Книга: Федор Достоевский «Идиот». Идиот книга достоевского


Книга: Достоевский Федор Михайлович. Идиот

Ф. М. ДостоевскийИдиотИздание 1983 года. Сохранность хорошая. В романе "Идиот" Ф. М. Достоевский стремился, по его словам, "изобразить вполне прекрасного человека" . Писатель показывает неизбежную гибель такого героя при… — Художественная литература. Москва, (формат: 60x84/16, 608 стр.) Библиотека классики. Русская литература Подробнее...1983420бумажная книга
Федор МихайловИдиотКнига Федора Михайлова (псевдоним) - даже не ремейк, а новая, осовремененная "редакция" "Идиота" Достоевского — Захаров, (формат: 84x108/32, стр.) Новый русский романъ Подробнее...2001230бумажная книга
Федор ДостоевскийИдиот — Эксмо-Пресс, (формат: 84x104/32, 640 стр.) Русская классика Подробнее...1998180бумажная книга
Федор ДостоевскийИдиот"Идиот" - роман, в котором Достоевский впервые с подлинной страстью, ярко и полно воплотил образ положительного героя, каким его представлял. В князе Мышкине соединились черты образа Христа и… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 800 стр.) Шедевры мировой классики Подробнее...2013312бумажная книга
Достоевский Ф.Идиот"Идиот"-роман, в котором Достоевский впервые с подлинной страстью, ярко и полно изобразил положительного героя, каким его представлял. В князе Мышкине соединились черты образа Христа и одновременно… — Фолио, (формат: 84x108/32, 800 стр.) Школьная библиотека Подробнее...2013407бумажная книга
Федор ДостоевскийИдиот"Идиот" - роман, в котором Достоевский впервые с подлинной страстью, ярко и полно изобразил положительного героя, каким его представлял. В князе Мышкине соединились черты образа Христа и одновременно… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 800 стр.) Библиотека всемирной литературы Подробнее...2004325бумажная книга
Достоевский, Федор МихайловичИдиот"Идиот" - роман, в котором Достоевский впервые с подлинной страстью, ярко и полно воплотил образ положительного героя, каким его представлял. В князе Мышкине соединились черты образа Христа и… — Эксмо, (формат: 205.00mm x 135.00mm x 37.00mm, 800 стр.) библиотека всемирной литературы Подробнее...2016377бумажная книга
Достоевский, Федор МихайловичИдиот"Идиот" — роман, в котором Достоевский впервые с подлинной страстью, ярко и полно воплотил образ положительного героя, каким его представлял. В князе Мышкине соединились черты образа Христа и… — Эксмо, (формат: 206.00mm x 135.00mm x 44.00mm, 800 стр.) шедевры мировой классики Подробнее...2015408бумажная книга
Достоевский Федор МихайловичИдиот"Идиот"-роман, в котором Достоевский впервые с подлинной страстью, ярко и полно воплотил образ положительного героя, каким его представлял. В князе Мышкине соединились черты образа Христа и… — Эксмо, (формат: 206.00mm x 135.00mm x 44.00mm, 800 стр.) 100главных книг Подробнее...2016408бумажная книга
Достоевский ФедорИдиот"Идиот"-роман, в котором Достоевский впервые с подлинной страстью, ярко и полно воплотил образ положительного героя, каким его представлял. В князе Мышкине соединились черты образа Христа и… — Эксмо, (формат: 206.00mm x 135.00mm x 44.00mm, 800 стр.) 100главных книг Подробнее...2016289бумажная книга
Федор ДостоевскийИдиотИДИОТ - роман, в котором Достоевский впервые с подлинной страстью, ярко и полно воплотил образ положительного героя, каким его представлял. В князе Мышкине соединились черты образа Христа и… — Эксмо, (формат: 84x108/32, 800 стр.) 100главных книг Подробнее... 2015289бумажная книга
Достоевский Ф.Идиот 2 тт"Идиот", наряду с "Преступлением и наказанием" и "Бесами", принадлежит к самым знаменитым романам Федора Михайловича Достоевского. . Роман "Идиот" - это пронизанное болью, горечью повествование о… — Профиздат, (формат: Твердая бумажная, 352 стр.) Подробнее...2007565бумажная книга
Достоевский Ф.Идиот«Идиот» (1868) — роман, в котором Достоевский впервые с подлинной страстью, ярко и полно изобразил положительного героя, каким его представлял. В князе Мышкине соединились черты образа Христа и… — Эксмо, (формат: Суперобложка, 800 стр.) Подробнее...2014353бумажная книга
Достоевский Ф.Идиот"Идиот" - роман, в котором Достоевский впервые с подлинной страстью, ярко и полно воплотил образ положительного героя, каким его представлял. В князе Мышкине соединились черты образа Христа и… — Эксмо, (формат: Твердая бумажная, 800 стр.) Подробнее...2015354бумажная книга
Ф. ДостоевскийИдиот"Идиот" (1868 г.) - один из гениальных и широкоизвестных романов Ф. М. Достоевского, роман, в котором творческие принципы Достоевского воплощаются в полной мере, а удивительное владение сюжетом… — Карелия, (формат: 84x108/32, 648 стр.) Сельская библиотека Нечерноземья Подробнее...1982320бумажная книга

dic.academic.ru

Фёдор Достоевский «Идиот»

«Оригиналы мы… под стеклом надо нас всех показывать, меня первую, по десяти копеек за вход». Так говорит генеральша Епанчина в одном из эпизодов романа. Собственно, именно это и делает Ф.М. — препарирует внутренний мир человека, выворачивает его наизнанку и выставляет под стекло на страницах своего романа. Анатомическим инструментом Автора является главный герой — князь Лев Николаевич Мышкин.

Князь — человек необычной судьбы. По болезни и сиротству лишенный нормального детства, впервые внятно осознавший себя в возрасте старше 20 лет в относительно спокойной Швейцарии, он в 26 лет внезапно оказывается вброшенным в русское окружение, традиционно для Достоевского полубезумное ввиду обуревающих практически каждого персонажа гипертрофированных страстей. Причем сам он тоже человек русский, то есть страстям подверженный.

Как мне показалось, главная страсть князя вовсе не Настасья Филипповна и не Аглая Епанчина, а желание выговориться. При этом он искренне убежден, что его могут не только услышать, но и понять, захотят понять. Он так долго молчал, ему так много хочется сказать людям, и он раскрывается в длинных сумбурных монологах при каждой возможности, часто некстати, почти всегда слишком открыто. Несмотря на проявляющееся порой удивительно тонкое понимание сути человека, князь не умеет делать различий между слушателями. Он открывает душу каждому — и дамам Епанчиным, которым можно, и великосветскому собранию в Павловске, где нельзя, и совсем случайным гостям, навязавшимся к нему после расстроенного венчания. При этом он проявляет «доверчивость к порядочности» своих слушателей, это обезоруживает, вызывает симпатию, и это же качество делает его в мнении света идиотом. Захватывающий, почти библейский образ.

Хотя сама страсть князя не является чем-то исключительным. То же болезненное желание выговориться, раскрыть душу, привлечь внимание обуревает многих героев романа — умирающего мальчика Ипполита, генерала Иволгина, смешного и обидчивого Бурдовского, строгую избалованную Аглаю и, конечно же, Настасью Филипповну. Они все на нервах, все порываются прокричать в мир свои страхи, обиды, комплексы. Но делают это не так, как князь.

Князь говорит, иногда на грани нервического припадка, но при этом верит своим слушателям, не желает никому зла и сам его не ждет. Понимает, что на его слова может последовать и жестокая реакция тоже, но не ждет ее заранее, не готовится к обидам, охотно смеется над собой и испытывает благодарность к людям за каждый знак проявленного к нему внимания. Он видит других людей и боится причинить им боль. О других персонажах со страстью к монологам такого сказать нельзя. Они выговариваются с целью упрекнуть или отомстить, открытость души для них средство, а не цель.

Ипполит затевает целую исповедь, чтобы выплеснуть свой страх и обиду на судьбу, но и обвинить здоровых, что они остаются, а он уходит. Генерал Иволгин глупо лжет, дабы придать себе значительность, и сам же обижается на всех за то, что ложь его видна. Настасья Филипповна совершает истерические выходки, стремясь унизить в отмщение за свое унижение, болезненно ощущая свой «позорный» статус и не умея уважать саму себя. Даже Аглая выговаривается не просто так, но в итоге с намерением уличить соперницу в «порочности». И каждый из них считает, что имеет право обвинять, мстить, унижать другого человека. Эти страстные «говоруны» ориентированы прежде всего на себя. Страдания и боли других людей они не видят. В этом болезненном разноголосье иногда просматривается тень Родиона Раскольникова, разделенная на множество личностей. Каждый считает, что он имеет право, каждый жаждет уважения, но не готов дать уважение другому.

Каждый герой-«говорун» ярок, о каждом можно сказать многое, но самый важный из них — Настасья Филипповна. Сюжет романа создает не князь, а именно она. Если задаться вопросом, почему же случилась вся эта трагическая история, и внимательно перебрать все эпизоды романа, можно увидеть, что точка бифуркации, после которой трагедия стала неизбежной — совращение Тоцким девочки Насти. Если бы Насте повезло оказаться под опекой человека порядочного, хотя бы как Павлищев, не было бы Настасьи Филипповны, не впал бы в безумие страсти Рогожин, не стал бы заложником жалости князь. Судьбы всех героев романа сложились бы иначе, быть может, менее драматично. Доведенная до безумия жаждой мести и саморазрушения женщина стала центром, к которому притянулись все герои, и случилось то, что случилось.

Если сделать еще один шаг вглубь причин и следствий — отправной точкой трагедии стала красота маленькой Насти. Красота привлекла порочного Тоцкого и стала инструментом разрушения и саморазрушения. Не случайно князь при всей своей жалости к Настасье Филипповне и готовности жертвовать собой испытывал ужас пред ее красотой. Он сам в романе представлен носителем красоты духовной — той красоты, которая призвана спасать мир. Это гармония подлинной доброты и доверия к людям. Она действительно может спасать, не случайно столь разные люди тянулись к князю, он почти у всех вызывал симпатию, даже у светских «старичков», которых уже ничем не проймешь, а люди с искренним сердцем, как генеральша Епанчина, Коля Иволгин, Вера Лебедева просто тянулись к нему, как цветы к солнышку. Но столкновением с яростной красотой оскорбленной пороком женщины гармония оказалась разрушена, божественное не выдержало созерцания земного.

Роман слишком сложен для какого-то одного вывода, но если его все-таки попытаться сформулировать, на мой взгляд, он будет таким: мир не готов к искренности и доверию, людям катастрофически не хватает порядочности, поэтому при полной открытости и доброте сердца человек не может сохранить рассудок, он обречен на изоляцию, обречен быть идиотом. К искренности и доброте нужно подходить постепенно, через таких людей, как генеральша Епанчина, Коля Иволгин, даже Евгений Павлович. Они есть, а князю Мышкину быть не получится, он просто не выдержит.

fantlab.ru

Книга: Федор Достоевский. Идиот

Отзывы о книге:

★★★★★

Классика во все времена , пользовалась и пользуется популярностью. Отличное произведение как и многие другие произведения Достоевского.

Валуйская Антонина0

★★★★★

Бесконечно, безумно гениальный роман! Читая Достоевского, понимаешь, что все прочитанные тобой до этого книги, казавшиеся тебе гениальными, на самом деле были просто талантливыми. Талантливые – хорошими, хорошие – заурядными, заурядные – посредственными, посредственные – откровенно плохими. Иначе говоря, планку романа он поднял на такую высоту, что авторам, пришедшим в литературу после него, можно лишь посочувствовать. И, наверное, очень даже хорошо, что прочел «Идиота» только сейчас, а не лет двадцать тому назад. Сказать по правде, пытался тогда – брался за книгу, да скоро бросил. Не прочувствовал, не оценил – роман показался скучным, непонятным и каким-то несерьезным. Автор будто издевался надо мной, дурачил, держал за идиота. Зато теперь просто душа распахнулась навстречу книге – как будто домой после долгих странствий вернулся. И многое в жизни стало ясней и прозрачней, а какие-то вещи, дотоле (Хорошее слово – почему устарело? - ведь в современном русском ему достойного эквивалента нет) терзавшие, отступили, сделались малозначительными. Главная загадка «Идиота» и первейшее же его достоинство – фигура самого князя Мышкина. Лично мне не показалось, что автор стремился в его лице создать идеального человека, либо же, если таковое намеренье было, оно не вполне было достигнуто. Чаще всего герой вызывал во мне не восхищение или приязнь, но одни только неловкость и сострадание, как персонаж не столько драматический, сколько комический, если не фарсовый. Из-за душевного нездоровья князь воспринимает мир не таким, каков он есть, но в розовом, идиллическом свете, чем пользуются решительно все, кто его окружают. Только для одних Мышкин – забавный курьез, объект безобидных и не очень насмешек (благо, что тот никогда не обижается и сам хохочет вместе со всеми), для других же – неисчерпаемый источник моральных и материальных выгод и благ. Увы, источник оказался очень даже исчерпаемым. Очень хорошо здесь сказала Ксения Кузнецова, что Мышкин буквально сгорел – растратил себя на окружающих. А те даже и не заметили, что фактически схарчили человека – выпили его чистую, невинную душу ребенка по капле. Нет, князь – не идеал. Он скорей некая призма, оптический прибор, увеличительное стекло или, еще верней, источник света и тепла, оживляющий действительность, позволяющий лучше ее разглядеть. Да, он восторженно преувеличивает доброту мира, готов видеть ее там, где та и не ночевала, но мы-то, читатели, способны понять истинное положение вещей. Хотя, признаюсь, не так-то это просто. Замечали когда-нибудь, как искажаются очертания предметов, если смотреть на них сквозь пламя? Мышкин – это самое пламя и есть. Все и всё, кто и что попадает в сферу его притяжения, становится как-то странно изломанными и изогнутыми, подобно отражениям в кривых зеркалах. Т. е. сами предметы и люди остаются истинными – ложно лишь то, как воспринимают их остальные. Всеми порицаемый и презираемый генерал Иволгин – на деле всего лишь безобидный фантазер, слабохарактерный, но вполне добрый и даже совестливый старик. Зато всеми обожаемая и почитаемая за гений чистой красоты – внешней и нравственной – Аглая оказывается избалованной и черствой эгоисткой, надменной и жестокосердой кривлякой и не то, чтобы небольшого ума, но, уж простите, попросту набитой дуррой. С какою-то особенной нелюбовью и пристрастием выводит Достоевский в своем романе фигуры Ипполита и племянника Лебедева. Самодовольные, циничные, наглые – это еще не бесы, но уже бесенята. И с каким великолепием на их фоне выступает генеральша Лизавета Прокофьевна! Воистину есть женщины в русских селеньях! Изо всех старух мировой литературы по несгибучести духа и проницательности внешне дремлющего ума ей подстать лишь азартная пожилая помещица из «Игрока» все того же Федора Михайловича. А как она слащавому исусику Мышкину в сцене с мнимым сыном его благодетеля в сердцах врезала – так это просто любо-дорого! Замечательно хорош Коля. Чрезвычайно симпатичны Евгений Павлович и Вера Лебедева. Последних автор, конечно, в угоду публике соединил – так что ж? Низкий поклон ему за это! От лица этой самой публики. Не хватало еще, чтобы такой славный, добрый и глубоко порядочный молодой человек этой стервозной и бесноватой кикиморе Аглае Епанчиной достался! Примечательно, что ни одного полностью отрицательного героя в романе нет. Жаль умирающего от чахотки Ипполита – все понимаешь и прощаешь за ужас предстоящей ему участи. Хитрец, интриган и лизоблюд Лебедев оказывается нежным, любящим отцом. Посредственность и мелкий пакостник Ганя проявляет способность к великодушию и благородству (пусть и жалеет потом об этом). Дошедший в исступлении своей страсти до смертоубийства Рогожин и вовсе выглядит самым величественным – самым страдающим и потому самым настоящим персонажем романа. Настасья же Филипповна – не столько эксцентричная, мстительная истеричка, коей стремится себя показать, сколько истосковавшаяся по доброте и искренности женщина, обладающая к тому же острым умом и замечательными душевными свойствами. Недаром она так выгодно смотрится в сцене объяснения по поводу князя на фоне Аглаи Епанчиной. Да и та, в свою очередь, если вдуматься, тоже не злодейка, но просто вздорное и несчастное, испорченное излишними ласками и вседозволенностью глупое дитя. Каким-то особенно впечатляющим, будоражащим воображение образом звучит в романе тема предопределенности событий: будь то плачевная участь китайской вазы или же трагический удел Настасьи Филипповны. А еще «Идиот» своей причудливой и безупречно совершенной формой как бы предвосхищает появление литературы модернистской, если не постмодернистской. Не знаю, принято ли было во времена Федора Михайловича называть явно скуластую физиономию Рогожина «скулистой», а кацавейку капитанши Терентьевой – «куцавейкой», но сегодня эти слова выглядят не анахронизмами, но явными неологизмами вроде пелевинского «сарифана». Да и в утверждении Лебедева, что звезда полынь, упавшая на землю и отравившая воду, есть ни что иное, как сеть железных дорог, опутавшая Европу, прямо-таки какой-то нескрываемый ПВО скрывается. Как будто его уши-лапы-хвост из-за каждого, из-под куста так и выглядывают. И потому никакой не граф t, но единственно литератор d – истинный герой его романа. Меня еще вот что удивило и заинтриговало: почему своего князя Мышкина Достоевский Львом Николаевичем назвал? Случайное это совпадение? Князь, конечно, не граф, но что-то в просветленной благости и всепрощении главного персонажа «Идиота» и от толстовства присутствует. Падучая – прежнее название эпилепсии. Трудно судить, какую роль эта болезнь сыграла в гениальности Достоевского, да и болезнь ли это вообще. Мне порой кажется, что на самом деле это – некая генетическая мутация, предвосхищающая появление человека нового, небывалого. Может быть какая-то переходная форма, вроде малосимпатичных мокрецов братьев Стругацких, но непременно нечто, выдающееся за рамки дня сегодняшнего и уж тем более – вчерашнего. Та особенная обостренность восприятия, что характеризует все творчество Федора Михайловича, заставляет заподозрить в нем человека необыкновенного, не вполне такого же, как мы с вами. Если так, то и князя Мышкина нельзя мерить категориями, применимыми к обычным людям. Сдается мне, что в самом скором времени роман придется перечитать. Причем, не один раз.

Дмитрий Померанцев, 44, Нижний Новгород

★★★★★

Читая роман, я думала, что в книге каждый второй идиот, кто угодно идиот, но только не Лев Николаевич Мышкин. Князь словно кладезь людских добродетелей. Он честен, он порядочен, он искренен, он добр, он заботлив. Он- идеальный мужчина. Неудивительно, что первые красавицы Петербурга в него влюбились. Вцепились в него, как две остервенелые кошки в кусок сардельки, и каждая тянет на себя, ни на минуту не задумываясь, а что хочет он, каковы его чувства, чаяния и мечты. Люди настолько привыкают, что князь служит другим своей жизнью, что перестают задумываться, что он человек, и у него могут быть свои, отличные от их желания. Настасья Филипповна и Аглая Ивановна очень похожи друг на друга. Обе гордячки, эгоистки, сумасбродки, с переменчивым настроением и избалованным характером. Настасья Филипповна, однако, крайне переживает последствия своего позора. Она понимает, что никогда ей не стать благородной, уважаемой дамой, о которой бы все отзывались с восхищением и почтением, а она привыкла получать желаемое, и она в остервенении начинает посыпать голову пеплом, втаптывать себя в еще большую грязь, заламывать руки. Такое истеричное поведение от крайней избалованности, отчаяния и безысходности. С одной стороны, она очень хочет устроить свою жизнь, выйти замуж за князя и занять нишу в обществе, но с другой- она то и дело напоминает себе, что она его недостойна, что она, став его женой, увлечет в бездну стыда и его. Поэтому она мечется, чем сводит с ума не только себя саму, но и окружающих ее людей. Аглая Ивановна также понимает, какой бесценный дар князь, но в силу своей избалованности, эгоизма и гордости мучает его, ставит в неловкое положение и насмехается. Ей не хватает благородства признаться себе, что влюблена в него, а потом- поступиться своим самолюбием и выслушать его. Аглая и Настасья, по сути, один и тот же типаж но в разных жизненных обстоятельствах. Поэтому они так и ненавидят друг друга, понимая, что силы их равны. Точнее, для Настасьи Аглая- это тот образец, каким она всегда хотела стать, а для Аглаи Настасья- образец того, кем стать позорно. Генерал Иволгин и Лебедев- крайне нелицеприятные персонажи. Поэтому не удивляешься, что они сошлись. Оба вруны, каких поискать, несколько подловаты и глупы. Лебедев еще более неприятен тем, что подл и развратен. Разврат его заключается в полнейшем отсутствии принципов, понятий о порядочности, верности и взаимовыручке. Он, как флюгер, ловит ветер перемен и благоденствия. На людей вокруг, включая близких, ему плевать. Лизавета Прокофьевна простовата, но добра. Она заботливая мать, добрая от природы, но несколько запутавшаяся в системе ценностей. Приятно, что любовь к дочерям для нее перевешивает общественное мнение, что она думает сердцем. Но ей не хватает широты взглядов, чтобы помочь устроить счастье дочери. Более того, не хватает твердости урезонить Аглаю. Самые приятные персонажи после князя Коля и Вера Лебедева. Они оба просты, добры, верны и не пытаются подличать. Они достаточно неприметны, чтобы не шокировать почтенную публику добродетелями, а в минуту нужды никогда не бросят, а подставят плечо. Трагедия князя Мышкина в том, что он отдал всего себя людям, и сгорел. Он отдал себя до капли- все мысли, чувства, эмоции. Осталась оболочка, пустота, ибо общество- как клещ. Впивается в тебя и тянет-тянет все соки, пока не высосет сколько может, по максимуму. Слишком много врагов для "бедного рыцаря". И тут сразу вспоминается, что один в поле не воин. Произведение гениальной силы, прекрасного слога. Атмосферная и сильная вещь. Я стала замечать, что сама стала говорить, как люди 19 века. "Надо о нем справиться", "Я это знаю наверное" :)) Достоевский хотел создать образ идеального Человека, истинно добродетельного и принципиального, и этот образ удался на славу. Только вот выжить образу в мире очень сложно. Слишком много пороков, слишком мало участия.

Ксения Кузнецова0, Москва

★★★★★

- именно так переводится с греческого "идиот". Кстати, среди моих греческих друзей поклонников Достоевского очень много, и почему-то именно эта книга - у них любимая. Классика тогда и есть классика, когда она актуальная для любого времени и для любой страны. Как всегда у Федора Михалыча, интересный сюжет и красочные, живые, совершенно безбашенные персонажи. Хорошая книга, для себя рекомендую брать в этом издании, в подарок - чуть подороже.

malamatina0

★★★★★

Читайте классику!!! Расширяет кругозор!!!

Мария, 32, Россия

Федор Достоевский

Фёдор Миха́йлович Достое́вский (Ѳедоръ Михайловичъ Достоевскій; 30 октября (11 ноября) 1821, Москва, Российская империя — 28 января (9 февраля) 1881, Санкт-Петербург, Российская империя) — один из самых значительных русских писателей и мыслителей.

Отец, Михаил Андреевич, работал в госпитале для бедных. Мать, Мария Фёдоровна (в девичестве Нечаева), происходила из купеческого рода.

Жизнь и творчество

Фёдор Михайлович Достоевский родился 30 октября (11 ноября) 1821 года в Москве. Был вторым из 7 детей. По одному из предположений, Достоевский происходит по отцовской линии из пинской шляхты, чьё родовое имение Достоево в XVI–XVII веках находилось в белорусском Полесье (ныне Ивановский район Брестской области, Белоруссия). Это имение 6 октября 1506 года за заслуги получил во владение от князя Фёдора Ивановича Ярославича Данила Иванович Ртищев. С этого времени Ртищев и его наследники стали именоваться Достоевскими.[1]

Памятник Достоевскому в Москве, рядом с местом рождения

Когда Достоевскому было 15 лет, его мать умерла от чахотки, и отец отправил старших сыновей, Фёдора и Михаила (впоследствии также ставшего писателем), в пансион К. Ф. Костомарова в Петербурге.

1837 год стал важной датой для Достоевского. Это год смерти его матери, год смерти Пушкина, творчеством которого он (как и его брат) зачитывается с детства, год переезда в Петербург и поступления в военно-инженерное училище. В 1839 году он получает известие об убийстве отца крепостными крестьянами. За год до увольнения с военной службы Достоевский впервые переводит и издаёт «Евгению Гранде» Бальзака (1843). Год спустя выходит в свет его первое произведение «Бедные люди», и он сразу становится знаменитым: В. Г. Белинский высоко оценил это произведение. Но следующая книга «Двойник» наталкивается на непонимание. После публикации «Белых ночей» он был арестован (1849) в связи с «делом Петрашевского». Суд и суровый приговор к смертной казни (22 декабря 1849) на Семёновском плацу был обставлен как трагифарс (инсценировка казни). В последний момент осуждённым объявили о помиловании, назначив наказание в виде каторжных работ. Один из приговорённых к казни, Григорьев, сошёл с ума. Ощущения, которые он мог испытывать перед казнью, Достоевский передал словами князя Мышкина в одном из монологов в романе «Идиот».

Памятник Достоевскому в Москве, рядом с Росс. Гос. Библиотекой

Следующие четыре года Достоевский провёл на каторге в Омске. В 1854 году, когда истекли четыре года, к которым Достоевский был приговорён, он был освобождён из каторги и отправлен рядовым в седьмой линейный сибирский батальон. Служил в крепости в Семипалатинске и дослужился до прапорщика. Подружился с Чоканом Валихановым, будущим известным казахским путешественником и этнографом. Там молодому писателю и молодому ученому поставлен общий памятник[2]. Здесь у него начался роман с Марией Дмитриевной Исаевой, женой бывшего чиновника по особым поручениям, к моменту знакомства — безработного пьяницы. В 1857 году, вскоре после смерти её мужа, он женился на 33-летней вдове в Кузнецке. Период заключения и военной службы был поворотным в жизни Достоевского: из ещё неопределившегося в жизни «искателя правды в человеке» он превратился в глубоко религиозного человека, единственным идеалом которого на всю последующую жизнь стал Христос. Впоследствии он переписывался с видным государственным деятелем К. П. Победоносцевым.

В 1859 году Достоевские покинули Семипалатинск, а в 1860 году Достоевский с женой и приёмным сыном Павлом вернулся в Петербург, но негласное наблюдение за ним не прекращалось до середины 1870-х годов. В период с 1860 по 1866 годы он работал с братом в собственном журнале «Время», затем «Эпоха», писал «Записки из мертвого дома», «Униженные и оскорблённые», «Зимние заметки о летних впечатлениях» и «Записки из подполья».

Поездка за границу с молодой эмансипированной особой Аполлинарией Сусловой, разорительная игра в рулетку, постоянные попытки добыть денег и в то же время — смерть жены и брата в 1864 году. Это время открытия им для себя Запада и возникновения критического отношения к нему.

В безвыходном материальном положении Достоевский пишет главы «Преступления и наказания», посылая их прямо в журнальный набор, и они печатаются из номера в номер. В это же время под угрозой потери прав на свои издания на 9 лет в пользу издателя Ф. Т. Стелловского он обязан написать «Игрока», на что у него не хватает физических сил. По совету друзей Достоевский нанимает молодую стенографистку Анну Григорьевну Сниткину, которая помогает ему справиться с этой задачей.

Мемориальная таблица (Вильнюс, ул. Диджёйи 20)

Памятник Ф.Достоевскому в Дрездене на набережной Эльбы, у недавнопостроенного Конгресс-центра

Роман «Преступление и наказание» был закончен и оплачен очень хорошо, но чтобы эти деньги у него не отобрали кредиторы, писатель уезжает за границу со своей новой женой, Анной Григорьевной Сниткиной. Поездка отражена в дневнике, который в 1867 году начала вести А. Г. Сниткина-Достоевская. По пути в Германию супруги остановились на несколько дней в Вильне. На здании, расположенном на том месте, где находилась гостиница, в которой останавливались Достоевские, в декабре 2006 года была открыта мемориальная таблица (автор — скульптор Ромуальдас Квинтас) [3].

Сниткина обустроила жизнь писателя, взяла на себя все экономические вопросы его деятельности, а с 1871 года Достоевский навсегда бросил рулетку.

25 октября 1866 года, за двадцать один день, был написан роман «Игрок».

Последние 8 лет писатель прожил в городе Старая Русса Новгородской губернии. Эти годы жизни были очень плодотворными: 1872 — «Бесы», 1873 — начало «Дневника писателя» (серия фельетонов, очерков, полемических заметок и страстных публицистических заметок на злобу дня), 1875 — «Подросток», 1876 — «Кроткая», 1879–1880 — «Братья Карамазовы». В это же время два события стали значительными для Достоевского. В 1878 году император Александр II пригласил к себе писателя, чтобы представить его своей семье, и в 1880 году, всего лишь за год до смерти, Достоевский произнёс знаменитую речь на открытии памятника Пушкину в Москве.

Несмотря на известность, которую Достоевский обрел в конце своей жизни, поистине непреходящая, всемирная слава пришла к нему после смерти. В частности, Фридрих Ницше признавал, что Достоевский был единственный психолог, у которого он мог кое-чему поучиться («Сумерки идолов»).

26 января (9 февраля) 1881 года сестра Достоевского Вера Михайловна приехала в дом к Достоевским, чтобы просить брата отказаться от своей доли рязанского имения, доставшейся ему по наследству от тётки А. Ф. Куманиной, в пользу сестёр. По рассказу Любови Фёдоровны Достоевской, была бурная сцена с объяснениями и слезами, после чего у Достоевского пошла кровь горлом. Возможно, этот неприятный разговор стал первым толчком к обострению его болезни (эмфиземы) — через два дня великий писатель скончался.

Семья и окружение

Дед писателя Андрей Григорьевич Достоевский (1756 — около 1819) служил униатским, позже — православным священником в селе Войтовцы близ Немирова (ныне Винницкая область Украины). Отец, Михаил Андреевич (1787–1839), учился в Московском отделении Императорской медико-хирургической академии, служил лекарем в Бородинском пехотном полку, ординатором в Московском военном госпитале, лекарем в Мариинской больнице Московского воспитательного дома (то есть в больнице для неимущих, ещё известной под названием Божедомки), а по выходе в отставку в 1837 г. поселился в приобретённой деревеньке Чермашня Каширского уезда Тульской губернии, где был убит предположительно во время ссоры собственными крепостными:

Пристрастие его к спиртным напиткам видимо увеличилось, и он почти постоянно бывал не в нормальном положении. Настала весна, мало обещавшая хорошего… Вот в это-то время в деревне Чермашне на полях под опушкою леса работала артель мужиков, в десяток или полтора десятка человек; дело, значит, было вдали от жилья. Выведенный из себя каким-то неуспешным действием крестьян, а может быть, только казавшимся ему таковым, отец вспылил и начал очень кричать на крестьян. Один из них, более дерзкий, ответил на этот крик сильною грубостью и вслед за тем, убоявшись этой грубости, крикнул: «Ребята, карачун ему!..». И с этим возгласом все крестьяне, в числе до 15 человек, кинулись на отца и в одно мгновенье, конечно, покончили с ним… — Из воспоминаний А. М. Достоевского

Дом, в котором находилась квартира Достоевского. Ныне здесь музей. Санкт-Петербург, Кузнечный переулок 5/2.

Мать Достоевского, Мария Фёдоровна (1800–1837), происходила из богатой московской купеческой семьи Нечаевых, которая после Отечественной войны 1812 г. лишилась большей части состояния. В 19 лет она вышла замуж за Михаила Достоевского. Она была, по воспоминаниям детей, доброй матерью и родила в браке четверых сыновей и четверых дочерей (сын Фёдор был вторым ребёнком). М. Ф. Достоевская умерла от чахотки. По мнению исследователей творчества великого писателя, отдельные черты Марии Фёдоровны нашли отражение в образах Софьи Андреевны Долгорукой («Подросток») и Софьи Ивановны Карамазовой («Братья Карамазовы»).

Старший брат Достоевского Михаил также стал литератором, его творчество было отмечено влиянием брата, а работа над журналом «Время» осуществлялась братьями в значительной мере совместно. Младший брат Андрей стал архитектором, Достоевский видел в его семье достойный образец семейной жизни. А. М. Достоевский оставил ценные воспоминания о своём брате. Из сестёр Достоевского наиболее близкие отношения сложились у писателя с Варварой Михайловной (1822–1893), о которой он писал брату Андрею: «Я её люблю; она славная сестра и чудесный человек…» (28 ноября 1880 г.). Из многочисленных племянников и племянниц Достоевский любил и выделял Марию Михайловну (1844–1888), которую, согласно воспоминаниям Л. Ф. Достоевской, «любил как собственную дочь, ласкал её и развлекал, когда она была ещё маленькой, позднее гордился её музыкальным талантом и её успехом у молодых людей», однако, после смерти Михаила Достоевского эта близость сошла на нет.

См. также Родословие Достоевских.

Философия

памятник Ф. М. Достоевскому надалеко от ст. м. Владимирская, Санкт-Петербург

В России сложилась давняя традиция того, что философия по-настоящему была представлена только в литературных произведениях наших писателей — Лермонтова, Гоголя, Чехова, Толстого и, конечно, Достоевского.

Философию Достоевского нельзя сводить только к православным рассуждениям о Боге, «слезе ребенка», рассуждениям «все позволено» и др. Как показал Ноговицын О. М. в своей работе[4], Достоевский является самым ярким представителем «онтологической», «рефлексивной» поэтики, которая в отличие от традиционной, описательной поэтики, оставляет персонаж в некотором смысле свободным в своих отношениях с текстом, который его описывает (то есть для него миром), что проявляется в том, что он осознает свое с ним отношение и действует исходя из него. Отсюда вся парадоксальность, противоречивость и непоследовательность персонажей Достоевского. Если в традиционной поэтике персонаж остается всегда во власти автора, всегда захвачен происходящими с ним событиями (захвачен текстом), то есть остается всецело описательным, всецело включенным в текст, всецело понятным, подчиненным причинам и следствиям, движению повествования, то в онтологической поэтике мы впервые сталкиваемся с персонажем, который пытается сопротивляться текстуальным стихиям, своей подвластности тексту, пытаясь его «переписать». При таком подходе писательство есть не описание персонажа в многообразных ситуациях и положениях его в мире, а сопереживание его трагедии — его своевольном нежелания принять текст (мир), в его неизбывной избыточности по отношению к нему, потенциальной бесконечности. Впервые на такое особое отношение Достоевского к своим персонажам обратил внимание Бахтин М. М..

Политические взгляды

При жизни Достоевского в культурных слоях общества противоборствовали по крайней мере два политических течения — славянофильство и западничество, суть которых приблизительно такова: приверженцы первого утверждали, что будущее России в народности, православии и самодержавии, приверженцы второго считали, что русские должны во всем брать пример с европейцев. И те, и другие размышляли над исторической судьбой России. У Достоевского же была своя идея — «почвенничество». Он был и оставался русским человеком, неразрывно связанным с народом, но при этом не отрицал достижения культуры и цивилизации Запада. С течением времени взгляды Достоевского развивались, и в период своего третьего пребывания за границей он окончательно стал убеждённым монархистом.[5]

Достоевский и антисемитизм

Электронная еврейская энциклопедия сообщает, что антисемитизм был неотъемлемой частью мировоззрения Достоевского и находил выражение как в романах и повестях, так и в публицистике писателя[6]. Наглядным подтверждением этого, по мнению составителей энциклопедии, является работа Достоевского «Еврейский вопрос»[7]. Однако сам Достоевский в «Еврейском вопросе» утверждает:

… в сердце моем этой ненависти не было никогда …

В «Дневнике писателя» Достоевский пишет:

«Так и будет, если дело продолжится, если сам народ не опомнится; а интеллигенция не поможет ему. Если не опомнится, то весь, целиком, в самое малое время очутится в руках у всевозможных жидов, и уж тут никакая община его не спасет… <...> Жидки будут пить народную кровь и питаться развратом и унижением народным, но так как они будут платить бюджет, то, стало быть, их же надо будет поддерживать.» [8]

Антисемитски настроенный писатель Андрей Дикий (Занкевич)[кто?] приписывает Достоевскому следующую цитату:

«Евреи сгубят Россию и станут во главе анархии. Жид и его кагал — это заговор против русских».[9]

Похожую цитату со ссылкой на письмо-ответ Николаю Епифановичу Грищенко, учителю Козелецкого приходского училища Черниговской губернии, приводит Наседкин:

А ведь жид и его кагал — это всё равно, что заговор против русских! [10]

Отношение Достоевского к еврейскому вопросу анализируется литературоведом Леонидом Гроссманом в статье «Достоевский и иудаизм» и книге «Исповедь одного еврея»[11], посвященной переписке между писателем и еврейским журналистом Аркадием Ковнером. Послание великому писателю, отправленное Ковнером из Бутырской тюрьмы, произвело впечатление на Достоевского. Свое ответное письмо он заканчивает словами «Верьте полной искренности, с которой жму протянутую Вами мне руку», а в посвященной еврейскому вопросу главе «Дневника писателя» обширно цитирует Ковнера.

По мнению критика М.Туровской взаимный интерес Достоевского и евреев вызван воплощением в евреях (и в Ковнере, в частности) искательства персонажей Достоевского.[12]

По мнению Николая Наседкина, противоречивое отношение к евреям вообще свойственно Достоевскому, [10].

Следует отметить, что неприязнь Достоевского к евреям, возможно, была связана с его религиозными убеждениями (см. тж. Христианство и антисемитизм).

Библиография

Романы

Повести и рассказы

Ф. М. Достоевский в 1879 году

Литература

  • Бахтин М. М. Собрание сочинений. Т. 6. «Проблемы поэтики Достоевского», 1963. Работы 1960-х — 1970-х гг. М., 2002.
  • Белов С. В. Энциклопедический словарь «Ф. М. Достоевский и его окружение»: В 2 тт. СПб., 2001.
  • Достоевский: Сочинения, письма, документы: Словарь-справочник / Сост. и науч. ред. Г. К. Щенников, Б. Н. Тихомиров. СПб., 2008.
  • Касаткина Т. А. О творящей природе слова. Онтологичность слова в творчестве Ф. М. Достоевского как основа «реализма в высшем смысле». М., 2004.
  • Слоним М. Три любви Достоевского. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1998.
  • Степанян К. А. «Сознать и сказать»: «Реализм в высшем смысле» как творческий метод Ф. М. Достоевского. М., 2005.
  • Тихомиров Б. Н. «Лазарь! гряди вон». Роман Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» в современном прочтении: Книга-комментарий. СПб., 2005.

Экранизации

Фёдор Достоевский(англ.) на сайте Internet Movie Database

  • Братья Карамазовы — фильм Виктора Турянского (Россия, 1915)
  • Братья Карамазовы — фильм Ричарда Брукса (США, 1958)
  • Братья Карамазовы — фильм Ивана Пырьева (СССР, 1969)
  • Мальчики — фильм-свободная фантазия по мотивам романа Федора Михайловича Достоевского «Братья Карамазовы» Рениты Григорьевой (СССР, 1990)
  • Братья Карамазовы — фильм Юрия Мороза (Россия, 2008)
  • Братья Карамазовы — фильм Петра Зеленки (Чехия — Польша, 2008)
  • Униженные и оскорблённые — телефильм Витторио Коттафави (Италия, 1958)
  • Униженные и оскорблённые — телесериал Рауля Араисы (Мексика, 1977)
  • Униженные и оскорблённые — фильм Андрея Эшпая (СССР — Швейцария, 1990)

Фильмы о Достоевском

  • 26 дней из жизни Достоевского — фильм Александра Зархи (СССР, 1980)
  • Демоны Санкт-Петербурга — фильм Джулиано Монтальдо (Италия, 2008)

Текущие события

Цитаты

  • «Не смотрите на то, что делает наш человек. Посмотрите на то, к чему он стремится».[13]
  • «Разум — подлец, оправдает что угодно»[14]
  • «…самый страшный бич человечества, хуже мора, голода и войны. Полунаука — это деспот, каких ещё не приходило до сих пор никогда. Деспот, имеющий своих жрецов и рабов, деспот, перед которым все преклонилось с любовью и с суеверием, до сих пор немыслимым, перед которым трепещет даже сама Наука и постыдно потакает ему…» (роман «Бесы»)

Примечания

  1. ↑ Зеркало недели. — № 3. — 27 января — 2 февраля 2007
  2. ↑ http://www.semsk.kz/city/dost_m.htm
  3. ↑ В центре Вильнюса открыли памятную доску Федору Достоевскому
  4. ↑ Ноговицын О. М. «Поэтика русской прозы. Метафизическое исследование», ВРФШ, СПб., 1994
  5. ↑ Илья Бражников. Достоевский Федор Михайлович (1821–1881).
  6. ↑ http://www.eleven.co.il/article/11467
  7. ↑ Ф. М. Достоевский. «Еврейский вопрос» в Викитеке
  8. ↑ Ф. М. Достоевский, «Дневник писателя». 1873 год. Глава XI. «Мечты и грезы»
  9. ↑ Дикий (Занкевич), Андрей Русско-еврейский диалог, раздел "Ф.М. Достоевский о евреях". Проверено 6 июня 2008.
  10. ↑ 1 2 Наседкин Н., Минус Достоевского(Ф. М. Достоевский и «еврейский вопрос»)
  11. ↑ Л.Гроссман «Исповедь одного еврея» и «Достоевский и иудаизм» в библиотеке Imwerden
  12. ↑ Майя Туровская. Еврей и Достоевский, «Зарубежные записки» 2006, № 7
  13. ↑ «Юродивые». Алексей Осипов — доктор богословия, профессор Московской духовной академии.
  14. ↑ http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/bened/intro.php (см. блок 17)

См. также

Ссылки

Экранизации Фёдора Достоевского

 

Источник: Федор Достоевский

dic.academic.ru