-Шем, около 1 500 000 евреев боролись против нацизма в составе вооруженных сил антигитлеровской коалиции, в партизанских отрядах и подполье, в движении Сопротивления и гетто.

Обелиск увековечивает сотни тысяч бойцов еврейского сопротивления, погибших в борьбе. На памятнике высечены слова: «Тем, кто вступил в святую борьбу с нацизмом, поднимал восстания в лагерях и гетто, сражался в лесах и подполье, воевал в войсках антифашистской коалиции, спасал своих братьев, проявлял отвагу и мужество по дороге в Эрец Исраэль. Отныне и навсегда».

Так памятник удивительным образом объединяет погибших еврейских партизан, евреев, воевавших в составе Вооруженных сил Британии и США, и евреев-террористов, которые убивали британских полицейских в Палестине. А вот неевреям – солдатам стран антигитлеровской коалиции памятник не поставлен.

Партизанская панорама

Партизанская панорама – «дань памяти тем еврейским борцам, кто присоединился к партизанскому движению во время Катастрофы». Получается – второй памятник одним и тем же людям. Скульптура, расположенная в центре панорамы, названа «…ибо человек, как дерево в поле». Эти слова взяты из Библии, из книги Второзакония.

Скульптор Цадок Бен-Давид выбрал дерево символом партизана-борца, чью жизнь охраняет лес, среди деревьев которого он находит убежище.

На одном из камней панорамы выбиты слова гимна партизан на иврите, идиш и английском языке. Почему они не выбиты на польском, украинском, белорусском и русском? Не знаю.

Долина общин

Долина общин – это монумент, расположенный на площади примерно в гектар в западной части Яд ва-Шем. Названия более 5000 еврейских общин, частично или полностью уничтоженных во время Катастрофы, выбиты на 107 его стенах.

В центре монумента находится Бейт Хакеилот (Дом общин), который предоставляет свои галереи для передвижных выставок, демонстрации короткометражных фильмов.

Мемориал депортированным

Мемориал депортированным – вагон для перевозки скота – был установлен в Яд ва-Шем в память о миллионах европейских евреев, погруженных в такие вагоны и отправленных в лагеря уничтожения. Он был передан мемориалу Яд ва-Шем польскими властями.

На постаменте высечен отрывок из воспоминаний «чудом уцелевшего в Холокосте» Авраама Кшепицкого.

Площадь Варшавского гетто

Стена Памяти на площади Варшавского гетто состоит из двух барельефов. На одном – «Восстание в Варшавском гетто» – изображен его руководитель Мордехай Анилевич. На другом «Последняя дорога» – массовая депортация евреев в лагеря уничтожения.

Скульптура «Страдающий Иов»

Иов – одна из самых колоритных фигур Танаха. Разумеется, он не имеет никакого отношения к Холокосту и вообще к истории XX века. Но по фантазии скульптора Н. Раппопорта праведник иудаизма как-то оказался связан и с Шоа.

Аллея праведников мира

По израильскому Закону о Памяти Катастрофы (1951), праведники мира – это неевреи, спасавшие евреев в годы нацистской оккупации Европы, Холокоста, рискуя при этом собственной жизнью. Это определение предполагает, что человек рисковал собой с целью спасения других.

Диплом праведника мира

Звание «праведника мира» присуждается при соответствии следующим критериям:

1) инициатива спасения принадлежит спасителю;

2) наличие четкой связи между действиями спасителя и фактом спасения;

3) спаситель осознавал и подразумевал именно спасение еврея;

4) действия спасителя не были мотивированы получением денежного вознаграждения, и если он брал деньги, то лишь для того, чтобы обеспечить успех спасения, а не с целью обогащения;

5) существовала реальная опасность для спасавшего и его близких. В особых случаях принимается во внимание экономическое и общественное благополучие спасителя;

6) все вышеперечисленное подтверждается свидетельствами выживших или наличием подходящих документов.

Очередной недоуменный вопрос: а если спаситель спасал многих людей разных национальностей? И не имел в виду именно спасение еврея? Тогда как – он уже и не праведник мира?

На 1 января 2010 года Яд ва-Шем признал праведниками мира 23 226 человек, но в Яд ва-Шем считают – эти данные далеко не полны.

Распределение получивших звание «праведник мира» по странам (на 1 января 2010):

В честь каждого нового, признанного праведником, проводится церемония награждения, на которой самому праведнику или его наследникам вручается почетный сертификат и именная медаль, на которой на двух языках – иврите и французском – выгравирована надпись: «В благодарность от еврейского народа. Кто спасает одну жизнь, спасает весь мир».

Интересно, что в Интернете часто опускают часть этой фразы, а именно «в благодарность от еврейского народа». Пишется эдак покороче: «Тот, кто спас одну жизнь, как будто спас целый мир». То есть понятия «еврей» и «человек» приобретают одинаковый смысл.

Естественно, никак не увековечена память людей, спасавших неевреев от бесчинства еврейских погромщиков или палестинских арабов от вооруженной толпы евреев-израильтян.

Сад «Праведников мира» основан в честь тысяч неевреев, рисковавших своими жизнями ради спасения евреев во время Шоа. Их имена и места проживания выбиты на мемориальной стене, установленной в саду.

Цитирую из Интернета: «Неевреи, которые по велению совести, рискуя собственной жизнью, спасали евреев во время Шоа, удостоились чести (выделено мною. – А.Б.) посадить по одному дереву на территории музея Яд ва-Шем». У каждого дерева – памятная табличка с указанием имени праведника мира и страны проживания. Вот-вот… Не «мы в благодарность посадили дерево имени этого праведника»… А праведника за особые заслуги «удостоили чести». Пусть чувствуют.

В числе праведников – очень неординарные личности. Например, 20-летний комендант пионерского лагеря около литовского города Друскининкай Стасис Свидерскис. Он вывез более 70 еврейских детей, договорившись на железнодорожном вокзале о том, чтобы их поместили в состав, двигавшийся на Урал.

Отслужив в Красной Армии, Свидерскис вернулся в Удмуртию и возглавил детский дом, в котором были собраны ребята из Литвы. В конце 1944 года все воспитанники детдома возвратились в Литву, но дома почти никого в живых не осталось – они были убиты. Их имена сохранились в памяти спасенных Стасисом, в честь которого на аллее посажено дерево.

Героический человек, и знаки отличия, несомненно, заслужил. Но вот вопрос: а были ли в пионерском лагере под Друскининкаем дети-неевреи? Если были, то почему же комендант лагеря бросил их на произвол судьбы?

Тиуне Сугихара был консулом Японии в Литве, который выдал тысячи (!) транзитных виз евреям. Эти визы спасли им жизнь. А подвиг заключался в том, что японское правительство категорически запретило ему выдавать евреям транзитные визы. Тиуне Сугихара, прямо нарушая приказ, фактически совершал поступок, аналогичный государственной измене.

«Ведь это были люди, и они нуждались в нашей помощи. Я рад, что нашел в себе силы помочь им», – сказала он много лет спустя. «Список Сугихары» оставался тайной до 1985 года, когда имя Тиуне было присвоено одному из парков Иерусалима, а в его честь высажено дерево на Аллее праведников.

Дипломаты из Португалии Аристид Соуса Мендес и из Швейцарии Пауль Грунингер тоже выдавали евреям въездные визы. Сотрудник иранского посольства в Париже Абдул-Хучейн Садри выдал больше трех тысяч въездных виз в Иран. Он имел полное понимание начальства. Отметим это – ведь сегодня Иран обвиняют чуть ли не в поедании еврейских младенцев.

Сальвадорский дипломат полковник Хосе Астуро Кастальянес выдал венгерским евреям до сорока тысяч фальшивых документов о сальвадорском гражданстве. Этим он спас более 25 тысяч человек.

Волею судеб самым знаменитым из дипломатов – праведников мира стал Рауль Валленберг из Швеции. Он спас десятки тысяч венгерских евреев. Несмотря на свою дипломатическую неприкосновенность, после взятия Красной Армией Будапешта он был арестован НКВД и пропал без вести.

А вот история, над которой стоит задуматься… Инга Баумгарт, служившая в ВВС Третьего рейха, задала неосторожный вопрос 20 июля 1944 года, в день очередного покушения на А.Гитлера.

«Эту свинью убили?» – спросила она.

Добрых людей вокруг много, на Ингу донесли в гестапо. До самого конца войны ее прятали две сестры: Мария Швелиен и Гита Бауэр. Сестры не хотели брать медаль: ведь они только выполняли свой долг. Все люди должны поступать так же… Убедили их слова: «В мире так мало людей, которые знают, что не все немцы плохие».

А во время награждения Гиты Бауэр медалью в Мемориале Яд ва-Шем посол ФРГ в Израиле сказал:

– Мне было бы гораздо труднее исполнять мои дипломатические обязанности и я бы чувствовал себя менее уверенно как немец в еврейском государстве, если бы не самоотверженность Гиты и других героев.

Красиво. Возвышенно. Благородно.

Только два маленьких замечания… Одно совсем короткое: и правда в мире так мало людей, которые не знают, что все немцы плохие? Неужели немцы должны стыдиться своего происхождения? Неужели только Гита и Мария – живые доказательства, что мы5   Я немец лишь на четверть – по деду. Но великий, работящий и многоученый немецкий народ чту как свой собственный. Если немцы – садисты и убийцы, то и мой дед, известный ученый, тоже. И я тогда точно такой же. Все мерзости, которые прогавкает о немцах любой подонок, произнесены тем самым и в мой адрес. Я не отделяю себя от своего второго народа и своей второй родины. Поэтому и написалось – «мы». Думал убрать… и по размышлении оставил.

[Закрыть] – не порочные чудовища?

Второй вопрос посложнее: а разве Инга Баумгарт подверглась преследованиям как еврейка? Она служила в элитных Военно-воздушных силах. До неосторожного вопроса ей решительно ничто не угрожало. Чем же отличается Инга от множества других, таких же неосторожных людей – в том числе этнических немцев? Некоторых из них, этнически «чистокровных» немцев, тоже спасали и прятали. Но кто прятал немцев – те не праведники. К ним не относятся слова: «Кто спас одну жизнь, спасает весь мир».

Само существование Инги, полуеврейки и служащей вермахта, прекрасное подтверждение книги «Еврейские солдаты Гитлера». Об этой книге нам придется еще говорить.

Отношение к праведникам

Живущие в Израиле праведники мира, их вдовы, вдовцы и дети имеют ряд льгот. Они получают ежемесячные выплаты в размере средней заработной платы, выплаты на лечение, на оздоровление, имеют льготы по уплате муниципального налога.

Во многих европейских странах, где живут праведники мира, они награждаются национальными наградами. Например, в Британии, Германии, Австрии, Украине. А вот в России – не получают. Все 9 (девять) еще живых праведников мира каждый месяц получают по 100 долларов – но не от государства, а от Российского еврейского конгресса.

В 2004 году председатели научно-просветительского центра «Холокост» Алла Гербер и Илья Альтман обратились к Президенту РФ В.В. Путину с просьбой отметить заслуги российских праведников мира, но через год материалы были возвращены. По этому поводу Илья Альтман заявил: «Россия – единственное государство, которое не награждает никакими государственными наградами людей, признанных Яд ва-Шем «праведниками мира».

Административное здание и Международный научно-исследовательский институт Катастрофы

Часть Яд ва-Шем – Международный научно-исследовательский институт Катастрофы. Он занимается исследовательской работой и организацией международных семинаров и конференций, сотрудничает с учеными других стран. Институт помогает молодым исследователям, фактически выращивая новые поколения «исследователей». Он издает сборники конференций, научные работы и монографии по теме Шоа.

Здание Архива и Библиотеки

Архив Яд ва-Шем – самое большое в мире хранилище документальных материалов по теме Шоа. Он содержит около 62 миллионов листов и 267 500 фотографий, а также тысячи аудио– и видеосвидетельств уцелевших в Катастрофе.

Материалы доступны публике в специально оборудованных читальных и просмотровых залах. Библиотека Яд ва-Шем имеет самое полное в мире собрание книг по теме Шоа. Она насчитывает более 90 000 названий на разных языках и тысячи периодических изданий.

Международная школа изучения Катастрофы

Широко внедряя изучение Катастрофы и передавая наследие Шоа новым поколениям, Международная школа Яд ва-Шем предлагает различные образовательные программы ученикам, студентам и солдатам, устраивает семинары для учителей из Израиля и других стран, проводит симпозиумы, разрабатывает обучающие программы на сайте Яд ва-Шем в Интернете. Методисты школы постоянно работают над новыми программами и учебными пособиями.

Исторический музей

Девять подземных галерей нового Исторического музея Катастрофы – это история Шоа глазами евреев. В экспозиции широко представлены предметы быта, свидетельства, фотографии, документы, произведения искусства, мультимедиа и видео.

Зал имен

Имена и биографические данные миллионов уничтоженных евреев увековечены уцелевшими в Катастрофе и членами их семей. Листы свидетельских показаний собираются и хранятся в Зале имен и зачастую являются единственным памятником жертвам Шоа. Пока еще не поздно, пока еще живы те, кто помнит их имена, Яд ва-Шем просит присоединиться к этой святой миссии и внести имена погибших. Подробности на сайте www.yadvashem.org.

Художественный музей

Новый Художественный музей Катастрофы имеет самое большое в мире собрание произведений искусства, созданных в лагерях, гетто, убежищах – местах, казалось бы, абсолютно не пригодных к творчеству. Эти работы, отражая внутренний мир и состояние духа жертв Шоа, являются бесценным историческим свидетельством эпохи. Художественный музей обладает первой в мире компьютеризированной базой данных по искусству Шоа.

Выставочный павильон

В выставочном павильоне представлен широкий спектр работ по теме Катастрофы, в том числе и произведений искусства, что позволяет глубже понять и осознать значение Шоа.

Видеоцентр

Видеоцентр знакомит посетителей Яд ва-Шем с видеоматериалами о Катастрофе, используя индивидуальный или большой экран. Среди них – документальные полнометражные фильмы, видеосвидетельства из архивов Яд ва-Шем и других организаций, в том числе визуальные свидетельства из собрания видеоматериалов по истории Шоа Фонда уцелевших в Катастрофе.

Синагога

Новая синагога предназначена для чтения поминальной молитвы – кадиша и проведения церемоний поминовения погибших. Часть ритуальных атрибутов в синагоге – из спасенного имущества синагог, поврежденных или разрушенных в годы Шоа.

Пропаганда на весь мир

Яд ва-Шем проводит конференции, симпозиумы, печатает литературу, активно помогает исследованиям Холокоста во всем мире.

Он официально объявляет об открытии нового учебно-информативного сайта на русском языке, созданного при поддержке фонда «Genesis». Этот фонд ставит своей целью добиться «роста еврейского самосознания у русскоязычных евреев». Баркашов ставил задачу «русификации русского народа». Эти – юдифицируют еврейский.

Задача нового сайта – предоставить историческую информацию и учебно-методические материалы о Катастрофе русскоязычным преподавателям и учащимся по всему миру. Подобранные материалы, как исторические, так и учебные, дают посетителям наиболее полную картину Катастрофы, акцентируя ее особенности на территориях бывшего СССР. Исторические материалы взяты из архива Яд ва-Шем и различных публикаций, учебные пособия написаны специалистами Международной Школы Преподавания и Изучения Катастрофы.

Сайт содержит также избранные статьи из «Энциклопедии Катастрофы», фотографии, свидетельства, дневники, письма, официальные документы, карты и «часто задаваемые вопросы». Учебные материалы представлены планами уроков и интерактивным образовательным проектом «Дети в гетто».

На сайте помещена и информация о Мемориальном комплексе Яд ва-Шем, Международной школе преподавания и изучения Катастрофы и об отделе программ на русском языке.

Учебные материалы делятся на категории, в зависимости от возраста учащихся, в соответствии с методикой, разработанной в международной школе, и призваны расширить и обогатить возможности педагогов в процессе проведения образовательных мероприятий по теме Катастрофы.

Такие же материалы есть и на иврите, и на английском. При заходе на иврито– или англоязычные страницы сайта «Яд ва-Шем» www.yadvashem.org русскоязычным пользователям следует прежде всего обратить внимание на колонки, где есть «указатели» на линк на русском языке.

Вероятно, эти материалы, помимо всего прочего, призваны «юдифицировать» российских евреев… В смысле, растить их «еврейское самосознание».

Международное признание

Во всем западном мире официально признаны истины, возвещаемые в Яд ва-Шем. Подчеркиваю: именно что официально, на государственном уровне. ФРГ с 1953 года выплачивает компенсацию международным еврейским организациям и правительству Израиля, исходя из «раз навсегда установленной» цифры: 6 миллионов убитых евреев. Это ли не официальное признание?

И в надгосударственном!

27 января во всем мире отмечается Международный день памяти жертв Холокоста, учрежденный в 2005 году специальной резолюцией ООН. Марш жизни проводится в Освенциме, а ведь официально утверждается: в этом лагере уничтожения истребляли в основном евреев. Вот и получается, что в этот день отмечается в первую очередь гибель именно евреев. Тем более, что в ежегодном Марше жизни в мемориальном комплексе Аушвиц, в День памяти жертв Катастрофы, обязательно участвуют официальные представители Израиля. А бывает, что и возглавляют этот марш… Как возглавили его однажды председатель Яд ва-Шем раввин Исраэль Меир Лау и глава еврейского агентства «Сохнут» Натан Щаранский.

iknigi.net