Какой должна быть идеальная книга для мужика. Идеальная книга


​Идеальная книга

К радости обладания книгой примешивался страх, что её украдут, и опасение, что она все-таки не бесконечна. Эти волнения усилили мою всегдашнюю мизантропию. У меня ещё оставались друзья — я перестал видеться с ними. Пленник книги, я почти не появлялся на улице. Я рассматривал в лупу потертый корешок и переплёт и отгонял мысли о возможной мистификации. Я заметил, что маленькие картинки попадаются страниц через двести. Они никогда не повторялись. Я стал отмечать их в записной книжке, и она тут же заполнилась. Ночью, в редкие часы, когда не мучила бессонница, я засыпал с книгой.

Хосе Борхес, «Книга Песка».

Есть такая особенность возраста: достигнув определённых лет, я обнаружил, что с трудом читаю современную художественную литературу. Здесь не содержится жалоба на упадок, нет — книги мемуарные, исторические, многие мои знакомые читают с прежним интересом.

А вот то, что трогало раньше — история о чьей-то печальной жизни, нравственных исканиях, падениях и взлёты даже не оставляет равнодушным, а вызывает отторжение. Зачем это мне? Эти чужие судьбы, это ненужное знание о чужих ошибках и чужом раскаянии?

В связи с этим возникает вопрос: какой должна быть идеальная книга? Не то чтобы одна и сразу идеальная, а каково направление литературы, образцы которого живут дольше, и оказываются прочнее.

Такое впечатление, что это литература познавательная. И идеальный роман — тоже роман познавательный, который читателю продают вместе с сюжетом бонус: кулинарные рецепты, географические сведения и популярный пересказ достижений науки. Был такой писатель Сальгари (1863-1911), итальянский вариант Жюля Верна. Он был чрезвычайно плодовит, но не сказать, что счастлив. Сальгари написал около двухсот книг, но всю жизнь бедствовал и под конец, за шестьдесят лет до Мисимы, сделал харакири в Турине. У Умберто Эко, в комментариях к «Имени Розы», есть такой пассаж: «Существует риск впасть в „сальгаризм“. Герои Сальгари бегут по лесу, спасаясь от погони, и налетают на корень баобаба. Тут повествователь откладывает в сторону сюжет и начинает ботаническую лекцию о баобабе. Теперь это воспринимается нами с какой-то нежностью, как недостаток милого человека. Но делать так всё-таки не следовало» . Действительно, тот же метод у Жуля Верна выглядит, как старая паровая машина — извинительно-винтажно.

Но такая познавательность утомляет, жизнь жёстче, времена переменились, и читать «Википедию» становится не в пример интереснее. У хорошего поэта и математика Владимира Губайловского есть статья о «Википедии», которая так и называется «Новая книга человечества» . Там речь идёт об апологии коллективной энциклопедии — да, она имеет неизбежные недостатки, но неоспоримые достоинства перевешивают.

И действительно, всякий внимательный читатель, не доверяя слепо написанному, может извлечь даже из русской «Википедии» важную информацию. Тщеславные переписчики биографических статей, сами того не замечая, проговариваются в стиле изложения. Дутые величины остаются дутыми — и для этого не нужно иметь опыт чтения советских газет, по которым тогда внимательный гражданин мог предсказать имя будущего вождя, тревожные новости международной политики и экономические катастрофы. Лексикон до сих пор определяет суть энциклопедического высказывания. Уже давно это называется словом «дискурс». Оно прекрасно тем, что позволяет травить тех, кто делает в нём неправильное ударение.

Справочник — вот идеальная книга. Словарь, энциклопедия — в какой форме неважно.

Две вещи делают энциклопедию идеальной книгой — масштабирование знания и список

Энциклопедия, по определению, пересказ окружающего мира, сведение беспорядка и разнообразия к алфавитному порядку. Она — родственник карты, а читатель интуитивно тянется к карте, а не к рельефу. Географических объектов слишком много для того, чтобы посетить их самостоятельно — поэтому читатель пользуется пересказом. Энциклопедия пересказывает человеческое знание и сама превращается в книгу для чтения. Две вещи делают энциклопедию идеальной книгой — масштабирование знания и список. Ведь знание в ней упорядочено списком. Именно в энциклопедии возможно бесконечное чтение с точным балансом между expected и innovated (ожидаемым и новым). То есть мы можем раскрыть любой том и продолжить чтение, будто войдя в реку.

Я вырос в тени Большой Советской Энциклопедии, что только кажется метафорой. Рядом с кроватью стояли синие с золотом тома её второго издания. Они были похожи на те внушительные здания сороковых годов прошлого века, которые так популярны теперь у риелторов.

Ни первое (красновато-коричневое) издание, последний том которого вышел в 1947 году, ни третье (ярко-красное), закончившееся в 1979-м, не идут ни в какое сравнение со вторым — как сталинские высотки с бетоном, с соломенным наполнителем двадцатых и брежневским панельным домостроением. В этом втором издании главным редактором был сперва знаменитый академик Сергей Вавилов, а потом — радиофизик Борис Введенский.

Я читал эти монументальные тома, как художественную литературу — статью за статьей, подряд, в кровати и за столом, иногда в туалете (справа там шла труба стояка с холодным потом на масляной краске), иногда в ванной (где страшно было уронить в горячую воду тяжёлый том) — это было сквозное чтение от статьи к статье. По страницам текло время — от 15 декабря 1949 года, когда был подписан к печати первый том, к пятидесятому, тому «СССР», и дополнительному пятьдесят первому, который был наполнен реабилитированными писателями и генералами (один и тот же год смерти видных военных и государственных деятелей наводил на мысль о какой-то загадочной эпидемии). Завершало всё несколько ежегодников (1957-1961) и два тома указателей.

Иногда из книги выпархивал бумажный прямоугольник «Типография Гознака. Брошюровщица №7». Непонятный Гознак был похож на какого-нибудь Сытина, представлялся живым и был именно «Гознаком», а не «Госзнаком».

Самое интересное в Советской Энциклопедии второго извода было то, что её здание менялось в ходе постройки. В третьем томе «упадочнические стихи А. насыщены религиозно-мистическими и эротическими мотивами <...> После длительного перерыва А. Выступила со стихами лишь накануне и в годы Великой Отечественной войны (напечатанными в журналах „Звезда“ и „Ленинград“), которые показали, что она по-прежнему стоит на позициях буржуазно-аристократического эстетства и декадентства», в четвёртом томе не скрывали, что Барбье переводил с французского О. Мандельштам, который к 31 августа 1950 года давно смешался с дальневосточной землёй.

В 38 томе, подписанном в печать 15 декабря 1955 года, была прекрасная статья, которую легко привести полностью: «Сахаров Андрей Дмитриевич (р.1921), советский физик, академик (с 1953), В 1942 окончил Московский ун-т. С 1945 работает в Физическом ин-те Академии наук СССР. Работы С. относятся к области теоретич. физике. Соч.: Соч. С.: Генерация жесткой компоненты космических лучей, „Журнал экспериментальной и теоретической физики“, 1947, т.17, вып.8; Взаимодействие электрона и позитрона при рождении пар, там же, 1948, т.18, вып.7; Температура возбуждения в плазме газового разряда, „Известия Акад. наук СССР. Серия физическая“, 1948, т.12, № 4». Фотографии, разумеется, нет — так что «великий без фамилий» (по выражению Роберта Рождественского) тут превращается в фамилию без лица. Королёв, не имеющий собственной статьи, упоминается в 36 томе в статье «Реактивный двигатель», как конструктор планера, на котором установили ЖРД в 1940 году.

Одни лица возникают, будто на традиционной фотографии в ванночке с проявителем, другие — исчезают, будто провалившись в никуда. Некоторые ссылки из начала пятидесятых ведут в пустоту — пропали вожди, стали ненужными зарубежные друзья и лучше не вспоминать о неудавшихся начинаниях.

Так, один академик превратился в лягушку. В начале пятидесятых был арестован академик, кардиолог Зеленин. Учёный он был известный, и не только своими «каплями Зеленина», после ареста перестал заслуживать статью в главной энциклопедии страны. Поэтому, чтобы не образовалось белого пятна на странице, стремительно возник новый вид лягушек. Всякий досужий читатель может открыть шестнадцатый том и прочитать там о «Зелёной лягушке»: «...прудовая лягушка (Rana esculenta), — бесхвостое земноводное из рода настоящих лягушек (см.). Длина тела до 10 см. Окраска сверху чаще всего травянисто-зелёная с редкими тёмными пятнышками, снизу — желтоватая или белая. Распространена на большей части территории Европы; в СССР обычна в зоне смешанных лесов и в лесостепи, а также в прилежащей части степной зоны. Населяет небольшие заросшие водоёмы: пруды, лесные болота и т. п. Питается насекомыми и другими мелкими беспозвоночными. Зимует на дне непромерзающих водоёмов».

Эта статья неотличима от прочих, но зоологи знают, что «зелёная лягушка» обязана своей таксономией не видовым отличиям, а печальным обстоятельствам своего времени. Зеленин, к счастью, был выпущен и дожил до 1968 года.

Иногда в тома, которые получали подписчики, вкладывали суровые записки с указанием, как переделать историю собственными руками. Самая знаменитая из них связана с двадцать первой страницей пятого тома. По её поводу небольшой листок сообщал: «Подписчику БСЭ. Государственное научное издательство „БСЭ“ рекомендует изъять из пятого тома БСЭ 21, 22, 23 и 24 страницы, а также портрет, вклеенный между 22 и 23 страницами, взамен которых Вам высылаются страницы с новым текстом. Ножницами или бритвенным лезвием следует отрезать указанные страницы, сохранив близ корешка поля, к которым приклеить новые страницы». Действительно, подписчики БСЭ получили специальное письмо в большом конверте, внутри которого шумел и плескался «Берингов пролив». Статья о нём оказалась даже больше, чем текст о Тихом океане. В 1954 году был обвинён в измене Председатель Госплана Китая Гао Ган (по официальной версии, он покончил с собой). И его постигло то же бритвенное лезвие.

Большая Советская Энциклопедия вовсе никого не обманывала, она честно фиксировала стиль сороковых, а потом — пятидесятых

Именной указатель поздних лет сообщает об Иосипе Броз Тито начиная только с 42 тома. Он, разумеется, присутствует во Втором издании и раньше, но как-то неловко было напоминать, в каком виде. Вот в статье «Албания» то и дело говорится, о «предательской националистической клике Тито», о «югославский фашистах», ну и прочие обидные слова. Югославский вождь сперва значился кровавым убийцей, а потом становился славным партизаном, и на грудь ему возвращался орден «Победа».

В дополнительном томе появились и калмыки, которые являлись фигурой умолчания на букву «К».

Но главное не события, а тот самый стиль — постепенное чтение энциклопедии. Она стала настоящей «Книгой Песка» для меня, и, значит, наверняка для кого-то ещё. Большая Советская Энциклопедия вовсе никого не обманывала, она честно фиксировала стиль сороковых, а потом — пятидесятых: в речевых оборотах, рисунках и фотографиях со следами ретуши, в следах ножниц или бритвенного лезвия, во всём.

Ощущение стиля времени не забывается никогда, в отличие от событий и дат. Некоторые слова были страшны, но уже похожи на остывшее железо, потерявшее своё назначение. Другие были пусты, потому что из них выветрился смысл, как спирт исчезает из открытой бутылки.

В моём детском мире семидесятых время оставалось линейным, устоявшимся в своём медленном течении, а вот в энциклопедии время текло неравномерно, река на букву «Л» то подрывала берег, то кружилась в заводях. Это время могло переменить не только русло, но и направление. Во всех словах чудился скрытый смысл, но, удивительным образом, статьи были понятны — и я, уже первокурсником, читал объяснения физических явлений не в учебнике, а в синем томе энциклопедии. Рисунки (а не фотографии) зверей и птиц удивительно хороши, и я понимал, что эту энциклопедию делали тысячи прекрасных людей, быть может, лучших специалистов страны. А раздел «Крылатые слова и выражения», ещё долго ещё служили мне единственным справочным средством по латыни.

Мир менялся, и поменялся, наконец, так, что новая энциклопедия невозможна

Всё это рассказано к тому, что Второе издание оказалось идеальной книгой.

Это была художественная литература — в меру наличия вымысла и иносказаний. Это были захватывающие сюжеты и прекрасные иллюстрации. Мир менялся, и поменялся, наконец, так, что новая энциклопедия невозможна.

А вот как раз «Википедия» — возможна и жизнеспособна. Всякое вмешательство в текст Второго издания было санкционировано сверху — специальным уведомлением или листком с опечатками. Вмешательство в «Википедию» поощряется самой её сутью. Энциклопедия была отделена от непрочного мира синей картонной бронёй, «Википедия» не имеет границ, как облако дыма над прежним Отечеством.

Оно колышется, постоянно меняя очертания, обрастая десятками миллионов правок.

Почему естественно сравнение «Википедии» со Вторым изданием? Потому что это своего рода идеальные борхесовские книги — только принадлежащие разным временам. Но обе являются не точным отражением мироздания, а его художественным пересказом — в этом смысле особый опыт чтения даёт просмотр статей о минувших войнах в национальных сегментах, посвящённых одному и тому же сражению.

Второе издание остаётся удивительным памятником, потому что это последний опыт фиксации мироздания. Это предельный случай художественного текста.

Теперь время течёт не водой, а песком. Приходят познавательные книги, появляются новые Сальгари, просветители пишут тексты на стыке беллетристики и справочника.

Но изменился сам институт чтения как времяпровождения.

Однажды это подтвердил мой сын, который много лет назад обвёл взглядом ровные ряды корешков в комнате, произнёс:

— Знаешь, папа, я не буду читать твои книги. В них нет счастья.

Слово он своё сдержал.

rara-rara.ru

Какой должна быть идеальная книга для мужика

Приходишь домой после тяжелого дня и мечтаешь отдохнуть за каким-нибудь развлечением. Кино и видеоигры поднадоели, особенно, если на работе тоже приходится пялиться в экран. Внезапно понимаешь, что хочешь (аж жжет) погрузиться в мир какой-нибудь книги: полной угара, но не дегенеративной и при этом написанной для более-менее современного тебя. И тут оказывается, что хороших развлекательных книг, попадающих в эти рамки, ужасающе мало. А идеальных не существует вообще.

Какой должна быть идеальная приключенческая книга для современного мужика? Разочаровавшись в современной макулатуре, мы сформулировали 10 требований. 

Трэш, угар и веселье

Какой должна быть идеальная книга для мужика чтение фантастика отвратительные мужики disgusting men

Самое понятное и простое правило. Избалованные видеоиграми и артхаусом вперемешку с попкорновым экшном, мы уже не можем следить за жизнью простых людей в их немудрящем быту. По крайней мере, ради чистого развлечения. Классики, вроде Лавкрафта или Роберта Говарда с его Конаном, поняли это еще сотню лет назад и создали целые вселенные трэша и угара. Вот его-то и хочется гарантировано найти в развлекательном чтиве.

Пусть отстреленные яйца Паскудного Билли летят в суп главному герою; пусть проститутки из Алабамы со свисающими боками оказываются порталами в другие галактики. Жизнь между ужином и сном слишком коротка для рефлексий. Главное: это все должно быть не самоцелью, а лишь очередной игрой с читателем. Но тут все с ног на голову ставит следующий пункт.

Умно

Какой должна быть идеальная книга для мужика чтение фантастика отвратительные мужики disgusting men

Идеальная развлекательная литература должна быть простой, но при этом умной. Чертовски умной, гораздо умнее иных психологических драм. Как это понимать? Идеальный пример — «Барочный цикл» Нила Стивенсона. В этой, без шуток, великой трилогии главные герои, живущие в XVII веке, живут своей полной невероятных приключений жизнью. Здесь намешаны плутовской роман, биография, роуд-трипы и даже колкие отступления, похожие на комедийные ситкомы.

И при этом вы узнаете такую массу информации о тех временах, что потом сможете написать диссертацию. И все это исподволь, легко и непринужденно. С какого-то момента окажется, что в книги заложены настолько мощные идеи, что вы начнете строить собственные теории. Когда в одной развлекательной книге оказывается больше неожиданных догадок и идей, чем в какой-нибудь монографии — вот это настоящий шик.

Сеттинг

Какой должна быть идеальная книга для мужика чтение фантастика отвратительные мужики disgusting men

Каким именно будет мир в идеальной развлекательной книге не так уж важно. Главное, что из-за тотальной избалованности читателя автору придется напрячь свою фантазию до ее полного воспаления. Просто отделаться жанровыми клише «киберпанк», «исторический фикшн», «космоопера» или «славянское фентези» не получится. Уже довольно давно существует такое понятие, как New Weird — это течение современных фантастов, которые создают максимально безумные, шизофренические, но при этом «достоверные» миры со своей проработанной логикой.

Британцу Чайне Мьевилю пришлось делать любовницей главного героя женщину из расы жукоголовых и описывать, как именно у них будут происходить любовные ласки. В другой своей книге он и вовсе сделал главным героем постсоветского милиционера, прямиком из «Улиц разбитых фонарей», расследующего убийства проституток в городе, полном пространственно-временных аномалий. Вышло даже более дико и неожиданно, чем секс с жуками.

Иными словами, главное правило сеттинга — «удиви меня, удиви меня так, чтобы я захотел приставать в баре к незнакомым людям и пересказывать эту историю».

Антигерой

Какой должна быть идеальная книга для мужика чтение фантастика отвратительные мужики disgusting men

Идеальный герой, который должен быть в развлекательной литературе — это антигерой. Но не в том смысле, что в нем должно быть 50% подлеца и 50% героя. Речь о том, что он должен по-честному обладать теми же чертами, что и все мы: трусостью, ленью и желанием забросить все к чертовой матери. Принимать на веру непогрешимость героев — это для древних эпосов и комиксов (которые из них и выросли). Вспомните тот же киберпанк: сейчас кажется, что его когда-то полюбили только за эстетику. Но если бы Гибсон намеренно не делал героев трусоватыми хикканами и засранцами, готовыми взламывать ПК ядерного арсенала за рамен и наркотики, то такого ажиотажа не было бы. Точно так же Геральт из Ривии был бы очередным проходным «не-таким-как-все-вокруг» персонажем со сверхсилами, если бы не его умение совершить оплошности или посмеяться над скабрезной шуткой.

Никаких любовных страданий

Какой должна быть идеальная книга для мужика чтение фантастика отвратительные мужики disgusting men

Пожалуйста, мистер автор, нет. Любовные страдания и рефлексии — это именно та тема, которой рад подросток, но уж точно не мужик, плюхнувшийся в кресло с банкой пива, чтобы отвлечься от мыслей о работе. В свое время именно лирические отступления отвратили от «Ведьмака» массу людей, которые пытались начать читать его в сознательном возрасте. Из-за ужасающе неловких любовных линий начинаешь подозревать, что приключенческую литературу пишут сплошь девственники. Позже выясняется, что так оно и есть.

Отсутствие пафосаКакой должна быть идеальная книга для мужика чтение фантастика отвратительные мужики disgusting men

Пафосный герой — смешон и нелеп, а возвышенность и драматизация кажутся чем-то совершенно дурацким и даже инфантильным. Главная причина, по которой вся эта патетика нравится подростку, но не нравится нам — не потому что они оба плохи, а потому что мы-то, взрослые дяди и тети, всего этого уже переели. Как минимум, на уроках и парах литературы. Пафосные герои в скандинавской саге — ок, пафосные герои в современной развлекательной литературе для взрослого мужика, обросшего циничной корой — не ок.

Несмотря на сказанное, можно гармонично совмещать пафос и угар. Вспомните Fallout 2: вы получаете миссию по спасению своего племени, задание, достойное святого или героя песни о благородном рыцаре. И первое же, что вы делаете, очутившись в миру — накачиваетесь наркотиками, чтобы избить панка и забрать у него кожаную куртку.

Глобальная идея без морализаторства

Какой должна быть идеальная книга для мужика чтение фантастика отвратительные мужики disgusting men

Даже развлекательной истории нужна какая-то глобальная идея. Но речь идет не о морализаторстве и попытке автора навялить читателю какие-то догматы. Необходимо, чтобы за всеми приключениями героев стояла какая-то метаистория, которая раскрывается не сразу и не сама по себе. Прекрасно, когда читателю в игровой форме предлагают соединить все точки, чтобы понять и проникнуться.

Например, в том же «Барочном цикле» за похождениями героев — от хулиганья и шпаны, до ученых и королей — кроется восхитительная история о революции. Причем, о революции экономической: феодализм умер и смердит, но из-за того, что в нем усердно копошатся черви буржуазии, прогрессивной банковской системы и науки, всем кажется, что старая система еще шевелится и еще ого-го. Умные герои книги понимают это и используют свое знание, чтобы подняться на социальные высоты, а глупые — живут в иллюзии и наступают на те же грабли. При этом сам автор нигде не озвучивают свою глобальную идею, вы сами достраиваете ее из общей картины.

Секс — только когда уместен

Какой должна быть идеальная книга для мужика чтение фантастика отвратительные мужики disgusting men

Постельные сцены в книгах часто появляется потому, что таков контракт с издателем, а не из-за того, что это уместно или автору так уж дико этого захотелось. Отсюда та же проблема, что и с любовными страданиями: часто секс в книгах выглядит максимально нелепо — как будто его описывал сорокалетний девственник или натасканная бездушная нейросейть. Раньше это было оправданно с точки зрения прибыли: во времена, когда не было порнхаба, читателю очень нравились сцены, в которых Комом-варвар срывает полупрозрачную кольчугу с ароматных грудей царицы амазонок. Сейчас — не те времена, не те люди, и не те поводы для подростковой мастурбации, чтобы увлекаться такими приемами.

Где политика и экономика?

Какой должна быть идеальная книга для мужика чтение фантастика отвратительные мужики disgusting men

Глубокое погружение в политическую и социальную жизнь воссоздаваемых миров — вот чего не хватает почти всей приключенческой литературе. Типичный герой развлекательной экшн-литературы живет в непробиваемом пузыре, скрывающем его от общества. Он — отдельная планета, а весь остальной мир вынужден угодливо вращаться вокруг него. В книгах Говарда Конан стал гетманом казаков, что звучит довольно круто и дико, но представьте, насколько интереснее была бы эта ситуация, погрузи нас автор в проблемы выборной системы этой фентезийной расы.

Рассказ не проиграет, если читателю разъяснят проблемы наследования престола. И даже самая махровая история о гомоэротичном варваре станет интереснее, если война окажется проиграна из-за проблем с поставкой фуража, вызванного прошлогодним обвалом цен на зерно. Отличная идея для книги: члены городского совета становятся зомби, но безмозгло продолжают сохранять иерархию и рабочие отношения, принятые в их муниципалитете. Так можно ловко и без занудства объяснить, как работает политическая система выдуманного мира.

Противоречие — ключ ко всему

Какой должна быть идеальная книга для мужика чтение фантастика отвратительные мужики disgusting men

Из всего этого следует, что главное правило, которое нужно соблюсти во время создания идеальной развлекательной книги для мужика — это создание мощнейших противоречий. История должна быть одновременно глубокой и полной крышесносных идей, но при этом не чураться дикого веселья, скабрезности и трэша. Герою придется отказаться от героизма, но выполнить некую великую миссию — иначе не удастся раскрыть глобальные идеи и логику мира книги, даже если она основана на реальных событиях. Но самое трудное для автора: он одновременно должен навсегда прописаться в созданных им вселенных и при этом не быть девственником — серьезный челлендж.

disgustingmen.com

Идеальная книга - Врагу не сдаётся наш гордый хомяк!

Для меня. Разумеется, про женщину или женщин. Часто бывает, что книга формально про женщину, а на самом деле там половина места или даже больше уделяется мужчинам. Ещё любят такую фишку - вот главная героиня и её отношения с мужем, отцом, сыном и бла-бла. Без этого, пожалуйста.Только женские персонажи - это уже нереалистично, а я люблю всё-таки реалистичные книги. Но персонажи 1 и 2 уровня пусть будут женскими, и не меньше 75% написанного о людях - о женщинах.Хотелось бы, конечно, лесбийских отношений, любви, проблем.

Это должна быть книга о бедной женщине (хотя бы низ среднего класса), из простой неизвестной семьи, никаких там профессорок, академиц и даже кандидаток. Максимум вышка, а лучше без неё. И социум, который описывается - никаких богатых домов, светских тусовок, академических кругов и прочей поебени. Это уже набило охрененную оскомину и не имеет никакого отношения ни к моей жизни, ни к жизни 90% женщин. О! Никаких художественных кругов.

Идеально было бы описание протестного движения. Не обязательно феминистского или лесбийского. Хотя круче всего, наверное, было бы их. Попытки создания движения (ах, короче, я хочу книгу про себя:) Или коммуны в любой местности - и незаселённая интересна, где много природы, и городская, где всякие сквотирования.Также - другое простестное движение. Антиколониальное, анархистское, просто оппозиционное. Экологическое, зоозащитное. Левое, разумеется,Страны 2 или 3 мира.

Было бы интересно много бытовых, житейских подробностей, а также мыслей и переживаний героинь - то, что составляет их повседневную жизнь.

Помимо протестного движения, очень интересно было бы прочесть про участниц преступной группировки. Предпочтительно, разумеется, против богатых мужчин. Но не обязательно.

Также просто о нищебродках, вынужденных и/ли идейных - воровках, фриганках и т.д.В-общем. максимально нестандартная жизнь, ненормальная, не подчиняющаяся правилам, не соответствующая и даже противоречащая идеалам успешности.

С меньшим интересом, но тоже почитала бы о крестьянках или физических работницах, в том числе их повседневном рабочем процессе и самочувствии при этом.

Женщин, о которых я пишу, на самом деле очень много (кроме лесбиянок, наверное, но и мы есть), просто у них очень мало шансов что-то написать, а уж шанс опубликоваться вообще стремится к нулю. Ну а когда о них пишут те, кто намного привилегированнее, получается так себе. Хотя я бы почитала даже это.

И! Без описаний еды из животных. Если героини веганят или хотя бы пытаются - вообще огромный плюс.

shagirt.livejournal.com

Книга "Идеальная игра (ЛП)" автора Стерлинг Джеймс

Авторизация

или
  • OK

Поиск по автору

ФИО или ник содержит: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н ОП Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю ЯВсе авторы

Поиск по серии

Название серии содержит: Все серии

Поиск по жанру

  • Деловая литература
  • Детективы
  • Детские
  • Документальные
  • Дом и Семья
  • Драматургия
  • Другие
  • Журналы, газеты
  • Искусство, Культура, Дизайн
  • Компьютеры и Интернет
  • Любовные романы
  • Научные
  • Поэзия
  • Приключения
  • Проза
  • Религия и духовность
  • Справочная литература
  • Старинная литература
  • Техника
  • Триллеры
  • Учебники и пособия
  • Фантастика
  • Фольклор
  • Юмор

Последние комментарии

valyavik valyavik Ты - это я (СИ)

 Неплохо для короткого рассказа.

Natalija Natalija F 20. Балансировать на грани (СИ)

Как многоважно, когда в трудную минуту жизни рядом есть любящий человек. Спасибо Автору за книгу. Достойна   быть прочитанной, в душе оставляет бурю эмоций......

Людмила Сокол Людмила Сокол Пришествие Аватара [СИ]

Красивая и увлекательная история. Понравилось.

Lulu1277 Lulu1277 Проснуться невестой (СИ)

Чтиво на раз, мне не очень понравилось.

Оксана Красотуха Шаман-камень (СИ)

Действительно наивняк. Можно было бы сваять очередной симпатичный романчик о попаданке, но , видимо у автора было мало времени, на уроки опаздывала. 

Мерилин Мерилин На острове

Да!!!!!!!!!!!!! От книги отоваться нельзя . Советую читайте и забудете о своих проблемах .

Мерилин Мерилин Непреложная пара (СИ)

Мне не очень понравилось .

Главная » Книги » Стерлинг Джеймс
 
 

Идеальная игра (ЛП)

Идеальная игра (ЛП)
Автор: Стерлинг Джеймс Жанр: Современные любовные романы Серия: Идеальная игра #1 Язык: русский Добавил: Admin 29 Июл 14 Проверил: Admin 29 Июл 14 События книги Формат:  FB2 (252 Kb)  RTF (218 Kb)  TXT (208 Kb)  HTML (252 Kb)  EPUB (358 Kb)  MOBI (1391 Kb) Скачать бесплатно книгу Идеальная игра (ЛП) Читать онлайн книгу Идеальная игра (ЛП)
  • Currently 4.00/5

Рейтинг: 4.0/5 (Всего голосов: 2)

Аннотация

Он - это игра, в которую она никогда не собиралась играть.    Но она меняет правила игры, которые он никогда не собирался менять.    "Идеальная игра" рассказывает историю студентов колледжа, Кэсси Эндрюс и Джека Картера. Когда Кэсси встречает растущую надежду бейсбола, Джека, она полна решимости держаться подальше от него и его типичного дерзкого отношения. Но у Джека на уме совсем другое... например, как заполучить Кэсси на свидание. Для лиц старше 17 лет Содержит ненормативную лексику, сексуальные сцены.  

Объявления

Загрузка...

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Стерлинг Джеймс

Идеальная игра (др. перевод) (ЛП)

Идеальная игра (др. перевод) (ЛП)

Идеальная игра [любительский перевод]

Идеальная игра [любительский перевод]

Игра длиною в жизнь

Игра длиною в жизнь

Смена правил (ЛП)

Смена правил (ЛП)

Другие книги серии "Идеальная игра"

Идеальная игра [любительский перевод]

Идеальная игра [любительский перевод]

Идеальная игра (др. перевод) (ЛП)

Идеальная игра (др. перевод) (ЛП)

Смена правил (ЛП)

Смена правил (ЛП)

Похожие книги

Летний остров

Летний остров

Плач палача

Плач палача

Ложное обвинение

Ложное обвинение

Радость забвения

Радость забвения

Робин

Робин

Полюбить никогда не поздно

Полюбить никогда не поздно

Под твоей защитой

Под твоей защитой

Вернись, бэби!

Вернись, бэби!

Полуночный шепот

Полуночный шепот

Лунные драконы

Лунные драконы

Томление страсти

Томление страсти

Любовь в эфире

Любовь в эфире

Комментарии к книге "Идеальная игра (ЛП)"

whittemore17

*.*.224.42

Комментариев: 25
whittemore170  +0    -02 Фев 18

Не понравилась, не зацепила, не дочитала... Совсем все сухо.

+Ужасный перевод! Как будто с помощью гугл переводчика переводили. Из-за этого иногда совсем было не  понятно о чем идёт речь. Напрягало.

Оценила книгу на 3

Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me