Текст книги "Хризалида. Стихотворения". Хризалида 4 книга


Читать онлайн "Хризалида. Путь предвестника" автора Голд Джон - RuLit

Отец положил последние удочки в лодку, залез сам и помог мне залезть в лодку. Взявшись за весла начал грести к центру озера. Наверно, это то, что называют счастьем.

Мы отплыли от берега метров на триста. Отец бросил якорь и начал готовить удочки.

— Я слышал маги из города, иногда ходят на рыбалку. Только вот они бьют молнией в воду и рыба сама всплывает. — легкая улыбка и первая удочка закинута. — Держи, я пока свою приготовлю.

— А почему мы так не рыбачим?

— А кто у нас магии обучен? Я вот только могу или огонь разжечь, или оглушить человека. На большее обучение у меня денег не хватило. Да и смысл простому рыбаку учится магии.

— А я могу научиться?

Отец смотрел на меня с грустью в глазах.

— Ты, сможешь стать кем угодно, но оплатить мы сможем лишь самую малость. Все остальное, сын, ты должен будешь оплатить сам. Сейчас ты молод, учи навыки и профессии, развивай свои характеристики. Когда придет время, ты сам выберешь жизненный путь. Может, ты станешь магом или воином, а может, решишь быть торговцем или кузнецом. А может, как я станешь рыбаком.

— Но как же мне выбрать кем стать?

— Саджи, сейчас ты ребенок у тебя есть время все попробовать и найти, то, что тебе нравится. Учись, пробуй, играй, наслаждайся. Занимайся тем, что тебе нравится, это твоя жизнь. Тебе решать, кем ты будешь. Главное родителям, помогать не забывай. — Отец улыбнулся и закинул свою удочку.

Отец, сидел и наслаждался видом того поплавка играющего на волнах, а я наслаждался моментом о котором столько мечтал. Отец сидел не шевелясь. С хитрым взглядом он произнес:

— Хочешь, обучу тому, как рыбачить?

Вам предложено обучится профессии: рыбалка.

— …Да, конечно

Вы обучились профессии: рыбалка

Рыбалка +1

— Хо-хо, вот теперь будет у меня помощник. — Отец выглядел довольным — Раньше мать запрещала, говорила, утонуть можешь. Тут ведь глубоко, да и рыба разной бывает.

Все утро, до самого обеда, мы просидели в лодке. Почти не говорили, только рыбачили. Отец хвалил, сказал что я, как истинный сын рыбака сразу понял суть. Мы наслаждался тишиной и рыбалкой.

— Хороший улов, теперь домой пора. Камелия обещала приготовить рыбный пирог. А тебе сначала надо научиться плавать!

Тот момент, когда он меня выкинул за борт, я даже не заметил. Что может ребенок, который отродясь, не видел ничего больше ванны с водой на личной палубе ремонтируемых кораблей? О каком умении плавать может идти речь? Правильно, только умение барахтаться.

— Работай руками и ногами парно. Сначала руки потом ноги, толкай воду вниз. — отец все улыбался.

Когда я уже начал уставать и нахлебался воды, начало получаться.

Изучен навык: плавание

Плавание +1

— Вот…. а теперь плыви к берегу.

— Далеко, же. — я все время тонул и захлебывался.

— Давай плыви — глаза боятся, руки делают.

Когда я вышел на берег, меня вырвало водой. Отец только посмеялся. Запас сил на нуле, здоровья только половина.

Сила +1

Выносливость +1

— Завтра после рыбалки сходим в лес, в поход. Это будет наградой за проявленную храбрость.

— Какая храбрость, я бы утонул, если бы отказался.

— Ты мог залезть в лодку — Отец, прямо таки светился и выглядел как сама невинность. Так я тебе и поверил, сам бы скинул обратно.

— Все, ради того, чтобы я стал сильнее? — мой смех был нервным.

Отец мгновенно выпрямился и сказал серьезным голосом.

— Именно. Тренируйся и даже ребенком сможешь многое. Навыки, профессии, характеристики, репутация, покровительство. Играй с детворой, выполняй поручения людей. Детство, это школа жизни. Ошибки тебе прощают, люди более открыты, не надо заботиться о крыше над головой.

Таким, отец казался очень сильным, умным. Это то, что я и сам знал, но не смог бы, так точно выразить.

— Каждый день утром, мы будем рыбачить. Остальное время можешь гулять или помогать матери. — Отец снова стал мягким, но и серьезность его характера не пропала.

Посмотрел на часы, оставалось еще десять минут — этого мало. Перевел капсулу в спящий режим, на учебе отосплюсь, а сейчас буду играть. Игра не заменяла полноценного сна, но требовалось его намного меньше.

Всю следующую неделю, провел, как в раю. У меня появились друзья. Рэйчел живет на соседней улице, ей пятнадцать лет. Грюнт и Они живут на этой же улице, правда, их семей я никогда не видел. Рэйчел дочь кузнеца, а в реальности так же, как я, сирота из детдома. Грюнт и Они из одного детдома — повезло им.

Отец, прекрасно разбирается в охоте, он обучил меня навыкам стрельбы из лука, изготовление и обезвреживание ловушек и маскировки, профессии травника. Мы ставили ловушки на крупную и мелкую дичь. А вечером убирали ловушки и собирали трофеи. Всю неделю мы делали заготовки к воскресенью — день ежемесячной ярмарки.

Вместе с Рэйчел, прошли задание и обучились навыку скрытности, когда купались в озере, получил навык задержки дыхания. Рэйчел не самая красивая, любит болтать без умолку. Иногда подшучивает надо мной. Она мой единственный и лучший друг. Иногда говорит, а потом запинается и смотри на меня с грустью, жалея. За что? Она часто ошибается, говоря о родителях, как о живых. Видимо, недавно погибли, еще не привыкла. Отца она не любила, всегда хмурится, когда говорит о нем. Отец из Хризалиды ей не нравится.

Вечером ужинал в доме Рэйчел. За задание с колкой дров и таскания угля, её отец научил меня кузнечному делу. Отец Рэйчел, был гномом, мощного телосложения, весь в копоти и кузнечном фартуке и бородой до груди. За 4 часа тяжелой работы я получил +2 к силе и +3 к выносливости. Когда он узнал, что я сын Армана предложил обучить навыку плотника, как от такого можно отказаться. Однако он был хитер, сказал, что готов это сделать, если я принесу ему три ветки гуляй-дерева для луков.

Когда я пришел домой, мама сильно волновалась. Я и забыл что уже поздно, отец был очень мрачен, когда услышал о том, что я могу получить навык плотника за три веточки. Утром он дал мне ветки, и я отнес их кузнецу. Кузнец лишь победно хмыкнул и обучил меня профессии плотника, дал один рецепт на простенький лук и выпроводил. Когда я пришел домой отец сказал.

— Гуляй-дерево — это мест-босс 75 уровня. Исполняет обязанности хранителя леса. Ты не мог добыть его ветки, но погибнуть мог легко. Кузнец знал это, как и то, что ты не сможешь сам добыть эти ветки. Ветки были у меня уже несколько лет. Возьми — он передал мне ветку — это последняя. Надеюсь, когда-нибудь я увижу лук из этой ветки. — Отец расслабился, от него пахло табаком, я уже замечал, что когда он сильно волнуется, забивает трубку табаком и курит за домом.

Только тогда я понял, что меня смутило. Это был редкий материал. А вот кузнец был ушлым гадом. Больше я к нему не обращусь ни когда, лучше пешком до города дойду и там научусь.

Мама обучили навыку шитья и готовки. Ее навык в кулинарии был далеко за сотню и даже простая каша давала большие бонусы на выносливость и силу. Отец знал и умел намного больше, чем показывал и я начал думать, что далеко не все так просто. Как простой рыбак мог достичь 154 уровня? А швея-домохозяйка 130 уровня? Я боялся спросить, а родители ничего об этом не говорили.

И вот настало воскресенье, мы отправились в город, точнее к городским стенам. Там проходила ярмарка. Отец поставил лоток, а мама начала раскладывать продукты, которые мы с отцом собирали в течении недели в лесу.

— Погуляй с ребятами. Вон лавка отца Рэйчел. А мы пока поторгуем.

-.. - через три лавки от нас, на другой стороне дороги стояла лавка кузнеца. Он занимался выкладкой товара, а Рэйчел о чем то спорила с Они и Грюнтом. Отец, понял мое молчание иначе, чему, в конечном счете, я был очень рад.

www.rulit.me

Читать книгу Хризалида. Стихотворения Варвары Малахиевой-Мировича : онлайн чтение

Текущая страница: 4 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 12 страниц]

5. Ребенку

 Две куклы крохотных: растерзанный верблюд,Комочек желтый ватного цыпленка —В стенах постылых нежно выдаютСвященное присутствие ребенка.  И новый мир, и целые мирыВоссоздают первичное движеньеТворящей воли. Стены и ковры —Полей, лугов, садов отображенье.  И город на окне, и под столом леса,И в чашке океан. И нету стен постылых.Творящей воли их сложили чудеса,И рай возник на пустыре унылом. 

6. Тетя

 Обезножела старая тетя.Лежит в постели девятый деньВ полусознанье, в полудремоте.Племянники думают: просто лень.  А старая тетя у грани сознаньяНашла боковую тропинку одну,Какой не находит племянник,Когда отходит ко сну.  Ни сон, ни жизнь, а явь боковая,От жизни и сна в стороне.Туда улетает тетя хромая,Легка, как птица, в своем полусне. 

9. «Потоки радости бегут…»

 Потоки радости бегут,Бегут неведомо откудаИ к берегам земным несутПредвестье благостного чуда.  Пусть не увижу на землеЕго лица, его значенья,Пускай сокроется во мгле,Где зреют дальние свершенья,  Но сердце дивные словаУже прочло в его сияньи,Душа жива, душа жива,И дышит Бог в ее дыханье. 

1919

Киев

ИЗ ЦИКЛА «ТАТЬЯНЕ ФЕДОРОВНЕ СКРЯБИНОЙ»85   Из цикла «Татьяне Федоровне Скрябиной» («Твои одежды черные…», «Колышется ива на облаке светлом…»). Второй и четвертый тексты цикла, состоящего из четырех стихотворений. Скрябина Татьяна Федоровна (1883–1922) – вдова А.Н. Скрябина, пианистка, близкая подруга М.-М. См. комментарий к стихотворению «Тоскует дух, и снятся ему страны…».

[Закрыть]

2. «Твои одежды черные…»

 Твои одежды черныеУ белого креста.И скорбь твоя покорная,И красота,И синих далей пение,И облако высот —Всё тайну воскресенияУже несет.И сквозь прозрачность зримую,Сквозь дымку красотыСквозят уже любимыеЕго черты. 

4. «Колышется ива на облаке светлом…»

 Колышется ива на облаке светломЗелено-серебряным легким листом,С тобою иду я священно-обетным,Безводно-печальным далеким путем.  Но там, где колышется белая иваИ светлое облако стражем стоит,Душа отдохнет. И опять молчаливоК пустыням Синая свой путь устремит. 

Июль – август 1919

Киев

ИЗ ЦИКЛА «Ю. СКРЯБИНУ»86   Из цикла «Ю. Скрябину» («Под коварной этой синей гладью…», «Тающий дым от кадила…», «Точно ангелы пропели…»). Скрябин Юлиан Александрович (1907–1919) – утонувший сын Т.Ф. и А.Н. Скрябиных, музыкально очень одаренный. О его гибели сохранились два письма М.-М. к Н.С. Бутовой (МЦ. КП 4680/120,121). Эпиграф: «Черви мы, / В которых зреет мотылек нетленный» (итал.) – цитата из «Божественной комедии» Данте («Чистилище», X песнь). Связанный с эпиграфом образ хризалиды – куколки, из которой вылетает бабочка, возникает в первом и втором стихотворениях цикла («Улетел небесный мотылек. / Нам осталась только хризалида… «, «В садике из роз уснула хризалида… «, не включенных в настоящее издание). Всего в цикле семь стихотворений. В дневнике 7 января 1951 г. М.-М. записывает выбранную эпиграфом для этого цикла цитату из Данте по-итальянски и свой русский перевод: «Мы – черви, рожденные для созидания в себе Ангела-Бабочки». Этот образ близок и теософской картине смерти: «смерть заключается в повторяющемся процессе раздевания, или обнажения. Бессмертная часть человека избавляется, одна за другой, от своих внешних оболочек, и – как змея из её кожи, бабочка из её куколки – выходит из одного после другого» (Безант А. Смерть… а потом?).

[Закрыть]

Noi siam vermi nati a farmer

l’angelica farfаlla

Данте

3. «Под коварной этой синей гладью…»

 Под коварной этой синей гладьюОн хотел вздохнуть в последний раз.И сомкнулись воды синей гладью,И огонь погас.  Было так во дни Ерусалима.Так же замер чей-то крестный вздох.Так же Мать звала в рыданье сына:Сын мой, Сын и Бог!  Но расторгнув чудом воскресеньяДушный плен гробовой пелены,Всем огням вернул Он их горенье,Все огни к Нему вознесены. 

5. «Тающий дым от кадила…»

 Тающий дым от кадилаВ синюю бездну плывет.Веют незримые силы,Духи глубин и высот.  Встречею стало прощанье.К смерти душа вознеслась.Ангеле Божий, Юлиане,Моли Бога о нас! 

7. «Точно ангелы пропели…»

 Точно ангелы пропели«Со святыми упокой»Над цветочной колыбелью,В этот день сороковой.  И звучало это пенье,Как прощальный тихий гласВ недостижные селеньяВознесенного от нас.  И казалось, отуманенХерувимски чистый ликСкорбью нашего прощанья,Малой верой чад земных.  Имя новое приявшийВ новой тайне, он хотел,Чтоб любовью, смерть поправшей,Мы вошли в его удел.  Чтобы наша скорбь омыласьВечной Радости ключомИ, омывшись, озарилась,Как зарей, его путем. 

Июль – Август 1919

Киев

«Летят, летят и падают смиренно…»
 Летят, летят и падают смиренно87   «Летят, летят и падают смиренно…». Записано в дневнике 1 ноября 1952 г. В собрании стихотворений, переписанных О. Бессарабовой, есть ранний вариант, где строки 1–6 такие:Благословенье смерти излучая,Летят, летят последние листы.Кружится медленно их призрачная стая,Прощальный дар осенней красоты.Какая легкость с жизнью расставанья.Как их успенье чисто и светло

[Закрыть]

На листья падшие всё новые листы.В день солнечный кончина их блаженна,И тишины полна, и красоты.    Нет с деревом печали расставанья.Не жалко им, что лето их ушло.Полет, покорность, нежное мерцанье,Аминь всему, что в смерть их унесло.  

1919

Киев

«Не обмолвится прощаньем…»

 Не обмолвится прощаньем,Без сигнала отойдетВ океан корабль молчанья,Не ускорит ровный ход.  В двух пустынях затеряетсяМежду небом и землей,Не вернется, не признается,Что несет он образ твой. 

[1919]

ПАМЯТИ А.Н. СКРЯБИНА88   Памяти А.Н. Скрябина («Завеса неба голубая…», Nocturne («Полупрозрачных эльфов крылья…»), Etranget («Сколько духов налетело…»). Nocturne – ноктюрн (франц.) – название «Поэмы-ноктюрн» А.Н. Скрябина (ор. 61). Etrangete – странность (франц.) – название поэмы А.Н. Скрябина (ор. 63, № 2). В.В. Шауб – профессор Ростовского музыкально-педагогического института (музыкального училища) по классу фортепиано.

[Закрыть]

I. «Завеса неба голубая…»

 Завеса неба голубая,Свиваясь, вихрем унеслась,И бездна мира огневаяОткрылась для смятенных глаз.  Плененье Ветхого Завета,Закон Пространства и ВременПотоком пламени и светаЗаворожен и отменен.  Тысячелетние стенаньяИ тяжесть Рока поборов,Душа ворвалась в мирозданье,Как пенье звезд, как гимн цветов.  И буйной негой отвечаяНа дерзновеннейший порыв,Душа открыла мироваяТайник сокровищниц своих.  Как всё раскрылось, озарилось,Звенит от сердца к сердцу нить.Как всё безумно изменилось.И умереть легко и жить. 

II. Nocturne

 Полупрозрачных эльфов крыльяПорхают в лунной синеве.Смеются радужные сильфыВ росинках, спящих на траве.  Колышут нежные лианы,Как сон, бездушные мечты,Магнолий рой благоуханныйРаскрыл пьянящие цветы.  Проснулась фея старой сказкиВ объятьях белого цветкаИ понеслась в звенящей пляске,Как сон любви, чиста, легка. 

III. Etranget<e>

 Сколько духов налетелоИз пучины океана,Из воздушного предела,Непостижных, несказанных.  Сколько хохоту над нами,Над убогой теснотоюЖизни, полной только снами,Только лживою мечтою  О великом, о священном,О едином на потребу,И плетущейся смиренноЗа вином и коркой хлеба.  Но в божественном весельиДухи рвут, как паутину,Наше сонное похмелье,Нашу одурь и кручину  И на волю выпускаютРадость-пленницу от века,И свободу возвещаютРабьей доле человека. 

27 апреля 1920

Ростов

Концерт Шауба

ЗАГОВОРЫ89   Заговоры. Подруга М.-М. «читала мои “Заговоры” одной знакомой крестьянке. Та сказала: “приезжай с ними к нам в деревню – тебе холста, яиц и всего дадут”. Этим она высказала уверенность, что заговоры мои действительно могут прогонять боль, лечить болезнь. Я и сама так думала, когда они у меня родились. И сила их, конечно, не моя – сила всего рода псковских кудесников [предков М.-М. по отцовской линии. – Т.Н.]. И язык – не мой. Недаром Ф.А. Д<обров>в, тонко-филологического склада человек, когда ему впервые прочли их, выдав за фольклор, сказал: “Вот это я понимаю – никакой интеллигент так не скажет: “Лед на лед, гора на гору, сполох играет, белухов вызывает””» (дневниковая запись М.-М. 18 апреля 1931 г.). «Мои заговоры, о которых покойный друг мой – д<окто>р Д<обров> со своим “гомерическим смехом” говорил, приняв их за кем-то найденный обрывок народного творчества (так я ему сказала в шутку, прочтя ему это мое произведение): Да ведь после этих заговоров докторам делать нечего!» (Там же; 19–20 мая 1952 г.).

[Закрыть]

1. «Змея Змеёвна…»  Змея Змеёвна90   «Змея Змеёвна…». Озеро Лаче – в юго-западной части Архангельской области.

[Закрыть]

Ползет неровноС горы на угорьеДалеко на взморье.Змея ЗмеёвнаБольным-больна;Болит голова,Болит спина,Все позвоночки:Первый, второй,Пятый, десятый,Девяностый, сотый.С кочки на кочкуПолзет неровноЗмея Змеёвна,То в круг совьется,То разовьется,На озере ЛачеВ песок завьется.На озере ЛачеПесок горячий.Спят на песочкеВсе позвоночки,Спят, не болят,Болеть не велят.  2. «Лед на лед…»  Лед на лед91   «Лед на лед…». Сполох – сияние. Белуха – просторечн. от «белуга». Плавни – здесь в значении «плавники».

[Закрыть]

,Гора на гору,Студеное море,Сполох играет,Белухов вызывает.– Идите играть!– У нас плавни болят.– Ничего не болит,Это лед трещит,Это море плещи́т —Треск,Плеск,И там,И здесь.Деревянный крестДалеко на ПинегеМреет в степи.Спи.  3. «Ковыли-ковылики…»

 Ковыли-ковылики,Перекати-поле.Конь-колодец.Боли мои, боли,Вас ковыль развеетНа четыре ветра,Перекати-полеУнесет на волюВоду пить,Где колодец стоит.Конь воду пьет,Конь копытом бьет.Круп. Ступ.Так. Не так.Еще потерпи.Спи. 

4. «Крокодилы зубастые…»  Крокодилы зубастые92   «Крокодилы зубастые…». Строфокамилы (греч.) – страусы.

[Закрыть]

,Строфокамилы кудластые,Что вы ссоритесь?Что вы сваритесь,Не поделитесь,Не побратаетесь?Вам бы смириться,Песочком укрыться,Поспать, подремать,Первый сон увидать:Зеленые заводи,В них тихие лебеди;Плавают тихохонько,Не стонут, не охают,Глаза закрывают,Первый сон видают.  5. «Ой, горячо, ой, колко…»

 Ой, горячо, ой, колко…Там сковородка,Там иголка.Там клин,Там гвоздок,Тук-тук молоток.По ком бьешь?– Ни по ком.Строим дом —Тихоходам,Тихо-сеям,Тихо-веям,Жить им в прохладе,Жить им в тишинке,В вишневом саде,На пуховой перинке. 

6. «Тигры полосатые…»

 Тигры полосатые,Звери немилосердные.Мало вам крови,Пейте, ешьте вдоволь:Еще кусок,Еще глоток,Вдоль и поперек.Тяните.Рвите. Сгиньте.Пропадите.Мурава шелковая,Вода ключевая,Трава по три листа.Четвертый лист – счастье,Отгони напасти. 

7. «На гору горянскую…»

 На гору горянскую,К Змею ГорынычуДорожка ползет —Шесть оборотов,Один пол-оборот.Змей ГорынычТочил меч всю ночь.Один меч – хворь посечь.Другой меч – с хворью в землю лечь.Третий меч – хворь в земле стеречь,Чтоб не проснулася,Не встрепенулася,Не прикинулась к рабу Божьему (имя),Не прикинуласьВо веки веков. 

8. «Камушек по камушку…»

 Камушек по камушкуРазнесем все горыСкопом-собором,Мирским приговором,Несметною ратью,Божьей благодатью.Ушли наши горыПод Холмогоры.Стало гладко,Ровно, сладкоНа лужайках спать,Где ангелов рать. 

9. «Боль-боляницу…»

 Боль-боляницу,Железную птицуВ сети поймали,Туго связали.Вяжите туже,Пускай не кружитНад нашей крышей,Пускай летаетПовыше,Потише.Железо в землю,Сети на колья,Птицы на волю,Боль в подполье, —Наше место свято. 

10. «Ой, тяжелое нагружение…»

 Ой, тяжелое нагружение,Ой, долгое напряжение,Три корабликаСамобранныеБезымянные:  В одном Ломь,В другом Коль,  В третьем Боль,Всем болям боль,  О семи головах,О семи хвостах,О семи тысячах зубах…  На кораблики размещаются,Голосисто совещаются:Нам плыть или не плыть,Или рабой Божией (имя) быть.  Тут задули ветры сильные,Взволновалось море синее,Захлестнулись три кораблика:И Ломь,И Комь,И Боль  Уже на дне.А раба Божия (имя)В сладком сне. 

Август 1920

Москва

КОЛЫБЕЛЬНАЯ93   Колыбельная («Спит над озером тростиночка…»). Наташа – Н.Д. Шаховская.

[Закрыть]

 Спит над озером тростиночка.Спи, усни, моя былиночка,Сладко-горький мой вьюнок,Голубой мой ручеек.  Ты по белым-белым камушкамДоплывешь до моря синего.Баю-баюшки, дитя мое,Богоданное, любимое.  Я уйду в края безводные,Над волнами над песчаными,Я прольюсь в пески холодные,Буду спать между курганами.  За рассветными туманамиЗолотое море светится.Спи, не плачь, моя желанная,Все пути у Бога встретятся. 

1920

Сергиев Посад

«Баю, баю, баю, Лисик…»
 Баю, баю, баю, Лисик94   «Баю, баю, баю, Лисик…». Лис – Домашнее имя Ольги Александровны Бессарабовой, «с семилетнего ее возраста во мне живущей под именем Лис (лисичка и лилия – Lys)» (пояснение М.-М. в дневнике 25 ноября 1945 г.). См. о ней во вступительной статье.

[Закрыть]

,Баю, баю, мой пушистик,Золотая шубка,Вишневые губки.    Вишневые веткиПолны белым цветом.От синего небаСиние просветы.    Голуби летаютС каждым кругомВыше.С каждым кругомТише.Баю, баю, баю.  

23 октября 1920

Сергиев Посад

«В осияньи белом инея…»

 В осияньи белом инея,В бирюзовых небесахЗолотая встала скинияВ бледно-радужных кругах.  Под завесой голубеющейСкрыты Божьи письмена.И в лучах невечереющихДаль безродная ясна. 

12 декабря 1920

ИЗ ЦИКЛА «РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ПОСВЯЩЕНИЯ»95   Из цикла «Рождественские посвящения». Цикл состоит из семи стихотворений, посвященных добрым знакомым М.-М. (см. о них подробнее в кн.: Бессарабова. Дневник. По ук.): врачу Филиппу Александровичу Доброву (1869–1941), его дочери Александре Филипповне Добровой (Коваленской; 1892–1956), его жене Елизавете Михайловне Добровой (1868–1942), офицеру Виктору Константиновичу Затеплинскому (1889–1962?) и будущему писателю Даниилу Андрееву.

[Закрыть]

Комната Шуры Добровой96   Елизавете Михайловне Добровой («Mater dolorosa…»). Mater dolorosa – Богоматерь скорбящая (лат). В воспоминаниях о Д. Андрееве есть еще один бытовой штрих о доме Добровых: «Он жил у тети Елизаветы Михайловны Добровой, которую называл мамой. Помню, у них висел написанный им плакат: “Мама, привей мне сладкий сон к такому-то часу”. Для указания времени на плакате был устроен кармашек, так что время можно было менять» (эти воспоминания А.П. Нордена приводятся в статье о нем М. Белгородского: http://forum.rozamira.org/index.php?showtopic=1737).

[Закрыть]

 Бердслей, Уайльд и БоделэрВ твоем лилово-синем гротеСвоих падений и химерКурят куреньем приворотным.  Но в пряном воздухе твоем,Как луч лампады золотистый,Уж зреет дума об ином,Священножертвенном и чистом. 

Елизавете Михайловне Добровой

 Mater dolorosa,На твоих глазахКрестной скорби слезы.  А в твоих глазахТайны омовеньяЧистою росой,Тайна пробужденьяЖизни в мир иной. 

Дане Андрееву

 Я видела крестик твой белый,И абрис головки твоей,И взор твой, и робкий и смелый,В крестовом походе детей.  Ты лилии рвал по дороге,Следил за игрой облаков,Но думал, все думал о Боге,И радостно взял тебя Бог.  А после родился ты в РимеИ жил в нем – художник-поэт.В истории есть твое имя,А в сердце храню я твой след. 

1920

Москва

К ПОРТРЕТУ НЕИЗВЕСТНОГО97   К портрету неизвестного («Печальной тайною волнующе согреты…»). Описывая в письме к Бессарабовой от 25 марта 1921 г. свою комнату в Сергиевом Посаде, М.-М. упоминает о «странном портрете – соединении Мих<аила> Влад<имировича> и Льва Ис<ааковича> – Мюнхенской школы» (Бессарабова. Дневник. С. 378).

[Закрыть]

Посвящается Л.И. Шестову и М.В. Шику

 Печальной тайною волнующе согретыЧерты двух душ, покинувших меня.Являет лик безвестного портрета,Загадочно в себе соединя  Мысль одного, глубинный свет другого —И общего изгнания пути.Глядят глаза и мягко и сурово,В устах застыло горькое «прости».  Таит следы недоболевшей болиМучительно приподнятая бровь.Боренье тяжкое своей и Божьей волиИ отягченная изменою любовь.  Как любит он со мною долгим взглядомОбмениваться в ночь без отдыха и сна.И до утра исполненную ядомМы чашу пьем. И нет у чаши дна. 

1921

Сергиев Посад

СЕСТРЕ А.Г.М.98   Сестре А.Г.М. («Твой озаренный бледный лик…»). А. Г. М. – Анастасия Григорьевна Малахиева. «Наша молодость далекая, общая. Великие надежды. Бесконечные сны. Искания Бога. Боль, которой ранили друг друга» (слова М.-М. из письма к О. Бессарабовой от 19 октября 1920, написанном вскоре после известия о смерти сестры от голода в психиатрической больнице. – Бессарабова. Дневник. С. 331). Эпиграф – слова А.Г. Малахиевой, запомнившиеся М.-М. Стихи сестры, связанные с ней эпизоды М.-М. вспоминала и записывала в своем дневнике на протяжении всей жизни.

[Закрыть]

Должна быть шпага, на которой клянутся.

Слова бреда

 Твой озаренный бледный лик,Твой голос, дико вдохновенный,В пожар души моей проник,Как перезвон набата медный.  «Должна быть шпага. На клинкеЕе начертаны обеты.Не здесь. Не в мире. Вдалеке,В руках у Бога шпага эта».  Как белый саван, облекалТебя наряд твой сумасшедший,И неземным огнем сиялТвой взор, в безумие ушедший…  Мой дальний друг, моя сестра,Я эту шпагу отыскалаИ знаю, как она остра —Острей, чем самой смерти жало. 

1921

Сергиев Посад

ИЗ ЦИКЛА «ПЕРВОЕ УТРО МИРА»99   Из цикла «Первое утро мира». Цикл состоит из семи стихотворений.

[Закрыть]

1. «В первое утро мира…»

 В первое утро мираСлетелись эльфыНа крылах стрекозиныхНа песчаный холмик,Где розовый верескКадил ароматамиРосного ладана.  «Молились вы Богу,Малютки крылатые?» —Спросил их АнгелУ райских врат.В первое утро мираОтветили эльфыСтрогому АнгелуНа призыв к молитве:  «Молитва наша —Трепет крыльевИ их переливыНа утреннем солнце.Причастная чаша —Розовый вереск.И аллиллуйя —Наши поцелуи». 

2. «В первое утро мира…»

 В первое утро мираЕва поздно встала.Солнце лучами прямымиКудри ее расчесало.  Пальм голубых опахалаСвеяли снов налетыС темных стрельчатых ресниц.  Чистого лотоса росыОмыли ей лик и грудь.  Слетелись райские птицыИ в песнях запели райскихО счастии жить в раю.  И высоко на древе познанияУвидела Ева бездонный,Таинственно-черный, влекущийЗагадкою страшной взор.И скучны стали райские песниЕве с тех пор. 

3. «Это было тоже…»

 Это было тожеВ первое утро мира.Адам поссорился с Евой.И сидели у дерева ЖизниОни, как чужие.  И сказала Адаму Ева:«Мне наскучили райские песниИ ограда садов Эдемских».  И Адам ответил: «Я знаю,Это всё наветы Змея,Я видел сегодня, как взоромТы бесстыдно с ним обменялась».  И упрямо склонила ЕваЛучезарный лик на колени.  И предстали в тот миг перед неюВ непонятном, как бред, виденьи —Чернобыльник, колючие травы,И звериные кожи, и кровь,И звезда Люцифера в сияньи и славе,И Крест. И на нем ее ЖизньИ Любовь. 

4. «Серенький зверек…»

 Серенький зверекВ белых пятнахС розовой мордочкой,ЗеленоглазыйВ первое утро мираДразнил змею.  Зеленая змейка в золотых полоскахИзумруды глазокВ траве серебристойОт него скрывала  И вдруг поглядела.И красное жалоЗатрепеталоНад бедненьким серымЗверьком.И всё было кончено. 

5. «Под солнцем первого утра…»

 Под солнцем первого утраНа акации белой росинкаВвысь потянулась паром.  – Я умираю, – сказала росинкаГроздьям душистым.  И юное дерево в страхеОт слова «смерть» встрепенулось,Но солнечный луч погладилС улыбкой кружево листьевИ всем сказал в Эдеме:  – Вернется дождинкой росинка,И в этом таинство смерти. 

3 февраля 1921

Москва

«Отчего ты, звездочка моя…»
 Отчего ты, звездочка моя100   «Отчего ты, звездочка моя…». Наташе – Н.Д. Шаховской-Шик.

[Закрыть]

,На меня глядишь с такой боязнью?Или думаешь, что сердце перед казньюОбвинило в чем-либо тебя?    Как лазурь безоблачного неба,Предо мной душа твоя чиста,Если жизнь не может дать мне хлеба,Если чаша дней моих пуста,    Не с тобою пред лицом ГосподнимВстану я в день Страшного суда,Да и тот, кто мне для муки дан,Может быть, уже прощен сегодня.  

[1921]

ПАРК В УДИНО101   Парк в Удино («Аллеи лиственниц лимонных...»). Удино – небольшая усадьба в одноимённой деревне Дмитровского района Московской области, основанная во второй половине XVII в. Наиболее интересной частью усадьбы является парк с оригинальным набором пород деревьев: сибирская пихта, пенсильванский ясень и др. Храм – миниатюрная кирпичная с белокаменными деталями Покровская церковь (1789). Тарасевич Анна Васильевна (урожд. гр. Стенбок-Фермор; 1872–1921) – певица, участница московского «Дома Песни», жена академика Л.А. Тарасевича.

[Закрыть]

А.В. Тарасевич

 Аллеи лиственниц лимонных,Темно-зеленый бархат пихт.И в розово-янтарных кленах,И в липах ржаво-золотых  Прорвались синие просветыВ такую глубь, в такую высь,Где все вопросы и ответыВ кристалл Безмолвия слились.  Но храм, убогий и забвенный,В плакучем золоте березС такою верой дерзновеннойСвой крест в безмолвие вознес. 

10–16 сентября 1921

Удино

О РОСТОВЕ

 На решетках балконаВялых рыб ожерелье.А внизу граммофонаХриплый тон и веселье.  Нежных ликов девичьихМолодое томленьеИ сольфеджий привычныхМонотонное пенье.  Рой детей сиротливыхВ тесной клетке двора.Всё так живо, так живо,Точно было вчера. 

1921

Москва

«На мраморную балюстраду…»
 На мраморную балюстраду102   «На мраморную балюстраду…». Пояснение: «О Ростове».

[Закрыть]

И на засохший водоемВ квадрате крохотного садаПод хризолитовым плющом    Гляжу я так же, как бывалоВ те обольстительные дни,Когда душа припоминала,Что в мире значили они.    И вижу черную гондолу,Мостов венецианских взлет,И голос сладостной виолыМеня томительно зовет.    Сквозь шелк дворцовой занавески,Как нож, блистает чей-то взор,А весел радостные всплескиЗвучат, как поцелуев хор.    И знаю, в этом же каналеНа мягком и тенистом днеЯ буду спать с твоим кинжаломВ груди, в непробудимом сне.  

[1921]

Сергиев Посад

«Боже воинств, великой Твоей благодатью…»
 Боже воинств, великой Твоей благодатью103   «Боже воинств, великой Твоей благодатью…». Пятое из девяти стихотворений, составивших цикл «Псалмы».

[Закрыть]

Ниспошли мне твой панцирь, и щит, и копье.Я одна пред несметною ратью,Полно ужасом сердце мое.    Кто щитом моим был, и мечом, и твердыней,С поля битвы ушел и ночует в шатрах,Опои меня, Боже, своею святыней,Да бежит предо мною твой враг!  

13 февраля 1922

«Голубая ночь баюкает…»

 Голубая ночь баюкаетВ небе сонную звезду.Леший по лесу аукает,Я одна в лесу иду.  Я одна, и сердцу радостно,Что одна я в голубом,В неразгаданном и сладостном,В древнем таинстве ночном.  Протянула струны тонкиеК сердцу, вспыхнувши, звезда,Под кустом блестит, сторонкоюНаговорная вода.  Не нужны мне заклинания,Никого не позову.В звездной песне и в молчании —Долгий век мой проживу. 

6 марта 1922

Сергиев Посад

«Не касайся меня, Магдалина…»

 Не касайся меня, Магдалина,Не влачись у краев моих риз,Женской мукою Божьего СынаНа земле удержать не стремись.  Я не плотник, не сын Марии,Не учитель, не друг я твой,Позабудь слова земные,Если хочешь идти за мной.  И ты – не Вифании дева,Не Лазарь и Марфа – родные твои,Отныне ты сеятель Божьего сева,Апостол Моей Любви. 

25 марта 1922

«Там, где нога твоя земли коснется…»

П.А. Флоренскому

 Там, где нога твоя земли коснется,Не оживет сожженная трава,И черный вихрь вослед тебе несется —Так шелестит несмелая молва.  Но ты молчишь, склонив ресницы долу,Таинственным величьем обречен,Завившись в быт прогорклый и тяжелый,В нем поглотить пророческий свой сон.  Но ветхий бог, как мех, уже раздранный,Вместить не может нового вина,И ты не в нем живешь, пришелец странный,Не там, где дом твой, дети и жена.  Тебе знакомо нижних бездн сиянье,Денницы близкой дерзновенный взор,И сладостность свободного познанья,И горького изгнанья приговор.  И ничего о них молва не знает,И ничему там не поможет быт,Где Дьявол с Богом в смертный бой вступаютИ где душа, как два костра, горит. 

[конец апреля – начало мая 1922]

СВЯТОМУ СЕРГИЮ104   Святому Сергию («Ты ходил тропинкою лесистою…»). Сергий Радонежский (1314–1392) – монах, преподобный основатель Троицкого монастыря. Зван, но не избран – перифраз евангельских слов Христа (Лука, 14: 22).

[Закрыть]

 Ты ходил тропинкою лесистоюПо лощинам тем же и холмам,Где идут стопы мои нечистыеКаждый день к мучительным грехам.  Светлый нимб, души твоей сияниеЯ ловлю порой на облаках,И в росистом трав благоухании,И в закатных розах на крестах.  Но, смущенный темным отвержением,Вечной болью незаживших ран,Белых риз твоих прикосновенияДух страшится – зван, но не избран.  Чудом встречи глубже озаряетсяДикий мрак падений и утрат.И твоей святыней не спасаетсяДух, гееннским пламенем объят. 

31 мая 1922

Сергиев Посад

ПАМЯТИ ЕЛЕНЫ ГУРО105   Памяти Елены Гуро («Два озера лесных – глаза…»). О дружбе М.-М. с Гуро см. в послесловии. Кот, лосенок, сын – художественные образы из книг Гуро.

[Закрыть]

 Два озера лесных – глаза,В них – мудрость вещего ребенка.Порой нежданная слезаСквозь смех, стремительный и звонкий.  На тонких пепельных косахДва банта – желтый и вишневый.Неоперенных крыльев взмахВ движеньях грации суровой.  В певучем бархате речейОргана голос величавый.И вдруг – победный звон мечей,И дальний отзвук битв кровавых.  Волшебник снежно-белый котС янтарным ворожащим окомТебя – царевну – стережетИ там, в краю от нас далеком.  С твоей картины нежный зверь,Прозрачно радужный лосенок,Тебе открыл Эдема дверь,Где призрак, ласковый и тонкий,  Земного сына твоегоТебя объятьем лунным встретилИ дивной музыкой отметилТвоей кончины торжество. 

1–13 июня 1922

Сергиев Посад

«В твоем пространстве многомерном…»

Вл. Андр. Фаворскому

 В твоем пространстве многомерном106   Вл. Анд р. Фаворскому («В твоем пространстве многомерном…»), Фаворский Владимир Андреевич (1886–1964) – художник, гимназический друг и одноклассник М.В. Шика, его крестный отец. М.-М. много общалась с ним, живя в Сергиевом Посаде. 20 июля 1922 г. О. Бессарабова записывает в дневник: «Я и Вавочка были у Фаворских. Смотрели его рисунки, гравюры, камеи. Говорили о новой книге Флоренского “Мнимости”. Фаворский делает для нее обложку» (Бессарабова. Дневник. С. 481). Жена Фаворского художница М.В. Фаворская оформляла «Монастырское» и некоторые детские книги М.-М. Красноармейскою шинелью – в 1919–1920 гг. Фаворский был мобилизован в Красную Армию. С июня 1919 по февраль 1920 г. участвовал в боях на Царицынском фронте. 20 апреля 1921 г. уволен из армии по возрасту в бессрочный отпуск.

[Закрыть]

Сыскав единый монолит,Движеньем медленным и вернымТвоя рука его дробит.    И, разделяя, созидаетУгрюмых ликов хоровод,Чьей жизни сумрачная тайнаЕще в веках разгадки ждет.    А здесь, в трехмерной нашей были,Ты ясен, прост, как голубь белый.И скрыты творческие крыльяКрасноармейскою шинелью.  

15–28 июля 1922

ИНОПЛАНЕТНЫМ107   Инопланетным («Они меж нами пребывают…»). Зачеркнуто посвящение: С.Ю.(?) Бойко. Стихотворение связано с личностью актрисы Бойко. М.-М. писала о ней своим друзьям Затеплинским: «Это очень талантливая андрогина. То, что она андрогина, язвит меня отвратительным и мрачным воспоминанием об Эсфирь [Пинес, которой посвящен цикл “Утренняя звезда”. – Т.Н.]. К счастью, ее андрогинство лишь в духовнодушевной области <…> Она очень бедна – живет космически одиноко» (Бессарабова. Дневник. С. 501–502).

[Закрыть]

 Они меж нами пребываютИ нами видимы порой,И часто даже роль играютВ любой профессии земной.  Средь них актеры и поэты,Возможен даже большевик,Но в их глазах иного светаВсегда заметен жуткий блик.  Не в нашем ритме их движенья;Как незнакомые слова,В устах их наши выраженья.Земли касаются едва,  Как тень скользящая, их ноги,И им легко переступатьМорали скользкие порогиИ сразу две игры играть.  И, может быть, они крылаты,И в разных могут жить телах.Видали их неоднократноЗа раз и в двух, и в трех местах.  Их часто любят без надежды.Они же любят кровь сердец.Для них измены неизбежны,И быстр, и странен их конец. 

3–4 сентября 1922

Сергиев Посад

«Как тихо у меня в душе…»

 Как тихо у меня в душе,Как будто в ней одни могилы,Как будто в них почиют все,Кого любовь усыновила,  Кто верой в спутники был дан,Кого надежда увенчала.И боль тиха от старых ран,И тихо самой смерти жало. 

3–4 сентября 1922

Сергиев Посад

МОЯ КОМНАТА

 Чайник пунцовый с отбитым носом,На чайнике – с розой медальон.А внутри его – пепел от папиросы,И георгины в тубе жестяном.  На стенах картины своего изделья.Пальмы да пальмы. Без береговМоря, и кое-где пастельюСозвездья с другой планеты цветов.  За иконой охапка сухого бурьяна,Одеяло вместо гардин на окне.И самодельный лик ИоаннаНад постелью приколот к стене. 

10 сентября 1922

Сергиев Посад

«А у меня в груди орган…»

Л.В. Крестовой-Голубцовой

 А у меня в груди орган108   «А у меня в груди орган…». Второе стихотворение триптиха. Голубцова Людмила Васильевна (урожд. Крестова; 1892–1978) – литературовед, подруга М.-М. Турандот – героиня сказки Карло Гоцци «Принцесса Турандот», задавала своим нежеланным женихам неразрешимые загадки. Майи пелена – иллюзия. Ср.: «Разум не дает и не может нам дать настоящего знания. Его функция – создать иллюзорный мир, мир Майи при помощи чувственности, пространства и времени и категорий, главным образом, по Шопенгауэру, категории причинности. Поэтому всё, что мы знаем, мы знаем не от действительности, постигнуть которую разуму, по самой его сущности, не дано, а о “явлениях”, не открывающих, а прикрывающих истинную реальность» (Шестов Л.И. Potestas clavium. Власть ключей // Шестов Л.И. Соч. в 2 тт. Т. 1. М., 1993. С. 306).

[Закрыть]

.В носу тончайшие свирели.Усыновил меня диван,И стал он гриппа колыбелью.    Что делать? Вместо ТурандотИная мне дана задача.Терпин-гидрат, компресс, и йод,И сода с молоком горячим.    Но это – Майи пелена,Терпин-гидрат и сода,И что мрачнеет из окнаНенастная погода.    Наш дух живет всегда в дали,Он только собирает,Как дань сужденную земли,Над миром пролетая,    Тоску иного бытия,И боль, и отреченье,Неся их в дальние краяДля горнего цветенья.  

27 сентября 1922

Сергиев Посад

«Пойдем, пожимаясь от холода…»

 Пойдем, пожимаясь от холода,Замесим топкую грязь,На базаре навозное золотоОбойдем, к стене сторонясь.  В посконный, гремящий, тележный,Алчбою насыщенный торгСкользнем стезей неизбежной,Как санки бросают с гор.  Капусту купим брюхатую,Брюквы (за две – миллион),Потеряем калошу у ската,Расплеснем с молоком бидон.  Доплетемся домой, и покажется,Что всё это – сон… 

16 октября 1922

Сергиев Посад

«Осеребрилась грязь дорожная…»

 Осеребрилась грязь дорожная.О, слишком нежен первый снег.Обетование он ложноеЗимы торжественных утех.  Назавтра хлипкая и липкаяНа этом месте будет грязь,Где он бесстрастною улыбкоюСоткал серебряную вязь.  Не это горнее касание,Не эта легкость здесь нужна, —Мороза тяжкое кование,Мороза тишь и белизна. 

18 октября 1922

Сергиев Посад

iknigi.net

Хризалида. Джон Голд - Семух Григорий

Недавно спрашивал в комментах чего бы такого почитать, и многие написали что Хризалида, (автор Джон Голд) весьма стоящая книга. Многие говорили что это едва ли не лучшее ЛитРПГ, и вообще…

В общем, разочаровался жутко. Осилил только половину или около того, первой книги, так что именно о ней и говорим. Сразу предупреждаю — куча спойлеров.

Поначалу было интересно, примерно до первого погружения в игру, но в самой игре было довольно скучно. Итак, что же мы собственно имеем:

Главный герой сопляк лет шести вроде, или сколько там ему, не помню, но ведет себя как матерый убийца. Да, понимаю что жизнь детдомовца не сахар, но блин не настолько же. Допускаю что в доках мог работать бывалый мужик, но опять же, вряд ли среди работяг затесался матерый асассин, а поведение пацана такое, будто его именно убийцы и обучали. Но это реал. Давайте перейдем к игре.

Итак, собственно сама Хризалида!

Любящая семья в хризалиде просто супер — отец может потратить сутки на то чтобы пороть сына, сутки Карл! Тупо лупить его по заднице. Других дел видимо больше нет. Может травить сына собаками, да еще и поить собак зельем чтобы кусали с эффектом отравления, может топить сына в озере… А соседи собираются толпой чтобы посмотреть на то как собаки гоняют ребенка вокруг дома, рвут его зубами, да еще и делать ставки. При этом сам отец тоже делает ставки, сожрут сына собаки или нет.

Мда. Ну да ладно, все это, допустим, он делает только ради самого пацана. Все это ему на пользу, но тут началось то, что мне тоже не нравится — прокачать все что угодно, можно тупо это делая, или даже не делая.Получая по башке, можно прокачать сопротивления до таких величин что получится игнорировать тысячи единиц входящего урона, сидя сутками в яме, можно прокачать маскировку, наблюдательность, выучить языки, и много чего еще, всего лишь, закопавшись по уши в пепел. Если это так, то почему все игроки не качаются подобным образом? Закопался в муравейник оставив один только нос с глазами и сидишь пару месяцев. Муравьи тебя кусают помаленьку — урон небольшой, не убьют, но сопротивление прокачают. Ты практически не шевелишься — качается скажем, концентрация, тебя не видят — качается маскировка, ну и так далее. Мне кажется такими темпами Хризалида должна была превратиться в огромную толпу суицидников и мазохистов — давай мол, сосед, затолкай мне раскаленную кочергу в задницу, я буду сопротивление огню качать.

Дальше бльше. Пацан, который по сути и не маг вообще, умеет пользоваться заклинаниями, но тут хрен с ним, согласен, маг подарил, но вот то, что мана кажется бесконечная, судя по тому что он себя лечил не прекращая после того как в ад попал, это мне кажется ненормально.

Кстати про ад. Незадолго до этого, маг обучил пацана заклинаниям, при том что не раз говорил что это невозможно, но невозможное возможно, если сильно захотеть — десяток скиллов в пацана записываются запросто, и за это берут сотню золота. При этом, отец малого за всю жизнь кое-как сумел овладеть парой заклинаний. Неужели не скопил на большее? Или не смог усвоить? Тупее шестилетнего пацана что ли? Если деньги были, да и батя главного героя весьма крут, то почему так мало скиллов? Эх Хризалида, не все так просто с тобой…

Ну да ладно, хрен с ним, допустим это какой-то особенный маг (как оказалось потом, маг и впрямь особенный — бывший бог), примем на веру, потому видать и получилось обучить магии, не мага. Затем, этот же маг, соглашается обучить подружку ГГ, если ГГ сворует для него что-то в храме.

Казалось бы на кой черт герою это делать? Почему он согласен идти на риск, трудиться. И все ради того чтобы маг прокачал какую-то левую девку? А потому что гладиолус! Видать спермотоксикоз у пацана шестилетнего — запал на девку наверное. Ну или он невообразимый альтруист, ведь именно к такому приучает трудная жизнь в детском доме — делай людям добро за просто так, только потому что ты лапочка… Давайте снова посмотрим на пацана, который главный герой. Итак, живет в детдоме, подрабатывает на стороне, ничего хорошего от жизни не видел, друзей практически нет. за исключением одного техника. Остальная шантрапа в детдоме, при поддержке препода, или заведующего, или кто он там, всегда рада навалять ГГ люлей. Мне кажется в таких условиях я бы озлобился на весь мир, и хер бы кто уговорил меня сделать что-то серьезное за просто так, но это Хризалида, тут дети рождаются с вшитым в подкорку кодексом рыцаря.

Ладно, черт с ним, решил ты спереть книгу, тебя походя зарезали и отправили в ад. Не хочешь ты стирать персонажа и решаешь из ада выбраться. Замечательно. В аду постоянный урон. Пацан соответственно себя постоянно лечит. Вот прям ежесекундно! Отката у скилла видимо нет, маны видимо он жрет сущие копейки, или вообще не жрет…

Поисковый отряд демонов, ПОИСКОВЫЙ ОТРЯД КАРЛ! Умудряется не найти пацана закопавшегося в пепел, в паре метров от них. Поисковые, сука демоны! Которые прибыли по тревоге. Пацан, напомню, шестилетний детдомовец, или десяти летний, хер его знает, не помню. Короче, этот мелкий шкет, учился видать у вождя комманчей, ибо прячется как гений маскировки. Демоны не нашли. Матерые диверсанты курят в сторонке. Малолетний сопляк их уделал.

Дальше больше. Пацан просидел в пепле неделю, пока демоны его искали! Блин они за неделю могли кисточкой смести весь пепел в радиусе километра но проходили мимо пацана в паре метров не один раз, однако же его не нашли. Пока мелкий сидел в яме, в которую закопался, у него дохрена чего качалось. Давайте вместе посчитаем.

Итак. Игра Хризалида. Что можно прокачать, сидя в яме неделю:

  1. Качается сопротивление урону
  2. Растет здоровье
  3. Растет интеллект
  4. Растет способность лечить
  5. Изучается язык демонов
  6. Качается маскировка
  7. Прокачивается наблюдательность

Ну вроде весь список, и все это, сидя в яме! Охеренно. Прямо лозунг так и вижу — «Хочешь стать крутым? Выкопай яму и сиди в ней пока не станешь!»

Когда демоны уходят пацан вылезает и начинает продвигаться в глубь ада! По пути как щенков моча демонов, играя в гляделки со смертью, настоящей, той что с косой, и вообще… Блин, я думал мой Дорен, это персонаж прямо таки эталон Марти Сью, но нет… Большая часть книги описывает похождения главного героя в аду. В реале меж тем, пацан ежедневно получает нефиговых таких люлей от задир сверстников однако ему все пофигу. Не сдается. При этом, успевает учиться на зависть всем академикам, сдавая за пару месяцев годовой курс учебы.

Фиг с ним. Крутые герои это нормально. Герой мечемашец с трехручным мечом и ядерной ракетой в кармане, даже если ему шесть лет, это не так уж и страшно… Если бы автор хоть как то поувлекательнее писал о его приключениях. Но нет! Тут тоже облом.

«Я держал шестерых импов телекинезом и бил их» — примерно так автор рисует нам картину боя. Я убил за сегодня десяток демонов и съел их. Я сидел на берег огненной реки и совал в нее палец качая сопротивление к огню… Я убивал горгулий. Отрывал им крылья, и сшивал их…. В общем та еще жесть. В конце концов пацан таки крылья сделал, и даже начал летать. Махая ими…

Под конец настолько заматерел, что едва ли не с богами готов был драться, ну а потом его выкинули из ада…Пересказывать сюжет дальше не буду. Пол книги, именно столько я осилил, при этом каждые пару-тройку страниц появлялся список характеристик мелкого, который с каждым разом становился все больше и больше, под конец уже занимая едва ли не три страницы.

Да, ЛитРПГ подразумевает характеристики, логи и тому подобное, но блин не так часто и не в таких количествах… Короче. Дальше читать не смог.

Я считал что это у меня тупой кач и это у меня слишком крутой герой, но черт возьми, мой герой — бывший мент, который прошел подготовку, получал ранения и участвовал в спецоперациях, не стоит с этим шестилетним пацаном даже рядом.

В общем, книга признана скучной. Возможно я как раз не дочитал одну страничку до того момента когда начинался головокружительный экшн и хитросплетения завораживающего сюжета, но осилить я все же не смог…

Скучный сюжет, скучно написанный, скучно читаемый. Возможно когда-то я ее все же осилю и поменяю мнение, но точно не в ближайшее время.

Ссылка: http://samlib.ru/e/eolija_s/hrizalidaputxpredwestnika.shtml

semukh.ru

Читать Ветры перемен (СИ) - Голд Джон - Страница 1

Голд Джон

Хризалида. Книга вторая.

Ветры перемен.

Часть первая

Первый среди равных.

Этот запах табака и морской соли, эта щетина и постоянная улыбка на лице. Сколько я мечтал увидеть отца, каких трудов мне стоило выбраться из Ада, а потом искать его по всему миру. Теперь я счастлив.

- Ка.. Ка...Камелия!! голос отца сорвался на крик,  Камелия! Саджи вернулся! Камелия!

Арман встал с причала, удочка упала в воду, собаки залаяли и всем своим видом приветствовали меня. Отец обнял меня и заплакал, мама вышла из дома: слезы лились ручьем. От счастья душа была готова покинуть тело. Я слышу шум океана, плач отца, голос матери, звуки леса и  почему-то плач ребенка.

- Саджи, как же я рада! Ты нашел нас! Это просто чудо! мама плакала.

 Они обнимали меня, целовали, затискали совсем.

- Мама, папа, я нашел вас, я так долго искал. Я столько прошел, столько увидел. Выкупил у гномов наших собак. И солдата, который вас в Каргане впустил за ворота, тоже отыскал.

Мы все плакали и были счастливы, сердце было готово разорваться на части. Все чувства,  которые я держал в себе эти два года, вырвались наружу: вся боль, страдания, одиночество, усталость. Мне было так плохо из-за того, что я один.  Из дома снова раздался детский плач.

- А кто там плачет?

Отец переглянулся с мамой и сказал.

- У тебя появилась сестренка, Рози. Так уж получилось, что когда мы оказались на этом острове, мама поняла, что беременна. Малышка  помогла нам  в трудный момент, дала новую цель в жизни. Радуйся, ты теперь старший брат!

Это был один из самых волнительных моментов в моей жизни. Я стал старшим братом! У меня не было близких родственников, и я никогда не знал и не понимал, что такое настоящая семья. Когда осознаешь себя ответственным за кого-то, мир меняется. 

- Саджи, пойдем домой. Я вас познакомлю, 

 Отец, ты тоже счастлив: ведь оба твоих ребенка, твоя жена, вся твоя семья собралась в доме. Я чувствую всю гордость, которую ты испытываешь.

Простенький одноэтажный домик из сруба,  даже скорее хижина. Но это мой дом, и для меня нет ничего дороже, чем он и его жители. Я убью любого, кто посмеет угрожать ему. [a1]

Запахи дыма, домашней каши из печки, дерева и рыбы я дома!

В углу стояла небольшая кроватка, сразу видно отец постарался: тут предусмотрена система качания кроватки за счет силы ветра и веревок. Господи,  да какая разница, я дома!

Собаки зашли в дом, и отец запер дверь, проверив, нет ли кого на улице.

- Саджи, ты один? Мне показалось, что с тобой кто-то был.

- Думаю, она решила дать нам время пообщаться. Она мой друг, ее зовут Фемида.

Что будет делать мать, к которой только что вернулся сын? Моя мама разогрела еду и сразу поставила три тарелки на стол. Я так скучал по этому домашнему ритуалу : мы все собираемся за столом во время еды.

- Рассказывай, что случилось? Где ты был, сынок!

О, сколько раз, я мечтал рассказать тебе отец о своих приключений и подвигах.

Я говорил весь вечер и всю ночь, тольк под утро, когда я закончил, отец стал задавать вопросы.

- То есть Рэйчел, бог Леон, старый Бог Бернард они все участвовали в ритуале для создания аватара,  отец расхохотался,  я бы никогда не поверил в это, если бы точно не знал, что ты не станешь о таком врать. Потом ты прошел через Ад, дошел до центра пустыни Хашан, получил приглашение в одну из самых сильных организаций мира и смог найти нас. И откуда столько сил, сынок?

- Чтобы выжить, я занимался запретной магией и развил до предела почти все, чему ты меня научил, папа. Я умею варить зелья, создавать артефакты, поднимать мертвых и создавать химер. Отец, я стал очень сильным магом, поверь,  очень! Кузнец, травник, портной, рыбак, плотник, даже горняк я учился этим профессиям для того, чтобы выжить.  И я хотел, чтобы ты гордился мной. Ради этого я занял первое место в гильдии убийц чудовищ Сурала.

Отец рассмеялся.

- Саджи, я горжусь тобой! Но не потому, что ты стал убийцей чудовищ, а потому что ты смог нас найти. Мы  почти не оставляли следов, опасаясь преследования. Но верили, что ты найдешь способ отыскать нас, несмотря ни на что.

- Пап, а помнишь последнюю ветку гуляй-дерева, которую ты мне дал?

- Помню, но лука при тебе я не вижу.

Это восхитительное чувство предвкушения. Как долго я хотел похвастаться своим достижением.

- Я смог создать вне уровневый предмет "Астральный Лук". Он мог совмещать мои магические атаки и навык стрельбы из лука. Это был мой первый шедевр, предел моих способностей на тот момент.

Отец улыбнулся, он был горд мной, мне и этого хватит, плевать на лук.

- И где он?

- Дьявол забрал, он вообще все забрал, что я сделал в Аду. Ты бы видел мой меч! Он...

- Саджи... Самое важное, что ты нашел нас. Не важно, что произошло. Главное, ты смог найти путь домой.

Раньше говорили: "Имея не храним, потерявши  плачем". Я ничего не имел и обрел семью. Жестокая жизнь в детдоме закалила мой дух и волю. Потеряв все снова, я превзошел себя, свои слабости и обрел себя нового. Если ты ребенок и слаб, перестань вести себя как маленький и возьми на себя ответственность за свое будущее. Только так можно получить силу,  позволяющую менять свою судьбу.

* * *

Культ Леона процветал последние три месяца. Клан Золотая Рука и  его жрецы заполонили стартовые локации во всех гномьих городах. Получение монополии на создание храмов Леона в городах гномов позволило создать мощный источник энергии веры. Для того  чтобы город и его жители начали поклоняться новому богу, нужно было выполнить огромное количество заданий под знаменем божественной помощи гномам. Чем больше население и уровень жителей, тем больше требуется выполнить поручений.

Сейчас во всем мире идет война с нежитью, и вести пропаганду в городах  теперь намного сложнее и накладнее. Гномы  это огромный источник энергии веры, которую Леон может увести у старых богов, тем самым ослабив их и став сильнее.

Сейчас от гномов прибыл посол.

- Здравствуйте, Вальдин. Что привело вас ко мне сегодня? Раньше от гномов прибывал другой посол, у вас изменения в кадрах?

- Приветствую вас, бог Леон. Я прибыл не от лица гномов. Мой господин желает с вами поговорить.

Пару секунд Леон ничего не понимал, кто хочет прийти от гномов и при этом его могут называть господином столь высокопоставленные люди. Этот гном был членом одной из побочных ветвей королевской семьи. Именно таких  людей использовали как послов. И риска нет,  и не жалко в случае проблем.

Всего секунда и от гнома повеяло такой сильной аурой смерти, что все цветы в комнате завяли, вино скисло, появился запах гниения. Нежить! Как?

- Ну,  здравствуй, молодой божок! Мне представиться или сам поймешь?

Бог и нежить одновременно!

- Таламей! Как ты посмел заявиться сюда? Да еще и в теле этого гнома!

Сейчас, используя магозрение стало понятно, что это аватар Таламея, вселившийся в тело гнома. Амулет на  его шее светился темной аурой. Значит, с его помощью Таламей захватил тело гнома.

- Что,  догадался, да? - гном противно рассмеялся, - моих последователей очень много по всему миру. При желании я мог бы вырезать вас всех, но мне это не интересно.

- Тогда ради чего ты тут?

- Я ищу одного человека. Он посмел ранить меня и сбежать. Мне известно, что это тебе коротышки поручили выполнить задание с убийством моей нежити в их горах.  А это значит, что ты знаешь этого мальца... Саджи, на гниющей физиономии гнома появился злобный оскал.  Аватар буквально трясся от предвкушения.

- Ты про девочку с золотыми волосами?

- Это был парень, в этом я уверен. Где он?

Да быть не может! Значит это  все-таки тот самый Саджи!

- Не знаю. Я тоже хотел заполучить его, но ему и его подружке мы были не интересны. В итоге, они сбежали он нас.

online-knigi.com